Дело №2-2/2017 (2-23/2016;)

Номер дела: 2-2/2017 (2-23/2016;)

Дата начала: 29 ноября 2016 г.

Суд: Омский областной суд

Судья: Гаркуша Николай Николаевич

Статьи УК: 105, 115
Результат
Вынесен ПРИГОВОР
Стороны по делу (третьи лица)
Вид лица Лицо
Адырбаев К.Г.
Движение дела
Наименование события Результат события Основания Дата
Регистрация поступившего в суд дела 29.11.16
Передача материалов дела судье 29.11.16
Решение в отношении поступившего уголовного дела Назначено судебное заседание 06.12.16
Судебное заседание Объявлен перерыв 15.12.16
Судебное заседание Объявлен перерыв 19.12.16
Судебное заседание Объявлен перерыв 22.12.16
Судебное заседание Объявлен перерыв 26.12.16
Судебное заседание Постановление приговора 10.01.17
Регистрация поступившего в суд дела 29.11.16
Передача материалов дела судье 29.11.16
Решение в отношении поступившего уголовного дела Назначено судебное заседание 06.12.16
Судебное заседание Объявлен перерыв 22.12.16
Дело сдано в отдел судебного делопроизводства 11.01.17
 

Приговор

П Р И Г О В О Р

Именем Российской Федерации

г. Омск                                 10 января 2017 года

    Судья Омского областного суда             Гаркуша Н. Н.

с участием государственного обвинителя            Ляшенко А.С.,

потерпевших З-вой Н.В., С-на Д.В., К-ва А.Е.,

К-на М.А., Ж-ва Е.К.,

подсудимого                            Адырбаева К.Г.,

защитника адвоката                        Гридина В.М.,

при секретаре                            Соколовой Е. С.,

рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело, по которому

Адырбаев К. Г., <...> судим:

- приговором Крутинского районного суда Омской области от 11 сентября 2014 года по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы, освобожден от отбытия оставшейся части наказания 23 сентября 2015 года на основании п. 5 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 24.04.2015 № 6576-6 ГД «Об объявлении амнистии»,

обвиняется в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30 ч. 1 ст. 105; п. «в» ч. 2 ст. 115, п. «а» ч. 2 ст. 105, п. «в» ч. 2 ст. 115 УК РФ,

УСТАНОВИЛ

    Подсудимый Адырбаев К.Г. совершил покушение на убийство К-ва А.Е., а также умышленное причинение легкого вреда здоровью потерпевшего Ж-ва Е.К. Кроме того, Адырбаев К.Г. совершил убийство потерпевших С-на А.В. и П-ра Е.А., умышленное причинение легкого вреда здоровью потерпевшей З-вой Н.В. Преступления совершены подсудимым при следующих обстоятельствах.

В ночь с 10 на 11 июля 2016 года в р.п. <...> Омской области Адырбаев К.Г., Ж-в Е.К., М-в С.В. и К-в А.Е. распивали спиртное в квартире Ф-вой Л.А., расположенной на ул. <...>. Около 3 часов Ф-ва предложила гостям покинуть квартиру, и Ж-в, Адырбаев, К-в вышли на улицу. Там между Адырбаевым и К-вым произошла ссора. В ходе ссоры Адырбаев, действуя на почве возникших личных неприязненных отношений, ударил К-ва рукой по лицу, после чего достал из кармана имевшийся у него нож и с целью убийства нанес им К-ву удара в область живота. К-в упал, и Адырбаев сел на него и в продолжение умысла на убийство нанес потерпевшему второй удар ножом в область груди. В это время Ж-в, вмешиваясь в конфликт, оттащил Адырбаева от К-ва, и Адырбаев на почве личных неприязненных отношений с целью причинения вреда здоровью, используя нож в качестве оружия, нанес Ж-ву три удара ножом. После этого Адырбаев скрылся с места происшествия.

В результате действий Адырбаева, направленных на лишение жизни, К-ву были причинены проникающая колото-резаная рана грудной клетки с повреждением париетального листка плевры с развитием правостороннего пневмоторакса и проникающая колото-резаная рана брюшной полости с повреждением париетального листка брюшины и жирового подвеска в области сигмовидной кишки, причинившие тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни. Умысел Адырбаева на убийство К-ва не был реализован до конца в силу обстоятельств, независящих от воли подсудимого, вследствие вмешательства Ж-ва и оказания потерпевшему своевременной квалифицированной медицинской помощи. Потерпевшему Ж-ву умышленными действиями Адырбаева были причинены непроникающее колото-резаное ранение грудной клетки справа, колото-резаные раны левой кисти и левой голени, причинившие легкий вред здоровью по признаку кратковременного расстройства здоровья.

Утром 24 июля 2016 года в г. Омске в доме на ул. <...> во время совместного распития спиртного между С-ным А.В. и П-ром Е.А., с одной стороны, и Адырбаевым К.Г., с другой, произошла ссора. После ссоры Адырбаев ушел за спиртным, а С-н и П-р тем временем уснули. Адырбаев на почве возникшей в ссоре неприязни к С-ну и П-ру решил убить потерпевших. С этой целью Адырбаев приобрел в торговом павильоне на ул. <...> нож, чтобы использовать его в качестве оружия, и вернулся в указанный дом. Там между Адырбаевым и З-вой Н.В. произошла ссора. Проснувшийся С-н вместе с З-вой попытались успокоить Адырбаева, однако тот вел себя агрессивно, и С-н и З-ва, испугавшись, выбежали во двор дома. После этого Адырбаев, реализуя умысел на убийство, на почве личных неприязненных отношений нанес спавшему П-ру удар ножом в живот, причинив проникающее колото-резаное ранение с повреждением печени, поджелудочной железы, брюшного отдела аорты, сопровождающееся кровотечением и малокровием внутренних органов, от которого потерпевший скончался на месте происшествия. Затем Адырбаев, действуя в продолжение преступного умысла, вышел из дома, догнал С-на у калитки и с целью убийства нанес ему ножом один удар в спину и три удара в поясничную область. В результате С-ну были причинены колото-резаное ранение спины, проникающее в плевральную полость и причинившее тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни, а также три проникающие колото-резаные ранения поясничной области с проникновением в забрюшинное пространство, брюшную полость, повреждениями двенадцатиперстной кишки, печени, нижней полой вены и сосудистого пучка правой почки, сопровождающиеся кровотечением и малокровием внутренних органов, от которых С-н в тот же день скончался в медицинском учреждении.

Сразу после причинения указанных повреждений С-ну Адырбаев, действуя на почве личных неприязненных отношений, возникших в ходе ссоры, с целью причинения телесных повреждений, используя нож в качестве оружия, нанес З-вой удар ножом в область левого бедра, причинив колото-резаную рану, причинившую легкий вред здоровью по признаку кратковременного расстройства.

В судебном заседании подсудимый Адырбаев К.Г. признал себя виновным в предъявленном обвинении частично.

1. По обвинению в покушении на убийство К-ва А.Е. и причинении ранений Ж-ву Е.К. Адырбаев К.Г. показал суду, что в ночь с 10 на 11 июля 2016 года был в гостях у Ф-вой Л.А., распивал спиртное с К-вым, М-вым, Ж-вым, после чего уснул в зале. К-в, Ж-в и М-в разбудили его, предложили выйти. Во дворе К-в сказал, что они будут его бить, ударил его рукой по лицу, после чего началась драка, и К-в, Ж-в и М-в втроем стали избивать его руками и ногами, палкой по телу. Защищаясь, он (Адырбаев) достал из кармана имевшийся у него складной нож, стал отмахиваться от нападавших, после чего убежал. Не оспаривая причинение К-в и Ж-ву ножевых ранений, утверждает, что действовал в целях самообороны, не имел умысла на убийство К-ва.

Виновность подсудимого в совершении преступления при установленных судом обстоятельствах подтверждается следующими доказательствами.

В судебном заседании допрошены потерпевшие Ж-в Е.К., К-в А.Е. и свидетели Ф-вой Л.А. и Ф-в А.С., из показаний которых следует, что в ночь с 10 на 11 июля 2016 года Адырбаев, К-в, М-в и Ж-в распивали спиртное в квартире Ф-вой, после чего Адырбаев лег спать. Около 3 часов Ф-ва предложила гостям, чтобы они «заканчивали и расходились по домам»

Относительно дальнейших событий К-в А.Е. показал, что, поскольку Ф-ва предложила расходиться, он (К-в) разбудил Адырбаева, и они вышли из дома во двор. Ж-в, который сожительствовал с Ф-вой, вышел их проводить, а М-в задержался в квартире. На улице в разговоре он (К-в) спросил Адырбаева, когда тот вернет наушники от телефона, которые ранее взял у него. Адырбаев ответил, что потерял наушники на реке. Из-за этого между ними возникла ссора, в ходе которой Адырбаев ударил его рукой по лицу, и между ними началась борьба. Затем он (К-в) увидел у себя на футболке кровь, крикнул Ж-ву, что Адырбаев порезал его. Адырбаев вновь «налетел» на него, отчего он (К-в) упал. Адырбаев сел на него сверху и ударил ножом в грудь. В это время вмешался Ж-в, стал оттаскивать Адырбаева, который убежал. Он (К-в) потерял сознание и пришел в себя в больнице.

Из показаний Ж-ва Е.К. следует, что он проживал совместно с Ф-вой. Когда Ф-ва предложила «расходиться», они разбудили Адырбаева, который высказывал недовольство по этому поводу. Ж-в вышел проводить К-ва и Адырбаева, а М-в задержался в квартире. Во дворе К-в и Адырбаев о чем-то разговаривали, а Ж-в отошел в сторону. Затем между К-вым и Адырбаевым произошел конфликт, они «сцепились», после чего он (Ж-в) услышал крики К-ва о том, что Адырбаев его порезал. Ж-в видел, как К-в лежал на земле, а Адырбаев сидел на нем и ударил ножом в грудь. Ж-в оттолкнул Адырбаева, закрывал К-ва, и Адырбаев ударил его (Ж-ва) ножом в область грудной клетки. После этого Адырбаев убежал. Помимо ранения груди Адырбаев причинил ему (Ж-ву) порезы на руке и ноге.

Ф-ва Л.В. показала, что в квартире никаких конфликтов и ссор не было. К-в, Ж-в и М-в разбудили Адырбаева и ушли. Через некоторое время М-в вернулся, стал звонить в «скорую».

Из показаний Ф-в А.С. следует, что М-в сообщил о конфликте. Он (Ф-в А.С.) вышел на улицу, видел раненых Ж-ва и К-ва, Адырбаева на месте происшествия не было.

Из материалов дела видно, что 11 июля 2016 года в 3 часа 30 минут К-в А.Е. и Ж-в Е.К. были доставлены БУЗОО «<...> с колото-резаными ранениями (т. <...> л.д. <...>).

Как следует из заключения судебно-медицинской экспертизы, у К-ва А.Е. были обнаружены проникающая колото-резаная рана грудной клетки справа с повреждением париетального листка плевры с развитием правостороннего пневмоторакса и проникающая колото-резаная рана брюшной полости, сопровождающаяся повреждением париетального листка брюшины и жирового подвеска в области сигмовидной кишки, без повреждения органов брюшной полости. Данные повреждения могли образоваться в результате двукратного воздействия колюще-режущим предметом типа ножа, квалифицируются каждая и в совокупности как причинившие тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни (т. <...> л.д. <...>).

У Ж-ва Е.К. обнаружены непроникающая колото-резаная рана грудной клетки справа, колото-резаные раны левой кисти и левой голени, которые образовались в результате воздействия колюще-режущего предмета типа ножа, причинили легкий вред здоровью по признаку кратковременного расстройства здоровья сроком до трех недель (т. <...> л.д. <...>).

Согласно протоколу осмотра места происшествия во дворе дома на ул. <...> в п. <...> обнаружены пятна бурого цвета (т. <...> л.д. <...>), в отношении которых заключением судебно-биологической экспертизы установлено, что они являются следами крови, происхождение части следов не исключается от потерпевшего К-ва А.Е. и части - от потерпевшего Ж-ва Е.К. с примесью крови К-ва А.Е. (т. <...> л. д. <...>).

    В соответствии с заключением судебно-медицинской экспертизы у Адырбаева К.Г. при осмотре 13 июля 2016 года были зафиксированы резаная рана второго пальца левой кисти, которая могла образоваться от воздействия колюще-режущего предмета, а также ссадины в области левого плечевого сустава от воздействия тупого твердого предмета (т. <...> л.д. <...>).

На основании изложенного суд считает виновность подсудимого Адырбаева К.Г. в причинении К-ву А.Е. и Ж-ву Е.К. ножевых ранений доказанной. Действия подсудимого в отношении К-ва А.Е. квалифицируются судом по ч. 3 ст. 30 ч. 1 ст. 105 УК РФ как покушение на убийство, а действия в отношении Ж-ва Е. К. - по п. «в» ч. 2 ст. 115 УК РФ как умышленное причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья, совершенное с применением предмета, используемого в качестве оружия.

Как видно, подсудимый не отрицает причинение ножевых ранений потерпевшим, что помимо его признания подтверждается совокупностью других доказательств по делу. Однако версия подсудимого о нахождении его в состоянии необходимой обороны, о нанесение потерпевшим ударов ножом в порядке самообороны признается судом необоснованной, обусловленной целями защиты от предъявленного обвинения и стремлением уклониться от ответственности. Данная версия предложена подсудимым лишь в настоящем судебном заседании, опровергается полученными доказательствами.

Обращает внимание, что повреждений, которые бы подтверждали доводы Адырбаева о совершенном на него потерпевшими посягательстве, избиении его по лицу и телу, в том числе с использованием палки, обнаружено у него не было. В частности, резаная рана на пальце левой руки не связана с действиями потерпевших, поскольку ни подсудимый, ни потерпевшие не показывали, чтобы против Адырбаева в описываемом конфликте применялся нож. Заявления подсудимого, что эта рана возникла от удара палкой, явно несостоятельны, поскольку не соответствуют характеру травмы. Суд приходит к выводу, что эта рана не имеет отношения к делу либо была по неосторожности причинена себе самим подсудимым в процессе конфликта, когда он, преодолевая сопротивление, наносил потерпевшим удары ножом. Что касается ссадин в области локтевого сустава, то они также не соответствуют показаниям подсудимого, не могут свидетельствовать о совершенном на него посягательстве. Доводы подсудимого, что М-в участвовал в конфликте против Адырбаева, не обоснованы, опровергаются показаниями потерпевших.

Устанавливая фактические обстоятельства преступления и действия подсудимого, суд принимает за основу показания потерпевших К-ва и Ж-ва, из которых следует, что Адырбаев в ходе возникшей ссоры ударил К-ва рукой по лицу, имевшимся у него ножом ударил К-ва в живот, повалил его, сидя на потерпевшем, нанес второй удар ножом в область груди, был остановлен Ж-вым, нанес ножевые ранения Ж-ву, когда тот предпринимал действия, чтобы прекратить посягательство на К-ва. Оснований полагать, что данные обстоятельства выдуманы потерпевшими, что они скрывают действительные события и оговаривают подсудимого, не имеется. Вопреки доводам защиты показания потерпевших и свидетелей согласуются друг с другом, существенных и принципиальных противоречий не содержат. Имеющиеся расхождения касаются отдельных деталей, о недостоверности этих показаний не свидетельствуют, объясняются субъективным восприятием.

Суд считает установленным, что подсудимый в состоянии необходимой обороны не находился, не руководствовался целями защиты, а применил нож в ходе конфликта на почве возникших личных неприязненных отношений при отсутствии посягательства и реальной угрозы для его жизни и здоровья со стороны потерпевших. При этом оснований полагать о нахождении Адырбаева в состоянии аффекта также не имеется, поскольку конфликт носил обоюдный характер, потерпевшие не совершали таких неправомерных или аморальных действий в отношении подсудимого, которые бы повлекли возникновение аффекта, о котором говорится в законе.

Доводы подсудимого об отсутствии у него умысла на убийство К-ва не могут быть признаны обоснованными. Установлено, что Адырбаев использовал в качестве оружия нож, нанес К-ву целенаправленные удары в жизненно важные органы: первоначально ударил в живот, после чего, сидя на потерпевшем, нанес ему удар в грудь. С учетом характера орудия преступления и направленности ударов Адырбаев, безусловно, понимал, что совершаемые им насильственные действия обычно влекут причинение смертельных, несовместимых с жизнью повреждений, что указывает на желание лишить потерпевшего жизни, свидетельствует о наличии в действиях подсудимого во время посягательства прямого умысла на убийство. Из полученных доказательств видно, что данные действия были пресечены Ж-вым. Адырбаев фактически совершил действия, необходимые для лишения жизни, причинил потерпевшему тяжелые ранения, которые без медицинского вмешательства заканчиваются смертью. Жизнь К-ва была сохранена лишь вследствие своевременно оказанной ему квалифицированной медицинской помощи. Таким образом, умысел на убийство К-ва не был реализован до конца в силу обстоятельств, не зависящих от воли Адырбаева, и в его действиях в отношении К-ва наличествует состав оконченного покушения на убийство.

Что касается Ж-ва, то Адырбаев умышленными действиями с применением ножа, используя его в качестве оружия, причинил потерпевшему повреждения, повлекшие кратковременное расстройство здоровья, и наступившие последствия охватывались его умыслом.

2. По обвинению в убийстве П-ра Е.А. и С-на А.В. и причинении ранений З-вой Н.В. подсудимый Адырбаев К.Г., заявляя о полном признании своей вины в указанных преступлениях, воспользовался своим конституционным правом и отказался от дачи показаний по существу дела.

Виновность подсудимого и фактические обстоятельства происшедшего устанавливаются следующими доказательствами.

В соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 276 УПК РФ судом исследованы показания подсудимого, данные им на предварительном следствии, в которых он рассказывал о совершенных им преступлениях. Согласно этим показаниям 23 июля 2016 года он был гостях у С-вой, туда же пришли П-р и С-н, он распивал вместе с ними спиртное, после чего уснул. Когда проснулся утром 24 июля, П-р, С-н, а также З-ва продолжали распивать спиртное, и он сел к ним за стол. Во время распития спиртного С-н схватил Адырбаева за рукав и предложил П-ру избить его. Испугавшись, Адырбаев вырвался и выбежал из дома. Затаив обиду, он решил отомстить П-ру и С-ну, убить их. С этой целью он купил в торговом павильоне нож, выбрав самый большой. Когда вернулся, потерпевшие спали. С целью убийства он ударил П-ра ножом в живот, отчего тот умер. Затем он нанес С-ну удар ножом в спину. З-ва стала кричать, и он ударил ее ножом в бедро и рукой по лицу, чтобы успокоить. В это время раненый С-н выбежал из дома. Догнав С-на у калитки, он (Адырбаев) нанес ему удары ножом в спину. Полагая, что убил С-на, скрылся с места происшествия (т. <...> л.д. <...>). Данные обстоятельства Адырбаев подтвердил при проверке показаний на месте происшествия (т. <...> л.д. <...>).

Показания были получены в полном соответствии с требованиями закона, с разъяснением Адырбаеву процессуальных прав, включая право на защиту и право не свидетельствовать против себя. Ему также разъяснялось, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по делу. Допрашивался он с участием адвокатов, при проверке показаний – с участием понятых, удостоверивших соблюдение закона при производстве следственных действий и правильность зафиксированных в протоколах сведений. Каких-либо заявлений о нарушениях прав подсудимого, искажении и фальсификации доказательств не поступало. При таких обстоятельствах показания подсудимого на предварительном следствии признаются судом допустимыми доказательствами, что не оспаривается стороной защиты. В судебном заседании подсудимый подтвердил достоверность этих показаний, уточнив, что решил убить потерпевших «за слова», поскольку те в разговоре «на тюремные темы» допустили оскорбительные высказывания в его адрес.

    Потерпевшая З-ва Н.В. показала, что приехала поздно вечером 23 июля, распивала спиртное совместно с П-ром и С-ным. Утром 24 июля С-н и П-р продолжили распивать спиртное, и к ним присоединился Адырбаев, который до этого спал в смежной комнате, также распивал спиртное. В ходе разговора на «тюремные темы» между С-ным и Адырбаевым произошел конфликт, и П-р в конфликте поддержал С-на. После этого она передала Адырбаеву деньги и тот ушел за спиртным. В его отсутствие С-н и П-р легли спать, а она стала собираться к себе домой. В это время вернулся Адырбаев, потребовал, чтобы она осталась. Из-за этого между ними произошла ссора, и Адырбаев ударил ее рукой по лицу. Затем Адырбаев достал нож, выкрикивая угрозы «всех порезать». От шума проснулся С-н. Она и С-н пытались успокоить Адырбаева, но тот вел себя агрессивно, угрожал ножом, в связи с чем они (С-н и З-ва), испугавшись, выбежали из дома, попытались открыть калитку, которая была подперта бревном. В этот момент из дома выбежал Адырбаев, нанес С-ну удары ножом в спину, отчего тот упал на землю. Затем Адырбаев ударил ее (З-ву) ножом в левое бедро и убежал. П-р лежал в доме на полу без признаков жизни.

Согласно протоколу осмотра места происшествия, 24 июля 2016 года в г. Омске в доме на ул. <...> в комнате на полу рядом с диваном был обнаружен труп П-ра Е.А. с признаками насильственной смерти (т. <...> л.д. <...>). В соответствии с заключением судебной медицинской экспертизы смерть П-ра Е.А. наступила от проникающего колото-резаного ранения живота с повреждением печени, поджелудочной железы, брюшного отдела аорты, сопровождавшегося кровотечением и малокровием внутренних органов. Данное ранение образовалось от одного удара колюще-режущим предметом типа ножа с шириной и длиной клинка на уровне погрузившейся части соответственно 4 см и не менее 11-12 см. В крови потерпевшего обнаружен алкоголь в концентрации, соответствующей тяжелому опьянению (т. <...> л.д. <...>).

Из представленных в деле документов следует, что 24 июля 2016 года С-н А.В. был доставлен от дома на ул. <...> и госпитализирован в БУЗОО <...>», в тот же день от полученных повреждений скончался (т. <...> л.д. <...>). Как установлено заключением судебно-медицинской экспертизы, у С-на А.В. были обнаружены проникающие колото-резаные ранения поясничной области справа с проникновением в забрюшинное пространство, брюшную полость, с повреждениями двенадцатиперстной кишки, печени, нижней полой вены, сосудистого пучка правой почки, сопровождавшиеся кровотечением и малокровием внутренних органов. Данные повреждения образовались от трех ударов колюще-режущим предметом типа ножа с длиной клинка не менее 9-10 см, квалифицируются как причинившие тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни и явились причиной смерти. Помимо этого у С-на имелось колото-резаное ранение спины с проникновением в правую плевральную полость, образовавшееся от одного удара колюще-режущим предметом, причинило тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни, в прямой причинно-следственной связи с наступлением смерти не состоит. В крови обнаружен этанол, соответствующий тяжелому алкогольному опьянению (т.<...> л.д. <...>).

Согласно выводам медико-криминалистической экспертизы обнаруженные у потерпевших С-на А.В. и П-ра Е.А. повреждения могли быть причинены одним и тем же колюще-режущим предметом типа ножа (т. <...> л.д. <...>).

Потерпевшая З-ва Н.В., как видно из материалов дела, также была госпитализирована (т. <...> л.д. <...>). В соответствии с заключением судебно-медицинской экспертизы у нее имелась колото-резаная рана левого бедра, причинившая легкий вред здоровью по признаку кратковременного расстройства его на срок до трех недель, могла образоваться от действия колюще-режущего предмета типа ножа (т. <...> л.д. <...>).

В ходе осмотра в доме, а также у входа на территорию домовладения были зафиксированы пятна бурого цвета, с которых сделаны смывы. В ходе расследования, как следует из протоколов выемки, изъяты биологические образцы и предметы одежды потерпевших и подсудимого (т. <...> л.д. <...>).

Указанные вещественные доказательства были представлены для производства экспертных исследований. В соответствии с заключением судебно-биологической экспертизы на куртке Адырбаева К.Г. обнаружены следы крови, при условии происхождения крови от одного человека не исключается ее принадлежность потерпевшему П-ру Е.А., а в случае смешения – не исключается примесь крови С-на А.В. и З-вой Н.В. В смывах с грунта, изъятых у входа во двор дома, обнаружена кровь, происхождение которой не исключается от С-на А.В. и З-вой Н.В. В смывах из комнаты, на одеяле, фрагменте синтепона обнаружена кровь, свойственная П-ру Е.А. (т. <...> л.д. <...>).

    Согласно протоколу выемки в торговом павильоне «Канцелярские товары», расположенном на ул. <...> и указанном Адырбаевым К.Г., изъят журнал учета реализованного товара, в котором зафиксировано, что 24 июля в данном торговом павильоне был продан нож (т. № <...>).

На основании изложенного, анализируя полученные доказательства в их совокупности, суд считает виновность подсудимого в причинении потерпевшим С-ну А.В. и П-ру Е.А. смерти и причинении З-вой Н.В. легкого вреда здоровью полностью доказанной. Данное обстоятельство не оспаривается подсудимым, подтверждается показаниями потерпевшей З-вой, изобличающей подсудимого, объективными доказательствами, согласно которым на одежде подсудимого обнаружена кровь, свойственная потерпевшим.

Относительно конкретных обстоятельств суд признает обоснованными выводы органов расследования, согласно которым подсудимый в доме нанес удар ножом в живот спавшему П-ру, после чего во дворе догнал С-на и З-ву, причинил ножевые ранения С-ну в спину и поясничную область, а затем ударил ножом З-ву в ногу. Такая последовательность событий следует из показаний З-вой, не доверять которым не имеется оснований. По заключению экспертизы, С-ну и З-вой были причинены ранения, сопровождавшиеся кровотечением. Однако в доме следов крови названных потерпевших, а также «дорожки» следов крови потерпевших от дома к калитке не зафиксировано. В этой связи показания Адырбаева о том, что он еще в доме ранил С-на и З-ву, представляются ошибочными, обусловлены субъективным восприятием и запамятованием событий, учитывая, что он скрылся и был задержан лишь 10 августа. Вместе с тем имеющиеся в показаниях Адырбаева и З-вой расхождения не носят принципиального характера, не опровергают и не ставят под сомнение виновность подсудимого.

Согласно показаниям Адырбаева он решил убить С-на и П-ра, с этой целью нанес им удары ножом. Эти показания подсудимого, содержащие признания в умышленном причинении потерпевшим смерти, полностью соответствуют фактическим обстоятельствам и наступившим последствиям. Применение ножа, локализация ранений в области жизненно важных органов, нанесение сильных ударов наряду с признаниями свидетельствуют о прямом умысле Адырбаева на лишение П-ра и С-на жизни, который и был им реализован, что влечет квалификацию содеянного как убийства. Некоторый разрыв во времени между ранением и смертью С-на не влияет на оценку содеянного как убийства. Фактически от полученных повреждений С-н скончался, установлена прямая причинная связь между действиями Адырбаева и наступившими последствиями, на которые и был направлен умысел подсудимого. Поскольку подсудимым умышленно лишены жизни двое потерпевших, его действия квалифицируются по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ как убийство, то есть умышленное причинение смерти, двух лиц.

Мотивом преступления явились личные неприязненные отношения. Данное обстоятельство следует из показаний Адырбаева и показаний З-вой, пояснивших о предшествующей убийству ссоре между потерпевшими и подсудимым. Причем никаких оснований полагать о совершении преступления в состоянии аффекта не имеется.

    

Также установлено, что Адырбаев, действуя на почве личных неприязненных отношений, используя в качестве оружия нож, нанес З-вой удар в область левого бедра. Последствия таких действий, повлекших кратковременное расстройство здоровья потерпевшей, охватывались умыслом подсудимого, и его действия в данной части квалифицируются по п. «в» ч. 2 ст. 115 УК РФ - умышленное причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья, совершенное с применением предмета, используемого в качестве оружия.

Нарушений уголовно-процессуального закона и нарушений прав подсудимого, влияющих на допустимость доказательств и препятствующих суду вынести решение по делу, органами расследования допущено не было.

Судом исследовались вопросы о вменяемости подсудимого. Согласно полученным доказательствам, действия Адырбаева во время совершения преступления носили осмысленный, целенаправленный и последовательный и характер, были мотивированы и обусловлены конфликтной ситуацией, ссорами с потерпевшими. В ходе расследования в отношении него проведена комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза. Установлено, что психическим расстройством, слабоумием или иным болезненным состоянием психики Адырбаев не страдал и не страдает, в период инкриминируемого деяния признаков временного психического расстройства не обнаруживал. У него выявлены признаки легкой умственной отсталости, которые выражены незначительно и не лишали его способности в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими (т. <...> л.д. <...>). Адырбаев в течение длительного времени в условиях стационара находился под наблюдением специалистов, выводы которых являются обоснованными, соответствуют полученным по делу доказательствам, свидетельствующим об адекватном поведении подсудимого. Как видно из исследовательской части заключения, эксперты наряду с результатами непосредственного наблюдения располагали сведениями о фактических обстоятельствах дела, о состоянии здоровья, личностных особенностях и поведении подсудимого. Все они учитывались и получили в заключении обоснованную оценку, не согласиться с которой у суда нет оснований. В судебном заседании Адырбаев также ведет себя адекватно, признаков расстройства психической деятельности у него не имеется. В этой связи у суда не возникло сомнений по поводу его вменяемости.

Согласно ч. 2 ст. 43 УК РФ наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также в целях исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений.

В соответствии со ст. 60 УК РФ при назначении наказания суд принимает во внимание характер и степень общественной опасности, все фактические обстоятельства содеянного, отнесенного законом к особо тяжким преступлениям и преступлениям небольшой тяжести, степень осуществления преступного замысла и тяжесть причиненного К-ву А.Е. вреда здоровью. Судом также учитываются влияние назначаемого наказания на исправление подсудимого и иные предусмотренные законом цели наказания, личность подсудимого, который характеризуется удовлетворительно.

        Освобождение от оставшейся части наказания на основании п. 5 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 24.04.2015 № 6576-6 ГД «Об объявлении амнистии» не влечет снятие судимости. Таким образом, Адырбаев, имея непогашенную судимость за умышленное преступление средней тяжести, совершил описываемые преступления при рецидиве (ч. 1 ст. 18 УК РФ). В соответствии п. «а» ч. 1 ст. 63 УК РФ рецидив преступлений является обстоятельством, отягчающим наказание.

Смягчающим наказание обстоятельством суд согласно п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ признает явку с повинной по обвинению в покушении на убийство К-ва и причинении вреда здоровью Ж-ва (т. <...> л.д. <...>), активное способствование расследованию и раскрытию преступления по обвинению в убийстве потерпевших С-на и П-ра, причинении вреда здоровью З-вой. В связи с наличием отягчающего обстоятельства правила, предусмотренные ч. 1 ст. 62 УК РФ, не применяются судом при назначении наказания.

Конфликты подсудимого с потерпевшими, завершившиеся совершением описываемый преступлений, носили обоюдный характер.

С учетом изложенного суд полагает необходимым назначить Адырбаеву наказание в виде лишения свободы в пределах санкции соответствующего уголовного закона с учетом правил ч. 2 ст. 68 УК РФ, регламентирующих назначение наказания при рецидиве преступлений, за посягательство на жизнь К-ва - с учетом положений ч. 3 ст. 66 УК РФ, определяющей назначение наказания за неоконченное преступление, а также с применением по ст. 105 УК РФ дополнительного наказания в виде ограничения свободы. Исключительных обстоятельств, указанных в ст. 64 УК РФ и необходимых для назначения наказания ниже низшего предела, равно как и для применения положений ч. 3 ст. 68 УК РФ, не имеется. Также не усматривается оснований для изменения категории преступлений на менее тяжкую в соответствии с ч. 6 ст. 15 УК РФ. Согласно п. «в» ч. 1 ст. 58 УК РФ отбывание наказания Адырбаеву надлежит определить в исправительной колонии строгого режима.

Как видно из материалов дела, раненый С-н А.В. был доставлен в лечебное учреждение, где ему была оказана медицинская помощь. Стоимость лечения С-на А.В. составила 2326 рублей 90 копеек и оплачена Омским филиалом ОАО <...> из средств обязательного медицинского страхования (т. <...> л.д. <...>). Учитывая, что повреждения потерпевшему, повлекшие его лечение, причинены умышленными действиями подсудимого, Адырбаев на основании ст. 1064 ГК РФ, ст. 31 Федерального Закона от 29.11.2010 № 326-ФЗ «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации» обязан возмещать данные расходы, и соответствующий гражданский иск (т. <...> л. д. <...>) подлежит удовлетворению в полном объеме.

Согласно закону при причинении гражданину морального вреда (физических или нравственных страданий) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Исковые требования потерпевших по делу С-на Д.В. и К-на М.А. о возмещении морального вреда, заявленные (с учетом уточнений К-на М.А. в судебном заседании) в сумме 500 тысяч и 700 тысяч рублей соответственно, подлежат удовлетворению частично. Причинение С-ну Д.В. убийством его брата С-на А.В. и причинение К-ну М.А. убийством его брата П-ра Е.А. моральных страданий не вызывает сомнений, и в соответствии со ст. ст. 151, 1099 - 1101 ГК РФ Адырбаев обязан возмещать этот вред. Определяя размер денежной компенсации, суд принимает во внимание глубину и степень причиненных нравственных страданий, характер вины подсудимого и фактические обстоятельства преступления с учетом принципов разумности, справедливости, а также возможности реального взыскания, учитывая отсутствие у Адырбаева материальных средств в обеспечение иска. Суд полагает необходимым взыскать с подсудимого компенсацию в размере 400 тысяч рублей в пользу каждого из названных потерпевших.

Кроме того, подсудимый обязан возмещать расходы, понесенные потерпевшим К-ным М.А. в связи с погребением П-ра Е.А. Однако определение размера ущерба в настоящее время не представляется возможным. Исковые требования относительно этих расходов, заявленные К-ным М.А. в сумме 300 тысяч рублей, не конкретизированы и документально не подтверждены, а потому не могут быть разрешены в настоящем судебном разбирательстве и подлежат рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства.

Согласно пп. 3, 6 ч. 3 ст. 81 УПК РФ изъятые по делу предметы, признанные вещественными доказательствами, подлежат передаче законным владельцам; предметы, не представляющие ценности и не истребованные стороной, подлежат уничтожению.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 307,

308 и 309 УПК РФ, суд

П Р И Г О В О Р И Л

    Адырбаева К. Г. признать виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30 ч. 1 ст. 105, п. «в» ч. 2 ст. 115 (в отношении потерпевшего Ж-ва Е.К.), п. «а» ч. 2 ст. 105, п. «в» ч. 2 ст. 115 (в отношении потерпевшей З-вой Н.В.) УК РФ, и назначить наказание в виде лишения свободы

- по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ на срок 19 лет с ограничением свободы на срок 1 год,

- по ч. 3 ст. 30 ч. 1 ст. 105 УК РФ на срок 7 лет с ограничением свободы на срок 1 год,

- по п. «в» ч. 2 ст. 115 УК РФ (в отношении Ж-ва Е.К.) на срок 1 год,

- по п. «в» ч. 2 ст. 115 УК РФ (в отношении З-вой Н.В.) на срок 1 год.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно Адырбаеву К. Г. назначить наказание в виде лишения свободы на срок 23 года с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев.

В соответствии с п. «в» ч. 1 ст. 58 УК РФ отбывание основного наказания в виде лишения свободы определить в исправительной колонии строгого режима.

По отбытии основного наказания в соответствии со ст. 53 УК РФ установить Адырбаеву К. Г. ограничения в течение одного года шести месяцев не изменять место жительства или пребывания и место работы, не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, а также возложить на него обязанность являться два раза в месяц в названный специализированный государственный орган для регистрации. Указанные ограничения и обязанности подлежат действию в пределах того муниципального образования, где осужденный будет проживать после отбытия лишения свободы.

Срок наказания Адырбаеву К. Г. исчислять с 10 января 2017 года. Зачесть в срок наказания время содержания его под стражей с 10 августа 2016 года по 10 января 2017 года. Меру пресечения в отношении Адырбаева К.Г. до вступления приговора в законную силу оставить без изменения - заключение под стражу.

Взыскать с Адырбаева К.Г. в пользу Омского филиала ОАО <...> в возмещение расходов на лечение С-на А.В. 2326 (две тысячи триста двадцать шесть) рублей 90 копеек.

Взыскать с Адырбаева К.Г. в счет компенсации морального вреда в пользу К-на М.А. 400 000 (четыреста тысяч) рублей и в пользу С-на Д.В. 400 000 (четыреста тысяч) рублей.

Признать за К-ным М.А. право на возмещение расходов, связанных с погребением потерпевшего П-ра Е.А., с рассмотрением в порядке гражданского судопроизводства.

Вещественные доказательства: DVD-R диски, СD-R диск, детализацию телефонных соединений хранить с делом. Куртку осужденного передать его представителям, иные предметы одежды передать по принадлежности потерпевшим по делу, находящиеся в платье З-вой Н.В. предметы и денежные средства передать З-вой Н.В., сотовый телефон «Micromax» и сумку с документами на имя П-ра Е.А. передать К-ну М.А. При невостребованности данное имущество, а также остальные вещественные доказательства уничтожить.

Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в Верховный Суд Российской Федерации в течение десяти суток со дня провозглашения, а осужденным - в тот же срок со дня получения копии приговора. Осужденный вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции. Данное ходатайство должно быть указано в апелляционной жалобе осужденного либо в возражениях осужденного на жалобы или представление, принесенные другими участниками уголовного процесса.

Судья

Рейтинг@Mail.ru

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс»