Дело №22-1757/2018

Номер дела: 22-1757/2018

Дата начала: 20 ноября 2018 г.

Суд: Калининградский областной суд

Судья: Попова Светлана Николаевна

Категория
1 - Дело с обвинительным актом / постановлением
 

Определение

Судья: Ильин М.С. № 22-1757/2018

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Калининград 25 декабря 2018 года

Судебная коллегия по уголовным делам Калининградского областного суда в составе:

председательствующего Сызиной Т.И.,

судей Поповой С.Н., Буданова А.М.,

при секретарях Богуцкой М.В., Воробьевой Е.И., Глуховой Е.М., Ульяновой В.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению прокурора Зеленоградского района Калининградской области Федорова А.В., апелляционным жалобам осужденных Русина Д.В., Колосова А.С., защитника осужденного Русина Д.В. адвоката Якушевича А.Ю. на приговор Зеленоградского районного суда Калининградской области от 02 октября 2018 года, которым

Русин Данил Васильевич, ДД.ММ.ГГГГ рождения, уроженец <данные изъяты>, не судимый,

осужден по ч.1 ст.162 УК РФ к 3 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима;

Колосов Антон Сергеевич, ДД.ММ.ГГГГ рождения, уроженец <данные изъяты>, судимый:

- 17.02.2016 по п. «д» ч.2 ст.112, ст.73 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года;

- 04.07.2016 по ч.3 ст.30, п. «б» ч.2 ст.158, ст.73 УК РФ к 7 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года;

осужден по ч.1 ст.161 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы; на основании ч.4 ст.74 УК РФ отменено условное осуждение по приговорам от 17 февраля 2016 года и 04 июля 2016 года, в соответствии со ст.70 УК РФ окончательно назначено 3 года 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Частично удовлетворен гражданский иск потерпевшего Л., в его пользу с осужденного Русина Д.В. взыскана компенсация морального вреда в сумме 45000 рублей.

Заслушав доклад судьи Поповой С.Н.; выступление прокурора Карапетян И.В. об отмене приговора по доводам апелляционного представления и вынесении нового обвинительного приговора; выступления осужденного Русина Д.В. и его защитника адвоката Якушевича А.Ю., поддержавших доводы жалоб об отмене приговора и вынесении оправдательного приговора, выступление осужденного Колосова А.С. и его защитника адвоката Демчука В.В. об изменении приговора и смягчении наказания, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Приговором суда Русин Д.В. и Колосов А.С. признаны виновными в том, что 24 января 2017 года с 21 часа до 22 часов 20 минут в неосвещенном подвальном помещении (блиндаже) у дома по <адрес> в ходе разговора с ранее незнакомым Л. задумали совершить: Колосов А.С. – открытое хищение имущества Л., а Русин Д.В. – нападение на последнего с целью хищения его имущества с применением насилия, опасного для здоровья. Осуществляя задуманное, Колосов А.С. с близкого расстояния стал светить фонариком мобильного телефона в глаза Л., ослепляя его. В этот момент Русин Д.В. напал на Л., нанеся ему не менее двух ударов кулаком в область лица, причинив телесное повреждение в виде <данные изъяты>, относящееся к легкому вреду здоровью, как повлекшее кратковременное расстройство здоровья. Затем Русин Д.В. стал наносить многочисленные удары Л., который, осознавая цель нападения, чтобы прекратить дальнейшее избиение предложил отдать свой мобильный телефон. Колосов А.С. из корыстных побуждений забрал из руки Л. мобильный телефон «Самсунг Галакси» стоимостью 3000 рублей с флеш-картой стоимостью 400 рублей и сим-картой абонента сотовой сети «Билайн». После чего Русин Д.В., продолжая хаотично наносить удары руками по телу Л., обыскал карманы его одежды и похитил портмоне с денежными средствами в сумме 3000 рублей, а также из корыстных побуждений сорвал с шеи Л. цепочку из серебра стоимостью 1490 рублей. После этого Русин Д.В. и Колосов А.С. с места совершения преступления скрылись.

Прокурор Зеленоградского района Калининградской области Федоров А.В. в апелляционном представлении ставит вопрос об отмене приговора по следующим основаниям.

Описывая преступные деяния осужденных и квалифицируя действия Русина Д.В., суд в приговоре не указал, что причиненный Л. легкий вред здоровью повлек за собой кратковременное расстройство здоровья, не превышающее 21 дня.

Из описания преступного деяния Колосова А.С. не следует, что он совершил открытое хищение имущества, вместо этого указано, что он из корыстных побуждений забрал из руки Л. мобильный телефон.

При описании преступных деяний не указано, откуда конкретно Русиным Д.В. было похищено портмоне, не приведен размер ущерба, причиненного потерпевшему каждым из осужденных, не указано, каким образом осужденные распорядились похищенным имуществом.

Выводы суда о доказанности совершения Русиным Д.В. разбойного нападения не основаны на исследованных доказательствах, не доказано, что он напал именно в целях хищения имущества; из показаний свидетелей Е., Ц., осужденного Колосова А.С., потерпевшего Л. следует, что мотивом нанесения телесных повреждений Л. явился факт распития последним спиртных напитков с тремя несовершеннолетними; в ходе нанесения ударов Русин Д.В. не высказывал Л. требований о передаче имущества; умысел на открытое хищение возник у Русина Д.В. уже после нанесения Л. телесных повреждений, в связи с чем он обыскал его одежду, открыто похитил портмоне с деньгами и сорвал с шеи цепочку.

Во вводной части приговора в отношении Колосова А.С. неверно указана дата приговора Зеленоградского районного суда, наказание по которому на основании ст.70 УК РФ частично присоединено к наказанию по настоящему приговору, – 02 июня 2016 года, тогда как приговор вынесен 04 июля 2016 года.

Прокурор просит приговор отменить и вынести новый обвинительный приговор, которым Русина Д.В. признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.161 УК РФ, и назначить ему 1 год 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в колонии–поселении; Колосова А.С. признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.161 УК РФ, назначить ему 1 год 6 месяцев лишения свободы, на основании ч.4 ст.74 УК РФ отменить условное осуждение по приговору от 17 февраля 2016 года и по приговору от 04 июля 2016 года, в соответствии со ст.70 УК РФ окончательно назначить 3 года 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Осужденный Русин Д.В. в апелляционной жалобе указывает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, приговор вынесен с существенным нарушением уголовно-процессуального закона; уголовное дело в отношении него не возбуждалось, к уголовной ответственности он привлечен не законно, обвинение ему не понятно; показания свидетелей обвинения имеют значительные расхождения, потерпевший Л. в судебном заседании неоднократно менял показания, говорил, что его били и Колосов А.С. и Русин Д.В., заявил, что не знает, кто обыскал его карманы и похитил бумажник; показания свидетеля Ц. содержат противоречия относительно количества нанесенных Л. ударов; показания свидетеля У. суд посчитал недостоверными, однако они подтверждаются протоколами телефонных соединений; показания ряда свидетелей – Колосовой О.А., О., Русина В.В., К. опровергают версию обвинения о его, Русина, участии в преступлении, так как из указанных показаний следует, что все свидетели обвинения тесно общаются, дружат, супруга Колосова на следствии наняла адвоката потерпевшему, оплатила его услуги, она же с Л. приходила к нему, Русину, домой с требованием выплаты денег, угрожая в случае отказа оговорить его; в суде К. не отрицал, что требовал от него взять вину на себя, мотивируя это тем, что Колосов А.С. имеет непогашенную судимость, а он, Русин, не судим. Указывает, что 24 января именно после звонка У. Колосов А.С. позвал его пойти на помощь ребятам, и протоколы телефонных соединений опровергают показания Колосовой Т.И. о том, что У. весь вечер созванивался с ним, Русиным. Указывает, что в ходе предварительного следствия сотрудниками следственного органа на него и свидетелей было оказано давление. Считает, что суд односторонне подошел к оценке показаний свидетелей, его вина в совершении разбоя не доказана, просит приговор отменить и оправдать его.

Адвокат Якушевич А.Ю. в апелляционной жалобе, поданной в защиту осужденного Русина Д.В., также ставит вопрос об отмене приговора в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона и несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела. Указывает, что протоколами телефонных соединений опровергаются показания Ц. о том, что Русин Д.В. был у Колосова А.С. до часу ночи 25 января; Ц. не смог в суде назвать количество ударов, нанесенных Русиным Д.В. Л.; протоколами соединений опровергаются показания Колосовой Т.И. о том, что 24 января У. и Русин Д.В. общались по телефону; именно от Колосовой Т.И. Русину Д.В. пришло СМС-сообщение с требованием денег и угрозой дать показания на Русина Д.В.; суд не дал оценки показаниям свидетеля Е. о том, что Л. били оба подсудимых; показания свидетеля В. о том, что после 24 января он с Колосовым А.С. не общался, являются ложными и опровергаются протоколами телефонных соединений; потерпевший Л. четырежды менял показания об обстоятельствах дела и степени участия каждого из осужденных. Обращает внимание на то, что суд не принял в качестве доказательства заключение биологической экспертизы от 17 февраля 2017 года, установившей принадлежность потерпевшему Л. обнаруженной на месте происшествия крови, не упомянул в приговоре показания свидетелей Русина В.В., К., Колосовой О.А., О., которые ставят под сомнение виновность Русина Д.В. и доказывают его оговор. Считает недопустимым доказательством заключение судебно-медицинской экспертизы и указывает, что согласно постановлению о ее назначении от 01 февраля 2017 года следователем Р. был представлен эксперту рентгеновский снимок, что не соответствует действительности, так как выемка снимка имела место только 2 февраля 2017 года. Считает не соответствующими действительности показания следователя Р. о том, что в данном случае имела место опечатка. Обращает внимание на то, что в заключении эксперт А. сослалась на документ, который в материалах дела отсутствует – справку ЦГКБ от 25 января 2017 года на имя Л., которая следователем эксперту не передавалась. Ставит под сомнение факт осмотра Л. экспертом 02 февраля 2017 года в 12 часов 15 минут, поскольку согласно протоколу получения образцов крови Л. в указанный день в 12 часов 10 минут находился в Зеленоградской районной больнице и не мог через 5 минут находиться за 30 км в г.Пионерском, где расположено межрайонное отделение бюро судебно-медицинской экспертизы. Полагает необоснованным отказ следователя о привлечении в качестве специалиста судебно-медицинского эксперта Ф. и проведении экспертизы в ООО «Медицинский центр «Новомед», а также необоснованным отказ суда в приобщении письменной консультации специалиста Ф. Ставит под сомнение допустимость товароведческой экспертизы, считая, что руководитель ООО «Калининградское бюро товарных экспертиз» не вправе разъяснять эксперту права и обязанности, предусмотренные ст.57 УПК РФ, и предупреждать об уголовной ответственности по ст.307 УК РФ, а проводившая экспертизу Н., имеющая диплом по специальности «товароведение и организация торговли», не имеет отношения к деятельности эксперта. Указывает, что в ходе следствия следователь и руководитель следственного органа фальсифицировали процессуальные документы: в протоколе осмотра предметов от 23 ноября 2017 года не отражены смс-сообщения и телефонные звонки Колосову А.С. от В. за 25 января 2017 года, имеющиеся в протоколах телефонных соединений; в протоколе допроса свидетеля К. указано, что он допрошен по уголовному делу , которого не существовало; следователь не выполнил указания прокурора о получении информации о соединениях абонентского номера потерпевшего до совершения преступления для его сравнения с IMEI номером телефона, который потерпевшему передал свидетель В. Кроме того, указывает, что в ходе судебного заседания после прений сторон суд необоснованно возобновил судебное следствие, сославшись на несоответствующие действительности обстоятельства. Оспаривает решение суда о взыскании с Русина Д.В. 45000 рублей в счет компенсации морального вреда, полагая, что в исковом заявлении Л. заявил требование о компенсации материального ущерба, и, кроме того, в случае причинения морального вреда действиями нескольких лиц, он подлежит возмещению в долевом порядке с учетом вины каждого из осужденных. Считает, что вина Русина Д.В. не доказана, просит его оправдать.

Осужденный Колосов А.С. в апелляционной жалобе и дополнениях к ней указывает на необоснованность и несправедливость приговора. Утверждает, что ему не были разъяснены положения ст.47 УПК РФ о том, что его показания на предварительном следствии могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, считает свои показания на следствии недопустимыми, а материалы дела – сфальсифицированными следователем. Считает, что в ходе предварительного следствия на свидетелей обвинения и потерпевшего было оказано давление сотрудниками полиции. Указывает, что именно Русин Д.В. избил Л., нанеся ему множество ударов по голове и телу, а также обыскал его карманы и сорвал с шеи цепочку. Оспаривает выводы суда о том, что он, Колосов, умышленно светил в глаза потерпевшему фонариком мобильного телефона, ослепляя его. Указывает, что выхватил из руки Л. мобильный телефон машинально, с целью сохранить его и вернуть потерпевшему, но впоследствии все вещи потерпевшего забрал Русин Д.В. Обращает внимание на тяжелое материальное положение своей семьи, нахождение у него на иждивении несовершеннолетнего ребенка-инвалида и неработающей супруги. Просит приговор отменить и вынести справедливый приговор с применением статей 64 и 73 УК РФ, одновременно просит вынести в отношении него оправдательный приговор.

Изучив уголовное дело, заслушав мнение сторон, проверив и обсудив доводы апелляционного представления и жалоб, судебная коллегия не находит оснований для отмены приговора, считая его законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности Русина Д.В. и Колосова А.С. в инкриминируемых им деяниях подтверждены материалами дела и основаны на совокупности доказательств, тщательно исследованных в судебном заседании, анализ которых подробно приведен в приговоре, в том числе подтверждены показаниями потерпевшего Л., свидетелей Е., Ц., Х., В.

Так, из показаний потерпевшего Л. следует, что 24 января 2017 года вечером он гулял в г.Зеленоградске с Е., Ц. и У. Около 21 часа они спустились в катакомбы, и через 2-3 минуты туда же зашли двое ранее незнакомых ему молодых людей – Колосов и Русин. Последний стал спрашивать, что они тут делают, и известно ли ему, Л., что его знакомые несовершеннолетние, на что он ответил, что неизвестно. Колосов и Русин вели себя агрессивно, встали рядом с ним на расстоянии 20-30 см, он прижался спиной к стене, Колосов светил ему на расстоянии 5-10 см от глаз фонариком мобильного телефона, после чего Русин нанес два удара кулаком в область лица, из носа пошла кровь, его стали толкать в разные стороны. В это время его знакомые убежали. Он тоже пытался убежать, но кто-то держал его за капюшон, его продолжили бить. Решив, что у него хотят забрать что-то ценное, он достал из кармана телефон и протянул его вперед, Колосов выхватил телефон из руки. Затем избиение продолжилось, было нанесено не менее 10 ударов, кто-то из них ощупал его карманы, достал портмоне, где было 3000 рублей. После этого Колосов и Русин пошли на выход, при этом Русин, увидев на его шее серебряную цепочку, сорвал ее, сказал: «<данные изъяты>», и они ушли.

Свидетель Е. подтвердила, что, когда в помещение бункера зашли Колосов и Русин, последний стал интересоваться возрастом присутствующих, а затем нанес Л. несколько ударов кулаком в лицо, при этом Колосов на небольшом расстоянии светил ему в лицо фонариком от телефона. Свидетель слышала, как Л. крикнул: «<данные изъяты>», после чего она, Ц. и У. убежали из бункера. Позже, в тот же вечер, она встретила Русина и Колосова и видела у них мобильный телефон Л. и цепочку.

Из показаний свидетеля Ц. также следует, что, когда Русин зашел в бункер, стал спрашивать у присутствующих, что они здесь делают, затем подошел к Л., стоящему спиной к стене, в это время Колосов светил на него фонариком. Он, Ц., заметил, как Русин нанес Л. удар кулаком по лицу, дальнейшие события он не видел, так как вместе с Е. и У. вышел из бункера. Позже, в тот же вечер он видел у Русина мобильный телефон Л.

Свидетель Г. подтвердила, что вечером 24 января 2017 года ее муж, Колосов, вместе с Русиным пошли в магазин, а когда вернулись, Русин хвастался, что избил нерусского парня, забрал телефон и цепочку. В тот же вечер к ним заходил В., и она слышала, как Русин обратился к нему, намереваясь о чем-то поговорить.

Из показаний свидетеля В. следует, что вечером 24 января 2017 года Русин рассказал ему, что избил в катакомбах молодого парня, узбека по национальности. Затем Русин передал ему мобильный телефон и серебряную цепочку, попросив продать телефон, а цепочку, в случае продажи телефона, оставить себе. Через некоторое время, узнав от супруги Колосова, кому принадлежат указанные вещи, он передал их Л.

Потерпевший Л. подтвердил факт возврата ему мобильного телефона и цепочки.

Вопреки доводам апелляционных жалоб, каких-либо существенных противоречий в вышеуказанных показаниях потерпевшего и свидетелей по обстоятельствам, подлежащим доказыванию, не имеется.

Кроме того, осужденный Колосов А.С. как на предварительном следствии, так и в судебном заседании полностью признал свою вину в совершении грабежа и дал показания, изобличающие Русина Д.В. в совершении разбойного нападения на потерпевшего, а осужденный Русин Д.В., отрицая свою вину в совершении преступления, подтвердил факт совершения Колосовым А.С. открытого хищения имущества Л.

Так, Колосов А.С. показал, что вечером 24 января 2017 года они с Русиным, гуляя по городу, прошли в парк, спустились в катакомбы, где увидели знакомых им У., Ц. и Журомскую, и также ранее незнакомого Л. Русин стал спрашивать, что они тут делают и сколько им лет, Л. направился к выходу, и в этот момент Русин нанес ему несколько ударов кулаком в область лица, затем обхватил его шею левой рукой и стал наносить удары правой рукой в лицо. Л. пытался вырваться, из его носа шла кровь, он прижался к стене, достал из кармана телефон и протянул вперед, для того, как он, Колосов, понял, чтобы Русин его не бил. В этот момент он, Колосов, не сообщая о своих намерениях Русину, решил забрать телефон Л. для личного пользования, и выхватил его из рук потерпевшего. Русин продолжил наносить удары по телу Л., затем стал осматривать его карманы, достал портмоне. Он, Колосов, попросил Русина прекратить избиение и пойти на выход. При выходе из бункера Русин подошел к Л. и сорвал с его шеи цепочку, после чего они ушли. По дороге домой Русин сказал, что достал из портмоне потерпевшего 3000 рублей и попросил их вместе с цепочкой взять на хранение.

Данные показания Колосов А.С. дал на предварительном следствии при допросе в качестве обвиняемого, и полностью подтвердил их в судебном заседании, дополнив, что в тот же вечер он вместе с Русиным Д.В. вернулся домой, а когда последний ушел от него, похищенных вещей он уже не обнаружил.

Вопреки доводам апелляционной жалобы осужденного, его допрос на следствии осуществлялся в полном соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, в присутствии защитника, с разъяснением обвиняемому прав, предусмотренных ст.47 УПК РФ, с предупреждением о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу.

Из показаний осужденного Русина Д.В. также следует, что именно Колосов А.С. забрал у потерпевшего мобильный телефон.

Вместе с тем, утверждение Русина Д.В. о том, что избивал Л. тоже Колосов А.С., и он же забрал у него портмоне и цепочку, опровергаются вышеприведенными показаниями потерпевшего, свидетелей, и согласующимися с ними показаниями осужденного Колосова А.С.

Оснований для оговора кого-либо из осужденных потерпевший и свидетели не имеют, на что суд обоснованно указал в приговоре.

Свидетель У., на показания которого ссылается сторона защиты осужденного Русина Д.В., в судебном заседании заявил о том, что ничего не помнит, а на предварительном следствии пояснял, что никакого конфликта в бункере не было; когда туда пришли Русин и Колосов, все направились к выходу, а Л. и Русин задержались. Заметив, что их нет, он, У., вновь спустился в бункер и увидел Русина, в руках которого находился мобильный телефон, принадлежащий Л. Затем он вышел из бункера вместе с Русиным, который пояснил, что Л. идет сзади.

Данные показания У. противоречат как показаниям потерпевшего Л., свидетелей Е., Ц., так и показаниям самих осужденных, поэтому судом сделан правильный вывод о недостоверности показаний данного свидетеля.

Доводы апелляционной жалобы защитника о недопустимости заключения судебно-медицинской экспертизы, установившей наличие у потерпевшего Л. телесных повреждений, причинивших легкий вред здоровью, а также о недопустимости заключения товароведческой экспертизы, определившей стоимость похищенного имущества, являются несостоятельными.

Ошибочное указание в постановлении о назначении судебно-медицинской экспертизы даты его вынесения – 1 февраля 2017 года вместо 2 февраля 2017 года – является очевидной опечаткой, не влияющей на обоснованность выводов эксперта. Вопреки доводам жалобы, на справку ЦГКБ от 25 января 2017 года на имя Л. при составлении заключения эксперт не ссылался, указав в исследовательской части заключения, что данная справка не может быть объектом исследования, так как является выпиской из медицинских документов. Оснований ставить под сомнение факт осмотра экспертом Л. не имеется, поскольку в ходе осмотра с согласия потерпевшего проводилась фотосъемка, полученные фотографии приложены к экспертному заключению.

Вопреки указанному в апелляционной жалобе защитника, судебно-медицинская экспертиза проведена в соответствии с главой 27 УПК РФ, приказом Минздравсоцразвития РФ от 12.05.2010 № 346н «Об утверждении порядка организации и производства судебно-медицинских экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях Российской Федерации», Федеральным законом от 31.05.2001 № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», содержит ответы на все поставленные перед экспертом вопросы. Оснований для проведения повторной или дополнительной судебно-медицинской экспертизы не имелось.

Доводы стороны защиты о некомпетентности эксперта, проводившего товароведческую экспертизу, были проверены судом первой инстанции и опровергнуты по мотивам, которые подробно приведены в приговоре.

При этом суд правильно указал, что экспертиза проведена специалистом - товароведом, имеющим высшее образование и специальные познания в области оценки имущества, с разъяснением эксперту положений ст.57 УПК РФ, с предупреждением об ответственности по ст.307 УК РФ, что полностью соответствует требованиям ст.199 УПК РФ.

Вопреки доводам апелляционного представления прокурора, все обстоятельства, подлежащие доказыванию, судом установлены и в приговоре отражены; и описание преступного деяния соответствует данным фактическим обстоятельствам. В частности, указано, что каждый из осужденных действовал с целью хищения чужого имущества; портмоне Русин Д.В. вытащил из карманов одежды потерпевшего; указано, какое имущество потерпевшего забрал каждый из осужденных, а также стоимость похищенного. Степень тяжести причиненного Русиным Д.В. вреда здоровью потерпевшего указана в соответствии с выводами судебно-медицинской экспертизы.

Оценив в совокупности собранные по делу доказательства, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины осужденных в содеянном, правильно квалифицировав действия Колосова А.С. по ч.1 ст.161 УК РФ, действия Русина Д.В. – по ч.1 ст.162 УК РФ.

Довод апелляционного представления о неверной квалификации действий Русина Д.В., а также о том, что мотивом нанесения Л. телесных повреждений явился факт распития им спиртных напитков с тремя несовершеннолетними, суд апелляционной инстанции считает несостоятельным. Сам Русин Д.В. данное обстоятельство отрицает, а из показаний потерпевшего Л., свидетелей Е., Ц., осужденного Колосова А.С. следует, что избиение Л. началось практически сразу же, как только Русин Д.В. и Колосов А.С. спустились в подвальное помещение (блиндаж), при этом в тот момент никто из присутствовавших лиц спиртное не распивал, никаких жалоб на Л. не предъявлял; ранее Русин Д.В. с Л. знакомы не были, нападение для Л. было неожиданным. То, что целью нападения являлось хищение имущества, было сразу очевидно для потерпевшего, который, получив перелом носа, не мог оказать никакого сопротивления при обыске карманов его одежды и завладении цепочкой, после срыва которой Русин Д.В., произнеся: «Все!», более потерпевшему ударов не наносил, поскольку все имевшееся у Л. ценное имущество уже было похищено.

Тот факт, что суд не упомянул в приговоре в качестве доказательства заключение биологической экспертизы от 17 февраля 2017 года, установившей принадлежность потерпевшему Л. обнаруженной на месте происшествия крови, на обоснованность выводов суда не влияет, поскольку приведенные в приговоре доказательства в своей совокупности явились достаточными для установления обстоятельств преступления и вины осужденных.

Вопреки доводам апелляционных жалоб, показания свидетелей Русина В.В. – отца осужденного П., К., Ш. – матери осужденного Колосова А.С., О. – отца потерпевшего, не ставят под сомнение виновность Русина Д.В. и не доказывают его оговор свидетелями обвинения. Указанные лица очевидцами преступления не были, их показания сводятся к обстоятельствам, имевшим место в ходе предварительного следствия, во время которого родные Колосова А.С. предприняли попытку помириться с потерпевшим и возместить ущерб. Вопреки утверждению осужденного Русина Д.В., из показаний свидетеля К. не следует, что последний требовал от него взять вину на себя. Напротив, данный свидетель пояснил, что оба осужденные являлись его близкими товарищами, поэтому он хотел разобраться в случившемся, разговаривал с Русиным Д.В., который сообщил ему, что избил человека, и он, Жоров, советовал ему самому признаться в содеянном.

Наказание назначено Русину Д.В. и Колосову А.С. в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, соразмерно совершенному ими и с учетом всех конкретных обстоятельств дела, в том числе с учетом наличия у Колосова А.С. на иждивении малолетнего ребенка-инвалида.

Необходимость отмены условного осуждения Колосова А.С. по приговорам от 17 февраля 2016 года и 04 июля 2016 года судом мотивирована.

Оснований для смягчения наказания судебная коллегия не усматривает.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, не допущено.

Доводы стороны защиты о фальсификации процессуальных документов своего подтверждения не нашли. Неполное отражение в протоколе осмотра предметов всех телефонных соединений за 25 января 2017 года, неверное указание в протоколе допроса свидетеля номера уголовного дела, суть указанных документов не искажают и на выводы суда о виновности осужденных не влияют, как не влияет на них и тот факт, что следователь не истребовал информацию о соединениях абонентского номера потерпевшего до совершения преступления для его сравнения с IMEI номером телефона, который потерпевшему передал свидетель В., поскольку из показаний данного свидетеля, а также показаний потерпевшего Л. следует, что потерпевшему был возвращен именно похищенный телефон.

Вопреки доводам апелляционной жалобы адвоката возобновление судом первой инстанции судебного следствия 26 сентября 2018 года было произведено в соответствии с требованиями ст. 294 УПК РФ и не повлекло нарушений прав осужденных. После дополнительного исследования доказательств суд вновь открыл прения сторон и предоставил подсудимым последнее слово. Таким образом, требования ст. ст. 292, 293, 295 УПК РФ нарушены не были.

Доводы защитника о неправильном рассмотрении судом гражданского иска являются несостоятельными. Заявленный потерпевшим Л. на предварительном следствии гражданский иск на сумму 50000 рублей касался компенсации только морального вреда, о чем свидетельствует протокол от 23 ноября 2017 года о разъяснении права на предъявление гражданского иска. В протоколе потерпевший указал, что не желает заявлять гражданский иск о возмещении имущественного вреда, а желает заявить иск о компенсации морального ущерба в связи с причинением физического вреда.

Гражданский иск потерпевшего разрешен судом в соответствии с положениями ст.309 УПК РФ и обстоятельствами, установленными в судебном заседании, из которых следует, что в результате разбойного нападения Русиным Д.В. был причинен легкий вред здоровью Л. Размер компенсации морального вреда определен судом в соответствии с положениями ст.ст. 151, 1101 ГК РФ, он соответствует требованиям разумности и справедливости, а также степени физических страданий потерпевшего.

Вместе с тем, судебная коллегия считает необходимым внести в приговор изменения, поскольку является обоснованным довод апелляционного представления о том, что во вводной части приговора в отношении Колосова А.С. неверно указана дата приговора Зеленоградского районного суда, наказание по которому на основании ст.70 УК РФ частично присоединено к наказанию по настоящему приговору. Указана дата 02 июня 2016 года, тогда как приговор вынесен 04 июля 2016 года.

Руководствуясь ст.ст. 38920, 38928 и 38933 УПК РФ судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Приговор Зеленоградского районного суда Калининградской области от 02 октября 2018 года в отношении Колосова Антона Сергеевича изменить.

Указать во вводной части приговора на наличие у Колосова А.С. судимости по приговору от 04 июля 2016 года вместо 02 июня 2016 года.

В остальной части приговор в отношении Колосова А.С., а также этот же приговор в отношении Русина Данила Васильевича оставить без изменения, апелляционные жалобы – без удовлетворения.

Апелляционное представление удовлетворить частично.

Председательствующий: /подпись/

Судьи: /подписи/

Судья С.Н.Попова

Рейтинг@Mail.ru

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс»