Решение по делу №22К-478/2019 от 5 февраля 2019 г.

Определение

Судья 1 инстанции – Сергеева Т.И.                                         № 22-478/2019

А П Е Л Л Я Ц И О Н Н О Е       П О С Т А Н О В Л Е Н И Е

27 февраля 2019 года                                                            г. Иркутск

Суд апелляционной инстанции Иркутского областного суда в составе председательствующего Шабалиной В.О.,

при секретаре Дыбовой Ю.А.,

с участием прокурора Власовой Е.И.,

заявителей З. , Б.,

рассмотрел в открытом судебном заседании материал по апелляционной жалобе заявителей З. , Б. на постановление Октябрьского районного суда г. Иркутска от 23 июля 2018 года, которым признано законным производство обыска в жилище, расположенном по адресу: (адрес изъят).

Заслушав выступления сторон, суд апелляционной инстанции

                                         У С Т А Н О В И Л:

12 июля 2018 года в СО по Октябрьскому району г. Иркутска СУ СК РФ по Иркутской области возбуждено уголовное дело (номер изъят) по признакам преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ.

19 июля 2018 года данное уголовное дело передано для организации расследования в первый отдел по расследованию особо важных дел СУ СК РФ по Иркутской области.

20 июля 2018 года старшим следователем первого отдела по расследованию особо важных дел СУ СК РФ по Иркутской области Т. в период времени с 12:27 часов до 14:22 часов произведен обыск в жилище, расположенном по адресу: (адрес изъят), в случаях, не терпящих отлагательств, без получения судебного решения.

В установленный ч. 5 ст. 165 УПК РФ срок следователь Т. направил в суд уведомление о производстве обыска в жилище для проверки законности решения о его производстве.

Постановлением Октябрьского районного суда г. Иркутска от 23 июля 2018 года признано законным производство обыска в жилище, расположенном по адресу: (адрес изъят).

В апелляционной жалобе заявитель З. и адвокат Б. выражают несогласие с постановлением суда, считают его несправедливым, необоснованным и немотивированным. Цитируя нормы УПК РФ, Постановлении Пленума № 19 «О практике рассмотрения судами ходатайств о производстве следственных действий, связанных с ограничением конституционных прав граждан (статья 165 УПК РФ)» от 1 июня 2017 года., полагают, что судом были нарушены требования ч. 5 ст. 165 УПК РФ, ст. 8 Европейской Конвенции «О защите прав человека и основных свобод», а также разъяснения, данные Верховным Судом Российской Федерации.

Считают, что следствие не представило суду достаточных данных, позволяющих полагать, что в жилище З. могут находиться орудия преступления, предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела. В уголовном деле отсутствуют данные о причастности З. к расследуемому преступлению, рапорт оперуполномоченного П. составлен на предположениях и его личных убеждениях.

Считают, что постановление следователя не мотивировано, необоснованно и незаконно, поскольку следователем нарушены нормы УПК РФ в части соблюдения принципа достаточности оснований для производства обыска в случаях, не терпящих отлагательств, а также наличия связи между преступными действиями и местом, не представлено обстоятельств, препятствующих получению судебного решения в установленном законом порядке.

Отмечают, что обыск был проведен в дневное время в будний день, в связи с чем, у органов предварительного расследования имелись возможности для получения судебного решения в установленном законом порядке. Уведомление о производстве обыска поступило в суд только 23.07.2018 года.

Полагают, что суд не дал оценку представленным материалам, постановление вынесено без проверки доводов прокурора, конституционные права гражданина З. на неприкосновенность жилища были нарушены. Постановление суда не соответствует п. 4 ст. 7 УПК РФ.

Утверждают, что обыск был произведен с нарушением требований ст. 182 УПК РФ, поскольку до настоящего времени З. не является участником данного уголовного дела, обыск в жилище был произведен без проживающих в нем лиц. Кроме того, суд не известил З. о судебном заседании по рассмотрению вопрос о законности проведенного обыска, своевременно не уведомил гражданина З. о вынесенном решении, копию принятого решения З. не направил, в связи с чем срок апелляционного обжалования им был пропущен. Просят постановление суда отменить, признать производство обыска в жилище З. незаконным и необоснованным.

В судебном заседании заявитель З. и его представитель – адвокат Б. поддержали доводы апелляционной жалобы, просили об отмене обжалуемого судебного решения.

Также Б. дополнила, что обыск был проведен в адвокатском кабинете в нарушение ст. 450.1 УПК РФ.

Прокурор Власова Е.И. возражала по доводам апелляционной жалобы, высказалась о законности и обоснованности обжалуемого постановления и просила оставить его без изменения, а апелляционную жалобу оставить без удовлетворения.

Выслушав стороны, проверив представленные материалы судебно-контрольного производства, обсудив доводы апелляционной жалобы заявителя З. и адвоката Б., суд апелляционной инстанции находит постановление суда подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 4 ст. 7 УПК РФ постановление суда должно быть законным, обоснованным и мотивированным. Законным признается постановление, вынесенное в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Исходя из требований ч. 5 ст. 165 УПК РФ судебной оценке, при проверки законности уже произведенного следователем обыска в жилище, подлежат как законность самого решения следователя, дознавателя о производстве следственного действия, в случаях не терпящих отлагательства, так и соблюдение ими норм уголовно-процессуального закона при его производстве.

В частности, судье следует убедиться в том, что произведенное следственное действие относится к перечисленным в части 5 статьи 165 УПК РФ, имелись обстоятельства, свидетельствующие о необходимости безотлагательного его производства, следователем, дознавателем соблюден порядок принятия такого решения, а также что в ходе следственного действия не нарушены требования уголовно-процессуального закона.

Данное требование закона судом первой инстанции при вынесении постановления, в полном объеме не выполнено.

Признавая проведение обыска в жилище, расположенном по (адрес изъят), без разрешения суда, законным, суд первой инстанции, согласился с доводами следствия, формально указав в своем решении, что обыск был проведен в целях обнаружения предметов и документов, имеющих значение для дела, с целью предотвращения их возможного сокрытия или уничтожения лицами, проживающими по данному адресу.

Обстоятельств, которые послужили основанием к безотлагательному обыску, без судебного решения, в судебном решении не приведено.

Суд первой инстанции не дал никакой оценки тем обстоятельствам, что уголовное дело, в рамках которого следователем произведен обыск в жилище, было возбуждено по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 ч. 1 ст. 105 УК РФ в отношении неустановленных лиц. Каких-либо сведений о причастности к преступлению лиц, проживающих по указанному в постановлении следователем не указано, само постановление о производстве обыска в жилище, в случае не требующим отлагательства, следователем вынесено в дневное время в рабочий день.

При таких обстоятельствах, оспариваемое постановление суда первой инстанции нельзя признать законным и обоснованным.

В соответствии с п. 1 ст. 389.15 УПК РФ судебное решение подлежит отмене в виду несоответствия выводов суда, изложенных в постановлении фактическим обстоятельствам, установленным судом первой инстанции.

Согласно положениям ст.389.23 УПК РФ в случае, если допущенное судом нарушение может быть устранено при рассмотрении дела в апелляционном порядке, суд апелляционной инстанции устраняет нарушение, отменяет постановление суда первой инстанции и выносит новое судебное решение.

Так, в силу ч. 5 ст. 165 УПК РФ в исключительных случаях, когда производство обыска в жилище не терпит отлагательства, указанные следственные действия могут быть произведены на основании постановления следователя без получения судебного решения.

К исключительным случаям, при которых производство следственного действия не могло быть отложено, в силу п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 01.06.2017 года №19 «О практике рассмотрения судами ходатайств о производстве следственных действий, связанных с ограничением конституционных прав граждан» относятся, например, ситуации, когда необходимо реализовать меры по предотвращению или пресечению преступления; промедление с производством следственного действия позволит подозреваемому скрыться; возникла реальная угроза уничтожения или сокрытия предметов или орудий преступления; имеются достаточные основания полагать, что лицо, находящееся в помещении или ином месте, в котором производится какое-либо следственное действие, скрывает при себе предметы или документы, могущие иметь значение для уголовного дела.

Однако, таковых оснований не указано следователем ни в постановлении о производстве обыска в жилище от 20 июля 2018 года, ни в уведомлении о производстве обыска в жилище, в случаях не терпящих отлагаться.

Единственным обстоятельством, как основанием для производства обыска в жилище, в случаях, не терпящих отлагательства, следователь указывает на возможность проживающих там лиц скрыть или уничтожить электронные носители информации, на которых может быть зафиксировано лицо, совершившее преступление.

Вместе с тем, из материалов дела следует, что уголовное дело, в рамках которого произведен обыск в жилище, возбуждено по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 ч. 1 ст. 105 УК РФ в отношении неустановленных лиц.

Из представленных в обоснование ходатайства органов следствия материалов, сведений о принадлежности данного жилища, какому-либо конкретному лицу не имеется, как не имеется и данных, что причастное к преступлению лицо может проживать по указанному адресу.

Кроме того, вынося постановление о производстве обыска в жилище, в случаях не терпящих отлагательства, следователь не только не указал в чьем конкретно жилище будет производится обыск, таким образом, чьи конкретно конституционные права будут ограничены, а указал о производстве обыска во всех жилых помещениях дома, расположенном по (адрес изъят) в (адрес изъят), не установив собственников указанных помещений на момент производства обыска.

Таким образом, доводы следствия о том, что проживающие в указанном жилище лица могут сокрыть или уничтожить электронные носители информации, объективными данными не подтверждены, приведены следователем формально.

Кроме того, сам обыск фактически проведен в рабочий день, в дневное время, а потому невозможность получения судебного решения до начала производства обыска объективными обстоятельствами не обусловлена.

При таких обстоятельствах, суд апелляционной инстанции соглашается с доводами апелляционной жалобы заявителей, что производство обыска в жилище З. по (адрес изъят), не было обусловлено случаем, не терпящим отлагательства.

Исключительных обстоятельств, позволяющих следователю ограничить конституционное право гражданина на неприкосновенность жилища, без судебного решения, не имелось.

Кроме того, в ходе производства обыска, участвующая в качестве иного лица Б., которой было предъявлено постановление о производстве обыска в жилище, заявила о расположении в (адрес изъят) в г. Иркутске ее адвокатского кабинета.

В нарушении положений ст. 450.1 УПК РФ обыск следователем был фактически произведен в помещении адвокатского кабинета без судебного разрешения на производства обыска и в отсутствие члена совета адвокатской палаты Иркутской области, или иного представителя, уполномоченного президентом адвокатской палаты.

Принятие следователем решения об отказе в удовлетворении ходатайства Б. о приглашении члена совета Адвокатской Палаты Иркутской области уже после производства обыска, о чем постановление следователем вынесено на следующий день, не свидетельствует о соблюдении следователем норм уголовно-процессуального закона в момент производства следственного действия - обыска в жилище.

Дополнительно представленные суду апелляционной инстанции адвокатом Б. документы подтверждают фактическое нахождение адвокатского кабинета адвоката Б. по (адрес изъят).

При таких обстоятельствах, доводы апелляционной жалобы о нарушении требований уголовно-процессуального закона и в ходе производства обыска в жилище, судом апелляционной инстанции признаются обоснованными.

Суд апелляционной инстанции приходит к выводу об удовлетворении доводов апелляционной жалобы заявителей З. , адвоката Б.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 389.20, 389.23, 389.28, 389.33 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

ПОСТАНОВИЛ:

Постановление Октябрьского районного суда г. Иркутска от 23 июля 2018 года о признании законным производства обыска в жилище, расположенном по (адрес изъят), в случаях, не терпящих отлагательства, - отменить.

Признать обыск в жилище, расположенном по (адрес изъят), в случаях, не терпящих отлагательства – незаконным.

Апелляционную жалобу заинтересованного лица З. , адвоката Б. удовлетворить.

Апелляционное постановление может быть обжаловано в кассационном порядке, установленном главой 47.1 УПК РФ.

Председательствующий                                                          Шабалина В.О.

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс»