Дело №22-4551/2017

Номер дела: 22-4551/2017

Дата начала: 10.07.2017

Суд: Пермский краевой суд

Судья: Боброва Галина Ивановна

Статьи УК: 105
Категория
1 - Дело с обвинительным актом / постановлением
Стороны по делу (третьи лица)
Вид лица Лицо
Шарова С.Г.
Движение дела
Наименование события Результат события Основания Дата
Судебное заседание 27.07.2017
 

Определения

Судья Кашин Д.В.

Дело № 22-4551

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Пермь 27 июля 2017 года

Судебная коллегия по уголовным делам Пермского краевого суда в составе:

председательствующего – судьи Ступишиной Л.О.,

судей Бобровой Г.И., Шляпникова Н.В.,

с участием прокурора Быкариз С.Н.,

осуждённой Шаровой С.Г.,

адвоката Кизика Н.В.,

при секретаре Пеховкиной Л.А.,

рассмотрела в открытом судебном заседании с использованием систем видеоконференц-связи апелляционные жалобы осуждённой Шаровой С.Г. и адвоката Кизика Н.В. в защиту осуждённой, апелляционное представление прокурора Орджоникидзевского района города Перми Теплых А.В., на приговор Орджоникидзевского районного суда города Перми от 29 июля 2015 года, которым

Шарова С.Г., дата рождения, уроженка ****, не судимая,

осуждена по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 6 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима, с исчислением срока наказания с 29 июля 2015 года, с зачетом в срок лишения свободы времени содержания под стражей до судебного разбирательства в период с 5 апреля 2015 года по 7 апреля 2015 года.

Решен вопрос по мере пресечения, о судье вещественных доказательств и по процессуальным издержкам.

Заслушав доклад судьи Бобровой Г.И., изложившей содержание судебного решения, доводы апелляционного представления прокурора и апелляционных жалоб, а также возражения прокурора на доводы жалоб, выступление прокурора Быкариз С.Н., поддержавшей доводы представления и возражавшей по доводам жалоб, пояснения осуждённой и адвоката Кизика Н.В. в поддержание доводов апелляционной жалобы, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Шарова С.Г. признана виновной в умышленном причинении смерти Ш.

Преступление совершено 5 апреля 2015 года, в квартире № ** дома № ** по ул. **** города Перми при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В апелляционном представлении прокурор, соглашаясь с видом и размером, назначенного осужденной наказания, ставит вопрос об изменении приговора в связи с неправильным применением уголовного закона, существенным нарушением уголовно-процессуального закона, выразившихся в непризнании судом смягчающих вину Шаровой С.Г. обстоятельств: оказание медицинской и иной помощи потерпевшему после совершения преступления, иных действий, направленных на заглаживание вреда, и отягчающего вину осужденной обстоятельства - совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя. Кроме этого, полагает необходимо указать во вводной части приговора сведения о наличии у Шаровой С.Г. несовершеннолетнего ребенка.

В апелляционной жалобе осужденная Шарова С.Г., излагая обстоятельства совершения преступления, указывает, что в ходе скандала с мужем, последний хватал её за горло, душил, кричал, что убьет, толкнул её в грудь, отчего она упала на пол, где подобрала нож, который Ш. периодически кидал в неё. Поясняет, что нож взяла в руки для того, чтобы испугать его. Когда он высказал ей угрозу убийством, которую она восприняла реально и испугалась за свою жизнь, нанесла Ш. удары ножом в грудь. Просит учесть нахождение на её иждивении ребенка инвалида.

Адвокат Кизик Н.В. в апелляционной жалобе в защиту осуждённой Шаровой С.Г. выражает несогласие с приговором суда в части квалификации действий Шаровой С.Г., а также назначенного судом наказания. Ссылаясь на разъяснения Пленума Верховного суда РФ № 1 от 21 января 1999 года, указывает, что при рассмотрении дел об убийстве должна быть установлена форма вины, выяснены мотивы, цель и способ причинения смерти другому человеку. Указывает, что причиной возникшего конфликта между Шаровой С.Г. и Ш. явилось противоправное поведение потерпевшего, а именно многократные, множественные побои, нанесенные им осужденной незадолго до смерти, которые были направлены на причинение тяжкого вреда здоровью Шаровой С.Г. Ссылаясь на показания свидетелей, поясняет, что на протяжении всего дня, в процессе конфликта потерпевший кидал в Шарову С.Г. различные предметы, в том числе бытовую электронную технику, вилки, ножи, в связи с чем, были вызваны сотрудники полиции, которые увезли Ш. Однако через непродолжительное время, вернувшись из полиции, Ш. набросился на Шарову С.Г., наносил ей удары, пытался душить, высказывал при этом угрозы убийством, его действия были направлены не только на причинение вреда здоровью, но и на умышленное лишение жизни, в связи с чем у Шаровой С.Г. имелась реальная угроза, она опасалась за свою жизнь, в связи с чем, желая пресечь неправомерные действия потерпевшего, действуя в условиях самообороны, нанесла ему два удара ножом. При чем, в результате первого удара, с учетом глубины раневого канала 3 см., она не могла причинить смерть потерпевшему, в связи с чем, адвокат делает вывод, что если бы она имела мотив, цель и умысел на убийство Ш., то могла бы нанести смертельную рану с первого удара. Вместе с тем, автор жалобы указывает на отсутствие доказательств, подтверждающих о наличии умысла, цели и мотива Шаровой С.Г. на убийство потерпевшего. Вывод суда об отсутствии оснований, полагать, что она действовала в условиях необходимой обороны считает необоснованным, противоречащим доказательствам по делу, в частности заключению судебно-медицинского эксперта о наличии у Шаровой С.Г. телесных повреждений. Полагает, суд не оценил степень и опасность насилия для жизни и здоровья Шаровой С.Г. Учитывая, изложенные обстоятельства, ставит вопрос о переквалификации действий Шаровой С.Г. с ч. 1 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 108 УК РФ, а также считает возможным при назначении наказания применить положения ст. ст. 64, 73 УК РФ.

В возражениях на апелляционные жалобы прокурор Орджоникидзевского района города Перми Теплых А.В., соглашаясь с выводами суда об обоснованности обвинения и квалификации действий Шаровой С.Г., полагает приговор суда законным и обоснованным. Указывает на наличие доказательств, подтверждающих умышленную форму вины при причинении смерти потерпевшему, в связи с чем, квалификацию её действий по ч. 1 ст. 105 УК РФ считает верной. Просит приговор оставить без изменения, а апелляционные жалобы без удовлетворения.

Проверив материалы дела, выслушав участников судебного заседания, обсудив доводы апелляционной жалобы и возражение на неё, судебная коллегия считает, что приговор суда подлежит изменению по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 389.16 УПК РФ основанием изменения приговора в апелляционном порядке является несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, когда суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда.

Фактические обстоятельства дела установлены судом с достаточной полнотой.

Все доказательства, исследованные судом первой инстанции, получены с соблюдением норм УПК РФ, соответствуют требованиям процессуального закона в части их источника, условий и способов получения и закрепления фактических данных, изложение содержания которых суд подробно привел в приговоре и обоснованно положены судом в основу приговора.

Всем доказательствам в соответствии с требованиями ст. 17, 88 УПК РФ суд дал надлежащую оценку с точки зрения относимости, достоверности, допустимости, а в совокупности – достаточности для разрешения уголовного дела и постановления обвинительного приговора.

Факт причинения потерпевшему Ш. двух ножевых ранений в грудь, от которых наступила смерть последнего, осужденной не оспаривался ни в ходе предварительного следствия, ни в судебном заседании. Данный факт подтверждается и показаниями свидетелей Р., Б.

При осмотре места происшествия, квартиры № ** дома № ** по ул. **** в г. Перми был обнаружен труп Ш. с признаками насильственной смерти. С места происшествия из-под стола в кухне изъят кухонный нож со следами вещества бурого цвета.

Согласно приведенному в приговоре заключению судебно-медицинского эксперта, смерть Ш. наступила от двух проникающих колото-резаных ранений груди с повреждением левого легкого и сердца, с развитием острой и массивной кровопотери. Данные ранения являются колото-резанными, образовались прижизненно, от прямого травматического предмета, орудия типа клинка ножа, обладающего острием с лезвийными концами остроугольной кромки.

Согласно заключению эксперта две колото-резаные раны образовались в результате двух воздействий клинком представленного кухонного ножа, изъятого с места происшествия.

Между тем, вывод суда о том, что Шарова С.Г. совершила умышленное убийство Ш., основан на неправильной оценке фактических обстоятельств, установленных судом.

Из материалов дела следует, что Шарова С.Г. вину в совершенном преступлении признала частично, не отрицая убийство Ш., утверждает, что нанесла ему удары ножом, обороняясь от него.

Как, видно из показаний осужденной Шаровой С.Г. и на предварительном следствии, и в судебном заседании она последовательно поясняла, что ее муж - Ш. ранее неоднократно избивал её, угрожал ей убийством, в связи с чем она обращалась в полицию. В один из дней она спряталась в ванной комнате, однако Ш. стал выбивать дверь топором. 5 апреля 2015 года – в день совершения преступления Ш. вновь стал избивать её, душил, повалил на пол, стал пинать, угрожал, что убьёт её, кидал в неё различные предметы. Ш. периодически оттаскивали от неё. В полицию позвонили, когда Ш. схватил ребенка за волосы. Сотрудники полиции освободили Ш. через 20 минут. После чего, Ш. вернулся домой, зашел в кухню, взял электрическую плиту и бросил в стену, схватил её обеими руками за шею. Она испугалась, оттолкнула его, от чего он попятился и ухватился за цепочку на ее шее, порвал ее, после чего с силой толкнул ее в грудь, отчего она упала. При этом Ш. оскорблял ее и высказывал в ее адрес угрозы расправой. Она стала вставать и увидела на полу нож, взяла его и, встав, нанесла Ш. два удара. Удары она наносила, так как хотела, чтобы Ш. прекратил свои действия в отношении неё. Она реально испугалась высказываемых в её адрес угроз, поскольку Ш. был возбужден и находился в состоянии алкогольного опьянения.

Изложенные осужденной обстоятельства конфликта, а также действия Ш. в отношении самой Шаровой С.Г. и ее дочери подтвердили свидетели Р., Б., Р1., К1., К., К2., С., показания которых подробно изложены судом в приговоре.

Показания осужденной Шаровой С.Г. о применении в отношении неё потерпевшим Ш. 5 апреля 2015 года насилия объективно ничем не опровергнуты, напротив, подтверждаются совокупностью доказательств по делу.

Показания Шаровой С.Г. о том, что потерпевший Ш. душил её, то есть применил к ней насилие, опасное для жизни и здоровья, не доверенное до конца ввиду активного сопротивления осужденной, подтверждаются заключением судебно-медицинского эксперта № ** от 8 апреля 2015 года, о характере, тяжести, локализации и причинах образования обнаруженных у Шаровой С.Г. телесных повреждений, в том числе в области шеи, а именно у Шаровой С.Г. имелись кровоподтеки на шее, туловище, верхних и нижних конечностях, ссадины на левой верхней и левой нижней конечности, которые, судя, по характеру и свойствам, образовались от ударных и/или сдавливающих, а также плотноскользящих (трения) воздействий твёрдого тупого предметов, возможно в заявленный срок и при указанных потерпевшей обстоятельствах. Данные повреждения не влекут за собой кратковременного расстройства здоровья и (или) незначительной стойкой утраты трудоспособности, и расцениваются как повреждения, не причинившие вред здоровью человека (т.1 л.д.91-92).

Согласно приведённому в описательно-мотивировочной части приговора описанию преступного деяния, признанного доказанным, признание судом поведения потерпевшего Ш. противоправным и аморальным, причинение потерпевшим Ш. телесных повреждений Шаровой С.Г. при указанных последней обстоятельствах признано судом установленным, что не оспаривается и в апелляционном представлении.

Кроме того, как следует из показаний осужденной и свидетелей именно потерпевший Ш. первоначально явился инициатором конфликта, находясь в состоянии алкогольного опьянения, вел себя агрессивно, стал оскорблять Шарову С.Г., высказывать в её адрес угрозы, наносил ей удары.

Таким образом, обстоятельства дела, как они установлены судом, дают основание сделать вывод, что потерпевший Ш. применил в отношении осужденной Шаровой С.Г. насилие и высказывал в ее адрес угрозы применения насилия, представлявшие реальную угрозу жизни последней.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия находит доводы апелляционной жалобы адвоката о неправильной юридической оценке действий Шаровой С.Г. заслуживающими внимания.

В соответствии с со ст. 37 УК РФ не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны. Право на необходимую оборону имеют в равной мере все лица. Превышением пределов необходимой обороны признаются умышленные действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства.

Вывод о том, что осужденная Шарова С.Г. при нанесении ножевых ранений потерпевшему Ш. не находилась в состоянии необходимой обороны и не действовала при превышении пределов необходимой обороны суд, сославшись на показания свидетелей, собственные показания Шаровой С.Г., данные заключений судебно-медицинских экспертиз трупа потерпевшего Ш., мотивировал тем, что, характер, количество и локализация ударов ножом свидетельствует о том, что Шарова С.Г. желала и предвидела наступления вредных последствий в виде смерти Ш., при этом сам потерпевший не мог представлять такую повышенную опасность, чтобы наносить ему удары ножом.

Между тем, учитывая обстановку длительного посягательства со стороны Ш., а именно тот факт что погибший находился в состоянии алкогольного опьянения, в течение дня вел себя агрессивно по отношению к Шаровой С.Г., применил к ней насилие, хватал её за шею, высказывал угрозы убийством в адрес осужденной, судебная коллегия приходит к выводу, что у Шаровой С.Г. имелись основания для применения необходимой обороны и защиты от насилия Ш., однако, она избрала способ и средства защиты, которые явно не соответствовали характеру и опасности посягательства.

При этом количество, характер и локализация ножевых ранений, нанесённых Ш., такому выводу не противоречат, поскольку убийство при превышении пределов необходимой обороны, как и убийство, предусмотренное ч.1 ст.105 УК РФ, является умышленным деянием.

Доводы апелляционных жалоб о том, что Шарова С.Г. фактически действовала в условиях необходимой обороны, судебная коллегия находит несостоятельными, поскольку действия Шаровой С.Г. в данном случае явно не соответствовали характеру и степени общественной опасности посягательства, так как согласно показаниям самой осужденной, погибший хватал её за шею, высказывал угрозы убийством, ударил от чего она упала, в то время как Шарова С.Г. нанесла погибшему не менее двух ударов ножом в грудь, что подтверждается заключением судебно-медицинской экспертизы.

Имеющиеся в деле данные, по мнению судебной коллегии, свидетельствуют о том, что Шарова С.Г. совершила убийство при превышении пределов необходимой обороны, поскольку она применила нож непосредственно после примененного к ней насилия и высказанных в ее адрес угроз применения насилия, опасного для жизни, однако прибегла к чрезмерному способу и средству зашиты, применение которых явно не требовалось, и причинять потерпевшему смерть не было необходимости.

С учетом изложенного действия осужденной Шаровой С.Г. подлежат переквалификации с ч. 1 ст. 105 УК РФ на ч.1 ст. 108 УК РФ, как убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны.

Соответственно, с учетом изложенного, судебная коллегия находит доводы апелляционного представления о том, что нахождение Шаровой С.Г. в состоянии алкогольного опьянения способствовало совершению преступления, несостоятельными и не находит оснований для признания в качестве обстоятельства, отягчающего наказание – совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, поскольку судом установлено противоправное и аморальное поведение потерпевшего Ш., которое явилось поводом для совершения преступления.

При назначении наказания Шаровой С.Г. судебная коллегия, учитывает обстоятельства, смягчающие наказание – раскаяние в содеянном, признание своей вины, явку с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, наличие на иждивении несовершеннолетнего ребенка, который является инвалидом-детства, противоправное и аморальное поведение самого потерпевшего, а также влияние назначенного наказания на условия жизни семьи осужденной.

Наряду с этим, заслуживают внимания доводы апелляционного представления прокурора о необходимости признать в качестве смягчающего вину обстоятельства – оказание подсудимой иной помощи потерпевшему после совершения преступления.

Исследованными судом доказательствами, в частности показаниями свидетеля Р. подтверждено, что Шарова С.Г. после совершения преступления сама вызвала скорую помощь и впоследствии просила это сделать дополнительно Р., в связи с чем, в качестве смягчающего вину обстоятельства следует признать оказание иной помощи потерпевшему после совершения преступления.

Поскольку Шарова С.Г. впервые совершила преступление небольшой тяжести, отягчающие наказание осужденной обстоятельства не установлены, в соответствии с ч. 1 ст. 56 УК РФ ей не может быть назначено наказание в виде лишения свободы, а потому судебная коллегия назначает Шаровой С.Г. наказание в виде ограничения свободы с установлением ограничений и обязательств, предусмотренных ст. 53 УК РФ.

В соответствии с п. «а» ч. 1 ст. 78 УК РФ, лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения им преступления небольшой тяжести истекло два года. С учетом переквалификации действий Шаровой С.Г., преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 108 УК РФ относится к категории преступлений небольшой тяжести, по которому срок уголовного преследования истек 5 апреля 2017 года, а потому Шарова С.Г. подлежит освобождению от назначенного наказания.

Кроме того, заслуживают внимания доводы апелляционного представления в части уточнения вводной части приговора об указании наличия у Шаровой С.Г. несовершеннолетнего ребенка, поскольку его наличие было установлено судом первой инстанции.

Иных нарушений норм уголовного и уголовно-процессуального закона, которые могли бы повлечь отмену приговора при рассмотрении уголовного дела и постановлении приговора в отношении Шаровой С.Г. судом не допущено.

Руководствуясь ст. ст. 389.13, 389.15, 389.16, 389.18, 389.20, 389.26, 389.28, 389.33 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Орджоникидзевского районного суда города Перми от 29 июля 2015 года в отношении Шаровой С.Г. изменить:

признать смягчающим наказание обстоятельством – оказание иной помощи потерпевшему после совершения преступления, указать в установочной части приговора о наличии у Шаровой С.Г. несовершеннолетнего ребенка.

переквалифицировать действия Шаровой С.Г. с ч. 1 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 108 УК РФ, по которой назначить наказание в виде ограничения свободы сроком на 1 год 10 месяцев, установить ограничения: не уходить из места постоянного проживания (пребывания) в ночное время суток с 22 часов до 06 часов, не выезжать за пределы территории г. Перми, не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденной наказания в виде ограничения свободы. Возложить на нее обязанность 1 раз в месяц являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденной наказания в виде ограничения свободы для регистрации.

Зачесть в срок отбытия наказания время содержания Шаровой С.Г. под стражей с 5 апреля 2015 года по 7 апреля 2015 года, с 29 апреля 2015 года по 27 июня 2017 года из расчета один день лишения свободы за 2 дня ограничения свободы.

На основании п. «а» ч. 1 ст. 78 УК РФ от назначенного наказания Шарову С.Г. освободить в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности.

Шарову С.Г. из-под стражи освободить немедленно.

В остальном этот же приговор оставить без изменения, апелляционное представление прокурора Орджоникидзевского района г. Перми Теплых А.В. без удовлетворения.

Апелляционное определение может быть обжаловано в Президиум Пермского краевого суда в порядке, установленном главой 47.1 УПК РФ.

Председательствующий подпись

Судьи подписи

Рейтинг@Mail.ru

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс»