Дело №2-201/2017

Номер дела: 2-201/2017

Дата начала: 15 февраля 2017 г.

Суд: Моркинский районный суд Республики Марий Эл

Категория
Споры, вытекающие из публично-правовых отношений / Прочие из публично-правовых отношений / Иски, связанные с осуществлением лицензирования
Стороны по делу (третьи лица)
Вид лица Лицо
ИСТЕЦ Васильев А.С.
ОТВЕТЧИК Пайгельдин Э.Д.
Движение дела
Наименование события Результат события Основания Дата
Передача материалов судье 15.02.17
Регистрация иска (заявления, жалобы) в суде 15.02.17
Решение вопроса о принятии иска (заявления, жалобы) к рассмотрению Иск (заявление, жалоба) принят к производству 20.02.17
Вынесено определение о подготовке дела к судебному разбирательству 20.02.17
Вынесено определение о назначении дела к судебному разбирательству 20.02.17
Судебное заседание 17.03.17
Судебное заседание Вынесено решение по делу ОТКАЗАНО в удовлетворении иска (заявлении, жалобы) 07.04.17
Изготовлено мотивированное решение в окончательной форме 12.04.17
 

Решение

Дело №2-201/2017

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

7 апреля 2017 года

Моркинский районный суд Республики Марий Эл в составе:

председательствующего судьи Харисовой Э.Ш.,

при секретаре Мироновой Н.Г.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в пгт.Морки

гражданское дело по иску Васильева А. С. к Пайгельдину Э. Д. о взыскании материального ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия, возмещении компенсации морального вреда и судебных расходов,

установил:

Васильев А.С. обратился в суд с иском о взыскании с Пайгельдина Э.Д. материального ущерба, компенсации морального вреда и судебных расходов.

В обоснование своих требований указал, что 25 ноября 2012 года он допустил наезд на пешехода – ответчика Пайгельдина Э.Д. Считает, что дорожно-транспортное происшествие произошло по вине пешехода Пайгельдина Э.Д., который переходил дорогу вне пешеходного перехода слева направо по ходу движения транспортного средства. В результате ДТП автомобиль истца получил механические повреждения. Общая сумма ущерба составила 35506 рублей.

Истец просит взыскать с ответчика указанную сумму, судебные расходы в размере 3 325,18 руб., а также компенсацию морального вреда в размере 50000 рублей за нахождение в стрессовой ситуации.

В ходе судебного разбирательства исковые требования дополнены требованиями о взыскании оплаты услуг на представителя в размере 10000 рублей и услуг по оформлению нотариальной доверенности в размере 1 200 рублей.

Истец Васильев А.С. и его представитель – адвокат Дусмеева Р.Г., действующая на основании доверенности от 20 февраля 2017 года, исковые требования, в том числе и дополнительно заявленные, поддержали, дав суду пояснения соответственно вышеизложенному.

Ответчик Пайгельдин Э.Д. на судебное заседание не явился, надлежащим образом извещен, представил суду отзыв, в котором указал, что истцом пропущен срок исковой давности, просит его применить, а также считает, что его вины в ДТП не имеется, истец управлял источником повышенной опасности и должен был сам руководствоваться правилами дорожного движения, доказательства причинения морального вреда отсутствуют.

Выслушав истца и его представителя, свидетеля, обсудив доводы, изложенные ответчиком в отзыве, изучив материалы дела, суд приходит к следующему.

В соответствии с п.1 ст.15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества, а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (п.2 ст.15 ГК РФ).

Согласно ч.1 ст.1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине.

Согласно статье 1082 ГК РФ, удовлетворяя требование о возмещении вреда, суд в соответствии с обстоятельствами дела обязывает лицо, ответственное за причинение вреда, возместить вред в натуре (предоставить вещь того же рода и качества, исправить поврежденную вещь и т.п.) или возместить причиненные убытки (пункт 2 статьи 15).

25 ноября 2012 года около 18 часов на улице … у дома №.. п… Моркинского района Республики Марий Эл Васильев А.С., управляя собственным автомобилем марки ….с государственным регистрационным знаком…, совершил наезд на пешехода Пайгельдина Э.Д., который переходил проезжую часть дороги вне пешеходного перехода.

В результате ДТП пешеходу Пайгельдину Э.Д. причинен тяжкий вред здоровью, что подтверждается актом судебно-медицинского освидетельствования №.. от …года.

Автомобиль истца получил механические повреждения переднего бампера, решетки радиатора, капота, лобового стекла.

Стоимость восстановительного ремонта согласно отчету ИП Трапезникова Т.Н. №..составила 35506 рублей.

Свидетель Г. в судебном заседании пояснил, что он вместе с Васильевым А.С. посетил в больнице Пайгельдина Э.Д., который претензий к водителю не предъявлял, признавая свою вину в дорожно-транспортном происшествии. Однако в дальнейшем Пайгельдин Э.Д. подал иск о взыскании с Васильева А.С. компенсации морального вреда.

13 декабря 2014 года в возбуждении уголовного дела в отношении водителя Васильева А.С. отказано за отсутствием в его действиях состава преступления, предусмотренного ст.264 ч.2 УК РФ, на основании наличия в действиях пешехода Пайгельдина Э.Д. нарушения требований п.4.1, п.4.3 и 4.5 ПДД РФ.

Обращаясь с требованиями о возмещении материального и морального ущерба, истец Васильев А.С. ссылается на указанное постановление как на доказательство вины ответчика в дорожно-транспортном происшествии.

В соответствии с п.4.1 Правил дорожного движения Российской Федерации пешеходы должны двигаться по тротуарам или пешеходным дорожкам, а при их отсутствии - по обочинам.

При движении по обочинам или краю проезжей части в темное время суток или в условиях недостаточной видимости пешеходам рекомендуется иметь при себе предметы со световозвращающими элементами и обеспечивать видимость этих предметов водителями транспортных средств.

Пешеходы должны пересекать проезжую часть по пешеходным переходам, в том числе по подземным и надземным, а при их отсутствии - на перекрестках по линии тротуаров или обочин (п.4.3 ПДД).

На нерегулируемых пешеходных переходах пешеходы могут выходить на проезжую часть после того, как оценят расстояние до приближающихся транспортных средств, их скорость и убедятся, что переход будет для них безопасен. При пересечении проезжей части вне пешеходного перехода пешеходы, кроме того, не должны создавать помех для движения транспортных средств и выходить из-за стоящего транспортного средства или иного препятствия, ограничивающего обзорность, не убедившись в отсутствии приближающихся транспортных средств (п.4.5 ПДД).

Между тем, постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Васильева А.С., где установлено, что Пайгельдин Э.Д. переходил дорогу в неустановленном месте, не имеет преюдициального значения для разрешения настоящего спора. Факт нарушения пешеходом п.4.1, п.4.3 и 4.5 ПДД РФ сам по себе не может служить основанием для привлечения ответчика к материальной ответственности перед истцом. Доказательства того, что по вине ответчика причинен вред истцу, суду не представлены.

Статья 56 ГПК РФ определяет, что каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Согласно ст.67 ГПК РФ право оценки доказательств принадлежит суду.

Для применения ст.1064 Г ГК РФ и возникновения деликтного обязательства в рассматриваемом случае необходимо наличие следующих условий: вина пешехода, противоправность его поведения, наступление вреда, а также существование между ними причинной связи.

Следовательно, если будут установлены все эти условия возникновения дорожно-транспортного происшествия, то согласно п.1 ст.1064 ГК РФ причиненный владельцу транспортного средства вред подлежит возмещению в полном объеме.

Как следует из п.10.1 Правил дорожного движения Российской Федерации, водитель должен вести транспортное средство со скоростью, не превышающей установленного ограничения, учитывая при этом интенсивность движения, особенности и состояние транспортного средства и груза, дорожные и метеорологические условия, в частности, видимость в направлении движения. Скорость должна обеспечивать водителю возможность постоянного контроля за движением транспортного средства для выполнения требований Правил.

При возникновении опасности для движения, которую водитель в состоянии обнаружить, он должен принять возможные меры к снижению скорости вплоть до остановки транспортного средства.

Таким образом, владелец автомобиля, управляя источником повышенной опасности, должен быть предельно внимательным при оценке дорожной ситуации.

Из протокола осмотра места происшествия и схем к нему от 25 ноября 2012 года, пояснений участников ДТП Васильева А.С. и Пайгельдина Э.Д. содержащихся в отказном материале №.., следует, что ДТП произошло 25 ноября 2012 года в темное время суток в 18 часов на неосвещенной улице …п…. Моркинского района Республики Марий Эл. В данном месте дорога имеет две полосы движения. Автомобиль …двигался по улице…, переходящую на улицу…, в сторону АЗС п.Морки. Пешеход Пайгельдин Э.Д. переходил дорогу слева направо по ходу движения автомобиля. Наезд на пешехода произошел за 20,7 метров до пешеходного перехода и за 3,40 метров до предупреждающего знака «Дети» на середине полосы движения автомобиля. Следов юза (торможения) не имеется. Автомобиль истца расположен после ДТП на середине полосы движения на расстоянии более 50 метров от пешеходного перехода.

По факту ДТП Васильев А.С. в своем объяснении указал, что ехал он со скоростью около 50 км/ч, поднимался по улице…., был включен ближний свет фар, примерно метра через три после перекрестка почувствовал сильный удар в лобовое стекло автомашины. Лобовое стекло разбилось, потрескалось, ограничив видимость. Он сначала не понял, что случилось, продолжал ехать. Проехав несколько метров, остановился, чтобы понять, что случилось. Выйдя на улицу, спустился вниз, где на обочине увидел мужчину. Позвонил в полицию и вызвал скорую помощь.

Другой участник ДТП Пайгельдин Э.Д. пояснил, что он шел со стороны вокзала, находился в состоянии алкогольного опьянения. Дойдя до пересечения улиц, повернул на улицу…., чтобы дойти до пешеходного перехода. Дальше он ничего не помнит. Очнулся только в больнице.

Актом от 25 ноября 2012 года, составленным инспектором ИАЗ ОГИБДД России по Морокинскому району Рябчиковым И.А., и предписанием в адрес главы администрации МО «Городское поселение Морки» установлен факт отсутствия уличного освещения.

Пешеход Пайгельдин Э.Д. находился в состоянии алкогольного опьянения, что подтверждается справкой о результатах химико-токсикологического исследования от 27 ноября 2012 года.

При рассмотрении Йошкар-Олинским городским судом иска Пайгельдина Э.Д. о взыскании с Васильева А.С. компенсации морального вреда в размере 500000 рублей проведена судебная автотехническая экспертиза, в соответствии с выводами которой водитель автомашины …должен был руководствоваться и действовать в соответствии с требованиями п.10.1 ПДД. В момент обнаружения водителем на расстоянии 15,4 м перед автомобилем переходящего дорогу пешехода уже возникла аварийная ситуация, которая была создана действиями самого пешехода. Водитель автомобиля, двигаясь как со скоростью 50 км/ч, так и допустимой по условиям видимости дороги скоростью 43,4 км/ч, не располагал технической возможностью предотвратить наезд на пешехода, вышедшего на проезжую часть с левой обочины.

С учетом положений ч.2 ст.61 ГПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

Таким образом, оснований считать, что повреждения автомобилю истца причинены вследствие умысла ответчика, не имеются. Водитель нарушил требования п.10.1 ПДД. Доказательства того, что Пайгельдин Э.Д., пересекая проезжую часть, в сложившейся дорожной ситуации желал, предвидел либо должен и мог предвидеть возможность наступления вредных последствий в виде повреждения автомобиля истца, отсутствуют. Наезд на пешехода произошел в непосредственной близости от пешеходного перехода (за 20 метров), при этом пешеход уже прошел одну полосу движения. Водитель Васильев А.С. не обеспечил движение автомобиля под его управлением со скоростью, позволяющей произвести полную остановку транспортного средства, темное время суток и отсутствие уличного освещения должны были им учитываться, при должной осмотрительности он мог своевременно заметить пешехода и избежать столкновения. Отсутствие тормозного пути и локализация повреждений на автомобиле свидетельствуют о недостаточном контроле со стороны водителя за движением транспортного средства.

Поскольку вины пешехода в причинении истцу вреда не имеется, то соответственно не имеется и законных оснований для возложения на него ответственности за причиненный истцу имущественный вред.

Действия пешехода – ответчика Пайгельдина Э.Д., который переходил дорогу, не убедившись в отсутствии приближающегося транспортного средства, тем самым создав аварийную ситуацию, суд расценивает как грубую неосторожность, подлежащую учету вплоть до исключения ответственности, однако в правоотношениях, когда потерпевший обращается за возмещением вреда.

В силу ст.1079 ГК РФ владелец источника повышенной опасности обязан возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажет, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Владелец источника повышенной опасности может быть освобожден судом от ответственности полностью или частично также по основаниям, предусмотренным пунктами 2 и 3 статьи 1083 ГК РФ.

Пунктом 2 статьи 1083 ГК РФ установлено, что, если грубая неосторожность самого потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда, в зависимости от степени вины потерпевшего и причинителя вреда размер возмещения должен быть уменьшен. При грубой неосторожности потерпевшего и отсутствии вины причинителя вреда в случаях, когда его ответственность наступает независимо от вины, размер возмещения должен быть уменьшен или в возмещении вреда может быть отказано, если законом не предусмотрено иное. При причинении вреда жизни или здоровью гражданина отказ в возмещении вреда не допускается.

Наличие грубой неосторожности в действиях ответчика Пайгельдина Э.Д. как пешехода и было учтено при вынесении 4 апреля 2016 года решения Йошкар-Олинским городским судом. Снижая размер компенсации морального вреда с 500000 рублей до 35000 рублей, суд среди прочих обстоятельств учел поведение потерпевшего на дороге, создавшего аварийную ситуацию, и нахождение его в состоянии алкогольного опьянения.

Суд не находит оснований для удовлетворения исковых требований о возмещении ущерба также и в связи с истечением срока исковой давности, о чем заявлено ответчиком.

В силу положений ст. 196 ГК РФ общий срок исковой давности составляет три года со дня, определяемого в соответствии со ст.200 ГК РФ.

Согласно п.1 ст.197 ГК РФ для отдельных видов требований законом могут устанавливаться специальные сроки исковой давности, сокращенные или более длительные по сравнению с общим сроком.

По общему правилу, предусмотренному п.1 ст.200 ГК РФ, если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.

В соответствии с п.9 ст.3 Федерального закона 07.05.2013 года N 100-ФЗ "О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела 1 ч. 1 и ст. 1153 ч. 2 ГК РФ", п. 27 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 29 сентября 2015 года N 43 "О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности" положения Гражданского кодекса Российской Федерации о сроках исковой давности и правилах их исчисления применяются к требованиям, сроки предъявления которых были предусмотрены ранее действовавшим законодательством и не истекли до 1 сентября 2013 года.

Исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске (п.2 ст.199 ГК РФ).

Дорожно-транспортное происшествие, в результате которого автомобиль истца получил повреждения, произошло 25 ноября 2012 года с непосредственным участием истца, оформлено в установленном порядке сотрудником ГИБДД, составлена схема дорожно-транспортного происшествия, получены объяснения участников, включая истца. При этом из материалов проверки по факту дорожно-транспортного происшествия усматривается, что истец в своих объяснениях виновным в произошедшем дорожно-транспортном происшествии считал пешехода, переходившего дорогу вне пешеходного перехода, то есть личность ответчика была истцу известна.

Таким образом, о причинении ущерба в результате дорожно-транспортного происшествия истец узнал непосредственно в день дорожно-транспортного происшествия 25 ноября 2012 года. Оценку стоимости восстановительного ремонта поврежденного автомобиля истец произвел 13 декабря 2012 года. За защитой своего нарушенного права истец обратился в суд лишь 15 февраля 2017 года, то есть за истечением трехлетнего срока исковой давности.

Доводы представителя истца о том, что вина ответчика в ДТП была установлена лишь постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела 13 декабря 2014 года, в связи с чем, срок исковой давности следует исчислять с момента принятия данного решения, являются несостоятельными.

Проверка по факту дорожно-транспортного происшествия, на окончание которой как обязательное условие обращения в суд, ссылается сторона истца проводилась Следственным отделом ОМВД России по Моркинскому району в порядке статей 144 - 145 УПК РФ, целью данной проверки являлось установление в действиях водителя, управлявшего в момент ДТП автомобилем, состава преступления, предусмотренного ст. 264 УК РФ. Однако, наличие или отсутствие в действиях водителя состава преступления, предусмотренного ст. 264 УК РФ, как и наличие вступившего в законную силу приговора суда, обстоятельствами, обусловливающими право истца на обращение в суд с требованиями о возмещении причиненного ущерба, не являются, поскольку вина ответчика в причинении ущерба истцу, определение подлежащего возмещению ущерба и обоснованность требований истца в случае его обращения в суд подлежали установлению в рамках гражданского судопроизводства.

Следовательно, срок исковой давности в данном случае подлежит исчислению с момента ДТП, произошедшего 25 ноября 2012 года, так как именно с этого времени истец узнал и должен был узнать о нарушении своего права (причинении вреда).

В соответствии со статьей 9 ГК РФ истец вправе по своему усмотрению осуществлять принадлежащие ему гражданские права, в том числе определять, когда ему обращаться за защитой своего нарушенного права.

Согласно ст. 205 ГК РФ в исключительных случаях, когда суд признает уважительной причину пропуска срока исковой давности по обстоятельствам, связанным с личностью истца (тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и т.п.), нарушенное право гражданина подлежит защите. Причины пропуска срока исковой давности могут признаваться уважительными, если они имели место в последние шесть месяцев срока давности, а если этот срок равен шести месяцам или менее шести месяцев - в течение срока давности.

Таким образом, истцом пропущен срок исковой давности, при этом сторона истца восстановить его не просит, на наличие уважительных причин пропуска срока для обращения в суд не ссылается, утверждая о том, что срок для обращения в суд не пропущен. При указанных обстоятельствах во взыскании с ответчика стоимости восстановительного ремонта поврежденного автомобиля истца надлежит отказать.

3 декабря 2012 года истец обратился в ГБУ РМЭ «Моркинская центральная районная больница» за медицинской помощью с жалобами на головную боль, плохой сон, диагностирован как «астено-невротическое состояние, ситуационно обусловленное».

В соответствии со ст.151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред.

Подлежащие защите нематериальные блага определены ст.150 ГК РФ: жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, неприкосновенность жилища, личная и семейная тайна, свобода передвижения, свобода выбора места пребывания и жительства, имя гражданина, авторство, иные нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона, неотчуждаемы и непередаваемы иным способом.

Согласно Постановления Пленума ВС РФ от 20 декабря 1994 г. N 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда", под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина.

Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др.

В соответствии с п.1 ст.1099 ГК РФ основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными главой 59 и ст. 151 ГК РФ.

В соответствии с требованиями п.2 ст.1099 ГК РФ моральный вред, причиненный действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина, подлежит компенсации в случаях, предусмотренных законом.

Согласно ст.1100 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности.

Согласно п.1 ст.208 ГК РФ исковая давность не распространяется на требования о защите личных неимущественных прав и других нематериальных благ.

Обращение истца в медицинское учреждение 3 декабря 2012 года и установление диагноза «астено-невротическое состояние, ситуационно обусловленное» не свидетельствует о наличии причинно-следственной связи между действиями ответчика и ухудшением состояния здоровья истца.

Поскольку не доказано нарушение ответчиком личных неимущественных прав истца, правовые основания для удовлетворения требования о компенсации морального вреда также отсутствуют. По существу требования истца о компенсации морального вреда связаны с повреждением его автомобиля и причиненными в связи с этим неудобствами, то есть действиями, нарушающими имущественные права истца, при этом, законом не предусмотрена компенсация морального вреда, причиненного в результате повреждения автомобиля.

Поскольку основные требования истца о взыскании материального ущерба и компенсации морального вреда не подлежат удовлетворению, судебные расходы в силу положений ст.98 ГПК РФ не могут быть возмещены.

Руководствуясь ст.198 ГПК РФ, суд

решил:

В иске Васильева А. С. к Пайгельдину Э. Д. о взыскании материального ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия, возмещении компенсации морального вреда и судебных расходов отказать.

Решение может быть обжаловано в Верховный Суд Республики Марий Эл в месячный срок со дня вынесения в окончательной форме через Моркинский районный суд.

Председательствующий судья Э.Ш.Харисова

Решение в окончательной форме вынесено 12 апреля 2017 года

Рейтинг@Mail.ru

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс»