Дело №22-331/2017 (22-12205/2016;)

Номер дела: 22-331/2017 (22-12205/2016;)

Дата начала: 21 декабря 2016 г.

Суд: Верховный Суд Республики Башкортостан

Судья: Колесников Кирилл Александрович

Статьи УК: 105
Категория
6 - Прочие категории материалов, заявлений и дел
Результат
ВЫНЕСЕНО РЕШЕНИЕ (ОПРЕДЕЛЕНИЕ)
Стороны по делу (третьи лица)
Вид лица Лицо
Махмудов М.Р.
Движение дела
Наименование события Результат события Основания Дата
Судебное заседание 19.01.17
 

Определение

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

город Уфа 19 января 2017 года

Верховный Суд Республики Башкортостан

в составе председательствующего судьи Скорина Г.В.,

судей коллегии Колесникова К.А., Мухаметьяновой Э.Б.

при секретаре Тагировой Э.Р.

с участием:

оправданного Махмудова М.Р.

адвокатов Ишимова Р.Ф., Халикова И.И.,

представителя потерпевшего Богданова З.Г.,

прокурора Калимуллина И.Ф.

рассмотрела в открытом судебном заседании материалы уголовного дела по апелляционной жалобе представителя потерпевшего адвоката Богданова З.Г., апелляционному представлению государственного обвинителя Султанова И.М. на приговор Сибайского городского суда Республики Башкортостан от 13 октября 2016 года, которым:

Махмудов М.Р., дата года рождения, уроженец адрес адрес, адрес, зарегистрированный по адресу: адрес, проживающий по адресу: адрес, имеющий среднее образование, работающий по найму, состоящий в браке, имеющий двоих малолетних детей дата г.р. и дата г.р., невоеннообязанный, ранее не судимый,

оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 105 УК РФ, ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ, в связи с отсутствием состава преступления.

Приговором разрешена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Колесникова, выступления оправданного Махмудова М.Р., адвокатов Ишимова Р.Ф., Халикова И.И. о законности приговора, представителя потерпевшего адвоката Богданова З.Г. в поддержку доводов апелляционной жалобы, мнение прокурора Калимуллина И.Ф. об отмене приговора, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Органами предварительного следствия Махмудов обвинялся в том, что дата около ... часов возле адрес у Махмудова, находящегося в состоянии алкогольного опьянения, из-за внезапно возникших личных неприязненных отношений к Г. и С. возник умысел на убийство двух лиц, находящихся в указанном месте. Реализуя преступный умысел на убийство двух лиц, дата около ... часов Махмудов, находясь в состоянии алкогольного опьянения, возле адрес, взяв имевшийся у него в кармане нож, на почве возникших личных неприязненных отношений к Г., с целью причинения ему смерти, умышленно нанес стоящему перед ним Г. три удара ножом в область тела, в том числе по жизненно важному органу, в область груди. В результате противоправных действий Махмудова Г. получил телесные повреждения, которые по признаку опасности для жизни оцениваются как тяжкий вред здоровью. Смерть Г. наступила на месте происшествия, в результате одиночного слепого колото-резаного ранения левой половины грудной клетки, проникающего в левую плевральную полость с повреждением сердечной сорочки, повреждением передней стенки сердца, осложнившейся обильной кровопотерей.

Продолжая свои преступные действия, направленные на убийство двух лиц Махмудов, дата около ... часов ... минуты возле адрес, после совершения убийства Г., приблизился к стоящему рядом с последним С., и на почве личных неприязненных отношений, умышленно имеющимся у него в руках ножом нанес стоящему С. два удара в область тела, в том числе, по жизненно важному органу - в область живота, после получения которых, С. стал убегать от Махмудова, а когда последний с целью доведения своих действий, направленных на убийство С. догнал его, С. стал оказывать Махмудову активное сопротивление, тем самым пресек его преступные действия.

В результате противоправных действий Махмудова С. получил телесные повреждения, которые расцениваются как легкий вред здоровью по признаку кратковременного расстройства здоровья.

Умышленные преступные действия Махмудова, непосредственно направленные на причинение смерти С., не были доведены до конца по независящим от него обстоятельствам, ввиду того, что С. стал убегать от Махмудова и оказал ему активное сопротивление, тем самым пресек преступные действия Махмудова.

Стороной обвинения действия Махмудова квалифицированы по ч. 1 ст. 105 УК РФ - умышленное причинение смерти другому человеку, а также по ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ - покушение на убийство двух лиц, то есть умышленные действия лица, непосредственно направленные на причинение смерти двум лицам, если при этом преступление не было доведено до конца по независящим от этого лица обстоятельствам.

Исследовав представленные сторонами доказательства, суд первой инстанции установил, что дата около ... часов возле адрес Махмудов подвергся насилию, опасному для его жизни, при этом причинил вред посягающим лицам в состоянии необходимой обороны при следующих обстоятельствах.

дата около ... часов возле адрес в ходе ссоры на почве личных неприязненных отношений С. и Г. совершили нападение на Махмудова, при этом с целью подавления воли Махмудова и помещения его в принадлежащий Г. автомобиль, С. ударил Махмудова кулаком в область головы, отчего Махмудов упал, после чего Г. и Махмудов вступили в борьбу, в ходе которой С. нанес Махмудову удар ногой по спине, после чего Г. обхватил Махмудова сзади и начал душить его рукой, а С., находясь перед Махмудовым, начал наносить ему множественные удары руками и ногами по различным частям тела.

Находясь в состоянии необходимой обороны, Махмудов взял имевшийся у него в кармане нож и начал размахивать им из стороны в сторону перед собой, чтобы не подпустить С. к себе, предупредил его, но С. все равно начал приближаться и высказывать Махмудову слова угрозы убийством этим же ножом, а Г. бил по ногам Махмудова, чтобы сбить его с ног, и пытался отобрать нож. Размахивая ножом, Махмудов попал по телу С., тем самым причинив С. телесные повреждения в виде колото-резаной раны на левой боковой поверхности живота и колото-резаной раны области левого плечевого сустава с переходом на область спины, которые расцениваются как легкий вред здоровью по признаку кратковременного расстройства здоровья.

В это время, Г. начал еще сильнее сдавливать шею Махмудова, находясь позади него, отчего Махмудов стал бить рукояткой ножа по руке душащего его Г., при этом также словесно просил отпустить его, однако Г. продолжил удушение, а С. – нанесение телесных повреждений.

Тогда Махмудов, теряя сознание от удушения и полученных телесных повреждений, находясь в состоянии необходимой обороны, нанес три удара ножом назад в сторону Г., тем самым нанеся ему телесные повреждения, которые по признаку опасности для жизни оцениваются как тяжкий вред здоровью.

Смерть Г. наступила на месте происшествия, в результате одиночного слепого колото-резаного ранения левой половины грудной клетки, проникающего в левую плевральную полость с повреждением сердечной сорочки, повреждением передней стенки сердца, осложнившейся обильной кровопотерей.

С., увидев падение Г., продолжил нападение на Махмудова, повалил его на землю, сел на спину сверху, нанося удары по затылку, попытался перерезать горло Махмудова имевшимся у Махмудова в руке ножом, при этом высказывал угрозу убийством, но Махмудов сумел вырваться из-под С. и направился в сторону подъезда дома по адрес.

В результате действий Г. и С. Махмудов получил телесные повреждения в виде:

а) кровоподтеков и ссадин на лице; кровоподтека на правой руке; ссадина на левой руке; кровоподтеков и ссадин на правой ноге; кровоподтеков на левой ноге, которые могли быть причинены от воздействия твердых тупых предметов, не повлекли за собой расстройства здоровья и по данному признаку как вред здоровью не расцениваются;

б) полосовидного кровоподтека на спине, которое могло быть причинено от воздействия твердого тупого предмета удлиненной формы, не повлекло за собой расстройства здоровья и по данному признаку как вред здоровью не расцениваются;

в) закрытого перелома проксимальных головок 2-5 плюсневых костей стопы справа, которые могли быть причинены от воздействия твердого тупого предмета и квалифицируются как вред здоровью средней тяжести по признаку длительного расстройства здоровья.

В апелляционном представлении и дополнении к нему предлагается приговор отменить и направить уголовное дело на новое рассмотрение. Установленные судом первой инстанции обстоятельства не подтверждаются материалами дела и основаны лишь на показаниях лица, подвергающегося уголовному преследованию и нового свидетеля Е., не установленного в ходе предварительного следствия и явившегося в судебное заседание по просьбе стороны защиты. Показания данного свидетеля, его личность, возможность нахождения на месте преступления судом надлежащим образом не проверены. Не дана оценка ее показаниям о том, что она в целях безопасности отказалась обращаться в правоохранительные органы. Непосредственный очевидец произошедшего Х. дает показания, отличные от показаний Махмудова, из них следует, что конфликт и драка были спровоцированы Махмудовым. Показания Х. полностью опровергают показания потерпевшего С.. Утверждение Махмудова о сдавлении его шеи рукой Г. объективными доказательствами не подтверждается. Суд в качестве доказательств невиновности Махмудова сослался на показания свидетелей М., Л., Х.1, однако они не подтверждают показания Махмудова, а свидетельствуют лишь о наличии конфликта и драки между участниками события. Эксперт К. в суде пояснил, что нанесение телесных повреждений при обстоятельствах, указанных Махмудовым, не исключается. Однако не исключил и их нанесение при обстоятельствах, изложенных в обвинительном заключении. Эксперт С.1 только подтвердил свое заключение о характере телесных повреждений у С.. Таким образом, установленные судом обстоятельства опровергаются материалами дела.

В апелляционной жалобе представитель потерпевшей Г.Ш.Г. по доверенности Богданов З.Г. просит приговор отменить, направить уголовное дело на новое рассмотрение. Не дана объективная сторона личности потерпевшего и виновного. Свидетель Х. дал показания, которые находятся во взаимосвязи с другими обстоятельствами уголовного дела, кроме показаний Махмудова и Е.. Из показаний Х. следует, что Махмудов первым оскорбил С.. С. первым нанес удар, видя, что агрессия Махмудова не прекращается. Показания Х. и С. по описанию преступных действий Махмудова аналогичны. Показания свидетеля Е. совпадают только с показаниями Махмудова. Нет доказательств того, что Махмудова душили, пытались затащить в машину. Махмудов получил указанные экспертом телесные повреждения в результате четырех столкновений с С. и Г.. Мотив действий Махмудова – любым путем получить от Г. деньги.

Проверив материалы дела, доводы апелляционных представления и жалобы с дополнениями, суд приходит к следующим выводам.

Суд первой инстанции верно установил, что стороной обвинения не представлено убедительных доказательств виновности Махмудова в совершении преступлений.

Оценивая доказательства на предмет достоверности суд первой инстанции обоснованно признал таковыми показания подсудимого Махмудова, данные как в суде, так и в ходе предварительного следствия, а также показания свидетелей Е., М., Л., Х.1, а также экспертов С.1 и К., поскольку они последовательны, согласуются между собой, значимых противоречий не содержат, подтверждаются данными осмотра места происшествия, проверки показаний на месте, результатами проведенных экспертиз, изъятием, выемкой и осмотром вещественных доказательств.

Как видно из материалов уголовного дела, Махмудов изначально давал последовательные и стабильные показания, не противоречил себе, при этом в суде первой инстанции устранено противоречие о том, что Махмудов указывал на намерение нападавших поместить его в автомобиль и увезти, что подтверждается данными проверки показаний на месте. По заключению эксперта №... от дата Махмудов не обнаруживает признаков патологической склонности ко лжи и фантазированию.

Суд первой инстанции обоснованно признал достоверными показания потерпевшего С. и свидетеля Х. в части, в которой они не противоречат остальным доказательствам, поскольку они противоречат как им, так и друг другу.

Так, С. показал суду, что Махмудов беспричинно оскорблял его, был пьяный и агрессивный, что якобы когда между Г. и Махмудовым началась потасовка, он стоял в стороне рядом с Х., телесные повреждения никому не наносил, однако подсудимый Махмудов и свидетели Е., М., Л. и Х.1 указали, что именно Г. и С. наносили Махмудову телесные повреждения. Махмудов показал, что С. отреагировал на его слова агрессивно, пригрозил ему расправой, вышел из машины и ударил его по голове в область виска. С. со словами на азербайджанском языке «суй его сюда», открыл заднюю дверь машины. Махмудов почувствовал сильный удар в спину от С.. Когда Махмудов повернулся к С. лицом, тот начал бить его ногами по животу и по разным частям тела. Он отбивался от С., в это время Г. сзади схватил его за область шеи болевым приемом и начал душить, одновременно нанося удары ногами по ногам, пытаясь свалить его с ног. В это же время С. наносил ему удары спереди. Г., удушая его, начал толкать в сторону своей машины, а С. ударил по лицу. Он испугался за свою жизнь, у него иссякли силы, тут он вспомнил про нож, достал его из кармана куртки и предупредил, чтобы С. не подходил к нему, иначе порежет, на что С. ответил, что этим ножом он сам перережет ему горло и начал близко подходить. С целью не подпустить к себе С., он начал размахивать ножом из стороны в сторону перед собой и попал в область живота С..

Вопреки показаниям потерпевшего С., свидетель Х. показал, что С. ударил Махмудова, отчего тот упал, с этого момента начался конфликт. С. угрожал Махмудову, что завтра они с ним поговорят, а затем повалил Махмудова, конфликт начался после сильного удара С..

Свидетель Е. показала, что именно двое мужчин кавказской национальности избивали одного, маленького по росту, нападали на него, пинали его. При этом, маленький лысый (в ходе судебного следствия опознан как Г.) сзади обхватил за шею Махмудова, а второй «здоровый» (в ходе судебного следствия опознан как С.) подошел спереди и начал бить руками и ногами по лицу, в живот, по бокам, по всем частям тела, а Махмудов отмахивался. Она поняла, что С. хочет взять Махмудова за ноги, но Махмудов вырывался, пытался убрать руки, защищался как мог. Свидетель Е. продемонстрировала в суде обстоятельства произошедшего, которые полностью согласуются с показаниями подсудимого Махмудова.

Свидетель М. подтвердил свои показания, данные в ходе предварительного следствия, согласно которым в какой-то момент он увидел, что в ходе ссоры один из мужчин схватил другого мужчину, который был в светлой одежде, то ли сбоку, то ли сзади одной рукой за шею. Третий мужчина бил парня в светлой одежде куда-то ногой, но точно об этом утверждать не может, так как все происходило быстро. Установлено, что мужчиной в светлой одежде был Махмудов.

Свидетель Л., проезжая мимо места конфликта, видел, как стояли две машины, недалеко от них между тремя мужчинами шел «недружественный» разговор. Один, который поменьше, старался «дотянуться» до того, что побольше, а второй удерживал. Тот, что покрупнее, ударил того, который поменьше в область лба и тот пошатнулся.

Кроме того, потерпевший С. показал суду, что якобы Махмудова держал Х., стоя на улице, тогда как Х. об этом не говорил, а остальные свидетели видели в качестве участников конфликта только троих. С. также указывал, что не знает, чем занимался все это время Х., тогда как Х. пояснял, что якобы стоял вместе с С..

Свидетель Х., давая суду показания, путался, противоречил своим же показаниям.

Суд первой инстанции, оценивая показания свидетеля Х., пришел к выводу о том, что он изложил обстоятельства дела, не принимая ничью сторону. Эти выводы суд мотивировал, с чем соглашается суд апелляционной инстанции. Из показаний Махмудова видно, что при разговоре по телефону Х. сказал, чтобы его не впутывали в это.

Верным является вывод суда о том, что заключения судебно-медицинских экспертиз и показания эксперта К. опровергают показания потерпевшего С., свидетеля Х. и подтверждают доводы подсудимого Махмудова.

Так, эксперт К. указал, что не исключается нанесение телесных повреждений Г. при обстоятельствах, изложенных Махмудовым. Телесные повреждения в виде колото-резаных ранений на Г. обнаружены с левой стороны, что согласуется с показаниями Махмудова о причинении им ножевых ранений находящемуся сзади Г. несколькими взмахами ножом в правой руке за спину, при этом не имеют значения различные факторы, такие как комплекция нападавшего и потерпевшего, степень силы захвата подсудимого потерпевшим Г..

Судебно-медицинским экспертом установлено множество телесных повреждений у Махмудова, локализованных на различных частях его тела, что опровергает показания С. и Х. о том, что С. один раз толкнул Махмудова. Данные о локализации телесных повреждений Махмудова полностью согласуются с обстоятельствами, изложенными им и их демонстрацией, как в ходе судебного заседания, так и при проверке показаний на месте. Они совпадают и по давности причинения с установленной следствием датой произошедшего.

Суд апелляционной инстанции находит обоснованными выводы суда об отказе в удовлетворении ходатайства государственного обвинителя о назначении повторной судебно-медицинской экспертизы, поскольку заявленные стороной обвинения вопросы аналогичны тем, на которые экспертом даны ответы в судебном заседании в порядке, предусмотренном ст. 282 УПК РФ. Суд первой инстанции подробно мотивировал свои выводы о том, почему разъяснение судебно-медицинского эксперта в суде по заключениям №№... и №... оценивает как полученное в соответствии с требованиями ст. 282 УПК РФ, достоверное, наиболее полное и объективное, данное по результатам исследования все экспертных заключений (в том числе вещественных доказательств – одежды потерпевших с повреждениями), после анализа показаний Махмудова в качестве подозреваемого, обвиняемого, при проверке показаний на месте, в качестве подсудимого, при демонстрации эксперту механизмов нанесения ножевых ранений потерпевшим. В связи с этим, суд апелляционной инстанции соглашается с выводами суда первой инстанции о том, что к выводу в пункте 4 заключения об исключении возможности нанесения Г. телесных повреждений при обстоятельствах, изложенных обвиняемым, суд относится критически, как опровергнутому экспертом в суде и связанному с неполнотой предоставленных ему данных при производстве экспертизы.

Правильным является вывод суда о том, что из показаний Махмудова как в суде, так и в ходе предварительного расследования следует, что он размахивал ножом в сторону потерпевших, а не наносил им целенаправленных ударов. Экспертные заключения о локализации, количестве и характере ран подтверждают данные показания Махмудова, который пояснял, что взял из машины нож не с целью его применения, а чтобы припугнуть, поскольку знал, что потерпевший Г. ехал к нему не один, настроен агрессивно. Заключения экспертиз об обнаружении на одежде Махмудова крови потерпевших, о возможности причинения телесных повреждений ножом, изъятым с места происшествия, также не опровергают показания Махмудова об обстоятельствах их причинения.

Из показаний свидетелей, на которые ссылается сторона обвинения, также не следует, что Махмудов действовал с умыслом на совершение инкриминируемых преступлений. Положенные в основу обвинения показания свидетелей – сотрудников отдела полиции только описывают обстоятельства задержания Махмудова, фельдшер Д. и врач С.2 лишь констатировали смерть Г. и поступление С. в больницу с ножевым ранением.

Вопреки доводам апелляционной жалобы и представления, на тот факт, что Г. сзади обхватил Махмудова рукой в области шеи, а С. в этот момент наносил телесные повреждения по различным частям тела, а Г. пытался сбить Махмудова с ног, указывает не только подсудимый, но и очевидец событий Е..

Суд подробно указал в приговоре, почему считает показания Е. достоверными, с чем соглашается судебная коллегия.

На основании анализа представленных доказательств суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что об обстоятельствах произошедшего от начала конфликта и до его окончания полные показания даны только подсудимым Махмудовым, потерпевшим С., свидетелями Х. и Е., которые являются непосредственными участниками либо очевидцами. Оценивая показания указанных свидетелей, суд обоснованно пришел к выводу, что показания С. и Х. не согласуются между собой, и с остальными доказательствами по делу.

На основе тщательного анализа представленных доказательств суд первой инстанции сделал правильный вывод о том, что Махмудов действовал исключительно в рамках необходимой обороны. Учитывая субъективное восприятие Махмудовым возникшей конфликтной ситуации и угроз со стороны нападавших, когда от удушения и наносимых телесных повреждений он начинал терять сознание, учитывая количество нападавших, их агрессивную настроенность, суд правильно нашел правомерным осуществление необходимой обороны избранным Махмудовым способом, поскольку предотвращенные последствия, которые могли бы наступить в случае доведения посягательства до конца, явно не выходят за пределы необходимой обороны.

В связи с изложенным суд считает выводы суда первой инстанции о необходимости оправдания Махмудова по предъявленному ему обвинению по ч. 1 ст. 105 УК РФ, ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ в связи с отсутствием в его действиях состава преступления, являются обоснованными.

Изложенные в апелляционном преставлении и апелляционной жалобе доводы полностью опровергаются приведенными выше доказательствами.

Каких-либо нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену либо изменение приговора, не допущено.

Руководствуясь ст.ст. 38913, 38920, 38928 и 38933 УПК РФ, суд

ОПРЕДЕЛИЛ:

приговор Сибайского городского суда Республики Башкортостан от 13 октября 2016 года в отношении Махмудова М.Р. оставить без изменения, а апелляционные представление и жалобу с дополнениями – без удовлетворения.

Председательствующий судья

Судьи                    

Справка: дело Верховного Суда РБ №...

     судья первой инстанции ...

Рейтинг@Mail.ru

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс»