Дело №33-5979/2018

Номер дела: 33-5979/2018

Дата начала: 14.05.2018

Суд: Пермский краевой суд

Судья: Казанцева Елена Станиславовна

Стороны по делу (третьи лица)
Вид лица Лицо
ОТВЕТЧИК ГБУЗ ПК "Городская больница имени академика Вагнера Е.А."
ТРЕТЬЕ ЛИЦО ЗАО "Капитал Медицинское страхование"
ИСТЕЦ Кибанов Михаил Викторович
ТРЕТЬЕ ЛИЦО Кутявин Алексей Юрьевич
ПРОКУРОР Прокуратура г. Березники
ТРЕТЬЕ ЛИЦО Территориальный фонд ОМС Пермского края
ТРЕТЬЕ ЛИЦО Федосенко Андрей Владимирович
Движение дела
Наименование события Результат события Основания Дата
Судебное заседание Вынесено решение 29.01.2020
Дело сдано в отдел судебного делопроизводства 29.01.2020
Передано в экспедицию 29.01.2020
 

Определения

Судья Уланов В.В.

дело № 33-5979-2018

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судебная коллегия по гражданским делам Пермского краевого суда в составе: председательствующего Опалевой Т.П.

судей Казанцевой Е.С., Хасановой В.С.,

с участием прокурора Третьяковой О.В.,

при секретаре Полушкиной Ю.П.,

рассмотрела в открытом судебном заседании 06 июня 2018 года гражданское дело по апелляционной жалобе Государственного бюджетного учреждения здравоохранения Пермского края «Городская больница имени академика Вагнера Евгения Антоновича» на решение Березниковского городского суда Пермского края от 16 марта 2018 года, которым постановлено:

Взыскать с Государственного бюджетного учреждения здравоохранения Пермского края «Городская больница имени академика Вагнера Евгения Антоновича» города Березники в пользу К. в возмещение морального вреда 2 500 000 руб., штраф в размере 1250 000 руб. В удовлетворении остальной части исковых требований отказать.

Взыскать с Государственного бюджетного учреждения здравоохранения «Городская больница имени академика Вагнера Евгения Антоновича» в пользу ГКУЗОТ «Пермское краевое бюро судебно-медицинской экспертизы» стоимость комплексной судебно-медицинской экспертизы в размере 21600 рублей.

Взыскать с Государственного бюджетного учреждения здравоохранения «Городская больница имени академика Вагнера Евгения Антоновича» в доход местного бюджета госпошлину в размере 300 руб.

Заслушав доклад судьи Казанцевой Е.С., объяснения представителя ответчика, представителя истца, заключение прокурора, изучив материалы дела, судебная коллегия,

установила:

К. обратился в суд с иском к ответчику о взыскании компенсации морального вреда в сумме 10000000 рублей, штрафа в соответствии с Законом «О защите прав потребителей». В обоснование исковых требований указал, что с 17.07.2014 года по 29.07.2014 года он находился на стационарном лечении в ГБУЗ Пермского края «Городская Больница № 1» г. Березники с диагнозом: язвенная болезнь ДПК. Декомпенсированный стеноз выходного отдела желудка. 23.07.2014 года выполнена операция - Лапаротомия, резекция 2/3 желудка по Бальфуру. Во время операции в больнице № 1 г. Березники ему занесли инфекцию, начался сепсис и перитонит, что повлекло необходимость в неоднократных последующих сложных операциях в Пермской краевой клинической больнице. В результате некачественно оказанной медицинской помощи во время операции и в послеоперационный период ему был причинен тяжкий вред здоровью, вследствие чего, начались осложнения. 30.07.2014г. в ПККБ выполнена операция: Релапаротомия 2, снятие и повторное наложение тонко - тонкокишечного анастомоза, санация и дренирование брюшной полости. В послеоперационном периоде в крайне тяжелом состоянии на ИВЛ, находился в отделении реанимации. Проводилась посиндромная терапия. Присоединилась двусторонняя инфильтративная пневмония. Инстоксикация, Гипертермия. Выставлены показания для очередной релапаротомии. 31.07.2014 года Операция: Релапаротомия 3, повторная ререзекция желудка, наложение гастроэнтероанастомоза и дуоденоеюноанастомоза с межкишечным анастомозом по Брауну, заглушкой по Шалимову, санация и дренирование брюшной полости. 13.08.2014 года операция: Релапаротомия 4, вскрытие и дренирование абсцесса брюшной полости.

В результате не качественно оказанной необходимой помощи ответчиком без уважительных причин лицами, обязанными ее оказывать в соответствии с законом, ему (К.) причинены нравственные и физические страдания, которые выразились в следующем: после операций у него отказали ноги, он учился заново ходить, держался за стены, восстанавливал навыки движения более 9 месяцев. В настоящее время его беспокоят головные боли, у него отсутствует здоровый сон из-за судорог в ногах и руках, а также в кистях рук, стул не нормализовался, не оформлен, он не успевает вовремя дойти до туалета, по этой причине каловые массы давят на желудок и на грудную клетку. Просит взыскать с ответчика компенсацию морального вреда в сумме 10000 000 рублей, штраф в соответствии со ст. 13 ч. 6 Закона РФ «О защите прав потребителей».

Истец К., в судебном заседании на заявленных исковых требованиях настаивал по доводам изложенным в исковом заявлении. В результате неправильных действий ответчика ему были проведены дополнительные операции в городе Перми. На сегодняшний день, после наркоза, у него нарушена память, он не может поднимать тяжести более 7 кг., сразу начинается жидкий стул, принимает лекарства, однако стул все равно не сформирован, после каждого приема пищи надо обязательно сходить в туалет, приходится часто кушать малыми порциями. Он соблюдаю режим, который ему прописал врач, однако чувствует себя плохо, беспокоит резь в желудке, головокружение, судороги ног, сжатие в груди, все это он считает, последствия ненадлежащим образом проведенного ответчиком лечения. После болезни он учился заново ходить, до сих пор не может уверенно ходить, когда много ходит начинается одышка, произошла закупорка всех вен на теле, полноценно работать не может, ему дали ** группу инвалидности, потом сняли, впоследствии он снова проходил комиссию МСЭ, но группу не дали, состояние его здоровья не изменилось, все как после операции, ранее он вел активный образ жизни, вел свой бизнес, занимался лесозаготовками, ездил сам на автомобиле, сейчас приходится бизнес закрывать, так как автомобиль водит сам и опасается за жизнь других участников дорожного движения, поскольку неуверенно себя чувствует за рулем, по дому работу не выполняет, у него постоянно кружится голова, за ним ухаживает супруга.

Представитель истца Деменева Т.Л., в судебном заседании на исковых требованиях настаивала, обосновала доводами изложенными в иске.

Представитель ответчика ГБУЗ ПК «ГБ им. Вагнера Е.А.» - Козьминых Е.В., с исковыми требованиями не согласился, представил письменные возражения.

Представители третьих лиц филиала ЗАО «Капитал медицинское страхование», Территориального Фонда обязательного медицинского страхования Пермского края в судебное заседание не явились, о времени и месте рассмотрения дела извещены надлежащим образом.

Судом постановлено вышеуказанное решение, об отмене которого просит в апелляционной жалобе представитель ответчика, повторяя основания возражений настаивает, что не согласны с самим фактом возложения на медицинское учреждение ответственности за возникновение у истца спаечной болезни, панкреатита и перитонита в связи с тем, что К. изначально имел тяжелую патологию брюшной полости – декомпенсированный стеноз привратника на фоне язвенной болезни ДПК, так и явно несоразмерной суммой компенсации морального вреда, а также завышенном размере штрафа, который подлежит уменьшению ввиду явной несоразмерности последствиям нарушения обязательства, поскольку даже его размер сам по себе существенно превышает обычно взыскиваемую сумму компенсации морального вреда в аналогичных правовых условиях.

Считает, что медицинская помощь пациенту К. в ГБУЗ ПК «ГБ им. Вагнера» была оказана в соответствии с существующими стандартами. Спаечная болезнь возникает и развивается при любом хирургическом вмешательстве, это состояние на грани патологии и нормы и не может считаться последствием дефектов, поскольку возникает при любом хирургическом вмешательстве на брюшной полости, которое было проведено К. 23.07.2014 г. по жизненным показаниям. Полагает необоснованным утверждение суда о наличии прямой причинно-следственной связи между техническими дефектами и патологическими изменениями у К., несмотря на вывод экспертизы суду следовало критически отнестись в этой части к выводам экспертизы.

Состояние тяжкого вреда здоровью наблюдалась у К. только с 30.07.2014 г. по 08.09.2014 г., поэтому сумма компенсации морального вреда носит завышенный характер. В целях предоставления доказательств по данным обстоятельствам ими было заявлено ходатайство о назначении повторной экспертизы, однако судом в этом было отказано. В судебное заседание эксперты не явились, судом не было предпринято мер к выяснению причин неявки. Также не представляется возможным исключить участие врача-хирурга К1., давшей заключение в качестве эксперта, в предшествовавшем оказании медицинской помощи К. в период нахождения его в Пермской краевой клинической больнице.

В связи с чем просят назначить по делу повторную судебно-медицинскую экспертизу по тем же вопросам и поручить ее проведение Бюджетному учреждению здравоохранения Удмуртской республики «Бюро судебно-медицинской экспертизы министерства здравоохранения Удмуртской республики».

При определении размера компенсации морального вреда судом не учтена степень вины.

Считает неправомерным взыскание штрафа, поскольку при обращении 07.08.2017 г. с претензией и требованием о взыскании компенсации морального вреда К. не были приложены медицинские документы. Просит решение отменить, в иске отказать.

В возражениях истец, прокурор с доводами апелляционной жалобы не согласились, просят решение оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.

Проверив законность принятого судом решения в пределах доводов апелляционной жалобы и возражений (ч.1 ст.327.1 ГПК РФ), заслушав объяснение представителей сторон, заключение прокурора, судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения решения суда первой инстанции.

В соответствии с пунктом 3 статьи 98 Федерального закона от 21.01.2011 №323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», вред, причиненный жизни и (или) здоровью граждан при оказании им медицинской помощи, возмещается медицинскими организациями в объеме и порядке, установленных законодательством Российской Федерации.

В силу пунктов 1 и 2 статьи 150 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) здоровье является нематериальным благом, которое принадлежит гражданину от рождения.

Нематериальные блага защищаются в соответствии с настоящим Кодексом и другими законами в случаях и в порядке, ими предусмотренных, а также в тех случаях и пределах, в каких использование способов защиты гражданских прав (статья 12) вытекает из существа нарушенного нематериального блага или личного неимущественного права и характера последствий этого нарушения.

Согласно части 1 статьи 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

В соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 1064 ГК РФ вред, причиненный личности гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда.

Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда.

Согласно статье 1095 ГК РФ вред, причиненный здоровью гражданина вследствие недостатков услуги, а также вследствие недостоверной или недостаточной информации об услуге, подлежит возмещению лицом, оказавшим услугу (исполнителем), независимо от его вины и от того, состоял потерпевший с ним в договорных отношениях или нет.

В соответствии со статьей 1098 ГК РФ исполнитель услуги освобождается от ответственности в случае, если докажет, что вред возник вследствие непреодолимой силы или нарушения потребителем установленных правил пользования результатами услуги или их хранения.

В соответствии с пунктом 4 статьи 13 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-I "О защите прав потребителей" изготовитель (исполнитель, продавец, уполномоченная организация или уполномоченный индивидуальный предприниматель, импортер) освобождается от ответственности за неисполнение обязательств или за ненадлежащее исполнение обязательств, если докажет, что неисполнение обязательств или их ненадлежащее исполнение произошло вследствие непреодолимой силы, а также по иным основаниям, предусмотренным законом.

В пункте 28 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 г. N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей" разъяснено, что при разрешении требований потребителей необходимо учитывать, что бремя доказывания обстоятельств, освобождающих от ответственности за неисполнение либо ненадлежащее исполнение обязательства, в том числе и за причинение вреда, лежит на продавце (изготовителе, исполнителе, уполномоченной организации или уполномоченном индивидуальном предпринимателе, импортере) (пункт 4 статьи 13, пункт 5 статьи 14, пункт 5 статьи 23.1, пункт 6 статьи 28 Закона о защите прав потребителей, статья 1098 Гражданского кодекса Российской Федерации).

При рассмотрении требований потребителя о возмещении убытков, причиненных ему недостоверной или недостаточно полной информацией о товаре (работе, услуге), суду следует исходить из предположения об отсутствии у потребителя специальных познаний о его свойствах и характеристиках, имея в виду, что в силу статьи 12 Закона о защите прав потребителей изготовитель (исполнитель, продавец) обязан своевременно предоставлять потребителю необходимую и достоверную информацию о товарах (работах, услугах), обеспечивающую возможность компетентного выбора (пункт 44 указанного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации).

Поскольку в силу пункта 9 данного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации к отношениям по предоставлению гражданам медицинских услуг, оказываемых медицинскими организациями в рамках добровольного и обязательного медицинского страхования, применяется законодательство о защите прав потребителей, на ответчика распространяются положения данного законодательства, в том числе возлагающие обязанность предоставить потребителю необходимую информацию, а также обязанность надлежащего исполнения обязательства.

Таким образом, из системного толкования указанных выше норм права и из разъяснений, содержащихся в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации, следует, что именно исполнитель обязан доказать обстоятельства, являющиеся основанием для освобождения от ответственности за ненадлежащее оказание услуг.

В силу части 1 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ) каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

В соответствии со ст. 67 ГПК РФ, суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы.

В судебном заседании установлено и подтверждается материалами дела, что К. с 17.07.2014 года по 29.07.2014 года находился на стационарном лечении в ГБУЗ Пермского края «Городская Больница № 1» г. Березники с диагнозом: язвенная болезнь ДПК; декомпенсированный язвенный стеноз выходного отдела желудка, являлся потребителем медицинских услуг, оказываемых данным лечебным учреждением.

23.07.2014 года в 09.00 час. К. врачом ГБУЗ ПК «ГБ № 1 им. Вагнера Е.А.» г. Березники выполнена операция: лапаротомия (разрез брюшинной стенки), резекция (отсечение) 2/3 желудка с наложением впередиободочного гастроэнтероанастомоза (искусственного соустья между участками тонкой кишки) по Бальфуру и энтероэнтероанастомоза (искусственного соустья между участками тонкой кишки) по Брауну.

23.07.2014 года в 16.30 час. в связи с возникшим желудочно-кишечным кровотечением, К. была выполнена повторная операция: релапаротомия, остановка кровотечения из сосудов культи желудка путем прошивания, резекция культи желудка с гастроэнретоанастомозом и энтероэнтероанастамозом, повторное наложение гастроэнретоанастомоза, энтероэнтероанастамоза на выключенной петле по Ру, но по типу бок-в-бок, дренирование брюшной полости.

30.07.2014 года в 00.30 час. К. доставлен в приемное отделение хирургии Пермской краевой клинической больницы санавиацией в тяжелом состоянии. В 13.55 час. К. проведена операция: релапаротомия 2, снятие и повторное наложение тонкотонкокишечного анастомоза, санация и дренирование брюшной полости.

31.07.2014 года в 10.10 час. К. проведена операция: релапаротомия 3, повторная ререзекция желудка, наложение гастроэнретоанастомоза и дуоденоеюноанастомоза с межкишечным анастомозом по Брауну, заглушкой по Шалимову, санация и дренирование брюшной полости.

13.08.2014 года в 10.10 час. К. проведена операция. Диагноз до операции: состояние после ререзекции желудка в модификации Ру. Абцесс брюшной полости. Операция: релапаротомия 4, вскрытие и дренирование абцесса брюшной полости.

Согласно заключения комплексной судебно-медицинской экспертизы № 460 от 20.02.2018 года ГКУЗОТ «Пермское краевое бюро судебно-медицинской экспертизы» при проведении К. повторного оперативного вмешательства 23.07.2014 в 16.30 час. в ГБ №1 были допущены следующие технические дефекты:

- неправильно выбран способ наложения межкишечного анастомоза на выключенной по Ру петле: анастомоз наложен по типу бок-в-бок, а не конец-в-бок, как предусмотрено методикой, а также близко (в 2 см) к связке Трейца (3,4);

- межкишечный анастомоз наложен практически по брыжеечному краю кишки, а по общим правилам его следует накладывать по противобрыжеечному краю (4).

Указанные выше технические дефекты привели к деформации межкишечного анастомоза и его непроходимости (нарушению эвакуации из ДПК, дуоденостазу, билиарной гипертензии), что повлекло развитие у К. желтухи, панкреатита и гнойно-септического состояний (перитонит, абсцесс и сепсис), потребовали проведения неоднократных оперативных вмешательств, приведших к выраженному спаечному процессу в брюшной полости у пациента (спаечная болезнь).

Согласно выводам экспертизы следует, что в раннем послеоперационном периоде у К. возникло желудочно-кишечное кровотечение, потребовавшее проведение повторного оперативного вмешательства. В 16.30 часов 23.07.2014 пациента была проведена повторная операция: релапаротомия, остановка кровотечения из сосудов культи желудка путем прошивания, резекция культи желудка с гастроэнтероанастомозом и энтероэнтероанастомозом, повторное наложение гастроэнтероанастомоза, энтероэнтероанастомоза на выключенной петле по Ру, но по типу бок-в-бок, дренирование брюшной полости. В протоколе операции нет информации о причинах ее проведения в таком объеме (почему выполнена повторная резекция желудка, удалены ранее наложенные анастомозы и наложены новые) и не указана четкая локализация источника кровотечения (какие сосуды культи желудка кровоточили), что не позволяет дать оценку оперативному вмешательству, проведенному 23.07.2014 г. в 9.00 часов в ГБ №1. Судя по клинической картине, зафиксированной в медицинских документах, в рассматриваемом случае объем повторного оперативного вмешательства следовало ограничить остановкой кровотечения.

Удовлетворяя требования истца, оценив в совокупности все доказательства, суд пришел к выводу, что между техническими дефектами и возникновением у К. указанных выше патологических изменений имеется прямая причинно-следственная связь. Гнойно -септические состояний (перитонит, абсцесс и сепсис), развившиеся у К., в соответствии с пунктом 6.2.7 «Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека», утвержденных приказом Минздравсоцразвития России от 24.04.2008 г. № 194н по признаку опасности для жизни квалифицируются как тяжкий вред здоровью.

Анализ представленных на экспертизу медицинских документов на имя К., с учетом результатов его судебно-медицинского обследования и результатов лабораторных и инструментальных исследований, проведенных в рамках настоящей экспертизы, показывает, что у него на день проведения экспертизы имеются патологические состояния (панкреатит, спаечная болезнь), являющиеся последствиями технических дефектов оказания медицинской помощи, которые согласно пп. 51 «Таблицы процентов стойкой утраты общей трудоспособности в результате различных травм, отравлений и других последствий воздействия внешних причин», являющихся приложением к «Медицинским критериям», соответствуют 45% (сорока пяти процентам) стойкой утраты общей трудоспособности.

В рассматриваемом случае имелись технические дефекты, приведшие к негативным последствиям и повторным оперативным вмешательствам. В случае правильного (без допущения дефектов) оказания медицинской помощи возможность избежать развития негативных последствий и проведения повторных оперативных вмешательств имелась (л.д. 148-168).

С указанными выводами суда первой инстанции судебная коллегия соглашается, поскольку они соответствуют обстоятельствам дела, имеющимся в деле доказательствам, оцененным судом первой инстанции по правилам ст. 67 ГПК РФ, и основаны на законе.

Доводы апеллятора о несогласии с выводами комплексной судебно-медицинской экспертизы №460 от 20.02.2018 г. основанием к отмене решения не являются, приведенное заключение комиссии экспертов соответствует требованиям статьи 86 ГПК РФ, Федерального закона от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации", содержит подробное описание проведенного исследования, анализ имеющихся данных, результаты исследования, конкретные ответы на поставленные судом вопросы, является ясным, полным и последовательным, не допускает неоднозначного толкования и не вводит в заблуждение.

Эксперты до начала производства экспертизы были предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения по статье 307 Уголовного кодекса Российской Федерации, имеют необходимые для производства подобного рода экспертиз образование, квалификацию, специальности, стаж работы.

При проведении экспертного исследования эксперты непосредственно изучили медицинскую документацию, оформленную медицинскими организациями, в которых К. проходил обследование и лечение, проанализировали и сопоставили все имеющиеся исходные данные, провели исследование объективно, на базе общепринятых научных и практических данных, в пределах своих специальностей, всесторонне и в полном объеме.

Заключение экспертов не опровергается иными представленными суду доказательствами.

Таким образом, оценив заключение экспертов по правилам статьи 67 ГПК РФ, то есть по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств, суд первой инстанции правомерно принял его в качестве допустимого, относимого и достоверного доказательства.

У суда апелляционной инстанции отсутствуют сомнения как в правильности произведенной судом первой инстанции оценки заключения экспертов, так и в правильности и обоснованности самого заключения экспертов.

При таких обстоятельствах доводы ответчика о необоснованности заключения экспертов отклоняются как несостоятельные.

Учитывая вышеизложенное, судебная коллегия соглашается с выводом суда первой инстанции, что медицинская помощь Кибанову М.В. была оказана неправильно, некачественно и ненадлежащим образом

Таким образом, ответчиком были нарушены права К. на получение медицинской помощи надлежащего качества.

На период с 06.11.2014 года по 30.11.2015 г. К. была установлена ** группа инвалидности. Имеющиеся у него патологические состояния (панкреатит, спаечная болезнь), являющиеся последствиями технических дефектов оказания медицинской помощи, которые согласно пп. 51 «Таблицы процентов стойкой утраты общей трудоспособности в результате различных травм, отравлений и других последствий воздействия внешних причин», являющихся приложением к «Медицинским критериям», соответствуют 45% (сорока пяти процентам) стойкой утраты общей трудоспособности.

Следовательно, в результате оказания медицинской помощи ненадлежащего качества К. был причинен моральный вред в виде физических и нравственных страданий, который должен быть компенсирован ответчиком как исполнителем оказанных медицинских услуг. Оснований для освобождения ответчика от ответственности не имеется.

В соответствии с частью 2 статьи 151 ГК РФ при определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред.

Согласно пункту 2 статьи 1101 ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Определяя размер компенсации причиненного К. морального вреда, судом учтен характер и степень физических и нравственных страданий, обстоятельства причинения вреда, который был причинен в результате не умышленных, а неосторожных виновных действий ответчика, индивидуальные особенности К. Судом также были учтены требования разумности и справедливости.

С учетом всех обстоятельств в совокупности суд определил компенсацию морального вреда в сумме 2500000 руб., при этом судебная коллегия полагает возможным указать, что истцом заявлена ко взысканию компенсация морального вреда в размере 10000000 руб., суд снизил заявленный ко взысканию размер компенсации морального вреда в четыре раза.

Ссылка апеллятора, что на день обращения в суд состояние истца удовлетворительное, основанием к отмене решения не является, поскольку судом первой инстанции при вынесении решения оценивались физические и нравственные страдания за весь период со дня проведения операции 27.07.2014 г. по день вынесения решения суда.

Таким образом доводы апелляционных жалоб о несоразмерности размера компенсации морального вреда удовлетворению не подлежат по вышеизложенным основаниям.

Аналогично не подлежат удовлетворению и доводы апеллятора об отсутствии прямой причинно-следственной связи между действиями врачей и последствиями, как опровергнутыми в ходе рассмотрения дела судом первой инстанции и апелляционной инстанцией.

Довод апеллятора об отсутствии оснований для взыскания штрафа, а также наличие оснований для применения ст.333 ГК РФ, судебной коллегией отклоняются.

В соответствии с п. 6 ст. 13 Закона РФ "О защите прав потребителей" при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.

По смыслу указанной нормы и из ее буквального толкования следует, что при определении размера штрафа подлежат учету все взысканные по материально-правовым требованиям в пользу потребителя денежные суммы, поскольку взыскание их судом означает, что эти требования потребителя являются законными и обоснованными и что они не были удовлетворены ответчиком добровольно.

Суду представлены доказательства того, что истец до обращения с иском в суд обращался в ГБУЗ Пермского края " ГБ им. Вагнера" с заявлением о выплате компенсации морального вреда, и лечебное учреждение отказало ему в данной выплате. Поскольку штраф, предусмотренный п. 6 ст. 13 Закона РФ "О защите прав потребителей, взыскивается в пользу потребителя в случае несоблюдения в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя, и доказательства тому представлены, вышеуказанный штраф подлежит взысканию.

В силу п. 6 ст. 13 Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей" суд взыскал с ответчика в пользу истца штраф в размере 1 2500 000 рублей (1/2 от 2500000 рублей).

Довод апеллятора, что истец при обращении с претензией не представил доказательства виновных действий ответчика, основанием к отмене решения не является, поскольку, как указано выше, виновные действия ответчика установлены.

В силу статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку.

Верховный Суд Российской Федерации в пункте 34 постановления Пленума от 28 июня 2012 г. N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей" разъяснил, что применение статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации по делам о защите прав потребителей возможно в исключительных случаях и по заявлению ответчика с обязательным указанием мотивов, по которым суд полагает, что уменьшение размера неустойки является допустимым.

Исходя из смысла приведенных выше правовых норм и разъяснений, а также принципа осуществления гражданских прав своей волей и в своем интересе (статья 1 Гражданского кодекса Российской Федерации) размер неустойки может быть снижен судом на основании статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации только при наличии соответствующего заявления со стороны ответчика.

При этом ответчик должен представить доказательства явной несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства, в частности, что возможный размер убытков кредитора, которые могли возникнуть вследствие нарушения обязательства, значительно ниже начисленной неустойки. Кредитор для опровержения такого заявления вправе представить доводы, подтверждающие соразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства.

Снижение размера неустойки не должно вести к необоснованному освобождению должника от ответственности за просрочку исполнения обязательства.

В материалах дела отсутствуют сведения, подтверждающие, что ответчиком было заявлено о снижении размера подлежащего взысканию штрафа, соответственно оснований для изменения решения суда, не установлено.

Судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции, поскольку они следуют из всей совокупности установленных по делу обстоятельств и подтверждаются исследованными в судебном заседании доказательствами.

Доводы, приведенные заявителем в апелляционной жалобе, не опровергают выводов суда первой инстанции, направлены на переоценку установленных судом фактических обстоятельств и выражают несогласие с произведенной оценкой доказательств, основаны на неверном толковании норм материального права, регулирующие спорные правоотношения.

Судебная коллегия полагает, что решение суда является законным и обоснованным, поскольку принято в соответствии с нормами материального и процессуального права, которые подлежат применению к спорным правоотношениям, в решении отражены имеющие значение для данного дела факты, подтвержденные проверенными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости.

Руководствуясь ст.ст.199,328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

Решение Березниковского городского суда Пермского края от 16 марта 2018 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Государственное бюджетное учреждение Пермского края «Городская Больница им. Академика Вагнера » - без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи:

Рейтинг@Mail.ru

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс».