Дело №10-16/2018

Номер дела: 10-16/2018

Дата начала: 07.09.2018

Суд: Железнодорожный районный суд г. Чита

Судья: Коренева Наталья Радиевна

:
Результат
Вынесено другое ПОСТАНОВЛЕНИЕ
 

Постановление

Дело № 10-16/2018

Председательствующий по делу

мировой судья судебного участка №6

Железнодорожного судебного района

г. Читы Пряженникова Н.Е.

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ПОСТАНОВЛЕНИЕ

г. Чита 21 сентября 2018 года

Железнодорожный районный суд г. Читы в составе:

председательствующего судьи Кореневой Н.Р.,

с участием помощника прокурора Железнодорожного района г. Читы Бессонова А.С.,

осужденного Родионова Г.А.,

защитников Серебренникова А.А., Пехтеревой А.Э.,

представителя потерпевших - адвоката Ситникова А.Н.,

при секретаре Ковычевой Е.Е.,

рассмотрел в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе осужденного Родионова Г.А. на приговор мирового судьи судебного участка №6 Железнодорожного судебного района г. Читы от 2 июля 2018 года, которым

Родионов Г.А., ... года рождения, уроженец ..., ранее несудимый,

осужден по ч.1 ст. 119 УК РФ к 350 часам обязательных работ. На основании п. «а» ч.1 ст. 78 УК РФ освобожден от уголовной ответственности и уголовного наказания в связи с истечением срока давности. Избранная мера процессуального принуждения в виде обязательства о явке отменена. Процессуальные издержки, связанные с выплатой вознаграждения защитнику по назначению, отнесены за счет средств бюджета РФ,

установил:

Родионов Г.А. осужден за угрозу убийством, когда имелись основания опасаться осуществление этой угрозы при следующих обстоятельствах.

13 февраля 2015 года около 15 часов Родионов находился в принадлежащем ему кафе ... расположенном по адресу: ..., где в это время находились арендатор кафе Б.Ц.Б., её работники Н.Т.М., Л.Э.Ц. Родионов, вооружившись охотничьим карабином ... вышел на крыльцо кафе, где на почве возникшей неприязни к Б. и её работникам, высказал Б. и Н. слова угрозы убийством: «Убирайтесь отсюда, сейчас я вас всех завалю» и произвел выстрел из карабина. Б. и Н. восприняли угрозу убийством реально, опасаясь её осуществления.

В судебном заседании Родионов Г.А. вину не признал, пояснив, что оборонялся от нападавших на него пяти мужчин, находившихся в состоянии алкогольного опьянения.

В апелляционной жалобе осужденный Родионов Г.А. выражает несогласие с приговором мирового судьи, просит его отменить и его оправдать. Полагает, что мировой судья дело рассматривал предвзято и необъективно.

Его виновность в угрозе убийством не доказана, что подтверждается показаниями свидетелей, видевших, как пять человек бурятской национальности, будучи в алкогольном состоянии, пытались силой попасть в кафе, когда он удерживал дверь. При этом эти лица видели через стеклянную дверь, что у него в руках находилось оружие, продолжали пытаться попасть внутрь кафе, из-за чего он вынужден был защищаться от нападавших на него пяти пьяных парней, которые хотели причинить ему боль, выносили открытым способом его имущество.

Мировой судья незаконно не удовлетворил его отказ от адвоката, который защищал его по назначению суда. В материалах дела имеются его показания от 7 мая 2015 года, при даче которых велась видеозапись, однако, на диске отсутствует запись его показаний, которые умышленно были удалены дознавателем. Мировой судья необоснованно отказал в приобщении к делу видеозаписи с его повторными аналогичными показаниями.

Свидетель Л. допрашивался в ходе дознания в алкогольном опьянении, подписав заготовленный текст. Впоследствии он обнаружил, что показания свидетеля Л., изложенные в обвинительном заключении, противоречат его фактическим показаниям, данным в ходе очной ставки с ним.

Мировой судья необоснованно отверг показания свидетелей Л., П. Ф., Н., которые опровергли показания потерпевшей Б. и свидетеля Н.Т., они же подтвердили, что Н.Т. был нетрезв и владеет бурятским языком. Они же подтвердили в судебном заседании, что нападавшим он не угрожал убийством, а только потребовал уйти, пояснив: «Своё взяли, зачем брать моё?». Потерпевший Н. давал нестабильные показания, сначала утверждал, что Родионов не наставлял на него оружие, затем сообщил обратное. Свидетель С. давала противоречивые показания, утверждая сначала, что вещи вывозили на трех машинах, а затем сообщила, что на двух. Она же дала неправдивые показания о том, что с ним расторгли договор аренды помещения. Его невиновность в совершении преступления подтверждается результатами исследования на полиграфе. Суд необоснованно отказал в приобщении к делу письма из правозащитного центра, в котором членом Совета по развитию гражданского общества и правам человека при Президенте РФ Бабушкиным, была дана оценка происходящих событий.

В дополнительной апелляционной жалобе осужденный Родионов ссылается на то, что показания потерпевших Б., Н., свидетеля Н., которые суд признал правдивыми, являются противоречивыми. Суд не дал оценки показаниям Б. и Н. о том, что Родионовым был произвел выстрел внутри помещения кафе, тогда как в ходе осмотра места происшествия следов выстрела в здании не обнаружено. В ходе дознания и судебного разбирательства не были допрошены свидетели М.А., продавец магазина ... являвшихся очевидцем произошедшего, грузчики, которые выносили вещи из кафе, полагает, что отсутствие показаний названных лиц являлось препятствием для рассмотрения уголовного дела, так как их показания имеют существенное значение для установления истины. Суд вынес обвинительные приговор при наличии существенных противоречий, при недостаточности доказательств его вины. Просит возвратить уголовное дело прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ для устранения препятствий. Полагает, что Б. и Н., которые не оплачивали ему аренду за кафе, обманным путем решили таким образом уйти ответственности.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней на постановления мирового судьи от 10 августа 2018 года, 27 августа 2018 года о рассмотрении замечаний на протокол судебного заседании осужденный Родионов просит их отменить, удовлетворить поданные им замечания на протокол. Указывает, что поданные им замечания на протокол судебного заседания были рассмотрены в его отсутствие. Излагая в своих жалобах содержание замечаний на протокол, ссылается на то, что в протоколе судебного заседания его пояснения отражены не верно, искажены, либо не в полном объеме, ряд его пояснений отсутствует. В протоколе подменены слова, высказанные участниками процесса. Неполно отражены ответы свидетеля Н., потерпевшего Н. свидетеля Л. ответы свидетеля Л. искажены, как и Ф.

Выслушав пояснения участников процесса, изучив доводы апелляционных жалоб, проверив материалы уголовного дела, суд приходит к следующему.

Вопреки доводам осужденного Родионова, выводы мирового судьи о доказанности его виновности в совершении угрозы убийством при изложенных в приговоре обстоятельствах основаны на совокупности доказательств, полученных в строгом соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и оцененных мировым судьей в соответствии с требованиями ст. ст. 17, 88 УПК РФ. В приговоре приведены убедительные мотивы, по которым одни доказательства суд принимает, а другие отвергает.

Доводы осужденного Родионова о его невиновности в совершенном преступлении, тщательно проверены судом первой инстанции, они отражены и оценены в приговоре с указанием оснований принятого решения.

Проверив аналогичные доводы, приведенные в апелляционной жалобе, в судебном заседании апелляционной инстанции, суд также приходит к выводу о том, что они полностью опровергаются исследованными судом и изложенными в приговоре доказательствами, которые существенных противоречий не содержат и согласуются между собой.

Признавая Родионова виновным в совершении угрозы убийством в адрес потерпевших Б. и Н., суд обоснованно и правильно взял за основу показания самих потерпевших, из которых следует, что в тот момент, когда они находились на улице и грузили имущество, Н. услышав звуки выстрела в кафе, позвал Б., они прошли в кафе, подойдя к двери кафе, увидели Л., позади которого находился Родионов с ружьем в руках. При этом Родионов, будучи озлоблен, высказал в их адрес слова: «Убирайтесь отсюда, сейчас я вас всех завалю», после чего произвел выстрел из ружья.

Свои показания потерпевшие Н. и Б. подтвердили в ходе очной ставки с подозреваемым Родионовым, в ходе которых они сообщили аналогичные сведения об обстоятельствах совершенного в отношении них преступления, Б. при проверке показаний на месте также сообщала аналогичные сведения.

Вопреки доводам осужденного, оснований считать показания потерпевших Б. и Н. недостоверными не имеется, поскольку они являются полными, последовательными, стабильными как в ходе дознания, так и в суде, согласуются между собой и с иными собранными по делу доказательствами. Показания названных потерпевших существенных противоречий не содержат, каких-либо оснований для оговора Родионова со стороны потерпевших не установлено. Наличие незначительных расхождений в показаниях потерпевших Б. и Н. в части высказанных Родионовым слов угрозы убийством в их адрес, не опровергает факта совершения Родионовым общественно-опасного деяния, равно как и выводов суда о доказанности его виновности в совершенном им преступлении.

Аналогичные обстоятельства произошедшего потерпевшая Б. сообщала свидетелю Н.Т.Ц., прибывшей на место преступления, после случившегося. Из показаний названного свидетеля следует, что со слов Б., Родионов высказывал им слова угрозы убийством, требовал, что все уходили, стрелял из оружия, а когда она вернулась в кафе, то Б. была напугана. Около кафе находились сотрудники полиции.

Наличие расхождений в показаниях свидетеля Н. в части обстоятельств совершения угрозы убийством с показаниями потерпевшей Б. не свидетельствует о недостоверности её показаний, поскольку она непосредственным очевидцем произошедшего не являлась.

Сам осужденный Родионов не оспаривал факта того, что выходил на улицу из кафе, где произвел выстрел из карабина, утверждая, что при этом не угрожал потерпевшим, а только защищался от нападения пяти мужчин, находившихся в состоянии алкогольного опьянения, которые с силой пытались ворваться в кафе.

Показания потерпевших согласуются с показаниями свидетеля Л., который в целом сообщил те же самые обстоятельства, при которых Родионов произвел выстрел из оружия. Свидетель Л. стабильно указывал о том, что когда находился в кафе, то Родионов с ружьем в руках потребовал от него покинуть кафе, он вышел из кафе, на улице перед кафе находились Б. и Н.. Родионов находился позади него, когда выстрелил из ружья.

То обстоятельство, что Л. утверждал, что слышал только, как Родионов кричал, чтобы потерпевшие забирали только свое и не трогали чужое, слов угрозы убийством не высказывал, не опровергает того, что Родионов высказывал в адрес потерпевших слова угрозы убийством.

Мировой судья обоснованно отнесся критически к показаниям названного свидетеля в части того, что Родионов не высказывал слова угрозы убийством, оснований не согласиться с выводами мирового судьи не имеется. Свидетель Л. на протяжении дознания давал нестабильные показания, он же утверждал, что был оглушен в кафе, когда услышал хлопок. Утверждая о том, что Родионов не угрожал убийством, Л. в судебном заседании пояснял, что Родионов что- то еще говорил в адрес потерпевших, не сумев сообщить, о чем вел речь Родионов и какие слова тот произносил. При этом он же в ходе дознания утверждал, что Родионов высказывал слова «Я вас всех завалю». Доводы Родионова о том, что в ходе дознания свидетель Л. допрашивался в ночное время, будучи в алкогольном опьянении ничем объективно не подтверждены.

Объективно показания потерпевших согласуются с заключением судебно-баллистический экспертизы, согласно которой изъятый при осмотре места происшествия принадлежащий Родионову охотничий карабин ... был пригоден для производства выстрелов, на нем же обнаружены различные металлы, которые характер для продуктов выстрела из огнестрельного оружия.

Суд в приговоре тщательно проанализировав показания Родионова, сопоставив их с показаниями потерпевших, другими доказательствами пришел к правильному и обоснованному выводу о том, что показания Родионова об обстоятельствах произошедшего являются недостоверными. Не согласиться с выводами мирового судьи у суда апелляционной инстанции оснований не имеется, поскольку показания Родионова не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и исследованным в судебном заседании доказательствам.

Показания Родионова о том, что в кафе пытались ворваться пять мужчин, находящихся в алкогольном опьянении противоречат фактическим обстоятельствам, согласно которых на момент произошедшего на месте преступления находились только Б. и двое мужчин- Н. и Л., какие–либо другие мужчины там не присутствовали, что усматривается из стабильных и последовательных показаний самих потерпевших, свидетелей Л. и Н. По этим же основаниям суд обоснованно отверг как неправдивые показания свидетелей П. и Ф., утверждавших о попытке проникнуть в кафе мужчин, которые ругались нецензурной бранью, поскольку эти показания противоречат фактическим обстоятельствам дела, установленным в судебном заседании. Показания свидетеля П. противоречат и самим показаниям Родионова, который стабильно указывал, что он взял ружье, проследовал в кафе, увидев, что в кафе направляются пять мужчин, из-за чего он стал удерживать дверь. Тогда как сама П. утверждала, что изначально дверь удерживала она и А., в то время пока Родионов бегал за ружьем.

Вопреки доводам осужденного, совокупностью вышеизложенных доказательств подтверждается тот факт, что на крыльце Родионов высказывал именно слова угрозы убийством, потребовав от потерпевших убраться, пригрозив их «завались». При этом доводы осужденного Родионова, что он просил только не трогать его имущество, являются несостоятельными.

Доводы стороны защиты о фабрикации уголовного дела, заинтересованности должностных лиц, проводивших расследование по делу, об оговоре Родионова потерпевшими с целью не выполнения договорных обязательств являются несостоятельными и ничем не подтверждены, напротив, опровергаются исследованными судом доказательствами, которыми установлено само события преступления, подтверждают в совокупности виновность Родионова в его совершении.

Юридическая оценка содеянного Родионовым дана верная. Его действия судом правильно квалифицированы по ч.1 ст. 119 УК РФ. Мировой судья пришел к правильному выводу, что высказанные в адрес потерпевших Родионовым слова «Убирайтесь отсюда, сейчас я вас всех завалю», которые сопровождались выстрелом из оружия, потерпевшие Б. и Н. расценили для себя как угрозу убийством. Сопровождение высказанных слов выстрелом из оружия свидетельствует о том, что у потерпевших имелись реальные основания опасаться осуществления данной угрозы,.

Вопреки доводим стороны защиты, каких- либо объективных данных, которые бы свидетельствовали о том, что со стороны потерпевших, иных лиц по отношению к Родионову имелось какое- либо общественно- опасное посягательство, имелась непосредственная угроза применения такого насилия, равно как что Родионов действовал в состоянии крайней необходимости, имелась необходимость в защите своего имущества в судебном заседании не установлено. Выводы мирового судьи в данной части тщательно мотивированны, не согласиться с ними у суда апелляционной инстанции не имеется. Вопреки доводам самого осужденного Родионова, на конфликт его никто не провоцировал, необходимости защищаться от потерпевших, которые вели себя спокойно, у него имелось.

Оснований для признания выводов суда о виновности Родионова в угрозе убийством ошибочными, для переоценки доказательств суд не усматривает.

Необоснованными находит суд доводы стороны защиты о том, что Родионов в имевшей место ситуации вынужден был применить оружие, чтобы потерпевшие вернули вытяжку, которую без каких либо правовых оснований вынесли из помещения кафе. Как было правильно установлено мировым судьей, сначала Родионов на почве личных неприязненных отношений высказал в адрес Намнанова и Балжировой угрозу убийством, выстрелив из оружия, а уже затем проследовал за ограду, где потребовал занести обратно в помещение вытяжку.

Доводы осужденного Родионова о том, что органы дознания и мировой судья не дали оценку тому обстоятельству, что дверь в кафе была стеклянной, равно как и тому, что свидетели подтвердили факт нахождения потерпевшего Н. и свидетеля Л. в алкогольном опьянении, то, что потерпевший Н. свободно владел бурятским языком не влияет на обстоятельства совершенного преступления, оценку содеянного.

Не имеет значения для правильного разрешения дела и то обстоятельство, на скольких машинах потерпевшие вывозили имущество из кафе, был ли расторгнут между Б. и Родионовым договор аренды помещения.

Вопреки доводам осужденного и его защитников, не влияет на выводы о виновности Родионова в совершенном им деянии, то обстоятельство, что мировой судья не исследовал, стрелял ли Родионов внутри помещения кафе, поскольку эти обстоятельства ему в обвинении не вменялись. Суд правильно исходил из положений ст. 252 УПК РФ, определяющей пределы судебного разбирательства.

Доводы осужденного Родионова, что судебное разбирательство проводилось с обвинительным уклоном, несостоятельны. Из протокола судебного заседания, видно, что судебное заседание проведено в соответствии с требованиями ст. ст. 273-291 УПК РФ. Все представленные сторонами и имеющие значение для дела доказательства судом были исследованы, все заявленные ходатайства разрешены после выяснения мнений участников судебного разбирательства, по ним приняты правильные решения в установленном законом порядке. Нарушений принципов равенства сторон, беспристрастности суда, на что имеется ссылка в жалобе, судом не допущено. Из протокола судебного заседания видно, что судом были созданы условия стороне защиты и стороне обвинения равные условия для исполнения ими их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

Суд обоснованно не принял во внимание в качестве доказательства результат исследования и опроса Родионова на полиграфе, поскольку проверка объективности показаний с использованием полиграфа уголовно-процессуальным законом не предусмотрена, данный вид экспертиз является результатом опроса с применением полиграфа, регистрирующего психофизиологические реакции на какой-либо вопрос, и ее заключение не может рассматриваться в качестве надлежащего доказательства, соответствующего требованиям ст. 74 УПК РФ.

Разрешая ходатайство подсудимого Родионова о приобщении к материалам дела видеозаписи с его показаниями относительно предъявленного ему обвинения и обстоятельств произошедшего, просмотре в судебном заседании этой видеозаписи, суд обоснованно отклонил его, поскольку уголовно- процессуальным законом предусмотрена непосредственная дача подсудимым показаний в судебном заседании. Нарушений уголовно- процессуального закона в данном случае мировым судьей допущено не было, осужденному Родионову была предоставлена возможность дать в ходе судебного разбирательства показания, довести свою позицию до суда.

Отсутствие на приобщенном к материалам дела СД-диске видеозаписи с показаниями самого Родионова, данных в ходе проведения дознания, не свидетельствует о нарушении уголовно- процессуального закона, которые могут повлечь отмену вынесенного мировым судьей приговора, равно как и возвращение уголовного дела прокурору. В материалах уголовного дела имеются те же самые показания Родионова в печатном виде, достоверность которых он не оспаривал в судебном заседании.

Проведение либо не проведение тех или иных следственных действий по делу является в данном случае компетенцией дознавателя и решается им самостоятельно, исходя из имеющихся материалов дела. То обстоятельство, что в ходе дознания не были допрошены ряд свидетелей, в том числе М.А., продавец магазина ... грузчики, которые выносили вещи из кафе, на которых ссылается в своей апелляционной жалобе Родионов, нарушением закона не является и не влияет на выводы суда о доказанности вины осужденного, которые основаны на совокупности других исследованных доказательств.

Вопреки доводам апелляционной жалобы, отсутствие показаний названных лиц препятствием для рассмотрения уголовного дела не являлось. Грузчики, выносившие имущество из кафе, продавец магазина на месте преступления не присутствовали, как было установлено в ходе судебного разбирательства. В ходе судебного разбирательства сторона защиты о вызове и допросе указанных свидетелей ходатайств не заявляла, что усматривается из протокола судебного заседания. Вопреки доводам осужденного, совокупность других исследованных судом доказательств была достаточной для разрешения дела. Неполноты судебного следствия, которая могла повлиять на выводы суда, суд апелляционной инстанции не усматривает.

Несостоятельными являются доводы осужденного Родионова о том, что мировой судья незаконно не удовлетворил его отказ от защитника, поскольку как верно указал мировой судья, отказ от защитника для суда необязателен. Доводы Родионова о заинтересованности защитника Тихоновой в исходе дела надуманные и объективно ничем не подтверждены. Необоснованными находит суд доводы защитника Пехтеревой о нарушении права на защиту осужденного Родионова при рассмотрении дела мировым судьей, поскольку защитник Тихонова не занималась сбором доказательств. Как видно из протокола судебного заседания, адвокат Тихонова активно участвовала в ходе судебного разбирательства в исследовании доказательств, задавала вопросы участникам процесса, все ходатайства, заявленные Родионовым, ею были поддержаны, в прениях сторон она просила вынести оправдательный приговор, её позиция совпадала с позицией подзащитного, при этом сбор и закрепление доказательств в обязанности защитника не входит. Данных, свидетельствующих о недобросовестном отношении адвоката к исполнению своих обязанностей, по материалам дела не установлено.

Вопреки доводам осужденного Родионова, существенных нарушений уголовно- процессуального закона, которые бы препятствовали бы вынесению итогового решения по делу, в ходе дознания допущено не было, оснований для возвращения уголовного дела в порядке ст. 237 УПК РФ судом апелляционной инстанции также не установлено.

Из материалов дела видно, что 10 августа 2018 года и 27 августа 2018 года председательствующим по делу были рассмотрены замечаний на протокол судебного заседания, поданные осужденным Родионовым Г.А., одно из которых было удовлетворено, остальные отклонены, поскольку записи в протоколе судебного заседания соответствовала порядку ведения судебного заседания, содержание выступлений участников процесса отражены в протоколе судебного заседания верно.

Изучив содержание протокола судебного заседания, содержание замечаний на протокол судебного заседания, суд находит, что протокол судебного заседания соответствует требованиям уголовно- процессуального закона. Поданные замечания на протокол рассмотрены председательствующим в установленном законом порядке, по ним приняты мотивированные решения. Оснований сомневаться в обоснованности данных решений и полагать, что в протоколе неправильно отражены ход судебного разбирательства, действия председательствующего и сторон, их пояснения и ходатайства, у суда не имеется.

Процедура рассмотрения замечаний на протокол судебного заседания, предусмотренная ч.2 ст. 260 УПК РФ, мировым судьей соблюдена, вынесенные 10 и 27 августа 2018 года постановления по результатам рассмотрения замечаний отвечают требованиям ст. 7 УПК РФ, судом приведены мотивы принятого решения, оснований к их отмене не имеется.

Что касается ссылки осужденного Родионова на то, что он не был уведомлен о рассмотрении поданных им замечаний на протокол судебного заседания, которые были рассмотрены судом без его участия, то согласно ч. 2 ст. 260 УПК РФ при рассмотрении замечаний на протокол председательствующий в необходимых случаях может вызвать лиц, подавших замечания, для уточнения их содержания. Из поданных осужденным Родионовым жалоб, в которых он изложил свои замечания на протокол, следует, что он не просил судью вызвать его для уточнения содержания замечаний. Судья, рассматривающий замечания на протокол, самостоятельно определяет необходимость вызова в судебное заседание лица, подавшего замечания, для уточнения их содержания. В данном случае судья такой необходимости не усмотрел, что является его правом и не может расцениваться как нарушение закона.

Несвоевременное вручение Родионову копии протокола судебного заседания не повлекло лишения или ограничения гарантированных законом его прав, не повлияло и не могло повлиять на законность и обоснованность приговора.

При назначении вида и размера наказания суд принял во внимание характер и степень общественной опасности совершенного осужденным преступления, данные о личности виновного, и правильно установил истечение срока давности привлечения Родионова к уголовной ответственности по ст. 119 ч.1 УК РФ, освободив его от отбытия назначенного наказания.

При рассмотрении уголовного дела судом не допущено грубых нарушений уголовно- процессуального закона, в том числе ущемляющих прав осужденного и влекущих за собой отмену судебного решения. Оснований для удовлетворения апелляционных жалоб осужденного Родионова не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 389.20, 398.28, 389.33 УПК РФ, суд

постановил:

Приговор мирового судьи судебного участка №6 Железнодорожного судебного района г. Читы от 02 июля 2018 года в отношении Родионова г.А. оставить без изменения.

Апелляционные жалобы Родионова Г.А. оставить без удовлетворения.

Апелляционное постановление может быть обжаловано в кассационную инстанцию Забайкальского краевого суда.

Председательствующий: Н.Р. Коренева

Рейтинг@Mail.ru

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс».