Дело №33-1820/2016

Номер дела: 33-1820/2016

Дата начала: 07.04.2016

Суд: Верховный Суд Республики Дагестан

:
Категория
Имущественные споры / О защите чести, достоинства и деловой репутации / О защите чести, достоинства, деловой репутации по искам к гражданам и юридическим лицам
Стороны по делу (третьи лица)
Вид лица Лицо Перечень статей Результат
ПРЕДСТАВИТЕЛЬ Ибрагимов Н.Р.
ПРЕДСТАВИТЕЛЬ Мирзоев А.М.
ОТВЕТЧИК Рамазанов И.Р.
ИСТЕЦ Чегниева З.С.
Движение дела
Наименование события Результат события Основания Дата
Судебное заседание 10.05.2016
Дело сдано в отдел судебного делопроизводства 16.05.2016
Передано в экспедицию 16.05.2016
 

Определение

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ ДАГЕСТАН

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 10 мая 2016 г.,

Судья ФИО1

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Республики Дагестан в составе:

председательствующего судьи Устаевой Н.Х.,

судей Августиной И.Д. и Магадовой А.В.,

при секретаре ФИО3

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по апелляционной жалобе ФИО5 на решение Дербентского районного суда от <дата>, которым постановлено:

«Исковые требования ФИО4 удовлетворены частично.

Установить факт нарушения ФИО5 права на неприкосновенность частной жизни ФИО4 Обязать ФИО5 устранить обстоятельства, нарушившие право ФИО4 на частную жизнь, путем обращения в системе «Ютуб» и «Одноклассники» с опровержением выставленной видеосъемки, как ошибочно выставленной.

Взыскать с ФИО5 в пользу ФИО4 компенсацию морального вреда в размере 50 000 (пятьдесят тысяч) рублей, а также материального вреда в размере 25 000 (двадцать пять) рублей. В остальной части иска ФИО4 отказать».

Заслушав доклад судьи Верховного суда Республики Дагестан ФИО7, объяснения представителя ФИО4 адвоката ФИО6, просившего решение суда оставить без изменения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

ФИО4 обратилась в суд с иском к ФИО5 об установлении факта нарушения права на неприкосновенность частной жизни, возложении обязанности устранить нарушение права на неприкосновенность частной жизни и компенсации морального вреда в размере 700000 рублей.

В обоснование исковых требований указала, что работает в музыкальной группе «Самур» певицей. 07 января текущего года их группа проводила свадебное мероприятие в банкетном зале в с.ФИО9<адрес>. Видеосъемку торжества производил ответчик по делу ФИО5

По окончании свадьбы их группа ужинала в банкетном зале. В ходе этого ужина они все шутили и веселились. Она, взяв со стола банан и два помидорчика, изобразила из них мужской гениталий. ФИО5 при этом, будучи оператором, направил на них видеокамеру, уверяя, что камера выключена. Но оказалось, что он снял её в тот момент, когда она изображала мужской гениталий на свой мобильный телефон. Когда все расходились, она предупредила ответчика, чтобы он удалил видео, если снимал. ФИО5 заверив ее, что не делает этого, напротив, впоследствии снятое видео разместил в сети Интернет. Это теперь стало достоянием всех, в том числе и её знакомых и родственников. Из-за этой ситуации, созданной ответчиком, она лишена возможности показываться в обществе, детей её упрекают в школе.

Считает, что распространенное в сети Интернет видео порочит её достоинство, деловую репутацию и бросает тень на её доброе имя.

Судом постановлено указанное выше решение.

В апелляционной жалобе ФИО5 просит отменить решение суда и принять по делу новое решение об отказе в иске. В обоснование жалобы указывает, что занимается профессиональной видеосъемкой свадеб и торжественных мероприятий в Республике Дагестан и по России.

В свадебном зале «Лейла» <дата> он осуществлял видеосъемку свадьбы. В качестве исполнителя была приглашена ФИО4 В ходе свадьбы группа операторов ужинала за одним столом с ФИО4, с которой он знаком более 10 лет, поскольку длительное время они работают и сотрудничают в этом бизнесе.

Происходящее за столом он снимал на телефон и все, в том числе и ФИО4, знали об этом. Чегниева 3. не возражала против того, чтобы он снимал её на видео, каких-либо просьб к нему об удалении этого видео с телефона от нее не поступало.

Суд необоснованно пришел к выводу о том, что ФИО4 возражала против съемки её на видео и просила стереть видеозапись. Доказательств об этом ФИО4 в суд не представила. При просмотре видео ясно видно, что Чегниева с удовольствием и без стеснения позирует перед камерой, не высказывая ничего против. На чем основан вывод суда не понятно.

Никто не придавал серьёзного значения происходящему за столом, поскольку ничего предосудительного на видео не было, так как мы находились в общественном месте, где было много людей, в том числе и за соседними столами.

Вместе с тем, суд в нарушение процессуальных норм о надлежащей правовой оценке, относимости и допустимости доказательств установил факт размещения им видео в социальной сети «Одноклассники» и «YouTube», основываясь только на ­объяснениях ФИО4 При этом, суд ссылается на то, что эти обстоятельства подтверждены в судебном заседании, однако не указал, какими доказательствами.

Согласно ст. 195 ГПК РФ решение суда должно быть законным и обоснованным.

Суд основывает решение только на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании.

В ходе судебного разбирательства оглашалось исковое заявление, и объяснения ФИО4 Каких-либо доказательств распространения им этого видео в Интернете ФИО4 не предоставила.

Вывод суда о том, что если он снял видео на мобильный телефон, значит, он же его и разместил в сети Интернет, ошибочен, и не основан на законе, поскольку законом не предусмотрена ответственность за указанные действия.

Видео, о котором идет речь в исковом заявлении, он не распространял и не размещал в сети Интернет. О том, что видео размещено в YouTube и сайте Одноклассники он узнал от самой ФИО4

Между тем, перейдя по запросу в видео хостинге YouTube на видео с названием «Заира гр. Самур» видно, что аккаунт, на котором размещено видео, принадлежит некой «Томе Умаровой». На сайте Одноклассники также размещено данное видео, однако установить лицо, на чьей странице оно размещено, невозможно.

ФИО4 не доказала, что он и «Тома Умарова» - одно лицо и, что данный аккаунт принадлежит ему или зарегистрирован на его имя. Страницы в Одноклассниках и на YouTube ему не принадлежат, он их не регистрировал, и доступа к ним не имеет. Фактически отсутствуют какие-либо сведения о лице, распространившем это видео, позволяющие его идентифицировать. Вместе с тем, суд не установил лицо, распространившее видеоролик, а ФИО4 не предоставила доказательств того, что именно он распространил данное видео в сети Интернет.

Суд установил, что ФИО4 продолжает трудиться, как и прежде, участвует на свадебных торжествах. Вместе с тем, не исследовав доказательств о доходах последней, не дав правовой оценки потерям вследствие возможного уменьшения приглашений её на торжественные мероприятия в качестве певицы, взыскал в ее пользу 50 000 рублей компенсации морального вреда, обосновав это тем, что ФИО4 понесла нравственные и физические страдания в результате «… незаконного снятия ее частной жизни и размещения этих съемок в сети Интернет».

Какие нравственные и какие физические страдания перенесла ФИО4?

Суд противоречив, указывая, что, ФИО4 не представлено суду данных о том, что отношение к ней, как к певице, изменилось после опубликования её снимков в сети Интернет и что из-за этого её стали меньше приглашать на торжественные мероприятия.

ФИО4 на учете в качестве индивидуального предпринимателя не состоит, её доходы налогами не облагаются, у суда нет подтвержденной информации о размере нанесенного ей вреда.

В ходе суда неоднократно говорилось о том, что возложение ответственности на него приведет к вынесению заранее не исполнимого решения, так как согласно п. 1 ст. 152 ГК РФ опровержение должно быть сделано тем же способом, которым были распространены сведения о гражданине, или другим аналогичным способом. Так как он в Интернете видео не размещал, страница в Одноклассниках и аккаунт на YouTube ему не принадлежат, исполнить решение суда объективно невозможно.

Согласно п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от <дата> N 3 "О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц" предусмотрено, что надлежащими ответчиками по искам о защите чести, достоинства и деловой репутации являются авторы не соответствующих действительности порочащих сведений, а также лица, распространившие эти сведения.

В законе предусмотрена ответственность авторов не соответствующих действительности порочащих сведений, а также лиц, распространивших эти сведения.

Согласно п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от <дата> N3 по делам данной категории необходимо иметь в виду, что обстоятельствами, имеющими в силу ст. 152 ГК РФ значение для дела, которые должны быть определены судьей при принятии искового заявления и подготовке дела к судебному разбирательству, а также в ходе судебного разбирательства, являются: факт распространения ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности. При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств иск не может быть удовлетворен судом.

Под распространением сведений, порочащих честь и достоинство граждан или деловую репутацию граждан и юридических лиц, следует понимать опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидению, демонстрацию в кино хроникальных программах и других средствах массовой информации, распространение в сети Интернет, а также с использованием иных средств телекоммуникационной связи, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в той или иной, в том числе устной, форме хотя бы одному лицу.

Не соответствующими действительности сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения.

Порочащими, в частности, являются сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина либо юридического лица.

Согласно п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от <дата> N3 в силу п. 1 ст. 152 ГК РФ истец обязан доказать факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, а также порочащий характер этих сведений.

ФИО4 обосновала исковые требования ст. 152.2 ГК РФ (Охрана частной жизни гражданина).

Однако, нарушение неприкосновенности частной жизни выражается в незаконном собирании или распространении сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия либо распространение этих сведений в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации.

В его действиях нет ни одного из указанных элементов.

Как указано в Определении Конституционного Суда РФ от <дата> N 1253-0 право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну означает предоставленную человеку и гарантированную государством возможность контролировать информацию о самом себе, препятствовать разглашению сведений личного, интимного характера; в понятие "частная жизнь" включается та область жизнедеятельности человека, которая относится к отдельному лицу, касается только его и не подлежит контролю со стороны общества и государства, если носит не противоправный характер.

Согласно «Обзора практики рассмотрения судами РФ дел о защите чести, достоинства и деловой репутации, а также неприкосновенности частной жизни публичных лиц в области политики, искусства, спорта» согласия на обнародование и дальнейшее использование изображения гражданина (в том числе его фотографии, а также видеозаписи или произведения изобразительного искусства, в которых он изображен, не требуется в случаях, когда изображение гражданина получено при съемке, которая проводится в местах, открытых для свободного посещения, или на публичных мероприятиях (собраниях, съездах, конференциях, концертах, представлениях, спортивных соревнованиях и подобных мероприятиях.

В соответствии со ст. 55, 56 ГПК РФ доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Каждая сторона должна доказывать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

По смыслу приведенных норм, в гражданском процессе действует презумпция, согласно которой на ответчика не может быть возложена ответственность, если истец не доказал обстоятельства, подтверждающие его требования. Решение об удовлетворении заявленных требований может быть принято судом в случае наличия достаточных, относимых, допустимых и достоверных доказательств, подтверждающих обоснованность заявленных требований.

В ходе рассмотрения настоящего дела ФИО4 не представлено доказательств, подтверждающих то, что он осуществлял сбор информации против истицы, её родственников и знакомых, вторгаясь в ее личную жизнь.

В возражении на апелляционную жалобу ФИО4 просит оставить решение суда без изменения как законное и обоснованное, указывая, что в силу п.1 ст.152.1 ГК РФ ее согласия на съемку требовалось, поскольку изображение, сделанное на публичном мероприятии, является основным объектом использования. Изображение не будет являться основным объектом использования, если используемое изображение служит иллюстрацией для репортажа о проведенном публичном мероприятии, на котором было сделано изображение, при этом не должно акцентироваться внимание вопринимающих информацию третьих лиц именно на изображении гражданина, то есть на изображении должны присутствовать и другие лица и объекты, которые были на данном мероприятии.

Обсудив доводы апелляционной жалобы и возражений, проверив законность и обоснованность обжалуемого решения, судебная коллегия находит решение суда подлежащим отмене по следующим основаниям.

Суд частично удовлетворил исковые требования, посчитав установленным, что видеосъемка истицы ФИО4 произведена ФИО5 незаконно, им же незаконно это видео размещено в сети Интернет.

Суд также посчитал установленным, что ответчиком нарушено право ФИО4 на неприкосновенность частной жизни.

Судебная коллегия не может согласиться с указанными выводами суда, поскольку они основаны на неправильном применении норм материального права.

Согласно статье 152.2 ГК РФ, если иное прямо не предусмотрено законом, не допускаются без согласия гражданина сбор, хранение, распространение и использование любой информации о его частной жизни, в частности сведений о его происхождении, о месте его пребывания или жительства, о личной и семейной жизни.

Не являются нарушением правил, установленных абзацем первым настоящего пункта, сбор, хранение, распространение и использование информации о частной жизни гражданина в государственных, общественных или иных публичных интересах, а также в случаях, если информация о частной жизни гражданина ранее стала общедоступной либо была раскрыта самим гражданином или по его воле.

2. Стороны обязательства не вправе разглашать ставшую известной им при возникновении и (или) исполнении обязательства информацию о частной жизни гражданина, являющегося стороной или третьим лицом в данном обязательстве, если соглашением не предусмотрена возможность такого разглашения информации о сторонах.

3. Неправомерным распространением полученной с нарушением закона информации о частной жизни гражданина считается, в частности, ее использование при создании произведений науки, литературы и искусства, если такое использование нарушает интересы гражданина.

Следовательно, к информации о частной жизни гражданина закон относит сведения о его происхождении, о месте его пребывания или жительства, о личной и семейной жизни.

Из материалов дела видно, что видеозапись, на которой изображена истица ФИО4, произведена ФИО5 в банкетном зале «Лейла» в с.ФИО9<адрес> на свадебном мероприятии, т.е. в общественном месте.

Видеозапись не содержит информацию о частной жизни ФИО4, и запечатлела истицу в обстановке банкетного зала на свадебном мероприятии.

При таком положении выводы суда о том, что ответчиком нарушено право ФИО4 на неприкосновенность ее частной жизни, основаны на неправильном применении и толковании норм материального права, не подтверждены имеющимися в материалах дела доказательствами.

Согласно статье 152.1 ГК РФ обнародование и дальнейшее использование изображения гражданина (в том числе его фотографии, а также видеозаписи или произведения изобразительного искусства, в которых он изображен) допускаются только с согласия этого гражданина. После смерти гражданина его изображение может использоваться только с согласия детей и пережившего супруга, а при их отсутствии - с согласия родителей. Такое согласие не требуется в случаях, когда:

1) использование изображения осуществляется в государственных, общественных или иных публичных интересах;

2) изображение гражданина получено при съемке, которая проводится в местах, открытых для свободного посещения, или на публичных мероприятиях (собраниях, съездах, конференциях, концертах, представлениях, спортивных соревнованиях и подобных мероприятиях), за исключением случаев, когда такое изображение является основным объектом использования;

3) гражданин позировал за плату.

Как разъяснено в п. 48 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от <дата> N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", с учетом положений статьи 56 ГПК РФ факт обнародования и использования изображения определенным лицом подлежит доказыванию лицом, запечатленным на таком изображении.

Обязанность доказывания правомерности обнародования и использования изображения гражданина возлагается на лицо, его осуществившее.

Суд посчитал, что съемка истицы произведена ответчиком без ее согласия, ее изображение являлось основным объектом использования.

Суд также посчитал установленным, что изображение ФИО4 было распространено в сети Интернет ответчиком.

Как видно из материалов дела, суд не привел в решении доказательства, на основании которых пришел к указанным выводам.

Как видно из приобщенных к материалам дела фотоснимкам с изображением ФИО4, объектом съемки являлось застолье (праздничный стол, угощенье), участником которого в числе других лиц была истица, на съемке запечатлен также сам ответчик ФИО5

При этом из содержания представленных истицей фотоснимков очевидно, что ФИО4 не проявляла неудовольствия по поводу видеосъемки.

Как усматривается из протоколов судебных заседаний от <дата>, от <дата>, от <дата> ответчик ФИО5 исковые требования не признал и последовательно утверждал, что съемка им произведена с согласия истицы, он не распространял видеозапись в сети Интернет, телефон, на котором была видеосъемка, является его служебным телефоном, доступ к которому был у многих, т.к. он без кода.

Как разъяснено в п. 45 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от <дата> N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", согласно подпункту 2 пункта 1 статьи 152.1 ГК РФ не требуется согласия гражданина для обнародования и дальнейшего использования изображения, полученного при съемке, которая проводится в местах, открытых для свободного посещения, в том числе открытых судебных заседаниях, или на публичных мероприятиях (собраниях, съездах, конференциях, концертах, представлениях, спортивных соревнованиях и подобных мероприятиях), за исключением случаев, когда такое изображение является основным объектом использования.

В частности, изображение гражданина на фотографии, сделанной в публичном месте, не будет являться основным объектом использования, если в целом фотоснимок отображает информацию о проведенном публичном мероприятии, на котором он был сделан.

По общему правилу, если изображенные на коллективном фотоснимке граждане очевидно выразили свое согласие на фотосъемку и при этом не запретили обнародование и использование фотоснимка, то один из этих граждан вправе обнародовать и использовать такое изображение без получения дополнительного согласия на это от иных изображенных на фотоснимке лиц, за исключением случаев, если такое изображение содержит информацию о частной жизни указанных лиц (пункт 1 статьи 152.2 ГК РФ).

В опровержение доводов ответчика ФИО5 о том, что съемка произведена им с согласия истицы в банкетном зале в кругу других лиц, и он не распространил видеозапись в сети Интернет, истицей доказательства не представлены.

Также в материалах дела не имеется доказательств того, что единственной целью обнародования и использования изображения ФИО4 являлось удовлетворение обывательского интереса к ее частной жизни либо извлечение прибыли. Напротив, из объяснений сторон следует, что ФИО4 и ФИО5 являются давшими хорошими знакомыми и шутили за ужином. Эти объяснения сторон подтверждает содержание фотоснимков.

При таком положении оснований для удовлетворения исковых требований не имеется, в связи с чем решение суда подлежит отмене с принятием по делу нового решения об отказе в удовлетворении исковых требований.

Руководствуясь ст.ст. 328,330 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Апелляционную жалобу ФИО5 удовлетворить.

Решение Дербентского районного суда от <дата> в части удовлетворения исковых требований ФИО4 к ФИО5 отменить, в отмененной части принять новое решение.

В удовлетворении исковых требований ФИО4 к ФИО5 об установлении факта нарушения ФИО5 права на неприкосновенность частной жизни ФИО4, обязании ФИО5 устранить обстоятельства, нарушившие право ФИО4 на частную жизнь, взыскании с ФИО5 в пользу ФИО4 компенсации морального вреда отказать.

Апелляционное определение вступает в законную силу со дня принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Верховный Суд Республики Дагестан в шестимесячный срок.

Председательствующий

Судьи:

Рейтинг@Mail.ru

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс».