Дело №4Г-957/2012

Номер дела: 4Г-957/2012

Дата начала: 03.09.2012

Суд: Верховный Суд Республики Коми

Судья: Головков В Л

Результат
ОТМЕНЕНО апелляционное ПОСТАНОВЛЕНИЕ с ОСТАВЛЕНИЕМ РЕШЕНИЯ БЕЗ ИЗМЕНЕНИЯ
 

Постановление

Судья Смолева И.В.

П О С Т А Н О В Л Е Н И Е СУДА КАССАЦИОННОЙ ИНСТАНЦИИ № № 44 г - 22 /2012

г. Сыктывкар 03 октября 2012 года

Президиум Верховного Суда Республики Коми в составе:

председательствующего Хамицевича А.К.,

членов Президиума Боковиковой Н.В., Семенчиной Л.А., Сажина А.В., Котлякова В.А., Кунторовского В.Р.,

по докладу судьи Головкова В.Л.,

рассмотрел на основании определения судьи Головкова В.Л. о передаче дела на рассмотрение в суд кассационной инстанции гражданское дело по кассационной жалобе Федеральной службы исполнения наказаний на определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Коми от 13 августа 2012 года.

Заслушав доклад судьи Головкова В.Л., объяснения представителя ФСИН России и ГУФСИН России по РК Клубет А.М., представителей ФКУ «Управление по конвоированию ГУФСИН по РК» Сорвачева И.В., Гаранжу С.А., Невингловского И.И., представителя истцов Виноградова А.В. и Васильева Д.Л. – Мезака Э.А., Президиум Верховного Суда Республики Коми

УСТАНОВИЛ:

Васильев Д.Л. и Виноградов А.В. обратились в суд с заявлением об оспаривании действий ФСИН России, ГУФСИН России по Республике Коми, ФКУ «Управление по конвоированию ГУФСИН России по Республике Коми», УФСИН России по Кировской области, ФКУ «Управление по конвоированию УФСИН России по Кировской области», ГУФСИН России по Свердловской области, УФСИН России по городу Москве, ФКУ «Управление по конвоированию УФСИН России по городу Москве», УФСИН России по Вологодской области, ФКУ «Управление по конвоированию УФСИН России по Вологодской области», УФСИН России по Архангельской области, связанных с их переводом в иные исправительные учреждения, этапированием.

В своем заявлении истцы просили признать, что осуществление ГУФСИН России по Республике Коми, ФКУ «Управление по конвоированию ГУФСИН России по Республике Коми», УФСИН России по Кировской области, ФКУ «Управление по конвоированию УФСИН России по Кировской области» этапирования Васильева Д.Л. из г. Микунь в г. Киров в ... года не отвечало требованиям ст. 3 Европейской конвенции по правам человека и статей 7 и 10 Международного пакта о гражданских и политических правах, что осуществление УФСИН России по Кировской области, ФКУ «Управление по конвоированию УФСИН России по Кировской области», УФСИН России по городу Москве, ФКУ «Управление по конвоированию УФСИН России по городу Москве» этапирования Васильева Д.Л. из г. Кирова в г. Екатеринбург в ... года не отвечало требованиям ст.3 Европейской конвенции по правам человека и статей 7 и 10 Международного пакта о гражданских и политических правах, что перевод Васильева Д.Л. из ФКУ ИК-31 ГУФСИН России по РК, расположенного в г.Микунь, в ФКУ ИК-54 ГУФСИН России по Свердловской области, расположенное в г.Новая Ляля Серовского района, осуществляемый ФСИН России, ГУФСИН России по Республике Коми, ГУФСИН России по Свердловской области для дальнейшего отбывания наказания в ФКУ ИК-54 ГУФСИН России по Свердловской области в ... года не отвечал требованиям ст.8 Европейской конвенции по правам человека, что осуществление ГУФСИН России по республике Коми, ФКУ «Управление по конвоированию ГУФСИН России по Республике Коми», УФСИН России по городу Москве, ФКУ «Управление по конвоированию УФСИН России по городу Москве» этапирования Виноградова А.В. из г. Сосногорск в г. Вологду в ... года не отвечало требованиям ст. 3 Европейской конвенции по правам человека и статей 7 и 10 Международного пакта о гражданских и политических правах, что осуществление УФСИН России по городу Москве, ФКУ «Управление по конвоированию УФСИН России по городу Москве», УФСИН России по Вологодской области, ФКУ «Управление по конвоированию УФСИН России по Вологодской области» этапирования Виноградова А.В. из г. Вологды в г. Архангельск в ... года не отвечало требованиям ст. 3 Европейской конвенции по правам человека и статей 7 и 10 Международного пакта о гражданских и политических правах, что перевод Виноградова А.В. из ФКУ ИК-31 ГУФСИН России по РК, расположенного в г.Микунь, в ФКУ ИК-19 УФСИН России по Архангельской области, расположенное в п.Междуреченск Пинежского района, осуществляемый ФСИН России, ГУФСИН России по Республике Коми, УФСИН России по Архангельской области в ... не отвечал требованиям ст.8 Европейской конвенции по правам человека.

Решением Сыктывкарского городского суда Республики Коми от 24 февраля 2012 года Васильеву Д.Л., Виноградову А.В. отказано в удовлетворении иска в полном объеме.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Коми от 13 августа 2012 года решение Сыктывкарского городского суда Республики Коми от 24 февраля 2012 года отменено в части отказа Васильеву Д.Л., Виноградову А.В. в удовлетворении иска об оспаривании действий ФКУ «УК ГУФСИН России по Республике Коми», ФКУ «УК УФСИН России по Кировской области», ФКУ «УК УФСИН России по городу Москве», ФКУ «УК УФСИН России по Вологодской области», ФКУ «УК УФСИН России по Архангельской области» по их этапированию.

Принято по делу в этой части новое решение, которым действия ФКУ «УК УФСИН России по Кировской области», ФКУ «УК ГУФСИН России по Республике Коми», ФКУ «УК УФСИН России по городу Москве», ФКУ «УК УФСИН России по Вологодской области», ФКУ «УК УФСИН России по Архангельской области» при этапировании Васильева Д.Л. и Виноградова А.В. признаны не соответствующими норме статьи 3 Европейской конвенции по правам человека и статье 7 Международного пакта о гражданских и политический правах.

В остальной части решение Сыктывкарского городского суда Республики Коми от 24 февраля 2012 года оставлено без изменения.

В кассационной жалобе, поступившей в Верховный Суд Республики Коми 24 августа 2012 года, заявитель просит отменить вынесенное по делу определение суда апелляционной инстанции в части отмены решения Сыктывкарского городского суда Республики Коми от 24.02.2012 г., как принятое с нарушением норм материального права.

Согласно ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Проверив материалы дела по доводам кассационной жалобы, Президиум находит состоявшееся по делу определение суда апелляционной инстанции подлежащим частичной отмене по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 17 Конституции РФ в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией. Основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения. Осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.

Статьей 15 Конституции РФ установлено, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы.

При разрешении споров суды руководствуются не только нормами российского законодательства, но и в силу ст. 1 Федерального закона от 30.03.1998 № 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней» учитывают правовые позиции Европейского Суда по правам человека, выраженные в его постановлениях и касающиеся вопросов толкования и применения данной Конвенции.

В рассматриваемом деле основным доводом заявителей является утверждение о несоответствии площади, приходящейся на каждого этапируемого в камерах специальных транспортных средств, нормальным условиям пребывания, что в условиях длительного передвижения нарушало их права. Данные нарушения, по мнению заявителей, следует квалифицировать как нарушение ст.3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и ст.7 Международного пакта о гражданских и политических правах, запрещающих применение пыток, жестокого, бесчеловечного и унижающего достоинство обращения и наказания.

В соответствии со статьей 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию.

Аналогичные нормы содержатся и в статье 7 Международного пакта от 16.12.1966 «О гражданских и политических правах».

Постановления Европейского Суда по правам человека не содержат международно-правовые нормы, однако такие судебные акты создают практику толкования положений, содержащихся в Конвенции о защите прав человека и основных свобод и иных международных правовых актов. В свою очередь, правильное толкование международных правовых актов необходимо для принятия судами законных и обоснованных решений.

Таким образом, для правильного применения положений Конвенции и иных норм международного права важно руководствоваться не только их содержанием, но и практикой их применения Европейским Судом по правам человека.

Так, согласно сформировавшейся правовой позиции Европейского суда по правам человека, к «бесчеловечному обращению» относятся случаи, когда такое обращение, как правило, носит преднамеренный характер, имеет место на протяжении нескольких часов или когда в результате такого обращения человеку были причинены реальный физический вред либо глубокие физические или психические страдания. Унижающим достоинство обращением признается, в частности, такое обращение, которое вызывает у лица чувство страха, тревоги и собственной неполноценности. Лицу не должны причиняться лишения и страдания в более высокой степени, чем тот уровень страданий, который неизбежен при лишении свободы, а здоровье и благополучие лица должны быть гарантированы с учетом практических требований режима содержания. Оценка указанного уровня осуществляется в зависимости от конкретных обстоятельств, в частности от продолжительности неправомерного обращения с человеком, характера физических и психических последствий такого обращения. В некоторых случаях принимаются во внимание пол, возраст и состояние здоровья лица, которое подверглось бесчеловечному или унижающему достоинство обращению.

В этой связи, в постановлениях Европейского Суда по правам человека от 08.11.2005 по делу «Худоеров против Российской Федерации» и от 19.06.2008 по делу «Гулиев против Российской Федерации» суд подчеркнул, что оценка минимального уровня суровости при обращении с потерпевшим относительна и зависит от всех обстоятельств дела. Договаривающееся Государство должно обеспечить содержание лица под стражей в таких условиях, в которых бы уважалось его человеческое достоинство, такими способами и методами, при которых лицо не терпит душевных страданий и лишений, превышающих неизбежный уровень страданий при заключении.

В данном случае суд первой инстанции, исследовав представленные сторонами доказательства, пришел к выводу об отсутствии оснований для признания действий органов уголовно-исполнительной системы нарушающими положения ст.3 Конвенции и ст.7 Международного пакта.

Суд апелляционной инстанции пришел к иным выводам и применил в рассматриваемом деле положения ст.3 Конвенции и ст.7 Международного пакта, основываясь при этом на правовой позиции Европейского Суда по правам человека, изложенной в постановлении по делу «Худоеров против Российской Федерации».

Между тем, примененное судебной коллегией толкование понятия «бесчеловечное обращение» противоречит толкованию, которое дается в правоприменительной практике Европейского Суда по правам человека, в том числе и в постановлении, на которое судебная коллегия ссылается в обоснование своей позиции.

Так, в приведенном постановлении Европейский Суд по правам человека установил, что заявителя во время содержания под стражей подвергали конвоированию 205 раз, при этом в эти дни его не кормили, не предоставляли возможность выйти на прогулку на свежем воздухе, несколько раз заявитель пропускал банный день. Оценивая условия конвоирования заявителя, Суд посчитал неприемлемым его пребывание вместе с другим заключенным в индивидуальном отделении с одним сиденьем, одновременно указав, что «в настоящем деле индивидуальные отделения тюремного вагона (площадью один кв.м) не нарушали бы нормы СРТ, если бы не нарушалась расчетная вместимость, если бы они были достаточно освещены, вентилировались и обогревались и если бы были оснащены сидениями и приспособлениями, предотвращающими потерю равновесия заключенными во время движения автомобиля». Исходя из установленных обстоятельств вышеуказанного дела, Европейский Суд признал, что обращение, которому заявитель подвергался во время перевозки его во Владимирский областной суд и обратно, превышало минимальный уровень суровости, и, следовательно, имело место нарушение статьи 3 Конвенции.

Из содержания указанного Постановления Европейского Суда по правам человека, равно как и из содержания иных его судебных актов, следует, что Суд при оценке обстоятельств, характеризующих обращение с потерпевшими, принимает во внимание всю совокупность факторов, воздействовавших на заявителей: помимо занимаемой площади оценивается превышение проектной вместимости транспортного средства, освещенность, вентиляция, отопление, частота и продолжительность перевозок, преднамеренное лишение сна, недостаточность питания, а также воздействие данных факторов на здоровье и психическое состояние заявителей.

В данном случае суд апелляционной инстанции ограничился лишь констатацией размера приходящейся на заявителей площади, не приняв во внимание всю совокупность приведенных в Постановлениях Европейского Суда обстоятельств, имеющих актуальное значение для применения положений Конвенции, которые позволили бы признать нарушение прав заявителей.

Такой подход не согласуется с предложенным Европейским судом в приведенных Постановлениях толкованием положений ст.3 Конвенции и свидетельствует о неправильном применении норм материального права.

Более того, из практики Европейского Суда по правам (Постановление ЕСПЧ от 26.06.2008 по делу «Селезнев против Российской Федерации», Постановление ЕСПЧ от 30.07.2009 по делу «Алехин против Российской Федерации») следует, что Европейский суд признавал приемлемой перевозку осужденных и лиц, заключенных под стражу, по норме вместимости, установленной техническими требованиями и нормативными документами для отечественных специальных транспортных средств.

С учетом этого, применение в настоящем деле в качестве основания для удовлетворения заявленных требований правовой позиции Европейского Суда по правам человека, выраженной по делу «Худоеров против Российской Федерации», нельзя признать правильным.

В то же время судом апелляционной инстанции необоснованно не учтены те обстоятельства, что, согласно материалам дела, перевозка заявителей осуществлялась при соблюдении требований к номинальной вместимости специального транспорта, установленными Инструкцией по служебной деятельности специальных подразделений уголовно-исполнительной системы по конвоированию, утверждённой приказом Министерства юстиции РФ и Министерства внутренних дел РФ от 24.05.2006г. № 199дсп/369/дсп, и техническими характеристиками транспортных средств. При этом установлено, что в техническом отношении спецвагоны и спецавтомобили были исправны и надлежащим образом оборудованы. Обстоятельств, свидетельствующих о том, что заключенным при перевозке не были обеспечены необходимые материально-бытовые и санитарно-гигиенические условия, а также о том, что в связи с условиями этапирования заявителям причинен реальный физический вред либо глубокие физические или психические страдания, по делу не установлено, заявители и их представитель в ходе производства по делу на них не ссылались.

Кроме того, принимая решение о частичном удовлетворении заявленных требований, суд апелляционной инстанции не принял во внимание выводы вступившего в законную силу решения Верховного Суда РФ от 13.10.2011 г., которым была дана правовая оценка соответствия Инструкции по служебной деятельности специальных подразделений уголовно-исполнительной системы по конвоированию, утвержденной приказом Министерства юстиции Российской Федерации и Министерства внутренних дел Российской Федерации от 24.05.2006 г. № 199дсп/369дсп, нормам международного права, федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу.

Указанным решением в удовлетворении заявления ФИО. о признании недействующим абзаца первого пункта 167 Инструкции по служебной деятельности специальных подразделений уголовно-исполнительной системы по конвоированию, утверждённой приказом Министерства юстиции РФ и Министерства внутренних дел РФ от 24 мая 2006 года № 199дсп/369/дсп, нормы посадки осужденных и лиц, содержащихся под стражей, в спецвагон и спецавтомобиль признаны не противоречащими Конституции РФ и Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Таким образом, выводы суда первой инстанции об отсутствии оснований для признания незаконными действий органов системы исполнения уголовных наказаний являются правильными, и, поскольку судом апелляционной инстанции допущено неверное применение как норм международного права, так и нормативно-правовых актов Российской Федерации, равно как и дано неверное толкование положений ст. 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и статьи 7 Международного пакта о гражданских и политических правах, применительно к совокупности установленных по делу фактов, нельзя признать обоснованным апелляционное определение, которым отменено решение Сыктывкарского городского суда Республики Коми от 24.02.2012 г. в той части, в которой Васильеву Д.Л. и Виноградову А.В. отказано в иске о признании действий органов исполнения наказания по этапированию заявителей, не соответствующими положениям статьи 3 Европейской конвенции по правам человека и статьи 7 Международного пакта о гражданских и политических правах.

Вышеперечисленные нарушения норм материального права, допущенные судом апелляционной инстанции, являются существенными, они повлияли на окончательный исход дела и привели к судебной ошибке, без устранения которой невозможно достичь восстановления нарушенных и защищаемых законом публичных интересов, а потому в силу ст.387 ГПК РФ являются основанием к отмене в кассационном порядке апелляционного определения от 13.08.2012 г. в части, в которой действия ФКУ «УК УФСИН России по Кировской области», ФКУ «УК ГУФСИН России по Республике Коми», ФКУ «УК УФСИН России по городу Москве», ФКУ «УК УФСИН России по Вологодской области», ФКУ «УК УФСИН России по Архангельской области» при этапировании Васильева Д.Л. и Виноградова А.В. признаны не соответствующими норме статьи 3 Европейской конвенции по правам человека и статье 7 Международного пакта о гражданских и политических правах.

Учитывая, что фактические обстоятельства дела судом установлены полно, и по делу не требуется исследования новых доказательств, при этом отсутствует процессуальная необходимость для передачи дела на новое рассмотрение, Президиум, отменяя определение суда апелляционной инстанции в части признания действий ФКУ «УК УФСИН России по Кировской области», ФКУ «УК ГУФСИН России по Республике Коми», ФКУ «УК УФСИН России по городу Москве», ФКУ «УК УФСИН России по Вологодской области», ФКУ «УК УФСИН России по Архангельской области» при этапировании Васильева Д.Л. и Виноградова А.В. не соответствующими норме статьи 3 Европейской конвенции по правам человека и статье 7 Международного пакта о гражданских и политических правах, считает возможным вынести по делу новое судебное постановление об оставлении решения Сыктывкарского городского суда Республики Коми от 24.02.2012 г. в указанной части без изменения.

На основании изложенного, руководствуясь ст.390 ГПК РФ, Президиум Верховного Суда Республики Коми

ПОСТАНОВИЛ:

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Коми от 13.08.2012 г., в части решения, которым действия ФКУ «УК УФСИН России по Кировской области», ФКУ «УК ГУФСИН России по Республике Коми», ФКУ «УК УФСИН России по городу Москве», ФКУ «УК УФСИН России по Вологодской области», ФКУ «УК УФСИН России по Архангельской области» при этапировании Васильева Д.Л. и Виноградова А.В. признаны не соответствующими норме статьи 3 Европейской конвенции по правам человека и статье 7 Международного пакта о гражданских и политических правах, отменить, и принять в этой части новое постановление: Решение Сыктывкарского городского суда Республики Коми от 24 февраля 2012 года об отказе в удовлетворении в указанной части требований Васильева Д. Л. и Виноградова А.В. оставить без изменения.

Председательствующий:

Рейтинг@Mail.ru

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс»