Дело №33-18259/2017

Номер дела: 33-18259/2017

Дата начала: 31.07.2017

Суд: Санкт-Петербургский городской суд

Судья: Петрова Юлия Юрьевна

Результат
РЕШЕНИЕ оставлено БЕЗ ИЗМЕНЕНИЯ
Стороны по делу (третьи лица)
Вид лица Лицо
ИСТЕЦ АО "АКБ "Турбобанк"
ОТВЕТЧИК Парамзина Л.П.
Движение дела
Наименование события Результат события Основания Дата
Судебное заседание Вынесено решение 19.09.2019
Дело сдано в отдел судебного делопроизводства 19.09.2019
Передано в экспедицию 19.09.2019
 

Определение

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

Рег. № 33-18259/2017

Судья: Смирнова Е.В.

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего

Петровой Ю.Ю.,

судей

Подгорной Е.П.,

Сухаревой С.И.

при секретаре

Поповой Ю.О.

рассмотрела в открытом судебном заседании 29 августа 2017 года апелляционную жалобу Парамзиной Л. П. на решение Московского районного суда Санкт-Петербурга от 24 апреля 2017 года по делу № 2-644/2017 по иску АО «АКБ «Турбобанк» в лице ликвидатора Государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов» к Парамзиной Л. П. о взыскании задолженности по кредитному договору, обращении взыскания на заложенное имущество, встречному иску Парамзиной Л. П. о признании сделки недействительной.

Заслушав доклад судьи Петровой Ю.Ю., объяснения представителя Парамзиной Л.П. – Канаух Е.И., представителя АО «АКБ «Турборанк» - Чубаковой А.Ю., судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

АО «АКБ «Турбобанк» в лице ликвидатора - Государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов» обратилось в суд с иском к Парамзиной Л.П. о взыскании задолженности по кредитному договору №... от 10 июня 2013 года в размере 4 645 480,42 рублей, включающей в себя сумму ссудной задолженности в размере 4 236 000 рублей, просроченные проценты по ссудной задолженности в размере 238 401,29 рублей, проценты по ссудной задолженности в размере 120 348,82 рублей, штрафы за просрочку погашения задолженности в размере 50 730,31 рублей, взыскании расходов по уплате государственной пошлины в размере 37 427 рублей, с обращением взыскания па заложенное имущество 13/32 доли и 19/32 долей в праве общей долевой собственности на квартиру, расположенную но адресу: <адрес> путем ее продажи с публичных торгов, с установлением начальной продажной стоимости в размере 5 000 000 рублей, ссылаясь в обоснование заявленных требований на то обстоятельство, что 10 июня 2013 года между банком и Парамзиной Л.П. был заключен кредитный договор №..., по условиям которого банк открыл для ответчика кредитную линию с лимитом задолженности не более <...> рублей, а заемщик обязался возвратить все выданные по данной линии кредиты до 10 июня 2015 года с уплатой за пользование кредитом 18,40% годовых. Расчетным периодом определен полный календарный месяц. Кредит предоставлен ответчику для потребительских целей. Дополнительным соглашением от 05 сентября 2015 года срок возврата кредита определен 27 января 2017 года. В нарушение условий договора ответчиком не обеспечено своевременное размещение денежных средств на счете, допущены нарушения сроков и порядка возврата кредитных средств. Требование банка о возврате кредита ответчиком оставлено без удовлетворения.

Парамзина Л.П., возражая против исковых требований банка, обратилась в суд со встречным иском к АО «АКБ «Турбобанк» о признании договора ипотеки от 10 июня 2013 года недействительным, обязании Управления Росреестра по Санкт-Петербургу отменить регистрационную запись об ипотеке №... от 01 июля 2013 года в отношении квартиры, расположенной по адресу: <адрес> ссылаясь в обоснование заявленных требований на то обстоятельство, что заложенная квартира является ее единственным жильем, на которое не может быть обращено взыскание, в связи с чем, по мнению истца по встречному иску, договор является недействительным, поскольку противоречит закону и в частности ст. ст. 168, 336 Гражданского кодекса Российской Федерации, ст. 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, п. 2 ст. 6 Федерального закона Российской Федерации от 16 июля 1998 года № 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)».

Решением Московского районного суда Санкт-Петербурга от 24 апреля 2017 года исковые требования АО «АКБ «Турбобанк» удовлетворены со взысканием с Парамзиной Л.П. задолженности по кредитному договору №... от 10 июня 2013 года в размере 4 645 480 рублей, расходов по уплате государственной пошлины в размере 37 427 рублей, с обращением взыскания на заложенное имущество - 13/32 доли и 19/32 доли в праве общей долевой собственности на двухкомнатную квартиру, расположенную по адресу: <адрес>, общей площадью 52,5 кв.м, путем ее реализации с публичных торгов, с установлением начальной продажной стоимости в размере 5 690 400 рублей. В удовлетворении встречных исковых требований Парамзиной Л.П. и ходатайства о предоставлении отсрочки реализации предмета залога отказано.

В апелляционной жалобе Парамзина Л.П. просит решение суда первой инстанции отменить, как постановленное с нарушением норм материального права.

Обсудив доводы апелляционной жалобы, заслушав пояснения явившихся лиц, изучив материалы дела, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии со ст. 810 Гражданского кодекса Российской Федерации, заемщик обязан возвратить заимодавцу полученную сумму займа в срок и в порядке, которые предусмотрены договором займа.

Согласно ст. 819 Гражданского кодекса Российской Федерации по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее. К отношениям по кредитному договору применяются правила, предусмотренные параграфом 1 настоящей главы, если иное не предусмотрено правилами настоящего параграфа и не вытекает из существа кредитного договора.

В силу пункта 2 статьи 811 Гражданского кодекса Российской Федерации, если договором займа предусмотрено возвращение займа по частям (в рассрочку), то при нарушении заемщиком срока, установленного для возврата очередной части займа, займодавец вправе потребовать досрочного возврата всей оставшейся суммы займа вместе с причитающимися процентами.

В соответствии с положениями ст.ст. 432, 809 Гражданского кодекса Российской Федерации кредитный договор считается заключенным с момента согласования сторонами его существенных условий в письменной форме.

Согласно ст. 309 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона.

В силу части 1 ст. 314 Гражданского кодекса Российской Федерации, если обязательство предусматривает день его исполнения, в течение которого оно должно быть исполнено, обязательство подлежит исполнению в этот день.

Как установлено судом и следует из материалов дела, 10 июня 2013 года между ЗАО «АКБ «Турбобанк» и Парамзиной Л.П. заключен договор №... о предоставлении кредитной линии, в соответствии с которым банк обязался предоставить заемщику денежные средства в виде кредитной линии на потребительские цели с лимитом задолженности до <...> рублей, в свою очередь заемщик обязался возвратить денежные средства и уплатить за пользование кредитом - 17 % годовых, полная стоимость кредита составила 18,4 % годовых.

Кредитная линия открыта Парамзиной Л.П. - 10 июня 2013 года.

Срок возврата кредитных средств, с учетом дополнительного соглашения от 05 сентября 2015 года, определен сторонами до 27 января 2017 года.

В обеспечение исполнения обязательств по названному кредитному договору 10 июня 2013 года между Парамзиной Л.П. и ЗАО «АКБ «Турбобанк» заключен договор ипотеки, в соответствии с которым банку (залогодержателю) переданы принадлежащие Парамзиной Л.П. (залогодателю) на праве собственности 13/32 и 19/32 доли в праве собственности на квартиру, расположенную по адресу: Санкт-Петербург, <адрес>.

Государственная регистрация договора ипотеки произведена Управлением Росреестра по городу Санкт-Петербургу 01 июля 2013 года.

Согласно п. 2.1 договора ипотеки от 10 июня 2013 года ипотека обеспечивает уплату залогодержателю в случае нарушения заемщиком обязательств по кредитному договору №... от 10 июня 2013 года в размере основной суммы долга полностью, процентов за пользование кредитом, возмещении судебных издержек и иных расходов, вызванных обращением взыскания на заложенное имущество, возмещение расходов по реализации задолженного имущества.

Факт предоставления денежных средств по кредитному договору №... от 10 июня 2013 года подтвержден выписками по счету.

Сторонами не оспаривалось, что ответчиком производилось частичное исполнение обязательств по возврату, отраженное в выписке по лицевому счету как «Гашение ссуды».

21 октября 2013 года ЗАО «АКБ «Турбобанк» реорганизовано в форме преобразования в АО «АКБ «Турбобанк».

Приказом Центрального Банка РФ от 21 января 2016 года № ОД-139 у АО «АКБ «Турбобанк» отозвана лицензия на осуществление банковских операций.

25 марта 2016 года решением Арбитражного суда города Санкт -Петербурга и Ленинградской области по делу А56-6825/2016 принято решение о ликвидации АО АКБ «Турбобанк», ликвидатором банка утверждена Государственная корпорация «Агентство по страхованию вкладов».

06 мая 2016 года ликвидатором банка в адрес Парамзиной Л.П. в соответствии с п. 4.2.5 Кредитного договора №... от 10 июня 2013 года направлено требование о досрочном погашении задолженности, в связи с допущенными ответчиком просрочками.

Согласно представленному истцом расчету, по состоянию на 15 июня 2016 года задолженность ответчика перед банком по кредитному договору составила - 4 645 480,42 рублей, из которых: 4 236 000 рублей – сумма ссудной задолженности, 238 401,29 рублей – просроченные проценты по ссудной задолженности, 120 348,82 рублей – проценты по ссудной задолженности, 50 730,31 рублей – штрафы за просрочку погашения задолженности.

Представленный истцом расчет задолженности судом проверен, признан верным и арифметически правильным, при этом, каких-либо доказательств в его опровержение, в том числе собственного расчета, ответчиками в нарушение положений ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не представлено.

В добровольном порядке требования кредитора ответчиком не исполнены, при этом ответчик факт просрочки не отрицала.

Пунктом 1 ст. 334 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что в силу залога кредитор по обеспеченному залогом обязательству (залогодержатель) имеет право в случае неисполнения должником этого обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит это имущество (залогодателя), за изъятиями, установленными законом. В случаях и в порядке, которые установлены законами, удовлетворение требования кредитора по обеспеченному залогом обязательству (залогодержателя) может осуществляться путем передачи предмета залога в собственность залогодержателя.

Согласно п. 3 ст. 348 Гражданского кодекса Российской Федерации, если договором о залоге не предусмотрено иное, обращение взыскания на имущество, заложенное для обеспечения обязательства, исполняемого периодическими платежами, допускается при систематическом нарушении сроков их внесения, то есть при нарушении сроков внесения платежей более чем три раза в течение двенадцати месяцев, предшествующих дате обращения в суд или дате направления уведомления об обращении взыскания на заложенное имущество во внесудебном порядке, даже при условии, что каждая просрочка незначительна.

В соответствии с п. 1 ст. 50 Федерального закона 16 июля 1998 года N 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» залогодержатель вправе обратить взыскание на имущество, заложенное по договору об ипотеке, для удовлетворения за счет этого имущества названных в статьях 3 и 4 настоящего Закона требований, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обеспеченного ипотекой обязательства, в частности неуплатой или несвоевременной уплатой суммы долга полностью или в части, если договором не предусмотрено иное.

В силу ст. 56 Федерального закона 16 июля 1998 года N 102-ФЗ "Об ипотеке (залоге недвижимости)" имущество, заложенное по договору об ипотеке, на которое по решению суда обращено взыскание в соответствии с настоящим Федеральным законом, реализуется путем продажи с публичных торгов, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Федеральным законом.

В соответствии с п. 4 ч. 2 ст. 54 Федерального закона 16 июля 1998 года N 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» принимая решение об обращении взыскания на имущество, заложенное по договору об ипотеке, суд должен определить и указать в нем: начальную продажную цену заложенного имущества при его реализации. Начальная продажная цена имущества на публичных торгах определяется на основе соглашения между залогодателем и залогодержателем, достигнутого в ходе рассмотрения дела в суде, а в случае спора - самим судом. Если начальная продажная цена заложенного имущества определяется на основании отчета оценщика, она устанавливается равной восьмидесяти процентам рыночной стоимости такого имущества, определенной в отчете оценщика.

Между сторонами возник спор относительного стоимости предмета залога, в связи с чем по ходатайству ответчика по делу была назначена судебная товароведческая экспертиза, согласно заключению которой, стоимость предмета залога на дату составления отчета об оценке составляет 7 113 000 рублей, соответственно стоимость реализации с учетом положений пп.4 п. 2 ст. 54 Федерального Закона Российской Федерации от 16 июля 1998 года №102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» составит 5 690 400 рублей (80 % от 7 113 000 рублей).

Разрешая исковые требования банка, суд первой инстанции исходил из доказанности факта неисполнения ответчиком принятых на себя по кредитному договору обязательств, проверил не оспоренный стороной ответчика расчет задолженности и пришел к выводу о наличии оснований для удовлетворения заявленных требований о взыскании задолженности по кредитному договору в полном объеме, в части обращения взыскания на предмет залога (ипотеки), суд первой инстанции руководствовался положениями п.п. 1-3 ст. 348 Гражданского кодекса Российской Федерации, п. 1 ст. 50, ст. 56 Федерального закона 16 июля 1998 года N 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)», учел размер задолженности ответчика по кредитному договору и не установив обстоятельств, не допускающих обращение взыскания на предмет залога (ипотеки), пришел к выводу об обоснованности заявленных банком требований, с установлением начальной продажной стоимости заложенного имущества в размере 5 690 400 рублей.

Отказывая в удовлетворении заявленного Парамзиной Л.П ходатайства о предоставлении отсрочки исполнения решения суда в части обращения взыскания на предмет залога, суд первой инстанции указал, что обстоятельства пенсионного возраста должника, отсутствия возможности перекредитования в ином банке на более экономически выгодных для ответчика условиях, реструктуризации долга, отсутствия иного жилья основанием для удовлетворения такого ходатайства не являются и не препятствуют в силу закона обращению взыскания на предмет залога.

Разрешая требования встречного иска о признании недействительным договора залога недвижимого имущества по основанием ст. 168 Гражданского кодекса Российской Федерации, суд первой инстанции указал, на отсутствие оснований для вывода о нарушении договором залога недвижимого имущества требований законодательства.

В соответствии с п. 2 ст. 1 Гражданского кодекса Российской Федерации граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора.

Согласно п. 1 ст. 9 Гражданского кодекса Российской Федерации граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права.

Пунктом 1 ст. 421 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что граждане и юридические лица свободны в заключении договора.

Согласно ст. 168 Гражданского кодекса Российской Федерации, в редакции, действовавшей на период заключения договора, сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна.

Парамзина Л.П. указывает, что квартира, предоставленная в залог банку является единственным жильем заемщика и в силу положений п. 2 ст. 6 Федерального закона Российской Федерации от 16 июля 1998 года №102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» в совокупном ее толковании со ст. 338 Гражданского кодекса Российской Федерации, не могла являться предметом залога.

Вместе с тем, данные доводы, как правильно указано судом первой инстанции, основаны на неверном толковании закона, в частности без учета положений ст. 78 Федерального закона Российской Федерации от 16 июля 1998 года №102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» и ст. 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации распространивших общее правило об ответственности должника по кредитным обязательством – всем имуществом, в том числе и недвижимым имуществом, являющимся для такого должника единственным жильем.

Иных обстоятельств противоречия договора залога положениям закона Парамзиной Л.П. не приведено, в связи с чем суд пришел к правильному выводу об отсутствии оснований для признания договора залога недвижимого имущества (ипотеки) от 10 июня 2013 года недействительным в силу его ничтожности.

Кроме того, руководствуясь положениями ст.ст. 181, 199, 200 Гражданского кодекса Российской Федерации, суд указал, что пропуск Парамзиной Л.П. срока исковой давности является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении встречного иска, о применении последствий которого заявлено банком. При этом суд исходил из того обстоятельства, что начало течения срока следует определить с момента заключения договора залога (10 июня 2013 года), встречный иск был предъявлен 07 декабря 2016 года, то есть с пропуском установленного ст. 181 Гражданского кодекса Российской Федерации срока, при этом доказательств уважительности причин пропуска срока исковой давности Парамзиной Л.П. суду не представлено.

Судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции, поскольку они основаны на исследованных судом доказательствах, которым дана аргументированная правовая оценка, при этом мотивы, по которым суд пришел к указанным выводам, исчерпывающим образом изложены в решении суда и являются обоснованными.

Доводы апелляционной жалобы Парамзиной Л.П. о неправомерности обращения взыскания на предмет залога, поскольку кредитный договор не являлся целевым, денежные средства не использовались ответчиком для приобретения предмета залога, кроме того квартира является единственным жильем ответчика, основаны на неверном толковании норм права, основанием для отмены обжалуемого решения служить не могут.

Согласно ч. 1 ст. 78 ФЗ "Об ипотеке (залоге недвижимости)" обращение залогодержателем взыскания на заложенные жилой дом или квартиру и реализация этого имущества являются основанием для прекращения права пользования ими залогодателя и любых иных лиц, проживающих в таких жилом доме или квартире, при условии, что такие жилой дом или квартира были заложены по договору об ипотеке либо по ипотеке в силу закона в обеспечение возврата кредита или целевого займа, предоставленных банком или иной кредитной организацией либо другим юридическим лицом на приобретение или строительство таких или иных жилого дома или квартиры, их капитальный ремонт или иное неотделимое улучшение, а также на погашение ранее кредита или займа на приобретение или строительство жилого дома или квартиры.

В соответствии с ч. 1 ст. 446 Гражданского кодекса Российской Федерации взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на имущество, принадлежащее гражданину-должнику на праве собственности: жилое помещение (его части), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением, за исключением имущества, если оно является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание.

В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда РФ, изложенной в Постановлении от 17 января 2012 года N 10-О-О, запрет обращения взыскания не распространяется на жилое помещение, являющееся предметом ипотеки, на которое в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание. В частности, положения абз. 2 ч. 1 ст. 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в их взаимосвязи с п. 1 ст. 78 Федерального закона "Об ипотеке (залоге недвижимости)" не исключают обращение взыскания на заложенную квартиру - при условии, что такая квартира была заложена по договору об ипотеке либо по ипотеке в силу закона в обеспечение возврата кредита на приобретение или строительство таких или иных квартир, их капитальный ремонт или иное неотделимое улучшение, а также на погашение ранее предоставленных кредита или займа на приобретение или строительство жилого дома или квартиры.

Согласно Определения Конституционного Суда РФ от 26.04.2016 N 810-О оспариваемое законоположение, вопреки доводам заявителя, предусматривает прекращение права пользования залогодателя и иных лиц в связи с обращением взыскания на жилое помещение, являющееся предметом ипотеки в силу закона, и его реализацией только при условии, что оно заложено в обеспечение возврата кредита или целевого займа, предоставленных банком или иной кредитной организацией либо другим юридическим лицом на установленные в этом пункте цели. Что касается прекращения права пользования жилым помещением, заложенным по договору об ипотеке, то вытекающие из Конституции Российской Федерации общепризнанные принципы неприкосновенности и свободы собственности, свободы договора и равенства всех собственников как участников гражданского оборота обусловливают свободу владения, пользования и распоряжения имуществом, включая возможность отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 22 ноября 2000 года N 14-П, от 20 декабря 2010 года N 22-П и др.). Соответственно, предполагается и возможность обеспечения собственником своих обязательств по гражданско-правовым сделкам за счет принадлежащего ему имущества, в том числе относящегося к объектам недвижимости (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 24 марта 2015 года N 5-П; определения Конституционного Суда Российской Федерации от 17 января 2012 года N 10-О-О, от 28 июня 2012 года N 1252-О и др.).

Таким образом, договорный характер ипотеки не препятствует обращению взыскания на заложенную квартиру вне зависимости от того, является она единственным пригодным для постоянного проживания помещением для залогодателя и членов его семьи или не является, а также вне зависимости от целей кредитования.

Действия суда по обращению взыскания на имущество, являющееся предметом залога, в данном случае соответствовали положениям п. 1 ч. 2 ст. 348 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку сумма долга значительна по сравнению со стоимостью имущества, переданного в залог, и требования залогодержателя об обращении взыскания на имущество соразмерны сумме задолженности по кредитному договору (сумма неисполненного обязательства превышает пять процентов от размера стоимости заложенного имущества, допущено нарушение сроков внесения платежей более чем три раза в течение двенадцати месяцев).

Доводы представителя Парамзиной Л.П. изложенные в суде апелляционной инстанции о необоснованности отказа в предоставлении отсрочки в исполнении решения суда в части обращения взыскания на предмет залога, поскольку лишение возможности реструктуризации долга связана с ликвидацией кредитора, который своевременно не заявил требований по возврату кредита до начала ликвидационного процесса отклоняются судебной коллегией поскольку не опровергают того обстоятельства, что ответчик своих обязательств по кредитному договору не исполнила, денежные средства в установленные сроки и порядке не возвратила, что является основанием для обращения взыскания на предмет залога, выступившего гарантом банку возвратить предоставленные кредитные средства.

Обстоятельств возможности выплаты кредита банку в случае предоставления разумной отсрочки ответчик не представила, наоборот указывала на отсутствие возможности перекредитования в иных кредитных организациях, то есть фактически обращение взыскания на предмет залога является единственным доступным средством возврата банком предоставленного Парамзиной Л.П. кредита.

Ссылки апелляционной жалобы на неправильное исчисление судом начала течения срока исковой давности при разрешении встречных исковых требований, поскольку о требованиях банка по возврату кредита ответчику стало известно только 12 мая 2016 года не соответствуют обстоятельствам дела и существу заявленного встречного требования, поскольку о наличии залога, который Парамзина Л.П. просила признать недействительным, заемщику было достоверно известно в момент заключения оспариваемого договора залога, то есть 10 июня 2013 года, соответственно о нарушении права связанного с установлением обременения в виде залога (ипотеки) Парамзиной Л.П. достоверно было известно не позднее 10 июня 2013 года.

В соответствии со ст. 195 Гражданского кодекса Российской Федерации исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено.

Согласно ст. 196 Гражданского кодекса Российской Федерации общий срок исковой давности устанавливается в три года.

Статьей 200 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. По обязательствам с определенным сроком исполнения течение срока исковой давности начинается по окончании срока исполнения.

Таким образом, принимая во внимание, что встречный иск об оспаривании договора залога предъявлен Парамзиной Л.П. в суд 07 декабря 2016 года, суд первой инстанции пришел к верному выводу о пропуске истцом по встречному иску срока исковой давности.

Истцом суду не представлено доказательств уважительности причин пропуска срока исковой давности, объективно исключающих возможность обращения в суд с настоящим иском в установленный законом срок.

В силу ч. 2 ст. 199 Гражданского кодекса Российской Федерации исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Истечение сроков исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием для вынесения судом решения об отказе в иске.

Согласно ч. 4 ст. 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в случае отказа в иске в связи с признанием неуважительными причин пропуска срока исковой давности или срока обращения в суд в мотивировочной части решения суда указывается только на установление судом данных обстоятельств.

Из материалов дела следует, что ответчик заявил о применении срока исковой давности к заявленным истцом требованиям.

Таким образом, поскольку ответчиком было заявлено о применении исковой давности, а иск предъявлен по истечении установленного законом срока, при этом уважительные причины для его восстановления отсутствуют, данное обстоятельство в силу п. 2 ст. 199 Гражданского кодекса Российской Федерации является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении исковых требований.

Поскольку иные доводы апелляционной жалобы не содержат сведений, опровергающих выводы суда, а также данных, которые не были приняты во внимание судом первой инстанции при постановлении решения, а в действительности направлены на иную оценку собранных по делу доказательств, с которой не может согласиться судебная коллегия, то они также не могут явиться основанием для отмены законного и обоснованного решения суда первой инстанции по настоящему делу.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия считает, что все обстоятельства по делу судом были проверены, изложенные в решении выводы суда первой инстанции соответствуют собранным по делу доказательствам, они не опровергаются доводами апелляционной жалобы и не содержат предусмотренных ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оснований для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке.

Вместе с тем, судебная коллегия обращает внимание на то обстоятельство, что при изготовлении решения судом допущена очевидная описка в резолютивной части решения, выразившаяся в неуказании в числе взыскиваемых сумм просроченных процентов по ссудной задолженности в размере 238 401,29 рублей при верном указании общего размера задолженности.

Однако, поскольку в мотивировочной части решения судом названному требованию банка дана правовая оценка с указанием на его обоснованность, допущенная описка на оценку постановленного решения не повлияла и подлежит исправлению судом первой инстанции в порядке ст. 200 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Учитывая изложенное, руководствуясь ст. 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Московского районного суда Санкт-Петербурга от 24 апреля 2017 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Парамзиной Л. П. - без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи:

Рейтинг@Mail.ru

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс»