Дело №22-5060/2017

Номер дела: 22-5060/2017

Дата начала: 31.05.2017

Суд: Санкт-Петербургский городской суд

Статьи УК: 264
Категория
1 - Дело с обвинительным актом / постановлением
Стороны по делу (третьи лица)
Вид лица Лицо Перечень статей Результат
Кондратьев В.С. Статьи УК: 264
 

Апелляционное определение

г. Санкт-Петербург 1 августа 2017 года

 

Судья судебной коллегии по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда Рузин Е.Ф.,

при секретаре Блудчей Д.В.,

с участием прокурора Сапруновой Ю.Ю.,

защитника адвоката Парфенова А.Ф.,

осужденного Кондратьева В.С.,

потерпевших Р. и Э.,

представителя потерпевшей Р. адвоката Андреева В.А.,

 

рассмотрев в судебном заседании 1 августа 2017 г. дело по апелляционным жалобам защитника адвоката Парфенова А.Ф., потерпевших Р. и Э.

на приговор Василеостровского районного суда Санкт-Петербурга от 10 марта 2017 г., которым

Кондратьев Владислав Сергеевич, родившийся <дата> в <адрес>, гражданин РФ, ранее не судимый,

осужден по ст.264 ч.3 УК РФ ( в редакции ФЗ от 07.12.2011 г. № 420ФЗ) к 2 годам лишения свободы в колонии -поселении с лишением права управлять транспортным средством на срок 2 года.

В соответствии с п.п.2 п.6 Постановления ГД ФС РФ от 24.04.2015 г. № 6576 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» от назначенного наказания Кондратьев В.С. освобожден.

Взыскано с Кондратьева В.С. в пользу Р. 1 500 000 руб. в счет возмещения компенсации морального вреда.

Взыскано с Кондратьева В.С. в пользу Э. 550 000 руб. в счет возмещения компенсации морального вреда и оплаты услуг представителя.

 

У С Т А Н О В И Л :

 

Кондратьев В.С. осужден за совершение лицом, управляющим транспортным средством, нарушений Правил дорожного движения РФ, повлекших по неосторожности смерть потерпевшей М. и причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшей В.

Преступление совершено в Санкт-Петербурге <дата> при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании подсудимый Кондратьев В.С. не признал свою вину.

В апелляционной жалобе и в дополнении к ней защитник адвокат Парфенов А.Ф. просит отменить приговор и оправдать Кондратьева В.С. по ч.3 ст.264 УК РФ. В обоснование жалобы указывает следующее :

- приговор является незаконным, необоснованным, вывод суда о наличии совокупности относимых, допустимых и достоверных доказательств для признания вины Кондратьева не соответствует установленным фактическим обстоятельствам, был существенно нарушен уголовно-процессуальный закон,

- обвинением не представлено достаточных, достоверных и объективных доказательств, подтверждающих вину Кондратьева,

- анализ показаний потерпевших Р., Э. и В., свидетелей В., Щ., З., Х., Ц., Ю., У., Я., Ч., Б., Т., С. свидетельствует о том, что момента наезда на потерпевших они не видели, их показания об обстоятельствах происшествия субъективны и предположительны,

- вывод суда о последовательности и достоверности показаний свидетеля А., также положенных в основу обвинительного приговора, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела,

- суд, в нарушение права Кондратьева на защиту, отклонил ходатайство о проверке показаний А.,

- выводы экспертов У., Б. о наличии или отсутствии у Кондратьева технической возможности предотвратить наезд и скорости автомобиля Кондратьева являются противоречивыми, неясно какие показания А. положены в основу заключений, а специалисты Ж., Е., Н. не принимали участие в производстве экспертиз,

- защита, также не согласна с удовлетворением гражданских исков,

- приводит выдержки из показаний об обстоятельствах дела потерпевших Р., Э., П., В., свидетелей Б., Т., Щ., З., Х., Ц., У., Я., Ч., Ю., С., на которые сослался суд в обоснование вывода о виновности Кондратьева, и считает, что этими показаниями никаких обстоятельств ДТП ни подтвердить ни опровергнуть невозможно,

- приводит свой анализ показаний свидетеля А., данных в суде и на предварительном следствии по обстоятельствам ДТП, которые он видел, указывает на их противоречивость и непоследовательность,

- обращает внимание на то, что следственный эксперимент был проведен в отсутствие Кондратьева и его защитника, без специалиста и необходимых приборов фиксации,

- суд необоснованно отверг выводы эксперта У. ( заключение №...; №... от <дата>) относительно невозможности свидетелем А. видеть и определить расположение автомобиля Кондратьева в момент ускорения,

- выводы суда о том, что момент возникновения опасности для движения автомобиля Кондратьева не зависит от того, когда подсудимый заметил пешеходов, и о том, что для решения вопроса о виновности Кондратьева не имеет значения на каком расстоянии от стоп-линии находился его автомобиль, когда его заметил А., необоснованны.

В апелляционной жалобе потерпевший Э. просит изменить приговор, удовлетворить требование о компенсации ему морального вреда в полном объеме, исключить указание об освобождении Кондратьева от наказания, как основного, так и дополнительного, в соответствии с п.п.2 п.6 Постановления ГД ФС РФ от 24.04.2015 г. № 6576 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» и дополнить приговор решением о самостоятельном следовании Кондратьева к месту отбывания наказания, указывая :

- его страдания и переживания, как отца погибшего ребенка, оценены не в полной мере,

- Кондратьев по амнистии освобожден от основного и дополнительного наказаний неправомерно, вопреки п.п. 11 и 14 указанного Постановления и Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

В апелляционной жалобе потерпевшая Р. просит изменить приговор, исключить указание об освобождении Кондратьева от наказания, как основного, так и дополнительного, в соответствии с п.п.2 п.6 Постановления ГД ФС РФ от 24.04.2015 г. № 6576 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» и дополнить приговор решением о самостоятельном следовании Кондратьева к месту отбывания наказания, указывая следующее:

- от наказания Кондратьев был освобожден неправомерно,

- ссылаясь на Конвенцию о защите прав человека и основных свобод и решения ЕСПЧ, обращает внимание на досудебное и судебное движение уголовного дела, по которому последний по времени и отменный оправдательный приговор был оставлен без изменения уже после вступления в силу постановления ГД об амнистии,

- в деле идет речь о нарушении права на жизнь и преступления такого рода не должны оставаться безнаказанными,

- суд не учел, что согласно п. 11 Постановления ГД ФС РФ от 24.04.2015 г. № 6576 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» лицо не освобождается от дополнительного наказания в виде лишения права управлять транспортным средством,

- ссылаясь на п.14 этого Постановления, полагает, что действие амнистии ограничено 6-ю месяцами и 10 марта 2017 г. оснований для ее применения не имелось.

Заслушав объяснения осужденного Кондратьева В.С., его защитника адвоката Л., потерпевших Р. и Э., представителя потерпевшей Р. адвоката Андреева В.А., поддержавших доводы своих жалоб, мнение прокурора Сапруновой Ю.Ю., просившей изменить судебное решение, исследовав материалы дела, оснований для отмены постановленного приговора суд апелляционной инстанции не находит.

Вина Кондратьева В.С. в совершении преступления, за которое он осужден, совокупностью проверенных в судебном заседании и должным образом оцененных в судебном решении доказательств установлена.

Обстоятельства дела исследованы были судом полно, всесторонне и объективно.

Выводы суда о виновности Кондратьева В.С. в совершении нарушений, при управлении автомобилем, п.п. 1.3, 1.5, 10.1, 10.2 Правил дорожного движения РФ, повлекших по неосторожности смерть потерпевшей М. и причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшей В., являются мотивированными и подтверждены соответствующими данными :

- показаниями потерпевших :

Р. - матери погибшей в результате ДТП М., об увиденной ею обстановке на месте ДТП, об обстоятельствах передвижения дочери в тот день; Э., давшего аналогичные показания;

В. об обстоятельствах ее и Э. передвижения к регулируемому пешеходному переходу,

- показаниями свидетеля

П. – матери потерпевшей В., об обстановке на месте ДТП и обстоятельствах передвижения дочери в тот день;

- показаниями свидетелей, находившихся во время и в месте события ДТП, :

Щ., слышавшего звуки торможения автомобиля и удара в районе пешеходного перехода, видевшего падающее тело девушки, остановившийся автомобиль,

З. и Х., слышавших звуки тормозов и удара, видевших отлетающее от автомобиля тело потерпевшей, упавшее на полосу встречного движения,

Ц., У., Ю., Я., Ч., С. об известных им обстоятельствах перемещения В. и Э. к пешеходному переходу и автомобиля Кондратьева, сигналах светофора, слышавших и видевших звуки столкновения и отлетающую девушку,

А., управлявшего своим транспортным средством и двигавшегося во встреченном автомобилю Кондратьева направлении, в подробности видевшего потерпевших, автомобиль Кондратьева и обстоятельства их перемещения до, во время и после ДТП,

- показаниями свидетелей :

Б. об обстановке на месте ДТП, своем автомобиле, припаркованным в этом месте, состоянии автомобиля, под которым она увидела тело одной из потерпевших,

- Т. об известных ей обстоятельствах дела - директора школы, которую в тот день окончили потерпевшие В. и Э.,

- протоколами осмотра места происшествия, схемой, фототаблицей, справкой к нему, сведениями о работе светофора <дата> в месте ДТП,

- протоколами следственных экспериментов с участием свидетеля А.

- выводами проведенных по делу судебно-медицинских экспертиз по трупу потерпевшей М. и о причиненных потерпевшей В. телесных повреждениях,

- заключениями автотехнических экспертиз экспертов У. - №..., №..., Б. - №... показаниями этих экспертов, актами экспертных исследований специалистов Ж., Е., Н., Б.,

содержание которых подробно изложено в приговоре.

Решение положить в основу обвинительного приговора указанные доказательства судом подробно мотивировано, обоснованно ссылками на многочисленные конкретные фактические данные и, в своей правильности, у суда апелляционной инстанции не вызывает сомнений.

Версии стороны защиты об обстоятельствах происшествия, по сути выраженные в показаниях подсудимого, суд проверил, отверг мотивированно и обоснованно, правильно указав на то, что они противоречат всем собранным по делу доказательствам.

Квалификация действий Кондратьева В.С., с учетом установленных по делу фактических обстоятельств, по ст. 264 ч.3 УК РФ дана верно.

Доводы, которые защитником осужденного Кондратьева В.С. приводятся в жалобе в обоснование несогласия с приговором, суд апелляционной инстанции не находит убедительными и состоятельными.

Из содержания судебного решения видно, что все представленные сторонами доказательства были судом проверены и оценены в совокупности, в строгом соответствии с правилами ст.ст. 17, 87-88 УПК РФ, с точки зрения их относимости, допустимости и достоверности.

Согласно ч.1 ст.42 УПК РФ, потерпевшим является физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред.

В соответствии с ч.1 ст. 56, свидетелями являются лица, которым могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела.

Показания этих участников уголовного судопроизводства, на основании п.2 ч.1 ст.74 УПК РФ, во взаимосвязи с ч.1 ст.73 УПК РФ, являются доказательствами, поскольку ими устанавливаются обстоятельства подлежащие доказыванию по уголовному делу, и иные обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела.

Из содержания показаний потерпевших Р., Э., В., свидетелей П., Щ., З., Х., Ц., Ю., У., Я., Ч., Б., Т., С. видно, что известные этим лицам сведения, сообщенные ими в своих пояснениях, имеют значение для разрешения уголовного дела, сообщают об обстоятельствах, подлежащих доказыванию по уголовному делу, в том числе, в той мере, в какой каждый из указанных потерпевших и свидетелей поясняет об известных ему обстоятельствах дорожно-транспортного происшествия, о причиненном вреде и о других, имеющих отношение к уголовному делу, сведениях.

Проверенные и оцененные в соответствии с требованиями ст.ст.87-88 УПК РФ, показания этих лиц судом правильно положены в основу обвинительного приговора в отношении Кондратьева, установления обстоятельств дорожно-транспортного происшествия, события и состава преступления в действиях подсудимого.

Как это видно из приговора, суд дал полную, развернутую и подробную оценку всем показаниям свидетеля А., в том числе на следственном эксперименте, заключениям и выводам экспертных исследований, выводам и показаниям экспертов и специалистов.

Противоречия в этих доказательствах судом были выявлены и должным образом оценены, в том числе, путем их сопоставления между собой, с другими доказательствами, с требованиями законодательства. Выводы суда относительно этих доказательств в приговоре тщательно мотивированы.

Так, в соответствии с приведенными в приговоре доказательствами, суд первой инстанции обоснованно и со ссылками на эти сведения признал отсутствие противоречий в показаниях А. относительно места наезда на пешеходов М. и В., темпа их движения, местонахождения свидетеля и управляемого им транспортного средства, возможности видеть в подробностях движение автомобиля Кондратьева, обстоятельства дорожно-транспортного происшествия и адекватно их воспринимать.

Суд апелляционной инстанции не усматривает какой-либо непоследовательности в изобличающих осужденного показаниях свидетеля А. – прямого очевидца наезда автомобиля Кондратьева В.С. на пешеходов М. и В., которые бы ставили под сомнение их достоверность.

Анализируя положенные в основу обвинительного приговора заключения экспертов, суд признал, что выполнены они в соответствии с требованиями уголовно-процессуального и отраслевого законодательства, основаны на данных, взятых из схемы ДТП, показаниях свидетелей, подтвержденных в судебном заседании, подтверждены расчетами, позволяющими проверить выводы экспертов.

В своих выводах о доказанности вины Кондратьева В.С. суд обоснованно привел и заключения специалистов Ж., Е. и Н. относительно скорости автомобиля Кондратьева, составившей не менее 73,6 км/ч., указав на предоставление специалистам всех необходимых для расчета материалов, что соответствует фактическим обстоятельствам дела, отметив, что составлены они на научной основе, не противоречат материалам дела и поясняют об обстоятельстве, о котором не сообщено экспертами. Довод стороны защиты о том, что эти специалисты не принимали участие в производстве экспертиз, как не основанный на положениях ч.2 ст.70 УПК РФ, судом апелляционной инстанции не может быть принят во внимание.

Показания свидетеля А., в том числе на следственном эксперименте, заключения и выводы экспертных исследований, выводы и показания экспертов и специалистов судом правильно оценены наряду и в совокупности со всеми другими доказательствами. А доводы жалобы защитника, по существу, сводятся к их односторонней и субъективной переоценке.

Вместе с тем, оценивая заключение эксперта У. №... от <дата>, в части невозможности свидетелем А. видеть обстоятельства наезда автомобиля Кондратьева на пешеходов, суд правильно подверг этот вывод сомнению и отверг его, указав, что основан он на неверных данных, противоречащих другим доказательствам и обстоятельствам дела, в частности, протоколу следственного эксперимента, показаниям свидетеля А., объективным данным о пешеходах и обстановке в месте происшествия, свидетелей Ц.е. и У. Соответствующее содержание этих данных в приговоре приведено. В этой связи, вывод суда относительно указанного суждения эксперта, вопреки утверждению стороны защиты в жалобе, суд апелляционной инстанции находит мотивированным, обоснованным и не усматривает оснований подвергать его сомнению.

В соответствии с Правилами дорожного движения РФ, опасность для движения является объективным обстоятельством, в этой связи, вопреки утверждению стороны защиты в жалобе, суд правильно указал на то, что момент ее возникновения не зависит ни от того, когда подсудимый заметил пешеходов, ни от того на каком расстоянии от стоп-линии находился автомобиль Кондратьева, когда его заметил свидетель А.

Оснований для того, чтобы давать иную оценку тем доказательствам и фактическим обстоятельствам, которыми суд первой инстанции руководствовался при принятии решения о доказанности вины Кондратьева В.С. в совершении преступления, суд апелляционной инстанции не находит.

Нарушений органами предварительного следствия и судом первой инстанции норм уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого судебного решения, допущено не было.

Судебное разбирательство проведено с соблюдением принципов состязательности и равноправия сторон. Все заявлявшиеся сторонами ходатайства были рассмотрены и по ним приняты законные и обоснованные решения.

Показания свидетеля А. на стадии предварительного расследования проверялись путем следственного эксперимента <...> в соответствии с положениями ст.181 УПК РФ, которые не содержат требований об участии в нем обвиняемого, защитника, специалиста, приборов фиксации. Данному доказательству судом в приговоре дана надлежащая оценка.

Из материалов уголовного дела и судебного разбирательства видно, что правовых и фактических оснований для проведения этого следственного действия повторно у суда не имелось, в этой связи, в удовлетворении соответствующего ходатайства стороне защиты отказано правильно.

Мера наказания, назначенная Кондратьеву В.С. за совершенное преступление, является справедливой.

Определена она в соответствии с положениями ст.43 и ст.60 УК РФ, исходя из характера и степени общественной опасности действий осужденного, а также, данных о личности подсудимого и обстоятельств, смягчающих наказание.

Обстоятельств, отягчающих наказание Кондратьева В.С., суд не установил.

Выводы суда о необходимости назначения Кондратьеву В.С. наказания в виде лишения свободы и о невозможности применения положений ст.15 ч.6, ст.64 и ст.73 УК РФ судом должным образом обоснованы и мотивированы.

Назначенное подсудимому наказание в виде лишения свободы на срок 2 года и лишения права управлять транспортным средством сроком на 2 года, соответствует требованиям уголовного закона.

Рассматривая вопрос о наказании подсудимого, суд правильно принял во внимание Постановление ГД ФС РФ от 24.04.2015 г. № 6576-6 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов», поскольку, в соответствии с п.22 Постановления ГД ФС РФ от 24.04.2015 г. № 6578-6 ГД «О порядке применения Постановления ГД ФС РФ об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов», в случае, если вопрос о применении акта об амнистии возникнет по истечении шести месяцев со дня вступления в силу Постановления об амнистии, это Постановление подлежит исполнению.

Преступление Кондратьевым В.С. совершено <дата>, относится к неосторожным, а наказание в виде лишения свободы ему назначено на срок менее 5 лет и Постановление ГД ФС РФ от 24.04.2015 г. № 6576-6 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» на него распространяется, поскольку, в соответствии с ним, от наказания, как лицо, совершившее преступление по неосторожности и осужденное к лишению свободы на срок до пяти лет, Кондратьев В.С. подлежал освобождению.

Вместе с тем, названное правовое положение предусмотрено пунктом 3 Постановления ГД ФС РФ от 24.04.2015 г. № 6576-6 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов».

Пункт 6 этого Постановления регулирует вопрос не об освобождении от наказания, а о прекращении уголовного дела, правовые и фактические основания к чему по настоящему делу отсутствуют, поскольку стороной защиты такое требование не заявлялось. Ею ставился вопрос об оправдании подсудимого и не выражалось согласия на прекращение уголовного дела вследствие акта амнистии.

В этой связи, ссылку суда в резолютивной части приговора на п.п.2 п.6 указанного Постановления следует признать ошибочной.

Кроме того, п.11 этого Постановления указывает, что осужденные, подпадающие под действие п.п.1-4 освобождаются от дополнительных видов наказаний, не исполненных на день вступления в силу Постановления, за исключением дополнительного наказания в виде лишения права управлять транспортным средством.

Следовательно, назначив Кондратьеву дополнительно лишение права управлять транспортным средством, освобождать его от этого наказания суд не был вправе.

Такое наказание подлежит самостоятельному дальнейшему исполнению.

Заявленные по делу требования о компенсации морального вреда и возмещении процессуальных издержек судом разрешены в соответствии с требованиями законодательства, принципами разумности, справедливости, степени страданий, которые претерпели потерпевшие Р. и Э. в связи с гибелью их дочери М., а также конкретных обстоятельств дела.

Выводы суда по этому поводу должным образом, подробно мотивированы и оснований не согласиться с ними суд апелляционной инстанции, вопреки утверждениям жалоб, не находит.

Данных, которые бы не были учтены судом и влекут увеличение или уменьшение взысканных с осужденного Кондратьева В.С. в пользу потерпевших Р. и Э., суд апелляционной инстанции не усматривает.

В то же время, изложение указания о взыскании с Кондратьева В.С. в пользу потерпевшего Э. денежных сумм в компенсацию морального вреда и в возмещение понесенных процессуальных издержек, ввиду различия правовых оснований для их взыскания, не предполагающих их объединения в одну сумму, требует уточнения.

При таких обстоятельствах, на основании ч.1 ст.389.24 и п.п.2,5 ч.1 ст. 389.26 УПК РФ, суд апелляционной инстанции полагает необходимым внести в приговор соответствующие изменения.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.389.13, 389.20, 389.28 и 389.33 УПК РФ, судья

 

П О С Т А Н О В И Л :

 

Приговор Василеостровского районного суда Санкт-Петербурга от 10 марта 2017 г. в отношении Кондратьева Владислава Сергеевича изменить.

Освободить его от назначенного основного наказания в виде лишения свободы на срок 2 года на основании п.3 Постановления ГД ФС РФ от 24.04.2015 г. № 6576-6 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов».

В соответствии с п.11 названного Постановления, дополнительное наказание в виде лишения Кондратьева В.С. права управлять транспортным средством сроком на 2 года подлежит самостоятельному дальнейшему исполнению.

Взыскать с осужденного Кондратьева В.С. в пользу потерпевшего Э. в компенсацию морального вреда 500 000 руб. и в возмещение средств, затраченных на услуги представителя –адвоката, 50 000 руб.

В остальном, этот же приговор оставить без изменения, а апелляционную жалобу защитника адвоката Парфенова А.Ф. без удовлетворения.

Апелляционные жалобы потерпевших Р. и Э. удовлетворить частично.

 

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс».