Дело №33-10354/2013

Номер дела: 33-10354/2013

Дата начала: 11.12.2013

Суд: Иркутский областной суд

:
Категория
Имущественные споры / Споры о собственности
Движение дела
Наименование события Результат события Основания Дата
Судебное заседание Вынесено решение 19.12.2013
Дело сдано в канцелярию 24.12.2013
Передано в экспедицию 25.12.2013
 

Апелляционное определение

19 декабря 2013 года г. Иркутск

Судебная коллегия по гражданским делам Иркутского областного суда в составе:

председательствующего Орловой Е.Ю.,

судей Егоровой О.В., Малиновской А.Л.,

при секретаре Мартиросян К.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Мельзениновой Т.А. и Мельзенинова И.Р. к Звереву В.В., Никулину Е.Н., Хлевному К.В., Муниципальному бюджетному учреждению здравоохранения г. Иркутска «Станция скорой медицинской помощи» об обязании принести письменные извинения, взыскании компенсации морального вреда

по апелляционной жалобе истцов Мельзениновой Т.А. и Мельзенинова И.Р.

на решение Кировского районного суда г. Иркутска от 29 октября 2013 года,

У С Т А Н О В И Л А:

Истцы предъявили иск к Звереву В.В., Никулину Е.Н., Хлевному К.В. об обязании принести письменные извинения, взыскании компенсации морального вреда.

В обоснование требований указали, что <дата изъята> с <данные изъяты>. находились в фойе здания администрации города Иркутска, ожидая встречи с <данные изъяты> г. Иркутска. Они сидели, вели беседу между собой. Допускали, что разговаривали громко, поскольку у истицы имеются <данные изъяты>, и она вынуждена пользоваться <данные изъяты>. Со своей стороны нарушений общественного порядка истцы не допускали, замечаний им не делали, устно их только предупредили о возможности находиться в здании до <данные изъяты>.

В <данные изъяты> в здание администрации приехал <данные изъяты> Г. и стал выяснять причину нахождения истцов в фойе. В ответ истцы объяснили, что ждут <данные изъяты> чтобы пожаловаться на <данные изъяты>. Г. указал, что <данные изъяты> их не примет, после чего поднялся по лестнице.

Истцы указали, что <данные изъяты> была создана провокационная конфликтная ситуация, связанная с необоснованным вызовом <данные изъяты> МБУЗ «Станции скорой медицинской помощи» г. Иркутска и их последующими незаконными действиями.

В <данные изъяты> в фойе появились трое молодых людей в форме медицинских работников, старший из которых поднялся по лестнице наверх, а остальные остались в конце коридора. Спустя тридцать минут врач вернулся, общался с охранником и вахтером и находившимися в коридоре санитарами. Внезапно трое медицинских работников схватили истицу Мельзениновой Т.А. и потащили «волоком» через фойе к выходу, с применением физической силы, никак не объясняя своих действий. С головы истицы упала шапка, с ног слетели туфли. Она кричала, пыталась звать на помощь, ощутив реальную угрозу и страх. Мельзенинова И.Р. подошел к машине с целью сопроводить жену, но один из <данные изъяты>, схватил его и стал душить, к санитару присоединился <данные изъяты>.

В процессе доставления в машину истице были причинены телесные повреждения, не причинившие вред здоровью.

Когда истицу привезли к ИОПНД, <данные изъяты> во главе со Зверевым В.В. совместно с <данные изъяты> <данные изъяты> ушли в здание больницы, оставив двери автомобиля открытыми, и отсутствовали более часа. Истицу санитары оставили сидеть на полу автомобиля, у нее замерзли ноги. Подняться самостоятельно ей было сложно вследствие причинённых травм и потрясений. Истица полагала, что доставление в ИОПНД преследовало единственную цель - удалить её из помещения администрации города.

В период пребывания в машине к истице подходила <данные изъяты> В., которую истица информировала о незаконном применении <данные изъяты> Зверева В.В. физического насилия к истице, и об обеспокоенности состоянием мужа, брошенного лежащим на асфальте, а ранее перенесшего <данные изъяты>. В результате беседы с <данные изъяты> В. истице было выдано заключение о её адекватном состоянии и поведении.

Находясь в автомашине «скорой помощи», истица смогла позвонить своей сестре Б., чтобы они проехали к зданию администрации города и узнали судьбу её мужа Мельзенинова И.Р. Примерно через полтора часа подъехала сестра с мужем. Истица с родственниками вышла из автомашины.

По информации ОГБУЗ «И.» от <дата изъята> №, на <данные изъяты>, Мельзениновой Т.А. не состоит.

Истцы испытали физические и нравственные страдания, страх за своё здоровье, неуверенность в завтрашнем дне, унижение и оскорбление их человеческого достоинства и доброго имени.

Считали, что вышеуказанные действия <данные изъяты> Зверева В.В. нарушают этику врача, Клятву Гиппократа и Конституцию Российской Федерации.

Оценили причинённый моральный вред в <данные изъяты>, по <данные изъяты>. Просили суд обязать ответчиков принести им письменные извинения.

Определением суда от <дата изъята> в качестве соответчика по делу привлечено МБУЗ г. Иркутска «Станция скорой медицинской помощи».

В судебном заседании истцы Мельзенинова И.Р. и Мельзениновой Т.А. требования к ответчикам Звереву В.В., Никулину Е.Н. и Хлевному К.В. поддержали. Считали их надлежащими ответчиками по делу.

Ответчики Зверев В.В., Никулин Е.Н., Хлевный К.В., соответчик МБУЗ г. Иркутска «Станция скорой медицинской помощи» исковые требования не признали.

Решением Кировского районного суда г. Иркутска от <дата изъята> исковые требования удовлетворены частично.

Взыскана с МБУЗ г. Иркутска «Станция скорой медицинской помощи» компенсация морального вреда в пользу Мельзениновой Т.А. в сумме <данные изъяты>, в пользу Мельзенинова И.Р. – <данные изъяты>.

В удовлетворении исковых требований о взыскании с МБУЗ г.Иркутска «Станция скорой медицинской помощи» компенсации морального вреда в большем размере, обязании принести письменные извинения - отказано.

В удовлетворении исковых требований к Звереву В.В., Никулину Е.Н., Хлевному К.В. об обязании принести письменные извинения, взыскании компенсации морального вреда - отказано.

В апелляционной жалобе истцы Мельзениновой Т.А. и Мельзенинова И.Р. просят решение суда отменить, взыскать с ответчиков Зверева В.В., Никулина Е.Н., Хлевного К.В. компенсацию морального вреда <данные изъяты> из расчета <данные изъяты> в пользу Мельзениновой Т.А., <данные изъяты> в пользу Мельзенинова И.Р.

В обоснование жалобы указывают, что сумма взысканной в пользу истцов компенсации морального вреда явно несоразмерна причиненным им страданиям, определена без учета преклонного возраста истцов, имеющихся у них заболеваний, наличия последствий перенесенных страданий, отсутствия оснований для недобровольной госпитализации.

Полагают, что ответчиками была фальсифицирована карта вызова, а суд не исследовал ее должным образом.

Считают, что доводы искового заявления были искажены, имел место сговор суда и ответчиков.

При рассмотрении дела судом нарушалось процессуальное право истцов на представление доказательств, высказываний своих доводов.

Выражают несогласие с привлечением в качестве соответчика МБУЗ «ССМП», поскольку истцами в качестве ответчиков были указаны физические лица, применившие насилие к ним без законных оснований.

Заслушав доклад судьи Орловой Е.Ю., объяснения истцов Мельзенинова И.Р. и Мельзениновой Т.А., поддержавших и дополнивших доводы апелляционной жалобы, проверив законность и обоснованность решения суда в соответствии с частью 1 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации по доводам апелляционной жалобы и дополнений к ней, обсудив приведенные доводы, судебная коллегия приходит к следующему.

Статьей 21 Конституции Российской Федерации гарантируется охрана государством достоинства личности. Ничто не может быть основанием для его умаления. Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию. Никто не может быть без добровольного согласия подвергнут медицинским, научным или иным опытам.

Согласно ст. 41 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь. Медицинская помощь в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения оказывается гражданам бесплатно за счет средств соответствующего бюджета, страховых взносов, других поступлений.

В демократическом правовом государстве, каковым провозглашается Российская Федерация (статья 1 часть 1 Конституции Российской Федерации), это предполагает не только обязанность уполномоченных государственных и муниципальных лечебных учреждений оказывать медицинскую помощь при обращении за ней, но и право граждан свободно принимать решение об обращении за медицинской помощью и о прохождении курса лечения. Иное было бы недопустимым вмешательством в сферу индивидуальной свободы.

Согласно ст. 1 Закона Российской Федерации от 2июля1992года N3185-1 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» психиатрическая помощь включает в себя обследование психического здоровья граждан по основаниям и в порядке, установленным настоящим Законом и другими законами Российской Федерации, диагностику психических расстройств, лечение, уход и медико-социальную реабилитацию лиц, страдающих психическими расстройствами. Психиатрическая помощь лицам, страдающим психическими расстройствами, гарантируется государством и осуществляется на основе принципов законности, гуманности и соблюдения прав человека и гражданина.

Согласно ст. 20 Закона Российской Федерации от 2июля1992года N3185-1 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при её оказании» профессиональные права и обязанности врача-психиатра, иных специалистов и медицинского персонала при оказании психиатрической помощи устанавливаются законодательством Российской Федерации о здравоохранении и настоящим Законом. Установление диагноза психического заболевания, принятие решения об оказании психиатрической помощи в недобровольном порядке либо дача заключения для рассмотрения этого вопроса являются исключительным правом врача-психиатра или комиссии врачей-психиатров. Заключение врача другой специальности о состоянии психического здоровья лица носит предварительный характер и не является основанием для решения вопроса об ограничении его прав и законных интересов, а также для предоставления ему гарантий, предусмотренных законом для лиц, страдающих психическими расстройствами.

Согласно ст. 21 Закона при оказании психиатрической помощи врач-психиатр независим в своих решениях и руководствуется только медицинскими показаниями, врачебным долгом и законом.

В соответствии со ст. 23 Закона Российской Федерации от 2июля1992года №3185-1 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при её оказании» психиатрическое освидетельствование проводится для определения: страдает ли обследуемый психическим расстройством, нуждается ли он в психиатрической помощи, а также для решения вопроса о виде такой помощи. Врач, проводящий психиатрическое освидетельствование, обязан представиться обследуемому и его законному представителю как психиатр, за исключением случаев, предусмотренных пунктом «а» части четвертой настоящей статьи. Психиатрическое освидетельствование лица может быть проведено без его согласия или без согласия его законного представителя в случаях, когда по имеющимся данным обследуемый совершает действия, дающие основания предполагать наличие у него тяжелого психического расстройства, которое обусловливает:

а) его непосредственную опасность для себя или окружающих, или

б) его беспомощность, то есть неспособность самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности, или

в) существенный вред его здоровью вследствие ухудшения психического состояния, если лицо будет оставлено без психиатрической помощи.

В соответствии со ст. 28 Закона Российской Федерации от 2июля1992года N3185-1 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при её оказании» основаниями для госпитализации в психиатрический стационар являются наличие у лица психического расстройства и решение врача-психиатра о проведении обследования или лечения в стационарных условиях либо постановление судьи. Помещение лица, в том числе лица, признанного в установленном законом порядке недееспособным, в психиатрический стационар, за исключением случаев, предусмотренных статьей 29 настоящего Закона, осуществляется добровольно - по его просьбе или с его согласия. Полученное согласие на госпитализацию оформляется записью в медицинской документации за подписью лица или его законного представителя и врача-психиатра.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в определении от 3 ноября 2009 г. № 1366-О-О, «установление диагноза психического заболевания, принятие решения об оказании психиатрической помощи в недобровольном порядке либо дача заключения для рассмотрения этого вопроса являются исключительным правом врача-психиатра или комиссии врачей-психиатров. Такое правовое регулирование служит одной из гарантий от необоснованной госпитализации и лечения…».

Статья 29 Закона Российской Федерации от 2июля1992года N3185-1 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при её оказании» предусматривает основания для госпитализации в психиатрический стационар в недобровольном порядке.

В соответствии с данной правовой нормой лицо, страдающее психическим расстройством, может быть госпитализировано в психиатрический стационар без его согласия или без согласия его законного представителя до постановления судьи, если его обследование или лечение возможны только в стационарных условиях, а психическое расстройство является тяжелым и обусловливает:

а) его непосредственную опасность для себя или окружающих, или

б) его беспомощность, то есть неспособность самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности, или

в) существенный вред его здоровью вследствие ухудшения психического состояния, если лицо будет оставлено без психиатрической помощи.

Судебной коллегией установлено и подтверждается материалами дела, что <дата изъята> МБУЗ г. Иркутска ССМП был принят вызов в здание городской администрации по адресу <...> к гр. Мельзениновой Т.А., <данные изъяты>. По месту вызова была направлена <данные изъяты> в составе <данные изъяты> Зверева В.В., <данные изъяты> Никулина Е.Н. и <данные изъяты> Хлевного К.В. Данное обстоятельство подтверждается имеющейся в материалах дела выпиской из журнала вызовов МБУЗ г. Иркутска ССМП за <дата изъята>. Бригадой Зверева В.В. истицу в недобровольном порядке доставили в приемный покой ИОПНД, где <данные изъяты> было принято решение об отсутствии оснований для ее экстренной госпитализации.

Проанализировав имеющиеся в деле доказательства, в том числе, карту вызова, акты проверки Управления Росздравнадзора по Иркутской области от <дата изъята>, записи <данные изъяты> В. в журнале отказов больным в госпитализации от <дата изъята>, свидетельские показания <данные изъяты> В., оценив относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что <данные изъяты> Зверев В.В. <дата изъята>, прибыв по месту вызова, в нарушение требований Закона Российской Федерации от 2июля1992года №3185-1 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при её оказании», приказа Министерства здравоохранения РФ от 8 апреля 1998 года № 108 «О скорой психиатрической помощи» неправильно оценил ситуацию; в нарушение требований Закона не представился Мельзениновой Т.А., не провел с ней психотерапевтическую беседу, а потому не установил путем сбора анамнеза, осмотра Мельзениновой Т.А., что она не нуждается в неотложной психиатрической помощи в недобровольном порядке; не имея законных оснований, самостоятельно, при отсутствии письменного заявления, отсутствия признаков соответствия состояния Мельзениновой Т.А. критериям недобровольной госпитализации, <дата изъята> решил вопрос о её психиатрическом освидетельствовании и недобровольной госпитализации в ОГБУЗ ИОПНД; не сделал соответствующие записи в медицинской документации – карте вызова.

Судебная коллегия соглашается с таким выводом суда первой инстанции и полагает, что представленными в дело доказательствами подтверждается факт того, что <дата изъята> у <данные изъяты> не имелось оснований для психиатрического освидетельствования и недобровольной госпитализации истицы Мельзениновой Т.А. в ОГБУЗ ИОПНД из здания администрации г. Иркутска.

По информации ОГБУЗ «И.» Мельзениновой Т.А., <данные изъяты> в настоящее время на диспансерном учете не состоит.

За свои действия Зверев В.В. по приказу <данные изъяты> МБУЗ г.<данные изъяты> № от <дата изъята> был привлечен к дисциплинарной ответственности.

При таких обстоятельствах, суд первой инстанции обоснованно признал, что причиненные Мельзениновой Т.А. и Мельзенинова И.Р. действиями выездной психиатрической бригады МБУЗ г. Иркутска ССМП нравственные и физические страдания подлежат компенсации в силу ст.1064, 150, 151 Гражданского кодекса РФ.

В соответствии со ст. 1068 ГК РФ юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей. Применительно к правилам, предусмотренным настоящей главой, работниками признаются граждане, выполняющие работу на основании трудового договора (контракта), а также граждане, выполняющие работу по гражданско-правовому договору, если при этом они действовали или должны были действовать по заданию соответствующего юридического лица или гражданина и под его контролем за безопасным ведением работ.

Как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ в своем постановлении от 26.01.2010г. № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина», ответственность юридического лица или гражданина, предусмотренная пунктом 1 статьи 1068 ГК РФ, наступает за вред, причиненный его работником при исполнении им своих трудовых (служебных, должностных) обязанностей на основании заключенного трудового договора (служебного контракта).

Исходя из вышеприведенных положений действующего законодательства, суд первой инстанции правомерно в силу ст. 40 ГПК РФ привлек для участия в деле в качестве соответчика работодателя <данные изъяты> Зверева В.В., <данные изъяты> Никулина Е.Н., <данные изъяты> Хлевного К.В. - МБУЗ г. Иркутска «Станция скорой медицинской помощи» и возложил на него обязанность по возмещению причиненного истцам морального вреда.

Судебная коллегия находит данный вывод суда правильным, поскольку материалами дела подтверждается, что <дата изъята> при обслуживании вызова СМП в администрации г. Иркутска по адресу <...>, Зверев В.В., Никулин Е.Н., Хлевный К.В. находились на своем рабочем месте, выполняли свои служебные обязанности.

Доводы истцов о том, что надлежащими ответчиками по их требованиям являются именно Зверев В.В., Никулин Е.Н., Хлевный К.В., которые действовали не в рамках своих должностных полномочий, а осуществили в отношении истцов хулиганские, преступные действия, не могут быть приняты во внимание, поскольку в установленном законом порядке действия ответчиков таковыми не признаны. Тогда как, осуществление <дата изъята> ответчиками трудовой деятельности в виде психиатрического освидетельствования и недобровольной госпитализации истицы Мельзениновой Т.А. в ОГБУЗ ИОПНД из здания администрации г.Иркутска и причиненные в связи с ней истцам физические и нравственные страдания подтверждается материалами дела.

По мнению судебной коллегии, размер взысканной в пользу истцов компенсации морального вреда соответствует характеру и степени перенесенных ими страданий, определен с учетом, в том числе, возраста истцов, состояния их здоровья, а также иных установленных по настоящему гражданскому делу обстоятельств, отвечает требованиям разумности и справедливости, а также способствует восстановлению баланса между нарушенными правами истца и мерой ответственности, применяемой к ответчику, который является муниципальным бюджетным учреждением здравоохранения города, некоммерческой организацией, не имеет в качестве основной цели своей деятельности извлечение прибыли, основным его видом деятельности является оказание скорой медицинской помощи.

Доводы истцов о нарушении судом первой инстанции при рассмотрении дела норм процессуального закона не влекут в силу ч.3 ст. 330 ГПК РФ отмену судебного решения, поскольку эти нарушения не привели к вынесению неправильного судебного акта.

Доводы, приведенные истцами в апелляционной жалобе, а также дополнительные доводы, приведенные в суде апелляционной инстанции, не влияют на законность и обоснованность судебного решения, которым правильно разрешен спор по существу.

Таким образом, решение суда, является законным и обоснованным и отмене не подлежит.

Исходя из изложенного и руководствуясь статьями 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Иркутского областного суда

О П Р Е Д Е Л И Л А:

решение Кировского районного суда г. Иркутска от 29 октября 2013 года по настоящему делу оставить без изменения, апелляционную жалобу истцов Мельзениновой Т.А. и Мельзенинова И.Р. – без удовлетворения.

Председательствующий Е.Ю. Орлова

Судьи О.В. Егорова

А.Л. Малиновская

Рейтинг@Mail.ru

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс».