Дело №33-15909/2017

Номер дела: 33-15909/2017

Дата начала: 29 июня 2017 г.

Суд: Санкт-Петербургский городской суд

Судья: Мирошникова Елена Николаевна

Результат
решение (осн. требов.) отменено полностью с вынесением нового решения
Стороны по делу (третьи лица)
Вид лица Лицо
ОТВЕТЧИК Екимов Д.М.
ИСТЕЦ Чухвистова Н.М.
ИСТЕЦ Чухвистову А.М.
ИСТЕЦ Чухвистову Андрею Михайловичу
Движение дела
Наименование события Результат события Основания Дата
Судебное заседание Вынесено решение 15.08.17
Дело сдано в отдел судебного делопроизводства 06.09.17
Передано в экспедицию 07.09.17
 

Определение

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

Рег. № 33-15909/2017 Судья: Павлова М.А.

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Мирошниковой Е.Н.

судей Цыганковой В.А., Ягубкиной О.В.

при секретаре      Дыченковой М.Т.

рассмотрела в открытом судебном заседании 15 августа 2017 года гражданское дело №2-1049/2017 по апелляционной жалобе ответчика Екимова Дмитрия Михайловича на решение Выборгского районного суда Санкт-Петербурга от 27 марта 2017 года по иску Чухвистовой Надежды Михайловны, Чухвистова Андрея Владимировича к Екимову Дмитрию Михайловичу о признании незаконным установки видеокамер, взыскании компенсации морального вреда, судебных расходов.

Заслушав доклад судьи Мирошниковой Е.Н., судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда,

УСТАНОВИЛА:

Истцы Чухвистовы в июле 2015 года обратились в суд с иском к Екимову Д.М. и с учетом уточнений требований в порядке ст. 39 ГПК РФ просили: признать незаконным установку видеокамер и ведения видеонаблюдения около и в самой <адрес> в <адрес>; взыскать компенсацию морального вреда в размере 50 000 рублей в пользу каждого из истцов.

В обоснование заявленных требований истцы указали, что Чухвистова Н.М. является собственником 2/3 доли в праве общей долевой собственности в указанной квартире, 1/3 доли в праве общей долевой собственности принадлежит ответчику Екимову Д.М. За истцами постоянно ведется видеонаблюдение в подъезде и в самой квартире со скрытых камер, установленных ответчиком, что подтверждается представленными Екимовым Д.М. в 58 о/п Выборгского района Санкт-Петербурга видеозаписями. На данный момент эти видеозаписи находятся у старшего дознавателя майора полиции ФИО1 в 59 о/п Выборгского района Санкт-Петербурга. На одной видеозаписи отчетливо видно, что данная видеокамера охватывает весь коридор квартиры и позволяет наблюдать за передвижением в двух комнатах <адрес>. На второй видеозаписи отчетливо видны все передвижения на лестничной площадке у квартиры истцов, а также видеокамера охватывает передвижения жильцов соседней квартиры. Полагают, что действиями ответчика в результате его противоправных действий им был причинен моральный вред, выразившийся в душевных и нравственных страданиях от его оскорбительных действий и невозможности законно осуществлять свои права.

Ответчик возражал против иска, указывая, что у него с сестрой (Чухвистовой Н.М.) имеются конфликтные отношения в течение последнего года в связи со спором в отношении <адрес>. Истцы не вселялись в данную квартиру, никогда в ней не жили. Видеокамера была им установлена в квартире в целях безопасности и сохранности имущества, поскольку после смерти их матери из квартиры стали пропадать ценные вещи, двери внутри квартиры оказались сломанными. Заявление в полицию оказалось безрезультатным. Со стороны истцов появились угрозы. Ему пришлось сменить замки, которые Чухвистовы активно заливали клеем, монтажной пеной. Без его ведома стали сдавать в аренду квартиру, пытались вселить в квартиру посторонних для него лиц. Пользовались его беспомощным состоянием, зная, что он является инвалидом-опорником и не может дать «сдачи». Вместе с незнакомыми ему людьми стали проявлять признаки агрессии в отношении его жены и ребенка, пытаясь добиться его согласия на продажу доли квартиры Чухвистовой Н.М. за бесценок. Ответчик полагает, что истцы, заведомо недобросовестно осуществляя свои гражданские права, предъявили данный иск исключительно с намерением причинить ему вред. Полученный видеоматериал он не использовал в неправомерных целях, нигде не распространял, использовал исключительно для собственной безопасности. Моральный вред истцам не причинен, поскольку они в квартире не проживают.

Заочным решением Выборгского районного суда Санкт-Петербурга от 21 марта 2016 года исковые требования были частично удовлетворены. суд признал незаконной установку видеокамер и видеонаблюдения Екимовым Д.М. около и в самой <адрес>. Взыскал с Екимова Д.М. в пользу Чухвистовой Н.М. и Чухвистова А.В. компенсацию морального вреда в размере по 15 000 рублей в пользу каждого. В остальной части исковых требований истцам отказано. Также суд взыскал с Екимова Д.М. в пользу Чухвистовой Н.М. государственную пошлину в размере 300 рублей.

Определением Выборгского районного суда Санкт-Петербурга от 13 сентября 2016 заочное решение суда от 21 марта 2016 отменено.

Решением Выборгского районного суда Санкт-Петербурга от 27 марта 2017 года исковые требования удовлетворены частично.

Так, суд признал незаконной установку видеокамер и видеонаблюдения Екимовым Д.М. около и в самой <адрес>. Взыскал с Екимова Д.М. в пользу Чухвистовой Н.М. и Чухвистова А.В. компенсацию морального вреда в размере по 15 000 рублей в пользу каждого. В остальной части исковых требований истцам отказано. Также суд взыскал с Екимова Д.М. в пользу Чухвистовой Н.М. государственную пошлину в размере 300 рублей.

В апелляционной жалобе ответчик Екимов Д.М. просит решение суда отменить, заявленные требования отклонить. Доводы жалобы повторяют правовую позицию ответчика, представленную в суд первой инстанции, и сводятся к тому, что действиями ответчика какой-либо вред истцам не был причинен.

Стороны в суд апелляционной инстанции не явился, извещены надлежащим образом. Ответчик представил ходатайство об отложении слушания по делу в связи с его отъездом. Судебная коллегия нашла ходатайство подлежащим отклонению, учитывая подробную апелляционную жалобу, истцы каких-либо ходатайств не представили, уважительности причин неявки не представили, в связи с чем, в соответствии со ст. 167 ГПК РФ коллегия сочла возможным рассмотреть дело в отсутствии сторон.

Обсудив доводы апелляционной жалобы, изучив материалы дела, судебная коллегия приходит к следующему.

Материалами дела установлено, что истица Чухвистова Н.М. является собственником 2/3 доли в праве общей долевой собственности в <адрес>. Остальная 1/3 доля в праве общей долевой собственности принадлежат ответчику Екимову Д.М.

Разрешая спор по существу, судом первой инстанции было установлено, что за истцами постоянно ведется видеонаблюдение со скрытых камер в подъезде и в самой квартире, установленных Екимовым Д.М. Учитывая, что фото и видеоизображение человека относятся к его персональным данным, руководствуясь положениями Федерального Закона от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных», ч.1 ст.23 Конституции Российской Федерации, суд пришел к выводу о незаконности действий ответчика по установке видеокамер и видеонаблюдения около и в самой квартире, а также, что действиями ответчика истцам был причинен моральный вред, выразившийся в душевных и нравственных страданиях от его оскорбительных действий и невозможности законно осуществлять свои права. Компенсация морального вреда взыскана в размере по 15 000 рублей в пользу каждого истца.

Судебная коллегия не может согласиться с выводами суда исходя из следующего.

Согласно справке формы 9 от 18 мая 2015 года в <адрес> были зарегистрированы все участники по настоящему делу. Чухвистова Н.М. приходится родной сестрой Екимову Д.М. Чухвистов А.В. является сыном Чухвистовой Н.М.

    Решением Выборгского районного суда Санкт-Петербурга от 24 февраля 2015 года удовлетворены исковые требования Чухвистовой Н.М. к Екимову Д.М. о нечинении препятствий в пользовании квартирой <адрес>. В иске об определении порядка пользования квартирой, признании утратившим право пользования Екимова Н.Д. (сын Екимова Д.М.) – отказано.

    Вышеуказанным решением суда установлено, что после смерти в 2006 году отца Екимова М.С. и смерти в 2014 году матери Екимовой М.Е. отношения Чухвистовой Н.М. и Екимова Д.М. ухудшились, соглашения о порядке пользования общей квартирой не достигнуто.

Материалами настоящего дела также достоверно подтверждается, а сторонами не оспаривается, что между сторонами по настоящему делу сложились конфликтные отношения из-за спора в отношении вышеуказанной квартиры.

Кроме того, стороны неоднократно обращались в правоохранительные органы, органы прокуратуры с различными заявлениями.

Так, постановлением от 12 мая 2015 года о возбуждении уголовного дела № 307953 и принятии его к производству, было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ст. 116 ч.1 УК РФ в отношении Чухвистова А.В. по заявлению Екимова Д.М. Постановлением от 22 июля 2016 года прекращено данное уголовное дело в связи с отсутствием в деянии состава преступления, по основаниям предусмотренным п.2 ч.1 ст.24, п.2 ч.1 ст.27 УПК РФ.

Указанное уголовное дело было истребовано судом и исследовалось. Также оно поступило и в суд апелляционной инстанции. В рамках данного уголовного дела Екимовым Д.М. была предоставлена видеозапись, из которой видно, как Чухвистов А.В. пытается болгаркой срезать замки спорной квартиры, после чего произошел конфликт, в результате которого Екимов Д.М. обратился с заявлением о возбуждении уголовного дела.

Из материалов уголовного дела следует, что истцы не проживают по месту регистрации (спорная квартира), а фактически проживают по адресу: ЛО, <адрес>. У брата и сестры имеется спор по пользованию квартирой.

Из письменного ответа руководителя следственного отдела по Выборгскому району Санкт-Петербурга от 12 января 2016 года на обращение Чухвистовой Н.М. о неправомерных действиях Екимова Д.М., выразившихся в незаконном собирании и распространении сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну без его согласия и, с просьбой квалифицировать данные действия (установка видеокамер (2) на лестничной площадке у квартиры №... и в коридоре указанной квартиры) как незаконное собирание и распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну без его согласия с привлечением Екимова Д.М. к уголовной ответственности следует, что в данном случае видеофайлы, содержащие изображение Чухвистовой Н.М. и ее сына, полученные при видеосъемке, произведенной как на лестничной площадке у квартиры, то есть месте, открытом для свободного посещения, так и в коридоре указанной квартиры, являющейся совместной собственностью, были изъяты в ходе осмотра места происшествия, осмотрены и приобщены к материалам уголовного дела № 307953. Таким образом, изображения лиц, содержащиеся в соответствующих видеофайлах били использованы при расследовании указанного уголовного дела, то есть в государственных интересах, а именно, для защиты прав граждан, что подтверждается и соответствующим ответом прокурора Выборгского района Санкт-Петербурга. В связи с чем, действия Екимова Д.М. не могут квалифицироваться как незаконное собирание и распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну без его согласия.

16 сентября 2015 года в 58 отдел полиции УМВД России по Выборгскому району Санкт-Петербурга поступило заявление Чухвистова А.В., зарегистрированного на тот период времени в <адрес>, а проживающего по адресу: ЛО, <адрес> том, что им был обнаружен взлом двери комнаты в <адрес>) и пропажи дивана-кровати с комплектом постельного белья, матраса и подушки; причастным полагает Екимова Д.М. Чухвистов А.В. в ходе проверки подтвердил факты, изложенные в его заявлении, но документы на похищенные вещи так и не представил (Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 25.09.2015 л.д.71).

Екимов Д.М., возражая против заявленных требований, указал, что был вынужден установить видеокамеры в коридоре квартиры и при входе в квартиру на лестничной площадке в целях своей безопасности.

В соответствии с ч. 3 ст. 17 Конституции РФ осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. Конституция РФ гарантирует каждому право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну (ч. 1 ст. 23), запрещает сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия (ч. 1 ст. 24).

В силу ст. 150 ГК РФ жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, неприкосновенность жилища, личная и семейная тайна, свобода передвижения, свобода выбора места пребывания и жительства, имя гражданина, авторство, иные нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона, неотчуждаемы и непередаваемы иным способом. Нематериальные блага защищаются в соответствии с настоящим Кодексом и другими законами в случаях и в порядке, ими предусмотренных, а также в тех случаях и пределах, в каких использование способов защиты гражданских прав (ст. 12) вытекает из существа нарушенного нематериального блага или личного неимущественного права и характера последствий этого нарушения. В случаях, если того требуют интересы гражданина, принадлежащие ему нематериальные блага могут быть защищены, в частности, путем признания судом факта нарушения его личного неимущественного права, опубликования решения суда о допущенном нарушении, а также путем пресечения или запрещения действий, нарушающих или создающих угрозу нарушения личного неимущественного права либо посягающих или создающих угрозу посягательства на нематериальное благо.

Согласно ст. 152.2 ГК РФ если иное прямо не предусмотрено законом, не допускаются без согласия гражданина сбор, хранение, распространение и использование любой информации о его частной жизни, в частности сведений о его происхождении, о месте его пребывания или жительства, о личной и семейной жизни.

Согласно ст. 23 Конституции РФ каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени. Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускается.

Согласно ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

При этом права граждан на защиту тайны личной жизни имеет свои границы, которые определяются разумными социальными ожиданиями по поводу сохранности их личных и деловых интересов. Так, подъезд, лестничная площадка, являются публичным местом, доступ к которому имеется не только у истцов, но и у значительного круга других лиц.

При открытии двери каждый собственник квартиры должен разумно допускать возможность, что часть его жилого помещения может обозреваться кем-либо с публичного места и потому не вправе ожидать сохранение в тайне участков квартиры доступных непосредственному обзору с общедоступных публичных мест, коими являются подъездные помещения. В то же время, собственник жилого помещения вправе ожидать, что никто не будет обозревать его помещение путем проникновения в него либо с использованием специальной техники значительно расширяющей границы получаемой информации.

Так как видеокамера установлена в публичном месте, получает только тот объем информации, который доступен обычному наблюдателю, ее установка не может нарушить право граждан на тайну личной жизни.

Из материалов дела бесспорно следует и не оспаривается сторонами, что между сторонами сложились неприязненные отношения на почве отсутствия взаимопонимания по вопросам совместного пользования квартирой, а также по поводу соблюдения прав собственников квартиры.

Обосновывая свои требования, истцы ссылается на Конституцию РФ, согласно которой каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни; сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются.

Согласно ч. 1 ст. 3 ГПК РФ, заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов самостоятельно определив способы их судебной защиты, соответствующие ст. 12 ГК РФ.

Доводов, каким именно образом установленные видеокамеры над дверью квартиры и в квартире (коридоре) нарушают какие-либо конституционные права истцов, в том числе, право на частную жизнь, истцами не приведено.

При этом судебная коллегия отмечает, что данная (одна) видеокамера фиксирует только действия, происходящие на лестничной площадке.

Истцы утверждают, что обзор камеры (в квартире) направлен в помещение их комнат, что противоречит требованиям о соблюдении неприкосновенности частной жизни. Однако материалов дела следует, что порядок пользования квартирой не определен, истцы в квартире фактически не проживают, таким образом доводы истцов о том, что установленная в коридоре квартиры видеокамера фиксирует их личное жилое пространство, являются несостоятельными.

При этом ответчик пояснил мотивы установки камер как средства для достижения ощущения своей безопасности и безопасности своего имущества, учитывая сложившиеся отношения с сестрой и ее сыном по поводу владения, пользования и распоряжения квартирой. В ходе рассмотрения спора также было установлено, что видеокамеры демонтированы ответчиком.

Судебная коллегия полагает, что в нарушение требований ст. 56 ГПК РФ истцы не представили доказательств нарушения их прав и законных интересов в связи с установкой ответчиком видеокамер. Сам же по себе факт установки видеокамер, наблюдение ответчиком с их помощью за происходящим, при имеющихся по делу обстоятельствах, не свидетельствует о нарушении прав истцов.

Так, в суд не представлено доказательств нарушения прав истцов на неприкосновенность частной жизни, что при помощи установленных видеокамер, ответчик осуществлял сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни истцов. Установка Екимовым Д.М. видеокамеры произведена в целях личной безопасности и сохранности принадлежащего ему имущества, что не является нарушением прав истцов, гарантированных Конституцией РФ.

Учитывая вышеизложенное, судебная коллегия не может согласиться с выводами суда о наличии оснований для удовлетворения иска, полагает его подлежащим отклонению. Таким образом, решение суда подлежит отмене с постановлением нового судебного акта об отказе в иске.

Учитывая изложенное, руководствуясь статьями 328, 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Выборгского районного суда Санкт-Петербурга от 27 марта 2017 года отменить.

В удовлетворении исковых требований Чухвистовой Н. М., Чухвистова А. В. к Екимову Д. М. о признании незаконным установки видеокамер, взыскании компенсации морального вреда, судебных расходов – отказать.

Председательствующий:    Судьи:

Рейтинг@Mail.ru

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс»