Дело №22-6073/2018

Номер дела: 22-6073/2018

Дата начала: 25 сентября 2018 г.

Суд: Пермский краевой суд

Судья: Суетина Анна Владимировна

Категория
1 - Дело с обвинительным актом / постановлением
Результат
ВЫНЕСЕНО РЕШЕНИЕ (ОПРЕДЕЛЕНИЕ)
 

Постановления

Судья Насибуллина М.Х.

Дело № 22-6073

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ПОСТАНОВЛЕНИЕ

г. Пермь 9 октября 2018 г.

Пермский краевой суд в составе председательствующего Суетиной А.В.

при секретаре Ейде М.Г.

с участием прокурора отдела прокуратуры Пермского края Дарьенко Л.Ю.,

адвоката Зубова Д.И.,

потерпевшей Р.,

представителя потерпевшей – адвоката Афанасьева П.Б.

рассмотрел в открытом судебном заседании уголовное дело Савиной Е.С. по апелляционной жалобе адвокатов Ткаченко В.З. и Зубова Д.И. в защиту интересов осужденной Савиной Е.С. и апелляционной жалобе представителя потерпевшей – адвоката Афанасьева П.Б. на приговор Ленинского районного суда г. Перми от 27 августа 2018 г., по которому

Савина Елена Станиславовна, родившаяся дата в ****, несудимая,

осуждена по ч. 1 ст. 264 УК РФ к наказанию в виде ограничения свободы на срок один год шесть месяцев с установлением ограничений: не уходить из места постоянного проживания (пребывания) в период с 23 до 06 часов, не выезжать за пределы территории муниципального образования г. Пермь, не изменять место жительства и пребывания, место работы и (или) учебы без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, и возложением обязанности являться в указанный специализированный государственный орган не реже одного раза в месяц для регистрации, а также в соответствии с ч. 3 ст. 47 УК РФ с лишением права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами, на срок один год шесть месяцев.

Этим же приговором удовлетворен гражданский иск потерпевшей. С осужденной Савиной Е.С. в счет компенсации морального вреда взыскано в пользу Р. 500000 рублей.

Арест, наложенный на автомобиль *** и земельный участок, постановлено сохранить до исполнения приговора в части гражданского иска.

Изложив содержание судебного решения, существо апелляционных жалоб и поступивших возражений, заслушав выступления адвоката Зубова Д.И. в обоснование поданной в защиту осужденной жалобы, потерпевшей Р. и её представителя Афанасьева П.Б., поддержавших доводы жалобы последнего, мнение прокурора Дарьенко Л.Ю. об изменении приговора, суд апелляционной инстанции

у с т а н о в и л :

Савина Е.С. признана виновной в нарушении пп. 1.3, 1.5, 10.1 Правил дорожного движения при управлении автомобилем, повлекшем по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью Р1. Преступление совершено 11 августа 2017 г. в г. Перми при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В судебном заседании Савина Е.С. виновной себя не признала.

В апелляционной жалобе адвокаты Ткаченко В.З. и Зубов Д.И. указывают на незаконность и необоснованность приговора, несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела. Считают, разбирательство по делу проведено с обвинительным уклоном и нарушением принципа состязательности сторон, о чем, по их мнению, свидетельствует отказ: в удовлетворении ходатайств о назначении повторных автотехнической и видеотехнической экспертиз, несмотря на то, что при проведении таковых экспертами не было учтено изменение темпа движения пешехода, а также в заключениях имеются неясности относительно установленных экспертами данных, в частности времени, за которое Р1. преодолел проезжую часть до места наезда на него; в вызове для допроса эксперта З., проводившего видеотехническую экспертизу, для допроса по факту установления источника информации об изменении темпа движения пешехода. Обращают внимание, что вторая видеотехническая экспертиза была проведена на следующий день после первой, при этом следователь воспользовался её данными для вынесения постановления о назначении автотехнической экспертизы. Отмечают, что выводы эксперта С. противоречат постановлению о назначении автотехнической экспертизы, а также заключению С1., являющегося не менее квалифицированным специалистом, к которому суд необоснованно отнесся критически, а показания С., данные в судебном заседании, - фактическим обстоятельствам, установленным следствием, свидетельствующим о том, что пешеход изменил темп своего движения от середины проезжей части. Находят, что судом было допущено нарушение прав осужденной, в том числе права на защиту, о чем свидетельствуют те обстоятельства, что предварительное следствие проводилось необъективно, односторонне, неполно, кроме того, начальником отделения М., проводившим по делу предварительное расследование, после выполнения требований ст. 217 УПК РФ из материалов дела было изъято заключение специалиста С1. № А21-18, представленное в обоснование невиновности Савиной Е.С. Указывают, что суд неверно учел в качестве доказательства вины объяснение, полученное от Савиной Е.С. в рамках расследования дела об административном правонарушении. Полагают, суд необоснованно расценил как способ защиты ссылку Савиной Е.С. на те обстоятельства, что Р1. в момент событий находился в состоянии опьянения, сам нарушил правила дорожного движения, и не учел их при установлении вины. Оспаривают определение судом юридически значимого обстоятельства – момента возникновения опасности для движения, начиная с которого Савина Е.С. должна была принять меры к предотвращению дорожно-транспортного происшествия – с начала выхода Р1. на проезжую часть, указывая что таковой возник с начала движения потерпевшего с линии, разделяющей транспортные потоки противоположных направлений, а также вывод о том, что водитель Савина Е.С. имела возможность обнаружить опасность в виде пешехода Р1. Указывают, что суд необоснованно не дал оценку решению следователя о признании в качестве потерпевшей супруги Р1.Р.

В апелляционной жалобе представитель потерпевшей – адвокат Афанасьев П.Б. находит приговор незаконным, необоснованным и несправедливым. Считает, суд необоснованно признал в качестве смягчающего обстоятельства противоправность поведения потерпевшего, явившегося поводом для преступления, поскольку причиной дорожно-транспортного происшествия является нарушение Савиной Е.С. Правил дорожного-движения, а не поведение потерпевшего в сложившейся ситуации, которое нельзя считать поводом водителю для нарушения Правил и наезда на него. Полагает, суд необоснованно признал, что Савина Е.С. активно способствовала раскрытию и расследованию преступления, поскольку она давала непоследовательные неправдивые показания, чем препятствовала предварительному следствию. Находит размер удовлетворенных исковых требований о компенсации морального вреда несправедливым и заниженным, установленным без учета последствий преступления как для здоровья самого Р1., так и его семьи. Просит приговор изменить, исключить из него указание на признание смягчающими наказание Савиной Е.С. обстоятельств, предусмотренных пп. «з», «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ, а также увеличить с учетом объективных обстоятельств и обоснованной позиции потерпевшей Р. суммы взыскания в счет компенсации морального вреда.

В возражениях на жалобы заместитель прокурора Ленинского района г. Перми Свергузов Д.Ш. просит оставить приговор без изменения как законный и обоснованный.

В суде апелляционной инстанции адвокат Зубов Д.И., поддержав доводы своей апелляционной жалобы, просил учесть, что суд первой инстанции необоснованно не признал в качестве смягчающего то обстоятельство, что Савина Е.С. приняла активные меры к вызову скорой медицинской помощи для пострадавшего в дорожно-транспортном происшествии Р1. Указал, что органы предварительного расследования не установили такие обстоятельства, как место жительства и работы потерпевшего на момент событий, его психическое состояние, а суд необоснованно взыскал денежную сумму в счет компенсации морального вреда в пользу Р.

Проверив материалы дела, исследованные судом первой инстанции, изучив доводы апелляционных жалоб и поступивших возражений, заслушав участников процесса, суд апелляционной инстанции приходит к следующему.

Суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о виновности Савиной Е.С. в нарушении при управлении автомобилем ***, имеющим государственные регистрационные знаки **, пп. 1.3, 1.5, 10.1 Правил дорожного движения, повлекшем по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью пешехода Р1. в результате наезда на него, поскольку её вина подтверждается совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, которые получили надлежащую оценку в приговоре с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а в совокупности – достаточности для рассмотрения дела.

Утверждения осужденной о невиновности в совершении преступления были тщательно проверены судом первой инстанции и обоснованно отвергнуты как несостоятельные, поскольку они опровергаются совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, подробно приведенных в приговоре, а именно:

- показаниями самой подсудимой Савиной Е.С., указавшей, что 11 августа 2017 г., двигаясь на автомобиле *** со скоростью около 45 км/ч, возле остановки «***» увидела на середине дороги мужчину, который перебегал проезжую часть, при этом приняла меры к торможению, однако мгновенно остановить автомобиль не смогла, в связи с чем допустила наезд на пешехода Р1., который получил телесные повреждения;

- показаниями потерпевшей Р., пояснившей, что 11 августа 2017 г. в г. Перми её супруга Р1. сбил автомобиль, причинив повреждения, от которых супруг до настоящего времени не восстановился;

- показаниями эксперта - автотехника С., подтвердившей, что в заключениях моментом возникновения опасности для водителя Савиной Е.С., с технической точки зрения, ею определен момент выхода пешехода на проезжую часть, а также то, что в рассматриваемой ситуации водитель Савина Е.С. должна была руководствоваться п. 10.1 Правил дорожного движения, поскольку при своевременном торможении она располагала технической возможностью предотвратить наезд на пешехода;

- сообщением о том, что 11 августа 2017 г. в 22:55 в Пермскую краевую клиническую больницу был доставлен Р1. с дорожно-транспортного происшествия на остановке «***» в г. Перми с телесными повреждениями;

- заключением судебно-медицинского эксперта, подтвердившим, что полученные Р1. повреждения механического происхождения образовались от ударных и плотно-скользящих воздействий твердых тупых предметов, возможно в условиях дорожно-транспортного происшествия, и квалифицируются как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни;

- справкой о ДТП, где имеется указание на то, что у автомобиля Савиной Е.С. ***, имеющего государственные регистрационные знаки **, были повреждены капот и решетка радиатора;

- протоколами осмотра, в которых зафиксирована обстановка на месте происшествия, в том числе отмечено отсутствие следов торможения в месте наезда на Р1., а также изъята запись видеорегистратора автомобиля Савиной Е.С.;

- схемой дорожно-транспортного происшествия с фототаблицей, зафиксировавшей расположение автомобиля ***, имеющего государственные регистрационные знаки **, на проезжей части ул. Попова в г. Перми, направление движения автомобиля и направление пешехода до дорожно-транспортного происшествия;

- протоколом от 4 апреля 2018 г. о просмотре видеозаписи регистратора, установленного в автомобиле Савиной Е.С. ***, зафиксировавшего обстоятельства произошедших событий, в том числе момент возникновения опасности для водителя Савиной Е.С., а также момент наезда ею на пешехода;

- заключениями эксперта, полученными в результате видеотехнических экспертиз, согласно которым временной интервал с момента выхода пешехода на проезжую часть до момента наезда составил 3,3 секунды, с момента пересечения пешеходом двойной сплошной линии до момента наезда около 1 секунды, средняя скорость движения автомобиля *** перед столкновением с пешеходом составила 48 км/ч.

- заключением эксперта от 6 июня 2018 г. из которого следует, что в рассматриваемой дорожно-транспортной ситуации моментом возникновения опасности для водителя автомобиля *** Савиной Е.С. с технической точки зрения является момент выхода пешехода на проезжую часть; водитель автомобиля *** Савина Е.С. в момент возникновения опасности для движения располагала технической возможностью предотвратить наезд на пешехода; в действиях водителя с технической точки зрения усматривается несоответствие требованиям п. 10.1 абзац 2 Правил дорожного движения

- иными доказательствами, исследованными судом и приведенными в приговоре.

Судом первой инстанции все представленные доказательства были исследованы полно, всесторонне и объективно, суд дал им должную оценку и привел мотивы, по которым одни из них признал достоверными, соответствующими фактическим обстоятельствам дела, установленным в ходе судебного следствия, а к другим отнесся критически. Выводы суда о предпочтениях одних доказательств перед другими надлежаще мотивированы. Не согласиться с приведенной в приговоре оценкой доказательств у суда апелляционной инстанции оснований не имеется.

Довод стороны защиты о том, что выводы, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, не нашел своего подтверждения и противоречит исследованным доказательствам, анализ которых свидетельствует о правильности установления судом фактических обстоятельств дела, в том числе, места, времени, способа, мотива, самого факта совершения преступления и лица, его совершившего.

Суд правильно согласился с выводами судебно-медицинской, автотехнической и видеотехнических экспертиз и положил их в основу приговора, так как из материалов дела усматривается, что экспертизы проведены по назначению следователя, в соответствующих экспертных учреждениях, лицами, обладающими необходимыми познаниями для дачи заключений, в связи с чем у суда не имелось оснований сомневаться в выводах экспертов, положенных в основу приговора, а также данных, указывающих на необходимость допроса эксперта З. в судебном заседании. Кроме того, указанные заключения каких-либо внутренних противоречий не содержат, согласуются друг с другом и иными доказательствами, представленными органами предварительного расследования, а также не противоречат иным процессуальным документам, в частности постановлениям о назначении этих экспертиз.

Суд апелляционной инстанции, вопреки утверждению стороны защиты, не усматривает оснований не доверять заключению проведенной по делу автотехнической экспертизы, поскольку оно мотивировано и обосновано, составлено без нарушений норм УПК РФ, ответы на поставленные вопросы были даны в полном объеме с учетом полномочий и компетенции эксперта, достаточных оснований для того, чтобы подвергать сомнению выводы проведенной экспертизы, в суд первой и апелляционной инстанции представлено не было. Основания и мотивы, по которым были сделаны соответствующие выводы, изложены в исследовательской и заключительной частях заключения, они оценены судом в совокупности с другими доказательствами по данному делу. Оснований для признания указанного заключения недопустимым доказательством суд первой инстанции обоснованно не усмотрел. Несогласие сторон с заключением эксперта, не является основанием для признания данного доказательства недопустимым.

С учетом изложенного выше, суд первой инстанции обоснованно не усмотрел оснований для назначения и проведения по делу повторных автотехнической и видеотехнической экспертиз, так как законных оснований и объективных данных, свидетельствующих о необходимости удовлетворения такого ходатайства стороны защиты, не имелось, поскольку согласно уголовно-процессуальному закону, процессуальное решение должно быть обоснованным, а дополнительная и повторная экспертизы могут быть назначены только при наличии оснований, предусмотренных ст. 207 УПК РФ, каковых в данном случае суд первой инстанции не установил, при этом одно лишь обращение стороны защиты с таким ходатайством не влечет обязательного его удовлетворения.

Что касается заключения специалиста № А21-18 от 29 июня 2018 г. об определении механизма наезда на пешехода Р1., выполненного по заказу осужденной Савиной Е.С. и представленного стороной защиты в обоснование своей позиции суду первой инстанции, суд апелляционной инстанции считает необходимым отметить следующее.

Согласно ч. 2 ст. 58 УПК РФ вызов специалиста и порядок его участия в уголовном судопроизводстве определен ст.ст. 168 и 270 УПК РФ.

Сторона защиты с ходатайством о привлечении к участию в производстве по уголовному делу в качестве специалиста для разъяснения вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию в порядке, установленном УПК РФ, не обращалась и С1., составивший названное заключение, к участию в процессуальных действиях в качестве специалиста для дачи заключения не привлекался.

Исходя из изложенного, представленное в суд первой инстанции заключение, полученное по результатам исследования, проведенного без привлечения к нему представителя стороны обвинения, следует считать полученным стороной защиты внепроцессуальным путем, которое в силу ст. 74 УПК РФ, доказательством в уголовном деле, как не обладающее свойством допустимости, служить не может.

Из материалов дела видно, что значимым обстоятельством в деле Савиной Е.С. явилось определение момента возникновения опасности для движения, начиная с которого она должна была принять меры к предотвращению дорожно-транспортного происшествия – с начала выхода Р1. на проезжую часть, имеющую четыре полосы движения, либо с начала движения потерпевшего с линии, разделяющей транспортные потоки противоположных направлений.

Соотнеся действия участников дорожно-транспортного происшествия с требованиями Правил дорожного движения, суд обоснованно признал, что моментом возникновения опасности для водителя Савиной Е.С. в условиях данного дорожно-транспортного происшествия явилось начало выхода Р1. на проезжую часть.

Как установил суд, и это обстоятельство не оспаривается стороной защиты, и подтверждается исследованными доказательствами, в частности записью видеорегистратора, потерпевший, переходя проезжую часть слева направо по ходу движения транспортного средства под управлением осужденной, находился в поле видимости Савиной Е.С. с начала движения, и именно с этого момента для осужденной как водителя транспортного средства возникла опасность для движения, которую она имела объективную возможность обнаружить.

Показания осужденной о том, что, двигаясь со скоростью около 45 км/ч в летнее время года в сумерки по освещенному участку дороги, она «заметила» Р1. лишь непосредственно перед наездом, когда он был на середине дороги, свидетельствуют лишь о том, что Савина Е.С. отвлеклась от просмотра дороги в направлении движения, в результате чего и допустила наезд на пешехода, пересекшего к тому времени три полосы движения, причем в условиях видимости 100 метров. Об этом косвенно говорит и факт отсутствия тормозного пути на месте происшествия. Кроме того, сопоставляя остановочный путь автомобиля и его удаление от места наезда в момент возникновения опасности для движения, эксперт пришел к выводу, что водитель Савина Е.С. при выполнении требования п. 10.1 Правил дорожного движения располагала технической возможностью предотвратить наезд на пешехода.

Таким образом, суд первой инстанции, правильно установив фактические обстоятельства дела, пришел в обоснованному выводу, что водителем Савиной Е.С. были допущены нарушения Правил дорожного движения, которые находятся в прямой причинно-следственной связи с наступившим дорожно-транспортным происшествием. Оснований не согласиться с этим выводом у суда апелляционной инстанции не имеется.

Утверждения стороны защиты о том, что дорожно-транспортное происшествие произошло по вине потерпевшего Р1., который перебегал проезжую часть в неустановленном для этого месте, меняя темп движения, а потому Савина Е.С. не смогла предотвратить наезд не пешехода, суд апелляционной инстанции расценивает, как неубедительные. Они опровергаются заключением автотехнической экспертизы, свидетельствующей об обратном, кроме того, на Савину Е.С., управлявшую источником повышенной опасности - автомобилем, Правилами дорожного движения возложены обязанности быть внимательной к дорожной обстановке и действовать так, чтобы не причинять вреда другим участникам движения, в том числе и пешеходам. В рассматриваемой ситуации при управлении автомобилем Савина Е.С. должна была избрать такую скорость движения, которая обеспечивала бы возможность постоянного контроля за транспортным средством. Поскольку Савина Е.С. имела обзор дороги, она была в состоянии заблаговременно обнаружить момент возникновения опасности для движения, у нее имелась техническая возможность избежать столкновения с пешеходом, но она не приняла мер к экстренному торможению, к снижению скорости вплоть до остановки транспортного средства

При этом действия потерпевшего, переходившего дорогу в неположенном месте и не пропустившего движущийся автомобиль, как и состояние его опьянения, вопреки доводам жалобы, не состоят в прямой причинно-следственной связи с причинением тяжкого вреда его здоровью, поскольку причиной дорожно-транспортного происшествия послужило несоблюдение осужденной Савиной Е.С пп. 1.3, 1.5, 10.1 Правил дорожного движения.

Таким образом, с учетом представленных доказательств, которые каких-либо существенных противоречий не содержат, суд обоснованно постановил по делу в отношении Савиной Е.С. обвинительный приговор, правильно квалифицировав её действия по ч. 1 ст. 264 УК РФ.

Вопреки доводам жалобы стороны защиты, при рассмотрении дела судом первой инстанции соблюдены нормы уголовно - процессуального закона, дело рассмотрено в соответствии с принципами состязательности и равноправия сторон. Права участников процесса судом соблюдены. Ходатайства сторон, в том числе стороны защиты, разрешены судом в предусмотренном уголовно-процессуальном законе порядке. Каких-либо данных, свидетельствующих о незаконном и необоснованном отклонении ходатайств не установлено. Все доводы осужденной и её защитников были проверены судом первой инстанции, в том числе и заключение специалиста С1., и им дана надлежащая оценка, которая сомнений у суда апелляционной инстанции не вызывает.

Оснований для признания объяснения Савиной Е.С., полученного в ходе административного производства, недопустимым доказательством, также не имеется, поскольку это объяснение получено в рамках административного производства, непосредственно после совершения ДТП, написано собственноручно, с разъяснением ей соответствующих прав, в том числе ст. 51 Конституции РФ.

Таким образом, каких-либо нарушений уголовно-процессуального закона органами предварительного расследования и судом первой инстанции, которые способны поставить под сомнение законность обжалуемого приговора, судом апелляционной инстанции не установлено.

Ссылка адвоката Зубова Д.И. на неустановление места жительства и работы Р1. в г. Перми, других обстоятельств, касающихся его личности, а также иные доводы, приведенные стороной защиты в апелляционной жалобе, каким-либо образом на правильность принятого судом решения не влияют и о его незаконности не свидетельствуют.

Наказание Савиной Е.С. назначено в соответствии со ст.ст. 6 и 60 УК РФ, с учетом всех обстоятельств дела, характера и степени общественной опасности совершенного ею преступления, влияния наказания на ее исправление и на условия жизни ее семьи, данных о личности осужденной, которая положительно характеризуется, состояния ее здоровья, совокупности смягчающих наказание обстоятельств.

Вопреки доводам жалобы представителя потерпевшего Афансьева П.Б. о необоснованном признании смягчающими обстоятельствами противоправности поведения потерпевшего, явившегося поводом для преступления, и активного способствования Савиной Е.С. раскрытию и расследованию преступления, суд верно признал данные обстоятельства смягчающими и учел при назначении наказания. Так, факт перехода Р1. проезжей части дороги в непредназначенном для этого месте, который был установлен судом, уменьшает общественную опасность содеянного Савиной Е.С., а выдача ею записи видеорегистратора, которая явилась одним из основных доказательств, позволивших установить события преступления и вину Савиной Е.С., позволяет говорить о том, что она активно способствовала раскрытию и расследованию преступления.

Других обстоятельств, смягчающих наказание, суд апелляционной инстанции не усматривает.

Оснований для признания обстоятельством, смягчающим наказание Савиной Е.С., вызова скорой медицинской помощи на место ДТП не имеется, поскольку данный факт ничем объективно не подтвержден, при том, что он опровергается показаниями потерпевшей Р., свидетельствующими об обратном. Кроме того, п. 2.6 Правил дорожного движения Российской Федерации, указывает, что, если в результате ДТП погибли или ранены люди, водитель, причастный к нему, обязан принять меры для оказания первой помощи пострадавшим, вызвать скорую медицинскую помощь.

Обстоятельств, отягчающих наказание, суд верно не установил.

Исключительных обстоятельств, позволяющих применить положения ст. 64 УК РФ, связанных с целями и мотивами совершенного осужденной преступления, ее ролью, поведением во время и после совершения преступления, и других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступлений, суд обоснованно не усмотрел.

Вывод суда о назначении осужденной наказания в виде ограничения свободы в приговоре должным образом мотивирован.

Кроме того, суд обоснованно признал невозможным сохранение за Савиной Е.С. права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами в соответствии с ч. 3 ст. 47 УК РФ.

Таким образом, назначенное Савиной Е.С. наказание суд апелляционной инстанции находит справедливым и соразмерным содеянному, соответствующим общественной опасности совершенного ею преступления, личности виновной, полностью отвечающим задачам исправления осужденной и предупреждения совершения ею новых преступлений, принципам социальной справедливости. Оснований для его смягчения не усматривается. Все обстоятельства, имеющие значение для назначения наказания, судом были учтены. Тот факт, что с момента дорожно-транспортного происшествия до момента рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции Савина Е.С. не привлекалась к административной ответственности, не влияет на законность приговора.

Касаясь доводов жалобы адвокатов Зубова Д.И. и Ткаченко В.З. в части гражданского иска, суд апелляционной инстанции не может с ними согласиться, при этом исходит из следующего.

В соответствии со ст. 1099 ГК РФ основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяется правилами, предусмотренными главой 59 ГК РФ и статьей 151 ГК РФ.

Статьей 151 ГК РФ предусмотрено, что если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

В силу абзаца 2 статьи 1100 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности.

Принимая во внимание, что болезнь близкого человека, а в случае Р. ее супруга и отца их дочери, нарушает психическое благополучие родственников и членов семьи, а также неимущественное право на родственные и семейные связи, подобная ситуация, безусловно, является тяжелейшим событием в жизни, неоспоримо причинившим нравственные страдания. Причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего, признание его недееспособным, рассматривается в качестве наиболее сильного переживания.

Исходя из вышеизложенного, поскольку близкие родственники во всех случаях испытывают нравственные страдания, вызванные причинением тяжкого вреда здоровью, факт причинения им морального вреда предполагается и установлению подлежит лишь размер его компенсации. При таких обстоятельствах, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о необходимости удовлетворения требований Р. о компенсации причиненного морального вреда, а также обоснованно признал её по делу потерпевшей.

Вместе с тем, суд апелляционной инстанции полагает, что требования, изложенные в жалобе представителя потерпевшего, об увеличении взысканной с Савиной Е.С. в пользу Р. суммы в счет компенсации морального вреда являются обоснованными.

Из положений ст. 151 ГК РФ следует, что при определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

Согласно ст. 1101 ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

При определении размера компенсации морального вреда, суд первой инстанции в нарушение требований ст.1101 ГК РФ, не в полной мере учел характер и степень нравственных страданий как самого пострадавшего Р1., который в настоящее время признан недееспособным, так и Р., которые она испытала и продолжает испытывать в связи с причиненным по вине осужденной тяжким вредом здоровью супруга, а также переживаниями по этой причине их дочери, которую фактически она вынуждена содержать одна, что негативно сказывается на существовании семьи.

С учетом данных обстоятельств нельзя согласиться с утверждением суда о том, что установленный размер возмещения соответствует принципу разумности и справедливости. Поэтому размер компенсации морального вреда в пользу Р. суд апелляционной инстанции увеличивает до 1000 000 рублей.

Кроме того, приговор в части сохранения ареста, наложенного на земельный участок и автомобиль ***, принадлежащие Савиной Е.С. до исполнения приговора в части гражданского иска, нельзя признать соответствующим требованиям закона.

Согласно п. 11 ч. 1 ст. 299 УПК РФ при постановлении приговора суд разрешает вопросы о судьбе имущества, на которое наложен арест для обеспечения гражданского иска или возможной конфискации.

Как усматривается из материалов уголовного дела, постановлением от 14 мая 2018 г. наложен арест на земельный участок и автомобиль ***, принадлежащие Савиной Е.С., однако при принятии итогового решения по делу судьба арестованного имущества не определена.

Принимая решение о сохранении ареста на это имущества до фактического исполнения приговора в части гражданского иска, суд исходил из того, что моральный вред, причиненный в результате преступления, потерпевшим не возмещен.

Вместе с тем ч. 9 ст. 115 УПК РФ в системе действующего правового регулирования предполагает возможность сохранения указанной меры процессуального принуждения лишь на период предварительного расследования и судебного разбирательства по уголовному делу, но не после окончания судебного разбирательства и вступления приговора в законную силу.

Единственным случаем, позволяющим сохранить арест на имущество, является принятие судом решения о признании за истцом права на удовлетворение иска и передача вопроса о его размере на разрешение в порядке гражданского судопроизводства, поскольку производство по делу (в части гражданского иска) в этом случае продолжается.

Учитывая, что гражданский иск потерпевшей в приговоре был разрешен, решение о сохранении ареста имущества не может быть признано законным.

При изложенных обстоятельствах суд апелляционной инстанции считает необходимым обратить взыскание на арестованное имущество Савиной Е.С. земельный участок и автомобиль ***.

Кроме того, суд апелляционной инстанции считает необходимым уточнить резолютивную часть приговора, указав, что время содержания Савиной Е.С. под стражей – 7 апреля 2018 г. следует зачесть ей в срок отбывания наказания в виде ограничения свободы из расчета один день лишения свободы за два дня ограничения свободы.

Каких-либо иных нарушений требований уголовного и уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, судом первой инстанции не допущено.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 38913, 38915, 38920 38928, 38933, УПК РФ, суд апелляционной инстанции

п о с т а н о в и л:

приговор Ленинского районного суда г. Перми от 27 августа 2018 г. в отношении Савиной Елены Станиславовны изменить:

увеличить взысканную с Савиной Елены Станиславовны в пользу потерпевшей Р. сумму в счет компенсации морального вреда до 1000 000 (одного миллиона) рублей;

обратить взыскание на арестованное имущество Савиной Елены Станиславовны: земельный участок по адресу ориентира (местоположение установлено относительно ориентира, расположенного за пределами участка) **** квадратных метров, кадастровый номер **; автомобиль ***, VIN **;

зачесть Савиной Е.А. в срок отбытия наказания в виде ограничения свободы время содержания её под стражей – 7 апреля 2018 г. из расчета один день лишения свободы за два дня ограничения свободы.

В остальном приговор оставить без изменения, а апелляционные жалобы – без удовлетворения.

Апелляционное постановление может быть обжаловано в порядке, установленном главой 471 УПК РФ.

Председательствующий: (подпись).

Рейтинг@Mail.ru

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс»