Дело №33-3358/2017

Номер дела: 33-3358/2017

Дата начала: 03.10.2017

Суд: Пензенский областной суд

Судья: Мананникова Валентина Николаевна

Результат
РЕШЕНИЕ оставлено БЕЗ ИЗМЕНЕНИЯ
Стороны по делу (третьи лица)
Вид лица Лицо
ИСТЕЦ Лисинова А.В.
ОТВЕТЧИК ООО "Фортуна Кредит"
Движение дела
Наименование события Результат события Основания Дата
Судебное заседание Вынесено решение 10.10.2017
Дело сдано в отдел судебного делопроизводства 12.10.2017
Передано в экспедицию 12.10.2017
 

Определение

Судья Николаева Л.В.            Дело №33-3358/2017

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

10 октября 2017 года                                    г. Пенза

Судебная коллегия по гражданским делам Пензенского областного суда в составе:

Председательствующего Бабаняна С.С.,

Судей Прудентовой Е.В., Мананниковой В.Н.,

При секретаре Жуковой О.М.,

рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи Мананниковой В.Н. гражданское дело по апелляционной жалобе Лисиновой А.В. на решение Октябрьского районного суда г. Пензы от 30 июня 2017 года, которым постановлено:

Исковые требования Лисиновой А.В. к ООО «Фортуна-Кредит» о признании договора залога об ипотеке (залоге недвижимости), заключенного ДД.ММ.ГГГГ между ООО «Фортуна-Кредит» и Лисиновой а.В. в отношении квартиры по адресу: <адрес>, недействительным (ничтожным), оставить без удовлетворения,

У с т а н о в и л а:

Лисинова А.В. обратилась в суд с иском к ООО «Фортуна-Кредит» о признании договора об ипотеке (залоге недвижимости), заключенного ДД.ММ.ГГГГ, указав, что ДД.ММ.ГГГГ она подписала договор займа, согласно которому получила от ООО «Фортуна - Кредит» денежные средства в размере 750 000 рублей. В этот же день ею был подписан договор об ипотеке, по условиям которого в обеспечение исполнения обязательств по вышеуказанному договору займа квартира по адресу: <адрес> -216, принадлежащая ей на праве собственности, была взята в залог ООО «Фортуна -Кредит». Считала, что данный договор об ипотеке был заключен с нарушением требований законодательства, поскольку в залог оформлено имущество - квартира, принадлежащая ей на праве собственности, на которое не может быть обращено взыскание, так как принадлежащая ей на праве собственности квартира для неё и членов её семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, является единственным пригодным для постоянного проживания помещением. Поскольку квартира была заложена по договору об ипотеке не в обеспечение возврата кредита или целевого займа, предоставленных банком или иной кредитной организацией на приобретение или строительство этой квартиры, не на её капитальный ремонт или иное неотделимое улучшение, а также не на погашение ранее предоставленных кредита или займа на приобретение или строительство жилого дома или квартиры, обращение взыскания на неё не допускается, следовательно, не допускается и заключение договора залога в отношении единственного пригодного для проживания заемщика жилого помещения. Таким образом, предмет заключенного договора не соответствует требованиям ч. 2 ст. 336 ГК РФ, а потому сделка является ничтожной. Кроме того, на момент подписания (29 июня 2015 года) и на момент заключения договора об ипотеке (07 июля 2015 года - дата государственной регистрации) основной договор, в обеспечение которого заключался договор ипотеки - договор займа от 29 июня 2015 года заключен не был, так как факт передачи денег взаем в размере 210 000 рублей имел место лишь 18 июля 2015 года, а часть денег 07 июля 2015 года ООО «Фортуна - Кредит» перевело в ООО «Авалон - Риэлт» (АН Кирш) (540 000 рублей) в счет погашения займа, который она брала в данной организации ранее. Часть 1 ст. 334 ГК РФ, а равно как и ст. 1 ФЗ РФ «Об ипотеке», говорит о необходимости наличия обеспечиваемого залогом обязательства. Соответственно, если такое обязательство отсутствует, то договор залога является ничтожной сделкой, как не соответствующий требованиям закона (ст. 168 ГК РФ). Ссылаясь на ст. 166-169 ГК РФ, ст. 10 ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)», просила признать договор об ипотеке от 29 июня 2015 года, заключенный между ООО «Фортуна Кредит» и ею, согласно которому двухкомнатная квартира, расположенная по адресу: <адрес>216, была передана в залог, недействительной (ничтожной) сделкой, применить последствия недействительности ничтожной сделки.

В судебном заседании истец Лисинова А.В. исковые требования поддержала, сославшись на доводы, изложенные в исковом заявлении. Дополнительно указала, что регистрация договора об ипотеке произведена с нарушением закона, т.к. ипотека отраженного в договоре имущества не допускается в соответствии с действующим законодательством (единственное жилье), и в государственной регистрации такого договора должно быть отказано. ООО «Фортуна - Кредит» занимается систематической деятельностью по предоставлению займов, не имея на это законных оснований. Систематическую выдачу микрозаймов (до 1 000 000 рублей) могут осуществлять только юридические лица либо специально созданные с целью ее осуществления в предназначенной для этого организационно - правовой форме (кредитные организации, кредитные кооперативы, ломбарды и т.п.), либо приобретшие статус МФО посредством внесения ЦБ РФ сведений о них в соответствующий реестр. По информации ЦБ РФ (письмо от 05 июля 2017 года) ООО «Фортуна - Кредит» не являлась кредитной организацией, а также некредитной финансовой организацией на дату заключения договора займа и не является таковой в настоящее время. В деятельности ООО «Фортуна - Кредит», компании, не включенной в реестр МФО, просматриваются признаки нарушения ч.1 ст. 14 ФЗ «О защите конкуренции», поскольку, заключая договоры займа без внесения в реестр МФО, организация получает преимущество в осуществлении своей предпринимательской деятельности по отношению к другим хозяйствующим субъектам, избегая контроля со стороны государства. Их деятельность противоречит требованиям добропорядочности, разумности и справедливости. Просила иск удовлетворить в полном объеме.

Представитель ответчика ООО «Фортуна-Кредит», будучи надлежащим образом извещенным, в судебное заседание не явился, в письменном заявлении просил дело рассмотреть в его отсутствие. В письменных возражениях не согласился с исковым заявлением Лисиновой А.В. ввиду отсутствия правовых оснований для удовлетворения требований. Указал, что договор об ипотеке прошел государственную регистрацию на предмет соответствия закону, при этом стороны не признаны недееспособными. Факт передачи денежных средств доказан сторонами, кроме того истец сама указывает в своем заявлении, что ей были частично переданы деньги, частично - переданы в иную организацию для погашения денежного долга. Кроме того, ДД.ММ.ГГГГ между сторонами достигнуто мировое соглашение, которое было выгодно обеим сторонам, и Лисинова А.В. какое-то время его добросовестно его выполняла. В настоящее время имущество в виде квартиры по адресу: <адрес> передано на реализацию, и возможно уже реализовано с целью возврата задолженности. Просил отказать в удовлетворении иска.

Третьи лица Лисинова Е.В., Караман М.В., заявленные исковые требования поддержали в полном объеме, просили их удовлетворить по указанным в исковом заявлении основаниям.

Караман В.Н., будучи надлежащим образом извещенной о месте и времени рассмотрения дела стороной истца, в суд не явилась, мнения по иску не представила.

Октябрьский районный суд г. Пензы постановил указанное решение.

В апелляционной жалобе Лисинова А.В. просит отменить решение суда и постановить по делу новое об удовлетворении заявленных требований. В обоснование своих доводов ссылается на доводы, изложенные в исковом заявлении. Кроме того, указывает, что в ходе судебного разбирательства не нашло подтверждение то обстоятельство, что денежные средства она получила на капитальный ремонт квартиры, являющейся предметом договора об ипотеке.

Судом неправильно определено соответствие её волеизъявления действительной воле, поскольку Косов С.Б., с которым она вела переговоры, ввёл её в заблуждение утверждением о том, что крупная сумма займа всегда оформляется с указанием цели, а указание в договоре стоимости квартиры в 1 500 000 рублей объяснил двойным размером денежный заёмных средств, и способствовал искажённому формированию её воли.

Не соответствует обстоятельствам дела вывод суда о том, что договор займа и договор об ипотеке заключен в один день, так как договор об ипотеке был зарегистрирован 07 июля 2015 года и считается заключенным с момента его государственной регистрации, а договор займа - 18 июля 2015 года, то есть с момента получения истцом 210 000 рублей. В этой связи считает, что поскольку залог производен от основного обязательства, залоговые отношения не могут возникнуть до возникновения основного обязательства, а потому договор об ипотеке считает ничтожной сделкой.

Полагает также необоснованным отклонение судом её довода об отсутствии у Косова С.Б. полномочий на подписание договоров, поскольку представленный им в судебное заседание приказ о назначении директора датирован 2011 года, согласно же Уставу предприятия директор избирается на три года, то есть к моменту подписания договоров его полномочия истекли.

В судебном заседании суда апелляционной инстанции истец Лисинова А.В., третьи лица Караман М.В., Лисинова Е.В. изложенные в апелляционной жалобе доводы поддержали, просили решение суда отменить и постановить по делу новое решение, которым удовлетворить исковые требования Лисиновой А.В.

Иные лица, участвующие в деле, не явились, о слушании дела извещены надлежаще, в связи с чем и в соответствии со ст. ст. 167, 327 ГПК РФ дело рассмотрено в их отсутствие.

Законность и обоснованность решения суда первой инстанции проверена судебной коллегией по гражданским делам Пензенского областного суда в порядке, установленном главой 39 ГПК Российской Федерации, с учетом ч. 1 ст. 327.1 ГПК Российской Федерации, по смыслу которой повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела, и их юридическую квалификацию в пределах доводов апелляционных жалобы, представления и в рамках тех требований, которые уже были предметом рассмотрения в суде первой инстанции.

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия не находит правовых оснований к отмене решения суда, вынесенного в соответствии с требованиями норм материального и процессуального права.

Судом установлено и подтверждается материалами дела, что ДД.ММ.ГГГГ между ООО «Фортуна-Кредит» в лице директора Косова Б.С. и Лисиновой А.В. заключен договор займа, по условиям которого заимодавец передает, а заемщик получает денежные средства для капитального ремонта квартиры по адресу: <адрес> в сумме 750 000 рублей наличными денежными средствами или перечислением на лицевой счет заемщика, либо по его заявлению по другим реквизитам. Договором займа предусмотрено заключение договора об ипотеке квартиры по адресу: <адрес>216, до исполнения обязательств по займу.

Согласно договору об ипотеке, заключенному между ООО «Фортуна-Кредит» в лице директора Косова Б.С. и Лисиновой А.В., от ДД.ММ.ГГГГ, последняя как единственный собственник квартиры, в обеспечение исполнения обязательств по договору займа от ДД.ММ.ГГГГ передала ответчику в залог указанную квартиру. Предмет ипотеки оценен сторонами в 1 500 000 рублей, размер долга определен в 750 000 рублей, проценты - 48% годовых и иные платежи и штрафы, то есть в договоре изложены существенные условия договора об ипотеке: предмет ипотеки, его оценка, существо, размер и срок исполнения обязательства, обеспечиваемого ипотекой.

Определением Октябрьского районного суда г. Пензы от 01 апреля 2016 года прекращено производство по иску ООО «Фортуна-Кредит» к Лисиновой А.В. о взыскании денежного долга и обращении взыскания на предмет залога в связи с заключением сторонами мирового соглашения и утверждением его судом, отказом истца от исковых требований. По условиям мирового соглашения Лисинова А.В. обязалась выплатить ООО «Фортуна-Кредит» денежный долг в размере 953 573 рублей, а также возместить расходы, затраченные на ведение судебного процесса, в виде государственной пошлины - 18 736 рублей, в оговоренные сторонами сроке и порядке. Стороны оговорили, что в случае невыплаты денежной задолженности в целях принудительного возврата денежного долга, указанного в п. 2, 3, 4 настоящего соглашения, обращается взыскание на предмет залога и собственность ответчицы - залога в виде квартиры общей площадью 53,8 кв. м по адресу: <адрес>; в случае принудительной продажи имущества, указанного в п. 6 мирового соглашения, начальная продажная цена устанавливается в размере 1 500 000 рублей, согласно договоренности между сторонами.

Разрешая заявленный спор, суд, руководствуясь ст. ст. 166 - 168 ГК РФ, ст. 446 ГПК РФ, ст. ст. 2, 5, 6, 78 Федерального закона от 16 июля 1998 года №102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)», ст. 79 Федерального закона «Об исполнительном производстве», правильно установив обстоятельства дела, пришел к обоснованному выводу об отказе в удовлетворении исковых требований.

Оспаривая договор ипотеки, истец ссылался на то, что договор ничтожен в силу нарушения требований закона (ст. 168 Гражданского кодекса РФ), а именно положений пункта 1 ст. 78, пункту 2 ст. 6 Федерального закона от 16 июля 1998 года №102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» (далее - Закон), поскольку предметом ипотеки является жилое помещение, являющееся единственным местом жительства как самого истца, так и членов его семьи.

Между тем, данная позиция истца, выраженная также в апелляционной жалобе, основана на неправильном понимании и толковании норм материального права.

Разрешая исковые требования, суд первой инстанции пришел к выводу, что обращение взыскания на заложенную квартиру возможно, как в случае, когда такая квартира заложена по договору об ипотеке (независимо от того, на какие цели предоставлен заем), так и по ипотеке в силу закона, и наличие у гражданина-должника единственного пригодного для постоянного проживания помещения не является препятствием для обращения на него взыскания, если соответствующее жилое помещение является предметом ипотеки.

Судебная коллегия соглашается с указанным выводом суда первой инстанции, поскольку он сделан с учетом представленных сторонами доказательств, оцененных судом по правилам ст.67 ГПК РФ, при правильном применении норм материального права.

Распространяя на обеспеченные договорной и законной ипотекой обязательства общее правило об ответственности должника всем своим имуществом, соответствующие законоположения направлены на достижение баланса прав и законных интересов взыскателей и должников и служат для реализации положений, закрепленных ст. ст. 17 (ч.3), 35 и 46 (ч. 1) Конституции Российской Федерации, согласно которым осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц, каждый вправе иметь имущество в собственности и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами, а также каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод в случае неисполнения обязательств. Иное означало бы непропорциональную защиту прав и законных интересов должника (ответчика) в нарушение других, равноценных по своему значению прав кредитора (взыскателя).

Таким образом, действующее законодательство допускает заключение договора залога (ипотеки) в отношении жилого помещения, являющегося единственным пригодным для постоянного проживания помещением для залогодателя и членов его семьи.

Эта позиция отражена в Определении Конституционного Суда РФ от 17 января 2012 года №13-О-О «По запросу Советского районного суда г. Челябинска о проверке конституционности абзаца второго части первой статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и пункта 1 статьи 78 Федерального закона «Об ипотеке (залоге недвижимости)».

Из материалов дела следует, что ипотека имущества, переданного по договору ипотеки от 29 июня 2015 года, заключенному между ООО «Фортуна-Кредит» и Лисиновой А.В., носит договорной характер, следовательно, на это имущество может быть обращено взыскание независимо от того, что оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением для залогодателя и членов его семьи.

Таким образом, доводы жалобы о том, что кредит, возврат которого обеспечивался ипотекой спорной квартиры, был предоставлен на потребительские нужды, не имеют правового значения для разрешения спора, основаны на ошибочном толковании норм материального права, в частности Федерального закона «Об ипотеке (залоге недвижимости)».

Довод апелляционной жалобы о том, что суд неверно определил её волеизъявление действительной воле при заключении договоров займа и ипотеки, и не учёл, что она была введена в заблуждение представителем займодавца, отклоняются судебной коллегией, поскольку указанные обстоятельства не являлись предметом судебного разбирательства, так как иск Лисиновой А.В. о признании недействительным договора залога в силу его ничтожности заявлен по основанию несоответствия его закону.

Также не принимаются доводы жалобы о том, что договор о залоге имущества был заключен ранее договора займа, и регистрация договора ипотеки в связи с этим произведена незаконно, поскольку они основаны на неверном толковании норм права и не соответствует обстоятельствам дела. Так, из материалов дела следует, что передача части денежных средств была произведена путем перечисления на расчётный счёт организации по распоряжению заёмщика Лисиновой А.В. в день регистрации договора ипотеки, что в силу ч. 1 ст.807 ГК РФ (договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей) свидетельствует о заключении договора займа.

В апелляционной жалобе Лисинова А.В. ссылается на то, что у Косова Б.С. отсутствовали полномочия на заключение договоров займа и ипотеки, а общество не имело права заключать договор займа, обеспеченный ипотекой, что судом учтено при вынесении не было.

Данные доводы не могут являться основанием для отмены судебного постановления, поскольку данные обстоятельства являлись предметом исследования и получили надлежащую оценку суда первой инстанции.

С учетом вышеизложенного, суд первой инстанции пришел к правильному выводу об отказе в удовлетворении заявленных исковых требований.

Судебная коллегия приходит к выводу о том, что доводы апелляционной жалобы не содержат правовых оснований к отмене решения суда, по существу сводятся к изложению обстоятельств, являвшихся предметом исследования и оценки суда первой инстанции, а также к выражению несогласия с произведенной судом оценкой представленных по делу доказательств, не содержат фактов, не проверенных и не учтенных судом первой инстанции при рассмотрении дела и имеющих юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияющих на обоснованность и законность судебного постановления, либо опровергающих выводы суда первой инстанции, в связи с чем, являются несостоятельными и не могут служить основанием для отмены законного и обоснованного решения суда.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

О п р е д е л и л а:

Решение Октябрьского районного суда г. Пензы от 30 июня 2017 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Лисиновой А.В. - без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи:

    

Рейтинг@Mail.ru

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс».