Дело №33-4744/2018

Номер дела: 33-4744/2018

Дата начала: 06.02.2018

Суд: Санкт-Петербургский городской суд

Судья: Пошуркова Елена Викторовна

:
Категория
Имущественные споры
Результат
решение (не осн. требов.) отменено в части с прекращением производства
Стороны по делу (третьи лица)
Вид лица Лицо Перечень статей Результат
ТРЕТЬЕ ЛИЦО Ао "Открытие Брокер"
ИСТЕЦ Кузьмин В.П.
ИСТЕЦ Кузьмина Л.И.
ТРЕТЬЕ ЛИЦО ООО "Даром"
ТРЕТЬЕ ЛИЦО ООО "Рубин"
ТРЕТЬЕ ЛИЦО ООО УК "Аврора"
ОТВЕТЧИК ПАО Банк "ФК Открытие"
Движение дела
Наименование события Результат события Основания Дата
Судебное заседание Заседание отложено 06.03.2018
Судебное заседание Вынесено решение 03.04.2018
Дело сдано в отдел судебного делопроизводства 16.04.2018
Передано в экспедицию 16.04.2018
Судебное заседание Отложено в связи с прочими основаниями 08.08.2020
Судебное заседание Вынесено решение решение (не осн. требов.) отменено в части с прекращением производства 08.08.2020
Дело сдано в отдел судебного делопроизводства 08.08.2020
Передано в экспедицию 08.08.2020
 

Определение

Санкт-Петербургский городской суд

Рег. №: 33-4744/2018    Судья: Феодориди Н.К.,

А П Е Л Л Я Ц И О Н Н О Е      О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

Санкт-Петербург    3 апреля 2018 года

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

Председательствующего

Пошурковой Е.В.

Судей

Осининой Н.А., Овчинниковой Л.Д.,

При секретаре

Клопове К.П.,

рассмотрела в закрытом судебном заседании 3 апреля 2018 года гражданское дело № 2-2635/2017 по апелляционным жалобам АО «Открытие Брокер», ПАО Банк «ФК Открытие» на решение Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 1 декабря 2017 года по иску Кузьминой Л. И., Кузьмина В. П. к АО «Открытие Брокер» о взыскании денежных средств, штрафа, признании недействительными условий договоров, компенсации морального вреда, судебных расходов,

Заслушав доклад судьи Пошурковой Е.В., объяснения представителей Кузьминой Л.И., Кузьмина В.П., ООО «Рубин» - Большаковой Н.В., Ширяева А.С., Деминой Д.А., Большакова Д.В., представителей АО «Открытие Брокер» - Рязановой Е.Е., Наумова В.О., представителя ПАО Банк «ФК Открытие» - Беляловой А.Р.,

судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

У С Т А Н О В И Л А:

Кузьмин В.П., Кузьмина Л.И. обратились в суд с иском к АО «Открытие Брокер», в котором, после уточнения исковых требований в порядке ст. 39 ГПК РФ, просили взыскать с в пользу Кузьмина В.П. сумму в счет возмещения причиненных убытков в размере 19 900 000 долларов США в рублевом эквиваленте по курсу Центрального банка Российской Федерации на дату исполнения решения суда и 550 814 449,36 рублей, компенсацию морального вреда в сумме 1 000 000 руб., штраф в размере 50% от суммы, присужденной судом, расходы по оплате государственной пошлины в размере 60 000 рублей; взыскать с АО «Открытие Брокер» в пользу Кузьминой Л.И. сумму в счет возмещения причиненных убытков в размере 189 000 000 рублей, компенсацию морального вреда в сумме 1 000 000 руб., штраф в размере 50% от суммы, присужденной судом, расходы по оплате суммы государственной пошлины в размере 60000 рублей; признать недействительными п. 6.5 и п. 6.3 Договоров на брокерское обслуживание, заключенных Кузьминым В.П., Кузьминой Л.И., ООО «Рубин».

В обоснование заявленных требований истцы указали, что в рамках договоров на брокерское обслуживание предоставили ответчику денежные средства и ценные бумаги, в последующем ответчик сообщил клиентам о том, что денежные средства на их счетах отсутствуют, однако, истцы поручений на совершение операций, которые могли бы привести к отсутствию на их счетах денежных средств, не давали.

Решением Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 1 декабря 2017 года, с учетом определения об исправлении описки от 9 января 2018 года, постановлено: исковые требования удовлетворить частично;

Признать недействительными п. п. 6.3, 6.5. договоров № 48187-БЮ от 06.08.2013, № 50396-БФ от 06.11.2013, № 50145-БФ от 16.10.2013, № 48398-БФ от 22.08.2013, № 66538-БФ от 02.12.2014;

Взыскать с АО «Открытие Брокер» в пользу Кузьмина В. П. 19 900 000 долларов США в рублевом эквиваленте по курсу Центрального банка РФ на дату исполнения решения суда; 416 059 825 руб., 43 коп., расходы по оплате государственной пошлины в размере 60000 руб;

Взыскать с АО «Открытие Брокер» в пользу Кузьминой Л. И. 166 257 398 руб. 89 коп., расходы по оплате государственной пошлины в размере 60000 руб., а всего 166 317 398 руб. 89 коп.;

В остальной части иска отказать.

В апелляционной жалобе представители АО «Открытие Брокер», ПАО Банк «ФК Открытие» просят решение суда отменить, в удовлетворении заявленных требований отказать в полном обьеме.

Представители ООО «Даром», ООО УК «Аврора» в заседание судебной коллегии не явились, о времени и месте судебного заседания извещены надлежащим образом согласно требованиям ст. 113 ГПК РФ, ходатайств и заявлений об отложении слушания дела, документов, подтверждающих уважительность причины своей неявки, в судебную коллегию не представили.

В силу ч. 3 ст. 167 ГПК РФ неявка лиц, участвующих в деле и извещенных о времени и месте рассмотрения дела, не является препятствием к разбирательству дела, в связи с чем, судебная коллегия считает возможным рассмотреть дело в отсутствие не явившихся представителей третьих лиц.

Выслушав объяснения участников процесса, обсудив доводы апелляционной жалобы, изучив материалы дела, судебная коллегия приходит к следующему.

Согласно пункту 1 статьи 15 ГК РФ, лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Согласно ч. 1 и ч. 2 ст. 393 Гражданского кодекса РФ должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства.

Если иное не установлено законом, использование кредитором иных способов защиты нарушенных прав, предусмотренных законом или договором, не лишает его права требовать от должника возмещения убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства.

В соответствии с п. 12 Постановления Пленума ФС РФ от 23.06.2015 года N 25, по делам о возмещении убытков истец обязан доказать, что ответчик является лицом, в результате действий (бездействия) которого возник ущерб, а также факты нарушения обязательства или причинения вреда, наличие убытков (пункт 2 статьи 15 ГК РФ).

Отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство (пункт 2 статьи 401 ГК РФ). По общему правилу лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине (пункт 2 статьи 1064 ГК РФ). Бремя доказывания своей невиновности лежит на лице, нарушившем обязательство или причинившем вред. Вина в нарушении обязательства или в причинении вреда предполагается, пока не доказано обратное.

Если лицо несет ответственность за нарушение обязательства или за причинение вреда независимо от вины, то на него возлагается бремя доказывания обстоятельств, являющихся основанием для освобождения от такой ответственности (например, пункт 3 статьи 401, пункт 1 статьи 1079 ГК РФ)".

В силу п. 1 ст. 209 ГК РФ права владения, пользования и распоряжения своим имуществом принадлежат собственнику.

Согласно ч. 1 ст. 3 Федерального закона от 22.04.1996 N 39-ФЗ "О рынке ценных бумаг", брокерской деятельностью является деятельность по совершению гражданско-правовых сделок с ценными бумагами и (или) по заключению договоров, являющихся производными финансовыми инструментами, по поручению клиента от имени и за счет клиента (в том числе эмитента эмиссионных ценных бумаг при их размещении) или от своего имени и за счет клиента на основании возмездных договоров с клиентом.

В соответствии с ч. 2 ст. 3 Федерального закона от 22.04.1996 N 39-ФЗ "О рынке ценных бумаг", брокер должен выполнять поручения клиентов добросовестно и в порядке их поступления.

Как предусмотрено п. 3.1 Постановления ФКЦБ РФ от 11.10.1999 N 9 "Об утверждении Правил осуществления брокерской и дилерской деятельности на рынке ценных бумаг Российской Федерации" (действовавшего на момент возникновения спорных правоотношений), при осуществлении брокерской деятельности на рынке ценных бумаг профессиональному участнику следует:

исполнять поручения клиентов в порядке их поступления, действуя исключительно в интересах клиентов, и обеспечивать наилучшие условия исполнения поручений клиентов в соответствии с условиями поручений;

при заключении договора на брокерское обслуживание письменно уведомить клиента о рисках, связанных с осуществлением операций на рынке ценных бумаг;

возместить клиенту убытки в порядке, установленном законодательством.

В силу положений статьи 309 Гражданского кодекса Российской Федерации, обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями или иными обычно предъявляемыми требованиями.

Как установлено судом и подтверждено материалами дела, путем подписания заявления на присоединение к договору между Кузьминым В.П. и АО «Открытие Брокер» (ранее ОАО «Брокерский дом «Открытие») были заключены договоры на брокерское обслуживание № 48398-БФ от 22.08.2013, № 50145-БФ от 16.10.2013, № 50396-БФ от 06.11.2013 (т.1 л.д. 17, 48, 52), депозитарные договоры № 48398-ДФ от 22.08.2013, № 50145-ДФ от 16.10.2013, № 50396-ДФ от 06.11.2013 (т.1 л.д. 17, 48, т.2. л.д. 121); между Кузьминой Л.И. и АО «Открытие Брокер» были заключены договор на брокерское обслуживание № 66538-БФ от 02.12.2014, депозитарный договор № 66538-ДФ от 02.12.2014, договор на ведение индивидуального инвестиционного счета № 66538-ИФ от 02.12.2014 (т.2 л.д. 143); между ООО «Рубин» и АО «Открытие Брокер» был заключен договор на брокерское обслуживание № 48187-БЮ от 06.08.2013, депозитарный договор № 48187-ДЮ от 06.08.2013 (т.2 л.д. 63).

Из содержания договоров на брокерское обслуживание, заключенных истцами путем подписания заявлений о присоединении, следует, что предметом договора на брокерское обслуживание является совершение Брокером по поручению Клиента гражданско-правовых сделок с ценными бумагами Клиента, а также заключение договоров, являющихся производными финансовыми инструментами, от имени и за счет Клиента, либо от своего имени и за счет Клиента. Также Брокер обязуется совершать сделки по покупке и продаже иностранной валюты на валютном рынке по поручению Клиента от своего имени и за счет Клиента. Брокерское обслуживание Клиента осуществляется Брокером на основании Брокерского договора и Регламента обслуживания клиентов на рынке ценных бумаг и срочном рынке АО «Открытие Брокер», являющегося неотъемлемой частью Брокерского договора (далее - Регламента).

Как следует из п. 3.2.3 Договора на брокерское обслуживание (в ред. от 29.05.2013, далее - Брокерский договор), Брокер обязан исполнять поручения Клиента в порядке их поступления на наилучших возможных условиях. Стороны согласовали, что под поручением понимается сообщение распорядительного характера, поданное Клиентом Брокеру с целью заключения сделки с ценными бумагами, срочной сделкой, конверсионной сделкой или с целью исполнения фьючерсного контракта или опциона, в интересах Клиента (Раздел 2 Регламента в ред. от 20.08.2013 г.) Как следует из п. 7.1.6 Регламента все поручения Клиента могут быть переданы Брокеру любым из способов, указанных в Порядке обмена сообщениями (Приложение № 11 Регламента), далее - Порядок обмена. Как следует из п. 1.1 Порядка обмена, сообщения Клиента должны отвечать требованиям оформления, достаточным для однозначной идентификации Клиента и надлежащего исполнения поручений. В противном случае Брокер вправе не принимать сообщения к исполнению, если Клиент не подтвердил факт передачи сообщения и его содержание дополнительно. Сторонами согласовано, что обмен сообщениями между Брокером и Клиентом может осуществляться любым из следующих способов: посредством направления оригинала самостоятельно, почтой, курьером, посредством факсимильной связи, электронной почты, телефонной связи, смс-сообщений, посредством личного кабинета Клиента (для физических лиц), посредством программного обеспечения, в том числе ИТС QUIK. Брокерским договором также предусмотрена обязанность Брокера предоставлять отчеты о проведенных по поручению Клиента сделках (п. 3.2.4 Брокерского договора). Согласно п. 12.2 Регламента Брокер предоставляет Клиенту отчетность в электронной форме - посредством размещения в Личном кабинете на сайте Брокера, посредством направления по адресу электронной почты, указанной в анкете Клиента, на бумажном носителе (в офисе Брокера или по почте).

Согласно имеющемуся в материалах дела расчету исковых требований (т.3, л.д.8-10) в рамках указанных договоров ООО «Рубин» перечислило на брокерские счета в АО «Открытие Брокер» денежные средства в размере 500 000 000 рублей и 19 900 000 долларов США, что подтверждается платежными поручениями №865 от 26.02.2014 на сумму 100 000 000 рублей, №2505 от 06.11.2014 на сумму 400 000 000 рублей, заявлениями на перевод иностранной валюты №1 от 22.04.2014 на сумму 1 000 000 долларов США, №2 от 23.04.2014 на сумму 4 000 000 долларов США, №4 от 30.05.2014 на сумму 7 900 000 долларов США, мемориальным ордером №1 от 04.06.2014, банковским ордером №91202 от 23.05.2014 на сумму 7 000 000 долларов США(т.1,л.д.80-88)

Кузьмина Л.И. перечислила ответчику денежные средства в размере 189 000 000 рублей, что подтверждается платежными поручениями №115 от 02.12.2014, №185 от 23.12.2014 и № 137 от 31.12.2014 (т.2, л.д.168-170), письмом ОАО Банк АВБ «На пл. Кирова» б/н от 30.03.2015 (т.1, л.д.89)

Кузьмин В.П. перечислил в АО «Открытие Брокер» 40 000 000 рублей, что подтверждается платежным поручением №184 от 02.02.2015, письмом ОАО Банк АВБ «На пл. Кирова» б/н от 30.03.2015 (т.2л.д.151, т.1 л.д.19). Так же Кузьминым В.П. в АО «Открытие Брокер» переданы еврооблигации в количестве 1500 и 400 штук номиналом по 1000 долларов США каждая, что подтверждается поручением от 23.12.2014, в результате продажи которых на счете были аккумулированы средства в размере 129 927 000 рублей.

Зачисление на счета клиентов указанных денежных средств ответчиком не оспаривается.

Согласно материалам КУСП (т.2 л.д.20,71), 24.03.2015 клиенты узнали об отсутствии денежных средств на счетах.

В последующем ООО «Рубин» заключило с Кузьминым В.П. договор продажи финансового актива от 21.10.2016, в соответствии с которым ООО «Рубин» продает Кузьмину В.П. свои права и обязанности, вытекающие из отношений, связанных с брокерским обслуживанием ОАО «Брокерский дом «Открытие». Продаваемые требования представляют собой права требования возврата инвестированных продавцом средств и связанных с этим отношений. В силу настоящего договора продавец выбывает из обязательств, определенных договором, а покупатель вступает в них и принимает на себя права и обязанности по указанному правоотношению без изменения. Таким образом, права требования ООО «Рубин» к АО «Открытие Брокер» по возврату средств перешли к Кузьмину В.П. и заявлены последним в рамках иска к АО «Открытие Брокер».

Разрешая заявленные требования, суд первой инстанции, оценив представленные доказательства по правилам ст. 67 ГПК РФ, на основании объяснений сторон, фактических обстоятельств дела, достоверно установив, что в материалах дела отсутствуют доказательства, свидетельствующие о том, что истцами давались распоряжения ответчику на совершение убыточных сделок по счету, в результате которых были списаны все денежные средства с их счетов, представленные ответчиком доказательства в обоснование того обстоятельства, что денежные средства списывались исключительно по распоряжению самих ответчиков, не соответствуют требованиям главы 6 ГПК РФ, а истцы, в результате внесения изменений в их анкетные данные, были лишены возможности получать от брокера отчеты, которые могли поступать только агенту ответчика, вследствие чего не могли контролировать состояние своих счетов, пришел к обоснованному выводу о частичном удовлетворении заявленных требований.

При этом суд указал, что, так как в материалах дела имеются платежные поручения по перечислению АО «Открытие Брокер» денежных средств Кузьмину В.П. на общую сумму 134 754 623,93 рублей (т.2 л.д.150, 152-160), а также платежные поручения по перечислению АО «Открытие Брокер» денежных средств Кузьминой Л.И. на общую сумму 22 742 601,11 рублей (т.2 л.д.163-167), то требования в указанной части подлежат отклонению.

Также суд, правильно применив положения ст. 98 ГПК РФ, обоснованно взыскал с ответчика в пользу истцов уплаченную ими государственную пошлину в размере по 60 000 рублей в пользу каждого.

Судебная коллегия полагает возможным согласиться с указанными выводами суда первой инстанции.

Вместе с тем, разрешая требования о признании недействительными пунктов 6.3, 6.5 брокерских Договоров, заключенных Ответчиком с Кузьминым В.П., Кузьминой Л.И., ООО «Рубин», согласно которым брокер не несет ответственности перед клиентом за убытки, причиненные действием или бездействием брокера, если брокер обоснованно полагался на указания клиента, содержащиеся в поручениях клиента, и обоснованно рассматривал такие поручения как исходящие от клиента, а также на информацию, утратившую свою достоверность из-за несвоевременного доведения ее клиентом до сведения брокера, или являющейся заведомо недостоверной, а равно в связи с непредставлением или несвоевременным предоставлением клиентом брокеру информации и/или сведений и/или документов, необходимых для исполнения брокером своих обязательств по настоящему договору (п. 6.3); брокер не несет ответственности за неисполнение либо ненадлежащее исполнение третьими лицами сделок, заключенных во исполнение поручения клиента брокером (п. 6.5), суд первой инстанции указал, что они являются недействительными, поскольку направлены на освобождение ответчика от ответственности за нарушение своих обязательств, а также обязательств третьих лиц, с которыми ответчик, а не клиент, состоит в правоотношениях, то есть контрагентов самого ответчика, который в силу императивных норм закона и своего профессионального статуса обязан отвечать за действия таких третьих лиц перед своими клиентами как за свои собственные.

Анализируя указанный вывод суда первой инстанции, судебная коллегия приходит к следующему.

В ходе заседания судебной коллегии, состоявшегося 3 апреля 2018 года, от представителя Кузьминой Л.И., Кузьмина В.П.Большаковой А.В. поступило заявление об отказе от исковых требований в части признания недействительными п. 6.3 и п. 6.5 всех договоров на брокерское обслуживание, заключенных Кузьминой Л.И., Кузьминым В.П., ООО «Рубин» с АО «Открытие брокер» и прекращении производства по делу в указанной части.

Остальные представители истцов и ООО «Рубин» - Ширяев А.С., Демина Д.А., Большаков Д.В., представители АО «Открытие Брокер» - Рязанова Е.Е., Наумов В.О., представитель ПАО Банк «ФК Открытие» - Белялова А.Р., против прекращения производства по делу в указанной части не возражали.

Содержание статей 39, 220, 221, 326 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации сторонам разъяснены и понятны.

Принимая во внимание, что отказ представителя Кузьминой Л.И., Кузьмина В.П.Большаковой А.В. от искового заявления в части не противоречит закону и не ущемляет права сторон, полномочия представителя на отказ от иска подтверждены представленной в материалы дела доверенностью № 63 АА 4660927 от 07.11.2017 сроком на 3 года, судебная коллегия считает возможным принять данный частичный отказ от иска и прекратить производство по делу в указанной части.

Доводы апелляционных жалоб о том, что судом первой инстанции при расчете суммы иска, подлежащей удовлетворению, были учтены не все операции по счетам и оценены не все доказательства, имеющиеся в деле, что привело к удовлетворению исковых требований, которые не подлежали удовлетворению, не могут быть приняты во внимание судебной коллегией ввиду следующего.

В обоснование данного довода апелляционной жалобы, ответчиком были представлены в суд платежные поручения № 276 от 01.04.2015 на сумму 21 882 222 рубля 14 копеек с указанием получателя «Кузьмина Л. И.» (т. 19, л.д. 214), а также заявление на перевод иностранной валюты №763 от 16 января 2014 года на сумму 48 804 евро 95 центов (т.19, л.д. 239) на имя Кузьмина В.П., которые не могут быть приняты в качестве доказательств фактически выплаченных истцам денежных средств ввиду следующего.

Как установлено абз. 2 ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ, суд апелляционной инстанции оценивает имеющиеся в деле, а также дополнительно представленные доказательства. Дополнительные доказательства принимаются судом апелляционной инстанции, если лицо, участвующее в деле, обосновало невозможность их представления в суд первой инстанции по причинам, не зависящим от него, и суд признает эти причины уважительными. О принятии новых доказательств суд апелляционной инстанции выносит определение.

Таким образом, новые доказательства по делу принимаются судом апелляционной инстанции только в том случае, если лицом, представившим их, обоснованы причины, по которым данные доказательства не могли быть представлены в суде первой инстанции.

Вместе с тем, учитывая тот факт, что разбирательство в суде первой инстанции продолжалось более года (исковое заявление поступило в суд 1 ноября 2016 года, а решение было вынесено 1 декабря 2017 года), то есть ответчик не лишен был права предоставить указанные документы суду первой инстанции в одном из 16 состоявшихся по делу судебных заседаний, чего им сделано не было, судебная коллегия приходит к выводу, что оснований для принятия новых доказательств и пересмотра решения суда первой инстанции по данному основанию у суда апелляционной инстанции не имеется, вследствие чего данный довод жалобы подлежит отклонению.

Кроме того, судебная коллегия обращает внимание на необоснованность доводов жалоб относительно того, что в материалах дела отсутствуют доказательства конвертации переданных Кузьминым В.П. 1900 еврооблигаций в денежные средства, поскольку в ходе судебного разбирательства в суде первой инстанции представителем ответчика были даны пояснения, что еврооблигации зачислялись на счета истца по его поручению, что возможно только в денежной форме (т.19, л.д. 60).

Доводы жалоб относительно недействительности договора продажи финансового актива от 21.10.2016, согласно которому права требования перешли от ООО «Рубин» к Кузьмину В.П., как противоречащего п. 9.9 Брокерского договора между Кузьминым В.П. и АО «Открытие Брокер», не может быть принят во внимание ввиду следующего.

В соответствии с положениями ст. 431 ГК РФ, при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

При этом п. 1 ст. 450 ГК РФ предусмотрено, что изменение и расторжение договора возможны по соглашению сторон, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, другими законами или договором.

Таким образом, при определении условий договоров, определяющее значение имеет текст договора, подписанный сторонами.

Как следует из представленного в материалы дела Договора на брокерское обслуживание (стандартная форма присоединения), утвержденного Приказом генерального директора ОАО «Брокерский дом «ОТКРЫТИЕ» от 29.05.2013 (т.8, л.д. 3-12), заявление на присоединение к которому подписывалось Кузьминым В.П. (т.1, л.д. 17), он содержит 8 статей (статья 8 – заключительные положения). Пункт 9.9 в данном договоре отсутствует.

Также данное положение отсутствует и в заключенном с Кузьминой Л.И. договоре по форме, утвержденной 27.10.2014 (т.8, л.д. 125).

Учитывая тот факт, что заключенный между ООО «Рубин» и АО «Открытие Брокер» договор на брокерское обслуживание № 48187-БЮ датирован 06.08.2013 (т.2 л.д. 63), то есть на него распространяется стандартная форма присоединения от 29.05.2013, где отсутствует п. 9.9. согласно которому Клиент не вправе передавать или иным образом уступать своим права, обязательства или требования по настоящему договору, при этом дальнейшие редакции Договора ни ООО «Рубин», ни Кузьминым В.П. не подписывались, доказательств обратного в материалы дела не представлено, судебная коллегия приходит к выводу, что данный довод жалобы не может быть признан обоснованным.

В связи с вышесказанным, ссылка в жалобе на положения п. 2 ст. 382 ГК РФ, которым предусмотрено, что, если договором был предусмотрен запрет уступки, сделка по уступке может быть признана недействительной по иску должника только в случае, когда доказано, что другая сторона сделки знала или должна была знать об указанном запрете, не является обоснованной, поскольку подписанными истцами Брокерскими договорами запрет на уступку предусмотрен не был.

При этом судебная коллегия обращает внимание, что в соответствии с положениями ст. 166 ГК РФ, сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено стороной сделки или иным лицом, указанным в законе.

Учитывая, что в рамках настоящего дела ответчиком не заявлялись встречные требования о признании договора продажи финансового актива от 21.10.2016 недействительным, судебная коллегия приходит к выводу, что у суда первой инстанции не имелось оснований для удовлетворения данного требования ответчика.

Довод апелляционной жалобы относительно нарушения судом первой инстанции правил подсудности рассмотрения спора, не может быть принят во внимание судебной коллегией ввиду следующего.

Определением Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 1 декабря 2017 года, оставленным без изменения Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 3 апреля 2018 года, АО «Открытие Брокер» было отказано в удовлетворении ходатайства о передаче дела по подсудности в Замоскворецкий районный суд города Москвы.

Таким образом, учитывая тот факт, что вступившим в законную силу определением от 1 декабря 2017 года ответчику было отказано в передаче дела по подсудности, судебная коллегия приходит к выводу, что оснований для удовлетворения данного довода апелляционной жалобы также не имеется.

Доводы апелляционных жалоб относительно того, что к участию в деле не было привлечено третье лицо, на чьи права и обязанности может повлиять вынесенное судом судебное решение, не могут послужить основанием для отмены решения суда первой инстанции ввиду следующего.

В обоснование данного довода апелляционной жалобы представитель ответчика ссылается на то обстоятельство, что в случае исполнения решения суда возникает риск прекращения АО «Открытие Брокер», являющимся подконтрольной Банку России финансовой организацией, оказания физическим лицам брокерских и депозитарных услуг на основании заключенных договоров.

Частью 1 статьи 43 ГПК РФ установлено, что третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора, могут вступить в дело на стороне истца или ответчика до принятия судом первой инстанции судебного постановления по делу, если оно может повлиять на их права или обязанности по отношению к одной из сторон. Они могут быть привлечены к участию в деле также по ходатайству лиц, участвующих в деле, или по инициативе суда.

Как предусмотрено п. 4 ч. 4 ст. 330 ГПК РФ, основаниями для отмены решения суда первой инстанции в любом случае является принятие судом решения о правах и об обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле;

Таким образом, для отмены решения суда по основанию не привлечения лица к участию в деле необходимо наличие доказательств, свидетельствующих о том, что судом было принято решение о правах и обязанностях данного лица.

Вместе с тем, учитывая тот факт, что настоящим решением никакого решения о правах и обязанностях ЦБ РФ принято не было, доказательств, что настоящее судебное постановление может напрямую повлиять на права или обязанности Банка России по отношению к одной из сторон, истцом также не представлено, а сам факт того, что Банк России является основным акционером учредителя АО «Открытие Брокер» не является доказательством финансовой несостоятельности как ПАО Банк «ФК Открытие», так и самого ответчика (на что ссылались, в том числе, представители ответчика в ходе рассмотрения дела в районном суде), при этом судом первой инстанции направлялся судебный запрос в адрес ЦБ РФ, однако, с ходатайством о вступлении в дело в качестве третьего лица данная организация не обращалась, судебная коллегия приходит к выводу, что у суда первой инстанции не имелось оснований для привлечения Банка России в качестве третьего лица и данный довод жалоб подлежит отклонению.

По тем же основаниям у суда отсутствовали основания для привлечения к участию в деле Верещагина А.В., поскольку достоверных доказательств, что ущерб истцам был причинен именно его действиями, в материалы дела не представлено и, как следствие, вопрос о его правах и обязанностях по отношению к Кузьминой Л.И., Кузьмину В.П. не разрешался.

Доводы апелляционных жалоб о том, что АО «Открытие Брокер» является ненадлежащим ответчиком по настоящему делу, также подлежат отклонению по следующим основаниям.

В обоснование данного довода апелляционной жалобы представитель ответчика указывает, что надлежащим ответчиком является ООО «Волга Капитал», поскольку данное лицо не уполномочивалось ответчиком на совершение действий, оспариваемых истцами: прием поручений от истцов, заключение сделок по счетам истцов, изготовление и передачу истцам собственных отчетов, и, как следствие, в силу ст. 183 ГК РФ, сделка считается заключенной от имени и в интересах ООО «ВолгаКапитал».

Как установлено п. 1 ст. 1005 ГК РФ, по агентскому договору одна сторона (агент) обязуется за вознаграждение совершать по поручению другой стороны (принципала) юридические и иные действия от своего имени, но за счет принципала либо от имени и за счет принципала.

По сделке, совершенной агентом с третьим лицом от своего имени и за счет принципала, приобретает права и становится обязанным агент, хотя бы принципал и был назван в сделке или вступил с третьим лицом в непосредственные отношения по исполнению сделки.

По сделке, совершенной агентом с третьим лицом от имени и за счет принципала, права и обязанности возникают непосредственно у принципала.

Как верно указал суд первой инстанции в обжалуемом решении, АО «Открытие Брокер» осуществляло деятельность по привлечению клиентов, заключению договоров и оказанию услуг в рамках заключенных договоров через агентов ООО «ВолгаКапитал» на основании договора №№45270-АРКБ/13 от 01.04.2013 (т.2 л. д. 408-412), а также доверенности №119/13-Н от 30.05.2013 т.2 л. д. 428) и ООО «Управляющая компания «Аврора» на основании договора возмездного оказания услуг №64422-АРКБ/14 от 01.11.2014 (т.2 л. д. 390-406).

ООО «Волга Капитал» являлось агентом ответчика, действовало от его имени и по его поручению, что подтверждается агентским договором №45270-АРКБ/13 от 01.04.2013 (далее - Агентский договор), а также доверенностью №119/13-Н от 30.05.2013. Как следует из указанных документов, ответчик уполномочил ООО «ВолгаКапитал» заключать от имени и за счет АО «Открытие Брокер» с потенциальными клиентами договоры на брокерское обслуживание и депозитарные договоры, проводить идентификацию клиентов, обеспечивать обмен документами между клиентами и Брокером, как на стадии заключения договоров, так и в ходе оказания Брокером услуг по заключенным договорам. Согласно п. 1.1.1. Агентского договора все права и обязанности по брокерским и депозитарным договорам, заключенным Агентом с клиентами возникают непосредственно у Брокера. При этом пунктом 2.5.2 Агентского договора предусмотрено, что Брокер осуществляет контроль за исполнением агентом своих обязательств по договору.

Таким образом, все действия Агента по заключенным с клиентами договорам считаются действиями самого АО «Открытие Брокер» и порождают у последнего права и обязанности по таким договорам в силу ст.1005 ГК РФ и условий заключенного между сторонами договора.

Учитывая то обстоятельство, что все Брокерские договоры были заключены истцами именно с АО «Открытие Брокер» (т.1, л.д. 17, т.2 л.д. 63, т.2 л.д. 143), денежные средства истцами зачислялись именно на счета ответчика, а в ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции ответчиком неоднократно указывалось, что именно им совершались операции по счетам клиентов, что подтверждается, в том числе, представленным в материалы дела отзывом на иск (т. 18, л.д. 2-25), то есть, по существу, ООО «ВолгаКапитал» только привлекло истцов в качестве клиентов ответчика и было вправе принимать у клиентов информацию для брокера и передавать ответчику документы, а совершением сделок по счетам клиентов занималось непосредственно АО «Открытие Брокер», судебная коллегия приходит к выводу об отсутствии оснований полагать, что ООО «ВолгаКапитал» действовало при превышении своих полномочий как агента, и, как следствие, данный довод жалобы со ссылкой на положения ст. 183 ГК РФ, подлежит отклонению.

Доводы апелляционных жалоб о злоупотреблении истцами своими правами на уточнение предмета и основания иска, которые уточнялись в 7 судебных заседаниях из 16, подлежат отклонению судебной коллегией ввиду следующего.

В соответствии с положениями ст. 10 ГК РФ, не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

Как предусмотрено п. 1 ст. 39 ГПК РФ, истец вправе изменить основание или предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований либо отказаться от иска, ответчик вправе признать иск, стороны могут окончить дело мировым соглашением.

Учитывая тот факт, что уточнение исковых требований в судебных заседаниях было вызвано объективными обстоятельствами (в частности, предоставлением как истцом, так и ответчиком дополнительных доказательств (почерковедческой экспертизы, заключений специалистов Юридического бюро «Судебно-Экспертная лаборатория и т.п.), большим объемом поступающих документов (на момент вынесения решения суда дело состояло из 19 томов), а кроме того, действиями самого ответчика, не предоставившего ни суду, ни истцовой стороне единого отчета о совершенных по поручениям истцов сделок, а также, вплоть до судебного заседания в суде апелляционной инстанции не предоставившего точный расчет сумм, которые были переведены истцам с их брокерских счетов (уточнения в указанной части были рассмотрены судом апелляционной инстанции выше по тексту настоящего апелляционного определения), судебная коллегия приходит к выводу, что в действиях истцов по уточнению заявленных требований отсутствовали признаки того, что они осуществлялись исключительно с намерением причинить вред ответчику, производились в обход закона с противоправной целью, или иные признаки заведомо недобросовестного поведения, вследствие чего данный довод апелляционной жалобы подлежит отклонению.

При этом судебная коллегия обращает внимание, что представленный ответчиком в т. 18 детальный анализ сделок на 426 листах (т.18, л.д. 26-452) не может быть признан надлежащим доказательством по делу ввиду следующего.

Как предусмотрено п. 1 ст. 79 ГПК РФ, при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу. Проведение экспертизы может быть поручено судебно-экспертному учреждению, конкретному эксперту или нескольким экспертам.

В соответствии с п. 2 ст. 79 ГПК РФ, при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу. Проведение экспертизы может быть поручено судебно-экспертному учреждению, конкретному эксперту или нескольким экспертам.

В силу п. 2 ст. 80 ГПК РФ, в определении суда также указывается, что за дачу заведомо ложного заключения эксперт предупреждается судом или руководителем судебно-экспертного учреждения, если экспертиза проводится специалистом этого учреждения, об ответственности, предусмотренной Уголовным кодексом Российской Федерации.

При этом, п. 2 ст. 86 ГПК РФ установлено, что заключение эксперта должно содержать подробное описание проведенного исследования, сделанные в результате его выводы и ответы на поставленные судом вопросы. В случае, если эксперт при проведении экспертизы установит имеющие значение для рассмотрения и разрешения дела обстоятельства, по поводу которых ему не были поставлены вопросы, он вправе включить выводы об этих обстоятельствах в свое заключение.

Учитывая тот факт, что представленный ответчиком анализ является, по существу, отзывом на представленное истцами заключение специалиста ООО Юридическое бюро «Судебно-экспертная лаборатория» №144 от 07.04.2017, представленные в данном документе на 426 листах таблицы и графики, с очевидностью, требуют для их анализа специальных знаний, при этом из отчета не следует, ни кем он был составлен, ни какие методы применялись при его создании, то есть анализ не соответствует признакам ст. 86 ГПК РФ, об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения его составитель не предупреждался, при этом в ходе рассмотрения настоящего дела ходатайство о назначении по делу судебной бухгалтерской экспертизы ответчиком не заявлялось, судебная коллегия приходит к выводу, что данное заключение не может быть признано исчерпывающим доказательством правомерности проведенных сделок, вследствие чего данный документ не может быть признан наглядным и обоснованным расчетом по убыточным сделкам.

Кроме того, судебная коллегия обращает внимание, что предоставление данного отчета, как и оставшиеся доводы жалобы, сводящиеся к наличию доказательств того, что все убыточные сделки по счетам истцов совершались по их поручениям, по существу, не имеют правового значения для настоящего спора ввиду следующего.

В соответствии с п. 1 ст. 56 ГПК РФ, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

При этом, как уже указывалось выше, согласно ч. 1 ст. 3 Федерального закона от 22.04.1996 N 39-ФЗ "О рынке ценных бумаг", брокерской деятельностью является деятельность по совершению гражданско-правовых сделок с ценными бумагами и (или) по заключению договоров, являющихся производными финансовыми инструментами, по поручению клиента от имени и за счет клиента (в том числе эмитента эмиссионных ценных бумаг при их размещении) или от своего имени и за счет клиента на основании возмездных договоров с клиентом.

Из буквального толкования указанных норм права следует, что бремя доказывания в рамках настоящего дела распределяется следующим образом: истцы должны представить доказательства, свидетельствующие о том, что сделки, совершенные по их брокерским счетам, были совершены без их ведома и поручения, а ответчик, соответственно, должен представить доказательства, свидетельствующие о том, что все сделки были совершены исключительно по поручениям истцов.

В обоснование своей позиции по делу ответчик в суде первой и в суде апелляционной инстанций ссылался на то обстоятельство, что большинство сделок истцами и ООО «Рубин» совершалось посредством программного обеспечения ИТС QUIK, в отдельных случаях они использовали подачу торговых поручений посредством телефонной связи и подачу неторговых поручений посредством личного кабинета.

Вместе с тем, судебная коллегия обращает внимание, что представленные ответчиком доказательства в обоснование своей позиции по делу не могут быть приняты во внимание судебной коллегией ввиду следующего.

Как правильно указал суд первой инстанции в обжалуемом решении, утверждение ответчика о том, что истцы и третье лицо - ООО «Рубин» давали поручения ответчику, в частности, посредством программного обеспечения QUIK, а также через личный кабинет клиента, не подтверждаются материалами дела.

Так, ответчик утверждает, что ООО «Рубин» осуществило первый вход в систему QUIK 07.03.2014, однако надлежащими и достоверными доказательствами указанный довод не подтвержден, кроме письменных пояснений самого ответчика.

Представленный ответчиком Протокол осмотра доказательств в сети интернет от 17.05.2017 (далее - Протокол от 17.05.2017) не подтверждает факт получения истцами и ООО «Рубин» доступа к личному кабинету или к серверу ИТС QUIK. Представленные скриншоты интернет-страниц архива электронной почты (приложения к Протоколу от 17.05.2017) о направлении на электронную почту Кузьминой Л.И. и ООО «Рубин» логина и пароля для доступа в личный кабинет, а также направления информация о предоставлении доступа к серверу ИТС QUIK, не подтверждают факт доставки указанных сообщений.

Как предусмотрено ст. 165.1 ГК РФ, заявления, уведомления, извещения, требования или иные юридически значимые сообщения, с которыми закон или сделка связывает гражданско-правовые последствия для другого лица, влекут для этого лица такие последствия с момента доставки соответствующего сообщения ему или его представителю.

Данная норма конкретизирована в п. 67 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 г. N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" где указано, что бремя доказывания факта направления (осуществления) сообщения и его доставки адресату лежит на лице, направившем сообщение.

Представленный ответчиком протокол осмотра доказательств в сети Интернет (т.19, л.д. 2-50) подтверждает только содержание почтового ящика АО «Открытие Брокер», при этом никаких доказательств (например, отчета о доставке электронного сообщения и т.п.), подтверждающих факт доставки Кузьминой Л.И. и ООО «Рубин» логина и пароля для доступа в личный кабинет, а также направления информации о предоставлении доступа к серверу ИТС QUIK, данный протокол не содержит.

Кроме того, представленный Протокол от 17.05.2017 не содержит доказательств того, что Кузьмина Л.И. и ООО «Рубин» давали поручения на совершение сделок посредством личного кабинета или системы QUIK.

Также судебная коллегия обращает внимание, что согласно п. 5 ст. 61 ГПК РФ, обстоятельства, подтвержденные нотариусом при совершении нотариального действия, не требуют доказывания, если подлинность нотариально оформленного документа не опровергнута в порядке, установленном статьей 186 настоящего Кодекса, или не установлено существенное нарушение порядка совершения нотариального действия.

В ст. 103 "Основ законодательства Российской Федерации о нотариате" указано, что, в порядке обеспечения доказательств нотариус допрашивает свидетелей, производит осмотр письменных и вещественных доказательств, назначает экспертизу.

При выполнении процессуальных действий по обеспечению доказательств нотариус руководствуется соответствующими нормами гражданского процессуального законодательства Российской Федерации.

Нотариус извещает о времени и месте обеспечения доказательств стороны и заинтересованных лиц, однако неявка их не является препятствием для выполнения действий по обеспечению доказательств.

Обеспечение доказательств без извещения одной из сторон и заинтересованных лиц производится лишь в случаях, не терпящих отлагательства, или когда нельзя определить, кто впоследствии будет участвовать в деле.

В случае неявки свидетеля или эксперта по вызову нотариус сообщает об этом в суд по месту жительства свидетеля или эксперта для принятия мер, предусмотренных законодательными актами Российской Федерации.

Нотариус предупреждает свидетеля и эксперта об ответственности за дачу заведомо ложного показания или заключения и за отказ или уклонение от дачи показания или заключения.

Таким образом, не вызов второй стороны по делу для осмотра письменных доказательств, в случае, если не предоставлены доказательства, достоверно свидетельствующие о том, что случай, не терпел отлагательства, является существенным нарушением порядка совершения нотариального действия.

Как следует из текста Протокола осмотра доказательств в сети интернет от 17.05.2017 (т.19, л.д. 2), он составлен только в присутствии представителя ответчика Рязановой Е.Е., без извещения других лиц в связи с тем, что, со слов заявителя, на момент проведения осмотра имеются обстоятельства, не терпящие отлагательства.

В обоснование данной позиции представитель ответчика ссылался на то обстоятельство, что документы, по которым проводился осмотр, могли быть уничтожены в силу истечения срока их хранения на серверах ООО «Инфосекьюрити», которое обеспечивает информационную безопасность ответчика. Однако судебная коллегия обращает внимание, что АО «Открытие Брокер» не было представлено достоверных доказательств, свидетельствующих о том, что почтовый архив действительно мог быть утерян, а кроме того, из представленных в дело документов (т.17, л.д. 331) следует, что по запросу ООО «Инфосекьюрити» могло производить восстановление из архива писем, отправленных ответчиком.

Таким образом, учитывая тот факт, что ответчиком не представлено доказательств, достоверно свидетельствующих о том, что осмотр письменных доказательств в сети интернет, произведенный 17 мая 2017 года действительно являлся случаем, не терпевшим отлагательства, судебная коллегия приходит к выводу, что данный осмотр был произведен с существенным нарушением порядка совершения нотариального действия и, как следствие, не может являться документом, освобождающим ответчика от доказывания факта направления истцам сообщений.

Представленный ответчиком отчет ООО «Т.Р.О.» за период с 22.10.2013 по 17.03.2017 об отправленных на номер +79272607563 сообщениях надлежащим и достаточным доказательством того, что Кузьмин В.П. и Кузьмина Л.И. давали поручения на совершение убыточных сделок также не является, поскольку из данного отчета не следует, что с использованием указанного мобильного телефона истцами осуществлялась дача поручений на совершение убыточных сделок с ценными бумагами, совокупным результатом которых стали понесенные истцами многомилионные убытки.

Кроме того, из письма ООО «Т.Р.О.» от 17.03.2017 следует, что начиная с 05 декабря 2014 и по 17 марта 2017 на номер +79272607563 не направлялись какие-либо сообщения, исходя из чего суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу, что Кузьмин В.П. и Кузьмина Л.И. в этот период не могли давать поручений через личный кабинет. Вместе с тем, из материалов дела усматривается, что большинство убыточных сделок совершено в период с декабря 2014 по март 2015.

Представленные ответчиком аудиозаписи не соответствуют требованиям ст.77 ГПК РФ, поскольку ответчиком не указано когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи. При этом из аудиозаписей не усматривается наличие поручений истцов на совершение сделок, результатом которых явилось бы списание со счетов истцов денежных средств, сопоставимых с ценой иска. Аудиозаписи не противоречат ранее данным пояснениям представителя истцов о том, что Кузьмин В.П. давал устные поручения агентам ответчика на совершение ряда валютных операций, что само по себе не опровергает доводы истцов об отсутствии поручений на сделки, повлекшие для истцов совокупный убыток, указанный в расчете истцов.

Также судом первой инстанции принято во внимание, что пунктом 7.1.7 Регламента предусмотрено, что поручение клиента, предоставленное посредством телефонной связи, должно быть продублировано клиентом путем предоставления оригинала не позднее 28 календарных дней с даты принятия брокером такого поручения (т.8 л.д.54). Однако таких доказательств ответчиком не представлено.

Кроме того, судебная коллегия обращает внимание, что в силу указанного пункта Регламента, в случае неполучения от клиента хотя бы одного оригинала поручения в течение указанного периода, Брокер вправе прекратить прием сообщений от клиента. Таким образом, учитывая, что ответчик, не смотря на отсутствие подтверждений получения от клиента соответствующих сообщений, продолжал прем сообщений на совершение операций от неустановленного лица под видом истцов, судебная коллегия приходит к выводу, что своими действиями он, в том числе, способствовал увеличению размера причиненных истцам убытков.

Утверждения ответчика о том, что ООО «Рубин» было известно об убыточных сделках, повлекших отсутствие денежных средств на его счетах, суд первой инстанции обоснованно счел несостоятельными.

Материалами дела подтверждается, что ООО «Рубин» регулярно получал от Брокера положительные отчеты, согласно которым стоимость активов общества по состоянию на 13.03.2015 составляла 4 415 555 112,75 рублей, а операции, совершаемые брокером, являются прибыльными(т. 2 л.д. 72-78,т.16 л.д. 133). Отчеты, полученные Кузьминым В.П., Кузьминой Л.И. (т. 16, л.д. 46-63), также содержат информацию о прибыльных операциях. Между тем, получение истцами и ООО «Рубин» отрицательных отчетов ответчиком не доказано.

Довод ответчика о том, что им ежедневно отправлялись истцам отчеты, и последние не могли не знать о состоянии своих лицевых счетов, материалами делами не подтверждается, поскольку из представленного ответчиком Протокола от 17.05.2017 следует, что файл «отчет брокера от 21.10.2014» отправлялся 22.10.2014 на электронную почту Кузьмина В.П. единственный раз, при этом содержание указанного файла не раскрыто. Суд также принял во внимание, что доказательств, подтверждающих доставку Кузьмину В.П. указанного файла, ответчиком не представлено.

Утверждение ответчика о том, что посредством электронной почты он оповещал клиентов (истцов и третье лицо) об изменении анкетных данных с указанием новых номеров телефонов и адресов электронной почты, материалами дела не подтверждается. Так, в первоначальной анкете Кузьминой Л.И. от 02.12.2014 (т.1 л.д.20-21) указан мобильный телефон №... и адрес электронной почты <...>. В анкете об изменении данных от 05.12.2014 (т.1 л.д.25,26), подписание которой Кузьмина Л.И. отрицает, указан номер №... и адрес электронной почты <...>. При этом из представленного ответчиком содержания своего электронного почтового ящика следует, что 15.12.2014 ответчик направил Кузьминой Л.И. сведения только об изменении номера мобильного телефона с №... на №..., что не соответствует сведениям о номере телефона, указанном в анкете от 05.12.2014 (ответчиком неверно указано «927» вместо «917»), при этом доказательств поступления указанного сообщения Кузьминой Л.И. в материалах дела не имеется.

Из анкеты Кузьмина В.П. об изменении анкетных данных от 24.10.2014 (т.1 л.д. 55-57), подписание которой он отрицает, следует, что номер его телефона и адрес электронной почты изменились на аналогичные тем, которые указаны в анкете Кузьминой Л.И. от 05.12.2014, а именно на №... и <...>. При этом из представленного ответчиком содержания своего электронного почтового ящика следует, что 26.11.2014 ответчик направил Кузьмину В.П. на адрес электронной почты <...> только сообщение об изменении номера мобильного телефона с №... на №..., что не соответствует сведениям о номере телефона, указанном в анкете от 24.10.2014 (ответчиком неверно указано «927» вместо «917»), при этом доказательств поступления указанного сообщения Кузьмину В.П. в материалах дела не имеется.

Из анкеты Кузьмина В.П. об изменении анкетных данных от 04.02.2015 (т.1 л.д. 58-59), подписание которой Кузьмин В.П. отрицает, следует, что номер его телефона вновь изменился на №.... При этом из представленного ответчиком содержания своего электронного почтового ящика следует, что 11.02.2015 ответчик направил Кузьмину В.П. на адрес электронной почты <...> сведения только об изменении номера мобильного телефона с №... на №....

Судом установлено, что телефонный номер №... принадлежал Верещагину А.В., который являлся генеральным директором ООО «Аврора», являвшемся агентом ответчика, а с <дата> сам Верещагин А.В. являлся сотрудником ответчика. В трудовом договоре от 18.03.2015 личной подписью Верещагина А.В. удостоверен принадлежащий ему номер телефона №... (т. 16 л.д.124). Кроме того, согласно материалам КУСП указанный номер телефона и адрес электронной почты <...> принадлежат Верещагину А.В. (т.2 л.д.368)

Таким образом, истцы были лишены возможности получать от брокера отчеты, которые в результате вышеуказанных изменений могли поступать только агенту.

Исходя из указанных обстоятельств, учитывая тот факт, что материалами дела достоверно не подтверждается факт передачи истцами распоряжений ответчику о совершении от их имени сделок, которые впоследствии не принесли дохода, ни посредством ИТС QUIK, ни иными способами, предусмотренными заключенными между сторонами договорами, судебная коллегия приходит к выводу, что спорные сделки были совершены АО «Открытие Брокер» без поручений на то со стороны ООО «Рубин», Кузмина В.П. и Кузьминой Л.И., то есть в нарушение ч. 1 ст. 3 Федерального закона от <дата> N 39-ФЗ "О рынке ценных бумаг", вследствие чего истцам были причинены значительные убытки, право на возмещение которых возникло у них в силу положений ст. 15 ГК РФ, а указанные доводы апелляционных жалоб подлежат отклонению.

Оставшиеся доводы апелляционных жалоб АО «Открытие брокер» и ПАО Банк «ФК Открытие», сводящиеся к несогласию с решением суда в части признания недействительными п. 6.3 и 6.5 договоров на брокерское обслуживание, подлежат отклонению в силу того, что представитель истца отказался от данных исковых требований и решение суда в указанной части было отменено.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 1 декабря 2017 года в части признания недействительными п.п. 6.3, 6.5. договоров № 41187-БЮ от 06.08.2013, № 50396-БФ от 06.11.2013, № 50145-БФ от 16.10.2013, № 48398-БФ от 22.08.2013, № 66538-БФ от 02.12.2014 отменить, принять частичный отказ Кузьминой Л. И., Кузьмина В. П. от исковых требований, производство по делу в указанной части прекратить.

В остальной части решение Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 1 декабря 2017 года оставить без изменения, апелляционные жалобы АО «Открытие Брокер», ПАО Банк «ФК Открытие» - без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи:

Рейтинг@Mail.ru

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс».