Дело №33-1507/2019

Номер дела: 33-1507/2019

Дата начала: 18.12.2018

Суд: Свердловский областной суд

Судья: Колесникова Оксана Георгиевна

:
Категория
Трудовые споры / О возмещении ущерба, причиненного при исполнении трудовых обязанностей
Результат
РЕШЕНИЕ оставлено БЕЗ ИЗМЕНЕНИЯ
Стороны по делу (третьи лица)
Вид лица Лицо Перечень статей Результат
ОТВЕТЧИК Индивидуальный предприниматель Альтергот И.Д.
ИСТЕЦ Кукарских А.В.
Движение дела
Наименование события Результат события Основания Дата
Судебное заседание Вынесено решение 06.02.2019
Дело сдано в отдел судебного делопроизводства 18.02.2019
Передано в экспедицию 20.02.2019
 

Определение

Судья Охорзина С.А.

Дело № 33-1507/2019

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Екатеринбург 06 февраля 2019 года

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе:

председательствующего судьи Колесниковой О.Г.,

судей Зоновой А.Е., Редозубовой Т.Л.,

при секретаре Безумовой А.А.,

с участием прокурора отдела по обеспечению участия прокуроров в гражданском процессе прокуратуры Свердловской области Беловой К.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело

по иску Кукарских А.В. к индивидуальному предпринимателю Альтергот И.Д. о признании приказа об увольнении незаконным, признании трудового договора заключенным на неопределенный срок, восстановлении на работе, взыскании пособий в связи с беременностью, компенсации морального вреда,

по апелляционной жалобе ответчика на решение Алапаевского городского суда Свердловской области от 17.10.2018.

Заслушав доклад судьи Колесниковой О.Г., объяснения представителя ответчика Бочкаревой А.П. (ордер адвоката № 003722 от 06.02.2019), поддержавшей апелляционную жалобу, заключение прокурора Беловой К.С., полагавшей решение суда не подлежащим отмене, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Кукарских А.В. обратилась в суд с иском к ИП Альтергот И.Д. об оспаривании законности увольнения, ссылаясь в обоснование требований на следующие обстоятельства.

С августа 2016 г. истец состояла с ответчиком в трудовых отношениях, работала продавцом-консультантом в магазине «ЗОЛОТО». При этом письменный трудовой договор был с ней оформлен только 01.08.2017 на срок 6 месяцев. По окончании указанного срока 01.02.2018 стороны вновь заключили трудовой договор на 6 месяцев, срок действия договора истекал 31.07.2018. До 01.08.2018 истец находилась в очередном оплачиваемом отпуске, 01.08.2018 обратилась к работодателю с просьбой о предоставлении отпуска по беременности и родам с 01.08.2018 по 18.12.2018 и выплате соответствующего пособия, в чем ей было отказано. 08.08.2018 Кукарских А.В. направила ответчику письменное заявление с аналогичной просьбой, в котором также просила выплатить ей единовременное пособие при постановке на учет на ранних сроках беременности. В ответ на заявление ответчик направил ей копию приказа № 10 от 31.07.2018 об ее увольнении 31.08.2018 по п. 2 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса РФ, в связи с истечением срока действия трудового договора. Увольнение полагала незаконным, поскольку оснований для заключения с ней срочного трудового договора и, соответственно, увольнения ввиду истечения срока действия трудового договора, у ответчика не имелось. Кроме того, она не была предупреждена о прекращении срочного трудового договора не менее чем за три календарных дня до увольнения, как того требует ч. 1 ст. 79 Трудового кодекса РФ. Настаивает, что ее увольнение произведено без учета положений ст. 261 Трудового кодекса РФ о недопустимости расторжения трудового договора с беременной женщиной до окончания срока беременности. Считает, что в соответствии со ст. 58 Трудового кодекса РФ, поскольку трудовой договор не был расторгнут 31.07.2018, условие о его срочности утратило силу и он считается заключенным на неопределенный срок. Указала на причинение ей морального вреда в связи с незаконным увольнением.

На основании изложенного, с учетом последующего уточнения иска в порядке ст. 39 Гражданского процессуального кодекса РФ, истец просила: признать приказ № 10 от 31.07.2018 об ее увольнении незаконным; признать трудовой договор № 2 от 01.02.2018 заключенным на неопределенный срок; восстановить ее на работе у ИП Альтергот И.Д. в должности продавца - консультанта магазина «ЗОЛОТО»; взыскать с ответчика пособие по беременности и родам, единовременное пособие женщине при постановке на учет на ранних сроках беременности в сумме 628,47 руб., компенсацию морального вреда в размере 50 000 рублей.

Ответчик против удовлетворения иска возражал. Указал, что действующим трудовым законодательством допускается заключение срочного трудового договора между работником и работодателем, являющимся субъектом малого предпринимательства. При этом оснований для признания срочного трудового договора заключенным на неопределенный срок не имеется, поскольку обязательным условием для этого является фактическое продолжение трудовых отношений по истечении срока трудового договора. Между тем, Кукарских А.В. с 01.08.2018 на работу не выходила, трудовых обязанностей не выполняла. В приказе об увольнении была допущена описка в дате увольнения: вместо «31.07.2018» указано «31.08.2018», при этом запись в трудовую книжку истца внесена верно, приказом № 16 от 14.09.2018 описка в дате увольнения устранена. До даты увольнения с заявлением о предоставлении ей отпуска по беременности и родам и выплате соответствующего пособия истец не обращалась, листок нетрудоспособности по беременности и родам представила лишь 07.08.2018, уже после прекращения трудовых отношений, попросила принять его для оплаты, в чем ей было устно отказано ввиду неуказания в листке наименования работодателя. После получения по почте 23.08.2018 письменного заявления истца о предоставлении отпуска по беременности и родам и выплате пособий в связи с беременностью ответчик направил запрос в отделение Фонда социального страхования РФ о возможности оплаты листка нетрудоспособности, о чем письменно уведомил истца письмом от 24.08.2018. В этом же письме Альтергот И.Д. направил истцу копию приказа об увольнении № 10 от 31.07.2018 и просил забрать трудовую книжку. Оснований для применения ст. 261 Трудового кодекса РФ не имелось, поскольку до даты увольнения с письменным заявлением о продлении действия договора до окончания беременности с приложением справки о беременности истец не обращалась. Процедура увольнения также соблюдена, обязанность работодателя-физического лица по предупреждению работника о прекращении договора в связи с истечением его срока не предусмотрена ни законом, ни трудовым договором. Кроме того, само по себе несоблюдение работодателем предусмотренного ст. 79 Трудового кодекса РФ срока предупреждения о прекращении срочного трудового договора не может являться самостоятельным основанием для признания увольнения незаконным. Полагал, что обращение истца в суд с настоящим иском является злоупотреблением правом. Ответчик также указал, что копия приказа об увольнении № 10 от 31.07.2018 была вручена истцу в день его вынесения, от проставления подписи об ознакомлении с приказом Кукарских А.В. отказалась, что оформлено соответствующим актом. В связи с этим заявил о пропуске истцом месячного срока на обращение в суд за разрешением спора об увольнении.

Представитель привлеченного к участию в деле в качестве третьего лица ГУ – Свердловского регионального отделения Фонда социального страхования РФ Хаманов Ю.И. в письменном отзыве на иск указал, что обязанность по назначению и выплате пособия по временной нетрудоспособности закреплена за работодателем, а Фонд социального страхования, как правило, возмещает уже понесенные работодателем расходы по выплате пособий в установленном законом порядке. От ИП Альтергота И.Д. заявления на возмещение расходов на выплату страхового обеспечения за 2018 г. не поступали. Информацией о выплатах конкретных сумм, произведенных ответчиком в пользу Кукарских А.В., а также о наличии либо отсутствии задолженности по данным выплатам, третье лицо не располагает.

Прокурор Кабаков Д.Н. дал заключение о наличии оснований для удовлетворения иска Кукарских А.В. ввиду нарушения ответчиком положений ст.ст. 79, 261 Трудового кодекса РФ.

Решением Алапаевского городского суда Свердловской области от 17.10.2018 иск Кукарских А.В. удовлетворен: приказ № 10 от 31.07.2018 об увольнении истца в связи с истечением срока трудового договора признан незаконным, а трудовой договор № 2 от 01.02.2018 признан заключенным на неопределенный срок; истец восстановлена на работе в прежней должности; с ИП Альтергот И.Д. в пользу Кукарских А.В. взысканы пособие по беременности и родам за период с 01.08.2018 по 18.12.2018 в размере 59 087 руб., пособие женщинам, вставшим на учет в медицинских организациях в ранние сроки беременности, - 628,47 руб., компенсация морального вреда - 5 000 руб. Решение суда в части восстановления на работе обращено к немедленному исполнению. Кроме того, с ответчика в доход местного бюджета взыскана государственная пошлина в размере 2 291,46 руб.

С таким решением не согласился ответчик.

В апелляционной жалобе Альтергот И.Д., ссылаясь на неверное применение судом норм материального права, ненадлежащую оценку доказательств по делу, просит отменить решение суда и принять по делу новое решение об отказе в удовлетворении иска. Оспаривает вывод суда о доказанности факта обращения истца 01.08.2018 с заявлением о предоставлении ей отпуска по беременности и родам и выплате пособий, настаивая, что листок нетрудоспособности истец впервые предоставила ему только 07.08.2018. Пояснения истца и ее представителя в судебном заседании относительно даты обращения с указанным заявлением являются противоречивыми, не соответствуют изложенному в исковом заявлении, однако данному обстоятельству суд не дал надлежащей оценки. Получение истцом в медицинском учреждении листка нетрудоспособности в отсутствие в нем записи о работодателе подтверждает, что истцу достоверно было известно о ее увольнении 31.07.2018. При этом Кукарских А.В. намеренно не поставила свою подпись об ознакомлении с приказом об увольнении, не получила трудовую книжку, не подала заявление о продлении срока действия срочного трудового договора. Указанные действия истца должны были быть расценены судом как злоупотребление правом. Также у суда не имелось оснований для применения в споре положений ст. 261 Трудового кодекса РФ, так как от истца до момента ее увольнения письменное заявление о продлении срока трудового договора до окончания беременности не поступало. С учетом прекращения истцом работы с 01.08.2018 суд не вправе был признавать срочный трудовой договор заключенным на неопределенный срок, а мог лишь продлить срок договора до окончания беременности. Неправомерно взыскано судом пособие за постановку на учет в ранние сроки беременности, поскольку соответствующую справку из женской консультации истец работодателю не предоставляла, надлежащие доказательства обратного истцом не представлены.

В возражениях на апелляционную жалобу Алапаевский городской прокурор Мухаев А.В. просит оставить решение суда без изменения, полагая несостоятельными доводы апелляционной жалобы.

Истец, третье лицо в заседание суда апелляционной инстанции не явились, о месте и времени апелляционного рассмотрения дела извещались заблаговременно надлежащим образом: истец – СМС-уведомлением от 25.12.2019, направленным на номер телефона, указанный ею в расписке о согласии с таким способом извещения, третье лицо - путем размещения 25.12.2018 соответствующей информации на официальном интернет-сайте Свердловского областного суда (с учетом положений ч. 2.1 ст. 113 Гражданского процессуального кодекса РФ, разъяснений Пленума Верховного Суда РФ, изложенных в п. 16 Постановления от 26.12.2017 № 57 «О некоторых вопросах применения законодательства, регулирующего использование документов в электронном виде в деятельности судов общей юрисдикции и арбитражных судов»).

Ответчик воспользовался правом на участие в деле через представителя. Явившийся в судебное заседание суда апелляционной инстанции в качестве представителя истца Путилов Е.А. к участию в судебном заседании допущен не был по причине отсутствия у него документов, удостоверяющих личность.

Руководствуясь положениями ст. 167 Гражданского процессуального кодекса РФ, судебная коллегия определила о рассмотрении дела при данной явке.

Заслушав объяснения представителя ответчика, заключение прокурора, обсудив доводы апелляционной жалобы и возражений на нее, проверив законность и обоснованность решения суда исходя из этих доводов (ч. 1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса РФ), судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса РФ основанием прекращения трудового договора является, в том числе истечение срока трудового договора (статья 79 настоящего Кодекса), за исключением случаев, когда трудовые отношения фактически продолжаются и ни одна из сторон не потребовала их прекращения.

Согласно ст. 79 Трудового кодекса РФ срочный трудовой договор прекращается с истечением срока его действия. О прекращении трудового договора в связи с истечением срока его действия работник должен быть предупрежден в письменной форме не менее чем за три календарных дня до увольнения, за исключением случаев, когда истекает срок действия срочного трудового договора, заключенного на время исполнения обязанностей отсутствующего работника.

В соответствии с абз. 2 ч. 2 ст. 59 Трудового кодекса РФ по соглашению сторон срочный трудовой договор может заключаться с лицами, поступающими на работу к работодателям - субъектам малого предпринимательства (включая индивидуальных предпринимателей), численность работников которых не превышает 35 человек (в сфере розничной торговли и бытового обслуживания - 20 человек).

В соответствии с ч. 4 ст. 58 Трудового кодекса РФ в случае, когда ни одна из сторон не потребовала расторжения срочного трудового договора в связи с истечением срока его действия и работник продолжает работу после истечения срока действия трудового договора, условие о срочном характере трудового договора утрачивает силу и трудовой договор считается заключенным на неопределенный срок.

Судом установлено, следует из материалов дела, что стороны с 01.08.2017 состояли в трудовых отношениях, истец работала у ответчика продавцом-консультантом в магазине «ЗОЛОТО». Трудовые отношения сторон оформлялись путем заключения срочных трудовых договоров: 01.08.2017 был заключен трудовой договор № 2 на срок 6 месяцев, по окончании которого истец уволена 31.01.2018 по п. 2 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса РФ; 01.02.2018 стороны заключили новый трудовой договор на срок 6 месяцев. Указанные обстоятельства подтверждаются копиями трудовых договоров, трудовой книжки истца в материалах дела (л.д. 3-12, 57, 58).

Приказом № 10 от 31.07.2018 Кукарских А.В. уволена 31.08.2018 по п. 2 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса РФ, в связи с истечением срока трудового договора (л.д. 13). Как следует из объяснений ответчика, дата увольнения 31 августа 2018 г. проставлена в приказе ошибочно, правильная дата увольнения – 31 июля 2018 г. Ошибка в указании даты увольнения обнаружена ответчиком после получения искового заявления Кукарских А.В., после чего исправлена путем издания приказа № 16 от 14.09.2018 (л.д. 76).

На момент увольнения истец находилась в состоянии беременности, что подтверждается справкой № 219 от 01.08.2018, выданной ГБУЗ СО «Алапаевская городская больница» (л.д. 16). Кроме того, истцу был выдан листок нетрудоспособности на период отпуска по беременности и родам на период с 01.08.2018 по 18.12.2018 (л.д. 15).

Разрешая спор и признавая при указанных обстоятельствах незаконным увольнение истца, суд исходил из того, что срочный трудовой договор заключен с истцом 01.02.2018 правомерно, в соответствии с абз. 2 ч. 2 ст. 59 Трудового кодекса РФ, однако оснований для увольнения истца 31.08.2018 по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса РФ, у работодателя не имелось, поскольку трудовые отношения между сторонами в день окончания срока трудового договора (31.07.2018) прекращены не были, продолжились после указанной даты, до 31.07.2018 ни одна из сторон не потребовала расторжения трудового договора, а потому в соответствии со ст. 58 Трудового кодекса РФ условие о срочности трудового договора утратило силу и трудовой договор трансформировался в трудовой договор, заключенный на неопределенный срок. Доводы ответчика об ошибочности указания в приказе об увольнении даты увольнения «31 августа 2018 г.» и последующем исправлении данной ошибки приказом № 16 от 14.09.2018 суд отклонил, указав, что Трудовой кодекс РФ не предоставляет работодателю право изменять дату увольнения работника, равно как и совершать иные юридически значимые действия, затрагивающие права и интересы работника, без его предварительного согласия после того, как трудовые отношения между работодателем и работником уже прекращены. Удовлетворяя требования истца о выплате пособий, связанных с беременностью, суд исходил из того, что с учетом сохранения между сторонами трудовых отношений, доказанности факта нахождения истца в состоянии беременности, предоставления работодателю необходимых для выплаты пособий документов, ответчик обязан был произвести их выплату, однако в нарушение ст.ст. 183, 255 Трудового кодекса РФ, норм Федерального закона от 19.05.1995 № 81-ФЗ «О государственных пособиях гражданам, имеющим детей» и Федерального закона от 29.12.2006 № 255-ФЗ «Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством» этого не сделал.

Судебная коллегия не находит оснований не соглашаться с решением суда по доводам апелляционной жалобы ответчика.

Доводы жалобы о том, что описка в оспариваемом приказе в дате увольнения не свидетельствует о его незаконности, была исправлена приказом № 16 от 14.09.2018, в трудовую книжку истца запись о дате увольнения внесена правильная (31.07.2018), направлены на иное толкование норм материального права и иную оценку установленных судом обстоятельств, для чего оснований судебная коллегия не находит.

Суд верно указал на недопустимость одностороннего изменения работодателем даты увольнения (а изданием приказа № 16 от 14.09.2016 работодатель фактически изменил дату увольнения истца на более раннюю) после прекращения трудовых отношений между сторонами трудового договора, поскольку такие действия, совершенные без ведома и согласия работника нарушают права последнего. То обстоятельство, что в трудовую книжку истца внесена запись об увольнении датой 31.07.2018, вопреки доводам апеллянта, правового значения не имеет, поскольку записи в трудовую книжку работника вносятся на основании соответствующих приказов, а потому, учитывая, что 31.07.2018 приказ об увольнении истца названной датой ответчиком не издавался, доказательства обратного суду не представлены, внесенная в трудовую книжку запись об увольнении истца 31.07.2018 в отсутствие надлежащего правового основания (приказа) не является доказательством прекращения трудовых отношений между сторонами именно 31.07.2018.

Кроме того, суд обоснованно подверг сомнению факт внесения записи об увольнении в трудовую книжку истца именно 31.07.2018, поскольку свидетель Ю. (супруга ответчика), которая, как следует из ее показаний, вносила соответствующую запись, не смогла пояснить, почему дата увольнения в трудовой книжке, внесенная ею на основании приказа № 10 от 31.07.2018, не совпала с датой увольнения, указанной в приказе. Также не было дано суду пояснений стороной ответчика и тому обстоятельству, что уведомление о необходимости получения трудовой книжки, как и копия приказа об увольнении были направлены в адрес истца лишь 24.08.2018, притом что ее увольнение, как настаивает ответчик, состоялось еще 31.07.2018.

Доводы ответчика в жалобе о том, что оснований для применения в споре положений ч. 4 ст. 58 Трудового кодекса РФ у суда не имелось, поскольку Кукарских А.В. с 01.08.2018 на работу не выходила и трудовых обязанностей не исполняла, судебная коллегия полагает несостоятельными. Как правильно указано судом в решении, с 01.08.2018 истец имела право на работу не выходить в связи с получением листка нетрудоспособности по беременности и родам, в связи с чем, вопреки доводам апеллянта, невыполнение истцом с 01.08.2018 трудовых обязанностей не являлось препятствием для применения судом положений ч. 4 ст. 58 Трудового кодекса РФ и не опровергает правильности вывода суда о том, что срочный трудовой договор между сторонами от 01.02.2018, не прекращенный в установленном законом порядке 31.07.2018, после указанной даты утратил срочный характер и считается заключенным на неопределенный срок.

В этой связи доводы апеллянта об отсутствии у него оснований для продления срока действия трудового договора от 01.02.2018 до окончания беременности истца ввиду того, что истец с соответствующим заявлением к нему не обращалась, не имеют правового значения и не могут быть приняты во внимание, поскольку с учетом установленных в ходе рассмотрения дела обстоятельств оснований для применения в споре положений ч. 2 ст. 261 Трудового кодекса РФ, определяющей порядок расторжения срочного трудового договора с беременной женщиной, у суда не имелось, так как суд пришел к правильному выводу о трансформации срочного трудового договора в бессрочный.

По тому же мотиву не имеют правового значения и доводы жалобы о том, что истец не доказала факт обращения ее к ответчику с листком нетрудоспособности 01.08.2018, фактически предоставила его только 07.08.2018. Поскольку суд установил незаконность увольнения Кукарских А.В. 31.08.2018 приказом № 10 от 31.07.2018, с чем судебная коллегия согласилась по мотивам, изложенным выше, то оснований для отказа в удовлетворении требования истца о взыскании с ответчика пособия по беременности и родам у суда в любом случае не имелось. Приведенный судом в решении расчет пособия ответчиком в жалобе не оспаривается.

Доводы в жалобе о несогласии с решением суда в части взыскания с ответчика пособия в размере 628,47 руб. в связи с постановкой истца на учет по беременности в ранние сроки со ссылкой на недоказанность истцом предоставления работодателю соответствующей справки судебная коллегия отклоняет как направленные на иную оценку представленных суду и исследованных в судебном заседании доказательств, оснований для которой не имеется. Пояснения истца о том, что справка о постановке на учет по беременности на ранних сроках была предоставлена ею работодателю 01.08.2018 последовательны и непротиворечивы (об этом истец указала в исковом заявлении, на это указано и в ее письменном заявлении, направленном работодателю по почте 08.08.2018 вместе с копией указанной справки и листком нетрудоспособности по беременности и родам), данные пояснения согласуются с датой выдачи справки (01.08.2018), ответчиком не опровергнуты, оснований сомневаться в них не имеется.

Довод ответчика в апелляционной жалобе о необоснованном неприменении судом последствий пропуска установленного ст. 392 Трудового кодекса РФ месячного срока обращения в суд за разрешением спора об увольнении, не может повлечь отмены обжалуемого решения, поскольку такой срок истцом не пропущен.

В соответствии с ч.1 ст. 392 Трудового кодекса РФ работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении - в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки.

Копию приказа об увольнении вместе с уведомлением о необходимости получения трудовой книжки истец получила после 24.08.2018, когда указанные документы были направлены в ее адрес ответчиком по почте, что подтверждается материалами дела (л.д. 71, 72). Надлежащих доказательств вручения истцу копии приказа об увольнении либо трудовой книжки (направления уведомления о необходимости получения трудовой книжки) ранее 24.08.2018 ответчик суду не представил. Доводы апеллянта об отказе истца 31.07.2018 от подписи в подтверждение факта ознакомления ее с приказом об увольнении, что зафиксировано актом от 31.07.2018, не свидетельствуют об изменении момента исчисления срока обращения в суд, поскольку по спорам об увольнении срок начинает исчисляться лишь с даты получения работником копии приказа об увольнении либо трудовой книжки, либо, если работник отказался от их получения, с момента такого отказа. Между тем, из представленного суду акта № 1 от 31.07.2018 не следует, что Кукарских А.В. отказалась от получения копии приказа об увольнении либо трудовой книжки, иных надлежащих доказательств, которые бы это подтверждали, ответчик суду не представил.

При таком положении, оснований для вывода о пропуске истцом срока обращения в суд у суда не имелось, с учетом положений ч. 1 ст. 392 Трудового кодекса РФ, на дату подачи Кукарских А.В. настоящего иска в суд (05.09.2018) установленный названной нормой срок обращения в суд ею пропущен не был.

Доводы апеллянта о злоупотреблении истцом правом, поскольку она, будучи 31.07.2018 ознакомленной с приказом об увольнении, намеренно не поставила подпись в подтверждение данного обстоятельства, не получила трудовую книжку и не подала заявление о продлении срока действия трудового договора до окончания беременности, судебная коллегия не может признать состоятельными.

Во-первых, надлежащих доказательств в подтверждение факта ознакомления истца с приказом об увольнении именно 31.07.2018 ответчик не представил, акт № 1 об отказе от подписи таким доказательством расценен быть не может, поскольку истец данное обстоятельство отрицала, в самом акте отсутствует указание на дату и время его составления, а также на то, что акт был предоставлен истцу для ознакомления и подписания. Иных надлежащих доказательств, например, свидетельские показания продавца-консультанта М., чья подпись проставлена в акте наряду с подписью самого ответчика, последний суду не предоставил.

Во-вторых, даже если принять во внимание указанный акт и согласиться с доводами ответчика о том, что истец была ознакомлена с приказом об увольнении 31.07.2017, то данное обстоятельство, напротив, свидетельствует о недобросовестном поведении самого ответчика, который, будучи осведомлен о беременности истца на дату издания приказа об увольнении (принимая во внимание сроки беременности), с учетом несогласия истца с увольнением, о чем свидетельствует ее отказ от подписания соответствующего приказа, тем не менее не разъяснил истцу возможность подачи заявления о продлении срока трудового договора и не выяснил ее намерение относительно продления трудового договора в связи с явно выраженным работником несогласием с увольнением, а потому при таких обстоятельствах оснований для увольнения истца непосредственно 31.07.2018 у ответчика в любом случае не имелось.

Иных доводов, которые бы имели правовое значение для разрешения настоящего спора, нуждались в проверке и могли повлиять на оценку законности и обоснованности обжалуемого решения апелляционная жалоба не содержит.

Нарушений процессуальных норм, повлекших неправильное разрешение спора, а также процессуальных нарушений, которые в силу ч. 4 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса РФ являются безусловным основанием для отмены решения суда, по материалам дела судебной коллегией не усматривается.

Руководствуясь ст. 328 Гражданского процессуального кодекса РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Алапаевского городского суда Свердловской области от 17.10.2018 оставить без изменения, апелляционную жалобу ответчика – без удовлетворения.

Председательствующий: Колесникова О.Г.

Судьи: Зонова А.Е.

Редозубова Т.Л.

Рейтинг@Mail.ru

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс».