Дело №33-1030/2019

Номер дела: 33-1030/2019

Дата начала: 03.12.2018

Суд: Санкт-Петербургский городской суд

Судья: Савельева Татьяна Юрьевна

Результат
РЕШЕНИЕ оставлено БЕЗ ИЗМЕНЕНИЯ
Стороны по делу (третьи лица)
Вид лица Лицо
ОТВЕТЧИК АО "Альфа-Банк"
ИСТЕЦ Шамко К.В.
Движение дела
Наименование события Результат события Основания Дата
Судебное заседание Вынесено решение 22.01.2019
Дело сдано в отдел судебного делопроизводства 31.01.2019
Передано в экспедицию 05.02.2019
 

Определение

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

Рег. № 33-1030/2019 (33-26881/2018;)

Судья: Князева О.Е.

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Санкт-Петербург

22 января 2019 года

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего

Подгорной Е.П.

судей

Грибиненко Н.Н., Савельевой Т.Ю.

при секретаре

Демура М.И.

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Шамко Константина Валерьяновича на решение Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга от 08 октября 2018 года по гражданскому делу № 2-1543/2018 по иску Шамко Константина Валерьяновича к Акционерному обществу «Альфа-Банк» (далее по тексту - АО «Альфа-Банк») об обязании заключить договор банковского счета, взыскании компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Савельевой Т.Ю., объяснения истца Шамко К.В., поддержавшего доводы апелляционной жалобы, представителя ответчика Поднебесниковой Т.А., действующей на основании доверенности № 5/1887Д от 20 марта 2018 года сроком по 19 марта 2021 года, возражавшей относительно удовлетворения апелляционной жалобы, изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

УСТАНОВИЛА:

Шамко К.В. обратился в Дзержинский районный суд Санкт-Петербурга с иском к АО «Альфа-Банк» об обязании заключить договор банковского счета, взыскании компенсации морального вреда в размере 200 000 руб.

Требования мотивированы тем, что 28 декабря 2017 года Шамко К.В. было отказано в заключении публичного договора банковского счета в АО «Альфа-Банк» по основаниям, предусмотренным ст. 7 Федерального закона № 115-ФЗ от 07 августа 2001 года, то есть в связи с отсутствующим, по мнению истца, подозрению ответчика о том, что целью заключения такого договора является совершение операций в целях легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, или финансирования терроризма.

При этом истец имел намерение заключить указанный публичный договор банковского счета исключительно для личных, домашних или иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности. Ответчиком не доказано каких-либо обстоятельств, которые свидетельствовали бы о том, что целью заключения договора является совершение операций в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, или финансирования терроризма. Документы, подтверждающие сведения, необходимые для идентификации клиента в соответствии с законодательством Российской Федерации, были истцом представлены и недостоверными признаны не были, у ответчика отсутствовали законные основания для отказа в заключении с истцом договора банковского счета. Истцом 09 января 2018 года была выражена готовность представить все необходимые документы по требованию банка, однако ответчик не обеспечил оперативное взаимодействие с истцом, что также противоречит нормам действующего законодательства. Указанные действиями ответчик нарушил права истца как потребителя, причинил ему моральный вред, что послужило основанием для предъявления иска.

В ходе судебного разбирательства истец пояснил, что ранее являлся клиентом Балтийского банка, на сайте которого было размещено объявление о том, что в АО «Альфа-Банк» можно открыть счет на тех же условиях, в связи с чем он и обратился к ответчику. Предварительно на сайте он ознакомился с пакетами услуг, рассматривал для себя пакеты «Оптимум» и «Эконом». При обращении в отделении банка истец сообщил, что хотел бы открыть счет на условиях «Оптимум» или «Эконом», а ему сообщили, что для этого нужно было оставлять заявку на сайте.

В ответ на данное заявление истец пояснил, что это не обязательство, после чего сотрудник банка Силач Галина спросила, с какой целью истцу необходимо открыть счет, на что он пояснил, что с теми же целями, типами операций и в том же пакете, что у него были в Балтийском банке.

По мнению истца, что к ответчику в полном объеме перешла клиентская база Балтийского банка, и в составе клиентской базе ответчику должны были передать всю информацию, что он и пояснил при обращении сотруднику ответчика. У ответчика должны быть выписки балтийского банка, из которых можно установить, какие действия по счету он совершал - снятие наличных, перевод собственных средств, оплата товаров и услуг, в том числе связи, оплата коммунальных услуг. Акции Балтийского банка на 100% принадлежат АО «Альфа-Банк», на сайте Балтийского банка была информация о переходе клиентской базы. Истец обратился даже в тот же офис, где ранее находился Балтийский банк. Существенным является не тот момент, что истец не пояснил конкретные типы операций, которые ему было необходимы при обращении к ответчику, а то, что он мог бы это сделать.

После этого подошел иной сотрудник банка Р.К.В., спросила еще раз про цели, на что истец ответил так же, как и ранее, после чего Р.К.В. сказала, что будут оформлять через службу экономической безопасности, дали заполнить анкету в соответствии с 449-П, он не помнил ИНН, все остальное подписал и подал сотруднику банка. Вопросов о роде занятий, насколько помнит истец, там не было, только о занимаемой должности госслужбы, указать сведения о получаемом также доходе не требовалось, в противном случае он бы это указал. Силач сообщила истцу, что ему откажут в заключении договора в соответствии с Федеральным законом № 115-ФЗ, на что истец возразил, что он не террорист и доходы не отмывает.

Возражая относительно позиции ответчика о том, что размер компенсации морального вреда является завышенным, истец указал на то, что со стороны ответчика не представлено доказательств индивидуальных особенностей истца, которые могли бы служить основанием для уменьшения заявленного размера заявленной суммы компенсации.

Решением Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга от 08 октября 2018 года в удовлетворении исковых требований отказано.

С данным решением Шамко К.В. не согласился и в апелляционной жалобе просит его отменить как незаконное и необоснованное, принять по делу новое решение, ссылаясь на неправильное определение судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для разрешения спора, и на допущенные нарушения норм материального и процессуального права.

Ознакомившись с материалами дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, проверив в порядке ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ, п. 24 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 года № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции» законность и обоснованность решения суда в пределах доводов апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии с п. 2 ст. 1 ГК РФ граждане (физические лица) и юридические лица свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора. Гражданские права могут быть ограничены на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Из положений п. 1 ст. 421 ГК РФ следует, что понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена настоящим Кодексом, законом или добровольно принятым обязательством.

Пунктом 2 ст. 846 ГК РФ предусмотрено, что банк обязан заключить договор банковского счета с клиентом, обратившимся с предложением открыть счет на объявленных банком для открытия счетов данного вида условиях, соответствующих требованиям, предусмотренным законом и установленными в соответствии с ним банковскими правилами.

Банк не вправе отказать в открытии счета, совершение соответствующих операций по которому предусмотрено законом, уставом банка и выданным ему разрешением (лицензией), за исключением случаев, когда такой отказ вызван отсутствием у банка возможности принять на банковское обслуживание либо допускается законом или иными правовыми актами.

Согласно п. 4 ст. 445 ГК РФ, если сторона, для которой в соответствии с настоящим Кодексом или иными законами заключение договора обязательно, уклоняется от его заключения, другая сторона вправе обратиться в суд с требованием о понуждении заключить договор.

В этом случае договор считается заключенным на условиях, указанных в решении суда, с момента вступления в законную силу соответствующего решения суда.

Сторона, необоснованно уклоняющаяся от заключения договора, должна возместить другой стороне причиненные этим убытки.

Основания для отказа в открытии счета и отказа в выполнении расчетных операций предусмотрены Федеральным законом от 07 августа 2001 года № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», который направлен на защиту прав и законных интересов граждан, общества и государства путем создания правового механизма противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма (ст. 1 Федерального закона).

В силу ч. 2 ст. 7 настоящего Федерального закона организации, осуществляющие операции с денежными средствами или иным имуществом, обязаны в целях предотвращения легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, финансирования терроризма и финансирования распространения оружия массового уничтожения разрабатывать правила внутреннего контроля, назначать специальных должностных лиц, ответственных за реализацию правил внутреннего контроля, а также принимать иные внутренние организационные меры в указанных целях.

Организации, осуществляющие операции с денежными средствами или иным имуществом в соответствии с правилами внутреннего контроля, обязаны документально фиксировать информацию, полученную в результате реализации указанных правил, и сохранять ее конфиденциальный характер.

Основаниями документального фиксирования информации являются: запутанный или необычный характер сделки, не имеющей очевидного экономического смысла или очевидной законной цели; несоответствие сделки целям деятельности организации, установленным учредительными документами этой организации; выявление неоднократного совершения операций или сделок, характер которых дает основание полагать, что целью их осуществления является уклонение от процедур обязательного контроля, предусмотренных данным Федеральным законом; иные обстоятельства, дающие основания полагать, что сделки, осуществляются в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, или финансирования терроризма.

Правила внутреннего контроля разрабатываются с учетом требований, утверждаемых Правительством Российской Федерации, а для кредитных организаций - Центральным Банком Российской Федерации по согласованию с уполномоченным органом, и утверждаются руководителем организации.

Клиенты вправе открывать необходимое им количество расчетных, депозитных и иных счетов в рублях, иностранной валюте и драгоценных металлах в банках с их согласия, если иное не установлено федеральным законом (абз. 3 ст. 30 Федерального закона от 02 декабря 1990 года № 395-1 «О банках и банковской деятельности»).

Исходя из вышеизложенных положений законодательства, отказ банка в открытии счета (вклада) допускается в установленных законом случаях.

Судом первой инстанции установлено и подтверждается материалами дела, что 28 декабря 2017 года Шамко К.В. обратился в АО «Альфа-Банк» для открытия банковского счета, однако в заключении договора о комплексном банковском обслуживании физических лиц в АО «Альфа-Банк» ему было отказано по основаниям ст. 7 Федерального закона от 07 августа 2001 года № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма».

Как следует из абз. 2 п. 5.2 ст. 7 настоящего Федерального закона, кредитные организации вправе отказаться от заключения договора банковского счета (вклада) с физическим или юридическим лицом, иностранной структурой без образования юридического лица в соответствии с правилами внутреннего контроля кредитной организации в случае наличия подозрений о том, что целью заключения такого договора является совершение операций в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем или финансирования терроризма.

С учетом указанной нормы, Положения Банка России от 02 марта 2012 года № 375-П, Информационного письма Федеральной службы по финансовому мониторингу от 30 июля 2018 года № 55 и правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Определении от 25 мая 2017 года № 1105-О, АО «Альфа-Банк» в рамках имеющихся полномочий разработаны и утверждены Правила осуществления АО «Альфа-Банк» внутреннего контроля в целях противодействий легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма, в Приложении № 34 к которому установлены критерии отказа в заключении договора банковского счета физическому лицу в случае возникновения подозрений, что целью заключения договора является совершение операций в целях легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансирования терроризма, а именно:

- в процессе собеседования потенциальный клиент постоянно консультируется в третьими лицами в прямом разговоре или по телефону;

- потенциальный клиент пришел в сопровождении третьих лиц, физические лица, входящие в сопровождение клиента однотипны по своему составу, постоянно консультируются друг с другом и с третьими лицами;

- при открытии счета физическое лицо не может самостоятельно пояснить, какой тарифный план ему необходим, и предъявляет написанные третьим лицом название тарифного плана и номер телефона, к которому необходимо подключить систему Альфа-Клик. Клиент не может внятно объяснить цели открытия счета и типы операций, которые он предполагает проводить;

- в процессе собеседования выясняется, что сразу после открытия счета клиент планирует оформить доверенность на управление всеми счетами третьему лицу либо несколько доверенностей на сторонних лиц;

- в банк обратилась группа лиц (вместе либо не связанных друг с другом), желающих привязать свои карты к одному номеру телефона;

- в графе место работы и должность указываются сведения, предполагающие отсутствие постоянного источника дохода, клиент настаивает на повышенных пакетах услуг (ПУ «Комфорт», ПУ «Максимум»), при этом потребности клиента не соответствуют выбираемому пакету услуг;

- физическое лицо заказывает сразу при открытии счета более 2х однотипных карт повышенной категории (Gold, Black, Platinum и т.д.) либо максимальное количество дебетовых карт. При консультировании клиента возникает подозрение в возможной их передаче 3-м лицам;

- потенциальный клиент интересуется только услугами, предполагающими лимиты снятий наличных денежных средств, тарифы на другие операции его не интересуют;

- по внешнему виду клиент находится в состоянии алкогольного или наркотического опьянения, имеет признаки низкого социального статуса;

- при предоставлении сведений о месте работы, клиент затрудняется представить адрес работодателя, а также не представляет, чем занимается его компания;

- имеется информация о применении мер по отказу/расторжению, полученная из Банка России в соответствии с п. 13.3 ст. 7 Федерального закона № 115-ФЗ;

- иные подозрения, что счет открывается для проведения операций в целях легализации (отмыванию) доходов. В данном случае уполномоченный сотрудник (Зам.Руководителя) приводит четкие основания подозрений в открытии договора банковского счета для осуществлений операций, связанных с легализацией доходов.

В соответствии с распоряжением об отказе в заключении договора банковского счета (вклада) с физическим лицом, составленным 28 декабря 2017 года уполномоченным сотрудником АО «Альфа-Банк» Р.К.В., основанием для отказа в заключении договора банковского счета (вклада) с Шамко К.В. послужило наличие подозрений о том, что целью заключения договора является совершение операций в целях легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансирования терроризма, а именно уполномоченным сотрудником указано на следующие критерии:

- при открытии счета физическое лицо не может самостоятельно пояснить, какой тарифный план ему необходим, и предъявляет написанные третьим лицом название тарифного плана и номер телефона, к которому необходимо подключить систему Альфа-Клик. Клиент не может внятно объяснить цели открытия счета и типы операций, которые он предполагает проводить;

- в графе место работы и должность указываются сведения, предполагающие отсутствие постоянного источника дохода, клиент настаивает на повышенных пакетах услуг (ПУ «Комфорт», ПУ «Максимум»), при этом потребности клиента не соответствуют выбираемому пакету услуг;

- по внешнему виду клиент находится в состоянии алкогольного или наркотического опьянения, имеет признаки низкого социального статуса.

Учитывая, что сомнения в законности операций, влекущих получение истцом значительной суммы денежных средств, банком устранены не были, суд первой инстанции, руководствуясь приведенными нормами права и оценив собранные по делу доказательства в их совокупности с объяснениями сторон и показаниями свидетеля Р.К.В., пришел к выводу о том, что действия ответчика в отказе от заключения договора банковского счета (вклада) являются правомерными, поскольку не раскрытие клиентом информации при обращении в банк о его целях, которые он преследует при заключении договора, и о характере финансовых операций, которые он намерен совершать, обосновано могли быть положены в основу подозрения о том, что указанные операции могли носить характер действий, направленных на легализацию доходов или финансирования терроризма.

На основании п. 6.1.2 Правил осуществления АО «Альфа-Банк» внутреннего контроля в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма Банк вправе отказаться от заключения договора банковского счета (вклада), с физическим или юридическим лицом, ИП, кредитной организацией, ИСБОЮЛ в случае наличия согласно Правилам ПОД/ФТ подозрений о том, что целью заключения такого договора является совершение операций в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, или финансирования терроризма, в том числе следующих факторов, которые могут влиять по отдельности или по совокупности на принятие решения об отказе от заключения договора банковского счета (вклада).

При отказе от заключения договора банковского счета (вклада) лицу сообщается о том, что в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации Банк отказывает ему в заключении договора и возвращает принятые от него документы.

В случае обращения лица либо его представителя за разъяснением (уточнением) о законодательных и нормативных актах, позволяющих Банку отказать в заключении договора банковского счета (вклада), ему сообщается, что такое право определено в ст. 7 Закона (п. 6.1.5 Правил).

Решение об отказе от заключения договора оформляется Уполномоченным сотрудником Распоряжением по форме Приложения № 14 Правил ПОД/ФТ (п. 3.9.1 Правил).

В отношении истца было оформлено указанное Распоряжение об отказе по Приложению № 146, указаны основания для отказа в открытии счета, а в качестве критериев отказа в Приложении № 34 указано 3 признака: клиент не может внятно объяснить цели открытия счета/какие преимущества Пакета услуг им наиболее востребованы/какие операции он предполагает проводить/ интересуется только Пакетом услуг с наибольшим лимитом снятий, другие привилегии ПУ его не интересуют; в графе «место работы» и «должность» указываются сведения, предполагающие отсутствие постоянного источника дохода; по внешнему виду клиент находится в состоянии алкогольного или наркотического опьянения, имеет признаки низкого социального статуса.

Кроме того, на основании п. 13.4 ст. 7 Федерального закона от 07 августа 2001 года № 115-ФЗ ответчиком в адрес истца 28 апреля 2018 года было направлено уведомление, в котором ответчик указал на возможность пересмотра ранее принятого решения об отказе ему в заключении договора банковского счета при предоставлении каких-либо документов, подтверждающих его финансовое положение, что истцом не было сделано.

Принимая решение, Банк действовал в соответствии с предъявленными к нему требованиями и в рамках полномочий, предусмотренных ст. 7 Федерального закона от 07 августа 2001 года № 115-ФЗ, Положением Банка России от 02 марта 2012 года № 375-П, а также Правилами внутреннего контроля в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма.

Таким образом, оснований для удовлетворения исковых требований о понуждении к заключению договора банковского счета (вклада) у суда первой инстанции не имелось. Не установив в действиях ответчика противоправного поведения в отношении истца, равно как и обстоятельств причинения истцу со стороны ответчика морального вреда, подлежащего возмещению в силу ст. 15 Закона Российской Федерации от 07 февраля 1992 года № 2300-1 «О защите прав потребителей», суд также отказал в удовлетворении требований о взыскании компенсации морального вреда.

Судебная коллегия в полной мере соглашается с указанными выводами, поскольку они основаны на правильном применении норм материального и процессуального права и соответствуют обстоятельствам дела. Вопреки доводам апелляционной жалобы, суд с достаточной полнотой исследовал все обстоятельства дела, выводы, изложенные в обжалуемом решении, основаны на всестороннем, полном и объективном исследовании имеющихся в материалах дела доказательств, судом были приняты во внимание доводы всех участвующих в деле лиц, доказательства были получены и исследованы в таком объеме, который позволил ему разрешить спор по существу.

Тот факт, что суд первой инстанции не согласился с доводами истца, иным образом оценил представленные в материалы дела доказательства и пришел к иным выводам, не свидетельствует о неправильности принятого по делу решения и не может служить основанием для его отмены.

В соответствии со ст. 12 ГПК РФ правосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.

Согласно ст. 56 настоящего Кодекса каждая сторона должна доказать обстоятельства, на которые ссылается в обоснование своих требований и возражений. Обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами.

В силу присущего гражданскому судопроизводству принципа диспозитивности эффективность правосудия по гражданским делам обусловливается в первую очередь поведением сторон как субъектов доказательственной деятельности; наделенные равными процессуальными средствами защиты субъективных материальных прав в условиях состязательности, стороны должны доказать те обстоятельства, на которые они ссылаются в обоснование своих требований и возражений, и принять на себя все последствия совершения или несовершения процессуальных действий.

Допустимых и достаточных доказательств необоснованного отказа банка в заключении договора банковского счета ни суду первой инстанции, ни суду апелляционной инстанции не представлено, тогда как бремя доказывания этого обстоятельства возложено в данном случае на истца.

В ходе разбирательства дела было установлено, что у банка имелись обоснованные сомнения для отказа в открытии счета истцу в том числе и по тому основанию, что истец при открытии счета консультировался с третьими лицами по телефону, отказывался отвечать на стандартные вопросы анкеты: для каких целей нужен счет/карта, как он будет использоваться, какой оборот средств, источник поступлений и т.д. Необходим был пакет услуг с максимальным лимитом снятия денежных средств, однако истец не дал пояснений относительно целей использования счета, не отвечал на вопросы, просил открыть такой же счет, какой у него был в Балтийском банке.

Более того, как верно было отмечено судом первой инстанции, истец до настоящего времени не лишен права как обратиться к ответчику в порядке, предусмотренном п. 13.4 ст. 7 Федерального закона от 07 августа 2001 года № 115-ФЗ, за пересмотром ранее принятого решения, так и обратиться вновь, представив ответчику полную информацию о предполагаемом характере планируемых им финансовых операций и иные необходимые сведения.

При таком положении судебная коллегия приходит к выводу о том, что правоотношения сторон и закон, подлежащий применению, определены судом правильно. Обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены на основании представленных в материалы дела доказательств, оценка которым дана судом первой инстанции с соблюдением требований, предъявляемым гражданским процессуальным законодательством (ст.ст. 12, 56, 67 ГПК РФ) и подробно изложена в мотивировочной части решения суда. Оснований не согласиться с такой оценкой у судебной коллегии не имеется.

Доводы апелляционной жалобы по существу рассмотренного спора не могут влиять на правильность определения прав и обязанностей сторон в рамках спорных правоотношений, сводятся к несогласию с выводами суда первой инстанции, их переоценке и иному толкованию действующего законодательства, что недопустимо, аналогичны объяснениям истца, которые являлись предметом судебного рассмотрения, не содержат ссылок на новые обстоятельства, которые не были предметом исследования или опровергали бы выводы, изложенные в обжалуемом решении, а также указаний на наличие оснований для его отмены, предусмотренных ст. 330 ГПК РФ.

Нарушений норм материального и процессуального права, повлекших вынесение незаконного решения, судебной коллегией не установлено.

Руководствуясь положениями ст.ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга от 08 октября 2018 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Шамко Константина Валерьяновича - без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи:

Рейтинг@Mail.ru

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс».