Дело №33-49/2019

Номер дела: 33-49/2019

Дата начала: 25.12.2018

Суд: Верховный Суд Кабардино-Балкарской Республики

Судья: Шомахов Руслан Хамидбиевич

:
Категория
Трудовые споры / О восстановлении на государственной или муниципальной службе
Результат
РЕШЕНИЕ оставлено БЕЗ ИЗМЕНЕНИЯ
Стороны по делу (третьи лица)
Вид лица Лицо Перечень статей Результат
ИСТЕЦ Кагермазова Л.Ц.
ОТВЕТЧИК ФГБОУ ВО Кабардино-Балкарский государственный университет им.Х.М.Бербекова
ПРЕДСТАВИТЕЛЬ Дышеков Т.К.
ПРЕДСТАВИТЕЛЬ Кагермазова Э.Ц.
Движение дела
Наименование события Результат события Основания Дата
Передача дела судье 28.12.2018
Судебное заседание Вынесено решение 16.01.2019
Дело сдано в отдел судебного делопроизводства 23.01.2019
Передано в экспедицию 24.01.2019
 

Определение

Судья: Тхазаплижева Б.М. Дело № 33-49/2019

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

16 января 2019 года г. Нальчик

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики в составе:

председательствующего Шомахова Р.Х.

судей Мисхожева М.Б. и Тхагалегова З.Т.

при секретаре Узденовой Ф.Р.

с участием: прокурора Мокаева А.М., истца Кагермазовой Л.Ц. и ее представителя ФИО12, представителя ответчика ФИО14

рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи Шомахова Р.Х. гражданское дело по иску Кагермазовой Лауры Цраевны к Федеральному государственному бюджетному образовательному учреждению высшего образования «Кабардино-Балкарский государственный университет им. Х.М. Бербекова» о признании увольнения незаконным, восстановлении на работе, возложении обязанности объявить конкурс на замещение вакантной должности профессора кафедры педагогического образования, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда,

по апелляционной жалобе Кагермазовой Л.Ц. на решение Нальчикского городского суда КБР от 22 октября 2018 года,

УСТАНОВИЛА:

Кагермазова Л.Ц. обратилась в суд с исковым заявлением, в котором, с учетом уточнений, просила: обязать ФГБОУ ВО «Кабардино-Балкарскому государственный университет им. Х.М. Бербекова», в течение пяти рабочих дней с даты вступления в законную силу судебного акта по настоящему делу, объявить конкурс на замещение 1 ставки должности профессора кафедры педагогического образования Института педагогики и психологии КБГУ им. Х.М. Бербекова; взыскать с ФБГОУ ВО «Кабардино-Балкарский государственный университет им. Х.М. Бербекова» в пользу Кагермазовой Л.Ц. средний заработок за время вынужденного прогула за период с 01.07.2018 года по день восстановления на работе (22.10.2018 г.) в сумме 213728,22 руб., а также компенсацию морального вреда в сумме 100 000 рублей; признать действия КБГУ по не объявлению конкурса на замещение 1,0 ставки должности профессора незаконными, и повлекшими ее незаконное увольнение; признать ее увольнение 30.06.2018 года на основании приказа ФГБОУ ВО Кабардино-Балкарский государственный университет им. Х.М. Бербекова» от ДД.ММ.ГГГГ. незаконным; восстановить ее на работе в ФГБОУ ВО «Кабардино-Балкарский государственный университет им. Х.М. Бербекова» в должности профессора кафедры педагогического образования Института педагогики и психологии КБГУ с 01.07.2018 года.

Требования были мотивированы тем, что она работала в Кабардино-Балкарском государственном университете с 01.09.2000 г., а с 10.09.2009 г. на должности профессора кафедры педагогического образования Института педагогики и психологии КБГУ им. Х.М. Бербекова на основании трудового договора от ДД.ММ.ГГГГ, дополнительных соглашений от ДД.ММ.ГГГГ и ДД.ММ.ГГГГ.

Приказом ректора КБГУ от ДД.ММ.ГГГГ была уволена 30.06.2018г. в связи с истечением срока трудового договора в соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации.

Приказ об увольнении получен ею 06.07.2018 г.

Приказ о ее увольнении считала незаконным, нарушающим ее права и законные интересы.

При этом, в исковом заявлении отмечались положительная оценка ее работы, высокие показатели эффективности научно-преподавательской деятельности, научные звания, и указывалось, что с остальными лицами, имеющими более низкие показатели эффективности научно-преподавательской деятельности, более низкий рейтинг, не имеющими научной степени доктора наук, трудовые договора были продлены. Это позволяет сделать вывод о предоставлении данным лицам преимуществ со стороны работодателя в части продолжения срока трудовых отношений и дискриминации по отношению к ней.

Объявление о конкурсе и сам конкурс по занимаемой ею должности не состоялись в установленные сроки и установленном порядке по вине работодателя. Занимаемая ею должность - 1 ставка профессора кафедры педагогического образования Института педагогики и психологии КБГУ сохраняется в штатном расписании профессорско-преподавательского состава и в настоящее время.

С сентября 2015 года постоянно подвергалась дискриминации, психологическому насилию со стороны заинтересованных в ее увольнении лиц, выразившейся в распространении сведений, порочащих ее честь, достоинство и деловую репутацию.

В течение 2017-2018 г.г. она неоднократно обращалась к ректору университета с заявлениями и докладными записками по факту дискриминации, травли и различных нарушений ее прав в КБГУ.

В мае 2018 года проректор ФИО5 без причин и объяснений отказал ей в продлении трудового контракта и не разрешил участвовать в конкурсном отборе, нарушив ст. 64 и ст. 332 ТК РФ. Ее, единственного доктора психологических наук в КБГУ, профессора, академика РАЕН уволили, оставив в качестве преподавателей психологических дисциплин лиц, не имеющих ученой степени и базового педагогического образования.

ФГБОУ ВО «Кабардино-Балкарский университет им. Х.М. Бербекова» подало возражение, в котором просило отказать Кагермазовой Л.Ц. в иске в полном объеме.

Решением Нальчикского городского суда КБР от 22 октября 2018 года исковые требования оставлены без удовлетворения.

Не согласившись с решением, Кагермазова Л.Ц. подала апелляционную жалобу, в которой просит отменить его и принять по делу новое решение, удовлетворив ее исковые требования в полном объеме.

В апелляционной жалобе повторяются обстоятельства, изложенные в исковом заявлении, выводы суда, изложенные в решении, и указывается, что ответчик произвольно применяет одни и те же правила, а именно: будучи обязанным, и имея возможность, ответчик не объявил конкурс на вакантную должность, замещаемую истцом, но при этом, приняв на эту же должность ФИО6, объявляет конкурс.

Суд неправильно истолковал содержание п. 7-9 Приказа Министерства образования и науки России от 23.07.2015 г. № 749.

Вследствие нарушения процедуры, порядка, установленного уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительской власти, пункта 8, вышеуказанного Положения, в установленном порядке руководителем организации (уполномоченным им лицом) не был объявлен конкурсный отбор на вакантную должность профессора кафедры педагогического образования Института педагогики и психологии КБГУ в период учебного года.

Намеренное не проведение конкурса повлияло на прекращение срочного трудового договора и не препятствовало ответчику расторгнуть трудовой договор, в связи с чем, является ее дискриминацией, лишением права на трудовую деятельность. Незаконные действия ответчика не позволили реализовать фактические законные основания по объявлению конкурса.

Суд проигнорировал доказательства, подтверждающие неправдивость приведенных ответчиком причин для отказа в объявлении конкурса.

Суд не учел, что ответчик неоднократно в течение пяти месяцев сообщал ей и вышестоящим организациям не соответствующую действительности информацию, о намерении упразднить должность, занимаемую ею, и якобы по этой причине нежелании объявлять на нее конкурс.

Суд ошибочно истолковал права ответчика на принятие на должность, ранее занимаемую ею, нескольких сотрудников по совместительству.

Выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Суд необоснованно и противоречиво указывает, что она не лишена возможности участвовать в конкурсе на 0,4 ставки профессора, занимаемую в настоящее время ФИО6, назвав эту должность «вакантной». В тоже время эта же должность, в период, когда она ее занимала, судом определена «не вакантной». Также выводы суда о том, что она занимала 0,4 ставки не соответствуют действительности, она занимала 1,0 ставку в течение 18 лет работы КБГУ.

Неисследованные судом заявления ответчика, являются косвенными доказательствами преднамеренного нарушения ее прав, с целью, предложить занимаемую ею должность, «нужным людям», а не придерживаться норм законодательства РФ.

Суд не уделил внимание и не учел ее положительные характеристики со стороны студентов, благодарности и почетные грамоты, которыми она регулярно награждалась. Уволив ее и приняв на должность, ранее занимаемую ею, преподавателей, не являющихся психологами (за исключением 95-летней ФИО6), ответчик игнорировал мнение студентов, пренебрег не только ее правом на труд, но и правом студентов на качественное образование и возможностью получать знание в области психологии от высокопрофессионального специалиста.

По мнению автора жалобы, законных оснований для отказа в продлении заключенного с Кагермазовой Л.Ц. трудового договора от 30.06.2018г. и в проведении конкурса на право замещения вышеуказанной должности не имелось.

Заслушав доклад судьи Шомахова Р.Х., изучив представленные материалы и доводы жалобы, выслушав поддержавших жалобу истца Кагермазову Л.Ц. и ее представителя ФИО12, возражавшего против удовлетворения жалобы представителя ответчика ФИО10, заключение прокурора Мокаева А.М., полагавшего решение суда обоснованным, Судебная коллегия приходит к следующему.

Основания для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке указаны в ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации к которым относятся: неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела; несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального или процессуального права (ч.1). Основанием для отмены решения суда первой инстанции в любом случае являются: рассмотрение дела судом в незаконном составе; рассмотрение дела в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле и не извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного заседания; нарушение правил о языке, на котором ведется судебное производство; принятие судом решения о правах и об обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле; решение суда не подписано судьей или кем-либо из судей либо решение суда подписано не тем судьей или не теми судьями, которые входили в состав суда, рассматривавшего дело; отсутствие в деле протокола судебного заседания; нарушение правила о <данные изъяты> совещания судей при принятии решения (ч.4).

Таких нарушений при разрешении настоящего дела судом первой инстанции не допущено.

Оценив представленные по делу доказательства в их совокупности, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу об отсутствии правовых оснований для удовлетворения исковых требований.

В силу ч. 1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

Выводы суда изложены в решении, достаточно мотивированы и доводами жалобы не опровергаются.

Со ссылками на положения действующего законодательства, в обжалуемом решении отмечается, что они не возлагают обязанности на образовательную организацию объявлять конкурсный отбор для обязательного предоставления всем работникам, освобождаемым по истечении срока трудового договора, возможности продолжения трудовых правоотношений.

Суд первой инстанции правильно не счел необходимым оценивать личностные качества истца, как преподавателя и ученого, так как при увольнении ответчик ссылался лишь на истечение срока трудового договора.

Согласно п. 2 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации основанием прекращения трудового договора является истечение срока трудового договора (ст.79 ТК РФ), за исключением случаев, когда трудовые отношения фактически продолжаются и ни одна из сторон не потребовала их прекращения.

В силу ст. 79 Трудового кодекса Российской Федерации срочный трудовой договор прекращается с истечением срока его действия. О прекращении трудового договора в связи с истечением срока его действия работник должен быть предупрежден в письменной форме не менее чем за три календарных дня до увольнения, за исключение случаев, когда истекает срок действия срочного трудового договора, заключенного на время исполнения обязанностей отсутствующего работника.

Таким образом, истечение срока трудового договора является самостоятельным основанием прекращения этого договора (п.2 ст.77 ТК РФ).

Как правильно отмечается в обжалуемом решении, особенности заключения и прекращения трудового договора с работниками организаций, осуществляющих образовательную деятельность по реализации образовательных программ высшего образования и дополнительных профессиональных программ, установлены ст. 332 Трудового кодекса Российской Федерации.

В силу ст. 332 Трудового кодекса Российской Федерации трудовые договоры на замещение должностей научно-педагогических работников в высшем учебном заведении могут заключаться как на неопределенный срок, так и на срок, определенный сторонами трудового договора.

При избрании работника по конкурсу на замещение ранее занимаемой им по срочному трудовому договору должности научно-педагогического работника новый трудовой договор может не заключаться. В этом случае действие срочного трудового договора с работником продлевается по соглашению сторон, заключаемому в письменной форме, на определенный срок не более пяти лет или на неопределенный срок.

Как следует из материалов дела, приказом ректора КБГУ от ДД.ММ.ГГГГ Кагермазова Л.Ц. была уволена с 30.06.2018 г. в связи с истечением срока трудового договора в соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации.

Доводы апелляционной жалобы фактически основаны на ошибочном толковании норм действующего законодательства, которые, по мнению истца и автора жалобы, возлагают на работодателя обязанность по продлению срока действия срочного трудового договора при отсутствии со стороны работника виновного поведения.

Однако, Кагермазова Л.Ц., давая согласие на заключение трудового договора на определенный срок, знала о возможности его прекращения по истечении срока, и согласилась с условиями данного трудового договора.

При этом, вопреки доводам апелляционной жалобы, продление срочного трудового договора является правом, а не обязанностью работодателя.

С учетом предмета и основания рассматриваемого иска, иных значимых по делу обстоятельств, нуждающихся в дополнительной проверке, апелляционная жалоба не содержит.

Они фактически выражают лишь несогласие с решением суда, однако, по существу не опровергают вышеприведенные выводы.

Правоотношения сторон и закон, подлежащий применению определены судом правильно, обстоятельства, имеющие значение для дела установлены на основании представленных доказательств, оценка которым дана с соблюдением требований ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, доводы апелляционной жалобы не опровергают выводов суда, не могут повлиять на правильность определения прав и обязанностей сторон в рамках спорных правоотношений, не свидетельствуют о наличии оснований, предусмотренных ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, для отмены или изменения решения суда.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Нальчикского городского суда КБР от 22 октября 2018 года оставить без изменения, а апелляционную жалобу Кагермазовой Л.Ц. - без удовлетворения.

Председательствующий Р.Х. Шомахов

судьи М.Б. Мисхожев

З.Т. Тхагалегов

Рейтинг@Mail.ru

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс».