Дело №33-7491/2017

Номер дела: 33-7491/2017

Дата начала: 16.03.2017

Суд: Санкт-Петербургский городской суд

Судья: Ничкова Светлана Сергеевна

Категория
Имущественные споры / Споры о собственности / Споры, связанные с наследованием имущества
Стороны по делу (третьи лица)
Вид лица Лицо
ИСТЕЦ Администрация Выборгского р-на СПб
ОТВЕТЧИК Лобарева Л.Ю. и др.
Движение дела
Наименование события Результат события Основания Дата
Судебное заседание 20.09.2019
Судебное заседание Заседание отложено 20.09.2019
Судебное заседание Заседание отложено 20.09.2019
Судебное заседание Заседание отложено 20.09.2019
Судебное заседание Заседание отложено 20.09.2019
Судебное заседание Вынесено решение 20.09.2019
Дело сдано в отдел судебного делопроизводства 20.09.2019
 

Определение

Санкт-Петербургский городской суд

Рег. № 33-7491/2017     Судья: Глазачева С.Ю.

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего

Ничковой С.С.

судей

Кудасовой Т.А.,

Шиловской Н.Ю.,

при секретаре

Лонгортовой М.Е.

рассмотрела в открытом судебном заседании 10 августа 2017 года гражданское дело № 2-1345/16, поступившее из Выборгского районного суда Санкт-Петербурга с апелляционными жалобами Лобаревой Людмилы Юрьевны, Сундукова Юрия Михайловича на решение Выборгского районного суда Санкт-Петербурга от 01 июня 2016 года, состоявшееся по иску администрации Выборгского района Санкт-Петербурга к Мухиной Елене Николаевне, Шумилову Владимиру Виловичу, Лобаревой Людмиле Юрьевне о признании сделки купли-продажи от 24 мая 2013 года недействительной, применении последствий недействительности ничтожной сделки, признании квартиры выморочным имуществом, об истребовании квартиры и признании квартиры государственной собственностью Санкт-Петербурга, по встречному иску Лобаревой Людмилы Юрьевны к администрации Выборгского района Санкт-Петербурга о признании добросовестным приобретателем и признании права собственности на квартиру,

Заслушав доклад судьи Ничковой С.С., объяснения представителей Лобаревой Л.Ю., Сундукова Ю.М., представителя ПАО «Сбербанк России», поддержавших доводы апелляционных жалоб в полном объеме, объяснения представителя администрации Выборгского района Санкт-Петербурга, выразившей согласие с решением суда, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда,

У С Т А Н О В И Л А:

Администрации Выборгского района Санкт-Петербурга обратилась в Выборгский районный суд Санкт-Петербурга с иском к Мухиной Е.Н., Шумилову В.В., Лобаревой Л.Ю. о признании сделки купли-продажи от 24 мая 2013 года недействительной в силу ничтожности, применении последствий недействительности ничтожной сделки, признании квартиры выморочным имуществом, об истребовании квартиры и признании квартиры государственной собственностью Санкт-Петербурга.

В обоснование указано, что из материалов гражданского дела №... истцу стало известно о том, что сособственниками отдельной двухкомнатной <адрес> в Санкт-Петербурге, в равных долях каждая, являлись <...>., умершая <дата> и ее дочь – <...> умершая <дата>.

После смерти <...> за оформлением наследства к нотариусу обратилась – Мухина Е.Н., указав что является племянницей умершей <...> <дата> нотариусом нотариального округа Санкт-Петербурга Романенко И.В. было выдано свидетельство о праве на наследство по закону после умершей <...> и <...>

24 мая 2015 года Мухина Е.Н. по договору купли-продажи, заключенному с Шумиловым В.В. произвела отчуждение спорной квартиры, а последним указанное жилое помещение было отчуждено по договору купли-продажи, заключенному 17 октября 2013 года – Лобаревой Л.Ю.

Вступившим в законную силу решением Выборгского районного суда Санкт-Петербурга от 22 июля 2015 года, состоявшимся по гражданскому делу №... по иску <...>. к Мухиной Е.Н., Шумилову В.В., Лобаревой Л.Ю. об установлении факта принятия наследства, признании сделок недействительными, признании права собственности на спорную квартиру, было установлено, что <...> не является наследницей <...> в связи с чем в удовлетворении ее исковых требований было отказано.

Материалами уголовного дела №..., возбужденного 25 февраля 2014 года Следственным управлением УМВД России по <адрес> Санкт-Петербурга по признакам состава преступления, предусмотренного ст. 159 ч.4 УК РФ в отношении неустановленного лица, установлено, что на основании подложных документов, подтверждающих родственные отношения с умершими наследодателями <...>, изготовленных лично Мухиной Е.Н. с помощью компьютера, и представленных нотариусу Романенко И.В., Мухиной Е.Н. были получены свидетельства о праве на наследство по закону в отношении спорной квартиры.

Поскольку наследников у <...> не имеется, спорная квартира является выморочным имуществом. В настоящее время квартира находится во владении Лобаревой Л.Ю. и Сундукова Ю.М., приобретших ее по договору купли-продажи от 17 октября 2013 года у Шумилова В.В.

Лобарева Л.Ю. обратилась в суд со встречным иском к администрации Выборгского района Санкт-Петербурга о признании добросовестным приобретателем квартиры №..., расположенной в <адрес> в Санкт-Петербурге и признании права собственности на данный объект недвижимости.

В обоснование указала, что заключенный 17 октября 2013 года договор купли-продажи отвечает признакам действительной сделки во всем, за исключением продавца, который не имел право отчуждать указанную квартиру. Квартира передана Лобаревой Л.Ю., она совместно с супругом Сундуковым Ю.М. вселилась в квартиру, зарегистрировалась проживающей по указанному адресу. Спорной жилое помещение было приобретено Лобаревой Л.Ю. по рыночной стоимости в размере 4 300 000 рублей за счет личных средств и средств, полученных по кредитному договору, заключенному с ОАО «Сбербанк России», обеспеченному ипотекой квартиры. До приобретения спорной квартиры Лобаревой Л.Ю. были предприняты действия, подтверждающие ее разумность и осмотрительность при заключении договора купли-продажи квартиры, а именно: получены сведения о смерти наследодателей, снятии их с регистрационного учета по спорному адресу, отсутствие каких-либо обременений в отношении спорной квартиры, проверены полномочия продавца на основании представленных документов.

Управление Росреестра по Санкт-Петербургу зарегистрировало право собственности Лобаревой Л.Ю. на спорную квартиру. Она не знала и не должна была знать о том, что Шумилов В.В. и Мухина Е.Н. не имели право отчуждать квартиру.

Решением Выборгского районного суда Санкт-Петербурга от 01 июня 2016 года исковые требования администрации Выборгского района Санкт-Петербурга удовлетворены, применены последствия недействительности ничтожной сделки купли-продажи, спорная квартира признана государственной собственностью Санкт-Петербурга и Лобарева Л.Ю. была обязана судом передать указанное жилое помещение в собственность Санкт-Петербурга, в удовлетворении встречного иска Лобаревой Л.Ю. было отказано.

В апелляционных жалобах Лобарева Л.Ю. и Сундуков Ю.М. просят решение суда отменить. Указывают, что сделка полностью соответствует требованиям закона, за исключением ее заключения неуполномоченным лицом. Она не знала и не могла знать, что приобретает имущество у неуполномоченного лица. Предприняла все разумные меры для выяснения правомочий продавца. Является добросовестным приобретателем квартиры, которая не может быть у нее истребована, право собственности Лобаревой Л.Ю. было зарегистрировано в установленном законом порядке. Ссылаясь на практику Европейского суда, указывает, что риск любой ошибки, допущенной государственным органом, должно нести государство.

Ответчики Мухина Е.Н., Шумилов В.В., 3 лица: нотариус Романенко И.В., представитель Управления Федеральной службы государственной регистрации кадастра и картографии по Санкт-Петербургу, ОСАО «Ингосстрах» в судебное заседание не явились, о времени и месте судебного заседания извещены надлежащим образом, ходатайств и заявлений об отложении слушания дела, документов, подтверждающих уважительность причин неявки, в судебную коллегию не представлено, в связи с чем судебная коллегия на основании ст. 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации полагает возможным рассмотреть дело в отсутствие указанных лиц.

Согласно п. 1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

Судебная коллегия, обсудив доводы апелляционных жалоб, выслушав участников процесса, исследовав материалы дела, изучив материалы гражданского дела Выборгского районного суда Санкт-Петербурга за №... по иску <...> к Мухиной Е.В., Лобаревой Л.Ю. об установлении факта принятия наследства, применении последствий недействительности ничтожной сделки, признании права собственности на квартиру в порядке наследования, материалы уголовного дела №..., возбужденного 25 февраля 2014 года Следственным управлением УМВД России по <адрес> Санкт-Петербурга приходит к выводу об отмене постановленного судом решения по следующим основаниям.

Согласно ст. 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации решение должно быть законным и обоснованным.

В соответствии с п.2 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 23 от 19 декабря 2003 года «О судебном решении», решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (ч.1 ст.1, ч.3 ст. 11 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Согласно п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 23 от 19 декабря 2003 года «О судебном решении», решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 - 61, 67 <...>

Эти общеобязательные требования, предъявляемые к судебному решению, были нарушены судом первой инстанции при рассмотрении данного дела.

В силу п. 4 ч. 1 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основанием для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Судебная коллегия не может согласиться с выводами суда первой инстанции, изложенными в обжалуемом решении, поскольку они постановлены в нарушение норм материального права, регулирующих спорные правоотношения (пп. 4 ч. 1 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Судебная коллегия находит, что судом первой инстанции допущено существенное нарушение норм материального права, что выразилось в следующем.

Как следует из материалов дела, предметом спора является двухкомнатная квартира №... расположенная в доме №..., общей площадью №... кв. м, на 12 этаже 13 этажного дома, сособственниками которой на основании договора приватизации, заключенного 21 июля 2005 года в равных долях являлись <...> умершая 14 сентября 2012 года и ее дочь – <...> умершая 20 ноября 2012 года, которые также были зарегистрированы по указанному адресу.

09 октября 2012 года <...> была снята с регистрационного учета по спорному адресу в связи со смертью, а 19 марта 2013 года была снята с регистрационного учета ее дочь – <...>

11 февраля 2012 года Мухина Е.Н. обратилась к нотариусу нотариального округа Санкт-Петербурга Романенко И.В. с заявлением о принятии наследства, оставшегося после смерти 20 ноября 2012 года ее тети – <...>в виде №... долей в праве собственности на спорную квартиру, денежных средств, хранящихся в ОАО «Сбербанк России».

23 мая 2013 года Мухиной Е.Н., как наследнику второй очереди (по праву представления) выданы свидетельства о праве на наследство по закону в отношении спорной квартиры и вкладов, принадлежащих на день смерти <...> находящихся в ОАО «Сбербанк России».

24 мая 2013 года между Мухиной Е.Н. и отцом ее супруга – Шумиловым В.В. был заключен договор купли-продажи спорной квартиры за 960 000 рублей. Право собственности Шумилова В.В. в отношении указанного жилого помещения было зарегистрировано в установленном законом порядке.

На основании договора купли-продажи, заключенного 17 октября 2013 года Шумилов В.В. произвел отчуждение спорной квартиры Лобаревой Л.Ю. Рыночная стоимость спорной квартиры была определена в общей сумме 4 300 000 рублей, что подтверждается условиями заключенного между сторонами договора и дополнительного соглашения к нему от 17 октября 2013 года. Получение денежных средств Шумиловым В.В. от Лобаревой Л.Ю. по указанному договору подтверждается имеющимися расписками Шумилова В.В. от 17 октября 2013 года.

30 ноября 2013 года спорная квартира была передана Лобаревой Л.Ю. по акту приема-передачи.

Как поясняла Лобарева Л.Ю. в суде первой инстанции, спорное жилое помещение было приобретено ею за счет личных и заемных денежных средств.

Данные обстоятельства подтверждаются материалами дела, из которых усматривается, что 17 октября 2013 года между ОАО «Сбербанк России» и Лобаревой Л.Ю. был заключен кредитный договор предметом которого являлся займ на сумму 1000 000 рублей, под 13% годовых на приобретение и оплату неотъемлемых улучшений объекта недвижимости: двухкомнатной квартиры <адрес> в Санкт-Петербурге (л.д.102-110).

Расчеты по договору купли-продажи осуществлялись через банковский сейф, договор аренды в отношении которого за №... был заключен 17 октября 2013 года между Лобаревой Л.Ю. и ОАО «Сбербанк России».

В отношении спорной квартиры был заключен договор ипотечного страхования 17 октября 2013 года на период с 17 октября 2013 года по 16 октября 2014 года, предметом которого являлось страхование несущих конструкций объекта, страховая стоимость которых была определена в размере 4 300 000 рублей.

17 октября 2013 года была оформлена закладная в отношении спорной квартиры в пользу ОАО «Сбербанк России», указанное обременение было зарегистрировано в установленном законом порядке.

24 февраля 2014 года Лобарева Л.Ю. зарегистрировалась в спорной квартире, 11 мая 2016 года ее супруг Сундуков Ю.М. также зарегистрировался по указанному адресу.

Судом установлено, что право собственности Мухиной Е.Н. на квартиру было зарегистрировано на основании подложного свидетельства о праве на наследство по закону от 23 мая 2013 года после смерти Дунаевых, в котором наследник Мухина Е.Н. поименована племянницей наследодателя <...>

Как установлено материалами уголовного дела №..., возбужденного 25 февраля 2014 года Следственным управлением УМВД России по <адрес> Санкт-Петербурга по признакам состава преступления, предусмотренного ст. 159 ч.4 УК РФ в отношении неустановленного лица, установлено, что на основании подложных документов, подтверждающих родственные отношения с умершими наследодателями <...> изготовленных лично Мухиной Е.Н. с помощью компьютера, и представленных нотариусу Романенко И.В., Мухиной Е.Н. были получены свидетельства о праве на наследство по закону в отношении спорной квартиры.

В отношении Мухиной Е.Н. уголовное дело было переквалифицировано с ч.4 ст. 159 УК РФ на ч.1 ст. 327 УК РФ и на основании постановления от 30 сентября 2015 года производством прекращено в связи с актом амнистии.

Таким образом, в ходе рассмотрения спора по существу было установлено, что Мухина Е.Н. не имела права отчуждать квартиру.

Вступившим в законную силу решением Выборгского районного суда Санкт-Петербурга от 22 июля 2015 года, состоявшимся по гражданскому делу №... по иску <...> к Мухиной Е.Н., Шумилову В.В., Лобаревой Л.Ю. об установлении факта принятия наследства, признании сделок недействительными, признании права собственности, было отказано в удовлетворении исковых требований <...>. по причине отсутствия доказательств, подтверждающих ее родственные отношения с наследодателем <...> на основании чего установлено, что <...> не является наследницей умершей <...>

Согласно ст. 168 ГК РФ сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой, если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки. Если из закона не следует иное, сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна.

В силу ст. 301, 302 ГК РФ собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения. Если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.

В соответствии с разъяснениями постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 22 от 29 апреля 2010 г. "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав", по смыслу п. 1 ст. 302 ГК РФ, собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения независимо от возражения ответчика о том, что он является добросовестным приобретателем, если докажет факт выбытия имущества из его владения или владения лица, которому оно было передано собственником, помимо их воли.

Согласно позиции, изложенной в Обзоре судебной практики по делам, связанным с истребованием жилых помещений от добросовестных приобретателей, по искам государственных органов и органов самоуправления (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 01.10.2014), поскольку добросовестное приобретение в смысле статьи 302 ГК РФ возможно только тогда, когда имущество приобретается не непосредственно у собственника, а у лица, которое не имело права отчуждать это имущество, то последствием сделки, совершенной с таким нарушением, является не двусторонняя реституция, а возврат имущества из незаконного владения (виндикация). Ответчику при предъявлении к нему названного иска необходимо доказать, что жилое помещение было приобретено им по возмездной сделке и при этом он не знал и не должен был знать, что лицо, у которого он приобрел имущество, не имело права на его отчуждение.

Разрешая вопрос о добросовестности (недобросовестности) приобретателя жилого помещения, необходимо учитывать осведомленность приобретателя жилого помещения о наличии записи в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним о праве собственности отчуждателя имущества, а также принятие им разумных мер для выяснения правомочий продавца на отчуждение жилого помещения.

Согласно п. 1 ст. 1151 ГК РФ, в случае, если отсутствуют наследники как по закону, так и по завещанию, либо никто из наследников не имеет права наследовать или все наследники отстранены от наследования (статья 1117), либо никто из наследников не принял наследства, либо все наследники отказались от наследства и при этом никто из них не указал, что отказывается в пользу другого наследника (статья 1158), имущество умершего считается выморочным.

В порядке наследования по закону в собственность городского или сельского поселения, муниципального района (в части межселенных территорий) либо городского округа переходит следующее выморочное имущество, находящееся на соответствующей территории:

жилое помещение;

земельный участок, а также расположенные на нем здания, сооружения, иные объекты недвижимого имущества;

доля в праве общей долевой собственности на указанные в абзацах втором и третьем настоящего пункта объекты недвижимого имущества.

Если указанные объекты расположены в субъекте Российской Федерации - городе федерального значения Москве или Санкт-Петербурге, они переходят в собственность такого субъекта Российской Федерации.

Жилое помещение, указанное в абзаце втором настоящего пункта, включается в соответствующий жилищный фонд социального использования (п. 2).

Поскольку квартира приобретена Лобаревой Л.Ю. у лица, которое не имело права ее отчуждать, помимо воли администрации Выборгского района Санкт-Петербурга, суд признал недействительным договор купли-продажи от 17 октября 2013 года, истребовал квартиру из владения Лобаревой Л.Ю., признав ее выморочным имуществом, руководствуясь при этом положениями вышеприведенных норм.

В соответствии со ст. ст. 125, 1151, 1152, разъяснениями постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2012 года N 9 "О судебной практике по делам о наследовании" (п. 50), в отсутствие наследников <...> как по закону, так и по завещанию, жилое помещение признано выморочным имуществом, признано право государственной собственности Санкт-Петербурга на указанное имущество.

Отказывая в удовлетворении встречного иска Лобаревой Л.Ю. о признании добросовестным приобретателем, суд первой инстанции не установил обстоятельств, на основании которых можно было прийти к выводу о том, что при заключении договора купли-продажи спорной квартиры ответчик не проявил должной разумной осмотрительности и осторожности.

Решение суда не мотивировано, не содержит выводов относительно обстоятельств дела, в связи с чем постановлено с нарушением норм материального и процессуального права.

Из смысла положений ст.ст. 301, 302 Гражданского кодекса Российской Федерации суду следовало установить: факт выбытия имущества из владения собственника или из владения лица, которому оно было передано собственником во владение, по воле или помимо их воли; возмездность или безвозмездность приобретения имущества, знал ли приобретатель или не знал и не должен был знать о том, что имущество приобретено у лица, не имевшего права на его отчуждение.

Кроме того, необходимо учитывать, что Российская Федерация как участник Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) признает юрисдикцию Европейского Суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случае предполагаемого нарушения Российской Федерацией положений этих договорных актов, когда предполагаемое нарушение имело место после вступления их в силу в отношении Российской Федерации.

Как разъяснено в пункте 10 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 5 "О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации", применение судами Конвенции должно осуществляться с учетом практики Европейского Суда по правам человека во избежание любого нарушения Конвенции.

Из положений статьи 46 Конвенции, статьи 1 Федерального закона от 30 марта 1998 г. N 54-ФЗ "О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней" следует, что правовые позиции Европейского Суда по правам человека, которые содержатся в его окончательных постановлениях, принятых в отношении Российской Федерации, являются обязательными для судов.

С целью эффективной защиты прав и свобод человека судами учитываются правовые позиции Европейского Суда по правам человека, изложенные в ставших окончательными постановлениях, которые приняты в отношении других государств - участников Конвенции. При этом правовая позиция учитывается судом, если обстоятельства рассматриваемого им дела являются аналогичными обстоятельствам, ставшим предметом анализа и выводов Европейского Суда по правам человека (пункт 2 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2013 г. N 21 "О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней").

В соответствии со статьей 1 Протокола N 1 к Конвенции каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

Данные положения не умаляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов.

В силу статьи 8 Конвенции каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни, его жилища и его корреспонденции.

Не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права, за исключением случаев, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц.

В Постановлении от 22 июня 2017 года № 16-П по делу о проверке конституционности положения пункта 1 статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации с связи с жалобой А.Н. Дубовца Конституционный Суда Российской Федерации признал положения п.1 ст. 302 Гражданского кодекса Российской Федерации не соответствующими Конституции Российской Федерации в той мере, в какой оно допускает истребование как из чужого незаконного владения жилого помещения, являвшегося выморочным имуществом, от его добросовестного приобретателя, который при возмездном приобретении этого жилого помещения полагался на данные ЕГРН и в установленном законом порядке зарегистрировал право собственности на него, по иску соответствующего публично-правового образования в случае, когда данное публично-правовое образование не предприняло – в соответствии с требованиями разумности и осмотрительности при контроле за выморочным имуществом – своевременных мер по его установлению и надлежащему оформлению права собственности на это имущество.

Конституционный Суд Российской Федерации в своих постановлениях неоднократно указывал, что при регулировании прав на жилое помещение, включая переход права собственности на жилое помещение, необходимо соблюдение, с одной стороны, принципа свободы и неприкосновенности собственности, а с другой - баланса прав и охраняемых законом интересов всех участников отношений в конкретных жизненных ситуациях, с тем чтобы избежать необоснованного ограничения конституционных прав и свобод (постановления от 8 июня 2010 года N 13-П, от 14 мая 2012 года N 11-П, от 4 июня 2015 года N 13-П и др.).

Вытекающий из Конституции Российской Федерации, ее статей 1, 15 (части 1 и 2), 17 (части 1 и 3), 18, 21 (часть 1) и 49, принцип добросовестности участников правоотношений нашел закрепление и в гражданском законодательстве. Так, предписывая пределы осуществления гражданских прав, статья 10 ГК Российской Федерации устанавливает, что добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются (пункт 5), а используемое в пункте 1 его статьи 302 оценочное понятие "добросовестный приобретатель" определено в самой норме - это приобретатель, который не знал и не мог знать, что лицо, у которого приобретено имущество, не имело права его отчуждать. Вместе с тем, поскольку зарегистрированное право на недвижимое имущество может быть оспорено только в судебном порядке, то и добросовестность приобретателя спорного имущества, зарегистрированное право на которое предполагается, может быть опровергнута только в результате рассмотрения конкретного дела в суде.

Разъяснения, связанные с понятием "добросовестный приобретатель", содержатся, в частности, в совместном постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29 апреля 2010 года N 10/22 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав", согласно пункту 38 которого приобретатель не может быть признан добросовестным, если на момент совершения сделки по приобретению имущества право собственности в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним (ЕГРП) было зарегистрировано не за отчуждателем или в ЕГРП имелась отметка о судебном споре в отношении этого имущества; в то же время запись в ЕГРП о праве собственности отчуждателя не является бесспорным доказательством добросовестности приобретателя; ответчик может быть признан добросовестным приобретателем имущества при условии, если сделка, по которой он приобрел владение спорным имуществом, отвечает признакам действительной сделки во всем, за исключением того, что она совершена неуправомоченным отчуждателем; собственник вправе опровергнуть возражение приобретателя о его добросовестности, доказав, что при совершении сделки приобретатель должен был усомниться в праве продавца на отчуждение имущества.

В обзорах судебной практики по делам, связанным с истребованием жилых помещений от добросовестных приобретателей, по искам государственных органов и органов местного самоуправления (утверждены Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 1 октября 2014 года и 25 ноября 2015 года) называются обстоятельства, учитываемые судами при решении вопроса о признании приобретателя добросовестным, в том числе наличие записи в ЕГРП о праве собственности отчуждателя имущества, была ли проявлена гражданином разумная осмотрительность при заключении сделки, какие меры принимались им для выяснения прав лица, отчуждающего это имущество; производился ли приобретателем осмотр жилого помещения до его приобретения и ознакомился ли он со всеми правоустанавливающими документами; иные факты, обусловленные конкретными обстоятельствами дела, в том числе связанными с возмездностью приобретения имущества; при этом обязанность доказывания недобросовестности приобретателя возлагается на истца.

Таким образом, добросовестным приобретателем применительно к недвижимому имуществу в контексте пункта 1 статьи 302 ГК Российской Федерации в его конституционно-правовом смысле в правовой системе Российской Федерации является приобретатель недвижимого имущества, право на которое подлежит государственной регистрации в порядке, установленном законом, если только из установленных судом обстоятельств дела с очевидностью не следует, что это лицо знало об отсутствии у отчуждателя права распоряжаться данным имуществом или, исходя из конкретных обстоятельств дела, не проявило должной разумной осторожности и осмотрительности, при которых могло узнать об отсутствии у отчуждателя такого права.

Из материалов дела и объяснений Лобаревой Л.Ю. следует, что она осматривала спорную квартиру до оформления договора купли-продажи, установила отсутствие фактических пользователей, получила от соседей спорной квартиры информацию о том, что сособственники спорной квартиры умерли и квартира перешла по наследству их родственнице; была поставлена в известность Шумиловым В.В. (продавцом) о том, что указанное жилое помещение было получено в порядке наследования по закону родственницей умерших сособственников Дунаевых – Мухиной Е.Н., приходящейся Шумилову В.В. невесткой; Лобарева Л.Ю. оплатила стоимость квартиры по договору купли - продажи в размере 4300 000 рублей, которая составляла среднерыночную стоимость аналогичных предложений на рынке, использовала при этом личные накопления и кредитные денежные средства, полученные по договору, заключенному с ПАО «Сбербанк России»; ознакомилась со всеми правоустанавливающими документами на квартиру, в том числе и со сведениями ЕГРП о том, что собственником спорной квартиры значился Шумилов В.В. и об отсутствии в отношении квартиры обременений; зарегистрировала свое право собственности в отношении спорной квартиры в установленном законом порядке; приобрела квартиру для проживания в ней совместно с супругом – Сундуковым Ю.М., с которым вселилась в данное жилое помещение после заключения договора купли-продажи, зарегистрировалась в нем и проживает по настоящее время данным составом семьи, надлежащим образом исполняя свои обязанности в отношении данной квартиры.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия приходит к выводу о том, что Лобарева Л.Ю. при приобретении спорной квартиры по договору купли-продажи проявила ту степень заботливости и осмотрительности, какая от нее требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, в том числе приняла меры по проверке сделки (включая выяснение правомочий продавца на отчуждение имущества), что позволяет прийти к выводу о добросовестности и разумности ее поведения при совершении действий, направленных на приобретение спорной квартиры у Шумилова В.В. по договору купли-продажи.

Факт добросовестности ответчика ни одна сторона настоящего спора не оспаривала. Доказательств соответствующих в нарушение положений ст.ст.12, 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не представила.

Кроме того, в своем Постановлении от 22 июня 2017 года № 16-П Конституционный суд Российской Федерации указывает, что когда с иском об истребовании недвижимого имущества к добросовестному приобретателю, который в установленном законом порядке указан как собственник имущества в Едином государственном реестре недвижимости, обращается публично-правовое образование, не может не учитываться специфика интересов, носителем которых оно является. Особенности дел этой категории, исходя из необходимости обеспечения баланса конституционно значимых интересов, могут обусловливать иное распределение неблагоприятных последствий для собственника и добросовестного приобретателя, нежели установленное в статье 302 ГК Российской Федерации и подтвержденное в правовых позициях Конституционного Суда Российской Федерации, содержащихся в том числе в Постановлении от 21 апреля 2003 года N 6-П.

Переход выморочного имущества в собственность публично-правового образования независимо от государственной регистрации права собственности и совершения публично-правовым образованием каких-либо действий, направленных на принятие наследства (пункт 1 статьи 1151 ГК Российской Федерации в истолковании постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 года N 9 "О судебной практике по делам о наследовании"), не отменяет требования о государственной регистрации права собственности. Собственник имущества, по общему правилу, несет бремя содержания принадлежащего ему имущества (статья 210 ГК Российской Федерации), что предполагает и регистрацию им своего права, законодательное закрепление необходимости которой, как указывал Конституционный Суд Российской Федерации, является признанием со стороны государства публично-правового интереса в установлении принадлежности недвижимого имущества конкретному лицу (постановления от 26 мая 2011 года N 10-П, от 24 марта 2015 года N 5-П и др.). Бездействие же публично-правового образования как участника гражданского оборота, не оформившего в разумный срок право собственности, в определенной степени создает предпосылки к его утрате, в том числе посредством выбытия соответствующего имущества из владения данного публичного собственника в результате противоправных действий третьих лиц.

Из материалов дела следует, что 09 октября 2012 года <...> была снята с регистрационного учета по спорному адресу в связи со смертью, а 19 марта 2013 года была снята с регистрационного учета ее дочь – <...> в связи с чем с указанного времени администрации Выборгского района Санкт-Петербурга должно было быть известно об освобождении спорной квартиры.

Однако никаких мер, направленных осуществление контроля и на сохранность данного имущества государственным органом предпринято не было, права собственности за Санкт-Петербургом в отношении спорной квартиры также не было зарегистрировано. Доказательств несения каких-либо расходов на содержание данного имущества, в нарушение требований ст. 56 Гражданского процессуального законодательства, также не представлено.

Как указывает Конституционный Суд Российской Федерации при регулировании гражданско-правовых отношений между собственником выморочного имущества и его добросовестным приобретателем справедливым было бы переложение неблагоприятных последствий в виде утраты такого имущества на публично-правовое образование, которое могло и должно было предпринимать меры по его установлению и надлежащему оформлению своего права. В правовом демократическом государстве, каковым является Российская Федерация, пренебрежение требованиями разумности и осмотрительности при контроле над выморочным имуществом со стороны собственника - публично-правового образования в лице компетентных органов не должно влиять на имущественные и неимущественные права граждан, в частности добросовестных приобретателей жилых помещений.

Между тем пункт 1 статьи 302 ГК Российской Федерации - как по своему буквальному смыслу, так и по смыслу, придаваемому ему в системе действующего правового регулирования правоприменительной практикой, - фактически не учитывает возможность ненадлежащего исполнения компетентными органами публично-правового образования своих обязанностей, совершения ошибок, а также не отвечающей критериям разумности и осмотрительности реализации ими правомочий по установлению выморочного имущества и оформлению права на него. Применительно к жилым помещениям защита имущественных интересов публично-правового образования за счет ущемления интересов добросовестного приобретателя - гражданина, который возмездно приобрел соответствующее жилое помещение, в подобной ситуации недопустима, тем более учитывая, что публичный интерес в предоставлении жилого помещения по договору социального найма лицам, нуждающимся в улучшении жилищных условий, может быть удовлетворен за счет иного жилого помещения.

Такой подход согласуется с позицией Европейского Суда по правам человека, по мнению которого, если речь идет об общем интересе, публичным властям надлежит действовать своевременно, надлежащим образом и максимально последовательно; ошибки или просчеты государственных органов должны служить выгоде заинтересованных лиц, особенно при отсутствии иных конфликтующих интересов; риск любой ошибки, допущенной государственным органом, должно нести государство, и ошибки не должны устраняться за счет заинтересованного лица (постановления от 5 января 2000 года по делу "Бейелер (Beyeler) против Италии" и от 6 декабря 2011 года по делу "Гладышева против России"). Данная позиция была положена в основу разрешения Европейским Судом по правам человека дел, связанных с истребованием у граждан жилых помещений, поступивших в собственность публично-правовых образований как выморочное имущество (постановления от 13 сентября 2016 года по делу "Кириллова против России", от 17 ноября 2016 года по делу "Аленцева против России" и от 2 мая 2017 года по делу "Клименко против России").

Интерес же публично-правового образования, которое истребует выморочное жилое помещение с целью включения его в соответствующий (государственный или муниципальный) жилищный фонд социального использования (пункт 2 статьи 1151 ГК Российской Федерации) для последующего предоставления по предусмотренным законом основаниям, например по договору социального найма в порядке очереди, лицу, которое на момент истребования жилого помещения не персонифицировано, существенно отличается от интереса конкретного собственника-гражданина, который истребует выбывшее из его владения жилое помещение: в делах, где отсутствует конкретное лицо, для реализации потребности в жилище которого истребуется жилое помещение, именно этот - публичный - интерес противопоставляется частным имущественным и неимущественным интересам конкретного добросовестного приобретателя жилого помещения.

На указанное различие обращал внимание Европейский Суд по правам человека, полагающий, что при истребовании имущества публичным собственником в порядке пункта 1 статьи 302 ГК Российской Федерации нет связанного с конкретным жилым помещением частного интереса, который был бы под угрозой; подразумеваемые выгодоприобретатели, находящиеся в очереди на получение жилого помещения по договору социального найма, не достаточно индивидуализированы, чтобы их интересы противопоставлялись интересам приобретателя; в любом случае ни один гражданин из числа лиц, состоявших в очереди, не мог иметь той же связи с конкретным жилым помещением, что и приобретатель, и едва ли имел особый интерес, связанный с данным жилым помещением, по сравнению с аналогичным интересом приобретателя (постановление от 6 декабря 2011 года по делу "Гладышева против России").

Из материалов дела следует, что право частной собственности Мухиной Е.Н., Шумилова В.В., а также добросовестного приобретателя - Лобаревой Л.Ю. в отношении спорной квартиры было зарегистрировано в Росреестре в установленном законом порядке, препятствий к регистрации права собственности на объект выявлено не было, поскольку согласно сведениям ЕГРП на указанный объект на момент регистрации прав и перехода прав собственности, квартира была никому не продана, не заложена, в споре не состояла, обременения в виде ареста и прав третьих лиц отсутствовали.

Согласно позиции Конституционного суда Российской Федерации, акт государственной регистрации права на это имущество, подтверждает законность сделки, совершенной изначально неуправомоченным отчуждателем недвижимого имущества с третьим лицом, как основания регистрации его в качестве собственника этого имущества и, соответственно, законность сделок каждого последующего отчуждателя с конечным добросовестным приобретателем. Правоподтверждающее значение государственной регистрации прав на объекты недвижимости и ее значимость как гарантии правовой определенности в обороте недвижимости, позволяющей его участникам соизмерять собственное поведение и предвидеть последствия такового в условиях неизменности официально признанного статуса правообладателей, неоднократно подчеркивал Конституционный Суд Российской Федерации (постановления от 14 мая 2012 года N 11-П, от 4 июня 2015 года N 13-П и др.).

Таким образом, государство в лице уполномоченных законом органов и должностных лиц, действующих при осуществлении процедуры государственной регистрации прав на недвижимое имущество на основе принципов проверки законности оснований регистрации, публичности и достоверности государственного реестра (абзац второй пункта 1 статьи 8.1 ГК Российской Федерации), подтверждает тем самым законность совершения сделки по отчуждению объекта недвижимости. Проверка же соблюдения закона при совершении предшествующих сделок с недвижимым имуществом со стороны приобретателя этого имущества - в отличие от государства в лице органа, осуществляющего государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним, - зачастую существенно затруднена или невозможна. Тем более в неравных условиях находятся публично-правовое образование как собственник жилого помещения, являющегося выморочным имуществом, и его добросовестный приобретатель, возможности которых по выявлению противоправных действий, приведших к тому, что жилое помещение выбывает из владения собственника помимо его воли, далеко не одинаковы.

Европейский Суд по правам человека прямо указывал на то, что истребование жилого помещения по иску публично-правового образования при условии неоднократной проверки самими органами публичной власти в ходе административных процедур регистрации прав на недвижимость правоустанавливающих документов и сделок, заключенных в отношении соответствующего объекта, влечет непропорциональное вмешательство в осуществление права собственности на жилище, если органы публичной власти изначально знали о статусе жилого помещения как выморочного имущества, но не предприняли своевременных мер для получения правового титула и защиты своих прав на него (постановление от 13 сентября 2016 года по делу "Кириллова против России"); при наличии широкого перечня контрольно-разрешительных органов и большого числа совершенных регистрационных действий с объектом недвижимости никакой сторонний покупатель квартиры не должен брать на себя риск лишения права владения в связи с недостатками, которые должны были быть устранены посредством специально разработанных процедур самим государством, причем для этих целей не имеют значения различия между государственными органами власти, принявшими участие в совершении отдельных регистрационных действий в отношении недвижимости, по их иерархии и компетенции (постановление от 6 декабря 2011 года по делу "Гладышева против России").

Кроме того, для достижения справедливого баланса интересов сторон соответствующих правоотношений необходимо иметь в виду, что выморочное имущество поступает в собственность публично-правового образования не в результате каких-либо его действий как участника гражданского оборота, который создает имущество или приобретает его на основании сделки, а при наступлении указанных в законе обстоятельств, т.е. независимо от действий или намерений самого публично-правового образования, и что политико-правовым мотивом для установления такого регулирования выступает стремление государства избежать появления бесхозяйного имущества. Поэтому отказ в истребовании жилого помещения от гражданина, который возмездно приобрел это жилое помещение, по иску публично-правового образования не может быть признан несовместимым с конституционным принципом справедливости.

При таких обстоятельствах, по мнению судебной коллегии, отсутствуют правовые основания для удовлетворения исковых требований администрации Выборгского района Санкт-Петербурга.

Встречные исковые требования Лобаревой Л.Ю. о признании ее добросовестным приобретателем спорной квартиры и признании права собственности на указанный объект недвижимости правомерно отклонены судом первой инстанции, поскольку данные обстоятельства являются юридически значимыми при рассмотрении первоначального спора, заявленного в соответствии со ст. 302 Гражданского кодекса Российской Федерации и подлежат установлению и доказыванию при разрешении судом спора, в связи с чем данные требования не являются самостоятельными исковыми требованиями, подлежащими судебной защите.

На основании изложенного, руководствуясь ст.328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации,

О П Р Е Д Е Л И Л А:

Решение Выборгского районного суда Санкт-Петербурга от 01 июня 2016 года в части удовлетворения иска администрации Выборгского района Санкт-Петербурга к Мухиной Елене Николаевне, Шумилову Владимиру Виловичу, Лобаревой Людмиле Юрьевне – отменить.

В удовлетворении исковых требований администрации Выборгского района Санкт-Петербурга к Мухиной Елене Николаевне, Шумилову Владимиру Виловичу, Лобаревой Людмиле Юрьевне о признании сделки купли-продажи от 24 мая 2013 года недействительной, применении последствий недействительности ничтожной сделки, признании квартиры выморочным имуществом, об истребовании квартиры и признании квартиры государственной собственностью Санкт-Петербурга - отказать.

В части отказа в удовлетворении встречного иска Лобаревой Людмилы Юрьевны к администрации Выборгского района Санкт-Петербурга, Мухиной Елене Николаевне, Шумилову Владимиру Виловичу о признании добросовестным приобретателем и признании права собственности на квартиру – решение оставить без изменения.

Председательствующий

Судьи

Рейтинг@Mail.ru

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс»