Дело №1-529/2015

Номер дела: 1-529/2015

Дата начала: 11 июня 2015 г.

Суд: Промышленный районный суд г. Ставрополя

Судья: Кущ Анна Александровна

Статьи УК: 109
Результат
Вынесен ПРИГОВОР
Стороны по делу (третьи лица)
Вид лица Лицо
Найманова З.Н.
Движение дела
Наименование события Результат события Основания Дата
Регистрация поступившего в суд дела 11.06.15
Передача материалов дела судье 06.07.15
Решение в отношении поступившего уголовного дела Назначено судебное заседание 06.07.15
Судебное заседание Заседание отложено неявка в судебное заседание ПОДСУДИМОГО 17.07.15
Судебное заседание Объявлен перерыв 24.07.15
Судебное заседание Заседание отложено неявка в судебное заседание СВИДЕТЕЛЕЙ 27.07.15
Судебное заседание Заседание отложено неявка в судебное заседание СВИДЕТЕЛЕЙ 17.08.15
Судебное заседание Заседание отложено неявка в судебное заседание СВИДЕТЕЛЕЙ 28.08.15
Судебное заседание Объявлен перерыв 10.09.15
Судебное заседание Заседание отложено неявка в судебное заседание СВИДЕТЕЛЕЙ 16.09.15
Судебное заседание Объявлен перерыв 14.10.15
Судебное заседание Заседание отложено неявка в судебное заседание ЗАЩИТНИКА 20.10.15
Судебное заседание Объявлен перерыв 26.10.15
Судебное заседание 02.11.15
Судебное заседание Объявлен перерыв 11.11.15
Судебное заседание Заседание отложено неявка в судебное заседание ЗАЩИТНИКА по болезни 19.11.15
Судебное заседание Объявлен перерыв 01.12.15
Судебное заседание Объявлен перерыв 08.12.15
Судебное заседание Заседание отложено неявка в судебное заседание ЗАЩИТНИКА 24.12.15
Судебное заседание Постановление приговора 29.12.15
 

Приговор

дело

ПРИГОВОР

именем Российской Федерации

29 декабря 2015 года город Ставрополь

Промышленный районный суд города Ставрополя в составе:

председательствующего судьи Кущ А.А.,

при секретарях судебного заседания Микаелян Э.Р., Герасимовой Т.Ю., Коча- рян Т.Ж., Галенко Ю.С.

с участием:

подсудимой Наймановой З.Н.,

защитника подсудимой – адвоката Агасиева А.Р.,

государственных обвинителей – Черноусовой Т.В., Елагиной Е.А.,

потерпевшей ФИО,

потерпевшего ФИО,

представителя потерпевших ФИО, ФИО - адвоката Ивано- ва Г.В.

рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении Промышленного район-ного суда города Ставрополя уголовное дело в отношении обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного частью 2 статьи 109 УК РФ:

Наймановой З. Н., дата года рождения, уроженка аула <адрес>, <данные изъяты>

УСТАНОВИЛ:

Найманова З.Н. совершила причинение смерти по неосторожности, вследствие не-надлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей, при следующих обстоятельствах.

Найманова З.Н., в соответствии с приказом главного врача Муниципального учреж-дения здравоохранения «Городская клиническая больница » ФИО от дата, была назначена на должность врача - кардиолога МУЗ «Городская клини-ческая больница ». Найманова З.Н., занимая должность врача - кардиолога МУЗ «Го-родская клиническая больница », имея общий непрерывный стаж работы по специаль-ности 7 лет, обязанная, согласно раздела X ст. 58 Основ законодательства Российской Фе-дерации об охране здоровья граждан от дата и раздела 2 долж-ностной инструкции врача - кардиолога, утвержденной главным врачом МУЗ «Городская клиническая больница » ФИО дата, оказывать квалифициро-ванную медицинскую помощь по своей специальности, с учетом физического состояния пациента, при обращении ФИО в МУЗ «Городская клиническая больница » недобросовестно отнеслась к исполнению своих профессиональных обязанностей, что повлекло по неосторожности смерть человека.

В 11 часов 33 минуты дата ФИО по экстренным показаниям скорой медицинской помощью была доставлена в отделение приемного покоя МУЗ «Го-родская клиническая больница », расположенное по адресу: <адрес>, с жалобами на загрудинные боли. В период времени с 11 часов 35 минут до 12 часов 10 минут ФИО в помещении отделения приемного покоя МУЗ «Городская клиническая больница » была осмотрена врачом - кардиологом Наймановой З.Н. и заведующим кардиологическим отделением МУЗ «Городская клиническая больница » ФИО, после чего Наймановой З.Н. был выставлен диагноз ФИО - «Ишемическая болезнь сердца (под вопросом), впервые возникшая стенокардия, хрони-ческая сердечная недостаточность 1 стадии, функциональный класс 1 стадии». В 12 часов 10 минут дата заведующим кардиологическим отделением МУЗ «Городс-кая клиническая больница » ФИО, с учетом диагноза ФИО, были приняты решения о госпитализации последней во вверенное ему отделение и о наз-начении в качестве лечащего врача ФИО - врача -кардиолога Найманову З.Н. В период времени с 12 часов 10 минут дата по 19 часов 15 минут дата Найманова З.М., в силу своих профессиональных обязанностей, являясь лечащим врачом ФИО, после формирования диагноза, выбирала тактику ведения ста-ционарной больной, которая включала в себя принятие решений по вопросам назначения лабораторных и иных исследований, а также лекарственных препаратов, выбора режима и диеты больного, принятие решений о консультациях смежных специалистов.

Найманова З.Н., в период времени с 12 часов 10 минут дата по 19 часов 15 минут дата, находясь на своем рабочем месте, в кардиологическом отделе-нии МУЗ «Городская клиническая больница », по адресу: <адрес>, вследствие ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей, имея достаточный опыт работы и достаточную профессиональную квалификацию для правильного назначения лечения ФИО, в результате допущенной небреж-ности, то есть не предвидя возможности наступления общественно опасных последствий своего бездействия, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должна была и могла предвидеть эти последствия, при госпитализации ФИО не поместила ее в блок интенсивной терапии (вместо кардиологического отделения), не поставила диагноз «Острый коронарный синдром от дата без подъема сегмента ST», не назначила ограничение двигательного режима.

Далее, Найманова З.Н. в период времени с дата по дата в процессе оказания медицинской помощи ФИО, не провела эхокардиографию, не провела определение биомаркеров некроза миокарда в динамике, не назначила бета-адреноблокаторы в рамках проведения медикаментозной терапии острого коронарного синдрома, не приняла решения о необходимости проведения консультации реаниматолога с лечебно-диагностической целью, не провела коронароангиографию, электрокардиогра-фическое исследование проводилось недостаточно динамично (с дата по дата выполнено лишь 4 исследования), в связи с вышеизложенным дата года при развитии у ФИО кардиогенного шока, имелась недооценка тяжести состояния пациента.

дата в 14 часов 20 минут состояние здоровья ФИО, находя-щейся в кардиологическом отделении МУЗ «Городская клиническая больница » ухудшилось, возникли резкие боли за грудиной, появилось ощущение слабости, чувства страха, снижение артериального давления 60/40 мм рт. ст., потеря сознания.

дата в 18 часов 35 минут ФИО была экстренно переведена в палату интенсивной терапии МУЗ «Городская клиническая больница », где в 19 часов 15 минут дата наступила смерть последней, причиной которой явился инфаркт миокарда, развившийся на фоне системного заболевания соединительной ткани — анки-лозирующего спондилита (болезни Бехтерева), осложнившейся кардиогенным шоком, отеком легких (проявлением левожелудочковой недостаточности), отеком и дислокацией головного мозга с последующим вклинением его в большое затылочное отверстие, раз-витием нарушения реологических свойств крови.

Таким образом, оказание Наймановой З.Н. медицинской помощи ФИО в кардиологическом отделении МУЗ «Городская клиническая больница » с дата по дата проведено не в полном объеме, не соответствовало тяжести ее состояния.

Бездействие Наймановой З.Н., являющейся лечащим врачом ФИО в период времени с дата по дата лишили последнюю шансов на бла-гоприятный исход, который, в данном случае, напрямую зависел от своевременности и адекватности оказания медицинской помощи, в результате чего не было предотвращено развитие у ФИО кардиогенного шока и в совокупности бездействия Найма-новой З.Н. находятся в причинно-следственной связи с наступлением смерти ФИО Найманова З.Н., вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профес-сиональных обязанностей, путем непроведения полного и адекватного состоянию здо-ровья ФИО лечения, то есть путем бездействия, не предвидя возможности наступления общественно опасных последствий своего бездействия, хотя при необ-ходимой внимательности и предусмотрительности должна была и могла предвидеть эти последствия, причинила ФИО смерть по неосторожности.

Подсудимая Найманова З.Н. в судебном заседании свою вину в совершении икри-минируемого ей деяния не признала и сообщила, что пациентка ФИО, 32 лет поступила в кардиологическое отделение городской клинической больницы дата в 12 часов 10 минут. В первый раз пациентку Наймано- ва З.Н. увидела сидящей в коридоре вместе со своей сестрой. Заведующий отделением определил ее в 6 палату, в которой должно было в течение дня освободиться место, а до этого момента ФИО было предложено разместиться в коридоре на кушетке, но она отказалась. Пациенту Найманова З.Н. осматривала в ординаторской. На момент осмотра жалоб на боли в грудной клетке она не предъявляла, а жаловалась на боли за-грудины, усиливающиеся при физической нагрузке и сопровождающиеся ощущением сла-бости. Со слов ФИО, она считала себя больной с дата, когда у нее впервые появились эти боли. Учитывая то, что с 2006 года у пациентки стоял диагноз «болезнь Бехтерева», она связывала это с тем, что болит грудина, суставы и на-чала принимать нестероидные противовоспалительные средства самостоятельно, но боле-вой синдром у нее не купировался, сохранялся, нарастали боли, уменьшалась толерант-ность физических нагрузок, после чего ФИО обратилась к участковому терапевту поликлиники . В данной поликлинике пациентка сдала все анализы, кардиограмму и в экстренном порядке с поставленным диагнозом была направлена в кардиологическое отделение «Городской клинической больницы ». Пациентка рассказывала, что в 2006 году, когда впервые ей поставили «болезнь Бехтерева», она проходила суточный монитор ЭКГ и давления, где отмечалась стенокардия и подъем давления до 180/100. На руках у ФИО никаких документов не было, кроме заключения ревматолога из Москвы, где она была осенью в 2008 году с диагнозом «болезнь Бехтерева» и рекомендациями о при-еме соответствующих медицинских препаратов. Найманова З.Н. попросила у пациентки, чтобы она затребовала амбулаторную карту о результатах прохождения обследования. При осмотре ФИО, общее состояние ее было относительно удовлетворительным, кожные покровы обычной окраски, правильного телосложения, наблюдалась тахикардия, шум на верхушке, одышки в покое не было. При поступлении был поставлен диагноз «Ишемическая болезнь сердца (под вопросом), впервые возникшая стенокардия, хрони-ческая сердечная недостаточность 1 стадии, функциональный класс 1 стадии», сопутст-вующая «болезнь Бехтерева» и нарушение функции 0,1 стадии. У пациентки был ограни-ченный двигательный режим, о чем имеется запись в истории болезни при первичном осмотре кардиолога. В экстренном порядке были назначены кардиограмма, общий анализ крови, биохимических анализ крови, включающий в себя кардиомаркеры – тропанин и другие, которые указаны в истории болезни, но не были указаны в судебно-медицинской экспертизе. Тем временем, в палате место освободилось и пациентка расположилась на койке в 6 палате. ФИО поставили капельницу, было назначено лечение – внутри-венный нисан, кораксан, кетонал, как обезболивающие средства, апонил, как противовос-палительное средство, перлинганит, как нитрат, уменьшающий нагрузку на сердце и пре-парат, разжижающий кровь. Примерно в 3 часа она заходила к пациентке и рекомендовала ей приобрести валидол, который мог предотвратить головные боли пациентки. К 16 часам были получены результаты анализов, где прослеживались признаки воспаления, отри-цательный тропонин и другие кардиомаркеры, после чего ФИО была передана под наблюдение дежурного кардиолога. На следующий день, 9 числа, около 9 часов утра, на утреннем обходе, Найманова З.Н. осматривала пациентку. При осмотре сохранялась одышка, загрудиные боли и головные боли до рвоты, на фоне приема нитритов, давление было 110-120, тахикардия улучшилась (85-90), по кардиограмме и ЭКГ была положительная динамика. Каждый день ФИО оставалась под наблюде-нием дежурного врача-кардиолога. 10 числа, в пятницу, на утреннем обходе, при осмотре пациентки, болей за грудиной не было, были жалобы на головную боль на фоне приема соответствующих препаратов, была сделана рентгенотерапия и взяты повторные анализы, которые также указаны в истории болезни. В 16 часов пациентка была передана под наб-людение дежурному кардиологу и о смерти пациентки Найманова З.Н. узнала из звонка дежурного врача вечером 11 апреля.

дата Найманова не находились на рабочем месте. При госпитали-зации больная ФИО не была помещена в блок интенсивной терапии, так как не име-лось для этого оснований, а также не было блоков интенсивной терапии в кардиологичес-ком отделении. Найманова не поставила больной диагноз «Острый коронарный синдром без подъема сегмента ST», поскольку был поставлен взаимозаменяемый диагноз. Она назначала пациентке ограниченный двигательный режим, что указано в истории болезни. Эхокардиография ею не была проведена, поскольку двигательный режим у пациентки был ограничен и проведение эхокардиографии планировалось сделать позже. В истории бо-лезни есть сведения, где указано, что определение биомаркеров некроза миокарда в ди-намике было проведен 10 числа. Данные бета-анреноблокаторы не были назначены, в свя-зи с медицинскими особенностями пациентки, однако, вместо бета-анреноблокаторов пациентке был назначен другой препарат группы кораксан, который имел подобное ме-дикаментозное значение, о чем имеются записи в истории болезни. Наймановой не было принято решение о необходимости проведения консультации реаниматолога с лечебно-диагностической целью, поскольку в данный момент, когда ФИО у нее наблюда-лась, она не нуждалась в такой консультации с дата. Коронароангиография не проводилась, поскольку она не была показана пациентке, так как могла привести к ухудшению состояния ФИО. Коронароангиографию назначают в случаях образо-вания поражений изнутри, чего у ФИО не наблюдалось. В отношении ФИО проводились электрокардиографические исследования - на следующий день при поступлении пациентки в кардиологическое отделение, где динамика была положи-тельная. 4 раза проводили ЭКГ, о чем указано в истории болезни. Найманова считает, что недооценка степени тяжести состояния ФИО, за исключением дата, когда она отсутствовала на рабочем месте, не имелась. Лечение пациентки проводи-лось адекватно. Кардиологический шок у ФИО мог развиться в результате острого инфаркта миокарда, но каких-либо предпосылок инфаркта миокарда не наблюдалось. В данном случае у пациентки наступил инфаркт миокарда из-за тяжелой «болезни Бехте-рева», что могло произойти совершенно в любом месте.

Найманова проработала в должности врача-кардиолога на момент смерти ФИО 12 лет, учебное заведение окончила в 1997 году. В данный момент она не яв-ляется аспирантом-соискателем в какой-либо научной специальности и никакую научную работу она не ведет, но вела раньше, дошла до апробации и забросила написание научной работы. Тема ее исследования - особенности суточного профиля артериального давления у лиц молодого возраста. У нее имелся научный руководитель - профессор ФИО. Свои научные работы Найманова публиковала, но уже не пишет работу и не занимается научной деятельностью 5 лет, при этом она не знает, возможно ли ей продол-жить заниматься научной деятельностью.

Несмотря на непризнание подсудимой Наймановой З.Н. своей вины в совершении преступления, предусмотренного частью 2 статьи 109 УК РФ, ее вина в причинении смер-ти по неосторожности, вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих професси-ональных обязанностей подтверждается следующей совокупностью исследованных в ходе судебного заседания доказательств.

Из показаний потерпевшей ФИО следует, что потерпевшая ФИО, 1974 года рождения - ее дочь. дата в 09 часов дочь пошла в полик-линику, чтобы сдать анализ крови, так как до этого стала чувствовать боль в сердце, в свя-зи с чем, еще и решила сделать электрокардиограмму сердца (ЭКГ). После ЭКГ, которую дочери сделали в 6-й поликлинике в городе Ставрополе, врач ее не выпустила из своего кабинета, она лежала на кушетке и ей вызвали скорую помощь. Скорая помощь забрала дочь, ее привезли в приемное отделение 3-й больницы <адрес>, где было за-фиксировано, что она поступила экстренно и ей должны были оказать экстренную ме-дицинскую помощь, однако, дочь просидела в приемном отделении. ФИО об этом узнала от дочери, которая позвонила ей и сказала, что ее не выпускают из больницы, в связи с плохой кардиограммой, после чего она позвонила своей старшей дочери и та поехала в больницу. ФИО знает от старшей дочери, что ФИО звонила ей и просила привезти валидол и говорила, что ее только в 16 часов положили в больницу. Таким образом, ее дочь 4 часа сидела в коридоре на стульчике с болью в сердце, которую не сняли с 09 часов утра, она не кушала, ни пила ничего, у нее было удручающее состо-яние, просила, чтобы ей из дома привезли валидол, при этом она находилась в кардиоло-гическом отделении. В истории болезни ее дочери зафиксировано, что она могла пройти максимум 20 метров. После нахождения в приемном покое, имея подъемники в больнице, ее дочь отправили в отделение, расположенное на расстоянии 300 метров от приемного покоя - на втором этаже, куда она шла самостоятельно, но за стенки держалась, чтобы не упасть. В этом отделении она сидела в коридоре и у всех проходящих врачей и работни-ков просила о помощи, но получала только один ответ: «Ждите!». Затем в 16 часов дочь определили в палату, положили ее на проходное место, около двери, поставили ей капель-ницу, но она все время лежала с сердечней болью, потомучто боялась, чтобы эту капель-ницу не вырвали. Таким образом, кроме ЭКГ за 4 дня ее дочери ничего не сделали. Они вынуждены даже были привезти простынь в больницу, чтобы работники отделения хотя-бы на это обратили внимание, потомучто на нее врачи не обращали никакого внимания, то есть умышленно бездействовали, а причина тому - видимо, хотели ее угробить. Потом, че-рез неделю после смерти дочери ФИО звонила заведующему отделением, говорила ему, что ей нужно поговорить с лечащим врачом, а он отвечал, что не надо ни-чего муссировать, тогда как не имел право говорить так с ней при ее горе. Ее дочь лечили в больнице без установления ей диагноза, о чем указано в московской экспертизе, при этом, больница оборудована, имеются врачи и разное оборудование, медикаменты, но вра-чи ничего не делали и это привело к смерти.

Во всех документах написано, что ее дочь была госпитализирована в 3-ю больницу в 11 часов 32 минуты, но у них имеется документ из Скорой помощи, где написано другое время - 11 часов 02 минуты. Когда госпитализировали ее дочь, ФИО с ней созванивались, она ей сказала, что ей делали кардиограмму и ставили капельницу, но больше никаких обследований не проводили, а ее лечащий врач Найманова З. Н. ей сказала, что она попала в больницу случайно и через 10 дней она может идти на работу, так как никаких последствий у нее не будет. ФИО передавала дочери только валидол и нитроглицериновый спрей. дата она созванивались с дочерью, ФИО в ходе разговора жаловалась на боль в сердце, говорила, что сердце болит.

дата проходил в том же темпе, что и предыдущий, ее дочь жаловалась на боль в сердце и сказала, что ей в больнице поставили диагноз «Ишемическая болезнь сердца», но обследование не проводили. Она постоянно говорила, что обращалась к леча-щему врачу, говорила, что у нее сердце болит. 08, 09 и дата она испытывала постоянные боли, жаловалась врачу Наймановой, которая вела записи в истории болезни, но даже, когда состояние дочери ухудшилось, Найманова никакого обследования не наз-начала.

дата в разговоре со своими подружками ее дочь сказала, что у нее ни-какого улучшения не наступает, ее не лечат и не обследуют. В этот день в 14 часов ей на посту померили давление, которое у нее составило 60 на 40 мм, после чего дежурный врач Попова завела дочь в палату, где дала указание медсестре, чтобы та дала дочери препарат и дочери ввели 5 мл. баралгина. На этом все лечение и закончилось, а затем в 18 наступил кардиогенный шок, пульс - 0, наступила клиническая смерть. Последний раз ФИО с дочерью созванивалась в 15 часов и она ей говорила, что у нее высокая тем-пература, а про давление ничего не сказала, так как щадила ее. О смерти ФИО ФИО стало известно от старшей дочери, а затем кто-то еще звонил из больницы. ФИО известно, что в этот день дочь почувствовала сильную боль сердечную, распирающую, страх перед смертью, потливость, слабость, она сама больная с давлением 60/40 пошла на пост. После укола баралгина ей до 18 часов никакой помощи не оказы-вали, хотя в это время требовалась немедленная помощь в реанимации и только в реа-нимации могли ее спасти, поднять ее упавшее давление до необходимого уровня, но этого почему-то не произошло, а дежурный врач ФИО оправдывается, что ей необходимо было принимать других больных. Примерно в 19 часов дата ФИО позвонила старшая дочь и сказала, что ФИО умерла. Также из больницы звонила ка-кая-то женщина и также сообщила о смерти. Она не могла пойти в больницу и направила туда своего супруга, от которого узнала, что у дочери была спина черного цвета. Они на-ходились вне себя, стали оформлять документы о ее смерти, им ничего не выдавали без истории болезни, в морге не производили вскрытие, а врач Найманова все это время их унижала, говорила, что занят компьютер, не давала им никаких документов, продержала их с 7 часов за дверью и никакого соболезнования им не выразила. Затем после похорон начались судебные тяжбы, дело очень долго длилось, они годами ждали заключений су-дебных медицинских экспертиз, которых по делу было проведено несколько. В ходе след-ствия ФИО заявляла гражданский иск на <данные изъяты> в качестве ком-пенсации морального вреда и настаивает на гражданском иске, так как им нужно воспи-тать внучку, оставшуюся без матери.

Отвечая на вопросы стороны защиты, ФИО сообщила, что дата Найманова не работала. В морге у них требовали историю болезни и они пошли дата к врачу Наймановой, которую умоляли выдать документ, но она их с 12 часов до 19 часов продержала, ничего при этом не выдавала, все время ссылалась на за-нятость компьютера. Ранее дочь не наблюдалась у врача и это у нее было впервые, по до-кументам у нее никаких хронических заболеваний не имелось. Лечащим врачом, кроме ЭКГ и капельниц, ничего не было назначено и она это знает со слов дочери. В день смерти дочь ей не звонила.

Кроме того, ФИО сообщила, что она в ходе следствия заявляла граж-данский иск к Наймановой З.Н. на сумму <данные изъяты>. В настоящее время она также заявляет к Наймановой З.Н. гражданский иск, только на сумму <данные изъяты> и просила эти деньги взыскать в ее пользу в качестве компенсации морального вреда за причиненное ей преступление. Поскольку ФИО юридически неграмотная, она не будет писать письменный иск, так как ранее это уже делала, она свои права знает, вправе заяв-лять устные ходатайства. Словами она даже не может описать, какой ей причинен мораль-ный вред. Во-первых, умерла ее дочь, у нее остался малолетний ребенок, у которого нет отца. От шока, переживаний и стресса она до настоящего времени не может прийти в себя. Она находится в преклонном возрасте и у нее ухудшилось состояние здоровья, она даже не знает, как она сама не умерла, пережила столько страданий за эти годы после смерти дочери, что другому человеку это не под силу.

Из показаний потерпевшего ФИО следует, что дата дочь по-пала больницу, дата он приехал к ней утром в 09 часов на работу, где взяли направление и выписку из Диагностического центра и поехали в больницу, чтобы сдать кровь на анализ и пройти ЭКГ. дата около 19 часов от жены узнал, что ФИО умерла, после чего на такси вечером поехал в больницу, где уже находились его старшая дочь и соседка ФИО. Внучка попросилась в туалет и он ее повел в другой конец ко-ридора в туалет. От старухи из 6 палаты он знает, что в этот день около шести часов ве-чера Люда попросила померить давление, медсестра открыла ящик, взяла прибор, поме-рила ей давление, а потом закричала. Эта старуха сказала, что она посмотрела через плечо ФИО и увидела мелкую зыбь, затем у нее остановились сердце, а потом две медсестры подкатили коляску, положили на него труп дочери и увезли в реанимацию. Когда он из туалета шел с внучкой назад, то другая старуха сказала, что ФИО вообще четыре дня не лечили. Потом он ездил и разговаривал на <адрес> с Антоненко по-поводу вскрытия трупа. Из больницы, где умерла дочь, тело долго не отвозили в морг и там он ждал до 19 часов, а потом пошел в морг и прочитал молитву над дочерью. Лечащим врачом у дочери в больнице была Найманова, которая сказала ей, что все будет хорошо и дочь она скоро отпустит домой.

Какая ранее была взыскана в его пользу сумма в порядке гражданского судо-производства, ФИО не помнит. Ранее он следователю писал, а сейчас просит взыскать в его пользу только <данные изъяты>, как компенсацию за причинение ему мо-рального вреда в результате действий Наймановой З.Н. Он настаивает на иске, потомучто из-за смерти дочери он испытал и физические и нравственные страдания и в силу его возраста он это еле-еле пережил. В настоящее время он также заявляет к Наймановой З.Н. гражданский иск на сумму <данные изъяты> и просит эти деньги взыскать в его пользу в качестве компенсации морального вреда за причиненное преступление. Его дочь убили, ее угробили, в результате неграмотности и халатности врачей было совершено ее убийство и дочери больше нет, а осталась от нее только маленькая внучка.

Свидетель ФИО сообщила суду, что с Наймановой она знакома. С умершей ФИО знакома с 2004 года, она ее соседка. дата у нее находились ключи от квартиры ФИО, когда ей позвонила последняя и сказала, что сейчас придет ФИО с ее сестрой и заберут вещи, а она ложится в больницу. Вечером ФИО сама позвонила ФИО, которая сказала, что ей стало плохо. Затем они с ней созванивались в субботу, договорились встретиться, ФИО просила привезти воды, а когда ФИО вечером примерно в начале седьмого приехала в больницу, то увидела в палате, где лежала ФИО, свернутый матрац. Затем она ждала и впоследствии от какой-то женщины узнала, что ФИО умерла в реанимации. Этой же женщине ФИО дала номер телефона родственников ФИО.

Свидетель ФИО сообщила, что с подсудимой не знакома, ФИО знала с 2005 года, они с ней дружили. Знает, что та наблюдалась у ревматолога.

Точное число не помнит, в 2009 году ей звонила Люда и рассказывала, что поехала в поликлинику, где сделала кардиограмму, ее в палате оставили, чтобы приехала скорая, так как у нее было предынфарктное состояние. Также она попросила, чтобы привезли ее вещи в кардиоцентр. ФИО с сестрой ФИО отводили ей вещи в больницу. Также ФИО по просьбе ФИО в интернете прочитала, перлигганит является ана-логом нитроглицерина. ФИО думает, что ФИО назначили препарат, хотели снизить давление, но она все время говорила, что ей плохо. В субботу после смерти они приехали в больницу, опрашивали всех в палате и им рассказали, как она умирала - брала медсестру за халат, просила о помощи, говорила, что она умирает. Несмотря на то, что при инфаркте нельзя вставать, ФИО ходила сама в туалет и при этом чуть сознание не потеряла.

Свидетель ФИО сообщил, что с Наймановой он знаком, она его бывшая под-чиненная, хороший работник, находится с ней с хороших отношениях, с умершей Крас-никовой ранее знаком не был. В 2009 году поступила ФИО из приемного отде-ления, пришла с направлением из поликлиники с ишемической болезнью сердца, с непо-нятным диагнозом. Мест у них в отделении не было и ФИО сказал, что придется положить ее в коридоре. ФИО сначала не согласилась, потом согласилась и ее по-ложили ее в коридоре, а потом перевели в палату, так как место освободилось. Лечащим врачом ФИО была назначена Найманова. Классических жалоб со стороны ФИО не было, с ней была ситуация непонятная. Порядок и тактику лечения определил лечащий врач, но все свои действия она согласовала с ним, поскольку в данной ситуации лечить 34-х летную - трудно, так как много препаратов нельзя было назначать. Красни-ковой на основе ЭКГ выставили предварительный диагноз - «ишемическая болезнь сер-дца». При поступлении ФИО ей назначили кардиограмму, сдачу анализа крови, все делали по обычной программе и классического ничего не было. Какие препараты бы-ли назначены ФИО, ФИО не помнит. Нетипичность болезни ФИО состояла в том, что в 34 года человек не должен болеть этим заболеванием. Боли были нетипичные. Человек поступает с инфарктом миокарда, через скорую помощь у него раз-дирающие, нетерпимые боли за грудиной, ангенозный вариант, который только нарко-тическими анальгетиками поддается уменьшению. Сразу, естественно, в таком состоянии везут в реанимацию, на ЭКГ, где имеются признаки инфаркта миокарда, которых у Крас-никовой не было. На анализах получаем положительный топонин, получаем ТФК, КНМИ. У нее клиники такой не было, на ЭКГ инфаркта нет, это была ишемическая болезнь - по другому объяснить эту ситуацию нельзя.

Строжайшего постельного режима на настоящий период и при инфаркте нет.Такого понятия, как строгий постельный режим нет. Если бы имелись показания для того, чтобы ФИО положить в реанимацию, то ФИО это сделал бы. Больного врачи осматривают - каждый день лечащий врач, а ФИО смотрит пациента при пос-туплении, пишет эпикриз, а в выходные дни больного осматривает дежурный врач - кард-иолог, который действует по журналу наблюдения. Что касается ФИО, то ФИО не помнит, оставляли ли ее под наблюдением. С Наймановой они решили оста-новиться на дорогом препарате «Кораксан», который был в больнице.

О смерти ФИО ему известно, что в этот же день ему позвонили и доложили, что ей было плохо, дежурила врач ФИО, что у ФИО поднялось давление, ей купировали болевой синдром, давление восстановилось, а затем ФИО вызвали в при-емное отделение к другому больному. Дежурного кардиолога могут вызвать в разные отделения, она не сидит только в кардиологии. В это время больной стало плохо и сестры быстро на каталочке отвезли ее в кардиореанимацию без врача, а врачу сообщили, врач прибежала в кардиореанимацию уже из приемного покоя, а в кардиореанимации больной занимался кардиолог - реаниматолог. Решение о переводе больной в интенсивную тера-пию приняли медсестры, они в отделении толковые, грамотные, они быстро отвезли ФИО в кардиореанимацию. Реанимацию провели, но ее не удалось спасти. Причи-ной смерти ФИО явился острый инфаркт миокарда на фоне «болезни Бехтерева». В 34 года не должно было это случиться, но это «болезнь Бехтерева». Кардиогенный шок - это самое частое осложнение инфаркта миокарда, который приводит к смерти, это когда не сокращается сердце, падает давление и останавливается сердце.

Отвечая на вопросы потерпевших, свидетель ФИО сообщил, что больной ФИО они минимальную дозу нитроглицерина пытались капать, но насчет того, что все время было плохо и она себя плохо чувствовала - это чушь, она была розовенькая, общалась с соседями по палате, при этом для того, чтобы больной поступил в палату ин-тенсивной терапии должны быть показания. О плохом самочувствии больного больница не должна сообщать родственникам, такой инструкции не имеется. Смерть, как заболе-вание, не является основанием для сообщения об этом в прокуратуру.

Отвечая на вопрос потерпевшей ФИО, почему ее дочери, кроме ЭКГ, не сделали целый лист обследований, ФИО сообщил, что он совершенно не сог-ласен с выводами заключения судебной медицинской экспертизы. ФИО не сдела-ли УЗИ, так как надо было ее на третий этаж нести, решили это сделать при улучшении ее состояния. Отношение к ФИО было доброжелательное, все, что они смогли, они сделали. ФИО, когда впервые пришла в отделение, была в нормальном состоянии, жалоб не высказывала, ввиду чего она ходила пешком по больнице и на другой этаж ее никаким механизмом и не поднимали. При низком давлении, если тащить куда-то боль-ного, значит - убить человека, ФИО подняли давление и после этого ФИО пош-ла в приемное отделение работать. Дежурный врач Попова ушла после того, как померила давление, давление нормализовалось и она пошла в приемное отделение выполнять свои обязанности. Как только сказали, что больную перевели в реанимацию, Попова пошла ту-да и приняла участие в реанимации. По должностной инструкции лечащий врач и заведу-ющий отделением обязаны принимать участие при вскрытии умершего.

Отвечая на вопросы защиты, свидетель ФИО сообщил, что, если бы ФИО провели коронароангиографию, то показало бы, что сосуды нормальные. На коро-нароангиографию ее никто бы не взял. Если бы она поступила в тяжелом состоянии, были бы явные данные инфаркта, они бы получили нормальную коронароангиографию. Лечение ФИО было назначено правильное и достаточное, Найманова - грамотный кардиолог. Что касается стандартов лечения с 2009 года, то сейчас немного проще стали решать вопрос. Лечение, назначенное Наймановой, относятся к стандартному лечению. Кардиогенный шок нельзя предвидеть.

Кроме того, ФИО сообщил, что в отделении врач Найманова поставила правильный диагноз ФИО и правильно ее лечила.

Свидетель ФИО сообщила, что Найманова является ее студенткой, а с умер-шей ФИО она была знакома по роду деятельности. ФИО из 7-й полик-линики была направлена к ФИО на консультацию, у нее был суставной синдром, боли в поясничной области, положительны результат на «Хум» - это такая инфекция, она усиливает боли в позвоночнике и провоцирует заболевание. На рентгенограммах у нее сначала был односторонний сокрелит, потом двухсторонний, болели голеностопные, ко-ленные суставы, соя была умеренно повышена, чаще нормально, был умеренный лейко-цетоз, был очаг хронической инфекции в ротовой полости. Она впервые обращалась к ней года за два до произошедших событий с жалобами на боли в поясничной области, боли в коленных суставах, боли в голеностопных суставах, боли в одной пятке. Она получала противовоспалительную терапию, которая состоит в приеме нестероидных противовоспа-лительных препаратов - ФИО ей лечение назначала. Никаких жалоб на боли в области сердца у ФИО никогда не имелось. Она звонила ФИО за пол года до случившегося и говорила, что у нее болит сердце. Девочка она была очень эмоциональ-ная, начинаешь с ней разговаривать, ее успокаивать, у нее сразу слезы в глазах, она все время говорила, что боится смерти, а ФИО говорила ей, что при «болезни Бехтерова» никогда не бывает болей в сердце. «Болезнь Бехтерева» очень редко встре-чается у женщин. Даже еще 6 лет назад, у были другие представления об этом - на весь <адрес> было 6-8 больных, сейчас их намного больше, сейчас новые мето-дики, которые подтверждают это заболевание, но принципы лечения не изменились. На сегодняшний день, при «болезни Бехтерева» у молодых женщин учащенное сердцеби-ение, бывает одышка, чувства страха смерти, перебои в работе сердца, но это не подлежит лечению, кроме, как валериану пить, поэтому, когда ФИО к ней обращалась, у нее жалоб на болезнь сердца не было. Само наличие «болезни Бехтерова» может привести к возникновению кардиоваскулярных осложнений, в первую очередь, это поражаются сосу-ды сердца, коронарное, коронарит развивается, воспаление сосудов, коронарных артерий, а сам коронарит может привести к острой коронарной смерти. Сама «болезнь Бехтерева» не может привести к смерти, а вот осложнения - да. Острая коронарная смерть чаще у мужчин появляется. Эффект внезапной смерти и коронарная смерть - по сути, одно и то же, только названия разные. Острая коронарная смерть может наступить в результате воз-никшего коронарита. Острую коронарную смерть никак нельзя диагностировать.

Отвечая на вопрос потерпевшей ФИО, свидетель ФИО сооб-щила, что при давлении 60/40 не всегда больного сразу переводят в реанимацию, но она не кардиолог и пояснить не может.

Свидетель ФИО сообщила, что с Наймановой они ранее были коллегами, отношения рабочие, с ФИО ранее, то есть до произошедшего случая не была знакома.

Она вначале устроилась в городскую клиническую больницу, проходила там интер-натуру в кардиологии, потом устроилась в приемное отделение, работала врачом в при-емном отделении, и потом, когда прошла профессиональную переподготовку по специаль-ности кардиология, ее еще приняли и по совместительству на работу дежурным врачом-кардиологом. Она не может точно сказать, в какой промежуток она устроилась в эту больницу. В должностные обязанности врача-кардиолога входит прием пациентов. Пос-кольку больница по определенным числам дежурила по городу, то всех экстренных паци-ентов по Скорой помощи доставляли в приемное отделение. К вновь поступившему па-циенту врач-терапевт вызывал кардиолога для осмотра, сбора жалоб, в случае, если необ-ходимо было проведение анализов. Если необходимо было госпитализировать пациента, то он подлежал госпитализации и не только в кардиологическое, но и в другие отделения. На момент произошедших событий с ФИО, ФИО работала врачом-кар-диологом в первом кардиологическом отделении в третьей городской больнице. По сов-местительству работала еще и врачом-терапевтом в приемном отделении. У них в от-делении висел график дежурств, им его оглашали, она знала даты своих дежурств, график утверждался администрацией, кем конкретно, не помнит.

дата ФИО была дежурным врачом в отделении кардиологии , принимала пациентов, которые поступали из Скорой помощи. Заступила на дежурство в 08 часов до 08 часов следующего дня. Около 15 часов ее вызвали в приемное отделение, куда поступила пациентка ФИО с диагнозом «Нестабильная стенокардия», через 15 минут поступила еще одна пациентка ФИО с диагнозом «ИБС-оритмический». В ее сопровождении на машине городской больницы обе эти пациентки были доставлены в кардиологическое отделение. В 15 часов 20 минут, когда ФИО осматривала вто-рого пациента, второй пациентке стало плохо, у нее резко упало давление, ей был введен препарат «преднизалон» и в ее сопровождении и в сопровождении медсестры она была переведена в отделение реанимации. Когда ФИО находилась в отделении реани-мации, позвонили с приемного отделения, сказали, что там поступила еще одна пациентка и там решался вопрос о помещении ее в отделение эндрионологии или кардиологии. Она оставила ее под наблюдением дежурного терапевта, назначила сдачу анализов и около 17 часов вернулась в отделение реанимации, чтобы заполнить историю болезни. В это время ФИО позвонила медсестра из кардиологического отделения и сказала, что паци-ентка ФИО предъявляет жалобы в области сердца, и что она самостоятельно приня-ла две дозы «изокета», давление у нее было 115/70. Она пришла в палату, ФИО бы-ла в сознании, в средней степени тяжести, кожные покровы бледные, дыхание везикуляр-ное, хрипы отсутствовали и в этот момент давление у нее снизилось и составило 90/60 из-за принятия двух доз «изокета», которые снижают артериальное давление. ФИО сказала, чтобы ей ввели «баралгин», из-за чего боль полностью боль купировалась и при повторном измерении давления, давление у больной ФИО было 120/80, то есть на тот момент никаких показаний для ее перевода в интенсивную терапию не имелось. После этого она еще заходила в палату, спрашивала ФИО о ее самочувствии, на что та сказала, что боли нет и она чувствует себя хорошо. В это время ФИО позвонили из приемного отделения, там уже были готовы анализы доставленной больной ФИО, которую она оставляла под наблюдением дежурного терапевта. Кроме того, как раз в это время поступила еще одна пациентка. В это время - в 18 часов 12 минут - 18 ча-сов 15 минут ей позвонила медсестра из кардиологического отделения и сообщила, что ФИО предъявляет жалобы на боль в области сердца, при этом при измерении ар-териального давления оно показало 110-105/70-80, на что ФИО сказала медсестре, что возвращается из приемного отделения и сказала, чтобы она ввела ФИО «анальгин» с «демедролом», с целью купирования боли. Буквально через несколько минут медсестра перезвонила и сказала, что у ФИО резкое ухудшение состояния здоро-вья и она уже медсестрами переведена в отделение интенсивной терапии, где ей начали проводить реанимационные мероприятии. Туда был вызван врач-реаниматолог, но, к со-жалению, пациентку не удалось спасти. После этого еще в 22 часа 30 минут было поступ-ление в больницу пациента, а затем и еще в 07 часов 30 минут Скорая помощь привозила пациента.

В течение дня дежурные врачи осматривают только тех пациентов, которые остав-лены под наблюдением и тех, которые предъявляют жалобы - подходят, осматривают, измеряют давление, корректируют лечение, если в этом есть необходимость. Поскольку ФИО в то свое дежурство занималась экстренными пациентами, проверять пациентов в палате отделения возможно было только в промежуток между экстренными пациентами. С момента ее заступления на дежурство в 08 часов до момента поступления жалоб от ФИО, она не осматривалась. ФИО в течение дата вво-дились препараты, которые были указаны в листке назначений лечащим врачом Найма-новой.

При заполнении ФИО медицинской карты указано, что жалоба предъявля-лась ФИО дата в 14 часов, однако, сейчас она поясняет, что это было в 17 часов и данное несоответствие может объяснить следующим. Это может подтвердить ФИО, что в тот день было очень насыщенное дежурство, бесконечно поступали пациенты, у ФИО потом просто сбилось время, поэтому, когда она обнаружила, что неправильно указала время, она делала копии всех историй болезни пациентов, кото-рые в тот день поступали, отказов в госпитализации, анализировала входящие звонки на мобильный телефон и таким образом восстановила хронологию событий по времени. ФИО время ошибочно было указано и она уже по этому поводу писала объяснение.

Реанимационные мероприятия в отношении ФИО начались в 18 часов 30 минут, смерть наступила в 18 часов 45 минут. О смерти ФИО было сообщено за-ведующему отделением, но сейчас она уже не помнит, звонили ли ее лечащему врачу - Наймановой. Обход палат делается в случае предъявления жалоб или, если пациент нахо-дится под наблюдением. Находилась ли под наблюдением ФИО, она не может ска-зать. Какой у нее был диагноз - не помнит. ФИО предъявляла жалобы на боли в об-ласть загрудины, тревога, но дополнительное обследование ей не назначалось, потомучто боль у ФИО сразу купировалась и каких-либо показаний для дополнительных обс-ледований не имелось.

Отвечая на вопросы потерпевших, свидетель ФИО сообщила, что она прово-дила осмотр больной ФИО, ей вводили «баралгин», измеряла давление, она рас-сказывает правду - так как было. При давлении 60/40 ФИО не положили в реани-мацию, поскольку около 17 часов ФИО обратилась к ФИО с жалобами, при этом у нее давление было низким из-за того, что она самостоятельно приняла изотопы. При повторном же измерении, давление у нее стабилизировалось, на на момент осмотра давление у нее было 120/80 и показаний для того, чтобы положить в реанимацию, не име-лось. Никакого сговора, чтобы не положить ФИО в реанимационное отделение, не имелось.

На вопросы защиты, ФИО сообщила, что дата Найманова не работала. Если пациент лежит в стационаре, то листок назначений имеется. До ее прихода больная самостоятельно приняла две дозы изотопа, кто это ей посоветовал сделать, она не знает. Это лекарство применяется при ишемической болезни сердца, оно способствует расширению сосудов, снижает давление. ФИО не может сказать, был ли оправдан прием изотопов и мог ли их прием негативно повлиять на исход дела.

Кроме того, свидетель ФИО сообщила, что ответственность за лечение па-циента несут все, в ее обязанности, как дежурного врача, входил обход палат, однако, только в случае предъявления пациентом жалоб. Дежурный врач ставит лишь пред-варительный диагноз, а те пациенты, которые находятся в стационаре, уже с диагнозом. Она не помнит, был ли у ФИО был установлен диагноз, но она его не устанавли-вала. Если пациент предъявляет жалобы и имеются показания для реанимации, ФИО должна была перевести пациента в реанимацию. В случае с ФИО ей был объявлен выговор с занесением в личное дело.

Свидетель ФИО сообщила, что с Наймановой состоит в хороших ра-бочих отношениях. Когда к ним в отделение ФИО поступила, точно не помнит - лет 5-6 назад, помнит, что поступила, ее оформили, сделали назначения, ей делали капель-ницы. Ее лечащим врачом была Найманова. Что происходило в день смерти ФИО, ФИО уже не помнит, но по лечению жалоб не было, просьб от ФИО о предоставлении ей лекарств не было. Она не помнит, обращалась ли к ней лично ФИО. Какие назначения были в листках назначений, она уже не помнит, наверное, как обычно - сердечные препараты. ФИО не мерила давление ФИО, де-лал ли это кто-то другой, она не помнит.

Свидетель ФИО сообщила, что с Наймановой состоит в хороших рабочих отношениях. Она лишь помнит, что 6 лет назад они выполняли назначения врача Найма-новой, но сам факт поступления в отделение ФИО она не помнит. Она являлась процедурной сестрой, какие лекарства назначались ФИО, она не помнит. Еще помнит, что ФИО умерла в выходной день, в тот день дежурным врачом была ФИО, медсестрой - ФИО

Свидетель ФИО сообщила, что с Наймановой они ранее работали, просто были знакомыми, отношения не поддерживали. Она с дата работает палатной медсестрой, график работы разный, на момент смерти ФИО она дежурила. Это было примерно 6 лет назад. Во второй половине дня больная пожаловалась на боли в сердце, что ей стало хуже, дежурный врач ФИО назначила укол, они сделали Красни-ковой укол баралгина. Далее, ей стало хуже, ее ближе к вечеру перевели в реанимацион-ное отделение. Выполнялись ли в отношении ФИО в день ее смерти какие-либо процедуры, ФИО не помнит. Все процедуры, которые указаны в листе назначений выполняются обязательно. Давление у ФИО измеряла Попова, а они измеряют только в случае просьб. Затем им сказали забирать умершую ФИО.

Из оглашенных показаний свидетеля ФИО следует, что она проживает по вышеуказанному адресу, является опекуном малолетнего ребенка ФИО, дата года рождения, которая является дочерью ее младшей умершей сестры ФИО, 1974 года рождения. Так, дата около 09.00 часов ей на мобильный номер телефона позвонила мама ФИО, которая пояснила, что ФИО из поликлиники <адрес> в предынфарктном состоянии везут в МУЗ «Городская больница <адрес>». От данной информации она была шокирована, так как до этого она на сердце не жало-валась. Ей известно, что ФИО примерно с 2004 года болела болезнью Бех-терева, болезнь, связанная с суставами. Тогда она сразу же отпросилась с работы и ввиду того, что работает недалеко от больницы, и встретила уже скорую помощь возле больни-цы. Когда скорая помощь привезла ФИО в больницу, то она осталась в прием-ном покое, а ФИО увели на осмотр к врачу. После того, как ее осмотрели, то в приемном покое им сказали идти в кардиологическое отделение, расположенное в другом корпусе на втором этаже, при этом лечение будет заключаться в том, что поставят капель-ницы в течение 7-10 дней, пояснив, что она еще посмеется, что здесь оказалась, так как поступила без инфаркта. Затем по пути следования она не могла идти, чувствовала себя очень плохо, задыхалась и периодически останавливались. Когда им все-таки удалось дойти до приемного отделения, где она медсестре сообщила, что ее привезли на скорой медицинской помощи и поэтому нужно срочно оказать помощь, на что медсестра сказала: «Сидите, ждите», врач занят, занимается другими больными. В это время ФИО сидела на кушетке в коридоре, к которой даже никто из медицинского персонала не подошел, так она чувствовал себя очень плохо. Видя, что никто не оказывает помощь, она стала снова обращаться к медсестре, но она снова говорила, что ожидайте. Затем около 13.00 часов спустилась вниз, чтобы купить для нее воды. Около 14.00 часов она решила поехать домой к ФИО по адресу: <адрес>, чтобы для неё собрать вещи и привезти что-нибудь покушать, так как она с утра ничего не кушала. Она решила поехать за вещами и едой, так как на посту медсестры появился врач, но она не реагировала на её просьбы об оказании медицинской помощи, говоря: «Ждите». При этом она попросила ее подругу Машу (), чтобы та помогла ей собрать вещи. Когда они собирали вещи, то ФИО в 15.00 часов прислала ей на мобильный телефон сообщение с просьбой купить валидол. Тогда она очень испугалась, так как сразу же поняла, что ей до сих пор не оказали медицинскую помощь. Затем с 16.00 часов она вместе с ФИО приехала в больницу, где ей стало из-вестно, что её поместили в палату . Когда они туда зашли, то она увидела, что она ле-жит под капельницей, какое именно ей капают лекарство, она не знает. ФИО немного посидела, потом уехала, при этом она просидела в больнице до 19.00 часов. В этот период времени никто из медицинского персонала к ней не подходил, после капельницы давление не измеряли. ФИО с трудом сама передвигалась, она ей помогала дойти до ту-алета. дата ей утром позвонила сестра и попросила купить спрей «Изокет», так как ей прыскали его в поликлинике и ей было от него лучше. Около 12.00 часов она купила спрей и приехала к ней в больницу, где ей стало известно, что ей не назначили ле-чение, только капают капельницы, от которых у нее болела голова и сильная рвота. ФИО рассказала, что ей врач сказал, что ей нужно пройти липидограмму, при этом оплатить нужно данную процедуру. Тогда она пошла в приемный покой и в кассе оп-латила за данную процедуру, потом отдала чек ФИО Хочет пояснить, что она была поражена, что нужно было оплатить процедуру, учитывая то, что она при поступ-лении предъявила страховой полис. Примерно в 14.00 часов она ушла из больницы, когда она у нее была, врачи к ней не подходили, при этом она не чувствовала себя лучше. дата около 12.00 часов она снова пришла к ней, принесла еду, она покушала, при этом пояснила, что лучше ей не становится, про лечение ничего не говорила, пояснила только, что ей капают капельницы. За время её прихода врач к ней не приходил, давление не измеряли. Около 14.00 часов она ушла, затем около 17.00 часов она снова пришла, че-рез час ушла, так как ей должны были поставить капельницу. дата до 15.00 часов она периодически с ней общалась по телефону, при этом она говорила, что ей не лучше, врачи ничего не говорят, капают только капельницы, давление не измеряют. дата около 19.00 часов ей на телефон, какой именно не помнит, из больницы позвонил врач, кто именно не помнит, который пояснил, что «Вы, приезжайте, ФИО в реа-нимации», на что она поняла, что что-то случилось. Тогда она переспросила, чтобы ей сказали правду. После чего ей пояснили, что ФИО умерла, при этом пояснили, чтобы она не говорила родителям, на что она была возмущена тем, что ей не сообщили, что ей стало хуже, хотя в момент поступления ФИО, она оставляла в при-емном отделении свой контактный номер телефона. Затем она сообщила родителям о случившемся и они поехали в больницу, где им толком ничего никто не мог пояснить по поводу случившегося. Кто был лечащим и дежурным врачами, им не сообщили. Воз-мутившись бездействием врачей, не оказанием в нужное время медицинской помощи сестре, мама ФИО направила жалобу министру здравоохранения ФИО, начальнику управления здравоохранения города Ставрополя ФИО, на что в своих ответах они не указывают фамилии врачей, оказывающих медицинскую помощь, не поясняют, что в отношении данных медицинских работников, допустивших недостатки в оказании медицинской помощи главным врачом МУЗ «Городская клиничес-кая больница » приняты дисциплинарные взыскания (приказом от дата), при этом наказали только спустя пол года после смерти сестры только после обращения мамы. В одном из ответов также указали, что дата в 14.00 часов у больной от-мечен приступ болей в области сердца, купированный инъекцией баралгина, в связи с рез-ким ухудшением состояния (внезапная потеря сознания) в 18.20 часов больная переведена в кардиореанимационное отделение дежурной медицинской сестрой кардиологического отделения по согласованию с дежурным кардиологом, который в это время принимал больного в приемное отделение. Она таким ответом была возмущена, так как врачи без-действовали около 4 часов. Также хочет пояснить, что дата около 3 часов они вмете с отцом и матерью поехали в больницу, чтобы выписали историю болезни для вскрытия, однако они выписали только около 19.00 часов, которую потом отвезли в морг. Она не может понять, что можно было писать в истории болезни за такой промежуток времени, в которой все должно было быть указано еще на момент смерти дата. дата около 11.00 часов она забрала справку о смерти , где было указано, что причина смерти ФИО острый коронарный синдром: острый инфаркт миокарда, болезнь Бехтерева. Хочет пояснить, что до этого ФИО на боли в сердце никогда не жаловалась, она никогда не курила, не употребляла спиртные напитки, при этом неоднократно ездила в Кумагорскую больницу, расположенную в районе <адрес>, где проходила полное обследование. Её возмущает факт, что нахо-дясь в специализированной кардиологической больнице, имеющей соответствующую базу и аппаратуру, молодая женщина, не имеющая инфаркта, за 4 дня получила инфаркт со смертельным исходом, при этом врачами родственникам не было предложено никаких полноценных видов лечений и обследований, кроме капельниц (том 1, л.д. 63-64).

Из оглашенных показаний свидетеля ФИО следует, что у нее была под-руга ФИО, 1974 года рождения. Дружили с ней с детства. Примерно в начале марта 2009 года в ходе разговора с ФИО она спросила, болит ли у нее сердце, данный вопрос она задала в связи с тем, что у неё часто болело сердце, на что та пояснила, что нет. Затем примерно в середине марта она стала жало-ваться, что у нее болит грудина, какие именно боли, не поясняла. дата в ходе телефонного разговора ФИО рассказала, что когда она шла быстрым шагом на собрание в школу к своей дочери, то у нее сильно болела грудина и она с большим трудом дошла до школы. дата около 23.00 часов она позвонила ФИО и она ей сказала, что ей сильно плохо, болит в грудине, на что она сказала, чтобы она пошла в больницу и сделала ЭКГ. дата около 07.00 часов она позвонила и спросила, собирается ли она в поликлинику, на что она пояснила, что да. Затем около 09.00 часов она ей позвонила и она сказала, что сделала ЭКГ и ей врачи сообщили, что у нее по-дозрение на предынфарктное состояние, на что она сильно удивилась, так как до ее пос-ледних болей она никогда на сердце не жаловалась. ФИО сообщила, что ее будут госпитализировать в 3 городскую больницу города Ставрополя, в течение дня она периодически звонила на номер ее мобильного телефона , спрашивала про ее здоровье, на что она ей говорила, что ей долго не оказывали медицинскую помощь врачи, она продолжительное время просидела в приемном отделении с болями в сердце. В этот же день позже она ей сообщила, когда именно помнит, что ее все таки положили в палату, при этом ее положили в кардиологичекое отделение, где сделали ЭКГ и врачи ей сказали, что ничего страшного, пока поставят капельницы и все пройдет. дата в ходе телефонных разговоров ФИО рассказала, что ей капают капельницы, что имен-но она не знала, хотя она у нее спрашивала, при этом от этих капельниц у нее сильно бо-лела голова и после каждой капельницы была рвота. Она тогда спросила, почему такое состояние, на что та пояснила, что врачи сказали, что так и должно быть. Кроме капель-ниц ей больше никаких процедур не делали. Затем ей сделали снова ЭКГ, где отмечено было улучшение. ФИО все время периодически жаловалась на боли в груди. дата утром она снова позвонила eй и спросила про здоровье, она ей ничего не говорила, они разговаривали на отвлеченные темы. дата около 14.00 часов она ей позвонила, но она не взяла трубку, через минут 20 она перезвонила, она сбросила, сама ей перезвонила, в ходе разговора она сообщила, что ходила мерить давление, которое у нее было 140*90. Она стала беспокоиться о ее здоровье, так как она лежит в больнице и ей не становиться лучше, тогда они заговорили про ее лечение. ФИО пояснила, что капают только капельницы, при этом врача нет, будет только в понедельник, дежурного врача также нет. После чего они договорились, что она в гости к ней придет дата, раньше не могла прийти, так как работает допоздна. дата около 15.15 часов она ей снова позвонила и они продолжили обсуждать, что ее никто не лечит. Это был послед-ний разговор. Около 16.00 часов она ей перезвонила, но она не взяла трубку. Она звонила ей с периодичностью до 19.00 часов, потом телефон был выключен. дата около 22.00 часов она позвонила ее сестре ФИО и спросила, почему Краснико- ва Л.Г. не берет трубку, на что она пояснила, что ФИО умерла. дата она пришла в больницу и зашла в палату , где лежала ФИО, в палате нахо-дилось три пациентки – бабушки пожилого возраста. Она попросила рассказать, что слу-чилось с ФИО, на что одна из бабушек пояснила, что виноваты врачи, они ей капали то, что нельзя было капать, также она пояснила, что она взяла руку медсестры и попросила ее не уходить, что боится умереть. У бабушки она также спросила, где ФИО умерла в палате или в реанимации, на что бабушка опустила глаза и не стала ничего говорить. Тогда она без слов поняла, что врачи не оказали ей помощь в нужный момент и бабушки не хотели об этом рассказывать (том 1, л.д. 72-73).

Помимо этого, виновность Наймановой З.Н. в совершении преступления, предус-мотренного частью 2 статьи 109 УК РФ, подтверждается заключением комиссионной ком-плексной судебно-медицинской экспертизы от дата, согласно выводам которого ФИО при поступлении в кардиологическое отделение ГБУЗ Став-ропольского края «Городская клиническая больница » дата был поставлен следующий диагноз: «Ишемическая болезнь сердца? (под вопросом). Впервые возникшая стенокардия. Хроническая сердечная недостаточность I стадии, функциональный класс I стадии», который является неполным, поскольку, хотя и соответствует имевшемуся у ФИО патологическому состоянию, что подтверждается объективными кли-ническими данными, однако, не содержит принципиальных суждений, необходимых для дальнейшего выбора правильной тактики лечения; целесообразным являлась постановка диагноза «Ишемическая болезнь сердца, впервые возникшая стенокардия. Острый коро-нарный синдром от дата без подъема сегмента ST» (представляет собой совокуп-ность клинических симптомов, позволяющих предположить формирование инфаркта миокарда с подъемом или без подъема сегмента ST или нестабильной стенокардии, в том числе впервые возникшей). Также в диагнозе не указано сопутствующее заболевание: системное заболевание соединительной ткани - анкилозирующий спондилит (болезнь Бехтерева). Установка диагноза «острый коронарный синдром» предполагает госпита-лизацию не в кардиологическое отделение, а в блок (отделение) интенсивной терапии с целью установления клинического диагноза (инфаркт миокарда или нестабильная сте-нокардия) и оказании правильного лечения.

Также ФИО в ГБУЗ Ставропольского края «Городская клиническая больница » был выставлен следующий диагноз (дата постановки диагноза не указана, на титульном листе медицинской карты стационарного больного обозначен, как «клинический диагноз» написанный машинописным текстом на отдельном листе раз-мером приблизительно 18*5,7 см и прикрепленный к титульному листу - примечание ко-миссии экспертов): «ИБС (ишемическая болезнь сердца): острый инфаркт миокарда, ати-пичное течение. Асистолия сердца. Кардиогенный шок III ст. Реанимация. Осложнения: ХСН (хроническая сердечная недостаточность) I (ФК (функциональный класс) I NYHA). Возможная ТЭЛА (тромбоэмболия легочной артерии). Конкурирующее заболевание: ост-рое нарушение мозгового кровообращения. Сопутствующее заболевание: Анкилозирую-щий спондилит (болезнь Бехтерева), активность 0-1, сакролеит I ст. в ст. затихающего обострения, возможные аортит и васкулит. НФС 0-1. Антифосфолипидный синдром, ла-тентное течение. ДВС-синдром [синдром диссеминированного внутрисосудистого сверты-вания], субкомпенсированный вариант». Данный диагноз является неверным, поскольку содержит необоснованные суждения, которые не были подтверждены объективными дан-ными: не указана конкретная форма атипичного течения инфаркта миокарда, не подтвер-жден антифосфолипидный синдром, не выявлена тромбоэмболия легочной артерии, не развился синдром диссеминированного внутрисосудистого свертывания (хотя развилось нарушение реологических свойств крови, которое является предшествующей указанному выше синдрому стадией); также диагноз не содержит развившихся у ФИО осложнений в виде отека легких и отека и дислокации головного мозга с последующим вклинением его в большое затылочное отверстие.

При оказании медицинской помощи ФИО в кардиологическом отде-лении ГБУЗ Ставропольского края «Городская клиническая больница » с дата по дата были выявлены ряд недостатков оказания медицинской помощи - недос-татки диагностики, лечения, оформления медицинской документации. При поступлении:

- не поставлен диагноз «Острый коронарный синдром от дата без подъема сегмента ST», что являлось целесообразным, учитывая наличие в анамнезе жалоб на за-грудинные боли распирающего характера при незначительной физической нагрузке в течение 3 недель, тахикардии (увеличения числа сердечных сокращений более 90 в минуту) до 127 в минуту, наличие на электрокардиограмме от дата депрессии сег-мента ST до 3 мм, что является признаком субэндокардиальной ишемии по переднее-перегородочно-верхушечно-боковой области левого желудочка;

- не проведена эхокардиография с целью оценки локальной и глобальной сократи-тельной функции левого желудочка и проведения дифференциальной диагностики неста-бильной стенокардии и инфаркта миокарда без подъема сегмента ST в рамках острого коронарного синдрома;

- не проводилось определение биомаркеров некроза миокарда (тропонины, креати-нфосфокиназа МВ-фракция) в динамике (повторное измерение через 2-4 часа, 6-9 часов, 12-24 часов), был проведен только тест на тропонин при поступлении;

- не проведена консультация реаниматолога с лечебно-диагностической целью;

- не проведена коронароангиография с целью определения необходимости и сроков (при установлении необходимости) реваскуляризации миокарда (необходимым являлось проведение в течение 72 часов после госпитализации), учитывая наличие болевого синд-рома и изменение сегмента ST на электрокардиограмме;

- электрокардиографическое исследование проводилось недостаточно динамично (с дата по дата выполнено лишь 4 исследования), целесообразным являлось проведение суточного электрокардиографического мониторирования дата с пов-торными измерениями через 3 часа, 9 часов, 24 часа, а также немедленно при появлении боли в груди;

- имелась недооценка тяжести состояния дата в 14 - при развитии кардиоген-ного шока: ФИО предъявляла жалобы на сильную боль за грудиной, ощущение слабости, чувства страха, снижение артериального давления 60/40 мм рт. ст. (вследствие недооценки тяжести состояния кардиогенный шок не был своевременно диагностирован, что повлекло за собой неверное определение тактики ведения неотложного состояния в виде отсутствия срочного перевода в блок интенсивной терапии);

- при госпитализации ФИО не была госпитализирована непосредственно в блок интенсивной терапии (вместо кардиологического отделения) для установления пра-вильного клинического диагноза, что является неверным выбором тактики лечения, учи-тывая наличие жалоб на неоднократные боли за грудиной и наличии депрессии сегмента ST на электрокардиограмме; установление клинического диагноза (нестабильной стено-кардии или инфаркта миокарда без подъема сегмента ST) могло быть проведено на осно-вании результатов динамики электрокардиографического исследования (через 3 часа, 9 часов, 24 часа или немедленно при появлении боли в груди), динамики биомаркеров некроза миокарда (повторные измерения через 6-9 часов), проведении эхокардиографии, оценки риска по клиническим проявлениям (шкала GRASE)

- при развитии кардиогенного шока не была госпитализирована в блок интенсивной терапии (не позднее 14.00 дата) для проведения экстренных лечебных мероп-риятий;

- при поступлении не было назначено ограничение двигательного режима (палатный или постельный режим), учитывая наличие у нее острого коронарного синдрома;

- не были назначены бета-адреноблокаторы в рамках проведения медикаментозной терапии острого коронарного синдрома (р-адреноблокаторы) с целью достижения доста-точного снижения частоты сердечных сокращений (менее 80) для получения полного ан-тиишемического эффекта (совместно с другими медикаментозными средствами).

Таким образом, оказание медицинской помощи ФИО в кардиоло-гическом отделении ГБУЗ Ставропольского края «Городская клиническая больница » с дата по дата проведено не в полном объеме, не соответствовало тяжести ее состояния, поскольку не был поставлен полный правильный диагноз, не была уста-новлена и устранена причина развития патологического состояния, приведшего к госпита-лизации, кардиогенный шок был диагностирован несвоевременно, имелись недостатки лечения, то есть назначенное лечение не полностью соответствовало характеру и тяжести заболевания.

Допущенные недостатки оказания медицинской помощи в виде непроведения госпи-тализации ФИО в блок интенсивной терапии при поступлении, непроведение диагностических мероприятий (эхокардиография, определение биомаркеров некроза ми-окарда в динамике, проведение электрокардиографии в динамике, проведение коронаро-ангиографии), неназначение бета- адреноблокаторов, лишили ФИО шансов на благоприятный исход, который, в данном случае, напрямую зависел от своевременности и адекватности оказания медицинской помощи, в результате чего не было предотвращено развитие у ФИО кардиогенного шока (развился не позднее 14 часов 00 минут дата, после чего возможность предоствращения смерти была уже маловероятной) и в совокупности находятся в причинно-следственной связи с наступлением неблаго-приятного исхода в виде наступления летального исхода в 19 часов 15 минут дата

Причиной смерти ФИО явился инфаркт миокарда, развившийся на фоне системного заболевания соединительной ткани - анкилозирующего спондилита (болезни Бехтерева), осложнившийся кардиогенным шоком, отеком легких (проявление левожелу-дочковой недостаточности), отеком и дислокацией головного мозга с последующим вклинением его в большое затылочное отверстие, развитием нарушения реологических свойств крови. Кардиогенный шок явился непосредственной причиной смерти ФИО

Выявленные комиссией экспертов недостатки оказания медицинской помощи ФИО не предотвратили развитие кардиогенного шока, который является угро-жающим жизни состоянием и по этому признаку квалифицируется, как причинившие тя-жкий вред здоровью (том 2, л. д. 142-176).

Кроме того, вина Наймановой З.Н. в совершении преступления, предусмотренного частью 2 статьи 109 УК РФ, подтверждается следующими иными документами:

- заявлением ФИО и ФИО от дата, согласно которому последние просят привлечь к уголовной ответственности врачей кардиоло-гического отделения МУЗ «Городская клиническая больница <адрес>» по факту причинения смерти ФИО (том 1, л.д. 3-8);

- копией приказа от дата, согласно которого Найманова З.Н., назначена на должность врача-кардиолога в МУЗ «Городская клиническая больница <адрес>» (том 3, л.д. 145-146);

- копией должностной инструкции от дата врача-кардиолога МУЗ «Городс-кая клиническая больница <адрес>», утвержденной главным врачом Матяшо-вым А.Н., согласно которой в должностные обязанности Наймановой З.Н. входило ока-зание квалифицированной медицинской помощи по своей специальности, определение тактики ведения больного (том 1, л.д. 232-234).

- копией акта Ставропольского краевого фонда обязательного медицинского страхо-вания экспертной оценки качества медицинской помощи от дата, согласно кото-рого установлено наличие ошибок в оказании помощи ФИО, негативно пов-лиявших на состояние пациента, следствием чего явилась смерть (том 1, л. д. 48-49);

- копией акта Министерства здравоохранения Ставропольского края проверки ка-чества оказания медицинской помощи от дата, согласно которого больная с диаг-нозом ИБС: впервые возникшая стенокардия не была госпитализирована в кардиологи-ческое отделение для больных ОКС, где пациентки было бы обеспечено более тщательное наблюдение за динамикой состояния на фоне лечения. Согласно записям в истории бо-лезни, не решался вопрос о направлении ФИО в РСЦ для проведения эндо-васкулярного вмешательства для определения тактики дальнейшего ведения. В диагности-ческом плане не были проведены или назначены: суточное мониторитоварие ЭКГ, ЭХО КГ исследование, что не соответствует стандарту диагностики ИБС. Недостаточное огра-ничение двигательного режима в отделение (в листе назначений он обозначен как стаци-онарный) (том 1, л.д. 78-82).

Потерпевшая ФИО представила суду следующие доказательства винов-ности Наймановой З.Н. в совершении инкриминируемого ей деяния:

- копию справки , выданной МУ «Станция скорой медицинской помощи горо-да Ставрополя» о том, что дата к ФИО действительно выезжала бригада скорой помощи;

- копию ответа главного врача МУЗ «Городская клиническая больница » от дата (с приложением) о направлении следователю ФИО списка сотрудников, участвовавших в лечении ФИО и пациентов, находившихся с ней в одной палате;

- копии документов из истории болезни ФИО,

- копии трех страниц из заключения комиссионной комплексной судебно-меди-цинской экспертизы от дата;

- копию постановления Правительства РФ от дата «Об утвер-ждении правил определения тяжести вреда, причиненного здоровью человека»;

- копию приказа Министерства здравоохранения и социального развития от дата н «Об утверждении медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека»;

- копию медицинского свидетельства о смерти ФИО от дата,

- копию письма , адресованного потерпевшему ФИО, за подписью заместителя директора Департамента Министерства здравоохранения и со-циального развития РФ;

- копию ответа на запрос, адресованного заместителю начальнику СУ при УВД по городу Ставрополю от дата об утилизировании гистологического архива.

Стороной защиты представлены следующие доказательства непричастности Найма-новой З.Н. к совершению преступления, предусмотренного частью 2 статьи 109 УК РФ:

- вышеприведенные показания свидетелей ФИО, ФИО, ФИО ФИО, ФИО;

- копия протокола (карты) патологанатомического исследования от дата ФИО, где указана дата поступления ФИО в больницу – дата в 11 часов 33 минуты, и поставленный диагноз: Основное заболевание: ИБС: острый инфаркт миокарда, атипичное течение. Асистолия сердца. Кардиогенный шок 3 ст. Реанимация. Осложнения: ХСН1 (ФК 1), возможна ТЭЛА. Конкурирующие заболевания: острое нарушение мозгового кровообращения. Сопутствующий: Анкило-зирующий спондилит (болезнь Бехтерева), активность 0-1, сакроилеит 1 ст., в стадии зату-хающего обострения, возможные аортит и васкулит. НФС 0-1. Антифосфолипидный синд-ром, латентное течение. ДВС-синдром, субкомпенсированный вариант (том 1, л.д. 57-61);

- копия акта проверки качества оказания медицинской помощи, в выводах которого указан диагноз ИБС: впервые возникшая стенокардия (том 1, л.д. 78-82);

- служебная характеристика врача-кардиолога Наймановой З.Н. (том 1, л.д. 91);

- постановление о назначении комиссионной медицинской судебной экспертизы от дата (том 1, л.д. 93);

- протокол ознакомления подозреваемой Наймановой З.Н. и её защитника Абазо- ва А.Х. с постановлением о назначении экспертизы от дата (том 1, л.д. 95);

- заключение эксперта-гистолога от дата, в котором указан диагноз: признаки внезапной сердечной недостаточности (том 1, л.д. 100-101);

- протокол ознакомления подозреваемой Наймановой З.Н. и её защитника Абазо- ва А.Х. с заключением эксперта от дата (том 1, л.д. 102);

- заключение ГУЗ «Бюро судебно-медицинской экспертизы» от дата (том 1, л.д. 106- 127);

- протокол ознакомления подозреваемой Наймановой З.Н. и её защитника ФИО с заключением эксперта от дата (том 1, л.д. 105-127);

- постановление о назначении комиссионной медицинской судебной экспертизы от дата (том 1, л.д. 151-152);

- протокол ознакомления подозреваемой Наймановой З.Н. и её защитника Абазо- ва А.Х. с постановлением о назначении экспертизы (том 1, л.д. 156);

- заключение Бюро судебно-медицинской экспертизы Ростовской области от дата (том 1, л.д. 170-177);

- протокол ознакомления подозреваемой Наймановой З.Н. и её защитника Абазо- ва А.Х. с заключением эксперта от дата (том 1, л.д. 180);

- заключение Бюро судебно-медицинской экспертизы Ростовской области -пк (том 1, л.д. 183-215);

- протокол ознакомления подозреваемой Наймановой З.Н. и её защитника Абазо- ва А.Х. с заключением эксперта от дата (том 1, л.д. 216);

- должностная инструкция врача-кардиолога кардиологического отделения лечения больных ОКС городской клинической больницы (том 1, л.д. 229-231);

- служебная характеристика Наймановой З.Н. (том 2, л.д. 20);

- постановление о назначении комиссионной медицинской судебной экспертизы от дата (том 2, л.д. 109-111);

- протокол ознакомления подозреваемой Наймановой З.Н. и её защитника Абазо- ва А.Х. с постановлением о назначении экспертизы (том 2, л.д. 114);

- протокол ознакомления подозреваемой Наймановой З.Н. и её защитника Абазо- ва А.Х. с постановлением о назначении экспертизы; (том 2, л.д. 137);

- заключение эксперта «Российского центра судебно-медицинской экспер-тизы» Министерства здравоохранения РФ от дата (том 2, л.д. 142-176);

- протокол ознакомления подозреваемой Наймановой З.Н. и её защитника Абазо- ва А.Х. с заключением эксперта от дата (том 2, л.д. 177);

- копия заключение судебно-медицинской экспертизы (по материалам дела) от дата Автономной некоммерческой организации «Бюро независимой экспертизы «Плеяды» (том 2, л.д. 183-198);

- протокол ознакомления подозреваемой Наймановой З.Н. и её защитника Абазо- ва А.Х. с заключением эксперта от дата (том 2, л.д. 199);

- постановление о выделении в отдельное производство материалов уголовного дела от дата (том 3, л.д. 132-133);

- рапорт об обнаружении признаков преступления от дата (том 3, л.д. 134-135);

- постановление о выделении в отдельное производство материалов уголовного дела от дата (том 3, л.д. 136-138)

- рапорт об обнаружении признаков преступления от дата (том 3, л.д. 139-140);

- характеристика Наймановой З.Н. по месту жительства (том 4, л.д. 70);

Кроме того, защитой представлена медицинская карта стационарного больного ФИО , в которой имеется листок врачебного назначения с прикле-енным еще одним листком назначения, на котором почерком Наймановой З.Н. указано назначение лечащего врача и её подпись, из которого следует, что лечение назначалось ежедневно, с 08 по 16 апреля. Также имеется наклейка с клиническим диагнозом.

Оценивая в совокупности представленные доказательства по делу, с точки зрения их относимости, допустимости и достоверности, а также с точки зрения достаточности для разрешения уголовного дела и взаимной связи друг с другом, суд приходит к выводу о доказанности материалами уголовного дела вины подсудимой Наймановой З.Н. в совер-шении инкриминируемого преступления.

Показания потерпевших, свидетелей обвинения являются последовательными, они согласуются с другими собранными и проверенными доказательствами по делу, в том числе с выводами, заключения комиссионной комплексной судебно-медицинской экспер-тизы от дата.

Доказательства стороны обвинения суд считает достоверными, признает их отно-симыми и допустимыми, поскольку они получены в установленном уголовно-процессу-альным законом порядке, надлежащими лицами, ввиду чего суд кладет их в основу при-говора, поскольку они полностью подтверждают вину Наймановой З.Н. в совершении инкриминируемого ему деяния, соответствуют требованиям статьи 88 УПК РФ, являются в совокупности достаточными для постановления приговора в отношении Наймано- вой З.Н.

Вместе с тем, представленные потерпевшей ФИО доказательства: копии документов из истории болезни ФИО, копия справки , выданной МУ «Станция скорой медицинской помощи города Ставрополя» о том, что дата к ФИО действительно выезжала бригада скорой помощи; копия ответа главного врача МУЗ «Городская клиническая больница » от дата (с при-ложением) о направлении следователю ФИО списка сотрудников, участвовав-ших в лечении ФИО и пациентов, находившихся с ней в одной палате; копия письма , адресованного потерпевшему ФИО, за подписью заместителя директора Департамента Министерства здравоохранения и социального раз-вития РФ; копия ответа на запрос, адресованного заместителю начальнику СУ при УВД по городу Ставрополю от дата об утилизировании гистологического архива, по мнению суда, не подтверждают виновность Наймановой З.Н. в совершении преступления, предусмотренного частью 2 статьи 109 УК РФ.

Копии постановления Правительства РФ от 17.08.2007 года № 522 «Об утверждении правил определения тяжести вреда, причиненного здоровью человека» и приказа Минис-терства здравоохранения и социального развития от 24.04.2008 года № 194н «Об утвер-ждении медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здо-ровью человека», представленные потерпевшей ФИО - не являются доказа-тельствами по уголовному делу, в силу статьи 74 УПК РФ.

Давая правовую оценку действиям подсудимой, решая вопросы квалификации со-деянного ею, суд исходит из признанных доказанными фактических обстоятельств уго-ловного дела, а также объема предъявленного и поддержанного государственным об-винителем обвинения подсудимой.

Доводы потерпевших ФИО, ФИО и их представителя - Ива-нова Г.В., высказанные в прениях, о том, что в действиях Наймановой З.Н. усматриваются признаки преступления, предусмотренного статьей 111 УК РФ, поскольку Найманова З.Н. умышленно причинила тяжкий вред здоровью их дочери - ФИО, повлекший смерть последней, являются необоснованными и опровергаются вышеуказанными обсто-ятельствами и представленными доказательствами стороны обвинения.

Приведенные стороной защиты следующие доказательства: копия протокола (карты) патологанатомического исследования от дата ФИО и заключение эксперта-гистолога от дата, по мнению суда, вопреки доводам защиты, не свидетельствуют о невиновности Наймановой З.Н. в совершении преступления, предусмотренного частью 2 статьи 109 УК РФ.

Представленные стороной защиты свидетельские показания свидетелей ФИО, ФИО, ФИО, ФИО, ФИО, заключение комиссионной комплексной судебно-медицинской экспертизы от дата, акт проверки качества оказания медицинской помощи, должностная инструкция врача-кардиолога кардиологического отделения лечения больных ОКС городской клинической больницы - являются, по мнению суда, доказательствами обвинения.

Другие доказательства, представленные в судебном заседании стороной защиты - постановления о назначении судебных медицинских экспертиз, протоколы ознакомления подозреваемой Наймановой З.Н. и её защитника ФИО с постановлениями о наз-начении экспертиз и заключениями экспертов, постановления о выделении в отдельное производство материалов уголовного дела, рапорты об обнаружении признаков прес-тупления, не являются доказательствами, в силу статьи 74 УПК РФ.

Доводы подсудимой Наймановой З.Н., не признавшей вину в совершении прес-тупления, предусмотренного частью 2 статьи 109 УК РФ, сообщившей, что она правильно и своевременно назначала лечение ФИО, лечение пациентки проводилось адекватно. Кардиологический шок у ФИО мог развиться в результате острого инфаркта миокарда, но каких-либо предпосылок инфаркта миокарда не наблюдалось. В данном случае у пациентки наступил инфаркт миокарда из-за тяжелой болезни Бехтерева, что могло произойти совершенно в любом месте, стороной защиты ничем объективно не подтверждены и опровергаются выводами, содержащимися в заключении комиссионной комплексной судебно-медицинской экспертизы от дата.

Доводы стороны защиты, что Найманова З.Н. адекватно и правильно лечила уме-шую ФИО, о чем свидетельствует медицинская карта стационарного больного , в которой имеется листок врачебного назначения с приклеенным еще одним листком назначения, на котором почерком Наймановой З.Н. указано назначение лечащего врача и её подпись и который не был учтен при производстве судебной комиссионной комплексной медицинской экспертизы, выводы которой изложены в заключении от дата, являются необоснованными и опровергаются вышеприведенными доказательствами обвинения.

К доказательствам защиты - заключению ГУЗ «Бюро судебно-медицинской экспер-тизы» от дата , заключению Бюро судебно-медицинской экспертизы Ростовской области от дата, заключению Бюро судебно-медицинской экспертизы Ростовской области -пк, копии заключения судебно-медицинской экспертизы (по материалам дела) от дата Автономной некоммерческой организации «Бюро независимой экс-пертизы «Плеяды», которые, по мнению подсудимой Наймановой З.Н. и ее защитника - адвоката Агасиева А.Р., свидетельствуют о невиновности Наймановой З.Н. в совершении инкриминируемого деяния, суд относится критически и в основу приговора кладет вы-шеприведенное заключение комиссионной комплексной судебно-медицинской экспер-тизы от дата.

Из содержания заключения комиссионной комплексной судебно-медицинской экспертизы от дата, проведенной в ФГБУ «Российский Центр Судеб-но-Медицинской экспертизы Министерства Здравоохранения РФ» следует, что экспертиза проведена полно по представленным документам, при этом по мнению суда, необоснован-ными и надуманными являются доводы стороны защиты о неисследовании в ходе экс-пертизы листка назначения, имеющегося в материалах уголовного дела в приложении к материалам дела - медицинской карте ФИО, поскольку на проведение экс-пертизы следователем направлялась в полном объеме, в том числе и сама медицинская карта больной ФИО, содержащая указанный листок. Как следует из мате-риалов дела, следователем в экспертное учреждение для проведения вышеуказанной су-дебной экспертизы предоставлялись все документы, полученные в ходе расследования дела.

Другие доводы защиты о том, что в день смерти пациентки ФИО Най-манова З.Н. не находилась на работе - не свидетельствуют о невиновности Наймано- вой З.Н. в совершении инкриминируемого ей деяния.

Анализ исследованной совокупности доказательств позволяет суду квалифицировать действия Наймановой З.Н. по части 2 статьи 109 УК РФ (в редакции Федерального закона от дата № 420-ФЗ), как причинение смерти по неосторожности, вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей.

При назначении наказания подсудимой Наймановой З.Н. суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенного ею преступления, влияние наказания на исправление осужденной, имущественное положение подсудимой.

Кроме этого, суд принимает во внимание все данные о личности подсудимой Най-мановой З.Н., которая ранее не судима, положительно характеризуется по месту житель-ства и работы, на учете у врачей психиатра и нарколога не состоит.

Обстоятельством, смягчающим наказание Наймановой З.Н., является совершение преступления впервые.

Обстоятельств, отягчающих наказание Наймановой З.Н., судом не установлено.

При назначении наказания Наймановой З.Н. суд учитывает конкретные обстоя-тельства дела, совершение Наймановой З.Н. впервые преступления небольшой тяжести, поведение Наймановой З.Н. после совершения преступления, ее отношение к содеянному, возраст и состояние здоровья подсудимой, а также мнение потерпевших ФИО и ФИО, настаивавших на самом строгом наказании Наймановой З.Н.

Исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, ро-лью виновной, ее поведением во время или после совершения преступлений, и других, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления, судом не ус-тановлено, в связи с чем, оснований для применения статьи 64 УК РФ не имеется.

Обстоятельств, при которых возможно изменить категорию преступления на менее тяжкую, судом также не установлено, в связи с чем, оснований для применения части 6 статьи 15 УК РФ не имеется.

Учитывая изложенные обстоятельства в их совокупности, личность подсудимой Наймановой З.Н., в целях восстановления социальной справедливости, а также в целях исправления осужденной, соблюдая требование закона о строгом индивидуальном под-ходе к назначению наказания, суд считает необходимым и справедливым назначить ей на-казание в виде ограничения свободы. Данное наказание, по мнению суда, будет макси-мально способствовать целям и задачам уголовного наказания.

Суд считает необходимым признать Найманову З.Н. виновной в совершении прес-тупления, предусмотренного частью 2 статьи 109 УК РФ в редакции Федерального закона от дата № 420-ФЗ, улучшающей ее положение, поскольку указанным законом внесены изменения в статью 56 УК РФ о том, что наказание в виде лишения свободы мо-жет быть назначено осужденному, совершившему впервые преступление небольшой тя-жести, только при наличии отягчающих обстоятельств, предусмотренных статьей 63 настоящего УПК РФ, за исключением преступлений, предусмотренных частью 1 статьи 228, частью 1 статьи 231 и статьей 233 УПК РФ, или только если соответствующей ста-тьей Особенной части УПК РФ лишение свободы предусмотрено, как единственный вид наказания.

Принимая во внимание, что на момент совершения преступления Найманова З.Н. занимала должность врача-кардиолога МУЗ «Городская клиническая больница », а в настоящее время, со слов, работает в Первой частной поликлинике города Ставрополя врачом-кардиологом, суд полагает необходимым при назначении основного наказания, в соответствии с частью 3 статьи 47 УК РФ, назначить Наймановой З.Н. дополнительное наказание в виде лишения права занимать должности, связанные о осуществлением меди-цинской деятельности и лишения права заниматься медицинской деятельностью, посколь-ку с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, сохранение за Наймановой З.Н. указанного права является нецелесообразным.

Вместе с тем, учитывая то, что преступление, предусмотренное частью 2 статьи 109 УК РФ, относящееся в настоящее время к категории небольшой тяжести, Наймановой З.Н. совершено в 2009 году, а в соответствии с пунктом «а» части 1 статьи 78 УК РФ, лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления не-большой тяжести истекли сроки совершения преступления небольшой тяжести, Най-манова З.Н. подлежит освобождению от наказания, в силу части 8 статьи 302 УПК РФ, поскольку истек срок давности уголовного преследования.

В соответствии с требованиями статьи 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или до-говором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Согласно части 1 статьи 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возме-щению в полном объеме лицом, причинившим вред.

В ходе предварительного следствия потерпевшими ФИО и ФИО, каждым были заявлены гражданские иски о взыскании с Наймановой З.Н. в их пользу по <данные изъяты> за причинение преступлением морального вреда.

В судебном заседании потерпевшие ФИО и ФИО уточнили свои исковые требования и просили суд взыскать с подсудимой Наймановой З.Н. в пользу каждого из них по <данные изъяты> в качестве компенсации морального вреда, причинен-ного преступлением. Свои требования потерпевшие обосновали необходимостью воспи-тания внучки, оставшейся без матери, перенесенными физическими и нравственными страданиями из-за смерти дочери, обусловленными их возрастом, ухудшением состояния здоровья.

Выслушав мнение государственного обвинителя, потерпевших, представителя по-терпевших, просивших гражданские иски потерпевшей ФИО и ФИО удовлетворить, позицию стороны защиты о необоснованности заявленных требо-ваний, учитывая наличие решения Промышленного районного суда города Ставрополя от дата, которым в пользу потерпевших ФИО и ФИО с МБУЗ города Ставрополя «Городская клиническая больница » взысканы, в пользу каждого <данные изъяты> (в качестве компенсации морального вреда), а также ежемесячные выплаты пожизненно (в счет возмещения вреда, причиненного смертью кормильца) в размере <данные изъяты>, суд приходит к выводу о невозможности принятия ре-шения по заявленным искам без отложения судебного заседания, повлекущего затягива-ние процесса и полагает необходимым признать, в соответствии с частью 2 статьи 309 УК РФ, за гражданскими истцами ФИО и ФИО право на удовлет-ворение их исков, передав вопрос о размере возмещения гражданских исков для рассмот-рения в порядке гражданского судопроизводства.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 296-310 УПК РФ,

ПРИГОВОРИЛ:

Найманову З. Н. признать виновной в совершении преступления, предусмотренного частью 2 статьи 109 УК РФ, и назначить ей наказание в виде 2 лет ог-раничения свободы (в редакции Федерального закона от дата № 420-ФЗ), с применением части 3 статьи 47 УК РФ, с лишением права занимать должности, связанные с осуществлением медицинской деятельности и заниматься медицинской деятельностью, сроком на 2 года.

Освободить Найманову З.Н. от назначенного наказания, в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.

В соответствии с частью 2 статьи 309 УПК РФ, признать за гражданскими истцами ФИО и ФИО право на удовлетворение их исков, передав вопрос о размере возмещения гражданских исков для рассмотрения в порядке гражданского судо-производства.

Меру пресечения в отношении Наймановой З.Н. до вступления приговора в закон-ную силу оставить прежней – в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в Ставропольский краевой суд через Промышленный районный суд города Ставрополя в течение 10 суток со дня его провозглашения, а осужденным, содержащимся под стражей, в тот же срок со дня вручения копии приговора.

В случае подачи апелляционной жалобы на приговор, осужденная Найманова З.Н. вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом апелля-ционной инстанции.

Судья А.А. Кущ

Рейтинг@Mail.ru

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс»