Решение по делу №33а-1152/2017 от 16 июня 2017 г.

Определение

Судья Удычак Э.В.        дело № 33а-1152                 2017

А П Е Л Л Я Ц И О Н Н О Е О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

11.07.2017                                         г. Майкоп

Судебная коллегия по административным делам Верховного суда Республики Адыгея в составе:

председательствующего – Мейстер В.М.,

судей –Мамия М.Р., Шишева Б.А.,

при секретаре – Гречиной Е.С.,

рассмотрела в судебном заседании дело по апелляционной жалобе Межрегиональной природоохранной и правозащитной общественной организации «Экологическая Вахта по Северному Кавказу» на решение Майкопского городского суда Республики Адыгея от 18.04.2017, которым в удовлетворении административного искового заявления Межрегиональной природоохранной и правозащитной общественной организации «Экологическая Вахта по Северному Кавказу» к Управлению Министерства юстиции РФ по РА и Министерству юстиции РФ о признании незаконными действий должностных лиц, в части вынесения Акта проверки от 12.08.2016, по которому установлен факт политической деятельности организации и получения организацией финансирования из иностранных источников, и признании незаконным распоряжения Министерства юстиции РФ от 13.09.2016 о включении их организации в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента, отказано.

Заслушав доклад председательствующего – судьи Мейстер В.М., объяснения Координатора Межрегиональной природоохранной и правозащитной общественной организации «Экологическая Вахта по Северному Кавказу» Рудомаха А.В., поддержавшего доводы апелляционной жалобы, объяснения представителя Управления Министерства юстиции РФ Уджухова А.Б. и представителя Министерства юстиции РФ по РА Погосян Э.С., полагавших необходимым решение суда оставить без изменения, а апелляционную жалобу – без удовлетворения, судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А:

Межрегиональная природоохранная и правозащитная общественная организация «Экологическая Вахта по Северному Кавказу» обратилась в суд с административным исковым заявлением к Управлению Министерства юстиции РФ по РА и Министерству юстиции РФ о признании незаконными действий должностных лиц, в части вынесения Акта проверки от 12.08.2016, по которому установлен факт политической деятельности организации и получения организацией финансирования из иностранных источников, и признании незаконным распоряжения Министерства юстиции РФ от 13.09.2016 о включении их организации в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента.

В обоснование указали, что на основании распоряжения врио начальника Управления Министерства юстиции РФ по РА № 161-р от 04.07.2016 в период с 18.07.2016 по 12.08.2016 проведена внеплановая документарная проверка Межрегиональной природоохранной и правозащитной общественной организации «Экологическая Вахта по Северному Кавказу», по итогам которой составлен Акт проверки б/н от 12.08.2016.

По результатам проверки распоряжением Министерства юстиции РФ от 13.09.2016 Межрегиональная природоохранная и правозащитная общественная организация «Экологическая Вахта по Северному Кавказу» включена в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента.

Межрегиональная природоохранная и правозащитная общественная организация «Экологическая Вахта по Северному Кавказу» полагает, что результаты проверки являются недействительными и подлежат отмене, а распоряжение является незаконным.

Деятельность Межрегиональной природоохранной и правозащитной общественной организации «Экологическая Вахта по Северному Кавказу» не является политической. Управление Министерства юстиции РФ по РА в качестве политической деятельности организации указало участие физических лиц, а именно Трибрат Т.Г. и Рудомахи А.В., являющихся членами названной организации, в экологических митингах. При этом в Акте проверки от 12.08.2016 отсутствуют какие-либо доказательства, что данные митинги были направлены на принятие государственными органами решений, направленных на изменение проводимой государственной политики.

Межрегиональная природоохранная и правозащитная общественная организация «Экологическая Вахта по Северному Кавказу» не получала финансирование из иностранных источников. Сведения Управления ФСБ России по Краснодарскому краю о получении Шевченко Д.Я., являющегося заместителем руководителя Межрегиональной природоохранной и правозащитной общественной организации «Экологическая Вахта по Северному Кавказу», средств из иностранных источников не являются доказательствами и не относятся к предмету проверки.

Полагала, что квалифицировать её деятельность как политическую нельзя, а факт получения финансирования из иностранных источников организации не выявлен и не доказан. Межрегиональная природоохранная и правозащитная общественная организация «Экологическая Вахта по Северному Кавказу» не может быть отнесена к некоммерческим организациям, выполняющим функции иностранного агента.

В судебном заседании Координатор Межрегиональной природоохранной и правозащитной общественной организации «Экологическая Вахта по Северному Кавказу» Рудомаха А.В. и представитель по доверенности Макарова В.А. поддержали административное исковое заявление, просили его удовлетворить.

Представитель Управления Министерства юстиции РФ Уджухов А.Б. и представитель Министерства юстиции РФ по РА Погосян Э.С. в судебном заседании просили отказать в удовлетворении административных исковых требований.

Суд принял указанное выше решение.

В апелляционной жалобе и дополнении к ней Координатор Межрегиональной природоохранной и правозащитной общественной организации «Экологическая Вахта по Северному Кавказу» Рудомаха А.Вполагает решение незаконным и подлежащим отмене.

В обоснование ссылается на то, что в материалах дела отсутствуют допустимые и относимые доказательства, подтверждающие осуществление организацией политической деятельности. Участие отдельных граждан в мероприятиях, не организованных организацией, не может свидетельствовать о том, что такие мероприятия проводила организация. Полагает, что в материалах дела также отсутствуют доказательства, подтверждающие наличие у организации финансирования из иностранных источников. По мнению автора жалобы, суд самостоятельно изменил административные исковые требования и рассмотрел дело, исходя из них.

С учетом изложенного, просит отменить решение в полном объеме и принять новое решение об удовлетворении иска.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, суд апелляционной инстанции находит решение подлежащим оставлению без изменения по следующим основаниям.

Из материалов дела следует, что распоряжением врио начальника Управления Министерства юстиции РФ по РА № 161-р от 04.07.2016 в период с 18.07.2016 по 12.08.2016 проведена внеплановая документарная проверка Межрегиональной природоохранной и правозащитной общественной организации «Экологическая Вахта по Северному Кавказу», по итогам которой составлен акт проверки б/н от 12.08.2016. На основании данного акта Межрегиональная природоохранная и правозащитная общественная организация «Экологическая Вахта по Северному Кавказу» включена в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении заявления, суд руководствовался тем, что указанное решение уполномоченного органа государственной власти основано на законе.

    С указанными выводами судебная коллегия согласна, поскольку они основаны на правильном применении закона и установленных судом обстоятельствах.

Политическая деятельность характеризуется действиями, имеющими цель оказать влияние на институты и органы государственной власти для реализации индивидуальных, групповых или институциональных интересов, выходящие за пределы служебных обязанностей, а также индивидуальные или коллективные действия, направленные на формирование и изменение политической воли граждан.

В Постановлении Конституционного Суда РФ от 8 апреля 2014 г. № 10-П "По делу о проверке конституционности положений пункта 6 статьи 2 и пункта 7 статьи 32 Федерального закона "О некоммерческих организациях", части шестой статьи 29 Федерального закона "Об общественных объединениях" и части 1 статьи 19.34 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях….», указано, что из содержания взаимосвязанных положений пункта 6 статьи 2, абзаца второго пункта 7 статьи 32 Федерального закона "О некоммерческих организациях" и части шестой статьи 29 Федерального закона "Об общественных объединениях", вытекает, что некоммерческая организация - для того чтобы быть признанной выполняющей функции иностранного агента - должна: быть российской некоммерческой организацией, что исключает отнесение к некоммерческим организациям, выполняющим функции иностранного агента, международных и иностранных организаций, включая их представительства (филиалы), открытые на территории Российской Федерации; получать денежные средства и иное имущество от иностранных государств, их государственных органов, международных и иностранных организаций, иностранных граждан, лиц без гражданства либо уполномоченных ими лиц и (или) от российских юридических лиц, получающих денежные средства и иное имущество от указанных источников (за исключением открытых акционерных обществ с государственным участием и их дочерних обществ). При этом ни временные (продолжительность, систематичность, однократность), ни количественные (размер, объем), ни видовые (пожертвования, гранты, премии и т.п.) характеристики получаемых некоммерческой организацией от иностранных источников денежных средств или иного имущества юридического значения не имеют, чем, по существу, блокируется возможность произвольного истолкования и применения указанных законоположений в части, относящейся к условиям получения иностранного финансирования. Вместе с тем важно учитывать, что соответствующие денежные средства и иное имущество должны быть не просто перечислены (направлены в адрес) некоммерческой организации, а приняты ею; если же она отказывается от их получения и возвращает иностранному источнику, тем более когда такие действия предпринимаются до начала участия в политической деятельности, объявление себя некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента, не требуется. В противном случае некоммерческие организации были бы поставлены в положение, не согласующееся с презумпцией законности и добросовестности их деятельности и не позволяющее им определять приемлемые источники получаемых денежных средств и иного имущества и самостоятельно решать вопрос об их принятии; участвовать в политической деятельности, осуществляемой на территории Российской Федерации, т.е. независимо от целей и задач, указанных в ее учредительных документах, участвовать (в том числе путем финансирования) в организации и проведении политических акций в целях воздействия на принятие государственными органами решений, направленных на изменение проводимой ими государственной политики, а также в формировании общественного мнения в указанных целях. Их формы могут быть самыми разнообразными: помимо собраний, митингов, демонстраций, шествий и пикетирования политические акции могут выражаться в предвыборной агитации и агитации по вопросам референдума, в публичных обращениях к органам государственной власти, в распространении, в том числе с использованием современных информационных технологий, своих оценок принимаемых государственными органами решений и проводимой ими политики, а также в других действиях, исчерпывающее законодательное установление перечня которых невозможно. При отнесении тех или иных мероприятий, к организации и проведению которых причастны некоммерческие организации, к политическим акциям, подпадающим под действие указанных законоположений, принципиальное значение должны иметь их направленность на воздействие - непосредственное или путем формирования общественного мнения - на принятие государственными органами решений и проводимую ими государственную политику, а также нацеленность на публичный резонанс и привлечение внимания со стороны государственного аппарата и (или) гражданского общества.

Частями 9, 11 ст. 226 КАС РФ установлено, что если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, при рассмотрении административного дела об оспаривании решения, действия (бездействия) органа, организации, лица, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, суд выясняет:

1) нарушены ли права, свободы и законные интересы административного истца или лиц, в защиту прав, свобод и законных интересов которых подано соответствующее административное исковое заявление;

2) соблюдены ли сроки обращения в суд;

3) соблюдены ли требования нормативных правовых актов, устанавливающих:

а) полномочия органа, организации, лица, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, на принятие оспариваемого решения, совершение оспариваемого действия (бездействия);

б) порядок принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемого действия (бездействия) в случае, если такой порядок установлен;

в) основания для принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемого действия (бездействия), если такие основания предусмотрены нормативными правовыми актами;

4) соответствует ли содержание оспариваемого решения, совершенного оспариваемого действия (бездействия) нормативным правовым актам, регулирующим спорные отношения.

Обязанность доказывания обстоятельств, указанных в пунктах 1 и 2 части 9 настоящей статьи, возлагается на лицо, обратившееся в суд, а обстоятельств, указанных в пунктах 3 и 4 части 9 - на орган, организацию, лицо, наделенные государственными или иными публичными полномочиями и принявшие оспариваемые решения либо совершившие оспариваемые действия (бездействие).

Судом первой инстанции установлены обстоятельства, имеющие значение для дела. Так, суд установил, что истец обратился с иском в установленный для оспаривания распоряжения срок. В обоснование иска указал, что действиями Минюста РФ и РФ по РА нарушаются права, свободы и законные интересы организации.

Делая вывод о необоснованности заявленного административного иска, суд указал, что порядок принятия оспариваемого распоряжения не нарушен, установил, что основанием для вынесения распоряжения явились результаты внеплановой документальной проверки, оформленные актом и, что содержание распоряжения соответствует нормативным правовым актам, в частности, Федеральному закону «О некоммерческих организациях».

При этом суд установил, что Межрегиональная природоохранная и правозащитная общественная организация «Экологическая Вахта по Северному Кавказу» опосредованно (через члена общественной организации Шевченко Д.А.) в 2013-2015 годах получала денежные средства от иностранных источников – от американской неправительственной организации «Национальный фонд в поддержку демократии», которые в дальнейшем израсходованы на нужды общественной организации, в частности, на создание веб- сайта общественной организации, на верстку макетов и интерактивов общественной организации, на аренду помещения для использования в качестве офиса общественной организации и иные нужды. В 2016 году общественная организация осуществляла политическую деятельность.

При этом, общество не исполнило установленную законом обязанность подать заявление о включении его в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента.

В соответствии с абз. 3 п. 7 ст. 32 Федерального закона "О некоммерческих организациях" – в случае выявления некоммерческой организации, осуществляющей деятельность в качестве некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, которая не подала заявление о включении ее в предусмотренный пунктом 10 статьи 13.1 настоящего Федерального закона реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента, уполномоченный орган включает такую некоммерческую организацию в указанный реестр.

С учетом указанных обстоятельств вывод суда о необоснованности иска является верным.

Довод апелляционной жалобы о том, что организация не получала денежных средств из иностранных источников был предметом исследования в суде первой инстанции и правомерно отвергнут, поскольку представленные административными ответчиками сведения по этому обстоятельству нашли свое подтверждение в материалах дела и подтверждены письменными доказательствами, сведениями о поступлении денежных средств на счета Шевченко Д.А. и сведениями о дальнейшем их движении по оплате нужд организации.

Также опровергнуты доводы административного истца о неучастии в политической деятельности. Суд достоверно установил, что члены общества Рудомаха А.В., Трибрат Т.Г. и другие принимали участие в митингах как члены ЭВСК, на которых помимо вопросов об экологической, природоохранной деятельности, звучали политические призывы м лозунги. В, частности, судом проанализированы события митинга, проведенного в г.Новороссийске в феврале 2016 года, участником которого была член ЭВСК Трибрат Т.Г., на котором у участников митинга находился плакат с надписью: «Нет независимости там, где есть капитализм». Текс плаката явно свидетельствует, что разрешались не экологические требования, а звучали политические лознги.

Также судом проанализированы события митингов в г. Краснодаре А.В. от 05.03.2016 года и 23.04.2016 года, на которых принимал участие руководитель (координатор) ЭВСК Рудомаха А.В. По результатам одного митинга была принята резолюция по обращению к действующим властям по изменению ранее принятых решений по реконструкции автодороги. По второму цель митинга- выражение недоверия главе администрации МО г. Краснодара.

Утверждение жалобы о том, что члены организации принимали участие названных публичных мероприятиях в качестве неравнодушных граждан, а не членом организации опровергнуты письмами департамента внутренней политики администрации Краснодарского края о том, что Трибрат Т.Г. и Рудомаха А.В. принимали участие как члены организации ЭВСК.

Материалы дела свидетельствуют о том, что ЭВСК осуществляла политическую деятельность в том значении, в каком она раскрыта в Постановлении Конституционного Суда России от 8 апреля 2014 г. № 10-П.

Таким образом, Министерство юстиции РФ вправе было решать вопрос о включении межрегиональной природоохранной и правозащитной общественной организации «Экологическая Вахта по Северному Кавказу» в реестр даже в отсутствие его заявления, поскольку имелись достаточные данные, свидетельствующие об осуществлении им деятельности в качестве некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента.

Доводы жалобы о том, что решение Министерства юстиции РФ нарушает права административного истца были тщательно исследованы, при этом суд пришел к выводу о соблюдении прав истца Министерством юстиции РФ и Минюстом РФ по РА, действовавшими в рамках своей компетенции и в соответствии с установленным законом порядком.

Апелляционная жалоба не содержит иных доводов, которые являются основанием для отмены решения суда.

Поскольку решение принято судом при правильном применении норм материального права и с соблюдением норм процессуального права, оно является законным и обоснованным и отмене не подлежит.

Руководствуясь ст. 311 КАС РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

решение Майкопского городского суда от 18.04.2017 года оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.

Председательствующий                 В.М. Мейстер

Судьи                            М.Р. Мамий

                                Б.А. Шишев

Руководствуясь пунктом 1 ст. 309, ст. 311 КАС РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

решение Майкопского городского суда Республики Адыгея от 18.04.2017 оставить без изменения, а апелляционную жалобу

Председательствующий: Мейстер В.М,

Судьи:

Копия верна:

Судья Верховного суда

Республики Адыгея                            ФИО15

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс»