Дело №33-832/2018

Номер дела: 33-832/2018

Дата начала: 03.04.2018

Суд: Верховный Суд Республики Мордовия

Категория
Жилищные споры / О выселении / О выселении с предоставлением другого жилья
 

Определение

Судья Надёжина С.Ю.                      Дело № 33-832/2018

Докладчик Ганченкова В.А.

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Мордовия в составе:

председательствующего Козлова А.М.,

судей Ганченковой В.А., Скипальской Л.И.,

при секретаре          Яшкиной Ю.В.,

рассмотрела в открытом судебном заседании 03 мая 2018 г. в г. Саранске гражданское дело по иску Сорокина С.В., действующего за себя и в интересах несовершеннолетних С.А.С., С.А.С., к Правительству Республики Мордовия, Государственному Собранию Республики Мордовия, Государственной ветеринарной службе Республики Мордовия, Министерству жилищно-коммунального хозяйства, энергетике и гражданской защиты населения Республики Мордовия, Министерству финансов Республики Мордовия о взыскании компенсации морального вреда по апелляционной жалобе Сорокина С.В. на решение Ленинского районного суда г. Саранска Республики Мордовия от 7 февраля 2018 г.

Заслушав доклад судьи Ганченковой В.А., судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Мордовия

установила:

Сорокин С.В., действующий за себя и в интересах несовершеннолетних С.А.С., С.А.С., обратился в суд с иском к Правительству Республики Мордовия, Государственному Собранию Республики Мордовия, Государственной ветеринарной службе Республики Мордовия, Министерству жилищно-коммунального хозяйства, энергетике и гражданской защиты населения Республики Мордовия о взыскании компенсации морального вреда.

В обоснование исковых требований указал, что 18 января 2016 г. примерно в 7 часов на грунтовой дороге между улицами Ульяновская и Свердлова с. Батушево Атяшевского района Республики Мордовия был обнаружен труп его супруги С.О.М. с множеством телесных повреждений в виде ран, укусов бездомными собаками в области туловища и конечностей с разорванными предметами одежды.

В 2015 г. администрацией Атяшевского сельского поселения Атяшевского муниципального района Республики Мордовия мер к отлову бродячих собак в с. Батушево Атяшевского района Республики Мордовия не принималось.

По данному факту 18 января 2016 г. было возбуждено уголовное дело №10001 по признакам преступления, предусмотренного частью 2 статьи 293 Уголовного кодекса Российской Федерации, которое впоследствии было переквалифицировано на часть 1 статьи 109 Уголовного кодекса Российской Федерации. 14 апреля 2017 г. предварительное следствие по уголовному делу приостановлено.

Полагает, что в результате бездействия ответчиков за период с 30 марта 2015 г. (с момента принятия Федерального закона № 64-ФЗ, которым внесены изменения в статью 26.3 Закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» и статьи 14.1, 16.1 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации») по 28 марта 2016 г. (принятия постановления Правительства Республики Мордовия № 149), выразившегося в непринятии нормативно-правовых актов, регулирующих вопросы отлова и содержания безнадзорных животных, установлении расходного обязательства республики, определении уполномоченного исполнительного органа государственной власти республики, ответственного за исполнение указанных полномочий, а также порядка их осуществления, 18 января 2016 г. наступила смерть С.О.М. от укусов бродячих собак, чем им причинён моральный вред.

В уточнение требований просил взыскать с ответчиков в солидарном порядке компенсацию морального вреда в его пользу в размере 3 000 000 рублей, С.А.С. – 3 000 000 рублей, С.А.С. – 3 000 000 рублей.

Определением Ленинского районного суда г. Саранска Республики Мордовия от 10 января 2018 г. к участию в деле в качестве соответчика привлечено Министерство финансов Республики Мордовия.

Решением Ленинского районного суда г. Саранска Республики Мордовия от 7 февраля 2018 г. исковые требования Сорокина С.В., действующего за себя и в интересах несовершеннолетних С.А.С., С.А.С. оставлены без удовлетворения.

В апелляционной жалобе Сорокин С.В. просит решение суда отменить, ссылаясь на незаконность, необоснованность и несоответствие выводов суда обстоятельствам дела. Указывает, что вывод суда о невозможности установления владельцев собак, от укусов которых скончалась С.О.М., и отсутствии данных, что собаки были безнадзорными, опровергается представленными в дело доказательствами (постановлением о возбуждении уголовного дела № 10001 и принятии его к производству от 18 января 2016 г., постановлением о переквалификации уголовного дела от 16 декабря 2016 г., постановлением о переквалификации уголовного дела от 19 декабря 2016 г., письменным обращением Прокурора Республики Мордовия от 25 января 2016 г. № 22/1-17-2016/755 в адрес Председателя Государственного Собрания Республики Мордовия о недостатках в сфере нормотворчества, представлением Прокурора Республики Мордовия об устранении нарушений федерального законодательства от 23 января 2016 г. № 22/1-17-2016/703, направленным в адрес Председателя Правительства Республики Мордовия). Установление вины начальника Республиканской ветеринарной службы Республики Мордовия Еделькина А.В. в ненадлежащем исполнении своих служебных обязанностей и привлечение его к ответственности свидетельствует о том, что своим бездействием должностное лицо фактически виновато и находится в причинной связи с пробелом нормативного регулирования и со смертью С.О.М. Установленная статьёй 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации презумпция вины причинителя вреда предполагает, что доказательства отсутствия его вины должен представить сам ответчик.

В возражениях на апелляционную жалобу старший помощник прокурора Ленинского района г. Саранска Мещерякова И.М., представитель Государственного Собрания Республики Мордовия Ионкин Е.А., представитель Правительства Республики Мордовия Кочетков В.В. полагают решение суда не подлежащим отмене.

В судебное заседание Сорокин С.В., действующий за себя и в интересах несовершеннолетних С.А.С., С.А.С., С.А.С., представители Сорокина С.В. - Елистратов А.А., Князькин А.Д., представители Министерства жилищно-коммунального хозяйства, энергетики и гражданской защиты населения Республики Мордовия, Министерства финансов Республики Мордовия не явились, о времени и месте судебного заседания извещены надлежащим образом путём заблаговременного направления по почте судебного извещения с уведомлением о вручении, о причинах неявки суд не известили, доказательств в подтверждение наличия уважительных причин неявки суду не представили, и отложить разбирательство дела суд не просили.

При таких обстоятельствах и на основании части 3 статьи 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, согласно которой суд вправе рассмотреть дело в случае неявки кого-либо из лиц, участвующих в деле и извещённых о времени и месте судебного заседания, если ими не представлены сведения о причинах неявки или суд признает причины их неявки уважительными, судебная коллегия пришла к выводу о возможности рассмотрения дела в отсутствие указанных лиц.

В судебном заседании представители Правительства Республики Мордовия Потапова С.В., Государственного Собрания Республики Мордовия Ионкин Е.А., Республиканской ветеринарной службы Республики Мордовия Кандаева Н.А., прокурор Умнова Е.В. относительно доводов апелляционной жалобы возразили.

Проверив законность и обоснованность решения суда в пределах доводов, изложенных в апелляционной жалобе и возражений относительно жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

Согласно пункту 1 статьи 1099 Гражданского кодекса Российской Федерации основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяется правилами, предусмотренными главой 59 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьёй 151 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Если гражданину причинён моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда (статья 151 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В силу статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, вред, причинённый личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объёме, лицом, причинившим вред. Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда.

Согласно разъяснениям, данным в пункте 32 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 г. № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» учитывая, что причинение вреда жизни или здоровью гражданина умаляет его личные нематериальные блага, влечёт физические или нравственные страдания, потерпевший, наряду с возмещением причинённого ему имущественного вреда, имеет право на компенсацию морального вреда при условии наличия вины причинителя вреда. Независимо от вины причинителя вреда осуществляется компенсация морального вреда, если вред жизни или здоровью гражданина причинён источником повышенной опасности (статья 1100 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В соответствии со статьёй 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причинённый гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Вред возмещается за счёт соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

Для применения ответственности, предусмотренной статьёй 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации, лицо, требующее возмещение убытков за счёт государства, должно доказать факт противоправных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, наличие причинно-следственной связи между действиями (бездействием) названных органов и возникшими убытками, а также размер причинённого вреда.

В силу статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Судом установлено и следует из материалов дела, что 17 января 2016 г. умерла С.О.М., <дата> года рождения, что подтверждается копией свидетельства о смерти <данные изъяты> <№>.

Согласно копиям свидетельств о заключении брака <данные изъяты> <№> и свидетельств о рождении <данные изъяты> <№>, <данные изъяты> <№> Сорокин С.В. является супругом, а С.А.С., <дата> года рождения, С.А.С., <дата> года рождения, - детьми умершей С.О.М.

Из материалов уголовного дела № 10001, возбужденного Ардатовским межрайонным следственным отделом Следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Республике Мордовия по факту смерти С.О.М. следует, что 18 января 2016 г. примерно в 07 часов 00 минут на грунтовой дороге между улицами Ульяновская и Свердлова с. Батушево Атяшевского района Республики Мордовия обнаружен труп С.О.М. с множеством телесных повреждений в виде ран, укусов собаками, в области туловища и конечностей, с разорванными предметами одежды. Смерть С.О.М. наступила в результате обильной кровопотери, развившейся в результате множественных ран в области туловища и конечностей, всего более ста укусов.

Уголовное дело № 10001 было возбуждено по признакам преступления, предусмотренного частью 2 статьи 293 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Постановлением от 16 декабря 2016 г. уголовное дело № 10001, возбужденное по признакам преступления, предусмотренного частью 2 статьи 293 Уголовного кодекса Российской Федерации, переквалифицировано на часть 1 статьи 109 Уголовного кодекса Российской Федерации, поскольку не получено данных о неисполнении или ненадлежащем исполнении должностными лицами администрации Атяшевского городского поселения, администрации Атяшевского муниципального района Республики Мордовии и иными должностными лицами своих обязанностей вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе либо обязанностей по должности. Кроме того в ходе расследования не представилось возможным в полной мере опровергнуть или подтвердить доводы потерпевших о причастности к нападению на С.О.М. собак, у которых имеются владельцы.

Из содержания указанного постановления следует, что на трупе С.О.М. обнаружено не менее 87 телесных повреждений, происхождение которых не исключается от укусов собак, при условии контакта зубов верхней и нижней челюсти. Смерть С.О.М. наступила от множественных ран в области головы, туловища, конечностей с отслоением подкожно-жировой клетчатки от мышечной ткани, с образованием карманов и с повреждением кровеносных сосудов, осложнившейся обильной кровопотерей.

Постановлением от 13 июня 2017 г. предварительное следствие по уголовному делу № 10001 приостановлено по основанию, предусмотренному пунктом 1 части 1 статьи 208 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с не установлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого. В постановлении указано, что все возможные в отсутствие подозреваемого или обвиняемого следственные действия выполнены, лица, подлежащие привлечению в качестве обвиняемого (подозреваемого) не установлены, а также в ходе предварительного расследования не представилось возможным в полной мере опровергнуть доводы потерпевших о причастности к нападению на С.О.М. собак, у которых имеются владельцы.

Разрешая спор по существу, суд первой инстанции, проанализировав представленные сторонами доказательства, исходя из того, что принадлежность собак (безнадзорные или имеющие хозяев), от укусов которых погибла С.О.М., не установлена, то органы государственной власти субъекта Российской Федерации, к компетенции которых относится принятие мер по предупреждению эпидемий и ликвидации их последствий, установление порядка отлова и содержания безнадзорных животных, а также предупреждение и ликвидация болезней животных, их лечение, защита населения от болезней, общих для человека и животных, не могут выступать ответчиками по данному делу.

Кроме того, районный суд указал, что нормативного правового акта, прямо предусматривающего и возлагающего непосредственно на органы исполнительной власти субъекта Российской Федерации обязанности по установлению порядка и проведению мероприятий по отлову, содержанию и использованию безнадзорных собак и кошек, нет. Действия и бездействие государственных органов, которое могло бы стать основанием для компенсации морального вреда, незаконным не признавалось, а сам по себе факт непринятия или несвоевременного принятия такого нормативного правового акта государственным органом не является безусловным основанием для возложения ответственности за вред, причинённый гражданину. Отсутствие правового регулирования по данному вопросу на момент причинения смерти не свидетельствует о том, что именно оно явилось непосредственной причиной гибели С.О.М.

Судебная коллегия соглашается с данными выводами суда первой инстанции, поскольку они являются законными и обоснованными, соответствующими фактическим обстоятельствам дела.

Районный суд правильно руководствовался нормами материального права, регулирующими спорные правоотношения, и дал надлежащую юридическую оценку представленным сторонами доказательствам.

В соответствии с положениями норм статьи 1, пункта 1 статьи 29 Федерального закона от 30 марта 1999 г. № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» исходя из того, что безнадзорные животные могут являться переносчиками заболеваний, общих для человека и животных, в том числе способных повлечь летальный исход, мероприятия по отлову и содержанию безнадзорных животных отнесены к санитарно-противоэпидемическим (профилактическим) мерам в области предупреждения и ликвидации болезней животных, их лечению, защиты населения от болезней, общих для человека и животных.

Пунктами 4.8, 4.9 Санитарных правил СП 3.1.096-96. Ветеринарных правил ВП 13.3.1103-96, утверждённых Госкомсанэпиднадзором Российской Федерации 31 мая 1996 г. <№>, Минсельхозпродом Российской Федерации 18 июня 1996 г. № 23 установлено, что собаки, находящиеся на улицах и в иных общественных местах без сопровождающего лица, и безнадзорные кошки подлежат отлову. Порядок отлова этих животных, их содержания и использования устанавливает местная администрация.

В силу части 2 статьи 2 Федерального закона от 30 марта 1999 г. № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» осуществление мер по обеспечению санитарно-эпидемиологического благополучия населения является расходным обязательством Российской Федерации. Осуществление мер по предупреждению эпидемий и ликвидации их последствий, а также по охране окружающей среды является расходным обязательством субъектов Российской Федерации.

В силу статьи 2 Закона Российской Федерации № 4979-1 от 14 мая 1993 г. «О ветеринарии», а также статей 3, 4 Федерального закона от 30 марта 1999 г. № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», отношения в области ветеринарии в целях защиты животных от болезней, выпуска безопасных в ветеринарном отношении продуктов животноводства и защиты населения от болезней, общих для человека и животных, а также отношения, возникающие в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, как одного из основных условий реализации предусмотренных Конституцией Российской Федерации прав граждан на охрану здоровья и благоприятную окружающую среду, находятся в совместном ведении Российской Федерации и её субъектов.

В соответствии с подпунктом 49 пункта 2 статьи 26.3 Федерального закона от 6 октября 1999 г. № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» к полномочиям органов государственной власти субъекта Российской Федерации по предметам совместного ведения, осуществляемым данными органами самостоятельно за счёт средств бюджета субъекта Российской Федерации (за исключением субвенций из федерального бюджета), относится решение вопросов организации проведения на территории субъекта Российской Федерации мероприятий по предупреждению и ликвидации болезней животных, их лечению, отлову и содержанию безнадзорных животных, защите населения от болезней, общих для человека и животных, за исключением вопросов, решение которых отнесено к ведению Российской Федерации.

10 апреля 2015 г. вступил в силу Федеральный закон от 30 марта 2015 г. № 64-ФЗ «О внесении изменений в статью 26.3 Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации», а также статьи 14.1 и 16.1 Федерального закона от 6 октября 2003 г. № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», которым предусмотрено, что органы местного самоуправления городского, сельского поселения и органы местного самоуправления городского округа, городского округа с внутригородским делением имеют право на осуществление мероприятий по отлову и содержанию безнадзорных животных, обитающих на территории поселения.

В этой связи с 10 апреля 2015 г. именно органы государственной власти Республики Мордовия должны осуществлять мероприятия по отлову и содержанию безнадзорных животных, а в случае неисполнения такого обязательства нести ответственность.

2 марта 2016 г. был принят Закон Республики Мордовия № 10-З «О наделении органов местного самоуправления государственными полномочиями Республики Мордовия по организации проведения на территории Республики Мордовия мероприятий по отлову и содержанию безнадзорных животных», согласно которому органам местного самоуправления переданы государственные полномочия Республики Мордовия по организации проведения на территории Республики Мордовия мероприятий по отлову и содержанию безнадзорных животных.

На основании изложенного судебная коллегия находит вывод районного суда об отказе в удовлетворении требований истца законным, поскольку правовых оснований для возложения на государственные органы Республики Мордовия обязанности по возмещению морального вреда, причинённого истцам в результате смерти их родственника С.О.М., не имеется, ввиду того, что не доказан факт причинения смерти последней в результате нападения на неё именно бездомных (беснадзорных) собак, не имеющих владельцев (хозяев) и противоправных действий (бездействий) государственных органов не установлено.

Доводы апелляционной жалобы Сорокина С.В., что установление вины начальника Республиканской ветеринарной службы Республики Мордовия Е.А.В. в ненадлежащем исполнении своих служебных обязанностей и привлечение его к ответственности свидетельствует о том, что своим бездействием должностное лицо фактически виновато и оно находится в причинной связи с пробелом нормативного регулирования и со смертью С.О.М. подлежат отклонению.

Из материалов дела следует, что распоряжением Председателя Правительства Республики Мордовия от 17 февраля 2016 г. № 15-РП на основании результатов служебной проверки применено дисциплинарное взыскание в виде выговора в отношении Е.А.В. – начальника Республиканской ветеринарной службы Республики Мордовия за ненадлежащее исполнение служебных обязанностей в части непринятия нормативных правовых актов Республики Мордовия, регулирующих организацию проведения на территории Республики Мордовия мероприятий по отлову и содержанию безнадзорных животных.

Однако, как верно отмечено районным судом, сам по себе факт непринятия государственным органом нормативного правового акта по определению порядка отлова, содержания и использования безнадзорных животных не является безусловным основанием для возложения на него ответственности за вред причинённый гражданину. При установленных по делу обстоятельствах отсутствие правового регулирования по данному вопросу не свидетельствует о том, что именно оно явилось непосредственной причиной, которая привела к смерти С.О.М.

Ссылка Сорокина С.В. в апелляционной жалобе на положения статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, устанавливающие презумпцию вины причинителя вреда, которая предполагает, что доказательства отсутствия его вины должен представить сам ответчик не является основанием для отмены оспариваемого решения суда, поскольку из системного толкования норм пункта 2 статьи 1064 и статьи 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации следует, что обязанность по доказыванию отсутствия вины лежит на причинителе вреда. Однако, прежде потерпевший должен представить доказательства того, что вред причинён действиями ответчика.

Между тем, стороной истца в суд первой инстанции не представлено бесспорных доказательств, подтверждающих то, что смерть С.О.М. наступила в результате нападения на неё бездомных (безнадзорных) собак, за что ответчики должны нести ответственность. Судебная коллегия, вопреки доводам жалобы, соглашается с выводом суда о том, что таких доказательств не содержат ни материалы гражданского дела, ни материалы уголовного дела № 10001.

Утверждение стороны истца, что на С.О.М. напали бездомные (безнадзорные) собаки не основаны на достоверных доказательствах.

Более того из содержания представленных в материалы дела копий процессуальных документов из уголовного дела, возбужденного по факту смерти С.О.М., следует, что в ходе расследования потерпевшие по делу, в том числе Сорокин С.В., выдвигают доводы о причастности к нападению на С.О.М. собак, у которых имеются владельцы.

Постановление о возбуждении уголовного дела № 10001, постановление о переквалификации уголовного дела, а также письменное обращение и представление прокурора Республики Мордовия, в которых имеются ссылки на доказательства, подтверждающие, что на С.О.М. напали именно бездомные собаки, не могут являться доказательствами по делу, поскольку не содержат объективных данных.

Учитывая изложенное, поскольку при рассмотрении спора в действиях ответчиков вина в причинении смерти С.О.М. как необходимое условие наступления ответственности не установлена, то это явилось основанием в силу статьи 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации для отказа в удовлетворении заявленных истцом требований о компенсации морального вреда.

Ссылки в жалобе на судебную практику по аналогичным делам не могут быть учтены судебной коллегией, так как указанные судебные акты были приняты в отношении иных лиц и по иным фактическим обстоятельствам дела, с учётом конкретных доводов и доказательств, представленных сторонами, и преюдициального значения для рассмотрения настоящего дела не имеют.

Таким образом, решение является законным и обоснованным, постановленным в соответствии с нормами процессуального права, выводы суда, изложенные в решении, соответствуют обстоятельствам дела. Материальный закон, подлежащий применению по данному делу, судом первой инстанции понят и истолкован правильно. Доводы апелляционной жалобы не могут повлечь отмену решения суда.

Руководствуясь пунктом 1 статьи 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Мордовия

определила:

решение Ленинского районного суда г. Саранска Республики Мордовия от 7 февраля 2018 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу Сорокина С.В. – без удовлетворения.

Председательствующий                        А.М. Козлов

судьи                                    В.А. Ганченкова

Л.И. Скипальская

Рейтинг@Mail.ru

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс»