Решение по делу №22-2149/2018 от 1 марта 2018 г.

Определение

Мотивированное апелляционное постановление изготовлено 23.03.2018

Председательствующий – Ильютик Н.В. Дело №22-2149/2018

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ПОСТАНОВЛЕНИЕ

г.Екатеринбург 22.03.2018

Свердловский областной суд в составе:

председательствующего Кузнецовой М.Д.,

при секретаре Чащиной Т.С.

с участием прокурора апелляционного отдела прокуратуры Свердловской области Перова Р.А.,

осужденного Уланова Р.А. и его защитника – адвоката Погорелкина П.В.,

потерпевшего С., его представителя - адвоката Ченцова Б.Н.

рассмотрел в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденного Уланова Р.А., его защитника Погорелкина П.В., представителя потерпевшего - адвоката Ченцова Б.Н. на приговор Дзержинского районного суда г.Нижний Тагил Свердловской области от 26.12.2017, которым

Уланов Роман Александрович,

родившийся ( / / ) в ...,

ранее не судимый,

- осужден по ч.2 ст.109 УК РФ к 2 годам ограничения свободы с установлением ограничений и возложением обязанности, указанных в приговоре, с лишением права заниматься медицинской врачебной деятельностью по оказанию помощи взрослому населению по профилю «хирургия» сроком на 1 год.

Изложив доклад,

УСТАНОВИЛ:

приговором суда Уланов Р.А. признан виновным в причинении смерти по неосторожности П. вследствие ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей. Преступление совершено 06-07.01.2016 в г.Нижний Тагил Свердловской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре

В судебном заседании Уланов вину не признал.

В апелляционных жалобах, дополнениях к ним:

- осужденный Уланов Р.А. с приговором не согласен ввиду его незаконности и необоснованности, несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела, ставит вопрос об отмене приговора и оправдании по предъявленному обвинению. В качестве оснований своей невиновности ссылается на то, что с приказом главного врача городской больницы №263-Л от 15.04.2010 ознакомлен не был, как и с иными локальными нормативными актами; согласно заключениям экспертиз, выбранная им тактика лечения и объем лечебных мероприятий избраны правильно. Анализируя показания свидетелей, оспаривает выводы заключения экспертизы №21 СМЭ-2017 от 22.05.2017, представленные на эту экспертизу объекты исследования были исследованы неполно. Помимо этого, противоречия в выводах различных экспертиз не устранены. Обращает внимание на незаконность изъятия следователем медицинских документов, объектов из учреждения, допускает внесение сведений в изъятые документы третьими лицами, не проводившими медицинские мероприятия в отношении потерпевшего. Выражает сомнение в осмотре следователем и выводах после просмотра изъятой видеозаписи тренировок хоккейного клуба ввиду ее длительности. Выражает несогласие с отобранием у него в статусе свидетеля по делу образцов почерка, усматривает нарушение ст.195 УПК РФ;

- защитник Погорелкин П.В., не соглашаясь с приговором ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела, просит отменить приговор и оправдать Уланова по предъявленному обвинению в связи с отсутствием в действиях подзащитного состава преступления. Оспаривает выводы суда об оценке заключения специалиста М. и комиссии Центра независимой экспертизы качества медицинской помощи врачебной палаты Московской области, поскольку, вопреки мнению суда, по ст.307 УК РФ специалисты предупреждаться не должны, просит признать данные доказательства допустимыми и дать им оценку в совокупности с иными доказательствами. Находит процедуру изъятия мокрого архива из БСМЭ незаконной, полагает, что следователем архив практически не осматривался. Усматривает неустраненные судом противоречия в выводах экспертиз; обращает внимание, что отделение судебно-медицинских исследований экспертно-криминалистического отдела СУ СК РФ по республике Татарстан не является государственным учреждением. Полагает, что каких-либо правовых предписаний, регламентирующих поведение осужденного в своей профессиональной сфере, Уланов не нарушил, с приказом от 15.04.2010 осужденный не ознакамливался;

- представитель потерпевшего С. – адвокат Ченцов Б.Н., не соглашаясь с приговором ввиду несправедливости назначенного наказания, ставит вопрос об его усилении и назначении наказания, связанного с лишением свободы. С учетом ответа Росздравнадзора оспаривает объективность заключения специалиста М., с учетом комплексного экспертного психолого-лингвистического заключения специалистов от 14.03.2018 допускает, что Уланов вводит суд в заблуждение.

В возражениях на жалобы осужденного, его защитника, представителя потерпевшего - государственный обвинитель Цайгер И.А., на жалобы осужденного и его защитника - представитель потерпевшего Ченцов Б.Н. просят приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы жалоб, суд апелляционной инстанции приходит к следующему.

Мнение осужденного и его защитника о несоответствии выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, являются необоснованными, поскольку опровергаются приведенными в приговоре доказательствами.

Показаниями потерпевшего С., свидетелей Ш. – начальника медицинской службы хоккейного клуба, установлены данные о состоянии здоровья погибшего П. до произошедшего, обстоятельства занятий спортом последнего.

Обстоятельства совершенного преступления установлены судом из показаний свидетеля Т., ответственного дежурного врача больницы в период 06-07.01.2016, о том, что во время суточного дежурства Уланов единолично произвел П.. лапароскопию, на момент его прихода в операционную селезенка у потерпевшего была удалена, осужденный зашивал рану; около 04:00 07.01.2016 у П. обнаружено повторное кровотечение; при проведении релапаротомии после снятия швов сердце потерпевшего остановилось, давление в сосудах пропало, реанимационные мероприятия к успеху не привели, зафиксирована смерть; по причине наличия в животе П. 600 мл крови лигатуру на культе сосудистой ножки удаленной селезенки он не видел. При вскрытии трупа П. видел лигатуру на сосудистой ножке селезенки, но детально не рассматривал.

В суде анестезиолог-реаниматолог больницы А. подтвердил, что во время второй операции по дренажам определил большую кровопотерю у П.; медицинская сестра отделения хирургии Г., медсетсра-анестезист Х. также подтвердили, что 1 поллитровый пакет дренажа был заполнен на 2/3 кровью, во 2 пакете тоже была кровь с примесью физраствора, после первой операции – лапаротомия от А. Х. стало известно, что анестезиологическая карта операции утеряна, при повторном заполнении карты данные ей диктовал А. Помимо этого, Х. подтвердила, что при первичной операции Уланов не диктовал ей этапы операции для записи в медицинскую карту, ответил, что ему некогда, продиктует потом.

О нарушении осужденным приказа по больнице, выполнении операции без ассистента, подтвердили в суде свидетели Н. – главный врач больницы, его заместитель – Ф., заведующий хирургическим отделением И., заведующий РАО Я., являющиеся членами комиссии по изучению летальных исходов, решением комиссии Уланову объявлен выговор.

Согласно национальному руководству «Клиническая хирургия», при спленэктомии селезеночную артерию и вену перевязывают раздельно двумя лигатурами, перевязывают также остальные короткие сосуды.

Факт причинения Улановым вреда здоровью потерпевшего, повлекшего смерть П., установлен заключениями №53-Э/4 СК, №21 СМЭ-2017, согласно которым, причиной смерти П. явились острое массивное артериальное кровотечение, кровопотеря и геморрагический шок тяжелой степени с развитием распираторного дистресс-синдрома и ДВС-синдрома, вследствие интенсивного артериального кровотечения в брюшную полость, возникшего в раннем послеоперационном периоде после выполненной 06.01.2016 операции лапаротомия, спленэктомия, дренирования брюшной полости по поводу закрытой тупой травмы живота, разрыва селезенки, внутрибрюшного кровотечения. Комиссией экспертов установлено, что источником кровотечения явились сосуды в месте культи сосудистой ножки удаленной селезенки, где возникла послеоперационная несостоятельность швов (плохо перевязаны сосуды в месте культи сосудистой ножки удаленной селезенки, лигатура на сосудах ослабла), приведшая к острой массивной кровопотери. Комиссия экспертов пришла к выводу, что между наступлением смерти П. и дефектом оказанной Улановым Р.А. медицинской помощи имеется непосредственная причинно-следственная связь; организационной причиной, способствующей возникновению данного дефекта, могло явиться выполнение операции 1 хирургом без помощи ассистента.

В суде эксперт Ю., производивший исследование трупа П., подтвердил, что явно наблюдал одну лигатуру на сосудистой ножке, ветви селезеночной артерии и вены не были выделены из сосудистой ножки, сколько было лигатур, прошивные или перевязанные, сколько узлов – не знает. Вывод о состоятельности увиденной им лигатуры сделал, поскольку она не отваливалась от сосудистой ножки, состоятельность шва не гарантирует герметичность сосуда. Кроме селезеночной артерии и вены им не обнаружено повреждений ни одного крупного кровеносного сосуда, сосудистая ножка селезенки имела обширные темно-красные блестящие кровоизлияния.

Эксперты Щ., Ж., Л., Р. в суде подтвердили возникновение у П. кровоизлияния в области сосудистой ножки селезенки после проведенной операции; происхождение ослабления лигатуры в связи с некачественным ее наложением по причине высокого давления в этих сосудах; при правильном наложении лигатур в месте расположения селезенки при выделении ее от связок не бывает имбибиции тканей кровью. Эксперт Ж. подтвердил, что в случае отсутствия дефекта оперативной техники попытка пациента встать не приводит к повторному кровотечению.

Виновность осужденного в преступлении, за которое он осужден, подтверждают и протоколы выемки и осмотра, должностная инструкция, акт проверки, вещественные доказательства и другие фактические сведения и данные, приведенные в письменных источниках доказательств, полно и правильно отраженные в приговоре.

В обоснованности и правильности выводов проведенных в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона экспертиз у апелляционной инстанции оснований сомневаться не имеется.

Все доказательства, положенные в основу приговора, не содержат существенных противоречий и дополняют друг друга, каждому из доказательств суд дал надлежащую оценку и привел мотивы, по которым признал их достоверными. Ни одно из доказательств, положенных в обоснование вывода о виновности осужденного, каких-либо сомнений в своей достоверности у апелляционной инстанции не вызывает. Мотивы, по которым суд принял одни доказательства и отверг другие, приведены в приговоре, неустраненных противоречий не имеется.

Надлежащая оценка дана судом и показаниям самого осужденного.

Его доводы о невиновности, аналогичные тем, что приведены в жалобе, были предметом тщательной проверки в суде первой инстанции. Как несостоятельные, высказанные вопреки материалам дела, фактическим обстоятельствам и экспертным исследованиям, данные заявления достаточно мотивировано отвергнуты в приговоре.

Материалы дела свидетельствуют о том, что суд правильно установил фактические обстоятельства и действия осужденного квалифицировал по ч.2 ст.109 УК РФ как причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей. Квалифицирующий признак причинения смерти по неосторожности - вследствие ненадлежащего исполнения Улановым своих профессиональных обязанностей дежурного врача-хирурга хирургического отделения - нашел свое полное подтверждение как по итогам предварительного следствия, так и в судебном заседании.

Судебное разбирательство проведено в соответствии с требованиями закона, всесторонне, полно и объективно, с соблюдением принципов состязательности и равноправия сторон.

Председательствующий создал необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

Все заявленные ходатайства были рассмотрены, по ним судом приняты решения в установленном законом порядке. При этом отказ в удовлетворении заявленных ходатайств не свидетельствует о нарушении состязательности процесса.

Довод осужденного, его защитника о невиновности Уланова ввиду его неознакомления под роспись с приказом главного врача №263-Л от 15.04.2010 и иными локальными актами несостоятельный, поскольку, заключив трудовой договор, Уланов принял на себя обязательства обеспечивать установленный уровень качества выполняемых работ при выполнении трудовых функций, надлежащий уровень обследования и лечения больных, оказывать экстренную, неотложную и плановую медицинскую помощь, применяя по показаниями лечебные мероприятия в соответствии со стандартом медицинской помощи, соблюдать правила внутреннего трудового распорядка. Обязанности Уланова отражены в его должностной инструкции.

Мнение стороны защиты о нарушении прав Уланова при получении у него образца почерка, нарушении уголовно-процессуального закона при изъятии медицинской документации из учреждения, мокрого архива – являлось предметом тщательной проверки суда 1 инстанции, убедительно отвергнуто в связи с отсутствием нарушений ст.202 УПК РФ, Федерального Закона «Об основах охраны здоровья граждан в РФ».

Несогласие защитника с оценкой суда заключений проведенных по делу экспертиз и специалистов со ссылкой на полученные адвокатом ответы из Минздрава и заключение специалиста К. не влияет на правильность вывода о виновности Уланова и законность приговора. Помимо того обстоятельства, что специалисты и эксперты, давшие заключение по делу по заявлению одной из сторон, не были предупреждены об ответственности уполномоченным на то лицом, судом принято во внимание, что лица, давшие заключение, отвечали на вопросы лишь одной из сторон по делу, вторая сторона была лишена возможности задать интересующие ее вопросы; мнение специалиста – это толкование знаний в определенной области.

Сомнения осужденного в просмотре следователем видеозаписи тренировок хоккейного клуба ввиду ее длительности (7 часов), правильности последующего описания при составлении протокола осмотра этой записи являются явно надуманными и не влияют на выводы о виновности.

Довод защитника о незаконности проведенной по делу повторной комиссионной судебно-медицинской экспертизы ввиду того, что не все эксперты, входящие в состав комиссии, являются сотрудниками государственных судебно-экспертных учреждений, - несостоятельный. С постановлением следователя от 13.02.2017 о назначении такой экспертизы и ее поручении экспертам отделения судебно-медицинских исследований экспертно-криминалистического отдела следственного управления следственного комитета РФ по республике Татарстан, которым был определен состав комиссии, Уланов и его защитник были ознакомлены (т.2 л.д. 87-91, 98-99), заявлений от них не поступило.

При назначении Уланову наказания суд в соответствии с требованиями ст.ст.6, 43, 60 УК РФ учел характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности виновного, влияние назначенного наказания на исправление осужденного.

В качестве смягчающих обстоятельств суд учел совершение Улановым преступления впервые, состояние его здоровья, положительные характеристики в быту и по месту работы.

Отягчающих обстоятельств по делу не установлено, в связи с чем при назначении наказания обоснованно, вопреки доводу жалобы представителя потерпевшего, учтены требования ч.1 ст.56 УК РФ.

При назначении дополнительного вида наказания требования ч.3 ст.47 УК РФ судом выполнены.

Назначенное осужденному наказание является справедливым, оснований для его изменения не имеется.

Каких-либо существенных нарушений норм уголовного, уголовно-процессуального закона в ходе предварительного расследования и судебного разбирательства, влекущих изменение или отмену приговора, не установлено, как и оснований для удовлетворения апелляционных жалоб.

Вместе с тем, приговор подлежит изменению по следующим основаниям.

Как установлено судом и подтверждается материалами дела, преступление, предусмотренное ч.2 ст.109 УК РФ, совершено Улановым 06-07.01.2016, уголовное дело возбуждено по признакам преступления, предусмотренного ч.2 ст.109 УК РФ, относящегося к преступлениям небольшой тяжести, 11.01.2016 (т.1 л.д.1).

В соответствии со ст.78 УК РФ, лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления небольшой тяжести истекло два года. При этом сроки давности исчисляются со дня совершения преступления и до момента вступления приговора суда в законную силу.

Учитывая, что Уланов за совершение данного преступления в розыске не находился, срок давности уголовного преследования по данному преступлению истек 06.01.2018, то есть после постановления приговора. В связи с этим, на основании п. «А» ч.1 ст.78 УК РФ, п.3 ч.1 ст.24 УПК РФ Уланов подлежит освобождению от наказания, назначенного за данное преступление.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст.389.13, п.9 ч.1 ст.389.20, ст.389.28 УПК РФ, суд

ПОСТАНОВИЛ:

приговор Дзержинского районного суда г.Нижний Тагил Свердловской области от 26.12.2017 в отношении Уланова Романа Александровича изменить.

Освободить Уланова Р.А. от назначенного по ч.2 ст.109 УК РФ наказания на основании п.3 ч.1 ст.24 УПК РФ за истечением срока давности уголовного преследования.

В остальном приговор в отношении него оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденного Уланова Р.А., его защитника Погорелкина П.В., представителя потерпевшего - адвоката Ченцова Б.Н. - без удовлетворения.

Апелляционное постановление вступает в силу немедленно и может быть обжаловано в кассационном порядке в Президиум Свердловского областного суда в соответствии с положениями гл. 47.1 УПК РФ.

председательствующий –

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс»