Дело №33-653/2019

Номер дела: 33-653/2019

Дата начала: 17.12.2018

Суд: Новосибирский областной суд

Категория
Социальные споры / Пенсионные споры / Иски граждан к ПФР
Результат
РЕШЕНИЕ оставлено БЕЗ ИЗМЕНЕНИЯ
Стороны по делу (третьи лица)
Вид лица Лицо
ОТВЕТЧИК ГБУЗ НСО "Клинический родильный дом №6"
ИСТЕЦ Мадонова Г.И.
Движение дела
Наименование события Результат события Основания Дата
Судебное заседание Вынесено решение 15.01.2019
 

Определение

Судья: Кузовкова И.С. Дело №33 -13383/2018 Докладчик: Крейс В.Р.     Дело №33 - 653/2019

                                    

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судебная коллегия по гражданским делам Новосибирского областного суда в составе:

председательствующего Белик Н.В.

судей     Крейса В.Р., Выскубовой И.А.

при секретаре Немченко О.О.

рассмотрев в открытом судебном заседании в г. Новосибирске 15 января 2019 года гражданское дело

по иску М.Г.И. к государственному бюджетному учреждению здравоохранения НСО «Клинический родительский дом №6» о признании приказа о наложении дисциплинарного взыскания незаконным и его отмене,

по апелляционной жалобе представителя М.Г.В. на решение Кировского районного суда города Новосибирска от 02 октября 2018 года.

Заслушав доклад судьи Новосибирского областного суда Крейса В.Р., объяснения представителей: М.Г.И.Б.О.В., ГБУЗ НСО «Клинический родильный дом №6» - Б.Г.Ф., судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А:

М.Г.И. обратилась в суд с иском к ГБУЗ НСО «Клинический родильный дом №6».

В обоснование требований указала, что с 1984 года работает в должности врача акушера-гинеколога ГБУЗ НСО «Клинический родильный дом №6» г. Новосибирска; с 1987 года является заместителем главного врача по лечебной, в настоящее время - по медицинской части.

Приказом №357-л от 06.06.2018 ей был объявлен выговор.

Как следует из текста приказа, правовым основанием для привлечения ее к дисциплинарной ответственности послужили докладная записка адвоката Б.Г.Ф. и акт осмотра видеозаписи за 23.04.2018 от 27.04.2018.

Ни один из двух документов администрацией в копии не представлен.

Полагает, что докладная записка лица, не состоящего в трудовых отношениях с учреждением, не наделенного полномочиями контроля за соблюдением сотрудника роддома, в том числе заместителя главного врача, трудовой дисциплины и контроля за соблюдением норм административного законодательства в части запрета курения на территориях медицинских учреждений, не могла бы быть положена в основу приказа.

Акт осмотра видеозаписи не может являться допустимым доказательством, подтверждающим наличие в ее действиях факта дисциплинарного проступка.

Приказа о введении системы видеонаблюдения по роддому не было, так и не было локального нормативного акта, регламентирующего это видеонаблюдение. Кроме того, в правила внутреннего трудового распорядка должны быть внесены изменения, связанные с наличием системы видеонаблюдения, с которыми сотрудники должны быть ознакомлены под роспись. Не соблюдение вышеуказанных правил не позволяет использовать видеоматериалы в качестве законных, допустимых оснований для наложения дисциплинарных взысканий.

Кроме того, как следует из приказа №357-л, она наказана за курение на территории медицинской организации в медицинской одежде, а также за последующее нахождение в помещении приемного отделения в этой же медицинской одежде, в период оказания медицинской помощи пациенту, тем самым она нарушила п. 5.1.4.3 должностной инструкции, предписывающей выполнять и контролировать выполнение мероприятий по соблюдению санитарно-гигиенического и эпидемиологического режима.

Вместе с тем, ответственность за курение в общественных местах является административной ответственностью, но к административной ответственности она никем не привлекалась и за административный проступок никем не наказана.

Считает, что приказ издан за рамками установленного ст. 193 ТК РФ месячного срока, что является самостоятельным основанием для признания данного взыскания незаконным, поскольку факт курения ее 23.04.2018 был установлен 23.04.2018, но просмотренными только 27.04.2018; приказ издан 06.06.2018 с учетом периода ее нетрудоспособности с 28.05.2018 по 05.06.2018.

При подсчете месячного срока, отведенного ТК РФ на издание подобного приказа, с даты 23.04.2018, этот срок необходимо считать истекшим уже 24.05.2018.    

Истец просила суд признать незаконным приказ главного врача ГБУЗ НСО «Клинический родильный дом №6» №357-л от 06.06.2018 о привлечении ее к дисциплинарной ответственности в виде выговора. Обязать главного врача отменить приказ №357-л от 06.06.2018.

Решением Кировского районного суда города Новосибирска от 02 октября 2018 года исковые требования оставлены без удовлетворения.

В апелляционной жалобе представитель М.Г.В. указывает, что суд не принял во внимание то, что ответчиком пропущен месячный срок на издание приказа о наложении дисциплинарного взыскания.

Ссылка суда на необходимость исчисления срока с 28.04.2018г. (первый день после подачи докладной), безосновательна, поскольку факт нарушения установлен именно 23.04.2018г., а не 28.04.2018г.

Вывод суда об отсутствии необходимости оценки Государственного контракта от 01.04.2018, заключенного роддомом с коллегией адвокатов «Юридическая защита в медицине» и лично с адвокатом, составившим докладную (служебную) записку не правомерен, так как именно данным контрактом сторона ответчика обосновывала наличие полномочий у исполнителя контракта инициировать дисциплинарное производство.

Суд не принял во внимание и доводы стороны истца о незаконности использования видеозаписи, на которой заснят факт курения истицы на крыльце запасного входа в роддом, в качестве основания для наложения на неё дисциплинарного взыскания, так как нормы трудового законодательства предусматривают возможность видеоконтроля за работниками лишь непосредственно на их рабочих местах.

Кроме того, законом запрещено использование видеозаписей без согласия лица, запечатленного на этой записи.

Рассмотрев дело в соответствии с требованиями частей 1, 2 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее – ГПК РФ) в пределах доводов, изложенных в апелляционной жалобе, судебная коллегия приходит к следующему.

При разрешении спора суд первой инстанции руководствовался статьей 46 Конституции Российской Федерации, статьями 21, 189, 192, 193 Трудового кодекса РФ (далее – ТК РФ), Федеральным законом от 23 февраля 2013 г. N 15-ФЗ "Об охране здоровья граждан от воздействия окружающего табачного дыма и последствий потребления табака" (далее - Закон об охране здоровья граждан), Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", Приказом Министерства здравоохранения РФ от 12.05.2014 № 214н «Об утверждении требований к знаку о запрете курения и к порядку его размещения», требованиями СанПиН 2.1.3.2630-10 "Санитарно - эпидемиологические требования к организациям, осуществляющим медицинскую деятельность" и установил следующие обстоятельства.

М.Г.И. занимает должность заместителя главного врача по медицинской части - врача акушера - гинеколога ГБУЗ НСО «Клинический родильный дом №6».

Согласно дополнительному соглашению к трудовому договору от 02.04.2011 № б/н от 01.07.2017, работнику М.Г.И. поручается организация работы по оказанию медицинской помощи населению по профилю «акушерство и гинекология», исполнительская дисциплина в течении смены. Должностные обязанности работника устанавливаются должностной инструкцией.

В соответствии с должностной инструкцией заместитель главного врача обязан выполнять и контролировать выполнение мероприятий по соблюдению санитарно-гигиенического и эпидемиологического режима, соблюдение правил асептики и антисептики медицинским персоналом родильного дома.

С инструкцией М.Г.И. ознакомлена под роспись.

В соответствии с Законом об охране здоровья граждан, а также приказом Министерства здравоохранения РФ от 12.05.2014 № 214н «Об утверждении требований к знаку о запрете курения и к порядку его размещения», ответчиком издан приказ от 03.09.2015 № 87 о запрете курения сотрудникам и пациентам в помещениях и на территории учреждения.

С данным приказом была ознакомлена, в том числе и М.Г.И., которая 01.12.2015 указала, что ознакомлена, но не согласна (л.д.71).

06.06.2018 приказом № 357-л М.Г.И. привлечена к дисциплинарной ответственности в виде выговора за нарушение п.15.18 СанПиН 2.1.3.2630-10 «Санитарно-эпидемиологического требования к организациям, осуществляющим медицинскую деятельность», Закона об охране здоровья граждан, п. 5.1.4.3 Инструкции, что подтверждается объяснительной запиской от 25.05.2018, служебной запиской адвоката коллегии адвокатов КА НСО «Юрмедзащита» Б.Г.Ф., актом осмотра видеозаписи за 23.04.2018, составленным 27.04.2018.    

В обоснование приказа указано, что 23.04.2018 был установлен факт нарушения законодательства РФ об ограничении курения на территории медицинской организации в медицинской одежде, а также последующее нахождение работника в помещении приемного отделения в данной медицинской одежде в период оказания медицинской поморщи пациенту.

С приказом М.Г.И. под роспись ознакомлена 06.06.2018.

Оценив в совокупности собранные по делу доказательства, суд пришел к выводу о том, что оставление медицинской организации в медицинской одежде для курения на территории медицинской организации и дальнейшее нахождение медицинского работника в учреждении в данной медицинской одежде, является нарушением трудовой дисциплины, в связи с чем, работодатель обоснованно привлек М.Г.И. к дисциплинарной ответственности.

Также суд пришел к выводу о соблюдении работодателем процедуры привлечения истицы к дисциплинарной ответственности, предусмотренной ст. 192 - 193 ТК РФ.

Судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции, поскольку они основаны на всестороннем, полном и объективном исследовании представленных доказательств, надлежащим образом мотивированы, соответствуют фактическим обстоятельствам дела, и требованиям закона.

Из материалов дела следует, что при привлечении работника к дисциплинарной ответственности работодатель истребовал от М.Г.И. в установленном порядке объяснение и, установив в её действиях дисциплинарный проступок, в том числе, в силу не соблюдения ею требований 5.1.4.3. должностной инструкции, в предусмотренный ч. 3 ст. 193 ТК РФ срок применил к истцу дисциплинарное взыскание.

Надлежащих доказательств, подтверждающих обстоятельства отсутствия в действиях работника дисциплинарного проступка, несоблюдения работодателем процедуры наложения дисциплинарного взыскания, суду не представлено.

Поскольку при применении дисциплинарного взыскания работодателем не нарушен закон в части применения меры взыскания, которая соответствует степени тяжести поступка, является справедливой и обоснованной, суд обоснованно пришел к выводу о соразмерности примененного ответчиком к истцу дисциплинарного взыскания в виде выговора.

Доводы жалобы о том, что истица не была привлечена к административной ответственности, в связи с чем, ее нельзя привлекать к дисциплинарной ответственности, судебная коллегия не может принять во внимание, так как в соответствии с правовой позицией, изложенной п. 35 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 N 2 нарушение требований законодательства, обязательств по трудовому договору, правил внутреннего трудового распорядка, должностных инструкций, положений, приказов работодателя и т.п. относится к дисциплинарным проступкам.

Доводы жалобы о том, что в приказе о привлечении к дисциплинарной ответственности не указано время совершения дисциплинарного проступка, не могут служить основанием для отмены приказа, поскольку факт совершения проступка подтвержден представленными по делу доказательствами, опровержения которых истцом представлено не было.

Вопреки доводам жалобы, факт курения истца был зафиксирован в установленном порядке.

25.01.2017 в целях создания условий для антитеррористической защищенности в ГБУЗ НСО « КРД №6», безопасности работников и пациентов, поддержания внутриобъектового режима, сохранности имущества, соблюдения работниками трудовой дисциплины, соблюдение пациентами правил пребывания в роддоме, контроля качества оказания услуг и т.п., приказом главного врача был издан приказ об установлении открытой системы видеонаблюдения в помещениях и на территории ГБУЗ НСО « КРД № 6», согласно схеме, являющейся приложением № 1 к приказу ( л.д.55-61), с которым была ознакомлена, в том числе и М.Г.И. ( л.д.62).

Видеонаблюдение на рабочих местах, в производственных помещениях, на территории работодателя является правомерным, если работодателем соблюдены следующие условия: видеонаблюдение осуществляется только для конкретных и заранее определенных правомерных целей, связанных с исполнением работником его должностных (трудовых) обязанностей; работники поставлены в известность о ведении видеонаблюдения (таким образом, реализовано право работника на полную и достоверную информацию об условиях труда); видеонаблюдение ведется открыто, в помещениях, где установлены видеокамеры, имеются соответствующие информационные таблички в зонах видимости камер.

Обстоятельства несоблюдения работодателем перечисленных выше условий не установлены.

Ссылки апеллянта на то, что введение работодателем на рабочем месте работника видеонаблюдения нарушает право истца на личную жизнь и охрану персональных данных, несостоятельны, поскольку видеозапись рабочего (трудового) процесса не является раскрытием персональных данных работника.

Кроме того, использование работодателем средств видеонаблюдения не нарушает конституционные права работника на неприкосновенность частной жизни и разглашение персональных данных, поскольку осуществляется в целях, связанных с трудовой деятельностью работника.

Судебная коллегия соглашается с выводом суда первой инстанции об отсутствии оснований для признания приказа от 06.06.2018 не соответствующим трудовому законодательству.

Так, приказ о привлечении к дисциплинарной ответственности истца по факту от 23.04.2018 был вынесен 06.06.2018.

Срок, в течение которого работодатель вправе применить к работнику дисциплинарное взыскание - месяц со дня обнаружения проступка (ч. 3 ст. 193 ТК РФ)

В подпункте "б" п. 34 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 17.03.2004 года N 2 разъяснено, что днем обнаружения проступка, с которого начинается течение месячного срока, считается день, когда лицу, которому по работе (службе) подчинен работник, стало известно о совершении проступка, независимо от того, наделено ли оно правом наложения дисциплинарных взысканий.

Из материалов дела усматривается, что главному врачу роддома стало известно о факте нарушения работником требований законодательства 28.04.2018 при поступлении служебной записки адвоката Б.Г.Ф.

Доводы жалобы о том, что о данном нарушении работодатель мог узнать и 23.04.2018, не имеют правового значения, поскольку течение срока привлечения к дисциплинарной ответственности начинается именно с момента обнаружения проступка работодателем, при этом, не может быть применено позднее 6 месяцев со дня совершения дисциплинарного проступка.

Подпунктом "в" пункта 34 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2 установлено, что в месячный срок для применения дисциплинарного взыскания не засчитывается время болезни работника, пребывания его в отпуске, а также время, необходимое на соблюдение процедуры учета мнения представительного органа работников (ч. 3 ст. 193 ТК РФ). По смыслу закона время нахождения на больничном увеличивает такой срок, поскольку в этот период может оказаться невозможным соблюдение всей процедуры наложения дисциплинарного взыскания.

Поскольку в период с 28.05.2018 по 05.06.2018 истица являлась нетрудоспособной, находилась на листке трудоспособности, следовательно последним днем привлечения работника к дисциплинарной ответственности является 06.06.2018; с учетом вышеизложенного, срок привлечения к дисциплинарной ответственности не нарушен.

Судебная коллегия не может согласиться и с доводами жалобы о неправомерности действий и превышении своих полномочий адвокатом Б.Г.Ф.

Из материалов дела следует, что 01.04.2018 между ответчиком и коллегией адвокатов НСО « Юридическая защита в медицине» заключен государственный контракт, по которому адвокаты оказывают юридическую помощь заказчику, в том числе, представляют интересы заказчика в трудовых отношениях с работником, выполняя полномочия для обеспечения контроля за соблюдением трудового законодательства работником заказчика.

По приложению № 1 к указанному контракту, адвокаты вправе делать запросы, проводить опросы лиц, владеющих информацией, осматривать записи видеокамер заказчика (не реже 1 раза в месяц с 25 по 30 числа и т.д. (л.д.101).

Согласно журналу учета допуска к серверу хранения информации видеосистемы Б.Г.Ф. производился осмотр видеозаписей за период с 20.04.2018 по 26.04.2018 по вопросу соблюдения работниками трудовой дисциплины 27.04.2018. (л.д.103).

Таким образом, указанные выше обстоятельства свидетельствуют о наличии у Б.Г.Ф. полномочий, в том числе, и для выявления и фиксации нарушений работниками роддома трудовой дисциплины.

На основании изложенного судебная коллегия находит решение суда законным и обоснованным, а апелляционную жалобу - не содержащей доводов, опровергающих выводы суда.

Процессуальных нарушений, влекущих вынесение незаконного решения, судом первой инстанции не допущено.

Руководствуясь ст.ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

решение Кировского районного суда города Новосибирска от 02 октября 2018 года оставить без изменения, апелляционную жалобу представителя М.Г.В. – без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи:

Рейтинг@Mail.ru

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс»