Дело №22-2158/2016

Номер дела: 22-2158/2016

Дата начала: 10.06.2016

Суд: Саратовский областной суд

Статьи УК: 146, 171.2, 210
Категория
Поступившие с обвинительным актом (обвинительным постановлением)
Стороны по делу (третьи лица)
Вид лица Лицо
Афанасьев В.А.
Бабичев В.А.
Варламов А.В.
Гендляр М.О.
Горбунов А.А.
Данилин А.Н.
Демин А.Н.
Камлюк А.О.
Курышев Ф.С.
Курышева С.С.
Латиган Б.А.
Морозов А.В.
Писклин С.А.
Севостьянов В.А.
Усанова Н.Ю.
Хейиров Р.Х.
Хребтищев М.А.
 

Определение

Судьи Плетнева О.А.,

Ефимов А.В., Кожахин А.Н. Дело № 22-2158

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

10 августа 2016 года                         г. Саратов

Судебная коллегия по уголовным делам Саратовского областного суда в составе:

председательствующего Кобозева Г.В.,

судей Шатовой Т.И., Изотьевой Л.С.,

при секретаре Шамиловой М.Н.,

с участием прокурора Нефедова С.Ю.,

осуждённых Гендляра М.О., Усановой Н.Ю., Горбунова А.А., Хейирова Р.Х., Варламова А.В., Курышевой С.С., Камлюка А.О., Демина А.Н., Морозова А.В., Афанасьева В.А., Бабичева В.А., Писклина С.А., Данилина А.Н., Латигана Б.А., Курышева Ф.С., Севостьянова В.А., Хребтищева М.А.,

защитников - адвокатов Вакина В.С., Сальникова П.В., Красильникова И.В., Лопатниковой С.М., Кирюхина С.Ю., Лиходаева Е.Г., Дьяконовой С.В., Стояновой О.Г., Разуваевой Т.А., Клочко О.Ю., Исаевой Т.А., Морозовой О.В., Корнишина А.Г., Беловой О.Р., Головковой О.Ф., Пархоменко А.А., Рыбальченко А.В., Фетисовой О.В., Макаревича И.М., Пчелкиной Е.П., Кузьминой Л.Е., Ерофеева А.С., Филимоновой Т.Н., Фроловой Т.И., Морозова А.А., Чаплина И.В., Косьянчук Г.Н., Гришенкова А.Н., Мешкова И.П., Афанасьевой Г.Л., Берсудского К.С.,

законного представителя Злов А.Г. – Ивановой М.Ф.,

заинтересованных лиц Г.Н.Г., Г.К.А., Д.Н.С.,

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционное представление государственных обвинителей Тихонова Д.А., Егоровой Е.Ю., дополнительное апелляционное представление государственного обвинителя Тихонова Д.А., апелляционные жалобы и дополнения к ним осужденных Гендляра М.О., Усановой Н.Ю., Горбунова А.А., Хейирова Р.Х., Варламова А.В., Курышевой С.С., Камлюка А.О., Демина А.Н., Морозова А.В., Афанасьева В.А., Бабичева В.А., Писклина С.А., Данилина А.Н., Латигана Б.А., Курышева Ф.С., Севостьянова В.А., Хребтищева М.А., адвокатов Вакина В.С., Стариловой Е.В., Кирюхина С.Ю., Лопатниковой С.М., Дьяконовой С.В., Рзаева А.Р., Красильникова И.В., Маликовой Н.Ю., Нецветовой Н.В., Стояновой О.Г., Клочко О.Ю., Исаевой Т.А., Морозовой О.В., Киселевой Е.С., Головковой О.Ф., Лобановой Л.И., Пархоменко А.А., Фетисовой О.В., Болотина А.Б., Макаревича И.М., Пчелкиной Е.П., Кузьминой Л.Е., Филимоновой Т.Н., Красильниковой Л.Н., Фроловой Т.И., Чаплина И.В., Морозова А.А., Косьянчук Г.Н., Мешкова И.П., заинтересованных лиц З.А.Г., Г.Н.Г., Г.К.А., Д.Н.С., У.С.И.

на приговор Ленинского районного суда г. Саратова от 23 ноября 2015 года, которым

Усанова Н.Ю., <данные изъяты>, несудимая, осуждена по ч.1 ст.210 УК РФ к 13 годам лишения свободы со штрафом в размере 500000 рублей, с ограничением свободы на 1 год, с установлением указанных в приговоре обязанностей, по п.п. «б», «в» ч.3 ст. 146 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, по п.п. «а», «б» ч. 2 ст.171.2 УК РФ (в редакции Федерального закона от 20 июля 2011 года №250-ФЗ) к 3 годам 6 месяцам лишения свободы со штрафом в размере 300000 рублей, на основании ч.3 ст.69 УК РФ путем частичного сложения по совокупности преступлений к 15 годам лишения свободы с отбыванием в колонии общего режима, со штрафом в размере 600000 рублей, с ограничением свободы на 1 год, с установлением указанных в приговоре обязанностей,

Гендляр М.О., <данные изъяты> несудимый, осужден по по ч.1 ст.210 УК РФ к 16 годам лишения свободы со штрафом в размере 500000 рублей, с ограничением свободы на 1 год, с установлением указанных в приговоре обязанностей, по п.п. «б», «в» ч.3 ст.146 УК РФ к 4 года лишения свободы, по п.п. «а», «б» ч.2 ст.171.2 УК РФ (в редакции Федерального закона от 20 июля 2011 года №250-ФЗ) к 4 года 6 месяцам лишения свободы со штрафом в размере 300000 рублей, на основании ч.3 ст.69 УК РФ путем частичного сложения по совокупности преступлений к 17 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строго режима, со штрафом в размере 600000 рублей, с ограничением свободы на 1 год, с установлением указанных в приговоре обязанностей,

Горбунов А.А., <данные изъяты>, несудимый, осужден по ч.1 ст.210 УК РФ к 16 годам лишения свободы со штрафом в размере 500000 рублей, с ограничением свободы на 1 год, с установлением указанных в приговоре обязанностей, по п.п. «б», «в» ч.3 ст.146 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, по п.п. «а», «б» ч.2 ст.171.2 УК РФ (в редакции Федерального закона от 20 июля 2011 года №250-ФЗ) к 4 года лишения свободы со штрафом в размере 250000 рублей, на основании ч.3 ст.69 УК РФ путем частичного сложения по совокупности преступлений к 17 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, со штрафом в размере 600000 рублей, с ограничением свободы на 1 год, с установлением указанных в приговоре обязанностей,

Хейиров Р.Х., <данные изъяты> несудимый, осужден по ч.1 ст.210 УК РФ к 13 годам лишения свободы со штрафом в размере 400000 рублей, с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев, с установлением указанных в приговоре обязанностей, по п.п. «б», «в» ч.3 ст.146 УК РФ к 2 годам лишения свободы; по п.п. «а», «б» ч.2 ст.171.2 УК РФ (в редакции Федерального закона от 20 июля 2011 года №250-ФЗ) к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, со штрафом в размере 200000 рублей, на основании ч.3 ст.69 УК РФ путем частичного сложения по совокупности преступлений к 14 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, со штрафом в размере 450000 рублей, с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев, с установлением указанных в приговоре обязанностей,

Кырышева С.С., <данные изъяты>, несудимая, осуждена по ч.1 ст.210 УК РФ к 13 годам лишения свободы со штрафом в размере 400000 рублей, с ограничением свободы на 1 год, с установлением указанных в приговоре обязанностей, по п.п. «б», «в» ч.3 ст.146 УК РФ к 3 годам лишения свободы, по п.п. «а», «б» ч.2 ст.171.2 УК РФ (в редакции Федерального закона от 20 июля 2011 года №250-ФЗ) к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, со штрафом в размере 150000 рублей, на основании ч.3 ст.69 УК РФ путем частичного сложения по совокупности преступлений к 14 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима, со штрафом в размере 450000 рублей, с ограничением свободы на 1 год, с установлением указанных в приговоре обязанностей,

Бабичев В.А., <данные изъяты>, судимый 26 ноября 2008 года Октябрьским районным судом г. Саратова по ч.1 ст.111 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима, освободившийся 04 декабря 2009 года условно-досрочно на 1 год 1 месяц 4 дня, осужден по ч.1 ст.210 УК РФ к 14 годам 6 месяцам лишения свободы со штрафом в размере 400000 рублей, с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев, с установлением указанных в приговоре обязанностей, по п.п. «б», «в» ч.3 ст.146 УК РФ к 3 года лишения свободы, по п.п. «а», «б» ч.2 ст.171.2 УК РФ (в редакции Федерального закона от 20 июля 2011 года №250-ФЗ) к 3 года 6 месяцам лишения свободы со штрафом в размере 200000 рублей, на основании ч.3 ст.69 УК РФ путем частичного сложения по совокупности преступлений к 15 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, со штрафом в размере 500000 рублей, с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев, с установлением указанных в приговоре обязанностей,

Морозов А.В., <данные изъяты>, несудимый, осужден по ч.1 ст.210 УК РФ к 13 годам лишения свободы со штрафом в размере 400000 рублей, с ограничением свободы на 1 год, с установлением указанных в приговоре обязанностей, по п.п. «б», «в» ч.3 ст.146 УК РФ к 3 годам лишения свободы, по п.п. «а», «б» ч.2 ст.171.2 УК РФ (в редакции Федерального закона от 20 июля 2011 года №250-ФЗ) к 3 годам 6 месяцам лишения свободы со штрафом в размере 200000 рублей, на основании ч.3 ст.69 УК РФ путем частичного сложения по совокупности преступлений к 15 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, со штрафом в размере 500000 рублей, с ограничением свободы на 1 год, с установлением указанных в приговоре обязанностей,

Демин А.Н., <данные изъяты>, несудимый, осужден по ч.1 ст.210 УК РФ к 14 годам лишения свободы со штрафом в размере 400000 рублей, с ограничением свободы на 1 год, с установлением указанных в приговоре обязанностей, по п.п. «б», «в» ч.3 ст.146 УК РФ к 3 годам лишения свободы, по п.п. «а», «б» ч.2 ст.171.2 УК РФ (в редакции Федерального закона от 20 июля 2011 года №250-ФЗ) к 3 годам 6 месяцам лишения свободы со штрафом в размере 200000 рублей, на основании ч.3 ст.69 УК РФ путем частичного сложения по совокупности преступлений к 15 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, со штрафом в размере 500000 рублей, с ограничением свободы на 1 год, с установлением указанных в приговоре обязанностей,

Писклин С.А., <данные изъяты>, несудимый, осужден по ч.1 ст.210 УК РФ к 13 годам лишения свободы со штрафом в размере 400000 рублей, с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев, с установлением указанных в приговоре обязанностей, по п.п. «б», «в» ч.3 ст.146 УК РФ к 2 годам лишения свободы; по п.п. «а», «б» ч.2 ст.171.2 УК РФ (в редакции Федерального закона от 20 июля 2011 года №250-ФЗ) к 3 годам лишения свободы, со штрафом в размере 100000 рублей, на основании ч.3 ст.69 УК РФ путем частичного сложения по совокупности преступлений к 15 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, со штрафом в размере 500000 рублей, с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев, с установлением указанных в приговоре обязанностей,

Данилин А.Н., <данные изъяты>, не судимый, осужден по ч.1 ст.210 УК РФ к 14 годам лишения свободы со штрафом в размере 400000 рублей, с ограничением свободы на 1 год, с установлением указанных в приговоре обязанностей, по п.п. «б», «в» ч.3 ст.146 УК РФ к 2 года лишения свободы, по п.п. «а», «б» ч.2 ст.171.2 УК РФ (в редакции Федерального закона от 20 июля 2011 года №250-ФЗ) к 3 годм лишения свободы, со штрафом в размере 100000 рублей, на основании ч.3 ст.69 УК РФ путем частичного сложения по совокупности преступлений к 14 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, со штрафом в размере 450000 рублей, с ограничением свободы на 1 год, с установлением указанных в приговоре обязанностей,

Камлюк А.О., <данные изъяты>, осужден по ч.1 ст.210 УК РФ к 13 годам лишения свободы со штрафом в размере 400000 рублей, с ограничением свободы на 1 год, с установлением указанных в приговоре обязанностей, по п.п. «б», «в» ч.3 ст.146 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, по п.п. «а», «б» ч.2 ст.171.2 УК РФ (в редакции Федерального закона от 20 июля 2011 года №250-ФЗ) к 3 годам лишения свободы со штрафом в размере 200000 рублей, на основании ч.3 ст.69 УК РФ путем частичного сложения по совокупности преступлений к 15 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, со штрафом в размере 500000 рублей, с ограничением свободы на 1 год, с установлением указанных в приговоре обязанностей,

Латиган Б.А., <данные изъяты>, несудимый, осужден по ч.1 ст.210 УК РФ к 12 годам лишения свободы со штрафом в размере 350000 рублей, с ограничением свободы на 1 год, с установлением указанных в приговоре обязанностей, по п.п. «б», «в» ч.3 ст.146 УК РФ к 2 годам в виде лишения свободы, по п.п. «а», «б» ч.2 ст.171.2 УК РФ (в редакции Федерального закона от 20 июля 2011 года №250-ФЗ) к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, со штрафом в размере 100000 рублей, на основании ч.3 ст.69 УК РФ путем частичного сложения по совокупности преступлений к 13 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, со штрафом в размере 350000 рублей, с ограничением свободы на 1 год, с установлением указанных в приговоре обязанностей,

Афанасьев В.А., <данные изъяты>, не судимый, осужден по ч.1 ст.210 УК РФ к 12 годам 6 месяцам лишения свободы со штрафом в размере 300000 рублей, с ограничением свободы на 1 год, с установлением указанных в приговоре обязанностей, по п.п. «б», «в» ч.3 ст.146 УК РФ к 2 годам лишения свободы, по п.п. «а», «б» ч.2 ст.171.2 УК РФ (в редакции Федерального закона от 20 июля 2011 года №250-ФЗ) к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, со штрафом в размере 100000 рублей, на основании ч.3 ст.69 УК РФ путем частичного сложения по совокупности преступлений к 13 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, со штрафом в размере 350000 рублей, с ограничением свободы на 1 год, с установлением указанных в приговоре обязанностей,

Варламов А.В., <данные изъяты>, несудимый, осужден по по ч.1 ст.210 УК РФ к 12 годам лишения свободы со штрафом в размере 350000 рублей, с ограничением свободы на 1 год, с установлением указанных в приговоре обязанностей, по п.п. «б», «в» ч.3 ст.146 УК РФ к 2 годам лишения свободы, по п.п. «а», «б» ч.2 ст.171.2 УК РФ (в редакции Федерального закона от 20 июля 2011 года №250-ФЗ) к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, со штрафом в размере 100000 рублей, на основании ч.3 ст.69 УК РФ путем частичного сложения по совокупности преступлений к 13 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, со штрафом в размере 350000 рублей, с ограничением свободы на 1 год, с установлением соответствующих ограничений и возложением обязанностей, указанных в приговоре,

Курышев Ф.С., <данные изъяты>, несудимый, осужден по по ч.2 ст.210 УК РФ к 5 годам лишения свободы со штрафом в размере 200000 рублей и с ограничением свободы на срок 6 месяцев, с установлением соответствующих ограничений и возложением обязанностей, указанных в приговоре, по п.п. «б», «в» ч.3 ст.146 УК РФ к 2 годам лишения свободы, по п.п. «а», «б» ч.2 ст.171.2 УК РФ (в редакции Федерального закона от 20 июля 2011 года №250-ФЗ) к 2 годам лишения свободы, со штрафом в размере 100000 рублей, на основании ч.3 ст.69 УК РФ путем частичного сложения по совокупности преступлений к 6 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима, со штрафом в размере 250000 рублей, с ограничением свободы на срок 6 месяцев, с установлением указанных в приговоре обязанностей,

Севостьянов В.А., <данные изъяты>, судимый 07 сентября 2012 года Заводским районным судом г. Саратова по ч.1 ст.222 УК РФ к 1 году 4 месяцам лишения свободы с отбыванием в колонии-поселении, освободившийся 31 декабря 2013 года по отбытию наказания, осужден по ч.2 ст.210 УК РФ к 5 годам 6 месяцам лишения свободы со штрафом в размере 200000 рублей, с ограничением свободы на 6 месяцев, с установлением указанных в приговоре обязанностей, по п.п. «б», «в» ч.3 ст.146 УК РФ к 2 годам лишения свободы, по п.п. «а», «б» ч.2 ст.171.2 УК РФ (в редакции Федерального закона от 20 июля 2011 года №250-ФЗ) к 2 годам 6 месяцам лишения свободы со штрафом в размере 100000 рублей, на основании ч.3 ст.69 УК РФ путем частичного сложения по совокупности преступлений к 6 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима, со штрафом в размере 250000 рублей, с ограничением свободы на 6 месяцев, с установлением указанных в приговоре обязанностей,

Хребтищев М.А., <данные изъяты> несудимый, осужден по ч.2 ст.210 УК РФ к 6 годам лишения свободы со штрафом в размере 250000 рублей, с ограничением свободы на 6 месяцев, с установлением указанных в приговоре обязанностей, по п.п. «б», «в» ч.3 ст.146 УК РФ к 2 годам лишения свободы, по п.п. «а», «б» ч.2 ст.171.2 УК РФ (в редакции Федерального закона от 20 июля 2011 года №250-ФЗ) к 2 годам 6 месяцам лишения свободы со штрафом в размере 100000 рублей, на основании ч.3 ст.69 УК РФ путем частичного сложения по совокупности преступлений к 6 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима, со штрафом в размере 300000 рублей, с ограничением свободы на 6 месяцев, с установлением указанных в приговоре обязанностей,

Этим же приговором с осужденных в солидарном порядке в пользу потерпевшего ООО «Игрософт» в счет возмещения ущерба, причиненного преступлением, взыскано 10982850 рублей.

Заслушав доклад судьи Кобозева Г.В., осужденных Гендляра М.О., Усанову Н.Ю., Горбунова А.А., Хейирова Р.Х., Варламова А.В., Курышеву С.С., Камлюка А.О., Демина А.Н., Морозова А.В., Афанасьева В.А., Бабичева В.А., Писклина С.А., Данилина А.Н., Латигана Б.А., Курышева Ф.С., Севостьянова В.А., Хребтищева М.А., защитников - адвокатов Вакина В.С., Сальникова П.В., Красильникова И.В., Лопатникову С.М., Кирюхина С.Ю., Лиходаева Е.Г., Дьяконову С.В., Стоянову О.Г., Разуваеву Т.А., Клочко О.Ю., Исаеву Т.А., Морозову О.В., Корнишина А.Г., Белову О.Р., Головкову О.Ф., Пархоменко А.А., Рыбальченко А.В., Фетисову О.В., Макаревича И.М., Пчелкину Е.П., Кузьмину Л.Е., Ерофееву А.С., Филимонову Т.Н., Фролову Т.И., Морозова А.А., Чаплина И.В., Косьянчук Г.Н., Гришенкова А.Н., Мешкова И.П., заинтересованных лиц Г.Н.Г., Г.К.А., Д.Н.С., поддержавших доводы апелляционных жалоб и дополнений к ним, мнение адвокатов Афанасьевой Г.Л., Берсудского К.С., законного представителя Злова А.Г. – И.М.Ф., просивших оставить принятые судом решения без изменения, прокурора Нефедова С.Ю., полагавшего приговор подлежащим изменению по доводам апелляционного представления и дополнения к нему, судебная коллегия

установила:

Согласно приговору, в период до марта-апреля 2011 года у Усановой Н.Ю., Гендляра М.О., Горбунова А.А. и лица, дело в отношении которого было выделено в отдельное производство, возник умысел на незаконное использование объектов авторского права в особо крупном размере, а также незаконную для извлечения финансовой выгоды организацию и проведение азартных игр на территории г.Саратова и г. Энгельса Саратовской области. С целью реализации указанного умысла Усанова Н.Ю., Гендляр М.О., Горбунов А.А. и лицо, дело в отношении которого было выделено в отдельное производство, с помощью привлеченных ими с этой же целью Данилина А.Н., Камлюка А.О., Латигана Б.А., Афанасьева В.А., Варламова А.В., Бабичева В.А., Морозова А.В., Демина А.Н., Писклина С.А. и Хейирова Р.Х., объединившихся в устойчивую группу, действуя в составе последней, в период до июня-июля 2011 года приискали и оборудовали соответствующим инвентарем на территории г. Саратова и г. Энгельса помещения, создали штат сотрудников, разработали комплекс мер, направленных на обеспечение безопасности деятельности игорных заведений. Гендляр М.О. с ведома и согласия остальных членов организованной группы осуществил переработку в форме модификации игровых программ для ЭВМ, права на которые принадлежат ООО «Игрософт»: «Gnome», «Crazy Monkey», «Garage», «Keks», «Pirate», «Rock Climber», «Island 2», «Sweet Life», «Sweet Life 2», «Fruit Cocktail» и осуществил их воспроизведение на электронные носители – флэш-карты, изготовив не менее 1070 контрафактных экземпляров произведений. Также было изготовлено и подготовлено к функционированию в вышеуказанных помещениях не менее 107 игровых автоматов, в каждый из которых установлены электронные носители с вышеуказанными игровыми программами. Были заключены договоры на предоставление телекоммуникационных услуг с различными Интернет-провайдерами в целях обеспечения возможности осуществления контроля за работой подключенных через информационно-телекоммуникационные сети игровых автоматов, обновления программного обеспечения, контроля за движением вырученных от незаконного проведения азартных игр денежных средств, приняты иные меры к обеспечению реализации задуманного. Примерно с июня – июля 2011 года, действуя в составе организованной группы, указанные лица, стали незаконно проводить азартные игры с использованием игрового оборудования вне игорной зоны с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети «Интернет», а также незаконно демонстрировать переработанные игровые программы для ЭВМ с помощью технических средств в местах, открытых для свободного посещения, а именно в незаконно созданных игорных заведениях, расположенных в г. Саратове и г. Энгельсе по адресам, указанным в описательной части приговора. С июля 2011 года в данной организованной группе с ведома и согласия остальных её участников стала принимать участие Курышева С.С.

Кроме того, судом установлено, что в период после 06 августа 2011 года до сентября 2011 года, по предложению Усановой Н.Ю., Гендляра М.О. и Горбунова А.А. Данилин А.Н., Камлюк А.О., Латиган Б.А., Афанасьев В.А., Варламов А.В., Бабичев В.А., Морозов А.В., Демин А.Н., Писклин С.А., Хейиров Р.Х. и Курышева С.С. с целью совместного совершения тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансовой выгоды объединились в структурированную устойчивую организованную группу – преступное сообщество (преступную организацию), под единым руководством Усановой Н.Ю., Гендляра М.О., Горбунова А.А. и лица, дело в отношении которого было выделено в отдельное производство, в составе которого в период с 06 августа 2011 года до 07 августа 2012 года незаконно организовывали и проводили азартные игры с использованием игрового оборудования вне игорной зоны, с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети «Интернет», и средств подвижной связи, а также незаконно использовали объекты авторского права.

Созданное при указанных обстоятельствах преступное сообщество, участие в котором впоследствии стали принимать Курышев Ф.С., Хребтищев М.А. и Севостьянов В.А., представляло собой структурированную организованную группу и фактически состояло из трех функционально обособленных подразделений, созданных Гендляром М.О., Усановой Н.Ю., Горбуновым А.А. и лицом, дело в отношении которого было выделено в отдельное производство. Гендляр М.О., Усанова Н.Ю. и Горбунов А.А., согласно распределенным ролям, осуществляли общее руководство данным сообществом (организацией), выражающееся в осуществлении организационных и управленческих функций в отношении преступного сообщества (преступной организации) в целом, а также его структурных подразделений и отдельных его участников как при совершении конкретных преступлений, так и при обеспечении деятельности всего преступного сообщества (преступной организации). Так, указанные лица определяли цели, разрабатывали общие планы деятельности преступного сообщества (преступной организации), принимали решения и давали соответствующие указания участникам преступного сообщества (преступной организации) по вопросам, связанным с распределением доходов, полученных от преступной деятельности, с вербовкой новых участников, совершали иные действия, направленные на достижение целей, поставленных преступным сообществом (преступной организацией) и входящими в его (ее) структуру подразделениями при их создании.

В первое подразделение, руководителем которого являлся Горбунов А.А., входили Злов А.Г. и Хейиров Р.Х. Подразделение выполняло следующие задачи: обеспечение безопасности деятельности данной структурированной организованной группы: контроль за работой штата сотрудников игорных заведений, соблюдение дисциплины, порядка и установленных правил работы игорных заведений, принятие решений о наказании провинившихся сотрудников, сбор и анализ информации о готовящихся сотрудниками правоохранительных и иных контролирующих органов проверках деятельности игорных заведений, определение режима работы игорных заведений с учетом полученной информации, а также выполнение иных задач, направленных на обеспечение функционирования преступного сообщества (преступной организации).

Во второе подразделение, руководителем которого являлся Писклин С.А., входили Бабичев В.А., Морозов А.В., Демин А.Н., Курышева С.С., а впоследствии также Курышев Ф.С., Хребтищев М.А. и Севостьянов В.А. Подразделение выполняло следующие задачи: обеспечение непосредственного функционирования игорных заведений (управляющие залами): проведение азартных игр посредством специально обученных лиц (персонала) с использованием игровых автоматов, оснащенных электронными носителями с записанными на них переработанными игровыми программами, исключительные права на которые принадлежат ООО «Игрософт», публичный показ данных произведений без согласия правообладателя, контроль за работой персонала залов игровых автоматов, осуществление ежедневного сбора денежных средств, вырученных от названной незаконной деятельности, передача данных денежных средств в общую кассу для дальнейшего учета и распределения руководителями, обеспечение круглосуточной работы залов игровых автоматов, сокрытие денежных средств, полученных преступным путем, от сотрудников правоохранительных органов при проведении ими проверок.

В третье подразделение, руководителем которого являлся Гендляр М.О., входили Данилин А.Н., Камлюк А.О., Латиган Б.А., Афанасьев В.А. и Варламов А.В. Подразделение выполняло следующие задачи: техническое сопровождение и обеспечение игорных заведений: сборка, ремонт и установка игрового оборудования, обеспечение наличия и функционирования информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети "Интернет", сбор и учет статистических данных, а также выполнение иных задач, направленных на обеспечение функционирования преступного сообщества (преступной организации). В самих структурных подразделениях также имело место распределение ролей.

В результате незаконных организации и проведения азартных игр преступным сообществом за время его существования извлечен доход не менее 105389036,60 рублей, что согласно примечанию к статье 169 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2010 года №224-ФЗ) является особо крупным размером; при непосредственном участии Курышева Ф.С. в преступном сообществе с января 2012 года – не менее 82638175 рублей, что является особо крупным размером; при непосредственном участии Хребтищева М.А. в преступном сообществе с февраля 2012 года - не менее 74734319 рублей, что является особо крупным размером; при непосредственном участии Севостьянова В.А. в преступном сообществе с июня 2012 года – не менее 32834485 рублей, что является особо крупным размером.

В результате незаконного использования объектов авторского права преступным сообществом причинен ущерб ООО «Игрософт» на сумму не менее 10982850 рублей, что согласно примечанию к статье 146 УК РФ в редакции Федерального закона от 07 декабря 2011 года №420-ФЗ является особо крупным размером.

За совершение указанных действий Усанова Н.Ю., Гендляр М.О., Горбунов А.А., Хейиров Р.Х., Курышева С.С., Бабичев В.А., Морозов А.В., Писклин С.А., Данилин А.Н., Камлюк А.О., Латигаи Б.А., Афанасьев В.А., Варламов А.В. и Демин А.Н. были признаны виновными в создании преступного сообщества (преступной организации) в целях совместного совершения нескольких тяжких преступлений. Усанова Н.Ю. и Гендляр М.О. также осуждены за осуществление руководства преступным сообществом (организацией). Горбунов А.А. осужден за осуществление руководства таким сообществом (организацией) и входящим в сообщество (организацию) структурным подразделением, а Писклин С.А. - за осуществление руководства входящим в преступное сообщество (организацию) структурным подразделением.

Курышев Ф.С., Севостьянов В.А. и Хребтищев М.А. осуждены за участие в преступном сообществе (преступной организации).

Кроме того, Усанова Н.Ю., Гендляр М.О., Хейиров Р.Х., Курышева С.С.. Бабичев В.А., Морозов А.В., Писклин С.А., Данилин А.Н., Камлюк А.О., Латиган Б.А., Афанасьев В.А., Варламов А.В., Горбунов А.А., Демин А.Н., Курышев Ф.С., Севостьянов В.А. и Хребтищев М.А. признаны виновными в незаконном использовании объектов авторского права, организованной группой, в особо крупном размере, а также осуждены за организацию и проведение азартных игр с использованием игрового оборудования вне игорной зоны, с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети «Интернет», средств подвижной связи, сопряженные с извлечением дохода в особо крупном размере, организованной группой.

В апелляционных жалобах и в дополнениях к ним осужденные Хейиров Р.Х., Варламов А.В., Курышева С.С., Камлюк А.О., Морозов А.В., Афанасьев В.А., Бабичев В.А., Горбунов А.А., Курышев Ф.С., Севостьянов В.А., Гендляр М.О., Писклин С.А., Усанова Н.Ю., Данилин А.Н., Латиган Б.А., Демин А.Н., Хребтищев М.А. и их защитники-адвокаты Пархоменко А.А., Головкова О.Ф., Лобанова Л.И., Кузьмина Л.Е., Филимонова Т.Н., Красильникова Л.Н., Старилова Е.В., Кирюхин С.Ю., Лопатникова С.М., Клочко О.Ю., Исаева Т.А., Болотин А.Б., Фетисова О.В., ФроловаТ.И., Нецветова Н.В., Стоянова О.Г., Макаревич И.М., Пчелкина Е.П., Чаплин И.В., Морозов А.А., Маликова Н.Ю., Красильников И.В., Морозова О.В., Киселева Е.С., Косьянчук Г.Н., Мешков И.П. выражают несогласие с приговором, считают его незаконным, необоснованным и несправедливым, постановленным с нарушением уголовного, уголовно процессуального законов и подлежащим отмене.

В подтверждение этого в апелляционных жалобах и в дополнениях к ним указывается на следующие обстоятельства:

обвинительное заключение по делу было составлено с нарушением требований закона и препятствовало рассмотрению дела судом. Обвинение осужденным было предъявлено без учета того, что уголовная ответственность по ст.171.2 УК РФ была введена только 6 августа 2011 года. В обвинительном заключении не указано: кто конкретно участвовал и проводил азартные игры и в какой период времени; когда и каким образом осуществлялся публичный показ программ для ЭВМ; когда и при каких обстоятельствах осужденные должны были узнать о существовании ООО «Игрософт» и о наличии у него исключительных прав на программы для ЭВМ; время и обстоятельства создания преступного сообщества. Объективная сторона преступления, предусмотренного ст.171.2 УК РФ, выраженная в указании на конкретные действиях осужденных, в обвинительном заключении не нашла своего отражения. Также не определены место, время, способ, мотивы совершения преступления, предусмотренного п.п. «б», «в» ч.3 ст.146 УК РФ. В обвинительном заключении нет указания на наличие у осужденных единого умысла на совершение преступлений с осознанием своей принадлежности к преступному сообществу (преступной организации), не приводятся изменения, произошедшие в уже якобы существующей организованной группе, отличающие её от вновь созданного преступного сообщества, что свидетельствует об отсутствии в обвинительном заключении описания объективной составляющей преступления, предусмотренного ч.1 ст.210 УК РФ;

приговор основан на недопустимых и сфальсифицированных доказательствах, постановлен незаконным составом суда, с нарушением правил о подсудности и тайны совещательной комнаты;

протокол судебного заседания не отражает необходимых и обязательных сведений о ходе судебного разбирательства. Проводившаяся судом аудиозапись судебных заседаний была утрачена, что следует расценивать как отсутствие протокола судебного заседание и безусловное основание для отмены приговора;

в ходе производства по делу были нарушены права осужденных пользоваться помощью защитника, в том числе избранного ими, участвовать в исследовании доказательств. Осужденным не была предоставлена возможность знакомиться без ограничения во времени с материалами уголовного дела и с вещественными доказательствами, подготовится к даче показаний и к выступлению в прениях. Было ограничено их право на получение своевременной консультации защитников, последним, в свою очередь, не были созданы необходимые условия для реализации процессуальных прав и обязанностей;

суд первой инстанции встал на сторону обвинения, допускал вмешательства в адвокатскую деятельность, оказывал давление на осужденных путем отказа им в предоставлении медицинской помощи, по окончании судебного следствия, подсудимые доставлялись в суд без предоставления им пищи;

виновность осужденных в инкриминируемых им преступлениях не доказана. В материалах уголовного дела отсутствуют достоверные сведения, подтверждающие получение дохода от азартных игр в размере 1500000 руб.;

в нарушение требований уголовно-процессуального закона суд в приговоре не дал оценку доводам стороны защиты, всем исследованным в ходе судебного следствия доказательствам, не указал мотивы, по которым принял одни из доказательств и отверг другие, в приговоре нет указания на конкретные действия осужденных, свидетельствующие о наличии в них состава преступления;

при возбуждении уголовного дела, при осмотре мест происшествия, при изъятии в ходе осмотров оборудования, предметов, документов и денежных средств, а также при их осмотре, при проведении оперативно-розыскных мероприятий, в частности при прослушивании телефонных переговоров осужденных, были допущены нарушения Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» и уголовно-процессуального закона, свидетельствующие о недопустимости положенных в основу приговора доказательств. Суд, отклоняя ходатайства о признании недопустимыми доказательствами протоколов осмотра не учел, что в протоколах не указаны причины производства осмотров в ночное время, не описаны изымаемые предметы и документы, в осмотрах участвовали следователи, не входящие в следственную группу, не выяснялась компетенция участвующих в осмотрах специалистов, осмотр в помещениях организаций производился в отсутствие представителя этих администраций, составленные в ходе предварительного следствия процессуальные документы имеют многочисленные исправления, которые не оговорены. Судом необоснованно было отказано в удовлетворении ходатайства стороны защиты о вызове для допроса лиц, участвующих в ходе досудебного производства в качестве понятых и специалистов, в исследовании письменных материалов дела, подтверждающих доводы о недопустимости положенных в основу приговора доказательств;

в ходе судебного следствия были нарушены требования уголовно-процессуального закона при допросе осужденных и свидетелей, при оглашении показаний лиц, сведений о вызове которых в судебное заседание в материалах дела не имеется. Выездное судебное заседание 17-19 июня 2015 года, в ходе которого в административном корпусе ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Саратовской области осматривались вещественные доказательства, проходило в закрытом судебном заседании с нарушением принципа гласности. Осмотр вещественных доказательств был проведен с нарушением закрепленного в ст. 240 УПК РФ принципа непосредственности. Судом первой инстанции в нарушение положений ч.3 ст. 278, ч.3 ст.281 УПК РФ были удовлетворены ходатайства государственного обвинителя об оглашении показаний свидетелей до их допроса стороной защиты. В нарушение предусмотренного ст. 274 УПК РФ порядка исследования доказательств, после начала исследования доказательств стороны защиты, суд вернулся к исследованию доказательств стороны обвинения, в том числе были допрошены не заявленные ранее стороной обвинения свидетели. При исследовании материалов уголовного дела, доказательства оглашались не в полном объеме, а в части интересующей сторону обвинения;

недопустимыми в качестве доказательств являются проведенные по делу судебно – бухгалтерская и судебно инженерно-технологическая экспертизы, которые были назначены и проведены с нарушением законодательства и методик, регламентирующих их производство, ненадлежащими организациями и лицами, не обладающими соответствующими специальными познаниями, выводы экспертов не мотивированны и основаны на недостоверных исходных данных;

по ст. 146 УК РФ не установлен факт нарушения авторских прав, не определено какие именно права автора нарушены и какими действиями, отсутствуют доказательства существования контрафактного продукта и количества его экземпляров, не установлен ущерб, наступивший в результате нарушения авторского права. Суд, указав, что использование объектов авторского права имело место в виде их переработки, вышел за пределы диспозиции ч.3 ст. 146 УК РФ;

в приговоре не дана оценка подтверждающим невиновность осужденных доказательствам, в числе которых приводятся: заключение специалиста по видеозаписи и протоколу осмотра места происшествия от 7 августа 2012 года; сертификат соответствия ИЛ ПС ООО ЦРИОИТ, рег. №РОСС яи.<данные изъяты>; справка специалистов ООО «Национальный центр по борьбе с преступлениями в сфере высоких технологий» от <дата> (Ю.И.Ю.); заключение специалистов АНО «СОДЭКС МГЮА им. К.О.Е.» от <дата> на заключение эксперта /И-0003 от 18.03.2013г. - 30.05.2013г.; справка специалиста - профессора Б.А.Н. от <дата> на заключение эксперта от <дата> - <дата>; патенты на промышленные образцы, решения о выдаче патентов на промышленные образцы с указанием в качестве автора и патентообладателя Гендляра М.О., решения о государственной регистрации товарных знаков, выданных по заявлению ООО «НПФ «Сайнс-Лоджик»; решения судов, имеющих преюдициальное значение; разъяснения ООО «Игрософт», бухгалтерский баланс ООО «Игрософт»;

судом принято необоснованное решение о конфискации арестованного и изъятого в ходе производства по делу имущества, принадлежащего осужденным и другим лица, без учета времени и оснований его приобретения.

Кроме доводов, аналогичных указанным выше, в апелляционных жалобах обращается внимание на следующие обстоятельства.

Осужденный Гендляр М.О., адвокат Вакин В.С. в защиту интересов осужденного Гендляра М.О., приводя расчеты скорости набора печатного текста, делают вывод, что приговор суда был изготовлен за пределами совещательной комнаты. Приговор суда вынесен с нарушением правил о подсудности, так как место совершения большинства преступлений или наиболее тяжкого из них было установлено предварительным следствием в Октябрьском районе г. Саратова. Обращают внимание на то, что в уголовном деле отсутствуют материалы по жалобам осужденных и их защитников на действия должностных лиц, поданных в ходе предварительного следствия в порядке, предусмотренном ст.125 УПК РФ. Считают, что судья Пименов И.И. и Озеров А.Ю. подлежали отводу в связи с тем, что в ранее принятых ими решениях высказали свое мнение по вопросам, которые явились предметом судебного разбирательства по настоящему делу. Судья Плетнева О.А. подлежала отводу, так как по настоящему делу дважды проводила предварительные слушания, в ходе которых высказала мнение по существу фактических и правовых вопросов, связанных с производством по делу. Кроме того, с превышением полномочий в предварительном судебном заседании вынесла постановление о назначении стационарной комплексной психолого-психиатрической экспертизы в отношении Злова А.Г. Будучи мировым судьей Плетнева О.А. принимала решения, имеющие отношение к рассмотренному уголовному делу. Кроме того, действия судьи Плетневой О.А., свидетельствующие о её обвинительной позиции, порождают сомнения в её беспристрастности. Полагают, что все следственные действия с 26 октября 2012 года до 18 октября 2013 года были проведены с нарушением права Гендляра М.О. на защиту в связи с тем, что в условиях домашнего ареста и запрета пользоваться всеми видами связи он был лишен возможности обжаловать действия следственных органов и суда. С момента избрания 20 октября 2014 года Гендляру М.О. меры пресечения в виде содержания под стражей ни у него, ни у его защитников не было обвинительного заключения, что также лишило его возможности осуществлять свою защиту. Считают, что участие в производстве по делу сотрудников полиции В.С.Б., Ш.С.Б., П.С.А. К.Д.И., П.А.С., следователя-криминалиста М.Е.С. не соответствовало требованиям уголовно-процессуального закона, в связи с чем проведенные с их участием следственные действия являются недопустимыми доказательствами, в частности протоколы допросов свидетелей Ш.Л.В., Т.О.В. и Н.Л.Н. Обращают внимание, что суд в нарушение требований ст. 88 УПК РФ не дал никакой оценки показаниям свидетелей Р.Е.И., К.Л.В., Б.А.А., данным ими в ходе предварительного следствия, а также показаниям свидетеля П.С.С. в судебном заседании. Показаниям свидетелей Ш.Р.Д., С.Н.П., Б.Е.С., М.И.А., К.Л.В., Р.Д.А., К.Д.А., К.А.С., Ш.И.В., Т.О.В., Т.Д.С., К.Д.И., Д.О.В., С.О.В., Р.Е.И., Л.О.С., Г.О.А., К.А.Ф., У.С.И., Б.А.А., показаниям осужденных Данилина А.Н., Курышевой С.С. в приговоре дана поверхностная и противоречивая оценка. Показания свидетелей К.А.Ш., Д.В.С., Р.Д.А., Б.Н.А., Р.Ю.А., Л.М.С., Н.К.С. в приговоре искажены или приведены не полностью. Суд оставил без внимания показания свидетелей об оказанном на них в ходе предварительного следствия давлении. Полагают, что компакт-диски с аудиозаписями, стенограммы прослушанных и записанных на компакт-дисках файлов, протоколы их осмотра, а также постановления о признании компакт-дисков вещественными доказательствами не могут являться допустимыми доказательствами по уголовному делу. В основу приговора положены противоречивые не подтвержденные доказательствами выводы о нарушении авторских прав ООО «Игрософт». Считают, что ООО «Игрософт» не имеет личных неимущественных прав, которые могли быть нарушены. Выражают несогласие с принятым судом решением о конфискации имущества, принадлежащего Гендляр М.О., денежных средств, принадлежащих Г.Н.Г., а также имущества, изъятого в спортбарах, в офисе, расположенном по адресу: <адрес>, на складе, расположенном по адресу: <адрес>». Решение суда по гражданскому иску ООО "Игрософт", по их мнению, противоречит позиции потерпевшего и установленным в ходе судебного разбирательства обстоятельствам.

В дополнение к указанным выше доводам осужденный Горбунов А.А. в апелляционной жалобе и в дополнениях к ней также обращает внимание на показания свидетеля Ш.И.В., согласно которым в ходе осмотра сотрудниками полиции были подброшены денежные средства для подтверждения версии следствия о наличии дохода от игорных заведений в крупном размере. Полагает, что суд оставил без внимания представленные стороной защиты исследования электронного оборудования и программного обеспечения, проведенные как независимыми экспертами и государственными органами, подтверждающие, что изъятое в спортбарах оборудование не являлось игровым. Обращает внимание, что программа, используемая в этом оборудовании, была зарегистрирована Роспатентом с указанием авторства Гендляр М.О. Не согласен с указанием в приговоре о прохождении им службы в ОМОНе.

В апелляционной жалобе и в дополнениях к ней осужденный Латиган Б.А. обращает внимание на имеющие преюдициальное значение решения судов, заключения государственных экспертиз, на наличие материалов, по которым было отказано в возбуждении уголовных дел либо прекращено административное производство, которые, по его мнению, свидетельствуют о том, что деятельность ООО «РИЦ» и его генерального директора Усановой Н.Ю. соответствовала требованиям закона, оборудование, произведенное ООО НПФ «Саинс Лоджик», не является игровым. Указывает на то, что на момент его привлечения в качестве обвиняемого все экспертизы по делу уже были проведены, в связи с чем, считает, что были нарушены его права, предусмотренные ст. 195 УПК РФ.

В апелляционной жалобе и в дополнении к ней адвокат Стоянова О.Г. в защиту интересов осужденной Курышевой С.С. указывает, что доказательств, свидетельствующих о том, что Курышева С.С. желала создать преступное сообщество либо войти в него не имеется. Обращает внимание на то, что на момент устройства Курышевой С.С. управляющей, спортбары уже функционировали, имелась документация, подтверждающая легальность их деятельности.

В апелляционной жалобе адвокат Нецветова Н.В. в защиту интересов осужденной Курышевой С.С. кроме доводов о её невиновности указывает на неправомерное обращение в доход государства автомобиля Курышевой С.С., который был приобретен до вменяемого ей периода преступной деятельности. Кроме того, обращает внимание на то, что у Курышевой С.С. имеется двое малолетних детей, которые остались без попечения родителей.

В апелляционной жалобе и в дополнении к ней осужденный Хребтищев М.А. указывает на нарушение в ходе производства по делу его права на защиту, обращает внимание, что его защитник - адвокат Степанян Н.А. ранее представлял интересы Ажнакина А.В., уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство. Полагает, что судебные заседания с участием адвоката Степаняна Н.А. должны были быть признаны недопустимыми. Указывает, что адвокат Косьянчук Г.Н. представляла интересы Бабичева В.А. по другому уголовному делу, а адвокат Кондрашова О.В. не оказывала ему надлежащей юридической помощи, в связи с чем ей неоднократно заявлялись отводы. Полагает, что суд необоснованно положил в основу обвинительного приговора его показания, данные им в ходе предварительного следствия, так как его допросы, как и допросы большинства свидетелей и осужденных, производились без разъяснения положений ст. 51 Конституции РФ.

В апелляционной жалобе адвокат Косьянчук Г.Н. в защиту интересов осужденного Хребтищева М.А. обращает внимание на то, что Хребтищев М.А. работал в спортбаре в должности завхоза, не обладал административно-распорядительными функциями, был уверен в легальности деятельности заведения, ранее он не судим, участвовал в боевых действиях.

В апелляционной жалобе адвокат Киселева Е.С. в защиту интересов осужденного Хейирова Р.Х. указывает, что ее подзащитный не состоял в преступном сообществе, не имел никакого отношения к деятельности спортбаров и проведению каких-либо азартных игр. В приговоре не указано какими действиями Хейирова Р.Х. были совершены вменяемые ему преступления.

В апелляционной жалобе и в дополнениях к ней осужденный Морозов А.В. указывает на то, что в ходе предварительного следствия был лишен следователем возможности воспользоваться услугами адвоката Боус А.Д., с которым его родственники заключили соглашение и от услуг которого он не отказывался.

Адвокат Головкова О.Ф. указывает на то, что Морозов А.В. не создавал преступное сообщество, участия в нем не принимал и доходов от преступной деятельности не получал, а работал по трудовому договору в легальной организации, где получал зарплату. Обращает внимание на то, что Морозов А.В. ранее к уголовной ответственности не привлекался, служил в армии, положительно характеризуется, имеет постоянное место жительства, семью, престарелого отца на иждивении.

В апелляционной жалобе и в дополнении к ней адвокат Морозов А.А. в защиту интересов осужденного Севостьянова В.А. указывает, что Севостьянов В.А. не создавал преступное сообщество, участия в нем не принимал, а работал официально по трудовому договору, ничьих авторских прав не нарушал и не мог этого сделать, так как не обладал необходимыми для этого познаниями. Показания его подзащитного подтверждаются показаниями других осужденных и свидетелей.

В апелляционной жалобе и в дополнении к ней осужденный Данилин А.Н. указывает на то, что был лишен возможности воспользоваться услугами адвокатов Коваль А.А. и Соколова С.А., которые представляли его интересы в ходе предварительного следствия. Полагает, что в уголовном деле отсутствуют доказательства существования преступного сообщества.

В апелляционной жалобе и в дополнениях к ней осужденный Писклин С.А. указывает, что его допрос 14 марта 2014 г. в ходе предварительного следствия является недопустимым доказательством, так как был проведен без его защитника Рыбальченко А.В., о чем свидетельствует отсутствие подписи последнего в протоколе допроса. Обращает внимание на то, что в данном протоколе им было указано о несоответствии его показаний действительности. Указывает, что ему, как и другим осужденным не были разъяснены права перед предъявлением обвинения в окончательном варианте.

Усанова Н.Ю. в своих доводах указывает, что не соглашается с выводами суда, сделанными на основании заключения амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы, о наличии у нее психологических особенностей личности, позволяющих ей занимать лидирующие положение в преступном сообществе. Полагает, что с 10 августа 2012 года до 02 августа 2013 года она не могла осуществлять свои права на защиту, поскольку в отношении неё была избрана мера пресечения в виде домашнего ареста, с установлением запрета на отправку почтовой корреспонденции и на пользование всеми видами связи, что лишило её возможности обжаловать действия следствия и суда.

В апелляционной жалобе Золотов А.Г. выражает несогласие с приговором в части отказа в удовлетворении его ходатайств о возврате денежных средств в размере 510000 рублей, изъятых 07 августа 2012 года в ходе осмотра офисного центра и приобщенных к делу в качестве вещественных доказательств. Указывает, что данные денежные средства не имеют отношения к рассмотренному уголовному делу, являются заработанными сбережениями его семьи, которые он хранил в сейфе на своем рабочем месте, что подтверждается имеющимися в деле документами. Просит приговор отменить, вынести новое судебное решение которым удовлетворить его требования.

В апелляционной жалобе и в дополнении к ней адвокат Мешков И.П. и его подзащитный А.А.В. выражают несогласие с приговором в части ареста и конфискации принадлежащего А.А.В. имущества, считают его необоснованным и незаконным. Полагают, что суд не принял во внимание установленные решениями судов обстоятельства приобретения арестованного имущества и его принадлежность. В связи с прекращением в отношении А.А.В. уголовного дела с освобождением от уголовной ответственности какие – либо имущественные взыскания с него недопустимы. Просят в указанной части приговор отменить.

В возражениях на апелляционную жалобу Мешкова И.П. Свотнева И.Н. указывает на несостоятельность доводов жалобы о принадлежности ей арестованного имущества А.А.В.

В апелляционной жалобе и в дополнении к ней Г.Н.Г. выражает несогласие с приговором в части обращения принадлежащих ей денежных средств в сумме 1824000 рублей в собственность государства, просит приговор отменить и возвратить ей указанную денежную сумму. Полагает, что суд, принимая решение в отношении её собственности, вышел за пределы своих полномочий, возложив на нее обязанность доказывания принадлежности ей этих денежных средств, находящихся на территории её части собственности.

В апелляционной жалобе Г.К.А. выражает несогласие с приговором, просит его отменить в части обращения в собственность государства имущества её супруга Гендляра М.О. Исходя из норм Семейного кодекса РФ, полагает, что конфискованое имущество не является личной собственности Гендляра М.О. Обращает внимание на то, что принятое судом решение не учитывает время и основания приобретения транспортных средств.

В апелляционной жалобе У.С.И. выражает несогласие с приговором в части конфискации в доход государства принадлежащих ей денежных средств в сумме 2000000 рублей, считает его незаконным и необоснованным.

В апелляционной жалобе Д.Н.С. выражает несогласие с приговором в части обращения в доход государства принадлежащих ей денежных средств в сумме 440000 рублей, изъятых 07 августа 2012 года в ходе осмотра офисного помещения, расположенного по адресу: <адрес> Решение суда считает незаконным и необоснованным. Указывает, что принадлежность ей указанной денежной суммы подтверждается имеющимся в материалах дела договором купли-продажи недвижимого имущества.

В возражениях на апелляционные жалобы осужденных и их защитников государственный обвинитель Егорова Е.Ю. указывает на несостоятельность их доводов, просит оставить их без удовлетворения.

В апелляционном представлении, с учетом последующего уточнения изложенных в нем доводов, государственные обвинители Егорова Е.Ю. и Тихонов Д.А. просят приговор отменить. Полагают, что судом в нарушение требований ст. 307 УПК РФ в приговоре не приведены мотивы, по которым он признал все доводы стороны защиты несостоятельными и какими именно доказательствами они опровергаются. Считают, что при назначении наказания Усановой Н.Ю., Гендляру М.О. и Горбунову А.А. необходимо было учесть их особо активную роль в совершении преступлений. Считают также, что Усанова Н.Ю., Камлюк А.О., Писклин С.А., Морозов А.В., Севостьянов В.А., Варламов А.В., Хребтищев М.А., Курышев Ф.С. и Курышева С.С. какой-либо активной помощи в раскрытии или расследовании преступлений не оказали.

В дополнении к апелляционному представлению государственный обвинитель Тихонов Д.А. указывает на то, что, назначая по совокупности преступлений дополнительное наказание в виде штрафа, суд фактически применил к Писклину С.А. принцип полного сложения наказаний, а к осужденным Латигану Б.А. и Варламову А.В. - принцип поглощения мене строго наказания боле строгим, что противоречит положениям уголовного закона. Просит приговор в отношении Писклина С.А., Латигана Б.А. и Варламова А.В. изменить: Писклину С.А. смягчить назначенное по совокупности преступлений наказание в виде штрафа, Латигану Б.А. и Варламову А.В. - усилить.

Рассмотрев материалы уголовного дела, обсудив доводы, приведенные в апелляционных жалобах, представлении в дополнениях к ним и в возражениях, выслушав стороны, проверив законность, обоснованность и справедливость приговора, судебная коллегия приходит к следующему.

Согласно показаниям осуждённых в судебном заседании суда первой инстанции их позиция по отношению к предъявленному обвинению сводится к следующему.

Курышев Ф.С. показал, что с апреля 2012 года в качестве индивидуального предпринимателя занимался реализацией продуктов питания в летнем кафе. Никакого отношения к работе спортбаров, в которых его супруга Курышева С.С. исполняла обязанности завхоза он не имел.

Из показаний осужденных Севостьянова В.А., Хребтищева М.А., Демина А.Н., Курышевой С.С., Морозова А.В., Бабичева В.А. следует, что организацию и проведение азартных игр они не осуществляли, о нарушении чьих-либо авторских прав не знали. В их обязанности входило осуществление контроля за работой спортбаров, решение хозяйственных вопросов, передача выручки от работы спортбаров в центральный офис, расположенный по адресу: <адрес>. Находящиеся в спортбарах электронные витрины использовались для проведения добровольных безрисковых рекламно-стимулирующих мероприятий, что подтверждалось документами, размещенными в спортбарах на доске информации об осуществляемом виде деятельности, об авторских правах А.А.В., Гендляра М.О. и С.Д.А. на используемые в электронных витринах программы, которые не являются игровыми.

Афанасьев В.А., Варламов А.В. и Латиган Б.А. показали, что в их обязанности входило обслуживание и ремонт находившихся в спортбарах автоматов различных торговых модификаций и планшетных компьютеров, назначение которых им было не известно, сведениями об авторстве на установленное в них программное обеспечение они не располагали.

Данилин А.Н. показал, что работал заместителем директора ООО ЧОО «Омега-А», его рабочее место находилось в офисном центре по адресу: <адрес>. В его обязанности входил контроль за безопасностью сотрудников офиса, в том числе Усановой Н.Ю. Кроме того, по просьбе У.С.И. он занимался хозяйственными делами офиса. Контроль за движением денежных средств в спортбарах он не осуществлял, об используемой для этой цели программе «статистика» ему ничего не известно. Чем занимались остальные осужденные не знает.

Хейиров Р.Х. показал, что примерно с 2009 года устроился работать в качестве охранника в офисный центр по адресу: <адрес>. В его обязанности входило следить за работой сотрудников охраны спортбаров. В спортбарах он видел электронные витрины с торговыми автоматами. Какое на них было установлено программное обеспечение он не знал. В проведении каких-либо азартных игр он не участвовал. Чем занимались Усанова Н.Ю., Гендляр М.О., Горбунов А.А. и другие осужденные ему не известно.

Подсудимый Горбунов А.А. показал, что неоднократно оказывал помощь Злову А.Г. по работе ООО ЧОО «Омега-А», в том числе по осуществлению охраны спортбаров. Для этого он иногда ездил по объектам, отвечал на вопросы охранников, давал консультации по работе. О программном обеспечении электронных витрин, как и об их работе, ему ничего не известно, прибыль от работы спортбаров он не получал.

Подсудимый Писклин С.А. показал, что по договору с ООО «Трансфер-Пэймэнт» занимался ремонтом помещений и их оснащением различным оборудованием для размещения в них спортбаров, а затем обслуживанием этих помещений. Его деятельность с электронными витринами связана не была, об установленном на электронных витринах программном обеспечении ему ничего известно не было.

Подсудимый Камлюк А.О. показал, что в 2007 году был трудоустроен начальником производственно-технического отдела ООО «НПФ «Сайнс-Лоджик», руководителем которого являлся Гендляр М.О. Им осуществлялся ремонт многофункциональных торговых автоматов, которые выпускались данной организацией, а также ремонт мониторов и иных составляющих компьютеров. С этой целью он по указанию Гендляра М.О. контактировал со Зловым А.Г., а впоследствии с Латиганом Б.А., Афанасьевым В.А. и Варламовым А.В. Используемые при работе оборудования компакт-флэш-носители и хасп-ключи он получал у Гендляра М.О., который пояснил, что это его разработка, и что без сети Интернет и посттерминала они не работают. Какое программное обеспечение было установлено на электронных витринах, а также, что было записано на компакт-флэш-носителях ему не известно. О том, где использовалось их оборудование, ему не известно, в спортбарах он не бывал и о месте их расположения не знал.

Усанова Н.Ю. показала, что собственником оборудования, находившегося в спортбарах, она не является, к работе спортбаров отношения не имела, никакие азартные игры не проводила, о программном обеспечении на оборудовании спортбаров ей ничего не известно,

Гендляр М.О. показал, что написанная ими программа представляла собой розыгрыш лотереи с заранее заложенными комбинациями, где каждый последующий ход заранее был известен участникам. Оборудование, для которого предназначалось указанное программное обеспечение «электронные витрины» представляло собой металлическую стойку с монитором, системным блоком, клавиатурой, а также прикрепленным к металлической стойке торговым автоматом с купюроприемником. Это оборудование игровым не является. Суть программы – безрисковых рекламно-стимулирующих маркетинговых мероприятий – это побуждение пользователя приобрести электронный сертификат для приобретения через сеть Интернет какого-либо товара Работа программы ООО «Игрософт» основана на совершенно ином принципе действия. Собственником всего оборудования, находившегося в спортбарах, фактически являлся А.А.В., который оплачивал их производство и размещение. По поводу планшетных компьютеров Гендляр М.О. показал, что каким программным обеспечением они оснащены установлено не было, а изображения на мониторах планшетов, зафиксированные в экспертном заключении, явно не соответствуют созданной им программе.

Между тем, делая вывод об изложенных в приговоре фактических обстоятельствах совершения осужденными преступлений, целях и мотивах их действий, а также наступивших последствиях суд обоснованно, по причинам, указанным в приговоре, исходил из совокупности исследованных в ходе судебного разбирательства доказательств, достоверность которых была проверена судом и сомнений не вызывает.

Так, согласно показаниям, данным ими в ходе предварительного следствия, Хейиров Р.Х., Курышева С.С., Морозов А.В., Бабичев В.А., Курышев Ф.С., Х.М.В., выполняющие функции управляющих спортбаров, П.Д.Б., входивший в службу безопасности, Латиган Б.А., осуществлявший техническую поддержку работающего в спортбарах оборудования были осведомлены о незаконно проводившихся в спортбарах азартных играх с помощью установленного в них оборудования, которое называлось электронными витринами и состояло из металлической стойки с монитором, системным блоком, клавиатурой и купюроприемником. При помощи этого оборудования осуществлялась игра на деньги. Принцип игры заключался в том, что посетители вставляли денежную купюру в купюроприемник электронной витрины, после чего на экран выводилась сумма кредита, эквивалентная сумме внесенных денежных средств. С помощью клавиатуры посетители выбирали игру, устанавливали ставку и производили запуск оборудования после чего на экране в случайной последовательности происходила смена символов, отображающая ход игры. В зависимости от выпавшей комбинации символов сумма кредита посетителя возрастала либо уменьшалась. У оператора зала можно было получить денежную сумму эквивалентную сумме кредита. Установленное в спортбарах оборудование предназначались только для проведения азартных игр, никакие товары при помощи указанных игровых автоматов не продавались. Примерно с осени 2011 года в ряде «спорт-баров» в качестве игровых автоматов стали использоваться планшетные компьютеры, принцип игры на которых был тот же.

Кроме того, Латиган Б.А., Хейиров Р.Х., Курышева С.С., Морозов А.В., Бабичев В.А., Курышев Ф.С., Х.М.В. и П.Д.Б. сообщили в своих показаниях, что управляющие, в число которых также входили Демин А.Н., Хребтищев М.А. и Севостьянов В.А. контролировали работу спортбаров, в том числе следили за соблюдением мер конспирации, а также осуществляли передачу полученных в результате игры посетителей денежных средств в общую кассу, расположенную в центральном офисе. При этом управляющие использовали установленную на находящихся в их пользовании электронных устройствах программу «Статистика», которая через сайт HTTP://tablet/fine-x/org/stat/statisticсеть в сети «Интернет» позволяла следить за движением денежных средств в каждом игровом зале. Для получения доступа к программе «статистика» требовалось разрешение Данилина А.Н., который осуществлял общий контроль за движением денежных средств. Писклин С.А. являлся старшим управляющим и контролировал деятельность всех игровых залов, а также осуществлял их хозяйственное обеспечение. Все управляющие подчинялись Писклину С.А. и выполняли его указания. В случае поломки игрового оборудования его ремонтом занимались техники Латиган Б.А., Афанасьев В.А. и Варламов А.В. Все игровое оборудование и комплектующие к нему хранилось на складе, расположенном на территории ООО «Зооветснаб», по адресу: <данные изъяты>, заведующим которого являлся Камлюк А.О. К Камлюку А.О. управляющие обращались в случае необходимости замены какого-либо оборудования и для установки конкретных игр. Руководство всей сетью спортбаров, располагавшихся в различных частях <адрес> и <адрес>, осуществляли Усанова Н.Ю., Гендляр М.О., А.А.В. и Горбунов А.А. Между ними существовало разделение по направлениям деятельности, которые они курировали. Усанова Н.Ю. занималась решением юридических вопросов, Горбунов А.А. контролировал деятельность спортбаров, А.А.В. занимался экономическими вопросами, Гендляр М.О. контролировал технические вопросы. Существовала служба безопасности, в которую входили: Злов А.Г., Хейиров Р.Х. и П.Д.Б. В обязанности службы безопасности входили: связь с сотрудниками правоохранительных органов в целях получения информации о планируемых проверках спортбаров, подбор охранников спортбаров, контроль за работой персонала спортбаров, осуществление мероприятий, связанных с конспирацией азартных игр, инструктаж с этой целью операторов игровых залов, которым в случае проверки сотрудниками правоохранительных органов предписывалось изъять денежные средства из купюроприемников, выключить все автоматы, изъять программное обеспечение. В центральном офисе, расположенном по адресу: <адрес>, периодически проводились совещания, на которых присутствовали Усанова Н.Ю., Гендляр М.О., А.А.В., Горбунов А.А., сотрудники службы безопасности Злов А.Г., Хейиров Р.Х., П.Д.Б., а также все управляющие. На данных совещаниях обсуждались вопросы, связанные с деятельностью «спорт-баров».

Из показаний Хейирова Р.Х. в качестве обвиняемого также следует, что последний при прослушивании аудиозаписей телефонных переговоров узнал свой голос и дал пояснения о сути его разговоров, имевших место в мае - июне 2012 года, с Бабичевым В.А., Курышевой С.С., Морозовым А.В., Хребтищевым М.А., Горбуновым А.А., Х.М.В., Зловым А.Г., Деминым А.Н., Севостьяновым В.А. и иными лицами, в том числе о сообщении, сделанном ему сотрудником ИАЗ Волжского ОВД г. Саратова о планируемой сотрудниками полиции проверке игровых заведений, о которой он уведомлял управляющих соответствующих спортбаров и просил принять соответствующие меры конспирации, в частности о необходимости Курышевой С.С. вывезти оборудование из одного из спортбаров, о разговоре со знакомой Ольгой о трудоустройстве, которой он сообщил, что работа связана с проведением азартных игр, о сообщении им Усановой Н.Ю. о предстоящих проверках спортбаров сотрудниками правоохранительных органов.

Из показаний Камлюка А.О., данных им в качестве подозреваемого и обвиняемого следует, что он отвечал за работу склада ООО «НПФ «Сайнс-лоджик», расположенного по адресу: <данные изъяты>». На данном складе им производилась сборка компьютерного и иного оборудования. Оборудование было трех видов: платежные терминалы, интернет-терминалы, электронные витрины. Электронные витрины состояли из открытого корпуса в виде компьютерного стола, монитора, клавиатуры, купюроприемника и системного блока. Необходимые для работы электронной витрины «хасп-ключ» и компакт-флеш выдавались парами. Всю информацию, содержащуюся на «хасп-ключ» и компакт-флеш, записывал лично Гендляр М.О. Оборудование со склада развозилось по барам, расположенным в г.Саратове и г. Энгельсе, которые входили в единую сеть. Подключение к сети «Интернет», отладка и настройка «электронных витрин» в барах производилась группой техников, в которую входили Латиган Б.А., Варламов А.В. и Афанасьев В.А. По вопросам, связанным с доставкой оборудования в бары, он общался с управляющими, которые при необходимости сообщали ему сведения о количестве оборудования, которое необходимо доставить в бар, и о времени его доставки. Кроме того, они указывали какие конкретно компакт-флеш и хасп-ключи с какими программами им необходимы. На каждом хасп-ключе и компакт-флеш имелась наклейка с названием программ «Игрософт» либо «Новомат». При этом в компакт-флэшах с программами «Новомат» было сразу 11 программ, а на компакт-флэшах «Игрософт» - только одна: «Обезьянки», «Клубничка», «Скалолаз», «Кекс», «Резидент». После подключения в барах указанных хасп-ключей и компакт-флеш на электронных витринах демонстрировались записанные Гендляром М.О. программы. Все электронные витрины в барах были объединены между собой локальной сетью и подключены к сети «интернет».

Как видно из материалов дела перед допросом в ходе предварительного следствия осужденным разъяснялись права, соответствующие их процессуальному положению, в том числе ст. 51 Конституции РФ, в соответствии с которой они не обязаны свидетельствовать против себя. Кроме того, они были предупреждены, что их показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и при его последующем отказе от этих показаний. При допросе осужденных присутствовали осуществляющие их защиту адвокаты. Каких-либо оснований считать показания осужденных в ходе предварительного следствия недостоверными или недопустимыми в качестве доказательств не имеется.

Показания ранее осужденных по делу, выделенному в отдельное производство в связи с заключением досудебного соглашения, Х.М.В. и П.Д.Б. были исследованы в судебном заседании с учетом особенностей их процессуального положения. В связи с отказом Х.М.В. и П.Д.Б. дать показания, в судебном заседании были оглашены их показания, данные на предварительном следствии, в том числе в ходе очных ставок с осужденными. Указанное решение соответствует требованиям уголовно-процессуального закона, который допускает оглашение в судебном заседании показаний участников процесса независимо от процессуального статуса в случае их отказа дать показания. Полученные таким образом доказательства являются допустимыми, в том числе и в соответствии с правовой позицией Конституционного Суда РФ, сформулированной в Постановлении от 20 июля 2016 № 17-П. Учитывая, что стороне защиты была предоставлена возможность оспорить показания Х.М.В. и П.Д.Б. предусмотренными законом способами, в том числе на досудебной стадии производства по делу, суд обоснованно сослался на их показания в приговоре.

Аналогичную информацию о фактическом использовании находящегося в спорт барах оборудования в качестве игровых автоматов, роли осужденных в организации и проведении азартах игр, сложившейся структуре их взаимоотношений при допросе сообщили свидетели: С.О.В., выполняющий функции управляющего спортбаром, Н.К.С. К.Л.В., Б.Н.А., Л.О.С., Г.О.А., Ш.Л.В., Ш.И.В., К.А.Ф., Р.Е.И., К.Н.С., являющиеся операторами игровых залов в спортбарах.

В дополнение к показаниям указанных лиц свидетели Б.Е.С., С.Н.П., Б.А.А., выполняющие функции кассира и бухгалтеров, сообщили, что в офисном центре на <адрес> имелась единая касса, куда сотрудники игровых клубов – спорт-баров сдавали выручку от проведения азартных игр, которая учитывалась отдельно. Выдача указанных денежных средств осуществлялась только по указанию А.А.В., а в его отсутствие Усановой Н.Ю., Гендляра М.О. либо Горбунова А.А.

Оценивая показания осужденных и свидетелей в судебном заседании и в ходе предварительного следствия в совокупности с другими положенными в основу приговора доказательствами, судебная коллегия делает вывод об отсутствии каких-либо оснований считать, что они давали показания в результате принуждения, либо под влиянием каких-либо других обстоятельств, в силу которых эти показания могут быть признаны недостоверными или недопустимыми.

В изъятых в ходе осмотра помещений в здании, расположенном по адресу: <адрес>, документах: кассовых ордерах, счетах, актах сверки, вкладных листах кассовой книги, докладных, служебных записках, инструкциях, являющихся объективным источником информации о деятельности осужденных, содержатся сведения: о роли осужденных, в том числе Курышева Ф.С., Данилина А.Н., Писклина С.А., Усановой Н.Ю., Гендляра М.О. и Горбунова А.А. в их совместной деятельности, отличной от представленной стороной защиты в апелляционных жалобах; о проводимых с целью сокрытия игорной деятельности конспиративных мероприятиях; о количестве поступающих от проведения азартных игр денежных средствах; о планерках, присутствующих на них лицах и обсуждаемых вопросах, а также другие сведения, подтверждающие достоверность показаний осуждённых в ходе предварительного следствия об их соучастии в организации и проведении азартных игр посредством использования размещенного в спортбарах оборудования, фактически являющегося игровыми автоматами.

Кроме того, указанные обстоятельства подтверждаются содержанием телефонных переговоров осужденных, также свидетельствующих об осуществляемой ими в спортбарах игорной деятельности, о координации своих действий, направленной на организацию и проведение азартных игр и об осведомленности использования в игровых автоматах игровых программ ООО «Игрософт».

Вопреки доводам стороны защиты, оперативные мероприятия по делу были проведены с соблюдением положений Федерального закона от 12 августа 1995 года N 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности». Закрепленные в деле результаты этих оперативно-розыскных мероприятий отвечают требованиям, предъявляемым законом к доказательствам по уголовному делу. В соответствии со ст. 8 Закона в случае возбуждения уголовного дела в отношении лица, телефонные и иные переговоры которого прослушиваются, фонограмма и бумажный носитель записи переговоров передаются следователю для приобщения к уголовному делу в качестве вещественных доказательств. Таким образом, при прослушивании на основании судебного решения телефонных переговоров, законом в любом случае предписывается ведение их записи.

В ходе осмотра помещений спортбаров были обнаружены и изъяты: используемое осужденными для организации и проведения азартных игр оборудование, денежные средства, находящиеся в купюроприемниках игровых автоматов, у операторов игровых залов в сейфах и при себе, документы, касающиеся деятельности спортбаров.

Размер дохода, извлечённого осуждёнными в результате незаконных организации и проведения азартных игр подтверждается заключением бухгалтерской экспертизы от <дата>, согласно которой изъятые в ходе осмотра документы содержат сведения о поступлении из указанного источника за период с <дата> по <дата> 103264682,60 рубля, а также изъятием в помещениях спортбаров в ходе оперативно-розыскных и следственных мероприятий <дата> 2124354 рублей (всего 105389036,60 рубля).

Доводы стороны защиты со ссылкой на заключение специалиста Б.А.Н. о том, что исследованные в ходе экспертизы документы не соответствуют требованиям, предъявляемым к документам подобного рода действующим законодательством «о бухгалтерском учете», являются несостоятельны. Эксперту для исследования были представлены документы, изъятые из офисного здания по <адрес>, правильная оценка экспертом содержания этих документов подтверждается показаниями свидетелей, в том числе принимавших участие в составлении этих документов.

Таким образом, совокупностью исследованных судом доказательств подтверждается фактическое использование осужденными установленного в спортбарах оборудования с целью организации и проведения азартных игр и получения в связи с этим материальной выгоды, что опровергает доводы стороны защиты о том, что установленные в спортбарах электронные витрины с торговыми автоматами – кардвендерами, не являются игровыми автоматами, а используемая в их работе программа – не является игровой.

Согласно ч. 16 ст.4 Федерального закона от 29 декабря 2006 года №244-ФЗ «О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» под игровым оборудованием понимаются устройства или приспособления, используемые для проведения азартных игр, любое оборудование, используемое для заключения основанных на риске соглашений о выигрыше.

Имеющиеся в материалах дела решения судов, экспертные заключения, сведения о материалах, по которым было отказано в возбуждении уголовных дел либо прекращено административное производство, относящиеся к другим событиям и лицам, указанным выводам суда не противоречат и с учетом установленных по делу обстоятельств о невиновности осужденных не свидетельствуют.

Согласно заключению судебной инженерно-технологической экспертизы от 30 мая 2013 года, составленному по результатам исследования 178 игровых комплектов, изъятого в спортбарах оборудования, показаниям эксперта Е.О.В. в судебном заседании, все оборудование, входящее в состав каждого из комплектов, однотипно и предназначено для выполнения одних и тех же задач. Исследуемое оборудование, как электронные витрины, так и планшетные компьютеры, с учетом установленных программ, могут быть использованы как игровое оборудование. Данные программы, находясь в игровом режиме, демонстрируют пользователю на экране сведения о своем наименовании. При визуальном сравнении изображений, формируемых на экране программами, установленными на компакт-флэш накопителях, изъятых из электронных витрин, а также программами, установленными на планшетных компьютерах, представленных на экспертизу, установлено, что они соответствуют игровым программам ООО «Игрософт», представленным для экспертного исследования на диске, а также имеющимся в свободном доступе в сети Интернет, а именно игровым программам: «Gnome», «Crazy Monkey», «Garage», «Keks», «Pirate», «Rock Climber», «Island 2», «Sweet Life», «Sweet Life 2», «Fruit Cocktail». Проведение игр без подключения комплекта оборудования по локальной сети к пост-терминалу и через сеть Интернет к серверу было не возможным.

Факт переработки (модификации) указанных выше программ для ЭВМ Гендляром М.О. путем внесения в них изменений, позволяющих их использовать в операционных системах «Linux» и «Android» и их использование путем записи на электронные носители – «флеш-карты» подтверждается также данными листинга с приложением экранных форм, представленных ООО «Игрософт» для регистрации программ для ЭВМ в Роспатент в период 2004-2007 годы и изъятой 07 августа 2012 года в ходе осмотра места происшествия по адресу: <адрес> программой для ЭВМ «Программа-оболочка электронной витрины с возможностью проведения маркетинговых, добровольных безрисковых рекламно-стимулирующих мероприятий» (фрагменты исходного текста программы и фрагменты экранных изображений).

Из показаний в судебном заседании свидетелей М.И.А. и К.А.С. следует, что они участвовали в написании программы, которая впоследствии была зарегистрирована как «программа оболочка», в операционной системе Линукс, при этом части программ переписывались с одного языка программирования на другой. Свидетель Л.М.С. показал, что также осуществлял написание части программы, все её части передавались Гендляру М.О., который осуществлял их сборку воедино и у которого хранились все файлы программы. Программа содержала в себе как возможность выигрыша, так и возможность проигрыша, количество денежных средств, которые получит пользователь зависел от того в течение какого времени он будет играть. При разработке данной программы на основе операционной системы Линукс, из неё были изъяты все модули, которые не требовались для работы, а для подготовки программы к работе в качестве лотереи из неё дополнительно убирались «минусовые» значения результатов вращения барабанов и совершения иных действий.

Указанные показания опровергают доводы стороны защиты о том, что используемая на электронных витринах программа создавалась с нуля и не являлась игровой.

Выводы суда об осведомленности всех осужденных об используемых при проведении азартных игр программах и об их правообладателе ООО «Игрософт» подтверждаются тем, что информация об этом выводилась на экраны планшетных компьютеров в виде характерных значков, в том числе ООО «Игрософт» и наименований игр данного правообладателя. Из телефонных переговоров осужденных с Камлюком А.О., а также показаний свидетелей-операторов залов с игровым оборудованием следует, что управляющие выбирали программы, которые будут устанавливаться на электронные витрины, обозначая их как игрушки «Игрософт». Кроме того, материалами дела подтверждается соблюдение осуждёнными мер конспирации, в том числе и по сокрытию используемых в игровых автоматах программ, что указывает на осведомленность об их неправомерном использовании.

Факт принадлежности исключительных прав на вышеуказанные игровые программы ООО «Игрософт» подтверждается соответствующими свидетельствами о государственной регистрации программ для ЭВМ, показаниями представителя потерпевшего Ш.М.В., а также соответствующими справками Федерального института промышленной собственности (ФИПС) о принятии заявок для регистрации вышеуказанных программ для ЭВМ с приложением соответствующих экранных форм и выдаче свидетельств.

При определении размера причиненного в результате нарушения авторского права ООО «Игрософт» ущерба в 10982850 рублей суд обоснованно исходил из количества экземпляров произведений установленных на 178 электронных витрин каждая с флэш-носителем с 10 экземплярами произведений и 41 планшетный компьютер с установленными на каждый 10 экземплярами произведений и стоимости одного экземпляра на момент совершения преступления – 5015 рублей, которая подтверждается письмом ООО «Игрософт» , а также показаниями в судебном заседании представителя потерпевшего Ш.М.В.

Оснований считать получение в ходе предварительного следствия доказательства сфальсифицированными судебная коллегия не усматривает, поскольку все они согласуются между собой и с другими материалами дела, достоверность которых осужденными не оспаривается. Поэтому то, что в ходе осмотров мест происшествия были изъяты именно те предметы и документы, которые впоследствии были осмотрены, приобщены к делу в качестве вещественных доказательств и исследовались экспертами сомнений у судебной коллегии не вызывает.

Судом, с учетом установленных по делу обстоятельств, дана правильная оценка представленным суду патентам на промышленные образцы, решениям о выдаче патентов на промышленные образцы с указанием в качестве автора и патентообладателя Гендляра М.О., свидетельству о депонировании и регистрации произведения «Дизайн интерфейса компьютерной программы-оболочки электронной витрины с возможностью проведения маркетинговых добровольных безрисковых рекламно-стимулирующих мероприятий», и «Дизайн интерфейса компьютерной программы-оболочки электронной витрины с возможностью проведения маркетинговых добровольных безрисковых рекламно-стимулирующих мероприятий» с указанием авторства Гендляра М.О. и решению о государственной регистрации товарных знаков, выданных по заявлению ООО «НПФ «Сайнс-Лоджик», как событиям имевшим место после возбуждения данного уголовного дела.

Судом обоснованно было обращено внимание на то, что указанные в заявках о выдаче свидетельств и патентов сведения, касающиеся даты создания соответствующей программы, промышленного образца либо товарного знака 2001-2005 годы какой-либо проверке не подвергались. Согласно показаниям свидетеля Ш.Р.Д. в судебном заседании, до 2009 года ООО «НПФ «Сайнс-Лоджик» изготовлением электронных витрин не занималось. Кроме того, сам факт получения лицом патента не является безусловным доказательством принадлежности данному лицу права авторства на промышленный образец либо полезную модель, поскольку в течение всего срока действия патент может быть оспорен, в том числе, по основаниям его выдачи с указанием в качестве автора или патентообладателя лица, не являющегося таковым в соответствии с Гражданским кодексом РФ (ч.ч. 1,2 ст. 1398 ГК РФ). Допрошенный в судебном заседании специалист Б.Д.А., являющийся председателем комитета по интеллектуальной собственности Торгово-промышленной палаты <адрес>, председателем Правления Палаты патентных поверенных Саратовского отделения и членом экспертного комитета данной палаты, показал, что факт обращения в Роспатент для регистрации программ для ЭВМ с приложением экранных форм, является одним из доказательств того, что заявитель при подобном обращении сообщает о себе, как об авторе (правообладателе) данных программ и данных экранных форм (изображений). Факт же получения патента не свидетельствует о том, что зарегистрированное право неоспоримо.

Наличие свидетельства о государственной регистрации в 2010 году программы для ЭВМ «Программа - оболочка электронной витрины с возможностью проведения маркетинговых, добровольных безрисковых рекламно-стимулирующих мероприятий», авторами и правообладателями которой указаны Гендляр М.О., А.А.В. и С.Д.А. при изложенных обстоятельствах о неправильности выводов суда не свидетельствует.

Указанным и другим полно и подробно изложенным в приговоре доказательствам судом первой инстанции дана надлежащая оценка, они согласуются между собой и с другими материалами дела, объективно отражают события, составляющие описательную часть приговора, связи с чем, правильно признаны судом достоверными. Из материалов уголовного дела усматривается, что все исследованные доказательства надлежащим образом проверены судом в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ с точки зрения их относимости, допустимости, достоверности и в совокупности достаточности для постановления обвинительного приговора.

Вопреки доводам стороны защиты, надлежащая оценка дана судом как доказательствам представленным стороной обвинения, так и доказательствам, подтверждающим, по мнению стороны защиты, невиновность осужденных. В приговоре дана надлежащая оценка справкам и показаниям специалистов, в том числе Ю.И.Ю., Б.А.Н., Б.Д.А., как не опровергающим выводов суда. Судом были проверены доводы о нарушениях закона, допущенных при возбуждении уголовного дела, при производстве оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий, о недопустимости полученных в результате доказательств, в том числе экспертных заключений, о нарушении в ходе предварительного следствия прав осужденных на защиту, о принуждении их и свидетелей к даче показаний, о несоответствии требованиям закона предъявленного осуждённым обвинения, о других нарушениях норм уголовно-процессуального закона, а также о фальсификации доказательств. В приговоре приведены и обоснованы мотивы, по которым указанные доводы признаны несостоятельными, почему одни доказательства признаны достоверными, а другие отвергнуты.

В результате анализа повторяющихся в апелляционных жалобах доводов стороны защиты, а также о недоказанности обвинения, о несоответствии выводов суда установленным по делу фактическим обстоятельствам и исследованным в ходе судебного разбирательства доказательствам судебная коллегия пришла к выводу, что эти доводы основаны на ошибочном толковании норм уголовно-процессуального и уголовного законов, а также на несоответствующем требованиям ст. 88 УПК РФ анализе по отдельности входящих в совокупность доказательств, вопреки их действительному содержанию.

В этой связи судебная коллегия, учитывая, что изложенные в приговоре выводы о фактических обстоятельствах, имеющих существенное значение для принятия по делу правильного решения, сомнений не вызывают, не находит оснований для того, чтобы давать другую оценку доводам стороны защиты, которые судом первой инстанции обоснованно признаны несостоятельными.

При этом судебная коллегия исходит из того, что в силу требований ст.389.17 УПК РФ, основаниями отмены или изменения судебного решения судом апелляционной инстанции в связи с нарушением уголовно-процессуального закона являются лишь такие нарушения, которые путем лишения или ограничения гарантированных Кодексом прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого судебного решения.

Как следует из материалов дела, таких нарушений уголовно-процессуального закона на стадии возбуждения уголовного дела, в процессе расследования, при назначении и проведении предварительного слушания и в ходе судебного разбирательства, влекущих в соответствии со ст. 289.17 УПК РФ отмену или изменение приговора суда, по делу не допущено.

Подсудность уголовного дела была определена в соответствии с требованиями ч. 3 ст. 32 УПК РФ, исходя из установленного места координации деятельности преступного сообщества, в качестве которого использовалось офисное здание по адресу: <адрес>.

Обвинительное заключение по делу составлено в соответствии с требованиями ст. 220 УПК РФ, в нем указаны существо обвинения, место и время совершения преступлений, способ, мотивы, цели, последствия и другие данные, обязательность указания которых предусмотрена законом. Согласно материалам дела копия обвинительного заключения была вручена осужденным с соблюдением предусмотренного ст. 233 УПК РФ срока.

Вопреки доводам стороны защиты предъявленное осужденным обвинение учитывает введение в действие ст. 171.2 УК РФ с 6 августа 2011 года, а также то, что Федеральный закон от 29 декабря 2006 года № 244-ФЗ «О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» действовал и подлежал применению и до указанной даты.

Приговор суда соответствует положениям ст. 307 УПК РФ и содержит, в том числе, надлежащее описание преступных деяний, изложение доказательств, а также их анализ. В приговоре получили отражение выводы суда по вопросам, указанным в ст. 299 УПК РФ, в том числе о доказанности совершения осужденными преступлений, об их виновности с указанием роли и степени участия, квалификации действий и наказании осужденных.

Все указанные в приговоре доказательства были исследованы в ходе судебного следствия с соблюдением требований ст. 240 УПК РФ в условиях состязательности сторон. Материалы дела содержат сведения о принятии судом мер к вызову в судебное заседание всех заявленных сторонами свидетелей и других лиц, подлежащих по их мнению допросу. Показания свидетелей, не явившихся в судебное заседание, были оглашены с соблюдением требований ст. 281 УПК РФ. Порядок исследования доказательств был определен с учетом мнения сторон, нарушений ст. 274 УПК РФ, лишающих показания допрошенных лиц доказательственного значения, допущено не было.

То, что в приговоре показания свидетелей и осужденных не получили оценки, которая соответствовала бы позиции стороны защиты, о неправильности сделанных судом выводов не свидетельствует.

Ошибочное указание в приговоре на обнаружение ноутбука с информацией об осуществлении с его помощью выхода на Интернет-сайты http://tablet.fine-x.org/stat/main и http://tablet.fine-x.org/stat по месту проживания Данилина А.Н., а не А.А.В., как это следует из материалов дела, доказательственного значения этих сведений не меняет и о неправильности сделанных судом выводов о виновности осужденных не свидетельствует.

Изложенный в заключении амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы от <дата> вывод о том. что у Усановой Н.Ю. имеются психологические особенности личности, позволяющие ей занимать лидирующее положение в преступном сообществе судом в качестве доказательства её вины не рассматривался.

Доводы стороны защиты о том, что в ходе судебного разбирательства на осужденных оказывалось давление, они не имели возможности защищаться всеми не запрещёнными законом способами, в том числе знакомится без ограничения во времени с материалами уголовного дела и с вещественными доказательствами, участвовать в исследовании доказательств, пользоваться помощью избранных ими защитников, подготовится к даче показаний и к выступлению в прениях, получать консультацию защитника, а защитникам не были созданы необходимые условия для реализации своих профессиональных обязанностей судебная коллегия находит несостоятельными.

Как следует из материалов дела, судебное заседание проводилось на основе принципов состязательности и равноправия сторон, при их активном участии были исследованы все представленные сторонами доказательства, исходя из которых постановлен приговор. Сторонам были созданы необходимые условия для исполнения ими процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. Основанные на законе мнения и возражения сторон судом принимались во внимание. Все заявленные ходатайства были разрешены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, необоснованного отказа в удовлетворении ходатайств судом допущено не было.

Ходатайства осужденных и их защитников о консультациях, об ознакомлении с материалами дела и вещественными доказательствами, об объявлении перерывов и отложении судебных заседаний суд разрешал в соответствии с требованиями закона, руководствуясь как интересами сторон, так и необходимостью соблюдения разумных сроков рассмотрения дела.

Проведение 17-19 июня 2015 года выездного судебного заседания в административном корпусе ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Саратовской области с целью осмотра вещественных доказательств, доставка которых в суд была затруднена, не свидетельствует о нарушении предусмотренного ст. 241 УПК РФ принципа гласности, суть которого состоит в обеспечении доступа к информации о деятельности суда при рассмотрении уголовных дел.

В соответствии со ст. 72 УПК РФ защитник не вправе участвовать в производстве по уголовному делу, если он оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им подозреваемого или обвиняемого.

Участие в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства защитников отвечало указанным требованиям закона.

Адвокат Степанян Н.В. осуществлял защиту Хребтищева М.А. наряду с адвокатом Кондрашовой О.В., поэтому его отстранение от участия в деле не свидетельствует о недействительности проведенного с его участием судебного производства. Оснований считать, что адвокат Кондрашова О.В. ненадлежащим образом осуществляла защиту Хребтищева М.А. не имеется.

В ходе предварительного следствия адвокат Таршхоев И.И. был отстранен от участия в деле, следствие было закончено с участием другого защитника Пискилина С.А. - адвоката Рыбальченко А.В.

Адвокаты Косьянчук Г.Н. и Нецветова Н.В. осуществляла защиту Бабичева В.А. и Злова А.Г. по другим уголовным делам, никак не связанным с обвинением Курыщевой С.С. и Хребтищева М.А. по настоящему делу.

Судом первой инстанции проверялись доводы осужденного Данилина А.Н. о наличии у него не расторгнутого соглашения с адвокатами Ковалем А.А. и Соколовым С.А., но своего подтверждения не нашли. Не содержат материалы дела сведений о нарушении прав осужденного Морозова А.В. в связи с отсутствием у него возможности воспользоваться услугами адвоката Боус А.Д.

Тот факт, что подсудимые Камлюк А.О., Варламов А.В., Афанасьев В.А. и Курышев Ф.С. были ознакомлены с постановлениями следователя о назначении экспертиз после их проведения по мере привлечения по делу в качестве обвиняемых, само по себе о нарушении их прав не свидетельствует, поскольку не препятствовало последним оспорить результаты экспертных исследований после их проведения.

Отводы, заявленные составу суда были рассмотрены в порядке, предусмотренном ст. 65 УПК РФ. Обстоятельств, свидетельствующих о наличии предусмотренных в ст. 61 УПК РФ оснований для отвода судей, по делу не установлено. Доводы стороны защиты об имевшем место повторном участии судей в рассмотрении подлежащих доказыванию по настоящему делу обстоятельств являются ошибочными. Содержание определений мирового судьи Плетневой О.А. от 16 апреля 2012 года по делу 5-103/2012 и по делу 5-102/2012, а также решения Ленинского районного суда г. Саратова от 21 февраля 2013 года по делу 12а-54/2013, ссылки на которые имеются в жалобах, о наличии таких обстоятельств не свидетельствует. Судьи Пименов И.И. и Озеров А.Ю. в судебном разбирательстве, закончившимся вынесением приговора не участвовали.

Доводы, основанные на невозможности изготовления всех процессуальных документов за время нахождения суда в совещательной комнате, не могут служить критерием, свидетельствующим о нарушении тайны совещательной комнаты.

Протокол судебного заседания соответствует требованиям ст. 259 УПК РФ. В протоколе отражены: действия суда, обязательное совершение которых ему предписано законом; подробное содержание показаний допрошенных лиц; вопросы, заданные допрашиваемым, и их ответы; результаты произведенных в судебном заседании действий по исследованию доказательств; основное содержание выступлений сторон в судебных прениях и последнего слова осужденных. Доводы участников процесса о несогласии с протоколом судебного заседания были рассмотрены председательствующим по делу в соответствии с требованиями ст. 260 УПК РФ. Оснований считать, что замечания на протокол были рассмотрены неправильно, что в протоколе судебного заседания не отражены какие-либо сведения, имеющие существенное значение для выводов суда первой и апелляционной инстанции, не имеется. В соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона ведение аудиозаписи судебного заседания не является обязательным, поэтому отсутствие аудиозаписи нельзя расценивать как отсутствие протокола судебного заседания и основание для отмены приговора.

На основании изложенного судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденных соответствующими установленным по делу фактическим обстоятельствам, в соответствии с которыми действия Усановой Н.Ю. и Гендляра М.О. были правильно квалифицированы по ч. 1 ст.210 УК РФ как создание преступного сообщества (преступной организации) в целях совместного совершения нескольких тяжких преступлений и руководство преступным сообществом; действия Горбунова А.А. – по ч. 1 ст.210 УК РФ как создание преступного сообщества (преступной организации) в целях совместного совершения нескольких тяжких преступлений, руководство преступным сообществом и входящим в сообщество структурным подразделением; действия Писклина С.А. – по ч. 1 ст.210 УК РФ как руководство входящим в преступное сообщество (преступную организацию) структурным подразделением; действия Курышева Ф.С., Севостьянова В.А. и Хребтищева М.А. – по ч.2 ст.210 УК РФ как участие в преступном сообществе (преступной организации).

Правильная юридическая оценка дана судом также действиям Усановой Н.Ю., Гендляра М.О., Хейирова Р.Х., Курышевой С.С., Бабичева В.А., Морозова А.В., Писклина С.А., Данилина А.Н., Камлюка А.О., Латигана Б.А., Афанасьева В.А., Варламова А.В., Горбунова А.А., Демина А.Н., Курышева Ф.С., Севостьянова В.А. и Хребтищева М.А. по п.п. «б», «в» ч. 3 ст. 146 УК РФ как незаконному использованию объектов авторского права, совершенному организованной группой, в особо крупном размере, и по п.п. «а», «б» ч. 2 ст.171.2 УК РФ (в редакции ФЗ от 20 июля 2011 года №250-ФЗ) как организации и проведению азартных игр с использованием игрового оборудования вне игорной зоны, с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети «Интернет», а также средств подвижной связи, сопряженным с извлечением дохода в особо крупном размере, организованной группой.

Квалификация действий Хейирова Р.Х., Курышевой С.С., Бабичева В.А., Морозова А.В., Данилина А.Н., Камлюка А.О., Латигана Б.А., Афанасьева В.А., Варламова А.В., Демина А.Н. и Писклина С.А. – по ч. 1 ст.210 УК РФ как создание преступного сообщества (преступной организации) в целях совместного совершения нескольких тяжких преступлений не соответствует установленным судом характеру их действий, роли и степени участия в деятельности сообщества.

Создание преступленного сообщества предполагает совокупность действий, направленных на его организацию, функционирование, разработку структуры, обеспечение формирования материальной базы, подбор и вовлечение в состав сообщества других лиц, их обучение и тому подобные активные действия.

Согласно предъявленному осужденным обвинению и описательной части приговора действия, которые привели к созданию преступного сообщества как структурированной организованной группы были совершены Усановой Н.Ю., Гендляром М.О., Горбуновым А.А. и лицом, дело в отношении которого было выделено в отдельное производство.

То, что Хейиров Р.Х., Бабичев В.А., Морозов А.В., Демин А.Н., Писклин С.А., Данилин А.Н., Камлюк А.О., Латиган Б.А., Афанасьев В.А., Варламов А.В. и Курышева С.С., понимая и осознавая незаконность своих действий, желая получения финансовой выгоды, одобрили решение Усановой Н.Ю. Гендляра М.О. и Горбунова А.А. объединиться в структурированную устойчивую организованную группу – преступное сообщество (преступную организацию) под единым руководством последних в целях совместного совершения нескольких тяжких преступлений и дали на это свое согласие не может рассматриваться как создание ими преступного сообщества.

Другие указанные в приговоре действия Хейирова Р.Х., Бабичева В.А., Морозова А.В., Демина А.Н., Данилина А.Н., Камлюка А.О., Латигана Б.А., Афанасьева В.А., Варламова А.В. и Курышевой С.С. свидетельствуют об их участии в преступном сообществе и о руководстве Писклиным С.А. входящим в сообщество структурным подразделением.

При таких обстоятельствах действия Хейирова Р.Х., Бабичева В.А., Морозова А.В., Демина А.Н., Данилина А.Н., Камлюка А.О., Латигана Б.А., Афанасьева В.А., Варламова А.В. и Курышевой С.С. подлежат квалификации по ч.2 ст. 210 УК РФ как участие в преступном сообществе (преступной организации).

В соответствии с ч. 4 ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным преступным сообществом (преступной организацией), если оно совершено структурированной организованной группой, действующей под единым руководством, члены которой объединены в целях совместного совершения одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды.

Установленные по делу обстоятельства, свидетельствуют о том, что Усанова Н.Ю., Гендляр М.О. и Горбунов А.А. создали устойчивую организованную группу, отвечающую указанным признакам преступного сообщества (преступной организации), представляющую собой иерархическую структуру, выражающуюся в подчиненности им других участников организации, выработали определенные правила поведения, связанные с распределением и выполнением каждым участником организации отведенной ему роли, с отработанной в течение длительного времени системой конспирации и защиты от правоохранительных органов, вели контроль за получением и расходованием денежных средств, добытых в результате преступной деятельности, используя технические средства связи. Все участники преступного сообщества действовали согласно отведенным им ролям, имея единую цель, отчитывались перед организаторами за свою деятельность, выполняли поручения организаторов по обеспечению деятельности преступного сообщества. Использование в деятельности организованной группы элементов трудовых правоотношений не исключает наличия в действиях осужденных состава преступления.

Подлежат исключению из приговора как несоответствующие фактическим обстоятельствам дела, установленным судом первой инстанции, указания о деятельности преступного сообщества в период до 06 августа 2011 года. И как следствие подлежит уточнению указание об извлечении преступным сообществом (преступной организацией) в результате организации и проведения азартных игр дохода в сумме не менее 105389036,60 рубля в период не с марта-апреля 2011 года до 07 августа 2012 года, а с 06 августа 2011 года до 07 августа 2012 года. Как не соответствующее имеющимся в материалах дела сведениям полежит исключению из приговора указание о прохождении Горбуновым А.А. службы в ОМОН.

Согласно ст. 60 УК РФ лицу, признанному виновным в совершении преступления, назначается справедливое наказание в пределах, предусмотренных соответствующей статьей Особенной части УК РФ. При назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления, личность виновного, обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи. В соответствии со ст. 43 УК РФ наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также в целях исправления осужденного и предупреждения совершения им новых преступлений.

При назначении Хейирову Р.Х., Бабичеву В.А., Морозову А.В., Демину А.Н., Данилину А.Н., Камлюку А.О., Латигану Б.А., Афанасьеву В.А., Варламову А.В. и Курышевой С.С. наказания по ч. 2 ст. 210 УК РФ, а также по совокупности преступлений судебная коллегия руководствуется задачами исправления осужденных, исходит из требований ст.ст. 6, 60 УК РФ, характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных об их личности, семейном положении, установленных приговором смягчающих и других влияющих на их наказание обстоятельств, наличия у Бабичева В.А. рецидива преступлений.

Назначенное Усановой Н.Ю., Гендляру М.О. и Горбунову А.А. наказание как за каждое из преступлений, так и по их совокупности, а Писклину С.А. - по п.п.«б», «в» ч. 2 ст. 146, п.п. «а», «б» ч. 2 ст. 171.2 УК РФ отвечает требованиям ст.ст. 6, 60 УК РФ, характеру и степени общественной опасности совершенных преступлений и, по мнению судебной коллегии, является справедливым. Судом первой инстанции в полной мере были учтены данные о личности осужденных, состояние их здоровья, семейное положение, смягчающие и иные влияющие на назначение наказания обстоятельства, в том числе указанные в апелляционных жалобах.

При назначении вида и размера наказания суд обосновано учитывал характер и степень фактического участия каждого из осужденных в совершении преступлений, значение этого участия для достижения цели преступлений, его влияние на характер и размер причиненного вреда.

Учитывая необходимость исключения из приговора указания об осуждении Писклина С.А. за создание преступного сообщества, судебная коллегия считает необходимым смягчить назначенное ему по ч. 1 ст. 210 УК РФ наказание в виде лишения свободы и ограничения свободы, а также наказание, назначенное ему по совокупности преступлений.

Признание судом смягчающим наказание Усановой Н.Ю., Камлюка А.О., Писклина С.А., Морозова А.В., Севостьянова В.А., Варламова А.В., Хребтищева М.А., Курышева Ф.С. и Курышевой С.С. обстоятельством активное способствование раскрытию и расследованию преступлений, изобличению соучастников преступлений соответствует требованиям п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ и установленным по делу фактическим обстоятельствам. Правильность вывода суда об отсутствии оснований для признания отягчающим наказание Усановой Н.Ю., Гендляра М.О. и Горбунова А.А. обстоятельством их особо активную роль в совершении преступлений сомнений у судебной коллегии не вызывает.

Оснований для отмены или изменения приговора в части разрешения гражданского иска ООО «Игрософт» не имеется. Исковые требования ООО «Игрософт» были рассмотрены с соблюдением норм уголовно-процессуального закона и удовлетворены на основании установленных по делу фактических обстоятельств, подтверждающих солидарную ответственность осужденных перед пострадавшим, и требований ст. 1064 ГК РФ об условиях ответственности за причинение вреда.

Вопрос о судьбе вещественных доказательств и имущества, на которое был наложен арест, решен судом в соответствии с требованиями ст. ст. 81, 82 УПК РФ, главы 15.1 УК РФ, исходя из которых орудия, оборудование или иные средства совершения преступления, принадлежащие обвиняемому, деньги, ценности и иное имущество, полученное в результате совершения преступлений, предусмотренных ст.ст. 171.2, 210 УК РФ, и имущество, в которое они превращены или преобразованы, подлежат конфискации.

Конфискованное имущество или использовалось осужденными в целях осуществления игорной деятельности, а также для реализации мер конспирации незаконной деятельности, или было приобретено на денежные средства, полученные в качестве доходов от преступной деятельности. Денежные средства, изъятые в помещениях спортбаров, в помещении офисного центра, по месту жительства осужденных обоснованно были признаны судом полученными в результате незаконной деятельности.

Признавая несостоятельными доводы апелляционных жалоб У.С.И. и Г.Н.Г. о необоснованном обращении в доход государства принадлежащих им денежных средств, хранимых ими в офисном центре, судебная коллегия исходит из следующих установленных по делу обстоятельств. В помещениях офисного центра располагались организации, фактическое руководство которыми осуществляли Гендляр М.О. и Усанова Н.Ю. Сейфы, в которых были обнаружены денежные средства находились в пользовании Гендляра М.О. и Усановой Н.Ю., как и кабинеты, в которых эти сейфы были обнаружены. В распоряжении Гендляра М.О. и Усановой Н.Ю. находились крупные суммы наличных денежных средств, полученные от организации азартных игр. В частности расходными кассовыми ордерами, изъятыми в центральном офисе вместе с другими документами, подтверждается получение ими только в июне – июле 2012 года по 1350000 рублей. Принадлежность изъятых денежных средств У.С.И. и Г.Н.Г. кроме как вызывающими обоснованные сомнения показаниями заинтересованных лиц ничем не подтверждена.

Доводы жалобы Г.К.А. о необоснованности обращения взыскания на имущество, находящееся в её и Гендляра М.О. совместной с собственности, также не состоятельны. Суд пришел к правильному выводу о необходимости конфискации и обращения взыскания на имущество, принадлежность которого Гендляру М.О. была доказана. Раздел же совместно нажитого имущества и выдел доли одного из супругов производятся в порядке гражданского судопроизводства.

Несостоятельными судебная коллегия находит и доводы Д.Н.С. о принадлежности ей денежных средств, обнаруженных в сейфе её сына – Данилина А.Н. Договор купли-продажи земельного участка от 19 июня 2012 года между Данилиным А.Н. и Ф.Л.А., согласно которому Данилин А.Н. продал принадлежащий ему земельный участок за 280000 рублей, принадлежности этих денег Д.Н.С. не подтверждает. Кроме того, материалы дела не содержат сведений об исполнении договора и государственной регистрации перехода права собственности на земельный участок в соответствии с п. 9 договора. В то же время была установлена причастность Данилина А.Н. к деятельности преступного сообщества и возможность нахождения в его распоряжении крупных денежных сумм, полученных в результате незаконной деятельности. Сведений о наличии у Данилина А.Н. другого источника происхождения денежных средств материалы дела не содержат.

Между тем, без достаточных на то оснований судом были отвергнуты доводы З.А.Г. о принадлежности ему 510000 рублей, изъятых 07 августа 2012 года из сейфа в кабинете на первом этаже здания, расположенному по адресу: <адрес>.

Принимая решение о конфискации указанных денежных средств, суд исходил из того, что З.А.Г. и Данилин А.Н. фактически пользовались одним сейфом, при этом Данилин А.Н. по просьбе Усановой Н.Ю. и на её деньги неоднократно приобретал товары в вышеуказанное помещение, аналогичные функции мог выполнять и З.А.Г. Доводы о том, что денежные средства принадлежат З.А.Г. суд посчитал надуманными.

Однако, как следует из материалов дела З.А.Г. и Данилин А.Н. занимали один кабинет, но пользовались разными сейфами. 510000 рублей были изъяты из сейфа, которым пользовался З.А.Г., вместе с принадлежащими ему личными документами: паспортом и военным билетом, что подтверждает использование З.А.Г. сейфа в личных целях. Действительно З.А.Г. выполнял различные хозяйственные поручения Усановой Н.Ю., которая для этих целей давала ему 15000 – 20000 рублей в месяц. Сопоставимая с указанными цифрами денежная сумма была также обнаружена в сейфе З.А.Г. и хранилась отдельно от 510000 рублей в другой ячейке сейфа. Причастность З.А.Г. к деятельности преступного сообщества установлена не была, преступное происхождение этих денег является предположительным. При таких обстоятельствах, в соответствии с требованиями ст. 61 УК РФ указанные денежные средства должны быть переданы З.А.Г. как их законному владельцу.

Принимая решение об обращении в собственность государства имущества А.А.В., суд указал в приговоре, что учитывает основания освобождении А.А.В. от уголовной ответственности, а также тот факт, что судом при рассмотрении уголовного дела в отношении последнего установлен факт совершения запрещенных уголовным законом общественно опасных деяний, совместно с подсудимыми по основному уголовному делу, в связи с чем полученное А.А.В. в период с марта-апреля 2011 года до 07 августа 2012 года имущество, подлежит обращению в собственность государства в порядке ч.1ст.104.1 УК РФ.

Согласно постановлению Октябрьского районного суда г. Саратова от 21 ноября 2012 года арест на имущество А.А.В. был наложен в целях обеспечения возможности его конфискации.

В соответствии со ст. 104.1 УК РФ конфискация имущества как мера уголовно-правового характера применяется на основании обвинительного приговора. На это указывают и положения ст. 299 УК РФ, которая относит решение о судьбе арестованного в целях обеспечения возможной конфискации имущества к вопросам, разрешаемым при постановлении приговора. В соответствии с разъяснениями Пленума Верховного Суда РФ в постановлении от 20 декабря 2011 № 21, по вступившему в законную силу приговору могут быть разрешены вопросы, которые не затрагивают существо приговора и не влекут ухудшение положения осужденного. В частности может быть принято решение об отмене мер обеспечения возможной конфискации имущества, если приговором конфискация не была применена.

Постановлением Ленинского районного суда г. Саратова от 27 октября 2014 года А.А.В. был освобожден от уголовной ответственности за совершенные им в состоянии невменяемости общественно опасных деяний, предусмотренных ч.1 ст. 210, п.п. «а», «б» ч. 2 ст. 171.2, п.п. «б», «в» ч. 3 ст. 146 УК РФ, было принято решение о хранении вещественных доказательств до рассмотрения по существу основного уголовного дела. О судьбе арестованного имущества А.А.В., которое вещественными доказательствами признано не было, решение не принималось.

Таким образом, при постановлении приговора в другом производстве и в отношении иных лиц, суд принял ухудшающее положение А.А.В. решение о конфискации его имущества с нарушением предусмотренной уголовно-процессуальным законом процедуры. В связи с чем, на основании ст. 389.17 УПК РФ приговор в указанной части подлежит отмене.

Кроме того, суд необоснованно при принятии решения о конфискации имущества А.А.В. не принял во внимание следующие обстоятельства, сами по себе исключающие возможность конфискации: автомобиля <данные изъяты>, государственный регистрационный номер года выпуска, который был приобретен в июле 2010 года (т. 137, л.д. 132); нежилого помещения , расположенного по адресу: <адрес>, поскольку решением Октябрьского районного суда г. Саратова от 14 августа 2012 года был признан недействительным договор купли продажи этого помещения от 30 января 2012 года, заключенный между комитетом по управлению имуществом г.Саратова и А.А.В., право собственности А.А.В. на указанное помещение прекращено.

Подлежит исключению из приговора указание о конфискации имущества других осуждённых, которое согласно материалам дела, было приобретено ими до установленного приговором периода их преступной деятельности: автомобиля марки LADA 217230, 2011 года выпуска, государственный регистрационный знак , приобретённого Курышевой С.С. в апреле 2011 года (т. 137 л.д. 132); прицепа к легковому автомобилю марки 829450, 2008 года выпуска, государственный регистрационный знак , автомобиля марки ГРАНД ЧЕРОКИ, 1994 года выпуска, государственный регистрационный знак , автомобиля марки <данные изъяты>, 2008 года выпуска, государственный регистрационный знак , автомобиля марки ВАЗ 21011, 1978 года выпуска, государственный регистрационный знак , приобретенных Гендляром М.О. в 2002, 2010 годах (т. 137 л.д. 133); автомобиля марки BMW модели X5 <данные изъяты>, 2009 года выпуска, государственный регистрационный знак , автомобиля марки ВАЗ 21099, 1995 года выпуска, государственный регистрационный знак , приобретенных Горбуновым А.А. в 1995, 2010 годах (т. 137 л.д. 132, 156).

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 389.13, 389.20, 389.28 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Приговор Ленинского районного суда г. Саратова от 23 ноября 2015 в отношении Гендляра М.О., Усановой Н.Ю., Горбунова А.А., Хейирова Р.Х., Варламова А.В., Курышевой С.С., Камлюка А.О., Демина А.Н., Морозова А.В., Афанасьева В.А., Бабичева В.А., Писклина С.А., Данилина А.Н., Латигана Б.А., Курышева Ф.С., Севостьянова В.А., Хребтищева М.А. изменить:

исключить из приговора указания о деятельности преступного сообщества (преступной организацией) в период до 6 августа 2011 года;

изменить указание в приговоре об извлечении преступным сообществом (преступной организацией) в результате незаконных организации и проведения азартных игр дохода в сумме не менее 105389036,60 рубля в период примерно с марта-апреля 2011 года до 07 августа 2012 года, на указание об извлечении преступным сообществом (преступной организацией) указанного дохода в период с 06 августа 2011 года до 07 августа 2012 года;

действия Морозов А.В. переквалифицировать с ч.1 ст. 210 УК РФ на ч. 2 ст. 210 УК РФ, по которой назначить наказание в виде 6 (шести) лет лишения свободы со штрафом в размере 200000 (двести тысяч) рублей, с ограничением свободы на 6 (шесть) месяцев,

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 210 УК РФ, п.п. «б», «в» ч.3 ст.146 УК РФ; п.п. «а», «б» ч. 2 ст. 171.2 УК РФ (в редакции Федерального закона от 20 июля 2011 года №250-ФЗ), назначить Морозову А.В. окончательное наказание в виде 7 (семи) лет 6 (шести) месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима, со штрафом в размере 250000 (двести пятьдесят тысяч) рублей, с ограничением свободы на 6 (шесть) месяцев, установив ограничения: не изменять место жительства или пребывания, не выезжать за пределы территории муниципального образования, где осужденный будет проживать после отбывания лишения свободы, без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, а также являться в указанный орган один раз в месяц для регистрации;

действия Бабичев В.А. переквалифицировать с ч. 1 ст. 210 УК РФ на ч. 2 ст. 210 УК РФ, по которой назначить наказание в виде 7 лет лишения свободы со штрафом в размере 200000 (двести тысяч) рублей, с ограничением свободы на 6 (шесть) месяцев,

на основании ч.3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 210 УК РФ, п.п. «б», «в» ч.3 ст.146 УК РФ; п.п. «а», «б» ч.2 ст.171.2 УК РФ (в редакции Федерального закона от 20 июля 2011 года №250-ФЗ), назначить Бабичеву В.А. окончательное наказание в виде 8 (восьми) лет 6 (шести) месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима, со штрафом в размере 250000 (двести пятьдесят тысяч) рублей, с ограничением свободы на срок 6 (шесть) месяцев, установив ограничения: не изменять место жительства или пребывания, не выезжать за пределы территории муниципального образования, где осужденный будет проживать после отбывания лишения свободы, без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, а также являться в указанный орган один раз в месяц для регистрации;

действия Камлюка А.О. переквалифицировать с ч. 1 ст. 210 УК РФ на ч. 2 ст. 210 УК РФ, по которой назначить наказание в виде 6 лет лишения свободы со штрафом в размере 200000 (двести тысяч) рублей, с ограничением свободы на 6 (шесть) месяцев,;

на основании ч.3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 210 УК РФ, п.п. «б», «в» ч.3 ст.146 УК РФ; п.п. «а», «б» ч. 2 ст.171.2 УК РФ (в редакции Федерального закона от 20 июля 2011 года №250-ФЗ), назначить Камлюку А.О. окончательное наказание в виде 7 (семи) лет 6 (шести) месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима, со штрафом в размере 250000 (двести пятьдесят тысяч) рублей, с ограничением свободы на 6 (шесть) месяцев, установив ограничения: не изменять место жительства или пребывания, не выезжать за пределы территории муниципального образования, где осужденный будет проживать после отбывания лишения свободы, без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, а также являться в указанный орган один раз в месяц для регистрации;

действия Афанасьева В.А. переквалифицировать с ч.1 ст. 210 УК РФ на ч. 2 ст. 210 УК РФ, по которой назначить наказание в виде 6 лет лишения свободы со штрафом в размере 200000 (двести тысяч) рублей, с ограничением свободы на 6 (шесть) месяцев,

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 210 УК РФ, п.п. «б», «в» ч.3 ст.146 УК РФ; п.п. «а», «б» ч. 2 ст.171.2 УК РФ (в редакции Федерального закона от 20 июля 2011 года №250-ФЗ), назначить Афанасьеву В.А. окончательное наказание в виде 7 (семи) лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима, со штрафом в размере 250000 (двести пятьдесят тысяч) рублей, с ограничением свободы на 6 (шесть) месяцев, установив ограничения: не изменять место жительства или пребывания, не выезжать за пределы территории муниципального образования, где осужденный будет проживать после отбывания лишения свободы, без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, а также являться в указанный орган один раз в месяц для регистрации;

действия Латигана Б.А. переквалифицировать с ч. 1 ст.210 УК РФ на ч. 2 ст. 210 УК РФ, по которой назначить наказание в виде 6 лет лишения свободы со штрафом в размере 200000 (двести тысяч) рублей, с ограничением свободы на 6 (шесть) месяцев,

на основании ч.3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 210 УК РФ, п.п. «б», «в» ч.3 ст.146 УК РФ; п.п. «а», «б» ч. 2 ст.171.2 УК РФ (в редакции Федерального закона от 20 июля 2011 года №250-ФЗ), назначить Латигану Б.А. окончательное наказание в виде 7 (семи) лет 6 (шести) месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима, со штрафом в размере 250000 (двести пятьдесят тысяч) рублей, с ограничением свободы на срок 6 (шесть) месяцев, установив ограничения: не изменять место жительства или пребывания, не выезжать за пределы территории муниципального образования, где осужденный будет проживать после отбывания лишения свободы, без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, а также являться в указанный орган один раз в месяц для регистрации;

действия Варламов А.В. переквалифицировать с ч. 1 ст. 210 УК РФ на ч. 2 ст. 210 УК РФ, по которой назначить наказание в виде 6 лет лишения свободы со штрафом в размере 200000 (двести тысяч) рублей, с ограничением свободы на 6 (шесть) месяцев,

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 210 УК РФ, п.п. «б», «в» ч.3 ст.146 УК РФ; п.п. «а», «б» ч. 2 ст. 171.2 УК РФ (в редакции Федерального закона от 20 июля 2011 года №250-ФЗ), назначить Варламову А.В. окончательное наказание в виде 7 (семи) лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима, со штрафом в размере 250000 (двести пятьдесят тысяч) рублей, с ограничением свободы на 6 (шесть) месяцев, установив ограничения: не изменять место жительства или пребывания, не выезжать за пределы территории муниципального образования, где осужденный будет проживать после отбывания лишения свободы, без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, а также являться в указанный орган один раз в месяц для регистрации;

действия Данилина А.Н. переквалифицировать с ч. 1 ст. 210 УК РФ на ч. 2 ст. 210 УК РФ, по которой назначить наказание в виде 7 (семи) лет лишения свободы со штрафом в размере 200000 (двести тысяч) рублей, с ограничением свободы на 6 (шесть) месяцев,

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 210 УК РФ, п.п. «б», «в» ч.3 ст.146 УК РФ; п.п. «а», «б» ч. 2 ст.171.2 УК РФ (в редакции Федерального закона от 20 июля 2011 года №250-ФЗ), назначить Данилину А.Н. окончательное наказание в виде 8 (восьми) лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима, со штрафом в размере 250000 (двести пятьдесят тысяч) рублей, с ограничением свободы на 6 (шесть) месяцев, установив ограничения: не изменять место жительства или пребывания, не выезжать за пределы территории муниципального образования, где осужденный будет проживать после отбывания лишения свободы, без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, а также являться в указанный орган один раз в месяц для регистрации;

действия Демина А.Н. переквалифицировать с ч. 1 ст. 210 УК РФ на ч. 2 ст. 210 УК РФ, по которой назначить наказание в виде 7 (семи) лет лишения свободы со штрафом в размере 200000 (двести тысяч) рублей, с ограничением свободы на 6 (шесть) месяцев,

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 210 УК РФ, п.п. «б», «в» ч.3 ст.146 УК РФ, п.п. «а», «б» ч.2 ст.171.2 УК РФ (в редакции Федерального закона от 20 июля 2011 года №250-ФЗ), назначить Демину А.Н. окончательное наказание в виде 8 (восьми) лет 6 (шести) месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима, со штрафом в размере 250000 (двести пятьдесят тысяч) рублей, с ограничением свободы на 6 (шесть) месяцев, установив ограничения: не изменять место жительства или пребывания, не выезжать за пределы территории муниципального образования, где осужденный будет проживать после отбывания лишения свободы, без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, а также являться в указанный орган один раз в месяц для регистрации;

действия Хейирова Р.Х. переквалифицировать с ч. 1 ст. 210 УК РФ на ч. 2 ст. 210 УК РФ, по которой назначить наказание в виде 6 лет лишения свободы со штрафом в размере 200000 (двухсот тысяч) рублей, с ограничением свободы на 6 (шесть) месяцев,

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 210 УК РФ, п.п. «б», «в» ч.3 ст.146 УК РФ, п.п. «а», «б» ч. 2 ст.171.2 УК РФ (в редакции Федерального закона от 20 июля 2011 года №250-ФЗ), назначить Хейирову Р.Х. окончательное наказание в виде 7 (семи) лет 6 (шести) месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима, со штрафом в размере 250000 (двести пятьдесят тысяч) рублей, с ограничением свободы на 6 (шесть) месяцев, установив ограничения: не изменять место жительства или пребывания, не выезжать за пределы территории муниципального образования, где осужденный будет проживать после отбывания лишения свободы, без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, а также являться в указанный орган один раз в месяц для регистрации;

действия Курышевой С.С. переквалифицировать с ч. 1 ст.210 УК РФ на ч. 2 ст. 210 УК РФ, по которой назначить наказание в виде 6 лет лишения свободы, со штрафом в размере 200000 (двести тысяч) рублей, с ограничением свободы на 6 (шесть) месяцев,

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 210 УК РФ, п.п. «б», «в» ч.3 ст.146 УК РФ, п.п. «а», «б» ч.2 ст.171.2 УК РФ (в редакции Федерального закона от 20 июля 2011 года №250-ФЗ), назначить Курышевой С.С. окончательное наказание в виде 7 (семи) лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима, со штрафом в размере 250000 (двести пятьдесят тысяч) рублей, с ограничением свободы на 6 (шесть) месяцев, установив ограничения: не изменять место жительства или пребывания, не выезжать за пределы территории муниципального образования, где осужденная будет проживать после отбывания лишения свободы, без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, а также являться в указанный орган один раз в месяц для регистрации;

исключить из приговора указание об осуждении Писклина С.А. за создание преступного сообщества, смягчить назначенное ему по ч. 1 ст. 210 УК РФ наказание в виде лишения свободы до 12 (двенадцати) лет 6 (шести) месяцев, в виде ограничения свободы - до 1 (одного) года, дополнительное наказание в виде штрафа в размере 400000 (четырехсот тысяч) рублей оставить без изменения,

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 210 УК РФ, п.п. «б», «в» ч.3 ст.146 УК РФ, по п.п. «а», «б» ч. 2 ст.171.2 УК РФ (в редакции Федерального закона от 20 июля 2011 года №250-ФЗ), назначить Писклину С.А. окончательное наказание в виде 14 (четырнадцати) лет 6 (шести) месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, со штрафом в размере 450000 (четыреста пятьдесят тысяч) рублей, с ограничением свободы на 1 (один) год, установив ограничения: не изменять место жительства или пребывания, не выезжать за пределы территории муниципального образования, где осужденный будет проживать после отбывания лишения свободы, без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, а также являться в указанный орган один раз в месяц для регистрации;

исключить из приговора указание о прохождении Горбуновым А.А. службы в ОМОН;

денежные средства в сумме 510000 рублей, изъятые 07 августа 2012 в ходе осмотра помещения, расположенного по адресу: <адрес>, хранящиеся в камере вещественных доказательств СУ СК России по Саратовской области возвратить их законному владельцу З.А.Г., <дата> года рождения;

исключить из приговора указание об обращении в собственность государства следующего имущества: автомобиля марки LADA 217230, 2011 года выпуска, государственный регистрационный знак , цвет сине - зеленый, идентификационный номер , двигатель 21126, 72 кВт /98 л.с., , кузов номер ; прицепа к легковому автомобилю марки 829450, 2008 года выпуска, государственный регистрационный знак , цвет серый, идентификационный номер , шасси номер ; автомобиля марки ГРАНД ЧЕРОКИ, 1994 года выпуска, государственный регистрационный знак , цвет серый, идентификационный , двигатель 172,7 кВт/235 л.с., , кузов ; автомобиля марки <данные изъяты>, 2008 года выпуска, государственный регистрационный знак , цвет черный, идентификационный номер , двигатель 199,9 кВт / 272 л.с., , кузов номер ; автомобиля марки ВАЗ 21011, 1978 года выпуска, государственный регистрационный знак , цвет белый, двигатель В21011, 50,7 кВт /69 л.с., , кузов ; автомобиля марки BMW модели X5 <данные изъяты>, 2009 года выпуска, государственный регистрационный знак , цвет серый, идентификационный номер , двигатель 199,9 кВт / 272 л.с., , кузов номер ; автомобиля марки ВАЗ 21099, 1995 года выпуска, государственный регистрационный знак , цвет темно - синий, двигатель , кузов ;

исключить из приговора указание об обращении в собственность государства имущества А.А.В.: жилого дома, общей площадью 203,4 квадратных метра, кадастровый , расположенного по адресу: <адрес>», <адрес>; жилого дома, площадью 125,4 квадратных метра, кадастровый , расположенного по адресу: <адрес>, <адрес>», <адрес>; нежилого помещения , расположенного по адресу: <адрес>; автомобиля марки <данные изъяты>, 2008 года выпуска, государственный регистрационный знак ; автомобиля <данные изъяты>, государственный регистрационный номер , идентификационный номер (VIN) , 2004 года выпуска.

В остальном приговор оставить без изменения.

Председательствующий

Судьи коллегии

Рейтинг@Mail.ru

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс».