Дело №12-555/2018

Номер дела: 12-555/2018

Дата начала: 11 мая 2018 г.

Суд: Санкт-Петербургский городской суд

Судья: Калинина Ирина Евгеньевна

Статьи КоАП: 19.3
Результат
Оставлено без изменения
Стороны по делу (третьи лица)
Вид лица Лицо
Костарев М. И.
Движение дела
Наименование события Результат события Основания Дата
Материалы переданы в производство судье 11.05.18, 11:33
Судебное заседание Оставлено без изменения 11.05.18, 13:00
Вступило в законную силу 11.05.18, 13:46
Дело сдано в отдел судебного делопроизводства 18.05.18, 17:01
 

Решение

Дело № 12-555/2018

(в районном суде № 5-386/2018) судья Смирнов П.П.

Р Е Ш Е Н И Е

Судья Санкт-Петербургского городского суда Калинина И.Е. при секретаре Зинич Н.В., рассмотрев 11 мая 2018 года в открытом судебном заседании в помещении суда жалобу на постановление судьи Фрунзенского районного суда Санкт-Петербурга от 06 мая 2018 года по делу об административном правонарушении в отношении

Костарева М. И., <дата> г.р., уроженца <...>, гражданина РФ, зарегистрированного по адресу: <адрес>;

У С Т А Н О В И Л:

    Постановлением судьи Фрунзенского районного суда Санкт-Петербурга от 06 мая 2018 года Костарев М.И. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч.1 ст. 19.3 КоАП РФ, и подвергнут административному наказанию в виде административного ареста на срок 10 (десять) суток.

    Вина Костарева М.И. установлена в неповиновении законному требованию сотрудника полиции, в связи с исполнением им обязанностей по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, а именно: в соответствии с протоколом об административном правонарушении АП № 007082/1758, <дата>, в 17 час. 50 мин. у <адрес> в Санкт-Петербурге, был задержан Костарев М.И., который в период времени с 14-15 до 16 час. 05 мин. добровольно участвовал в проведении несогласованного публичного мероприятия в виде шествия, двигаясь по заранее определенному маршруту: от дома 1 по Адмиралтейскому проезду СПб в сторону Невского пр. СПб, далее по Невскому пр. до дома 71 Невского пр. СПб, с целью публичного выражения своего мнения и формирования мнения окружающих по поводу актуальных проблем общественно-политического характера, направленного на дискредитацию и срыв проведения инаугурации, на тему: «ОН НАМ НЕ ЦАРЬ» с нарушением требований федерального закона от 19.06.2004 г. № 54-ФЗ «О собраниях, демонстрациях, митингах, шествиях и пикетированиях».

В связи с допущенными нарушениями установленного порядка проведения публичного мероприятия, информация о нарушении требований п.1 ч.3 ст. 6 Федерального закона от 19.06.2004 г. № 54-ФЗ «О собраниях, демонстрациях, митингах, шествиях и пикетированиях» была доведена до участников мероприятия, в том числе и до гр-на Костарева М.И., сотрудником полиции ст. инспектором ОООП УМВД России по Центральному району Санкт-Петербурга старшим лейтенантом полиции <...> Р.Б., осуществлявшим в соответствии со ст. 2,12 Федерального закона от 07.02.2011 г. № 3-ФЗ «О полиции» обязанности по обеспечению правопорядка в общественных местах и предупреждению и пресечению преступлений и административных правонарушений, который неоднократно публично уведомил всех лиц, участвующих в данном митинге, в т.ч. и гр-н Костарева М.И. посредством громко-усиливающей аппаратуры потребовал прекратить шествие и разойтись.

Данное законное требование гр.Костарев М.И. проигнорировал, несмотря на то, что на прекращение данных противоправных действий у участников данного несогласованного шествия, в т.ч. и гр. Костарева М.И., было не менее 1 минуты, однако в указанный промежуток времени гр-н Костарев М.И. продолжал нарушать требования п.1 ч.3 ст.6 Федерального закона от 19.06.2004 г. № 54-ФЗ «О собраниях, демонстрациях, митингах, шествиях и пикетированиях», а именно: целенаправленно добровольно продолжал свое участие в шествии в составе группы лиц, состоящей из не менее 1000 человек, скандирующей лозунги: «Он нам не царь», «Путин вор», «Четвертый срок тюремный», «Мы здесь власть», «Свободу политзаключенным» и демонстрирующей плакаты с надписью: «С меня хватит!», «Он нам не царь», «Не хочу как в Северной Корее», «Он нам не царь - уходи», при этом попыток покинуть место проведения шествия не предпринимал.

Таким образом, Костарев М.И. совершил административное правонарушение, предусмотренное ст. 19.3 ч.1 КоАП РФ.

Защитник Костарева М.И. Прокопенко Е.А. обратился в Санкт-Петербургский городской суд с жалобой об отмене постановления судьи районного суда и прекращении производства по делу. В обоснование жалобы указал, что назначенное наказание является чрезмерно суровым, не соответствует характеру правонарушения. Судьей при рассмотрении дела не установлены отягчающие наказание обстоятельства, указано на наличие смягчающих наказание обстоятельств, вопрос о возможности прекращения производства по делу ввиду малозначительности не рассмотрен. Не учтено при назначении наказания отсутствие привлечения к административной ответственности ранее. Кроме того, постановление принято судом с нарушением правил подсудности. Так, из материалов дела, в том числе из протокола об административном правонарушении, следует, что административное правонарушение было совершено на территории Центрального района Санкт-Петербурга на <адрес>. В соответствии с положениями КоАП РФ, данное административное правонарушение должно быть рассмотрено по месту выявления, следовательно, относится к подсудности Куйбышевского районного суда Санкт-Петербурга. Костареву вменяются в вину те же действия, которые вменялись ему в вину при составлении протокола об административном правонарушении по ст. 19.3 КоАП РФ, то есть осуществлено двойное административное преследование. Описание события административного правонарушения в обоих случаях идентичны. Ст. 19.3 может быть применена в совокупности со ст. 20.2 КоАП РФ только в случаях совершения деяния участником митинга и иных норм, регулирующих общественный порядок. В протоколе об административном правонарушении не обоснована иная причина задержания кроме участия в публичном мероприятии. Рапорта сотрудников полиции <...> и <...> составлены с нарушением требований закона. При рассмотрении дела судья руководствовался рапортами и объяснениями сотрудников полиции, которые не участвовали в задержании Костарева и не являлись участниками события административного правонарушения. Костарев пояснял, что сотрудники полиции, задержавшие его, не заходили в 7 отдел полиции для составления рапортов. В материалах дела не имеется доказательств того, что <...> и <...> присутствовали у <адрес> <дата>. Место задержания Костарева, указанное в рапортах сотрудников полиции, не соответствует действительности. Костарев был задержан у <адрес>. Рапорты сотрудников полиции составлены с нарушением п. 270 Устава ППСП. Судьей не было истребовано из 7 отдела полиции журнала КУСП с целью установления факта регистрации рапортов сотрудников полиции. Рапорты сотрудников полиции не содержат сведений о предупреждении за дачу заведомо ложных показаний. Сам по себе рапорт сотрудника полиции не может быть достаточным основанием для наличия состава административного правонарушения. Из представленных видеозаписей не усматривается, требования какого сотрудника полиции не выполнены Костаревым М.И., сам он на этих видеозаписях отсутствует. Согласно видеозаписи, представленной стороной защиты, Костарев стоит у Зимнего сада и смотрит в свой мобильный телефон, никаких противоправных действий не совершает. Из материалов дела не следует, что сотрудник полиции <...> обладал полномочиями требовать от граждан прекратить публичное мероприятие, этим правом обладает лишь уполномоченный представитель органов исполнительной власти субъекта РФ, который не давал указаний прекратить публичное мероприятие. Лично к Костареву <...> не обращался. Процедура обращения регламентирована Законом О полиции». Подписи сотрудника полиции <...> Р.Б. в различных документах сильно отличаются друг от друга, что вызывает сомнения. Участковый уполномоченный 7 отдела полиции <...> Е.В. и сотрудники ППСП <...> и <...> не имели права составлять процессуальные документы, поскольку правонарушение было совершено на территории Центрального, а не Фрунзенского района. В материалах дела отсутствуют копии служебных удостоверений вышеуказанных сотрудников полиции. Протокол об административных правонарушениях составлен не уполномоченным на это должностным лицом, вопреки Наставлению о порядке исполнения обязанностей и реализации прав полиции в дежурной части территориального органа МВД РФ. Материалами дела не подтверждается факт проведения публичного мероприятия в форме шествия. В материалах дела не содержится доказательств заранее определенного маршрута, не имеется сведений об организаторе, из видеозаписи усматривается, что сотрудники полиции ни разу не назвали это мероприятие шествием. из материалов дела следует, что уведомлений о проведении публичного мероприятия в органы исполнительной власти не поступало. Таким образом, у суда не было возможности определить конкретную форму мероприятия. Костарев отрицает свое участие в шествии, однако признает свое участие в стихийном собрании, не имевшего заранее определенного маршрута. Костарев не имел при себе средств наглядной агитации, не выкрикивал лозунгов. В сети «Интернет» была опубликована информация о проведении публичного мероприятия <дата> на Дворцовой пл. Пришедшие туда граждане обнаружили, что вход на площадь перекрыт, таким образом, информация о проведении шествия отсутствовала а собрание граждан организовалось стихийно. После неправомерного прекращения стихийного собрания у <адрес> сотрудниками войск национальной гвардии, Костарев прогуливался по Невскому пр. в сторону Зимнего сада, где был задержан сотрудниками полиции. Административное наказание влечет за собой ограничение права на свободу выражения мнения. Никаких действий, угрожающих общественному порядке не совершалось. Для обеспечения безопасности и порядка было выделено 1326 сотрудников полиции. Власти предприняли более чем достаточные меру для обеспечения правопорядка. В протоколе об административном правонарушении и постановлении суда не отражено время совершения административного правонарушения. Протокол об административном правонарушении не содержит описание события правонарушения, поскольку в нем не описано, какие действия были совершены лично Костаревым М.И. у Костарева не имелось достаточно времени для организации защиты, он не имел возможности заключить соглашение с защитником. Сотрудники полиции не вызывались и не опрашивались в судебном заседании. При вынесении обжалуемого постановления нарушено право на справедливое судебное разбирательство в связи с нарушением конституционного принципа равноправия и состязательности сторон, что выразилось в рассмотрении дела в отсутствии прокурора. То есть в отсутствии представителя стороны обвинения в судебном заседании функции обвинения взял на себя суд. При рассмотрении дела было допущено нарушение открытости и гласности судопроизводства, в зал не были допущены слушатели и средства массовой информации. Протокол об административном правонарушении не составлен немедленно, сотрудники полиции никак не обосновали, почему протокол не мог быть составлен на месте, без доставления в отдел полиции. Полицейскими не представлены доказательства того, что доставление являлось необходимым. Несмотря на наличие документов, удостоверяющих личности, Костарев был помещен с специальное помещение для задержанных, где и провел ночь. Административным задержанием и арестом было нарушено право не подвергаться бесчеловечному обращению. Костареву не предоставлялось питание и напитки.

Костарев М.И. в Санкт-Петербургский городской суд доставлен, в ходе рассмотрения жалобы изложенные в ней доводы поддержал в полном объеме, дополнительно пояснил, что из средств массовой информации узнал о проведении шествия, которое организовывает штаб Навального, он разделяет взгляды Навального, поэтому решил пойти и принять участие в публичном мероприятия. Пришел на <адрес> в 17-20, в это время сотрудники полиции уже были построены и через 10 минут его задержали. О том, что мероприятие не было согласовано, он не знал. С <...> и <...> не знаком. Лозунги не скандировал, ничего не делал.

Защитник Костарева М.И. - Прокопенко Е.А. в ходе рассмотрения жалобы в Санкт-Петербургском городском суде изложенные в ней доводы поддержал в полном объеме, дополнительно пояснив, что журналисты <...> и <...> сделали видеозапись задержания Костарева и выложили ее в Интернет, видеозапись подтверждает, что Костарев в шествии не участвовал.

Исследовав материалы дела, считаю жалобу не подлежащей удовлетворению по следующим основаниям.

Существенных нарушений процессуальных требований КоАП РФ как при составлении протокола об административном правонарушении, так и в ходе рассмотрения дела в суде не установлено.

Так, в соответствии с положениями ч.1.2 ст.29.5 КоАП РФ, дела об административных правонарушениях, предусмотренных статьями 19.3, 20.2 и 20.2.2 настоящего Кодекса, рассматриваются по месту выявления административного правонарушения.

Как следует из материалов дела, Костарев М.И. был доставлен для составления протокола об административном правонарушении в 7 отдел полиции УМВД России по Фрунзенскому району Санкт-Петербурга, где в ходе рассмотрения представленных по делу доказательств было выявлено вмененное ему административное правонарушение.

Таким образом, судьей Фрунзенского районного суда Санкт-Петербурга было принято правильное решение об отнесении рассмотрения настоящего дела к его компетенции, и нарушений требований подведомственности рассмотрения дела не имеется.

Согласно требованиям ч.2 ст.25.11 КоАП РФ прокурор извещается о месте и времени рассмотрения дела об административном правонарушении, совершенном несовершеннолетним, а также дела об административном правонарушении, возбужденного по инициативе прокурора.Настоящее дело не относится к перечисленным категориям дел, в связи с чем, его рассмотрение в отсутствие прокурора не является нарушением процессуальных требований КоАП РФ, в том числе нарушением равноправия и состязательности сторон.

В силу части 1 статьи 27.1 КоАП РФ, закрепляющей, что в целях пресечения административного правонарушения, установления личности нарушителя, составления протокола об административном правонарушении при невозможности его составления на месте выявления административного правонарушения, обеспечения своевременного и правильного рассмотрения дела об административном правонарушении и исполнения принятого по делу постановления уполномоченное лицо вправе в пределах своих полномочий применять меры обеспечения производства по делу об административном правонарушении, а также приводящей перечень таких мер, в частности административное задержание.

Согласно части 3 статьи 27.5 КоАП РФ лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, влекущем в качестве одной из мер административного наказания административный арест, может быть подвергнуто административному задержанию на срок не более 48 часов.

Поскольку Костарев М.И. был доставлен в 7 отдел полиции УМВД России по Фрунзенскому району Санкт-Петербурга для обеспечения своевременного и правильного рассмотрения дела об административном правонарушении, предусмотренном ч.1 ст.19.3 КоАП РФ, решение о доставлении Костарева М.И. в отдел полиции и задержании является законным и обоснованным.

Протоколы применения мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении, вопреки доводам жалобы, составлены в соответствии с требованиями закона, все сведения, необходимые для правильного разрешения дела, в них отражены, а потому нет оснований для признания их недопустимыми доказательствами.

Вопреки доводам жалобы, право на защиту Костарева М.И. нарушено не было, поскольку как при составлении протокола об административном правонарушении, так и при рассмотрении дела, ему были разъяснены права, предусмотренное ст. 51 Конституции РФ, ст. 25.1 КоАП РФ, о чем стоят его собственноручные подписи в соответствующей графе протокола об административном правонарушении и протокола об ознакомлении с правами лица, привлекаемого к административной ответственности, в том числе право пользоваться юридической помощью защитника, ходатайств, в том числе о нуждаемости в услугах защитника Костарев М.И. не заявлял.

В ходе рассмотрения настоящего дела судьей Фрунзенского районного суда Санкт-Петербурга были исследованы представленные по делу доказательства, оценка которых произведена в соответствии с требованиями ст.26.11 КоАП РФ, а также положения закона, регулирующие проведение публичного мероприятия, и обоснованно установлены фактические обстоятельства правонарушения и виновность Костарева М.И. в его совершении.

В соответствии с частью 1 статьи 19.3 КоАП РФ неповиновение законному распоряжению или требованию сотрудника полиции в связи с исполнением им обязанностей по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, а равно воспрепятствование исполнению им служебных обязанностей влечет наложение административного штрафа в размере от пятисот до одной тысячи рублей или административный арест на срок до пятнадцати суток.

Реализация конституционного права граждан РФ проводить собрания, митинги, демонстрации, шествия и пикетирования регламентирована Федеральным законом Российской Федерации от 19 июня 2004 г. № 54-ФЗ «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях», согласно п.1 ч.4 ст.5 и ст.12 которого данный закон не допускает проведение публичного мероприятия без соответствующего уведомления органов исполнительной власти (за исключением одиночного пикета) и процедуры согласования с органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации или органом местного самоуправления после получения уведомления о проведении публичного мероприятия.

В соответствии с п.5 ст.2 Федерального закона от 19.06.2004 № 54-ФЗ «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях», шествие - массовое прохождение граждан по заранее определенному маршруту в целях привлечения внимания к каким-либо проблемам.

Имеющимися в деле доказательствами достоверно установлено, что несогласованное публичное мероприятие по заранее определенному маршруту от дома 1 по Адмиралтейскому проезду в сторону Невского проспекта, до дома 71 по Невскому проспекту в Санкт-Петербурге, в котором принимал участие Костарев М.И. в массе граждан не менее 1000 человек, с целью выражения своего мнения и формирования мнения окружающих по поводу актуальных проблем общественно-политического характера, направленного на дискредитацию и срыв проведения инаугурации, отвечает признакам шествия, то есть публичного мероприятия в том значении, которое указано в Федеральном законе от 19.06.2004 № 54-ФЗ.

Вывод постановления о том, что данное публичное мероприятие не было согласовано в установленном порядке, подтверждается письмом Комитета по вопросам законности, правопорядка и безопасности Правительства Санкт-Петербурга от 04.05.2018 г. об отсутствии такого согласования и не опровергается какими-либо другими доказательствами.

При этом, в силу ст. 12 Федерального закона РФ от 07 февраля 2011 года № 3-ФЗ «О полиции», на полицию возложен ряд обязанностей, в том числе: выявлять причины преступлений и административных правонарушений и условия, способствующие их совершению, принимать в пределах своих полномочий меры по их устранению; обеспечивать безопасность граждан и общественный порядок на улицах, площадях, стадионах, в скверах, парках и других общественных местах; обеспечивать совместно с представителями органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления и организаторами собраний, митингов, демонстраций, шествий и других публичных мероприятий безопасность граждан и общественный порядок, оказывать в соответствии с законодательством Российской Федерации содействие организаторам спортивных, зрелищных и иных массовых мероприятий в обеспечении безопасности граждан и общественного порядка в местах проведения этих мероприятий; пресекать административные правонарушения и осуществлять производство по делам об административных правонарушениях, отнесенных законодательством об административных правонарушениях к подведомственности полиции.

Согласно частям 3 и 4 статьи 30 указанного Закона законные требования сотрудника полиции обязательны для выполнения гражданами и должностными лицами. Воспрепятствование выполнению сотрудником полиции служебных обязанностей, оскорбление сотрудника полиции, оказание ему сопротивления, насилие или угроза применения насилия по отношению к сотруднику полиции в связи с выполнением им служебных обязанностей либо невыполнение законных требований сотрудника полиции влечет ответственность, предусмотренную законодательством Российской Федерации.

Факт неповиновения Костарева М.И. законному распоряжению или требованию сотрудника полиции в связи с исполнением им обязанностей по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности подтверждается рапортами и объяснениями сотрудников полиции <...> В.М. и <...> А.М., находившихся <дата> при исполнении служебных обязанностей, не заинтересованных в исходе дела, оснований для оговора которыми Костарева М.И. не установлено.

Вышеприведенные доказательства согласуются с видеозаписью обстоятельств правонарушения, из которой, в том числе, следует, что в связи с допущенными нарушениями установленного порядка проведения публичного мероприятия участники такового были неоднократно информированы сотрудником полиции, осуществляющим обязанности по охране общественного порядка, посредством громко-усиливающей аппаратуры о нарушении требований п.1 ч.3 ст.6 Федерального закона от 19.06.2004 г. № 54-ФЗ, что с очевидностью свидетельствует о доведении данной информации до участников публичного мероприятия, в том числе и до Костарева М.И.

Указанное обстоятельство, а также нахождение <дата> в период времени с 14 час. 15 мин. до 16 час. 05 мин. по адресу проведения публичного мероприятия в виде шествия Костаревым М.И. не оспаривается.

Действия Костарева М.И., выразившиеся в неповиновении законному распоряжению сотрудника полиции, находившегося при исполнении обязанностей по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, образуют объективную сторону состава административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 19.3 КоАП РФ, и обоснованно квалифицированы судом по указанной статье Кодекса.

Протокол об административном правонарушении составлен уполномоченным должностным лицом, соответствует требованиям ст.28.2 КоАП РФ, сведения, необходимые для правильного разрешения дела, в нем отражены, событие административного правонарушения должным образом описано, а потому он обоснованно признан судом в качестве допустимого доказательства по делу.

При составлении протокола об административном правонарушении Костарев М.И. имел возможность предоставить необходимые объяснения, принести замечания на протокол, что им было реализовано.

Постановление суда отвечает требованиям ст. 29.10 КоАП РФ, является мотивированным. Оснований не доверять изложенным в постановлении сведениям об исследовании приобщенной к материалам дела видеозаписи не имеется.

Привлечение Костарева М.И. к административной ответственности по ч.5 ст.20.2 КоАП РФ не является обстоятельством, исключающим возможность его привлечения к административной ответственности по ч.1 ст.19.3 КоАП РФ, поскольку данные административные правонарушения имеют различные объекты посягательства.

Обстоятельства, послужившие основанием для привлечения Костарева М.И. к административной ответственности по двум составам характеризуются отличной друг от друга объективной стороной правонарушений: по ч.5 ст.20.2 КоАП РФ объективная сторона выражается в нарушении участником публичного мероприятия установленного порядка проведения шествия, а по ч.1 ст.19.3 КоАП РФ – совершение неповиновения законному требованию уполномоченному должностном улицу в рамках исполнения служебных функций.

Нарушений Конституции РФ, Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении дела в отношении Костарева М.И., а также норм Кодекса РФ об административных правонарушениях, которые могли бы послужить основанием для отмены постановления судьи, по делу не установлено.

Доводы жалобы о нарушении привлечением Костарева М.И. к административной ответственности прав человека и основных свобод, гарантированных Конвенцией от 04.11.1950 года, являются несостоятельными, поскольку осуществление права выражать свое мнение и участвовать в собраниях и т.д., как указано в ч. 2 ст. 10 и 11 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, может быть сопряжено с определенными формальностями, условиями, ограничениями или санкциями, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья и нравственности, защиты репутации или прав других лиц.

Наказание Костареву М.И. определено в пределах санкции части 1 ст.19.3 КоАП РФ, в соответствии с требованиями глав 3 и 4 КоАП РФ, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного правонарушения, данных о личности виновного.

Оснований для признания назначенного Костареву М.И. наказания в виде административного ареста сроком на 10 суток чрезмерно суровым, не имеется, поскольку оно согласуется с его предупредительными целями (ст.3.1 КоАП РФ), соответствует принципам законности, справедливости, неотвратимости и целесообразности юридической ответственности, а также тяжести содеянного.

Основания для изменения наказания, применения положений ст. 2.9 КоАП РФ по настоящему делу не усматриваются.

С учётом изложенного и, руководствуясь ст. 30.7 КоАП РФ,

Р Е Ш И Л :

Постановление судьи Фрунзенского районного суда Санкт-Петербурга от 06 мая 2018 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч.1 ст. 19.3 КоАП РФ, в отношении Костарева М. И. оставить без изменения, жалобу защитника Костарева М.И. Прокопенко Е.А. – без удовлетворения.

Судья Калинина И.Е.

Рейтинг@Mail.ru

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс»