Дело №33-4920/2018

Номер дела: 33-4920/2018

Дата начала: 15.02.2018

Суд: Свердловский областной суд

Судья: Беляева Мария Николаевна

Результат
РЕШЕНИЕ оставлено БЕЗ ИЗМЕНЕНИЯ
Стороны по делу (третьи лица)
Вид лица Лицо
ЗАИНТЕРЕСОВАННОЕ ЛИЦО Конаков М.А.
ЗАЯВИТЕЛЬ Конакова В.А.
ЗАИНТЕРЕСОВАННОЕ ЛИЦО Нотариус нотариального округа г.Екатеринбург
Движение дела
Наименование события Результат события Основания Дата
Судебное заседание Вынесено решение 10.04.2018
Дело сдано в отдел судебного делопроизводства 23.04.2018
Передано в экспедицию 27.04.2018
 

Определение

Судья Подгорная С. Ю. Дело № 33-4920/2018 АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

10.04.2018 г. Екатеринбург

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе:

председательствующего Романова Б. В.,

судей Беляевой М.Н. и Бадамшиной Л. В..,

при ведении протокола помощником Очековой Л.Н.,

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело

по заявлению Конаковой Веры Анатольевны, Конакова Михаила Анатольевича о признании незаконным требования об оплате стоимости оказания дополнительных услуг правового и технического характера, обязании совершить нотариальное действие,

по апелляционной жалобе заявителей на решение Кировского районного суда г.Екатеринбурга от 12.12.2017.

Заслушав доклад судьи Беляевой М. Н., пояснения Конаковой В. А. и ее представителя Жеребятникова М. В., действующего по устному ходатайству, поддержавших доводы апелляционной жалобы, пояснения представителей нотариуса Михайловой О. Г. – Шининой Е. Ю., действующей на основании доверенности ...4 от 15.08.2014, Яркова В. В., действующего на основании доверенности от 21.12.2016, возражавших против доводов апелляционной жалобы, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Конакова В. А. и Конаков М. А. обратились в суд с заявлением о признании незаконным требования об оплате стоимости оказания дополнительных услуг правового и технического характера, обязании совершить нотариальное действие – выдать свидетельство о праве на наследство.

В обоснование требований указали, что 03.08.2017 они обратились к нотариусу с заявлением о выдаче свидетельства о праве на наследство, которое было подготовлено заявителями самостоятельно в полном соответствии с п. 20 Методических рекомендаций по оформлению наследственных прав, утвержденных Правлением Федеральной нотариальной палаты от 28.02.2006. При подаче данного заявления заявителями было устно озвучено, что в дополнительных услугах правового и технического характера они не нуждаются и оплачивать их не готовы, в связи с чем, стоимость услуг по совершению нотариального действия при выдаче свидетельства о праве на наследство подлежит расчету исключительно в соответствии с размером государственной пошлины. Однако, при выдаче свидетельства о праве на наследство заявителям было сообщено, что стоимость совершения данного нотариального действия с учетом льгот, предусмотренных ст. 333.38 Налогового кодекса Российской Федерации, а также в соответствии с Тарифами за совершение нотариальных действий и размером платы за оказание нотариусом услуг правового и технического характера, составляет 2930 руб. Поскольку заявители не согласились с необходимостью оплаты, нотариусом Михайловой О. Г. было отказано в выдаче свидетельства о праве на наследство без оплаты стоимости совершения данного нотариального действия.

На заявление с просьбой вынести мотивированное постановление об отказе в совершении нотариального действия по выдаче свидетельства о праве на наследство с указанием причины отказа и разъяснением порядка его обжалования, был получен ответ, в соответствии с которым в совершении нотариального действия заявителям не отказано, разъяснено, что в рамках наследственного дела нотариусом были направлены запросы в банки, держателю реестров компаний, получены ответы на них, подготовлено свидетельство о праве на наследство и назначены дата и время его выдачи. Заявители считают, что невыдача заинтересованным лицом свидетельства о праве на наследство по причине отказа заявителей от оплаты дополнительных услуг правового и технического характера, в связи с их фактическим неоказанием, является отказом в совершении данного нотариального действия.

Данный отказ заявители считают незаконным, так как получение дополнительных услуг для лица, обратившегося к нотариусу, носит исключительно добровольный характер. Заявление о выдаче свидетельства о праве на наследство было изготовлено заявителями самостоятельно, в связи с чем, в дополнительных услугах правового и технического характера они не нуждались. Свидетельство о праве на наследство является нотариальным актом, выдача которого представляет собой завершение нотариального действия, которому предшествует ведение наследственного дела, и это является исключительной компетенцией нотариуса. Его составление, перенос текста на бланк установленного образца является документальным оформлением нотариального акта.

В судебном заседании заявитель и ее представитель, также представитель Конакова М. А. требования заявления поддержали по основаниям и доводам, указанным в заявлении.

Представитель заинтересованного лица против заявленных требований возражал, в обоснование своих возражений указал, что в соответствии с п. 47 Тарифов за оказание нотариусами нотариальной палаты Свердловской области услуг правового и технического характера, которые введены в действие с 01.01.2017, тариф за оказание услуг правового и технического характера при выдаче свидетельства о праве на наследство составляет 2930 руб. Применение данных тарифов обусловлено тем, что 03.07.2016 Федеральным законом № 332-ФЗ в ст. 30 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате внесены изменения, предусматривающие единообразное, централизованное регулирование тарифов на данные услуги. При этом, Федеральная нотариальная палата наделена рядом полномочий нормативного характера регулирования тарифов за оказание услуг правового и технического характера. Тариф за услуги правового и технического характера в рамках ведения наследственного дела утверждается как единая сумма за комплексное обслуживание – совокупность действий, направленных на достижение единого правового результата. Возможность и правовые основания каким-либо образом вычленить плату за отдельные услуги, оказанные в рамках ведения наследственного дела, отсутствуют. В рамках наследственного дела Конаковой Р. А. наследникам трижды давались консультации, были сделаны запросы в УБРиР, в Сбербанк, а также в АО «Ведение реестров компаний», произведена предварительная правовая экспертиза проекта заявления, поступившего в нотариальную контору посредством электронной почты. При таких обстоятельствах, дополнительные услуги правового и технического характера заявителям фактически были оказаны. Таким образом, оснований для освобождения от уплаты тарифа за услуги правового и технического характера не имеется, оказанные услуги подлежат оплате в размере 1465 руб. с каждого наследника.

Заявитель Конаков М. А., заинтересованное лицо Михайлова О. Г. в судебное заседание не явились, о дате и месте рассмотрения дела извещены надлежащим образом и в срок, воспользовались своим правом на ведение дела через представителей.

Решением Кировского районного суда г.Екатеринбурга от 12.12.2017 заявление Конаковой В. А., Конакова М. А. о признании незаконным требования об оплате стоимости оказания дополнительных услуг правового и технического характера, обязании совершить нотариальное действие оставлено без удовлетворения.

Оспаривая законность и обоснованность постановленного судом решения, Конаковы в апелляционной жалобе просят отменить решение суда, принять по делу новое решение, настаивая на своих прежних доводах. По их мнению решение суда является незаконным и необоснованным, поскольку неверно определено обстоятельство, имеющее значение для дела. Тариф и порядок определения объема оказанных услуг правового и технического характера и тот факт, что они являются законными источниками финансирования деятельности нотариусов, не оспаривался. Заявителями оспаривался отказ нотариуса в выдаче свидетельства о праве на наследство, поскольку услуг правового и технического характера, по мнению заявителей, не оказывалось. Кроме того, ст. 48 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате, утвержденных Верховным советом Российской Федерации 11.02.1993 за № 4462-1 содержит перечень оснований для отказа в совершении нотариального действия, который является исчерпывающим. Такого основания, как «отказ заявителя от оплаты дополнительных услуг правового или технического характера» в статье не содержится. Кроме того, заявителями не оспаривалось, что нотариусом были проведены определенные мероприятия в процессе подготовки свидетельства о праве на наследство. Однако, судом не были приняты во внимание доводы заявителей о том, что за совершения этих действий нотариуса уже предусмотрена обязанность по уплате государственной пошлины, и они не могут рассматриваться в качестве услуг правового и технического характера. Автор жалобы полагает, что дополнительные услуги правового и технического характера, произведенные заинтересованным лицом, могли быть оказаны только при волеизъявлении заявителей. Как следует из материалов дела, последние не нуждались в указанных услугах, о чем было объявлено устно. По мнению заявителей, заинтересованное лицо должно было разъяснить, что действия, совершаемые в рамках ведения наследственного дела, относятся к категории неотъемлемых дополнительных услуг правового и технического характера, подлежащих отдельной оплате. И в случае отказа от таковых свидетельство о праве на наследство не выдается. Таких разъяснений нотариусом дано не было.

Кроме того, ссылка суда на письмо Федеральной нотариальной палаты от 14.06.2012 за № 1189/06-07 об обязательности оплаты услуг правового и технического характера нотариуса является несостоятельной, поскольку данное письмо носит информационно-разъяснительный характер по вопросам применения нотариусами тарифов на оказание услуг. Таким образом, судом неправильно применены нормы материального права.

В возражениях на апелляционную жалобу представитель заинтересованного лица просил жалобу заявителя оставить без удовлетворения решение суда - без изменения, полагая его законным и обоснованным. Считает, что услуги правого и технического характера фактически были оказаны заявителям: трижды давались консультации, сделаны запросы в банковские учреждения, и другие организации. Содержание услуг правового и технического характера заключается в том, что в рамках нотариального действия как такового, подлежащего оплате государственной пошлиной, нотариусом разъясняются юридические значимые факты, подлежащие установлению и производится последующий анализ и, в установленной процессуальной форме, дается оценка доказательств, представленных по наследственному делу. Также оказывается помощь в выработке правовой позиции заявителя, консультирование заявителя, правовая экспертиза проектов процессуальных документов, подготовленных заявителем самостоятельно. Доводы заявителей о том, что услуги были им оказаны вопреки их воле, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, поскольку самостоятельных действий, направленных на получение и предъявление нотариусу соответствующих доказательств по наследственному делу заявителями не предпринято. Кроме того, того надлежащих доказательств отказа от получения данных услуг заявителем не представлено. Услуги правового и технического характера фактически были оказаны по просьбе и с ведома заявителей. Требование о выдаче свидетельства о наследстве фактически является требованием о безвозмездной передаче результата данных услуг. По поводу навязывания услуг, представитель заинтересованного лица полагает, что заявители, имея своих представителей, неоднократно обращались за консультацией к нотариусу, представили на правовую экспертизу проект заявления о принятии наследства. При этом в ходе формирования доказательственной части наследственного дела бездействовали, а когда вся работа была выполнена, обратились с просьбой о выдаче свидетельства без оплаты соответствующих услуг - по факту уже проделанной работы.

Иные заинтересованные лица в судебное заседание суда апелляционной инстанции не явились, извещение о дате и времени рассмотрения дела было направлено посредством телефонограммы 26.02.2018, включая нотариуса. Кроме того, участвующие в деле лица извещались публично путем заблаговременного размещения в соответствии со ст.ст. 14 и 16 Федерального закона от 22.12.2008 № 262-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации» информации о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы на интернет-сайте Свердловского областного суда.

С учетом изложенного, руководствуясь ст. 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия определила о рассмотрении дела при данной явке.

Заслушав объяснения явившихся участников процесса, исследовав материалы дела, проверив законность и обоснованность судебного решения в пределах доводов апелляционной жалобы и возражений на нее, в соответствии с ч. 1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия приходит к следующему.

Разрешая спор, суд правильно установил характер спорных правоотношений и нормы закона, подлежащие применению. При этом все изложенные в решении выводы подробно мотивированы, соответствуют фактическим обстоятельствам дела, основаны на совокупности исследованных в судебном заседании доказательств, которым суд дал надлежащую, отвечающую правилам ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, правовую оценку на предмет их относимости, допустимости, достоверности, достаточности и взаимной связи.

Как установлено судом и подтверждается материалами дела Конакова В. А. и Конаков М. А. обратились к нотариусу Михайловой О. Г. с заявлением о принятии наследства, открывшегося после смерти Конаковой Р. А., умершей ( / / ).

Из материалов наследственного дела следует, что в состав наследственного имущества входит денежный вклад в размере 1128586 руб. 45 коп.

Судом установлено и подтверждается материалами наследственного дела, что нотариусом в рамках наследственного дела были сделаны запросы: в ПАО «Уральский банк реконструкции и развития», в АО «Ведение реестров», в Сбербанк. Также судом установлено, что заявители трижды приходили к нотариусу Михайловой О. Г. на прием, нотариусом были подготовлены свидетельства о праве на наследство на имя заявителей.

По результатам выполненной работы нотариусом предложено заявителям произвести оплату услуг правового и технического характера в размере 2930 руб., то есть по 1465 руб. с каждого из наследников. От оплаты данных услуг Конаковы отказались, свидетельство о праве на наследство до настоящего времени ими не получено.

15.09.2017 Конаков М. А. и Конакова В. А. обратились к нотариусу с заявлением, в котором просили на основании ст. 48 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате вынести мотивированное постановление об отказе в совершении нотариального действия при выдаче свидетельства о праве на наследство с указанием причин отказа и разъяснением порядка обжалования.

29.09.2017 нотариус Михайлова О. Г. в своем ответе на данное заявление указала, что в совершении нотариального действия заявителям отказано не было. В рамках наследственного дела были направлены запросы в банки, держателю реестров компаний, получены ответы на них, подготовлено свидетельство о праве на наследство, назначены дата и время выдачи свидетельства о праве на наследство. Плата и величина платы за совершение нотариального действия предусмотрены ст. 333.24 Налогового Кодекса РФ, ст.ст. 25,30 Основ законодательства о нотариате, протоколом № 03/16 решения Правления Федеральной нотариальной палаты от 28.03.2016, решением нотариальной палаты Свердловской области от 14.12.2016.

Разрешая спор по правилам ст.ст.196-197 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, по заявленным требованиям (предмету и основаниям), основывая свое решение только на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании, руководствуясь ст. 311, 312 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, ст. 1, ст. 22, ч.1 ст. 23, 25 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате от 11.02.1993 № 4462-1, п.3 ст. 3 Федерального закона от 03.07.2016 № 332-ФЗ «О внесении изменений в статьи 188 и 189 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и в Основы законодательства Российской Федерации о нотариате», абз. 2 п. 2 Приложения к Решению Нотариальной палаты Свердловской области, Тарифами за совершение нотариальных действий и размер платы за оказание нотариусом нотариальной палаты Свердловской области услуг правового и технического характера, введенными в действие с 01.01.2017, утвержденые решением Правления НПСО от 14.12.2016 (с изменениями от 31.01.2017, от 07.06.2017, от 02.08.2017), проанализировав правовую позицию, изложенную в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 01.03.2011 N 272-О-О, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что нотариус Михайлова О. Г., требуя от заявителей оплаты услуг правового и технического характера, действовала в соответствии с требованиями Основ о нотариате, Методических рекомендаций и Решения НПСО, обязательных для применения нотариусами Свердловской области, и не допускала навязывания заявителям услуг правового или технического характера, не предусмотренных и не установленных тарифами, существующими на момент их обращения с заявлением о принятии наследства.

При таких обстоятельствах, с учетом требований ст. ст. 12, 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, иного решения кроме как об отказе в удовлетворении требований Конаковых о признании незаконным требования об оплате стоимости оказания дополнительных услуг правового и технического характера, обязании совершить нотариальное действие, судом не могло быть постановлено.

Вопреки доводам жалобы требования Конаковых рассмотрены судом первой инстанции в пределах заявленных требований.

Изложенные в решении суда выводы противоречивыми не являются, основаны на имеющихся в деле доказательствах и правильном применении норм материального и процессуального законодательства. Оснований сомневаться в объективности оценки и исследования доказательств не имеется.

С учетом изложенного, оснований для отмены решения по доводам апелляционной жалобы, которые сводятся к ошибочному толкованию норм материального и процессуального права, не имеется.

Как обоснованно указано судом первой инстанции, нотариусы, занимающиеся частной практикой, согласно статье 23 Основ, то есть в силу закона, имеют право взимать плату за оказание ими дополнительных услуг правового и технического характера.

Правомерность требований оплаты выполненных нотариусом дополнительных услуг правового и технического характера подтверждается позицией Конституционного суда Российской Федерации (определение Конституционного Суда Российской Федерации от 11.07.2006 N 349-0), согласно которой получение нотариусами денежных средств за оказание услуг правового и технического характера не противоречит законодательству Российской Федерации.

Согласно Определению Конституционного Суда Российской Федерации от 01.03.2011 № 270-0-0 лицо, обратившееся к нотариусу, не связано необходимостью получения от нотариуса - помимо нотариальных действий - дополнительно услуг правового или технического характера. Получение этих услуг для лица, обратившегося к нотариусу, носит исключительно добровольный характер: при его несогласии с формой, структурой, размерами оплаты этих услуг и прочими условиями такие услуги не оказываются, а их навязывание нотариусом недопустимо. Лицо, обратившееся к нотариусу, вправе при необходимости самостоятельно осуществлять соответствующие действия.

Вместе с тем, из данного Определения также следует, что оплате подлежат по своей сути дополнительные услуги, если они являются неотъемлемым элементом нотариального действия. Предоставление этих услуг вне рамок нотариального действия, в частности, действия, не требующего обязательной нотариальной формы, происходит при волеизъявлении лица, обратившегося за их совершением к нотариусу. Таким образом, выполнение работ правового и технического характера, являющихся неотъемлемым элементом нотариального действия, не может расцениваться как навязывание услуги, поскольку без данных услуг не может возникнуть юридическое последствие в виде оформленного нотариального акта.

Кроме того, заявителями не учтено, что 03.07.2016 принят Федеральный закон № 332-Ф3 «О внесении изменений в статьи 188 и 189 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и в Основы законодательства Российской Федерации о нотариате», в силу которого предельные размеры платы за оказание услуг правового и технического характера устанавливаются Федеральной нотариальной палатой.

24.10.2016 решением Правления Федеральной нотариальной палаты был утвержден «Порядок определения предельного размера платы за оказание нотариусами услуг правового и технического характера», в соответствии с которым при взимании платы за оказание услуг правового и технического характера нотариус руководствуется требованиями ст. ст. 15, 22, 23, 25, 30 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате, настоящим Порядком, решениями уполномоченного органа нотариальной палаты субъекта Российской Федерации (далее - нотариальная палата), а также положениями иных правовых актов, регулирующих указанные отношения. Размер платы за оказание услуг правового и технического характера ежегодно утверждается уполномоченным органом нотариальной палаты и подлежит применению с 1 января следующего года. Размер платы за оказание услуг правового и технического характера утверждается уполномоченным органом нотариальной палаты в рамках, установленных Федеральной нотариальной палатой предельных размеров, рассчитанных в соответствии с пунктами 2.1 - 2.3 настоящего Порядка.

Решением Правления Нотариальной палаты Свердловской области (далее НПСО) от 14.12.2016 (с последующими изменениями) утверждены Тарифы за оказание нотариусами НПСО услуг правового и технического характера (далее тарифы), являющиеся неотъемлемой частью нотариального действия и подлежащие взысканию нотариусами в обязательном порядке за комплексное обслуживание. При этом нотариус не вправе самостоятельно изменять установленный нотариальной палатой субъекта Российской Федерации размер подлежащей взиманию платы за оказание услуг правового и технического характера в сторону уменьшения либо увеличения.

Как установлено судом и следует из материалов дела, нотариусом Михайловой О. Г. выполнен комплекс действий, направленных на оформление наследственных прав заявителей, что применительно к указанным положениям является основанием для обязательного взимания платы за оказание услуг правового и технического характера, с учетом конкретных обстоятельств данного дела, на основании п. 47 Тарифов за совершение нотариальных действий и размер платы за оказание нотариусом нотариальной палаты Свердловской области услуг правового и технического характера. Доказательств принадлежности заявителей к категории граждан, которым нотариусом могут быть предоставлены льготы при оказании услуг правового и технического характера, материалы дела не содержат.

Вопреки доводам жалобы заявители не учли, что с момента принятия 01.03.2011 определения Конституционного Суда Российской Федерации N 272-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Чераневой Антонины Афанасьевны на нарушение ее конституционных прав абзацем третьим части первой статьи 15 и частью первой статьи 23 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате» законодательство, регулирующее нотариальную деятельность, претерпело существенные изменения. В том числе, приняты вышеназванный Федеральный закон N 322-ФЗ, организовывающий плату за оказание услуг правового и технического характера, Кодекс профессиональной этики нотариусов, определяющий обязательность исполнения нотариусами решений нотариальных палат по взиманию платы за оказание услуг правового и технического характера. Значительно расширены полномочия нотариусов, на которых возложены обязанности выполнения дополнительных действий правового и технического характера, являющихся неотъемлемым элементом при совершении нотариального действия и которые могут совершаться только нотариусом и его работниками, в числе прочих внесение сведений в единую информационную систему нотариата, запрос сведений, предусмотренных статьей 47.1 Основ и другие.

Таким образом, доводы апелляционной жалобы заявителей повторяют их правовую позицию, изложенную в ходе разбирательства дела в суде первой инстанции, и по существу сводятся к несогласию с выводами суда, однако не содержат фактов, которые не были бы непроверенны и не учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела и имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли на обоснованность и законность судебного решения, либо опровергали выводы суда первой инстанции. Само по себе несогласие с решением суда первой инстанции не может служить основанием для удовлетворения требований, содержащихся в жалобе.

Нарушений норм процессуального права, являющихся в соответствии с ч. 4 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации безусловным основанием для отмены решения суда первой инстанции, судом не допущено.

Решение суда является законным и обоснованным, оснований для его отмены или изменения судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 320, 327.1, п. 1 ст. 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Кировского районного суда г.Екатеринбурга от 12.12.2017 оставить без изменения, апелляционную жалобу Конаковой Веры Анатольевны и Конакова Михаила Анатольевича - без удовлетворения.

Председательствующий Б. В. Романов

Судьи М. Н. Беляева

Л. В. Бадамшина

Рейтинг@Mail.ru

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс».