Дело №33-2581/2019

Номер дела: 33-2581/2019

Дата начала: 11.03.2019

Суд: Саратовский областной суд

Судья: Филатова В.Ю.

Категория
Семейные споры / О расторжении брака супругов / О разделе совместно нажитого имущества
 

Определение

Судья Бондаренко В.Е.                              Дело № 33-2581

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

09 апреля 2019 года                           город Саратов

Судебная коллегия по гражданским делам Саратовского областного суда в составе:

председательствующего Грибалевой М.Н.,

судей Филатовой В.Ю., Песковой Ж.А.,

при секретаре Ефимовой Д.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Долженко Е.Ю. к Долженко Т.Н., Долженко А.С. об оспаривании брачного договора, признании его недействительным по апелляционным жалобам Долженко Т.Н., Долженко А.С. на решение Кировского районного суда города Саратова от 20 декабря 2018 года, которым исковые требования удовлетворены.

Заслушав доклад судьи Филатовой В.Ю., объяснения представителя Долженко Т.Н. – Головченко О.В., действующей на основании доверенности от 17 ноября 2018 года, представителей Долженко А.С. адвоката Степановой М.В., действующей на основании ордера № 708 от 09 апреля 2019 года и Рубиной Н.Е., действующей на основании доверенности от 24 сентября 2018 года, поддержавших доводы апелляционных жалоб, представителя Долженко Е.Ю. – Старосельцевой Т.Ю., действующей на основании доверенности от 21 августа 2018 года, возражавшей против удовлетворения доводов жалобы, обсудив доводы жалоб, исследовав материалы дела, судебная коллегия

установила:

Истец Долженко Е.Ю. обратилась в суд с иском к Долженко Т.Н., Долженко А.С. об оспаривании брачного договора, признании его недействительным.

Исковые требования обоснованы тем, что 14 октября 2013 года между Греченковой Е.Ю. (изменившей фамилию в связи с вступлением в брак на Долженко) и Д.С.В. в связи с договоренностью о вступлении в зарегистрированный брак, был заключен брачный договор.

Согласно условиям брачного договора, все имущество супругов, нажитое в период брака, будет являться раздельной собственностью того из супругов, на имя которого оно будет зарегистрировано по правоустанавливающим документам.

18 октября 2003 года между истцом и Д,С.В. был заключен брак, в период брака родились трое детей: 30 марта 2004 года – сын Д,В.С.., 21 ноября 2007 года – дочь Д.Е.С. 29 июня 2017 года – сын Д.Д.С. 31 июля 2018 года супруг истца – Д.С.В. умер.

В период брака супруги приобрели имущество: 04 апреля 2005 года – жилой дом с хозяйственными и бытовыми строениями и сооружениями, площадью 75,3 кв.м на земельном участке 1500 кв.м и 343 кв.м, стоимость которого в настоящее время с учетом улучшений составляет 5000000 руб. 13 мая 2009 года приобретен катер с мотором Nikol, стоимостью 500000 руб. 21 ноября 2017 года – автомобиль Тойота, рыночной стоимостью 2500000 руб. Указанное имущество оформлено на Д.С.В. На истца не оформлено никакого имущества, нажитого в период брака, кроме совместной собственности с супругом в двухкомнатной квартире, приобретенной 25 октября 2010 года с использованием кредитных средств и материнского капитала, поскольку было дано обязательство, удостоверенное нотариусом 28 октября 2010 года, по условиям которого обязательным условием оформления жилого помещения в собственность является оформление в общую собственность супругов и детей с определением долей по соглашению.

Ссылаясь на положения ст. ст. 42, 44 Семейного кодекса РФ, указывает о нарушении своих прав условиями брачного договора, поскольку истец после смерти супруга оказалась лишена прав практически на все совместно нажитое супругами имущество и поставлена в крайне неблагоприятное положение, так как доли в общем имуществе супругов явно и существенно непропорциональны.

Истец с учетом уточнений просила суд признать недействительным пункт 2 брачного договора от 14 октября 2003 года, заключенного между Д.С.В. и Греченковой (после замужества Долженко) Е.Ю.

Решением Кировского районного суда города Саратова от 20 декабря 2018 года признан недействительным пункт 2 брачного договора от 14 октября 2003 года, заключенного между Д.С.В. и Греченковой (после замужества) Долженко Е.Ю. в части раздельного оформления имущества в собственность каждого из супругов.

В апелляционной жалобе Долженко Т.Н. просит решение суда отменить по тем основаниям, что вывод суда первой инстанции о том, что условия брачного договора ставят истца в крайне неблагоприятное положение, является незаконным, учитывая, что данный договор истец заключила добровольно, выразила свое волеизъявление, приняла на себя все права и обязанности, определенные договором, с учетом совокупности совместно нажитого имущества, его функционального назначения, возможности использования в будущем. Полагает, что заявленные истцом основания не ставят истца в крайне неблагоприятное положение, которое является оценочным. Кроме того, заключенный договор не лишает истца и детей права на владение и пользование имуществом.

Долженко А.С. в апелляционной жалобе просит решение суда отменить, принять по делу новое решение об отказе в удовлетворении заявленных требований. Обосновывая доводы жалобы, анализируя нормы материального права, считает, что целью оспаривания брачного договора является уменьшение долей в наследстве сына наследодателя от первого брака и матери умершего. Считает, что истцом пропущен срок исковой давности на оспаривание сделки.

Истец Долженко Е.Ю., ответчики Долженко А.С, Долженко Т.Н., третьи лица нотариус Балабанова Г.В., представитель сектора опеки и попечительства администрации Кировского района города Саратова в судебное заседание судебной коллегии не явились, извещены о времени и месте рассмотрения дела надлежащим образом, об отложении рассмотрения дела ходатайств в апелляционную инстанцию не представили, в судебном заседании интересы истца и ответчиков представляли представители, от ответчика Долженко А.С. и представителя сектора опеки и попечительства поступили письменные заявления о рассмотрении дела в их отсутствие. При указанных обстоятельствах, исходя из положений ст. 167 ГПК РФ, судебная коллегия рассмотрела дело в отсутствие неявившихся лиц.

Проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции по доводам, изложенным в апелляционных жалобах (ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ), судебная коллегия считает, что оснований для отмены вынесенного судебного постановления не имеется, поскольку при разрешении спора судом первой инстанции правильно применены нормы материального и процессуального права, определены обстоятельства, имеющие значение для дела, выводы в судебном решении мотивированы.

Как установлено судом первой инстанции и следует из материалов дела, в связи с договоренностью о вступлении в зарегистрированный брак, 14 октября 2013 года между Греченковой Е.Ю. (изменившей фамилию в связи с вступлением в брак на Долженко) и Д.С.В.., был заключен брачный договор.

В соответствии с п. 2 брачного договора, все имущество супругов, нажитое в период брака, будет являться раздельной собственностью того из супругов, на имя которого оно будет зарегистрировано по правоустанавливающим документам.

18 октября 2003 года между истцом и Д.С.В. отделом ЗАГС по Ленинскому району города Саратова был зарегистрирован брак, что подтверждается свидетельством о заключении брака, серия I-РУ № 611432.

В период брака у Д.С.В. и Долженко Е.Ю. родились дети: 30 марта 2004 года – сын Д.В.С. 21 ноября 2007 года – дочь Д.Е.С. 29 июня 2017 года – сын Д.Д.С.

31 июля 2018 года супруг истца – Д.С,В. умер.

Судом установлено, что супругами в период брака приобретено имущество, право собственности на которое зарегистрировано за Д.С.В. а именно: 04 апреля 2005 года приобретен жилой дом с хозяйственными и бытовыми строениями и сооружениями, площадью 75,3 кв.м на земельном участке 1500 кв.м и 343 кв.м, 13 мая 2009 года приобретен катер с мотором Nikol и 21 ноября 2017 года – автомобиль Тойота.

Кроме того, 25 октября 2010 года в общую совместную собственность супругов приобретена двухкомнатная квартира, расположенная по адресу: <адрес>

Исковые требования о признании брачного договора в части недействительным обоснованы тем, что условия договора, предусматривающего то, что все имущество и любое другое имущество, которое будет нажито в период брака будет являться раздельной собственностью того из супругов на имя которого оно будет зарегистрировано по документам, нарушают права истца на долю супруги в имуществе, ставят в крайне неблагоприятное положение и противоречат началам семейного законодательства.

Разрешая заявленные требования, суд первой инстанции, исследовав и надлежащим образом оценив представленные в материалы дела доказательства (ст. 67 ГПК РФ), руководствуясь положениями ст. ст. 33, 40, 42, 44 Семейного кодекса РФ, учитывая нахождении на иждивении истца троих несовершеннолетних детей, исходил из того, что условия брачного договора ставят Долженко Е.Ю. в крайне неблагоприятное положение, поскольку после смерти супруга истец лишается супружеской доли в имуществе, приобретенном в браке, в связи с чем пришел к правильному выводу о признании договора в части недействительным.

Судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции, поскольку они основаны на законе, соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным судом и представленным доказательствам, принимая во внимание, что условия брачного договора в оспариваемой части поставили истца в крайне неблагоприятное положение, поскольку он лишается всего совместно нажитого имущества, тогда как реализация супругами права по определению режима имущества и распоряжения общим имуществом путем заключения брачного договора не должна ставить одного из супругов в крайне неблагоприятное положение, например вследствие существенной непропорциональности долей в общем имуществе либо лишения одного из супругов полностью права на имущество, нажитое в период брака.

Доводы апелляционной жалобы Долженко А.С. о пропуске срока исковой давности основаны на ошибочном толковании норм материального права, регулирующих вопросы применения срока исковой давности.

В соответствии с п. 1 ст. 9 СК РФ на требования, вытекающие из семейных отношений, исковая давность не распространяется, за исключением случаев, если срок для защиты нарушенного права установлен названным Кодексом.

Семейным кодексом РФ срок исковой давности для требований об оспаривании брачного договора не установлен.

Однако по своей правовой природе брачный договор является разновидностью двусторонней сделки, но имеющей свою специфику, обусловленную основными началами (принципами) семейного законодательства. Поскольку для требований супруга по п. 2 ст. 44 СК РФ о признании брачного договора недействительным этим Кодексом срок исковой давности не установлен, то к такому требованию супруга исходя из положений ст. 4 СК РФ в целях стабильности и правовой определенности гражданского оборота применяется срок исковой давности, предусмотренный ст. 181 ГК РФ, по требованиям о признании сделки недействительной.

Согласно ст. 181 ГК РФ срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки.

Срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (п. 1 ст. 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной (п. 2).

Как следует из абз. 2 п. 15 постановления Пленума Верховного суда РФ от 05 ноября 1998 года № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака», если брачным договором изменен установленный законом режим совместной собственности, то суду при разрешении спора о разделе имущества супругов необходимо руководствоваться условиями такого договора. При этом следует иметь в виду, что в силу п. 3 ст. 42 Семейного кодекса РФ условия брачного договора о режиме совместного имущества, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение (например, один из супругов полностью лишается права собственности на имущество, нажитое супругами в период брака), могут быть признаны судом недействительными по требованию этого супруга.

Из изложенного следует, что при оспаривании супругом действительности брачного договора или его условий по основанию, предусмотренному п. 2 ст. 44 СК РФ, срок исковой давности следует исчислять с момента, когда этот супруг узнал или должен был узнать о том, что в результате реализации условий брачного договора он попал в крайне неблагоприятное имущественное положение. В данном случае такой момент совпадает со смертью супруга Д.С.В. - 31 июля 2018 года, в результате чего его супруга – Долженко Е.Ю. лишается права собственности на имущество, нажитое супругами в период брака.

Иные доводы апелляционных жалоб сводятся к другой оценке обстоятельств дела и представленных доказательств, повторяют доводы, которые были предметом судебного исследования, каждому доводу в решении дана соответствующая оценка, указаны мотивы и сделаны выводы, по которым данные доводы суд первой инстанции не принял, в связи с чем отсутствует необходимость в приведении в апелляционном определении таких мотивов.

Нарушений норм материального и процессуального права, которые привели или могли привести к неправильному разрешению данного дела, судом не допущено.

С учетом изложенного оснований для отмены или изменения решения суда первой инстанции не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 327, 327.1, 328, 329 ГПК РФ судебная коллегия,

определила:

решение Кировского районного суда города Саратова от 20 декабря 2018 года оставить без изменения, апелляционные жалобы Долженко Т.Н., Долженко А,С. – без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи:

Рейтинг@Mail.ru

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс»