Дело №22-8036/2013

Номер дела: 22-8036/2013

Дата начала: 09.10.2013

Суд: Пермский краевой суд

Судья: Кодочигов Сергей Леонидович

Категория
1 - Дело с обвинительным актом / постановлением
Результат
ВЫНЕСЕНО РЕШЕНИЕ (ОПРЕДЕЛЕНИЕ)
 

Определения

Судья Вяткин Д.В. Дело №22-8036

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г.Пермь 26 ноября 2013 года

Судебная коллегия по уголовным делам Пермского краевого суда в составе:

председательствующего - судьи Кодочигова С.Л.,

судей Евстюниной Н.В., Трубниковой Л.В.,

с участием: прокуроров Тупицына Д.А., Казаринова В.В.,

осужденных Дербенева С.Е., Дербенева И.С, Рослякова Д.Е.,

адвокатов Зверевой Т.Н., Маценко В,В., Обухова В.А., Постаногова М.В., Сивкова В.Н., Сулимовой О.В., Райдер М.В., Чирковой Л.К., Мымрина Н.А., потерпевших Б., Б1., Г1., И., К., К1., М., М15., С., С1., С2., Л4., В., Р., С3., П., С4., Н1., Ч., Л., Л1., З.,

представителя потерпевшего К2. - Ш.,

представителя гражданского ответчика в лице Министерства финансов Российской Федерации и Управления Федерального казначейства по Пермскому краю М1. по доверенности,

при секретаре Шишкиной П.О.,

рассмотрела в открытом судебном заседании с использованием системы видеоконференц-связи апелляционные жалобы и дополнения к ним осужденного Рослякова Д.Е. и адвоката Шильниковой Л.М., осужденного Дербенева И.С. и адвоката Зверевой Т.Н., осужденного Феткулова О.Н. и адвоката Чирковой Л.К., осужденного Дербенева С.Е. и адвоката Обухова В.А., адвоката Сулимовой О.В. в защиту осужденного Зака A.M., адвоката Постаногова М.В. в защиту осужденного Мухутдинова В.Г., адвоката Маценко В.В. в защиту осужденной Ефремовой С.П., потерпевших Г., Л2., Г1., М2., Б., Е., М3., М5., Ф., Ш1., Б2. на приговор Ленинского районного суда г. Перми от 22 апреля 2013 года, которым

Зак А.М., дата рождения, уроженец ****, не судимый,

осужден по ч. 3 ст. 238 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ) к 9 годам 10 месяцам лишения свободы в исправительной колонии общего режима;

Ефремова С.П., дата рождения, уроженка ****, не судимая,

осуждена по ч. 3 ст. 238 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ) к 4 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима;

Феткулов О.Н., дата рождения, уроженец ****, не судимый,

осужден по ч. 3 ст. 238 УК РФ (в редакции Федерального закона от дата № 26-ФЗ) к 6 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима;

Дербенев С.Е., дата рождения, уроженец ****, не судимый,

осужден по ст. 218 УК РФ (в редакции Федерального закона от дата № 162-ФЗ) к 5 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима, с лишением права заниматься деятельностью, связанной с производством, оборотом, использованием пиротехнических средств и созданием пиротехнических эффектов на срок 3 года. Время содержания под стражей в период с 5 декабря 2009 года по 5 июня 2010 года зачтено в срок лишения свободы;

Дербенев И.С., дата рождения, уроженец ****, не судимый,

осужден по ст. 218 УК РФ (в редакции Федерального закона от дата № 162-ФЗ) к 4 годам 10 месяцам лишения свободы в исправительной колонии общего режима, с лишением права заниматься деятельностью, связанной с производством, оборотом и использованием пиротехнических средств и созданием пиротехнических эффектов на срок 3 года. Время содержания под стражей в период с 8 апреля 2010 года по 1 марта 2011 года зачтено в срок лишения свободы;

Росляков Д.Е., дата рождения, уроженец ****, не судимый,

осужден по ч. 3 ст. 293 УК РФ (в редакции Федерального закона РФ от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ) к 5 годам лишения свободы с лишением права занимать должности на государственной службе и в органах местного самоуправления, связанные с осуществлением функций представителя власти, а также связанные с организационно-распорядительными и административно-хозяйственными функциями сроком на 3 года, с отбыванием наказания в колонии-поселении, с зачетом в срок отбытия наказания времени содержания под стражей в период с 29 марта 2010 года по 1 марта 2011 год с исчислением срока наказания со дня прибытия в колонию-поселение.

Постановлено следовать к месту отбывания наказания за счет государства самостоятельно в порядке, предусмотренном ч.ч. 1 и 2 ст. 75 УИКРФ.

Время следования осужденного к месту отбывания наказания в соответствии с предписанием, предусмотренным ч. 1 ст. 75.1 УИК РФ подлежит зачету в срок отбывания наказания;

Мухутдинов В.Г., дата рождения, уроженец ****, не судимый,

осужден по ч. 1 ст. 285 УК РФ (в редакций Федерального закона РФ от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ) (по преступлению, связанному с выдачей ООО «***» заключения ГПН от 16 марта 2006 года на объект - кафе (ночной клуб, ресторан) «Хромая лошадь» по адресу: ****) к наказанию в виде штрафа в размере 80 000 рублей, в соответствии с ч. 3 ст. 47 УК РФ с лишением права занимать должности на государственной службе и в органах местного самоуправления, связанные с осуществлением функций представителя власти, а также связанные с организационно-распорядительными и административно-хозяйственными функциями, сроком на 3 года.

В силу ч. 5 ст. 72 УК РФ, учитывая срок содержания под стражей с 11 декабря 2009 года по 23 августа 2011 года назначенное наказание в виде штрафа смягчено до 70 000 рублей, в соответствии с ч. 3 ст. 47 УК РФ с лишением права занимать должности на государственной службе и в органах местного самоуправления, связанные с осуществлением функций представителя власти, а также связанные с организационно-распорядительными и административно-хозяйственными функциями сроком на 3 года.

От назначенного наказания освобожден на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, в соответствии с ч. 8 ст. 302, ч. 3 ст. 308 УПК РФ;

он же осужден по ч. 1 ст. 285 УК РФ (в редакции Федерального закона РФ от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ) (по преступлению, связанному с выдачей ООО «***» заключения ГПН от 4 сентября 2007 года на объект -магазин «***» по адресу: ****) к наказанию в виде штрафа в размере 80 000 рублей, в соответствии с ч. 3 ст. 47 УК РФ с лишением права занимать должности на государственной службе и в органах местного самоуправления, связанные с осуществлением функций представителя власти, а также связанные с организационно-распорядительными и административно-хозяйственными функциями, сроком на 3 года.

В силу ч. 5 ст. 72 УК РФ, учитывая срок содержания под стражей с 11 декабря 2009 года по 23 августа 2011 года, назначенное наказание в виде штрафа смягчено до 70 000 рублей, в соответствии с ч. 3 ст. 47 УК РФ с лишением права занимать должности на государственной службе и в органах местного самоуправления, связанные с осуществлением функций представителя власти, а также связанные с организационно-распорядительными и административно-хозяйственными функциями сроком на 3 года;

Прокопьева Н.А., дата рождения, уроженка ****, несудимая,

осуждена по ч. 3 ст. 293 УК РФ (в редакции Федерального закона РФ от 8 апреля 2008 года № 43-ФЗ) к 4 годам лишения свободы с лишением права занимать должности на государственной службе и в органах местного самоуправления, связанные с осуществлением функций представителя власти, а также связанные с организационно-распорядительными и административно-хозяйственными функциями, сроком на 3 года, с отбыванием в колонии-поселении, с исчислением срока наказания со дня прибытия в колонию-поселение.

Постановлено следовать к месту отбывания наказания за счет государства самостоятельно в порядке, предусмотренном ч.ч. 1 и 2 ст. 15 УИКРФ.

Время следования осужденной к месту отбывания наказания в соответствии с предписанием, предусмотренным ч. 1 ст. 75.1 УИК РФ подлежит зачету в срок отбывания наказания.

Производство по уголовному делу в отношении Прокопьевой Н.А. рассмотрено в апелляционном порядке в соответствии с ч. 2 ст. 389 19 УПК РФ.

Приговором разрешены вопросы: по гражданским искам, об обращении взыскания на имущество осужденных подвергнутое аресту, процессуальным издержкам, вещественным доказательствам.

Заслушав доклад судей Кодочигова С.Л., Евстюниной Н.В., Трубниковой Л.В., изложивших содержание приговора, доводы апелляционных жалоб и возражений на них, пояснения осужденных Дербенева С.Е., Дербенева И.С., Рослякова Д.Е., выступления адвокатов Зверевой Т.Н., Маценко В.В., Обухова В.А., Постаногова М.В., Сулимовой О.В., Чирковой Л.К., потерпевших Б., П., К1., Л4., Ч. в поддержание изложенных в жалобах доводов, мнение представителя гражданского ответчика в лице Министерства финансов Российской Федерации - М1. и прокуроров Тупицына Д.А., Казаринова В.В. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

По приговору суда Зак A.M., Ефремова С.П., Феткулов О.Н. признаны виновными в оказании услуг в кафе (ночном клубе) «Хромая лошадь», не отвечающих требованиям безопасности жизни и здоровья потребителей; Росляков Д.Е. и Прокопьева Н.А. в халатности, допущенной ими как сотрудниками Государственного пожарного надзора при проверке кафе; Дербенев С.Е. и Дербенев И.С. в нарушении правил использования пиротехнических изделий при проведении шоу-программы в помещении кафе; Мухутдинов В.Г. в злоупотреблении должностными полномочиями.

При этом суд установил, что в 2001 году собственники ООО ***», среди которых был Зак A.M., приняли решение о реконструкции занимаемой предприятием по договору аренды с Департаментом имущественных отношений Пермской области и ФГКЭУ «***» части встроено-пристроенных помещений, расположенных по адресу: ****, под кафе (ночной клуб) «Хромая лошадь» с устройством отдельного входа.

В 2003 - 2004 годах, в ходе произведенной с участием Зака A.M. и Ефремовой С.П. самовольной реконструкции и перепланировки помещений кафе «Хромая лошадь», были допущены конструктивные, объемно-планировочные и инженерно-технические изменения помещений, без проекта, разработанного в соответствии с действующими нормами и утвержденного в установленном порядке, что повлекло за собой несоблюдение требований пожарной безопасности, которые в результате халатного отношения к своим должностным обязанностям не были выявлены инспекторами Государственного пожарного надзора Росляковым Д.Е., а затем Прокопьевой Н.А., которые должны были осуществлять государственный пожарный надзор за объектами, расположенными на закрепленной территории, в частности при проведении ими проверок соблюдения требований пожарной безопасности в ночном клубе «Хромая лошадь».

Мухутдинов В.Г., являясь начальником 9 отряда государственной противопожарной службы, выполняя обязанности по надзору за противопожарным состоянием объектов, находящихся в Ленинском районе г. Перми и зная, что помещение кафе «Хромая лошадь», самовольно, без какого-либо согласования, в том числе с органами государственного пожарного надзора, реконструировано и осуществлена перепланировка помещений кафе, преследуя корыстную и иную личную заинтересованность, изготовил и подписал заключение о возможности получения лицензии на розничную продажу в кафе «Хромая лошадь» алкогольной продукции, что позволило привлечь большое количество посетителей.

Арт-директор ночного клуба Феткулов О.Н., по согласованию с Заком A.M. и Ефремовой С.П., привлек к участию в мероприятиях по празднованию дня рождения клуба Дербенева С.Е. и Дербенева И.С, которые являясь аттестованными пиротехниками зная о запрещении применения в помещении при массовом пребывании людей пиротехнических изделий, с целью получения за оказываемые услуги материального вознаграждения установили такие изделия, а затем 5 декабря 2009 года в ходе шоу-программы Дербенев И.С запустил их в помещении ночного клуба «Хромая лошадь», что послужило причиной пожара, в результате которого от отравления продуктами горения и ожогов, погибли 156 человек, 65 лиц получили повреждения, квалифицирующиеся, как тяжкий вред здоровью, 8 лицам был

причинен вред здоровью средней тяжести, 7 лицам был причинен легкий вред здоровью. Телесные повреждения, не повлекшие кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты трудоспособности получили 3 человека.

Определяя роль и действия каждого из осужденных суд установил, что Зак A.M., являясь собственником и руководителем кафе «Хромая лошадь», осуществляющий общее руководство деятельностью кафе, Ефремова С.П. выполняющая функции директора кафе «Хромая лошадь» и осуществляющая организационно-распорядительные и административно-хозяйственные функции, с декабря 2001 года группой лиц по предварительному сговору и Феткулов О.Н. - арт-директор кафе, осуществляющий организационно-распорядительные и административно- хозяйственные функции, связанные с организацией и проведением развлекательных программ, присоединившийся к Заку А.С. и Ефремовой С.П. в январе 2009 года, распределив роли, оказывали в кафе «Хромая лошадь» по адресу: **** услуги общественного питания и культурно-зрелищные услуги, не отвечающие требованиям безопасности жизни и здоровья потребителей (посетителей кафе).

При этом Зак A.M., при совершении преступления, являясь фактическим собственником и руководителем кафе «Хромая лошадь», функционирующего на основании договоров простого товарищества, доверительного управления, осуществлявшего оказание услуг с 2006 года формально от имени ООО «***» и ИП Д., руководил всем процессом совершения преступления на протяжении длительного периода времени, инвестировал свои денежные средства в работу указанного кафе, определял основные направления деятельности и организации его работы, принимал решения о приеме на работу и увольнении основных работников, обеспечивал согласование и получение необходимых документов в надзорных и контрольных органах для организации деятельности кафе, принимал решение о приглашении артистов из-за рубежа и получал 47,5% прибыли от деятельности кафе.

Ефремова С.П., являясь фактически директором кафе, подчинялась Заку A.M., обеспечивала производственную деятельность кафе, связанную с оказанием услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни и здоровья потребителей, и передачу полученных денежных средств от его деятельности Заку A.M. и другим лицам. Одновременно она являлась учредителем и генеральным директором ООО «***», которое по договору доверительного управления занимало производственные помещения у ИП Т.

Феткулов О.Н., являясь арт-директором кафе с января 2009 года, обеспечивал организацию рекламы кафе «Хромая лошадь», шоу-программ и увеселительных мероприятий в кафе и с целью получения максимальной прибыли и привлечения большого количества посетителей, также организовал в г. Перми рекламу праздничного мероприятия - восьмилетия Дня рождения кафе «Хромая лошадь».

При этом, указанные лица зная, что в ходе рекламной кампании по приглашению посетителей на праздничное мероприятие с 4 на 5 декабря 2009 года, до круга лиц, которые посетят кафе «Хромая лошадь», не будет доведена информация в полном объеме об услуге, которая им будет оказана, в частности о включении в развлекательную программу пиротехнического шоу-фейерверка, которое будет проводиться в помещении, не отвечающем требованиям пожарной безопасности, организовали проведение такого мероприятия.

Дербенев С.Е. и Дербенев И.С., являясь аттестованными пиротехниками, прошедшими специальное обучение, обладая специальными познаниями в области использования пиротехнических изделий, а Дербенев С.Е., кроме того, руководителем компании, оказывающей услуги по использованию пиротехнических фейерверков, достоверно зная о том, что применение пиротехнических фонтанов, аналогичных фонтанам «Рио» и самодельных пиротехнических изделий - «вспышек», изготовленных из заряда дымного пороха, выстреливаемого из самодельных мортир, недопустимо в ввиду того, что пиротехническое изделие и устройство для отстрела не прошли сертификационных испытаний в соответствии с действующими нормативными документами, заведомо зная о недопустимости в соответствии с п. 50 Правил пожарной безопасности в Российской Федерации № 313 от 18 июня 2003 года применения в помещении при массовом пребывании людей пиротехнических изделий, а именно фейерверков и других световых пожароопасных эффектов, с целью получения за оказываемые услуги материального вознаграждения, легкомысленно относясь к последствиям нарушения запрета, согласились с предложением Феткулова О.Н. организовать в ночь на 5 декабря 2009 года в кафе «Хромая лошадь» специальные пиротехнические эффекты.

С этой целью 4 декабря 2009 года Дербенев С.Е. и Дербенев И.С доставили, установили и подготовили к использованию в помещении кафе «Хромая лошадь», расположенного по адресу: ****, пиротехническое оборудование и пиротехнические изделия: три пневмопушки «Conwin» с конфетти, два самодельных пиротехнических изделия - «вспышки» и пять пиротехнических фонтанов, которые по назначению, размерам, конструктивным особенностям, составу снаряжения аналогичны пиротехническим изделиям бытового назначения - огненным фонтанам «Рио», а также оборудование для инициации (запуска) указанных изделий.

5 декабря 2009 года, примерно в 1 час 5 минут, установленные в кафе пиротехнические изделия, в том числе пиротехнические фонтаны, аналогичные фонтанам «Рио» и установки со «вспышками» были приведены в действие Дербеневым И.С дистанционно, по радиоканалу, с использованием электровоспламенителей.

При этом применение пиротехнических изделий породило опасные факторы в виде пламени и разбрасываемых пожароопасных элементов с радиусом опасной зоны до пяти метров. Продукты горения дымного пороха в виде зарядов в мортирах - «вспышек», а также продукты горения

пиротехнических фонтанов при попадании на легковоспламеняемые материалы явились источником их воспламенения.

Допущенные Дербеневым С.Е. и Дербеневым И.С. нарушения правил использования пиротехнических изделий привели к тому, что 5 декабря 2009 года примерно в 1 час 8 минут в зале для посетителей кафе «Хромая лошадь» возник пожар, причиной которого явилось возгорание пенопласта, которым был покрыт потолок зала, от попавшей в него горячей частицы, выброшенной из сработавших пиротехнических устройств.

Росляков Д.Е., занимая должность старшего инспектора 9 отдела государственного пожарного надзора г. Перми по Ленинскому району, а Прокопьева Н.А. занимая должность инспектора 9 отдела государственного пожарного надзора г. Перми по Ленинскому району, в соответствии со своими должностными обязанностями, предусмотренными законодательными актами Российской Федерации, правовыми актами МЧС России, ГУ МЧС России по Пермскому краю, УГПН по Пермскому краю и 9 ОГПН г. Перми по Ленинскому району, были обязаны своевременно и в полной мере выявлять и пресекать нарушения Правил пожарной безопасности в Российской Федерации, с целью повышения состояния защищенности личности, имущества, общества и государства от пожаров и их последствий.

Однако Росляков Д.Е., в ходе проведенной в период с 22 января 2007 года по 23 января 2007 года плановой проверки объекта - кафе «Хромая лошадь» расположенного по адресу ****, а Прокопьева Н.А. в ходе проведенной в период с 3 по 4 декабря 2008 года плановой проверки этого же объекта, вследствие ненадлежащего исполнения своих должностных обязанностей по осуществлению государственного пожарного надзора за соблюдением требований пожарной безопасности, не выполнили в полном объеме требования при проведении плановых проверок, установленные п. 9 и подпунктами 1, 2, 8, 10 п. 16 Положения о государственном пожарном надзоре и не выявили всех представляющих уг­розу безопасности здоровью и жизни людей нарушений, пунктов 4, 16, 36, 38, 40, 42, 43, 50, 51 Правил пожарной безопасности, допущенных фактическими собственниками и руководителями указанного кафе.

Каждым из них также не были выявлены многочисленные нарушения требований нормативных актов по пожарной безопасности, в том числе по наполняемости, количеству посадочных мест, размерам и объемно-планировочным решениям помещений, эвакуационных путей и выходов, по использованию при отделочных работах в кафе сильно горючих, сильно дымообразующих и токсичных материалов, нарушения огнезащитной обработки имевшихся в кафе деревянных конструкций и тканей, то есть нарушения, которые имели место и на момент проведения каждым из них проверки.

Помимо этого Росляков Д.Е. и Прокопьева Н.А. вследствие ненадлежащего исполнения своих обязанностей по причине недобросовестного и небрежного отношения к службе не выявили в момент проведения ими проверок кафе «Хромая лошадь» нарушений требований пожарной безопасности, определенных п.п. 4.1, 4.3, 6.12, 7.8, 7.12 СНиП 21-01-97.

При наличии нарушений, Росляков Д.Е. и Прокопьева Н.А., достоверно зная о том, что им предоставлено в соответствии с должностными полномочиями право принятия мер для решения вопроса о прекращении или приостановлении деятельности кафе «Хромая лошадь», не предприняли предусмотренных законом мер для надлежащей проверки, устранения нарушений требований пожарной безопасности и приостановления деятельности кафе, проявив преступную небрежность по отношению к наступившим последствиям в результате пожара, произошедшего 5 декабря 2009 года в указанном кафе.

Допущенная халатность привела к не устранению нарушений требований пожарной безопасности в кафе «Хромая лошадь» и повлекла причинение в результате пожара тяжкого вреда здоровью людей и смерть двух и более лиц.

Мухутдинов В.Г., являясь начальником управления государственного пожарного надзора (главным государственным инспектором Пермской области по пожарному надзору) злоупотребил должностными полномочиями.

При этом он, действуя из иной личной заинтересованности, используя свои полномочия Главного государственного инспектора Пермской области по пожарному надзору вопреки интересам службы, умышленно не зарегистрировал заявление Ефремовой С.П. о выдаче заключения органа ГПН о соблюдении требований пожарной безопасности ООО «***» для получения лицензии на розничную продажу алкогольной продукции в помещении кафе «Хромая лошадь» в книге регистрации входящих документов управления государственного пожарного надзора по Пермской области, в территориальный отдел государственного пожарного надзора по месту нахождения данного кафе для рассмотрения по существу не направил, необходимых документов, подтверждающих соблюдение в кафе «Хромая лошадь» требований пожарной безопасности, умышленно не запросил и не изучил, проверку помещений кафе лично или через инспекторов государственного пожарного надзора, не провел, тем самым не выявил имевшие место в указанном кафе нарушения требований пожарной безопасности.

Несмотря на то, что заявление Ефремовой С.П. было подано 15 марта 2006 года, уже 16 марта 2006 года Главный государственный инспектор Пермской области по пожарному надзору Мухутдинов В.Г., находясь на своем рабочем месте в здании управления государственного пожарного надзора по Пермской области по адресу ****, действуя в нарушение ст. 6 Федерального закона РФ «О пожарной безопасности», п. 12 и п. 16 Положения о государственном пожарном надзоре, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 21 декабря 2004 года № 820, пунктов 4, 16, 34, 36, 38, 40, 42, 43, 50, 51 Правил пожарной безопасности в Российской Федерации, п. 13 Инструкции по организации и осуществлению государственного пожарного надзора в Российской Федерации, утвержденной

приказом МЧС РФ от 17 марта 2003 года № 132, п,п. 2.2, 2.4, 2.5, 2.8 «Рекомендаций о порядке подготовки и выдачи заключения ГПН о соблюдении на объектах соискателя лицензии требований пожарной безопасности», утвержденных приказом Главного управления МЧС Российской Федерации по Пермской области от 18 января 2005 года № 10, своей должностной инструкции, изготовил и подписал заключение № ** от 16 марта 2006 года «О соблюдении на объектах соискателя лицензии (сертификата) требований пожарной безопасности», в котором указал, что управлением государственного пожарного надзора Главного управления МЧС России по Пермской области 16 марта 2006 года проведена проверка объектов и рассмотрены материалы, характеризующие состояние пожарной безопасности объекта соискателя лицензии (сертификата) кафе «Хромая лошадь» ООО «***», расположенного по адресу ****.

Использование Мухутдиновым В.Г. своих служебных полномочий вопреки интересам службы повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан и организаций, а также охраняемых законом интересов общества и государства, выразившееся в нарушении конституционного права граждан на охрану здоровья, прав на защиту личности от пожара, на получение информации о фактах и обстоятельствах, создающих угрозу для их жизни и здоровья, в том числе о пожарной безопасности как о состоянии защищенности личности, имущества, общества и государства от пожаров, а также в подрыве авторитета и дискредитации органов государственного пожарного надзора МЧС России, уполномоченных на осуществление, в качестве основной задачи, деятельности по проверке соблюдения требований пожарной безопасности и принятие мер по результатам этой проверки.

Кроме того, Мухутдинов В.Г, признан виновным в том, что он, являясь начальником управления государственного пожарного надзора (главным государственным инспектором Пермского края по пожарному надзору), злоупотребил своими должностными полномочиями и при рассмотрении заявления одного из учредителей и директора ООО «***» М14., документов, подтверждающих соблюдение в магазине вина и сыра «***» («***») требований пожарной безопасности, в ООО «***» не запросил и не изучил.

При этом он, действуя из корыстной и иной личной заинтересованности, умышленно используя свои полномочия Главного государственного инспектора Пермского края по пожарному надзору вопреки интересам службы, заявление М14. в территориальный отдел государственного пожарного надзора по месту нахождения данного магазина для рассмотрения по существу не направил, проверку помещений магазина как непосредственно, так и через инспекторов государственного пожарного надзора не провел.

Между тем, в магазине вина и сыра «***» («***») имелись нарушения требований пожарной безопасности, установленные Правилами пожарной безопасности в Российской Федерации, утвержденными приказом

МЧС России № 313 от 18 июня 2003 года (п.п. 53, 52, 33), и Строительными нормами и правилами (п. 6.16, п. 6.10, п. 6.28, п. 6.27 СНиП 21-01-97 и п. 1.85 СНиП 2.08.02-89).

При наличии указанных нарушений магазин вина и сыра «***» («***»), расположенный по адресу **** не мог получить положительное заключение о соблюдении требований пожарной безопасности.

4 сентября 2007 года, то есть в день получения от М14. заявления, находясь на своем рабочем месте в здании управления государственного пожарного надзора по Пермскому краю по адресу: ****, действуя в нарушение ст. 6 Федерального закона РФ «О пожарной безопасности», п. 2, п.п. 5 п. 9 и п. 12, п.п. 1, 2 п. 16 Положения о государственном пожарном надзоре, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 21 декабря 2004 года № 820, п. 13 Инструкции по организации и осуществлению государственного пожарного надзора в Российской Федерации, утвержденной приказом МЧС РФ от 17 марта 2003 года № 132, п.п. 2, 5, 14 раздела 2, п. 1 раздела 3 своей должностной инструкции; п.п. 2.2, 2.4 и 2.7 «Рекомендаций о порядке подготовки и выдачи заключения ГПН о соблюдении на объектах соискателя лицензии требований пожарной безопасности», утвержденных приказом от 25 апреля 2007 года № 225 ГУ МЧС Российской Федерации по Пермскому краю, Мухутдинов В.Г. изготовил и подписал заключение № ** от 4 сентября 2007 года «О соблюдении на объектах соискателя лицензии требований пожарной безопасности», в которое умышленно внес заведомо ложные сведения о том, что управлением государственного пожарного надзора ГУ МЧС России по Пермскому краю 4 сентября 2007 года проведена проверка объектов и рассмотрены материалы, характеризующие состояние пожарной безопасности объектов соискателя лицензии (сертификата) магазина вина и сыра «***» («***») ООО «***».

Использование Мухутдиновым В.Г. своих служебных полномочий вопреки интересам службы повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан и организаций, а также охраняемых законом интересов общества и государства, выразившееся в нарушении прав граждан на защиту личности от пожара, на получение информации о фактах и обстоятельствах, создающих угрозу для их жизни и здоровья, в том числе о пожарной безопасности как о состоянии защищенности личности, имущества, общества и государства от пожаров, а также в подрыве авторитета и дискредитации органов государственного пожарного надзора МЧС России, уполномоченных на осуществление, в качестве основной задачи, деятельности по проверке соблюдения требований пожарной безопасности и принятие мер по результатам этой проверки.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней адвокат Сулимова О.В. в защиту осужденного Зака A.M. просит отменить приговор и постановить оправдательный приговор. Считает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, судом неправильно применен уголовный закон, допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона и назначено несправедливое наказание. Оспаривая выводы суда о виновности Зака A.M. в совершении преступления, указывает, что Зак A.M., как физическое лицо, не является субъектом правоотношений в сфере оказания в кафе «Хромая лошадь» услуг общественного питания, а также услуг развлекательного характера. Ссылаясь на ст. 38 Федерального закона РФ от 21 декабря 1994 года «О пожарной безопасности» полагает, что осуществлять непосредственное руководство системой пожарной безопасности в кафе и нести ответственность за соблюдение требований пожарной безопасности должна была руководитель предприятия Ефремова С.П., а не Зак A.M., который не является субъектом правоотношений в сфере соблюдения в кафе «Хромая лошадь» требований пожарной безопасности. Нарушения градостроительного законодательства, установленные технической комиссией - реконструкция помещений при отсутствии разрешительных документов указывают на виновность арендатора помещений, собственника помещений и органа местного самоуправления, каковым Зак A.M. не является. По указанным основаниям, по мнению адвоката, он не может быть субъектом и в сфере градостроительного законодательства при реконструкциях и ремонтах. Утверждает, что судебное разбирательство проведено формально, с заранее предопределенным решением, а приговор составлен путем воспроизведения изготовленного органом предварительного расследования обвинения, является копией данных из обвинительного заключения с сохранением тех же стилистических оборотов. Суд, изложив в приговоре содержание Заключения технической комиссии по установлению факта нарушения законодательства о градостроительной деятельности от 5 марта 2010 года, утвержденное Губернатором Пермского края Чиркуновым О.А. не дал ему никакой оценки. Вместе с тем, именно это заключение в совокупности с другими доказательствами, опровергает выводы суда о том, что в период с декабря 2001 года в клубе «Хромая Лошадь» потребителям оказывались услуги, не отвечающие требованиям безопасности их жизни и здоровья, поскольку, согласно выводам этого заключения реконструкция здания в 2001-2003 годах была выполнена при наличии разрешительных документов, а вторая в 2003-2004 годах - при их отсутствии. Указанное обстоятельство подтверждают и допрошенные по делу Ефремова С.П., Зак A.M., М6., Б33., Д3., Б3. и Б25. Ссылаясь на показания осужденных Зака A.M. и Ефремовой С.П., свидетеля Б33. утверждает, что выводы суда о заранее имевшейся в 2001 году договоренности между указанными лицами на совершение преступления, предусмотренного ст. 238 УК РФ, являются необоснованными. Приводит доводы о несостоятельности выводов суда, что Зак A.M. являлся фактическим собственником и руководителем кафе «Хромая Лошадь». В обоснование своих выводов суд необоснованно положил противоречивые, ничем не подтвержденные показания соучастников преступления. В частности, цитируя показания Ефремовой С.П., указывает, что она в целях своей защиты всю ответственность перекладывала на Зака A.M. Обращает внимание, что из показаний допрошенных в суде лиц не следует, что именно Зак A.M. давал кому-либо указания, связанные с организацией деятельности кафе. Кроме того, руководство кафе, вменяемое Заку A.M., не совместимо с частыми отъездами его за границу в 2006-2009 годах. Также не соответствует фактически установленным по делу обстоятельствам утверждение суда о том, что Зак A.M. после личного собеседования допускал к работе в кафе административный персонал, привлек к работе ООО «***», ИП Д. и Феткулова О.Н. в качестве арт-директора. Утверждая о роли Зака A.M. как инвестора в организации Т. данного заведения, ссылается на то, что ряд доказательств свидетельствует о получении именно Т. доходов от деятельности кафе. Надуманным является вывод суда о том, что по указанию Зака A.M. были подготовлены и подписаны договоры аренды, поскольку он опровергается показаниями Зака A.M., свидетелей Н3., С17., Г6., которые пояснили, что часть помещений бывшего магазина «***» были уступлены Т., а затем последний напрямую заключил договор аренды с «Пермской КЭЧ района» и территориальным Управлением Министерства имущественных отношений, имея намерение организовать на арендованных площадях свой бизнес. В материалах дела нет доказательств, свидетельствующих и о том, что именно по указанию Зака A.M. была начата реконструкция помещения под кафе «Хромая Лошадь» и получены соответствующие документы на эти действия. Также адвокат находит назначенное Заку A.M. наказание несправедливым, чрезмерно суровым. Приводя наличие смягчающих наказание обстоятельств, полагает необоснованным непризнание их судом в качестве предусмотренных п. «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ обстоятельств. Полагает, что при принятии вышеуказанного решения судом были нарушены основные принципы уголовного судопроизводства - защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения прав и свобод. С учетом того, что Зак A.M. возместил ущерб 6 потерпевшим, 5 лицам оказывал добровольную материальную помощь, в том числе путем перечисления ежемесячно денежных средств в течение полутора лет, полагает, что добровольное возмещение имущественного ущерба и морального вреда, причиненного в результате преступления, иные действия, направленные на заглаживание вреда, должны быть признаны в качестве обстоятельств, предусмотренных п. «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ. Считает необоснованным признание особо активной (организаторской и руководящей) роли в совершении преступления отягчающим обстоятельством, поскольку доказательств такой роли Зака A.M. судом не приведено. Ссылаясь на наличие у Зака A.M. ряда тяжелых заболеваний, обращает внимание, что суд только формально учел его состояние здоровья. Считает незаконным приговор суда в части обращения взыскания для обеспечения гражданских исков на следующее имущество: нежилое помещение по адресу: ****; 5-комнатную квартиру по адресу ****; нежилое помещение по адресу: ****; нежилое помещение по адресу: ****; незавершенный строительный объект по адресу: ****; жилой дом по адресу: ****; земельный участок по адресу: ****; прицеп легковой «**»; денежные средства на текущем счете в филиале ФКБ «***» в г. Перми в сумме ** долларов США; денежные средства на лицевом счете в филиале ОАО «***» в г. Перми в сумме ** рублей; денежные средства на лицевом счете в филиале «***» АКБ «*** (ЗАО)» в г. Перми в сумме ** евро; денежные средства на лицевом счете в филиале «***» АКБ «*** (ЗАО)» в г. Перми в сумме ** рублей; на денежные средства на лицевом счете в филиале «***» АКБ «*** (ЗАО)» в сумме ** рублей, в то время как Заку A.M. принадлежат денежные средства на данном счете в сумме ** рублей (денежные средства в сумме ** рублей принадлежат З1.). Полагает решение суда в части обращения взыскания на указанное имущество является незаконным в связи с тем, что решением Свердловского районного суда г. Перми оно, после раздела совместного имущества супругов Зак передано в собственность З1.. На момент заключения Зака A.M. под стражу, местом его регистрации была квартира по адресу: ****, однако согласно договору купли-продажи от 24 октября 2007 года он её собственником уже не является. Он является собственником лишь одного жилого помещения: квартиры по адресу: ****, По указанным основаниям полагает, суд обращая взыскание по гражданским искам на указанную квартиру, лишил Зака A.M. единственного пригодного для постоянного проживания помещения. Просит отменить наложение ареста на 4-х комнатную квартиру по адресу: ****.

В апелляционной жалобе адвокат Маценко В.В. в защиту осужденной Ефремовой С.П. находит приговор незаконным и необоснованным, а назначенное Ефремовой С.П. наказание чрезмерно суровым, не соответствующим степени её участия в содеянном. Утверждает, что суд не учел все смягчающие обстоятельства и данные о личности осужденной. Просит приговор изменить и смягчить назначенное наказание.

Осужденный Феткулов О.Н. в апелляционной жалобе (основной и дополнительной) просит приговор отменить, указывает, что осужден за указанное в приговоре преступление необоснованно. Полагает, что вина его не подтверждается собранными по делу доказательствами, а суд дал исследованным доказательствам неверную оценку. Обращает внимание, что на должность арт-директора официально не был оформлен, с должностной инструкцией, документами по организации работы и пожарной безопасности его никто не знакомил, выполнял различные указания и распоряжения директора и учредителей клуба, прибыль от деятельности клуба не получал, не являлся рекламодателем и организатором рекламы в клубе. Утверждает, что не является субъектом преступления, за которое осужден. Не согласен с выводом суда, что он, находясь в сговоре с владельцами клуба, имел цель извлекать прибыль и подробно приводит доказательства, на основании которых делает вывод, что не имел никакого отношения к прибыли от деятельности кафе, в том числе к её получению. При этом обращает внимание, что судом не дана оценка показаниям Ефремовой С.П. в той части, что вся сумма прибыли принадлежала учредителям клуба и распределялась между ними, в том числе и самой Ефремовой С.П.. Также утверждает, что он не являлся работодателем для артистов клуба, не был покупателем шоу-программ, не распределял оплату артистов, не утверждал смету шоу-программ. Считает необоснованным и не соответствующим действительности утверждение в приговоре, что он знал и понимал, что в клубе имеются нарушения техники безопасности и иных строительных норм. Данные выводы суда опровергаются его собственными показаниями, показаниями осужденной Ефремовой С.П., свидетелей А7., М14., М7., Б5., приобщенными к материалам дела документами, из которых следует, что он не имел никакого отношения к реконструкции и отделке помещений кафе, в частности к конструкции подвесного потолка. Также приводит подробно показания свидетелей, акты и ведомость по системе пожарной автоматики, другие доказательства, которые, по его мнению, свидетельствуют о том, что он как арт-директор не имел никакого отношения к пожарной сигнализации в клубе. Далее приводит в жалобе показания Ефремовой С.П., свидетелей Д., К21., Л5., П15., дает им свою оценку и делает вывод о том, что он не имел никакого отношения к продаже, ценообразованию, в том числе изготовлению входных билетов в кафе. Полагает, что исследованные в судебном заседании доказательства опровергают выводы суда о том, что он учитывал и обеспечивал количество посетителей в кафе. По указанным основаниям считает, что суд необоснованно признал в его действиях нарушение п. 2.29 СНиП 2.08.02-89 «Общественные здания и сооружения». Со ссылкой на показания свидетелей и документы дела утверждает, что в клубе до 2009 года запуск пиротехники в помещении являлся многолетней традицией, а решение об её использовании принималось не арт-директором, а руководством клуба. Указывает, что не знал, не мог проконтролировать и предположить, что пиротехника, представленная Дербеневыми С.Е., пожароопасна. Суд не учел обстоятельств, которые указывают на то, что он не был ответственным за пожарную безопасность, требования безопасности массовых мероприятий ему не разъяснялись. При этом судом не дана оценка показаниям Ефремовой С.П. об ответственных лицах за соблюдение техники безопасности в кафе, из которых следует, что он не имел доступа к достоверной информации о техническом и противопожарном состоянии клуба. Более того, ссылаясь на показания сотрудников клуба, обращает внимание, что техническое и противопожарное состояние клуба до них, в том числе и до него, владельцами и руководством клуба не доводилось. Анализируя показания сотрудников клуба, обращает внимание, что никто из них не мог указать на его ответственность за рекламу и артистическую деятельность в клубе. Доказательств тому, что он имел хоть какое-то отношение к организации рекламы в клубе, по делу не имеется. Выводы суда о том, что он придумывал содержание рекламы и изготавливал содержание рекламных роликов, опровергаются исследованными доказательствами. Полагает необоснованным взыскание гражданских исков в пользу потерпевших-сотрудников кафе и их представителей - родственников, так как они не являются потребителями услуг, предоставляемых в кафе. Кроме того, считает, что суд, взыскивая с него ущерб, не учел того обстоятельства, что некоторые потерпевшие, в частности У1. и З4. отказались от требований взыскания с него иска, не решил вопрос о прекращении производства по этим гражданским искам. По мнению автора жалобы, ни в ходе предварительного следствия, ни в судебном заседании не выяснялась его конкретная роль в клубе, фактические обстоятельства устанавливались с позиции обвинения, что повлияло на ошибочную оценку судом доказательств. Обращает внимание, что в приговоре имеет место неверное изложение, искажение показаний некоторых свидетелей - К3., Ш7., Р4., что привело к неправильному установлению фактических обстоятельств. Выводы суда о том, что он скрыл от посетителей клуба наличие фейерверка, не соответствуют действительности. При этом приводит показания потерпевших Щ., Б6., Б7., М8., из которых следует, что о наличии в программе празднования дня рождения клуба фейерверка, от посетителей не скрывалось. Находя несправедливыми назначенное ему наказание и выводы суда относительно возмещения ущерба, утверждает, что суд при решении этих вопросов нарушил принцип индивидуализации, назначив наказание и возложив ответственность по возмещению вреда, без учета степени его вины, а также мнения прокурора о назначении ему наказание с применением правил ст. 82 УК РФ.

Адвокат Чиркова Л.К. в защиту осужденного Феткулова О.Н. находит приговор незаконным и необоснованным, просит его отменить, поскольку вина Феткулова О.Н. не доказана, а судом дана неверная оценка исследованным по делу доказательствам. Указывает, что в судебном заседании установлено, что Феткулов О.Н. никакого отношения ни к учредителям, ни к собственникам, ни к арендаторам клуба не имеет. При этом приводит доводы о том, что его официально на работу в клуб не оформляли, должностных инструкций не разрабатывали и с таковыми не знакомили, арт-директор подчинялся директору Ефремовой С.П., которая решала все вопросы, в том числе по смете и рекламе. Сам арт-директор не мог заказать рекламу. Без разрешения учредителей пиротехнику использовать было нельзя. Арт-директор не являлся самостоятельным, ответственным за пожарную безопасность, не имел никакого отношения к руководству клуба, не обладал распорядительно-организационными функциями, а являлся наемным работником, подотчетным и подконтрольным директору и учредителям. Доказательств, которые бы свидетельствовали о том, что Феткулов О.Н. имел хоть малейшее отношение к событиям, имевшим место с 2001 года до января 2009 года и к тем нарушениям, которые изложены в приговоре, не имеется. По роду деятельности Феткулов О.Г. не несет ответственность за пожарную безопасность, за организацию рекламы кафе, а также за то, что именно он умышленно скрыл информацию от посетителей кафе о включении в программу пиротехнического шоу, которое будет проводиться в присутствии массового пребывания людей в помещении, не отвечающем требованиям пожарной безопасности. Не оспаривая факта приглашения именно Феткуловым О.Е. в клуб для установки пиротехнических изделий Дербенева С.Е., вместе с тем полагает, что данный факт сам по себе не образует в его действиях какого-либо состава преступления. Мотивируя это тем, что осужденный обратился к лицензированному специалисту в этой области, фирма Дербенева С.Е. с 2001 года оказывала аналогичные услуги, при этом Феткуловым О.Е. оговаривалось, что это будут специальные зальные спецэффекты, которые безопасны для пребывания людей в помещении. Программа, в которой одним из пунктов были спецэффекты, утверждалась учредителями и директором, которые не поставили Феткулова О.Е. в известность об имеющихся в помещении клуба нарушениях. По мнению адвоката, в действиях Феткулова О.Н. отсутствует объективная сторона преступления, поскольку он непосредственным оказанием услуг в кафе не занимался. Также говорит об отсутствии доказательств наличия у него прямого умысла на оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни и здоровья потребителей.

Кроме того, полагает, что суд проявил необъективность не только при оценке доказательств в отношении Феткулова О.Н., но и при назначении наказания. При этом обращает внимание, что при наличии у него и Ефремовой С.П. одних и тех же смягчающих обстоятельств, суд назначил ему наказание более суровое. По изложенным основаниям просит приговор отменить и вынести в отношении Феткулова О.Н. оправдательный приговор.

В апелляционной жалобе осужденный Дербенев С.Е., полагая, что приговор является незаконным и необоснованным, ставит вопрос об его отмене с направлением дела на новое судебное разбирательство. В дополнительной апелляционной жалобе осужденный просит об отмене обвинительного приговора и своем оправдании.

Считает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, при рассмотрении дела существенно нарушен уголовно-процессуальный закон, неправильно применен уголовный закон, приговор является несправедливым, с него необоснованно взысканы процессуальные издержки, по гражданским искам принято незаконное решение.

Указывает на отсутствие договоренности со своим сыном - Дербеневым И.С. о совместном выполнении пиротехнических эффектов в клубе «Хромая лошадь» и сговора на совершение преступления с ним и Феткуловым О.Н..

Обращает внимание на то, что не был осведомлен об имеющихся в клубе нарушениях правил пожарной безопасности, связанных с планировочными решениями помещения клуба и его наполняемостью, устройстве потолка. Дербенев И.С. участия в установке пиротехнического оборудования не принимал, а только помог протянуть провода до пневмопушки. Указаний о запуске пиротехнического оборудования ему не давал. Для выполнении пиротехнических эффектов фонтаны «Рио» им не применялись, а были использованы фонтаны для помещений, которые не породили опасных факторов, послуживших причиной возникновения пожара. Нарушений требований пункта 50 Приказа МЧС РФ от 18 июня 2003 года № 313 «Об утверждении Правил пожарной безопасности в Российской Федерации» (ППБ 01 -03) и других нормативных актов регламентирующих использование пиротехнических изделий, ни им, ни Дербеневым И.С. допущено не было. Считает, что причиной возгорания потолка явилась аварийная работа электросети. Положенное в основу приговора заключение комплексной экспертизы является недопустимым, так как эксперимент выполнен с отступлением от реальных условий на месте происшествия, а сделанные в нем выводы являются необоснованными и противоречивыми. Анализируя содержание приговора и изложенных в нем доказательств, указывает на несоответствие фактических обстоятельств происшествия установленным в приговоре суда относительно своего и Дербенева И.С. участия в рассматриваемом происшествии, отсутствия их вины, необъективности и предвзятости суда при рассмотрении дела, обоснование выводов противоречивыми и недопустимыми доказательствами, отсутствие надлежащей правовой оценки исследованных доказательств, неправильное толкование нормативно правовых актов в сфере пожарной безопасности. Полагает, что суд, при изложении своих выводов допустил явные противоречия, домыслил события и факты, которые отсутствовали и обосновал их недопустимыми доказательствами.

Приводя цитаты из приговора и протокола судебного заседания, полагает, что показания свидетеля У1. являются недостоверными, не соответствующими фактическим обстоятельствам дела. Показания Ж1. и Т4. недопустимы, так как основаны на слухах; Ф2. и Ч2. в связи с тем, что содержат противоречия, которые не устранены; У., поскольку она наблюдала работу пиротехнических фонтанов по телевизору; М9., так как его допрос проведен с нарушением уголовно-процессуального закона, П2., так как основаны на догадках. Оценка судом показаний Б32., Щ., Щ1., В5., Е., З4., К34, К5., К6, Л9., Л6., М10., Н2., П3., П4., С14., С16., Ш3., К7., К8., К9., Л11., Ж2., Л5., С11., Ш2., Б19., П14., А5., В1. М8., Т1., У5., Ч4., Ш5., М19, О., Б10., Б11., Б12., Б13., В3., В6., Д1., Ж., Ж4., И2., И3., К10., К11., К12., К13., М11., М7., М6., Н6., О1., П2., Р2., Р5. Р8., С7., Х., Ч1., Ш6., Ш4., М20., А3. не соответствует их пояснениям и фактическим обстоятельствам дела, им дана неверная оценка. Показаниям свидетеля Г5., П5., Р8., К14., Ш7., С12., В7. не дан анализ и оценка в совокупности с другими доказательствами. В нарушение закона суд привел показания потерпевших Р6., К15., К16., А., А2., А4., К17., которые не исследовались судебном заседании, допустил ссылки на листы дела, которые фактически не осматривались и, в нарушение требований ст. 281 УПК РФ, огласил показания потерпевшей П6.. Иллюстрируя ход процесса, считает, что судом неоднократно нарушался порядок допроса потерпевших и свидетелей и задавались наводящие вопросы.

При этом указывает, что суд объединил его и Дербенева И.С. самостоятельные действия в совместные для усиления ответственности каждого. Судом не установлено нормативных документов, подтверждающих необходимость сертифицирования изделий типа «вспышек», сделан необоснованный вывод об использовании фонтанов «Рио», отказано в исследовании тех фонтанов, которые были применены фактически. Допущенные судом нарушения уголовно-процессуального закона повлияли на вынесение законного и обоснованного решения, так как суд занял позицию обвинения, нарушив принципы состязательности и равноправия сторон. Ходатайства, заявленные им, защитой и Дербеневым И.С, позицию которого он полностью поддерживал, о допросах эксперта П7., специалиста Б14., о проведении эксперимента, о признании ряда доказательств недопустимыми, об истребовании доказательств, об отводах, без достаточных к тому оснований отклонялись судом. Тем самым он был лишен возможности представить доказательства своей версии пожара, а именно аварийного режима работы электросети, а не пиротехники. Это позволило государственному обвинению и суду доказать якобы его и сына виновность, избежав при этом необходимости оценки противоречивых доказательств. Суд незаконно отказал в удовлетворении ходатайства об оглашении заключения комплексной экспертизы в полном объеме, нарушил требования ст. 284 УПК РФ и отказал в осмотре вещественных доказательств, что было необходимо для их анализа при допросах свидетелей. Кроме того, он был лишен полноценной защиты и квалифицированной юридической помощи для защиты от обвинения, так как суд принял решение об отводе адвоката Ясыревой И.В. и назначил ему адвокатов за счет средств федерального бюджета, которые относились к выполнению своих обязанностей формально и ненадлежащим образом. Первоначально ему был назначен адвокат по решению суда без соблюдения сроков, предусмотренных ст. 50 УПК РФ. Частая смена адвокатов с минимальными сроками для ознакомления с делом препятствовала полноценному их изучению, что указывает на отсутствие надлежащей защиты. Суд не обратил внимания, что позиция отдельных адвокатов по назначению явно противоречила его и Дербенева И.С. позиции, а заявленные отводы оставались без удовлетворения. Кроме того, в нарушение требований закона суд взыскал процессуальные издержки по оплате труда адвоката. В период с 4 апреля 2012 года по 20 апреля 2012 года он находился на стационарном лечении и не присутствовал в судебных заседаниях, в связи с чем им были заявлены ходатайства о повторном вызове ранее допрошенных в его отсутствие лиц, ознакомлении с их показаниями и об оглашении их показаний. Отказав в удовлетворении ходатайств, суд нарушил процедуру судопроизводства и ограничил его права, незаконно изменил статус В7. со специалиста на свидетеля. Суд вышел за рамки обвинения, указав при описании наступивших последствий пофамильно всех потерпевших. Кроме того, ему вручена копия приговора, заверенная не председательствовавшим по делу судьей.

Обращает внимание на неправильное применение уголовного закона, которое, по его мнению, выразилось в том, что при определении вины суд допустил неясность, смешав понятия совершения преступления по легкомыслию и вследствие небрежности, что одновременно является нарушением права на полноценную защиту от обвинения. Суд не применил к нему и Дербеневу И.С. положения ст. 10 УК РФ об обратной силе закона, поскольку при бланкетной диспозиции ст. 218 УК РФ ко времени постановления приговора ППБ 01-03 утратили силу в связи с изданием Приказа МЧС России от 31 мая 2012 года № 306. Ему назначено несправедливое наказание, которое по надуманным основаниям умышленно усилено судом. Назначение дополнительного наказания в виде лишения права заниматься деятельностью, связанной с производством, оборотом и использованием пиротехнических средств и созданием пиротехнических эффектов на срок 3 года считает немотивированным.

Обращает внимание на то, что не согласен с выводами суда о совершении им преступления умышленно. Суд существенно нарушил требования ст. 252 УПК РФ, вышел за пределы предъявленного ему обвинения и незаконно признал в качестве обстоятельств, отягчающих наказание осужденного совершение преступления в составе группы лиц и особо активную роль в совершении преступления, тогда как таких обстоятельств следствием установлено не было. Необоснованно не учтено в качестве смягчающего обстоятельства оказание им помощи потерпевшим в момент пожара, а также наличие наград за службу в Вооруженных Силах Российской Федерации, не приняты во внимание данные, положительно характеризующие его личность. Назначение местом отбывания наказания колонии общего режима является незаконным и необоснованным.

Считает, что при разрешении гражданских исков потерпевших о компенсации морального вреда, суд нарушил принцип равенства граждан перед законом, отказал в удовлетворении его ходатайства о признании гражданским ответчиком ГУ МЧС РФ в лице Казны РФ. При рассмотрении дела принял ряд гражданских исков потерпевших, в то время как Дербенев С.Е,, Дербенев И.С. и остальные подсудимые гражданскими ответчиками признаны не были и в соответствии со ст. 268 УПК РФ права ответчиков им не разъяснялись. Суд неверно определил принцип взыскания вреда в долевом порядке вместо солидарного, неправильно исчислил размер его доли подлежащей взысканию, не выяснил его и Дербенева И.С отношение к заявленным гражданским искам, не учел, что по приговору Ленинского районного суда г. Перми от 14 мая 2012 года в отношении М6. был определен солидарный порядок возмещения вреда со всех его причинителей и определен размер компенсации морального вреда потерпевшим. Полагает, что суд должен был признать лиц, осужденных по настоящему делу, солидарными соответчиками М6., в размере тех сумм компенсаций морального вреда, которые были взысканы с него приговором суда без определения размера ответственности в долевом порядке. Помимо этого, учитывая, что в отношении М6.,„ были разрешены гражданские иски около ста потерпевших, которые вновь заявили исковые требования в настоящем деле, суд обязан был отказать в удовлетворении таких исков, поскольку это является незаконным повторным взысканием ущерба по одним и тем же основаниям, чем нарушены права не только Дербенева С.Е., но и М6.. Определяя размер его ответственности, суд нарушил требования разумности, характер физических и нравственных страданий индивидуально каждого потерпевшего, не исследовал и не учел материальное положение осужденного, признанного виновным в совершении неосторожного деяния, и взыскал с него большую сумму, чем с лиц, совершивших тяжкие, умышленные деяния.

В апелляционной жалобе адвокат Обухов В.А. в защиту Дербенева С.Е. полагает, что приговор суда является незаконным, необоснованным, несправедливым. Ставит вопрос об его отмене в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, существенным нарушением уголовно-процессуального закона, неправильным применением уголовного закона, несправедливостью приговора.

По мнению защиты, неправильное применение уголовного закона выражается в несоблюдении требований Общей части Уголовного кодекса Российской Федерации при определении как обвинением, так и судом формы вины Дербенева С.Е., поскольку при описании субъективной стороны преступления допущено использование противоречивых и взаимоисключающих терминов, указывающих на совершение им преступления как по легкомыслию, так и по небрежности, а указанная неясность, кроме того, ограничивает право Дербенева С.Е. на полноценную защиту, поскольку он должен знать, в чем обвиняется.

Обращает внимание, что суд пришел к выводу о законности и обоснованности заключения комплексной комиссионной пожарно-технической, взрывотехнической, электротехнической, строительной и химической судебной экспертизы и положил его в основу обвинительного приговора в отношении Дербенева С.Е.. Однако вывод суда об этом не соответствует фактическим обстоятельствам дела, в связи с чем имеются основания для назначения повторной экспертизы. Из материалов дела усматривается, что следователь удовлетворил ходатайство эксперта П7. о включении в состав экспертной комиссии по проведению судебной экспертизы научного сотрудника Института синтетических полимерных материалов им. Н.С. Еникалопова РАН (г. Москва) кандидата химических наук Р7., как специалиста по испытаниям на горючесть полимерных материалов. Однако в составе комиссии экспертов она отсутствует. При этом в комиссии не было ни одного специалиста, занимающегося вопросами горючести пенополистиролов.

Отмечает, что письмом заместителя министра МВД РФ Г3. в ответ на обращение заместителя председателя СК при прокуратуре РФ П8. указывается на отсутствие в РФЦСЭ при Минюсте России и ЭКЦ МВД России научно-обоснованной и апробированной экспертной методики проведения исследований, связанных с причиной пожара и массовой гибелью людей, а также необходимого оборудования и необходимость привлечения к производству экспертизы лаборатории катализа и газовой электрохимии химического факультета Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова. Однако сам эксперимент, как следует из материалов экспертизы, проведен только сотрудниками РФЦСЭ МЮ РФ и ЭКЦ МВД России без участия специалистов лаборатории химфака МГУ. Утверждение о том, что при изготовлении мишени участники эксперимента руководствовались материалами дела, а при реконструкции условий запуска показаниями обвиняемого Дербенева С.Е. и свидетеля Д1., не соответствует действительности. Из выводов синтезирующей части экспертного заключения о причинах пожара при исследовании фрагментов жил электропроводов, изъятых в ходе осмотров места пожара, следует, что оплавления металла (меди) возникли в результате действия токов короткого замыкания, в условиях ранее возникшего пожара, что противоречит итогам исследования этих объектов, произведенного экспертом П1., который делал выводы о наличии повышенной токовой нагрузки и оплавлении ряда проводников в атмосфере с нормальным содержанием кислорода или при содержании близком к нормальному, что не соответствует условиям пожара и не позволяет исключить из числа возможных причин его возникновения короткое замыкание. При этом не рассматривалась возможность возгорания изоляции проводов в результате двух других аварийных режимов работы электросети - перегрузки электросети и больших переходных сопротивлений. Помимо этого, фонтаны «Рио», с которыми проводились экспериментальные испытания, не являлись теми фонтанами, которые использовались в клубе, а условия проведения эксперимента, в результате которого происходило воспламенение пенопласта, не соответствовали условиям, которые существовали в клубе «Хромая лошадь».

Судом было существенно нарушено право Дербенева С.Е. на защиту в состязательном процессе, путем отказа в удовлетворении ходатайств осужденного и его защиты о дополнении следствия с использованием технических средств доказывания и лишения возможности предоставления доказательств своей версии причины пожара, в том числе путем отказа в допросе эксперта П7. для устранения противоречий в заключении комплексной экспертизы.

Кроме того, письмом старшего следователя по особо важным делам ГСУ СК при прокуратуре РФ И1. от 29 апреля 2010 года, то есть в непредусмотренной законом процессуальной форме, были сняты с экспертного исследования вопросы №№ 21, 34, 36, 37 и 38, в связи с чем исследования по ним не проводились и ответы не давались. Между тем в них ставились вопросы о соответствии электрооборудования клуба требованиям правил эксплуатации, чем Дербенев С.Е. был лишен права на проверку своей версии причин пожара. Исходя из этого защитник делает вывод, что отказ в проведении экспертных исследований на основании не предусмотренного процессуальным законом письма, свидетельствует о произволе следственных органов, указывает на существенное нарушение требований УПК РФ при получении доказательств, что наряду с существенным нарушением права Дербенева С.Е. на защиту, нарушает принцип равенства сторон, влечет недопустимость комплексной экспертизы как доказательства. При этом обращается так же внимание на то, что в ходе производства экспертизы были выполнены исследования объектов не признанных по делу вещественными доказательствами и переданных для её проведения без оформления необходимых процессуальных документов. В нарушение требований ч. 4 ст. 247 УПК РФ суд отказал в допросе в качестве специалиста явившегося в судебное заседание по инициативе защиты Б14., который работал в должности пожарно-технического эксперта в ЭКЦ ГУВД по Пермскому краю и в период с 5 по 9 декабря 2009 года принимал непосредственное участие в осмотре места происшествия, проводимого в клубе «Хромая лошадь».

Помимо этого защита указывает на несправедливость приговора, так как при наличии смягчающих обстоятельств и фактическом отсутствии отягчающих, суд назначил осужденному максимальное основное и дополнительное наказание, а также незаконно и необоснованно определил вид исправительного учреждения. При этом суд существенно нарушил требования ст. 252 УПК РФ, вышел за пределы предъявленного Дербеневу С.Е. обвинения и незаконно признал в качестве обстоятельств, отягчающих наказание осужденного совершение преступления в составе группы лиц и особо активную роль в совершении преступления, тогда как таких обстоятельств следствием установлено не было.

Разрешая гражданские иски потерпевших о компенсации морального вреда, суд исходил из долевого порядка определения размера ответственности причинителей вреда. При этом не было учтено, что по приговору Ленинского районного суда г. Перми от 14 мая 2012 года в отношении М6. был определен солидарный порядок возмещения вреда со всех его причинителей и определен размер компенсации морального вреда потерпевшим: за гибель близкого родственника полтора миллиона рублей, за причинение тяжкого вреда здоровью миллион рублей. С учетом изложенного, суд взыскал с М6. соответствующие суммы компенсаций, считая его солидарным ответчиком, наряду с лицами, осужденными впоследствии по данному делу. При указанных обстоятельствах суд должен был признать осужденных солидарными соответчиками М6. в размере тех сумм компенсаций морального вреда, которые были взысканы с него приговором суда. Помимо этого, учитывая, что в отношении М6., были разрешены гражданские иски потерпевших, которые вновь заявили исковые требования в настоящем деле, суд обязан был отказать в их удовлетворении, поскольку это является незаконным повторным взысканием ущерба по одним и тем же основаниям и нарушает права не только Дербенева С.Е. но и М6.. Определяя размер ответственности Дербенева С.Е., суд явно нарушил требования разумности, характер физических и нравственных страданий индивидуально каждого потерпевшего, не исследовал и не учел материальное положение осужденного, признанного виновным в совершении неосторожного деяния, и взыскал с Дербенева С.Е. большую сумму, чем с лиц, совершивших тяжкие, умышленные деяния,

В связи с изложенным, просит отменить приговор в отношении Дербенева С.Е., и вынести в отношении него оправдательный приговор, оставив без удовлетворения исковые требования потерпевших.

В выступлении после доклада о содержании приговора и существе апелляционных жалоб адвокат Обухов В.В. привел дополнительные доводы, в которых указал, что преступление, за которое Дербенев С.Е. осужден, относится к категории неосторожных, поэтому вывод суда о совершении деяния в составе группы лиц по предварительному сговору противоречит нормам главы 7 УК РФ, определяющей понятие соучастия в преступлении. При отсутствии признака группы лиц по предварительному сговору невозможно считать Дербенева С.Е. организатором преступления и учитывать указанное обстоятельство в качестве отягчающего. Кроме того, полагает, что в перечень лиц, погибших в результате действий подсудимых, незаконно включены Т. и Ц., которые погибли, в том числе, в результате собственного преступного поведения. Помимо этого их родственники не привлечены к участию в деле в качестве гражданских ответчиков, что является самостоятельным основанием для отмены приговора в части гражданских исков.

В апелляционной жалобе и дополнения к ней осужденный Дербенев И.С., полагая, что приговор является незаконным и необоснованным, ставит вопрос об отмене обвинительного приговора и своем оправдании. Считает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, при рассмотрении дела существенно нарушен уголовно-процессуальный

закон, неправильно применен уголовный закон, приговор является несправедливым, по гражданским искам принято незаконное решение.

Обращает внимание на то, что он последовательно утверждал, что не имел договоренности с руководством клуба «Хромая лошадь» на использование пиротехнических изделий, а только пытался помочь отцу -Дербеневу С.Е. протянуть провода до пневмопушки. Об опасности использования установленных в клубе пиротехнических изделий осведомлен не был, так как со слов Дербенева С.Е. знал, что они предназначены для использования в помещениях, кроме того принял меры к безопасному из запуску, отодвинув от сцены. Не знал об имеющихся в клубе нарушениях правил пожарной безопасности, устройстве потолка, состоянии эвакуационных выходов. Полагает, что применённые пиротехнические изделия не породили опасных факторов, послуживших причиной возникновения пожара, который возник вследствие аварийной работы электросети. Анализируя свои показания, а также Дербенева С.Е. и Феткулова О.Н. указывает, что суд без достаточных к тому оснований пришел к выводам, что он совместно с Дербеневым С.Е. доставил в клуб пиротехническое оборудование и принял участие в его установке. Решение о запуске фейерверков он принял самостоятельно, без участия Дербенева С.Е.. По его мнению, судом искажены цели проведенного в рамках следствия эксперимента.

Аналогично доводам дополнительной жалобы Дербенева С.Е. осужденный приводит цитаты из приговора и протокола судебного заседания и полагает, что показания указанных им в жалобе потерпевших и свидетелей являются недостоверными и не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Обращает внимание, что показаниям ряда лиц не даны анализ и оценка в совокупности с другими доказательствами. Кроме того, в приговоре приведены показания потерпевших, которые не были исследованы в судебном заседании и допущены ссылки на листы дела, которые фактически не исследовались либо оглашались в нарушение требований ст. 281 УПК РФ.

Считает, что при рассмотрении дела был существенно нарушен принцип состязательности судебного процесса, что повлияло на вынесение законного и обоснованного решения, так как суд занял позицию обвинения. Ходатайства, заявленные им, защитой и Дербеневым С.Е., позицию которого он полностью поддерживал, о допросах эксперта П7., специалиста Б14., о проведении эксперимента, о дополнении следствия с использованием технических средств доказывания, о признании ряда доказательств недопустимыми, об отводах без достаточных к тому оснований отклонялись судом. При рассмотрении дела суд допустил ряд существенных нарушений закона, принял в основу приговора недопустимые доказательства, вышел за рамки обвинения, указав при описании наступивших последствий на фамилии потерпевших.

Он был лишен полноценной защиты, так как суд принял решение об отводе адвоката Ясыревой И.В. и назначил ему адвокатов за счет средств федерального бюджета, которые относились к выполнению своих обязанностей формально и ненадлежащим образом. Защите не было предоставлено разумное время для подготовки делу. Считает необоснованным взыскание с него процессуальных издержек.

Обращает внимание на неправильное применение уголовного закона, которое, по его мнению выразилось в том, что при определении вины судом допущена существенная неясность и смешаны понятия совершения преступления по легкомыслию и вследствие небрежности, что одновременно является нарушением его права на полноценную защиту от обвинения.

Приговор является несправедливым, так как судом сделаны выводы об умышленном характере преступления для усиления наказания, вследствие чего, ему назначены максимальное основное и дополнительное наказания, а так же незаконно и необоснованно определен вид исправительного учреждения. При этом суд существенно нарушил требования ст. 252 УПК РФ, вышел за пределы предъявленного обвинения и незаконно признал в качестве обстоятельства, отягчающего наказание совершение преступления в составе группы лиц, тогда как такого обстоятельства следствием установлено не было. Наличие малолетних детей незаконно исключено из смягчающих обстоятельств. Фактически не приняты во внимание данные, положительно характеризующие его личность. Не учтено, что он пытался ликвидировать очаг возгорания, в результате чего пострадал сам, получив тяжелые травмы.

В части незаконности судебного решения принятого по гражданским искам потерпевших, Дербенев И.С. приводит доводы, аналогичные доводам, изложенным в жалобе адвоката Обухова В.А. в защиту Дербенева С.Е. и дополнительной жалобе осужденного Дербенева С.И..

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней адвокат Зверева Т.Н., в защиту осужденного Дербенева И.С полагая, что приговор является незаконным и необоснованным ставит вопрос об его отмене с оправданием Дербенева И.С. за отсутствием в деянии состава преступления, предусмотренного статьей 218 УК РФ.

Считает, что выводы суда о его виновности не подтверждаются доказательствами, имеющимися в материалах уголовного дела, кроме того, не учтены обстоятельства, имеющие существенное значение для дела.

Деяния Дербенева И.С квалифицированы судом как нарушение правил использования пиротехнических изделий, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью и смерть человека и он признан виновным в нарушении пункта 50 Приказа МЧС РФ от 18 июня 2003 года № 313 «Об утверждении Правил пожарной безопасности в Российской Федерации» (ППБ 01-03).

Анализируя нормы указанных правил, полагает, что они не являются нормативным актом, определяющим правила учета, хранения, использования и перевозки пиротехнических изделий, не содержат таких понятий как пиротехническое изделие и фейерверк, поэтому не могут устанавливать правила использования пиротехники, не содержат запрета применения пиротехнических изделий в помещении. В приговоре не указан нормативный акт или иной документ, которым было бы установлено, что фейерверк является пиротехническим изделием или легковоспламеняющимся либо взрывчатым веществом. Таким нормативным актом является постановление Правительства РФ «Об утверждении технического регламента о безопасности пиротехнических составов и содержащих их изделий» датированный 24 декабря 2009 года, который содержит понятие пиротехнического изделия, дает определение его видов, но не содержит такого термина как фейерверк. На основании этого защита приходит к выводу, что в пункте 50 ППБ речь идет не о запрете применения пиротехники, а о запрете применения фейерверков в помещениях с массовым пребыванием людей. Исследованными материалами, в том числе заключением комплексной комиссионной экспертизы № ** не было доказано, что примененные в клубе пиротехнические изделия являлись фейерверками. Вопрос о том, какие нормы правил использования пиротехнических изделий были нарушены при их применении в клубе «Хромая лошадь» перед экспертами не ставился и выводы о нарушении конкретных норм и правил использования пиротехнических изделий отсутствуют. Судом нарушен принцип презумпции невиновности, поскольку Дербенев И.С. не приобретал пиротехнические изделия, в их подготовке к применению не участвовал, следовательно, выводы суда о том, что он заведомо знал об опасности применения пиротехнических изделий в помещении с массовым пребыванием людей, но сознательно нарушил правила их применения, ничем не подтверждены. Поскольку ст. 218 УК РФ является бланкетной, следовало применить положения ст. 10 УК РФ об обратной силе закона, так как ко времени постановления приговора ППБ 01-03 утратили силу в связи с изданием Приказа МЧС России от 31 мая 2012 года № 306.

Наряду с этим обращает внимание, что назначенное Дербеневу И.С. наказание является несправедливым вследствие чрезмерной суровости, поскольку фактически не были учтены смягчающие обстоятельства, положительные характеристики, состояние здоровья, влияние наказания на условия жизни семьи подсудимого. По мнению защиты, принятие Дербеневым И.С. мер к тушению пожара следовало признать смягчающим обстоятельством. Судом не приведено каких-либо доказательств того, что эти меры были неправильными либо неадекватными. Полагает, что судом в приговоре не в полной мере установлены все обстоятельства, способствующие развитию возникшего возгорания и наступлению вредных последствий, дана неверная оценка действиям Дербенева И.С. для предотвращения пожара. В судебном заседании были исследованы показания свидетелей, из которых следует, что стремительному развитию пожара способствовала включившаяся система вентиляции, работающая в автоматическом режиме. Кроме того, в приговоре судом не придано должного значения тому, что отключение света и рухнувший подвесной потолок помешал эвакуации людей. Поэтому Дербенев И.С. не мог повлиять на возможность предотвращения всех вредных последствий возгорания.

Согласно обвинительному заключению отягчающих обстоятельств в действиях Дербенева И.С. не установлено. Соответственно, следствием не собрано и не представлено доказательств, подтверждающих возможность установления отягчающего обстоятельства. Поэтому, указывая на совершение преступления группой лиц по предварительному сговору как на отягчающее обстоятельство, суд вышел за пределы предъявленного обвинения, чем ухудшил положение подсудимого и нарушил его право на защиту.

В апелляционной жалобе осужденный Росляков Д.Е. указывает, что преступления не совершал и отношения к происшедшему 5 декабря 2009 года пожару в кафе «Хромая лошадь» не имеет, так как за два с половиной года до этого уже занимал другую должность, был переведен в Управление ГПН МЧС РФ по Пермскому краю. Кроме того, полагает, что уголовное дело в отношении него должно быть прекращено за истечением сроков давности уголовного преследования.

В дополнении к жалобе Росляков Д.Е. указывает, что п.п. 1 п. 16 Постановления Правительства РФ № 820 «О государственном пожарном надзоре» от 21 декабря 2004 года им был выполнен полностью. В приговоре не указано, в чем он нарушил права и законные интересы организаций и граждан, от ИП Т. жалоб и заявлений о нарушении его прав не поступало. Не имеется нарушений п.п. 8 п. 16 Постановления Правительства РФ. Выявленные нарушения, по его мнению, не создавали угрозу жизни и здоровью людей, поэтому не являлись основанием для приостановления деятельности кафе. Не указано в приговоре, в чем был нарушен п.п. 10 п. 16 Постановления Правительства РФ. Полностью выполнен п. 9 этого же постановления. Не согласен с выводом суда о том, что он не выявил требования норм и правил пожарной безопасности.

В материалах дела каких-либо расчетов, предусмотренных п. 4 ППБ 01-03, на период планового мероприятия по контролю, проводимого им в январе 2007 года в кафе «Хромая лошадь», не приведено. Данный пункт не указан в заключениях экспертиз как пункт, состоящий в причинно-следственной связи с гибелью людей.

Не было нарушения п. 16, так как система оповещения на объекте имелась, что подтверждают осужденная Ефремова С.П., свидетели Ч2., А6., С8., Р4., В2., З5., Я., К3., Б10., К12. Считает, что суд вышел за пределы предъявленного обвинения, указав на нормативный документ НПБ 104-03. Не был нарушен п. 36 ППБ 01-03. В ходе проверки им были изучены документы, подтверждающие факт огнезащитной обработки в 2004 году, проверен срок годности огнезащитного состава, опытным путем проверено качество огнезащитной обработки деревянных конструкций потолка, мешковины. Данные обстоятельства в приговоре не опровергнуты. Осужденная Ефремова С.П. пояснила об обработке потолка в 2004 году огнезащитным составом. Полагает, что в судебном заседании не установлено наличие или отсутствие огнезащитной обработки в ходе планового мероприятия по контролю в январе 2007 года, и то, в какой период времени огнезащитная обработка потеряла свои свойства. Необоснован вывод суда о том, что на момент пожара отсутствовала огнезащитная обработка деревянных конструкций и тканей. Факт обработки конструкций огнезащитным составом подтверждается показаниями свидетелей Б15., Г2., Б13., подсудимой Ефремовой С.П. Пункт 38 Правил относится к арендаторам, а не к сотрудникам ГПН.

Указывает, что в 2001 году проверял состояние огнезащитной обработки деревянных конструкций летней террасы, в кафе не заходил, проверка была до сдачи объекта в эксплуатацию. Журнал распоряжений на проведение мероприятий по контролю судом не изучался, распоряжение на проверку в 2004 году, другие документы, подтверждающие проверку, в материалах отсутствуют. Осужденная Ефремова С.П. и свидетель Т. не помнят, чтобы проводилась проверка в 2004 году. В постановлении о привлечении в качестве обвиняемого также не указано о проведенной им проверке в 2004 году, в связи с чем считает, что суд вышел за пределы обвинения.

Исходя из акта приемки от декабря 2003 года, имевшегося в контрольно-наблюдательном деле по кафе «Хромая лошадь», решил, что перенос наружной стены был произведен в 2003 году. Реконструкцию внутри клуба он не мог видеть, так как данное помещение не посещал. Кроме того, перед мероприятием по контролю им было изучено письмо в адрес одного из руководителей ООО «***» с требованиями пожарной безопасности, все требования были выполнены. Площадь кафе не превышала установленным СНиП 2.08.02-89 «Общественные здания и сооружения» требованиям к площади.

Полагает оценку суда показаний В7., П5., С6., У2., Мухутдинова В.Г. неверной. Судом не приведено ни одного нормативного документа, в котором было бы сказано, что инспектора ГПН в ходе проверок обязаны проверять перепланировки.

Не учтено судом, что в соответствии с п. 50 «Инструкции по организации и осуществлению государственного пожарного надзора в РФ», утвержденной приказом МЧС РФ от 17 марта 2003 года № 132, проектно-сметная документация проверяется только на строящихся и реконструируемых объектах. Им проверялся объект, который длительное время находился в эксплуатации. Суд также не учел требования п. 41 указанной инструкции, в комиссии по приемке в эксплуатацию завершенных строительством (реконструкцией) объектов он не участвовал. Кроме того, в ходе мероприятия по контролю от руководства объекта ему ничего не было известно о проводимых реконструкциях и расширении кафе после сдачи объекта в эксплуатацию. В материалах контрольно-наблюдательного дела по кафе «Хромая лошадь» также отсутствовала какая-либо информация о перепланировках. Считает, что п. 40 ППБ 01-03 должен быть исключен из обвинения в связи с неконкретностью, не указано, какая часть пункта нарушена.

Указывает, что в соответствии со ст. 8 Федерального закона от 8 августа 2001 года № 134 «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» сотрудники контролирующих органов не вправе проверять выполнение обязательных требований, не относящихся к их

компетенции. Подсчет количества посадочных мест не является требованием правил пожарной безопасности, на это должны обращать внимание при проведении проверок сотрудники Роспотребнадзора, к компетенции которых находятся также вопросы шумоизоляции и то, какие материалы применяются.

Кроме того, ему не вменено невыявление п. 1.36 СНиП 2.08.01-89, которым предусмотрено количество мест на предприятии общественного питания. Кроме того, это относится к требованиям Роспотребнадзора и действует только в стадии проектирования и реконструкции. Судом не учтены и не опровергнуты указанные нормативные документы.

Указывает, что п. 42 ППБ 01-03 будет нарушен только в момент единовременного пребывания более 50 человек, чего не было в ходе проверки в 2007 году. В заключениях экспертиз ничего не сказано о нарушении пунктов 40 и 43 ППБ 01-03, а в должностной инструкции не говорится о необходимости подсчета посадочных мест.

Не указано в обвинении, в чем конкретно выразилось нарушение п. 50 ППБ 01-03. На момент проверки в 2007 году количество и остальные параметры эвакуационных путей соответствовали проектной документации (при наличии в кафе не более 50 человек). В приговоре указано, что пункты 4, 16, 36, 38, 40, 42, 43, 50, 51 Правил пожарной безопасности являются пунктами, создающими угрозу возникновения пожара, безопасности здоровью и жизни людей. Однако согласно заключению экспертизы в причинно-следственной связи с гибелью людей состоит нарушение п. 42 и п. 50 ППБ 01-03. Данные пункты являются нарушенными только при одновременном пребывании более 50 человек, чего не было во время проверки.

Не согласен с утверждением, что не осуществлял контроль за устранением отмеченных нарушений, не предпринимал предусмотренные законом меры реагирования, поскольку каких-либо распоряжений (приказа) руководителя органа ГПН после 1 июля 2007 года о проведении проверки в кафе «Хромая лошадь» на его имя не выдавалось, в июле 2007 года он исполнял обязанности дознавателя, а после отпуска в августе 2013 года вышел на работу в УГПН. Данные обстоятельства не опровергнуты судом, считает, что это должно быть исключено из обвинения.

В постановлении о привлечении в качестве обвиняемого и в приговоре не указано, какие именно нормы административного законодательства, связанные с не указанием всех выявленных нарушений в протоколе об административном правонарушении, были нарушены, в связи с чем считает выводы суда о привлечении Ефремовой С.П. за два нарушения вместо выявленных семи при отсутствии доказательств устранения остальных нарушений несостоятельными. Суд вышел за пределы предъявленного обвинения и данное обстоятельство должно быть исключено из приговора.

Не согласен с выводом о том, что он знал о самовольной, без какого-либо согласования, в том числе с органами ГПН, реконструкции кафе и необоснованно указал в акте проверки отсутствие перепланировок. В период проверки в январе 2007 года в контрольно-наблюдательном деле имелся акт приемочной комиссии от декабря 2003 года. Считал, что вся реконструкция

кафе, проводимая до декабря 2003 года, согласована с органами ГПН, после проверки огнезащитной обработки летней террасы в июне 2001 года и до 2007 года в кафе не был (ни как посетитель, ни как сотрудник ОГГШ). Не знал, что в кафе в ночное время собирается большое количество людей. В период работы в 9 ОГПН не занимался рассмотрением и согласованием проектной документации. Рассматривать вопросы относительно объемно-планировочных решений в ходе проводимых мероприятий по контролю не входило в его обязанности.

Кроме того, с 1 января 2007 года согласование с органами ГПН не требовалось. Не согласен с выводом суда, что помещение кафе было оборудовано одним эвакуационным выходом. Один выход был из обеденного зала, второй из кухни, что подтверждено заключением экспертизы по проекту. Необоснованно судом сделана ссылка на СНиП 21-01-97, поскольку в период 2007 года действовал СНиП 21-01-97. Расчет эвакуации людей, согласно заключению экспертизы, проводился по методике приказа МЧС №382 от 30 июня 2009 года, которую он применить в 2007 года не мог. Согласно п. 50 приказа МЧС РФ №132 «Инструкция по организации и осуществлению государственного пожарного надзора в РФ» инспектора ГПН не обязаны проводить возможный расчет эвакуации людей в ходе проводимых мероприятий по контролю (надзору). Считает, что из приговора должен быть исключен п. 4.3 СНиП 21-01-97.

Не согласен с вменением ему нарушений п. 6.12, п. 7.8 СНиП 21-01-97. В ходе проведения мероприятия по контролю он не видел наличия пенопласта за подвесным потолком в обеденном зале. Акты скрытых работ проверяет инспектор в составе приемочной комиссии. Допрошенные в судебном заседании потерпевшие М10., Б17., В5., Т6., С13., К27., К19., Л3., Т1., М18., Р1., К3., О., А8., осужденный Феткулов О.Н. также поясняли, что пенопласт не был виден из-за подвесного потолка. Осужденные М6. и Ефремова С.П. указали на то, что видели пенопласт в месте стыка стены и потолочного перекрытия справа от входа, но по заключению экспертизы в этом месте находился гипсокартон, закрывавший пенопласт. В приговоре суд не учел показаний данных свидетелей, сославшись лишь на показания Ч2., который указал, что в подвесном потолке из прутьев и мешковины были зазоры, однако их можно было устранить не всегда, они виднелись при освещении светильниками, светомузыки, ионовых ламп. Б13. пояснил, что мешковина была смонтирована, чтобы пенопласт не просвечивал. В ходе проверки в 2007 году никакого дополнительного освещения не было. Судом не установлено, имелись или нет зазоры в потолочном перекрытии в январе 2007 года. Также не установлено, какое количество пыли имелось на ткани. О запрете применения пенопласта в зрительном зале говорит п. 1.58 СНиП 2.08.02-89, невыявление которого ему не вменяется. Кроме того, в данном пункте ничего не сказано о запрете токсичных материалов и материалов с дымообразующей способностью, что и послужило основной причиной гибели людей. Требования токсичности, ядовитости правилами пожарной безопасности не предусмотрены. Указанный СНиП действует только на стадии проектирования и строительства.

Обращает внимание на то, что техническая документация на лак Щит-1, которым были обработаны деревянные конструкции потолка, на экспертизу не направлялась, вопросы перед экспертом по исследованию технической документации не ставились.

Полагает, что должен быть исключен пункт о том, что помещение кафе не оборудовано окнами размером 0.9x1,2 метра поскольку нет ссылки ни на пункт, ни на СНиП.

Указывает на то, что в период 2006-2009 годов предъявление к обязательному исполнению требований СНиП 2.08.02-89 не является правомерным и обоснованным, а требования СНиП 21-01-97 в ходе проведения плановых мероприятий по контролю являлись обязательными только в части, касающейся п. 4.3. Неработоспособность автоматической пожарной сигнализации в служебном коридоре им была выявлена, нарушение устранено, а неработоспособность автоматической пожарной сигнализации в обеденном зале в период проверки в 2007 году следствием не установлена. С января 2007 года органы ГПН не рассматривают, не согласовывают проектно-сметную документацию и не принимают участие в приемочных комиссиях. В остальной части требования СНиП 21-01-97 действуют в стадии проектирования. Считает необоснованной оценку суда представленного стороной защиты ответа ФГБУ ВНИИПО МЧС России.

Не указано в приговоре, какие материалы были применены на путях эвакуации, какие нормы при этом были нарушены, что должно быть исключено из предъявленного обвинения.

Не приняты во внимание нормативные документы, которыми он руководствовался при проверке, в частности, п. 16 Постановления Правительства РФ № 820 от 21 декабря 2004 года, п. 24 «Инструкции по организации и осуществлению государственного пожарного надзора в РФ, ст. 11 Федерального закона № 134 «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)», п. 5 должностной инструкции старшего инспектора 9 ОГПН, которые предписывают, что мероприятия по контролю проводятся во время исполнения служебных обязанностей. Распоряжений о проведении проверки в нерабочее время, он не получал. В период проверки в кафе в дневное время количество посетителей было минимальным, поэтому выявить нарушения п.п. 42, 43 и 50 ППБ-01-03 он не мог.

Считает предположительным вывод суда о том, что он видел отсутствие декоративной плитки на потолке и что потолочные перекрытия были отделаны пенопластом и монтажной пеной, так как данный вопрос у него не выяснялся, достоверно не установлено, отсутствовали или нет на момент проверки в 2007 году фрагменты плиток, и, кроме того, данный факт ему не вменен.

Вопросы проверки использования музыкального оборудования, сцены и светового оборудования, подсчет бирок в гардеробе не является предметом проверки сотрудниками ГПН, которые смотрят исключительно единовременное пребывание людей в помещении, исходя из этого, определяют, нарушены или нет ППБ, площадь зала соответствовала СНиП, в предписании могут быть указаны только выявленные нарушения требований пожарной безопасности.

С 1 января 2009 года ответственным за соблюдение ППБ-01-03 являлось КЭЧ Пермского гарнизона и комитет имущественных отношений Пермского края, деятельность которых по соблюдению требований пожарной безопасности им не проверялась, поэтому он не может нести ответственность.

В апелляционной жалобе адвокат Шильникова Л.М. указывает, что Росляков Д.Е. преступления не совершал, никакого отношения к происшедшему 5 декабря 2009 года пожару в кафе «Хромая лошадь» не имел, так как за два с половиной года до этого уже занимал другую должность, был переведен в Управление ГПН МЧС РФ по Пермскому краю.

В дополнении к жалобе адвокат Шильникова Л.М. считает приговор незаконным, необоснованным, подлежащим отмене в связи с неправильным применением уголовного закона, существенным нарушением уголовно-процессуального закона и несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела.

Указывает на нарушение ч. 2 ст. 27 УПК РФ, и полагает, что уголовное дело в отношении Рослякова Д.Е. подлежало прекращению на основании п. «б» ч. 1 ст. 78 УК РФ за истечением сроков давности уголовного преследования.

Считает, что судом нарушено право Рослякова Д.Е. на справедливое судебное разбирательство, право на защиту, предусмотренное ч. 4 ст. 47 УПК РФ, ст. 6 Конвенции «О защите прав человека и основных свобод». Свидетели Х1., Т2., Б23., пояснившие об обстоятельствах, имеющих непосредственное отношение к обвинению Рослякова Д.Е., допрошены в отсутствие подсудимого, возражение защитника против осмотра вещественных доказательств оставлено без внимания. В связи с чем Росляков Д.Е. был лишен возможности задавать вопросы свидетелям, дающих против него показания, участвовать в осмотре вещественных доказательств, в соответствии со ст. 284 УПК РФ обращать внимание суда на обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела.

Судом незаконно и необоснованно взысканы с Рослякова Д.Е. в пользу потерпевших и гражданских истцов материальный ущерб и компенсация морального вреда, поскольку вред наступил не от его действий. Решая вопрос о компенсации морального вреда, суд должен был руководствоваться постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 29 июня 2009 г. №17 (в ред. от 9 февраля 2012 года) «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве». Считает неразумной и несправедливой установленную судом долю возмещения вреда с Рослякова Д.Е. Суд в недостаточной степени оценил степень вины Рослякова Д.Е., размер его заработной платы, который составлял 13 000 рублей на январь 2007 года, нахождение на иждивении двоих малолетних детей, отсутствие работы в настоящее время и отягчающих наказание обстоятельств, совершение преступления по неосторожности. Кроме того, вина Рослякова Д.Е. не доказана, прямая причинно-следственная связь между действиями должностных лиц пожарного надзора с последствиями в виде пожара и гибелью людей отсутствует; должностные лица не давали разрешения на использование пиротехнических изделий в клубе «Хромая лошадь»; иным подсудимым вменено в вину оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, следовательно, ответственность наступает на основании ФЗ «О защите прав потребителей». Просит приговор в части удовлетворения гражданских исков к Рослякову Д.Е. отменить.

Полагает, что приговор не соответствует диспозиции ч. 3 ст. 293 УК РФ, поскольку судом не установлено и не доказано, как относился к службе осужденный, вменение одновременно признаков недобросовестности и небрежности, по мнению адвоката, исключается.

Указывает на нарушение п. 4 ч. 1 ст. 73, п. 4 ч. 1 ст. 171, ст. 237 УПК РФ: в постановлений о привлечении в качестве обвиняемого не вменен объект преступления, не указаны фамилия, имя, отчество каждого потерпевшего, механизм образования и степень тяжести полученных каждым потерпевшим телесных повреждений, в том числе причина смерти, характер и размер вреда, причиненного преступлением, что препятствовало рассмотрению дела судом. Ходатайство о прекращении дела за отсутствием состава преступления оставлено без внимания. В нарушение требований ст. 252 УПК РФ суд вышел за пределы предъявленного обвинения, выступив на стороне обвинения, перечислил всех потерпевших в описательно-мотивировочной части приговора.

Считает, что в действиях Рослякова Д.Е. отсутствует объективная сторона преступления. Плановая проверка кафе «Хромая лошадь» проведена Росляковым Д.Е. за 3 года до пожара с 22 по 23 января 2007 года. В период выполнения им своих должностных обязанностей на данном объекте не произошло ни пожаров, ни какого-либо существенного нарушения прав и законных интересов юридических или физических лиц. За 2 года 5 месяцев до пожара Росляков Д.Е. не выполнял обязанности старшего инспектора 9 отряда государственного пожарного надзора по Ленинскому району г. Перми и не осуществлял государственный пожарный надзор за объектом - кафе «Хромая лошадь», был переведен на другую работу. Обязанности по осуществлению государственного пожарного надзора за указанным объектом осуществляла Прокопьева Н.А. Следовательно, не деяние Рослякова Д.Е. повлекло существенное нарушение прав и законных интересов потерпевших, так как оно не имеет отношения ни к продолжаемым преступлениям, ни к длящимся преступлениям.

Суд не указал, какая норма должностной инструкции, предусматривающий служебные обязанности Рослякова Д.Е. как инспектора государственного пожарного надзора, была им нарушена; какой пункт, раздел, скрывая незаконные, самовольные перепланировки при отсутствии разрешительных документов, скрывая, кто конкретно являлся хозяйствующим субъектом, чью деятельность он должен был проверять.

Необоснованно судом сделано замечание в ходе выступления адвоката в прениях, чем нарушены требования ч. 3 ст. 15 УПК РФ, право на защиту Рослякова Д.Е.

Полагает, что к ответственности должны быть привлечены иные должностные лица. Просит отменить приговор, прекратить уголовное дело за отсутствием в действиях состава преступления.

В апелляционной жалобе адвокат Постаногов М.В. в защиту интересов Мухутдинова В.Г. считает выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствующими фактическим обстоятельствам, исследованным в судебном заседании. Из показаний Мухутдинова В.Г. следует, что он никогда не принимал участия в согласовании проекта реконструкции кафе «Хромая лошадь», в период перепланировки кафе не осуществлял противопожарный надзор за данным объектом, не знал о проведенных перепланировках помещения, не проводил обследование помещения кафе на предмет пожарной безопасности, и, следовательно, не мог выявить при своих посещениях данного кафе нарушений в виде отсутствия в помещении второго эвакуационного выхода, наличия горючих материалов на перекрытии помещения, несоответствия количества посетителей данного кафе существовавшим объемно-планировочным решениям.

Каких-либо противоречий между показаниями Мухутдинова В.Г. и исследованными в судебном заседании доказательствами в приговоре суда не установлено. Доказательств, достоверно подтверждающих наличие корыстной или иной заинтересованности, в приговоре не приведено.

По преступлению от 4 сентября 2007 года судом не дана оценка тому, что перепланировка помещения под магазин вина и сыра осуществлялась на основании проекта, соответствующего требованиям пожарной безопасности. Нарушения противопожарной безопасности установлены при проведении обследования помещения в 2010 году. При этом большинство из них имеют режимный характер. Заключение специалиста, приобщенное защитой, судом отвергнуто необоснованно. Просит отменить приговор, оправдать Мухутдинова В.Г.

В дополнении к жалобе адвокат Постаногов М.В., оценивая в совокупности доказательства, относящиеся к факту выдачи ООО «***» в 2006 году заключения за подписью Мухутдинова В.Г., считает, что вывод суда об изготовлении и выдаче им заключения без организации проверки не обоснован.

Из показаний Ефремовой С.П. и Мухутдинова В.Г. следует, что заявления подавались через секретаря в приемной. Регистрация заявлений и заключений входит в функции секретаря. Передавая заявление Ефремовой С.П. секретарю, Мухутдинов В.Г. рассчитывал на то, что заявление будет зарегистрировано в установленном порядке. Отсутствие его регистрации в журнале входящих документов ГУ МЧС РФ по Пермскому краю не является основанием считать, что Мухутдиновым В.Г. данное заявление не зарегистрировано умышленно, поскольку заявление было в установленном порядке получено, направлено на исполнение и выдано заявителю.

Не дана оценка показаниям У3., который выходил на объект по **** как сотрудник ОГПН.

Указывает, что в период 2003-2004 годов Мухутдинов В.Г. не осуществлял полномочий, связанных с надзором за пожарной безопасностью в Ленинском районе г. Перми, исходя из приказа № 302 «Об утверждении перечня должностей личного состава государственной противопожарной службы ГПН». Данное обстоятельство подтвердили Росляков Д.Е. и П5., пояснив, что главным государственным инспектором по Ленинскому району г. Перми в 2003 - 2007 годах являлся Ж3.

Письмо, подготовленное Б29. и подписанное начальником отряда Мухутдиновым В.Г. в адрес ИП Т., не являлось согласованием реконструкции, а лишь обозначало противопожарные мероприятия, которые необходимо было предусмотреть при проектировании и последующей реконструкции. Рекомендации были выполнены. Эти обстоятельства подтвердил главный инженер проекта реконструкции Б25., пояснив, что рабочий проект в органы ГПН не предоставлял. Рекомендации были получены на основании представленного в ГПН плана реконструкции. Проект реконструкции был согласован с Б29., который участвовал в приемке объекта после окончания реконструкции, что подтверждается актом приемки помещения кафе «Хромая лошадь», рапортом и положительным заключением о соблюдении требований пожарной безопасности на данном объекте. В связи с чем можно сделать вывод, что Мухутдинов В.Г. никогда не согласовывал проект реконструкции магазина под кафе, не знакомился с объемно-планировочными решениями данного кафе, не участвовал в приемке данного помещения.

Считает вывод суда об осведомленности Мухутдинова В.Г. о наличии несоответствия конструктивных и объемно планировочных решений помещения кафе «Хромая лошадь» его наполняемости не соответствующим действительности и не основанным на материалах дела. Из показаний Ефремовой С.П. следует, что знакомство с Мухутдиновым В.Г. состоялось после расширения кафе. Согласно заключению эксперта реконструкция, в ходе которой к помещению кафе был присоединен второй зал, происходила в августе 2004 года. Мухутдинов В.Г. посещал кафе в дневное время, когда количество посетителей было небольшим. В вечернее время был один раз, количество посетителей не превышало 30 человек. Стороной обвинения не представлено доказательств, что во время посещения кафе Мухутдиновым В.Г. количество посетителей превышало 50 человек. Количество посадочных мест не является противопожарной нормой, о чем пояснили В7., П5. и другие сотрудники ГПН, что подтверждается заключением Департамента надзорной деятельности МЧС РФ и ссылкой на требование п. 42 в предъявленном Мухутдинову В.Г. обвинении. Определить количество выходов из помещения кафе, их расположение, ширину, соответствие требованиям, предъявляемым к эвакуационным выходам без изучения технической документации, проектной документации, обследования помещения Мухутдинов В.Г. не мог, к нему по данному поводу никто не обращался. Проверок данного помещения он не проводил и не мог при кратковременном посещении кафе выявить те или иные нарушения требований пожарной безопасности.

В приговоре не конкретизированы льготы и преимущества, которые хотел сохранить Мухутдинов В.Г., получая тем самым выгоду для себя и своих знакомых. Вывод о корыстной заинтересованности необоснован.

Проводя анализ показаний Мухутдинова В.Г., Зака A.M., Ефремовой С.П., П15., С9., Ф1. и списка «Жителей «Хромой лошади», утверждает, что на момент инкриминируемого деяния дисконтной карты клуба у Мухутдинова В.Г. не было. Каких-либо льгот при посещении клуба он не получал, поскольку не посещал клуб во время развлекательных мероприятий. Количество посещений, оплата заказов позволяют сделать вывод об отсутствии стремления Мухутдинова В.Г. к получению и сохранению каких-либо льгот в данном заведении, а также отсутствию каких-либо льгот и преимуществ на период изготовления заключения 16 марта 2006 года.

Считает, что вывод суда о наличии дружеских отношений между Заком A.M. и Мухутдиновым В.Г., не нашел своего подтверждения. Периодические встречи и телефонные соединения, обращение друг к другу по имени, не могут безусловно говорить о дружеских отношениях. Ни Мухутдинов В.Г., ни Зак A.M. в судебном заседании не отрицали своего знакомства. При этом оба поясняли, что их взаимоотношения ограничивались знакомством и консультациями в области пожарной безопасности, связанной с такими объектами Зака A.M. как торговые комплексы «***» и «***». Зак A.M. не говорил о наличии дружеских отношений с Мухутдиновым В.Г. ни Ефремовой С.П., ни Б30., они не проводили время вместе в одной компании. Сувенир, осмотренный в судебном заседании, не представляет собой материальной ценности, подобные сувениры от имени ГПН вручались многим предпринимателям.

По эпизоду подготовки и выдачи заключения от 4 сентября 2007 года считает, что показания М14. и Д2. необоснованно признаны судом надуманными, поскольку объективно подтверждаются материалами уголовного дела. В частности, проектом реконструкции помещения по адресу: ****, под магазин вина и сыра, разработанным с учетом требований пожарной безопасности. Из показаний М14. и Д2. следует, что реконструкция проводилась в соответствии с проектом. Согласно протоколу осмотра предметов на момент открытия магазина имелись все необходимые документы, требуемые органами ГПН для выдачи заключения, а вывод суда об отсутствии необходимых документов при подаче М14. заявления не обоснован. Утверждая, что документы были изготовлены после получения заключения, суд не выяснил у лиц, причастных к их изготовлению, имелись ли аналогичные документы (договоры, приказы) на период открытия магазина. Это обстоятельство подтверждается актом передачи документов по магазину «***» из УГПН в 9 ОГПН.

Проверка помещения магазина «***» проведена в феврале 2010 года без исследования проектной документации, в то время как заключение специалистом межрегионального центра МЧС РФ З3., признанное судом необоснованным, дано с учетом необходимой проектной документации.

Обнаруженные при обыске в кабинете Мухутдинова В.Г. подарочные сертификаты не свидетельствуют о получении им какой-либо материальной выгоды. Свидетель М14. отрицал передачу подобных сертификатов, данные сертификаты могли быть приобретены Мухутдиновым В.Г. Наличие фамилии наряду с фамилиями других известных и высокопоставленных лиц в списке тех, кому предоставляется скидка, является реализацией, так называемой, «политики лояльности клиентов», и не свидетельствует о получении Мухутдиновым В.Г. каких-либо льгот и преимуществ.

Обращает внимание на то, что «Заключение о соблюдении на объектах соискателя лицензии требований реализации алкоголя» не «разрешает» деятельность кафе, его отсутствие не является препятствием для оказания услуг общественного питания, проведения дискотек, шоу-программ. Согласно Федеральному закону № 171 от 22 ноября 1995 года «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции в РФ» Госпожнадзором выдается заключение о соответствии производственных и складских помещений требованиям пожарной безопасности. Помещение кафе «Хромая лошадь» является объектом общественного питания и не имеет складских и производственных помещений, а также торгового зала. При отсутствии таковых выдается положительное заключение о том, что деятельность позволяет обеспечить соблюдение требований пожарной безопасности на объекте при выполнении лицензионных требований.

Заключение, выдаваемое ГГШ о возможности соблюдения требований пожарной безопасности при реализации алкогольной продукции не свидетельствует о противопожарном состоянии всего объекта в целом. Проведение проверки в данном случае не выявило бы нарушений требований пожарной безопасности, имевшихся в кафе. Кроме того, заключение ГПН и лицензия на розничную продажу спиртных напитков и вина в розлив было выдано и получено после вступления в силу Указа Губернатора Пермского края, то есть после 16 февраля 2006 года. В соответствии с Указом обязанности по выполнению лицензионных требований возложены на соискателя лицензии, то есть в данном случае на ООО «***».

Вывод суда о том, что производственным помещением следует считать то, в котором непосредственно осуществляется производственный процесс лицензируемого вида деятельности, не основан на имеющихся в материалах дела нормативных документах. Из исследованных в судебном заседании доказательств следует, что кафе «Хромая лошадь» не является объектом торговли, не обладает торговыми площадями, предназначенными для розничной продажи алкоголя.

Выводы суда о виновности Мухутдинова В.Г. в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 285 УК РФ не подтверждаются доказательствами, исследованными в судебном заседании, в приговоре необоснованно отвергнуты доказательства, свидетельствующие в пользу Мухутдинова В.Г., что повлияло на вывод суда о наличии в действиях Мухутдинова В.Г. состава инкриминированных преступлений. Просит отменить приговор, уголовное преследование прекратить.

В апелляционной жалобе потерпевшие Г., Л2., М2., Г1. считают назначенное Мухутдинову В.Г. и Ефремовой С.П. наказание чрезмерно мягким.

В апелляционных жалобах: потерпевшая Ф., потерпевшая Ш1., потерпевшая М5., потерпевшая М3. просят отменить приговор в отношении Зака A.M. в части гражданского иска о компенсации морального вреда, принять новое решение об увеличении суммы с 300 000 рублей до 1 000 000 рублей. Учитывая, что Зак A.M. и М6. являются фактическими собственниками и руководителями клуба «Хромая лошадь», совершили одинаковые противоправные действия, они должны нести одинаковую ответственность по иску о компенсации морального вреда, а поскольку ранее по решению суда с М6. взыскан 1 000 000 рублей, полагают, что с Зака A.M. должна быть взыскана та же сумма.

Потерпевший Б2. просит изменить приговор в отношении Зака A.M., Ефремовой С.П., Феткулова О.Н., Дербенева С.Е., Дербенева И.С., Мухутдинова В.Г., Прокопьевой Н.А., Рослякова Д.Е. в части компенсации морального вреда, взыскать в его пользу в счет компенсации морального вреда солидарно 6 000 000 рублей. Полагает, что исковые требования должны быть удовлетворены в полном объеме, так как при рассмотрении уголовного дела в отношении М6. иск был удовлетворен полностью в размере 1 000 000 рублей.

Потерпевшая Б. просит приговор в отношении Ефремовой С.П. отменить, считает, что Ефремова С.П. стремится уйти от материальной ответственности. Исходя из поведения Ефремовой С.П. во время судебного разбирательства, полагает, что ей должно быть назначено более суровое наказание. Жалоба подписана еще 14 лицами.

Потерпевший Е. просит отменить приговор в части удовлетворения исковых требований о компенсации морального вреда в размере 500 000 рублей, принять новое решение. Указывает, что в связи с длительной командировкой в Республику Ингушетия, он не смог реализовать свое право на увеличение исковых требований. Учитывая, что другим потерпевшим, которым причинен тяжкий вред здоровью, компенсация морального вреда определена в 1 000 000 рублей, считает, что его права и интересы нарушены. Кроме того, он не был уведомлен о месте, времени и дате судебного разбирательства.

В возражениях на апелляционные жалобы потерпевших и гражданских истцов М3., М5., Ш1. и Б2. адвокат Сулимова О.В. считает приведенные в них доводы необоснованными. Вопрос о размере компенсации причиненного потерпевшим морального вреда разрешен судом с учетом характера и степени причиненного здоровью потерпевших вреда, длительности лечения, перенесенных нравственных и физических страданий, формы и степени вины, тяжести содеянного в отношении каждого из подсудимых. Просит оставить указанные апелляционные жалобы потерпевших и гражданских истцов без удовлетворения.

В возражениях на апелляционные жалобы осужденных и адвокатов потерпевшие З2., П9., П12., П10., П11., Ю., Ю2., Ю1., 21., Б22., Ж5., Б1. просят оставить апелляционные жалобы осужденных и их защитников без удовлетворения, а вынесенный приговор -без изменения.

В возражении на апелляционную жалобу потерпевшего Е. осужденный Дербенев С.Е. считает приведенные в ней доводы необоснованными. Указывает, что в ходе судебного заседания потерпевший полностью поддержал заявленные им ранее исковые требования, которые не изменял до вынесения итогового решения по делу. Просит оставить жалобу потерпевшего без удовлетворения.

В возражении на апелляционную жалобу потерпевшего Б2. осужденный Дербенев С.Е. полагает, что потерпевший необоснованно просит увеличить исковые требования, ссылаясь на приговор от 14 мая 2012 года в отношении М6..

В возражении на дополнительную апелляционную жалобу адвоката Шильниковой Л.М., осужденный Дербенев С.Е. считает приведенные в ней доводы необоснованными, противоречивыми и некорректными в отношении других осужденных. Отмечает, что компенсация за причинение морального вреда преступными действиями нескольких лиц подлежит возмещению в долевом порядке, с учетом установления всего круга лиц, которые могут быть признаны виновными в причинении вреда, однако уголовные дела в отношении иных лиц не возбуждались.

В возражении на апелляционные жалобы осужденных и потерпевших, государственные обвинители Тупицын Д.А. и Казаринов В.В. просят оставить приговор без изменения, а жалобы без удовлетворения.

Полагают, что доводы жалобы потерпевшего Е. о нарушении его прав и интересов несостоятельны. 25 марта 2011 года Е. непосредственно участвовал в судебном заседании, дал свои пояснения по делу и поддержал свои исковые требования о взыскании компенсации морального вреда именно в размере 500 000 рублей. Права как потерпевшего, так и гражданского истца ему разъяснялись. Каких-либо намерений изменить свои исковые требования Е. в суде не высказывал. Судом, в соответствии с требованиями закона, полностью удовлетворен заявленный потерпевшим иск. Правом выходить за пределы исковых требований и самостоятельно увеличивать сумму иска суд не обладает.

Находят несостоятельными доводы жалоб потерпевших М3., М5., Ш1. и Б2. о необоснованности частичного отказа в их исковых требованиях о возмещении морального вреда. Полагают, что решая вопрос о размере компенсации причинённого потерпевшим морального вреда, суд учёл характер и степень причинённого вреда здоровью потерпевших, длительность лечения, перенесённые ими нравственные и физические страдания, степень вины каждого из подсудимых, тяжесть содеянного и наступивших последствий, принцип разумности и справедливости, а также материальное положение подсудимых, состояние их здоровья, наличие иждивенцев. При этом суд определил долю каждого из виновных с учётом всех перечисленных обстоятельств в полном соответствии с требованиями закона.

Обращают внимание, что потерпевшие Г., Л2., Г1. и М2., выражая несогласие с квалификацией действий Мухутдинова В.Г. и Ефремовой С.П. и размером назначенного им наказания, каких-либо доводов в подтверждение своей позиции в жалобе не привели.

Мнение потерпевшей Б. о необходимости более строгого наказания Ефремовой С.П. было учтено судом в совокупности с другими обстоятельствами, учитываемыми при решении вопроса о размере наказания, назначаемого каждому из осуждённых.

Доводы жалобы адвоката Зверевой Т.Н. о подмене в приговоре суда понятий «фейерверк» и «пиротехническое изделие», о необоснованности вывода суда о том, что Дербенев И.С заведомо знал об опасности применения пиротехнических изделий в помещении с массовым пребыванием людей, о декриминализации преступления, за совершение которого осуждён Дербенев И.С, носят надуманный характер. Наказание Дербеневу И.С. назначено с учётом всех обстоятельств, на которые указывает адвокат в своей жалобе, в совокупности с другими обстоятельствами, указными в приговоре.

Доводы адвокатов Сулимовой О.В., Чирковой Л.К., Шильниковой Л.М. и осуждённых Феткулова О.Н. и Рослякова Д.Е. об отсутствии состава преступления в действиях Зака A.M., Феткулова О.Н. и Рослякова Д.Е. аналогичны их позиции, занятой в ходе судебного разбирательства, и им дан подробный анализ и мотивированная оценка в приговоре.

Находят несостоятельными доводы адвокатов Чирковой Л.К. и Маценко В.В. о чрезмерно суровом наказании Феткулова О.Н. и Ефремовой С.П.

Доводы адвоката Обухова В.А. о нарушении права Дербенева С.Е. на защиту не основаны на материалах дела, из которых следует, что Дербеневу С.Е., наряду с другими, в ходе предварительного следствия было официально предъявлено обвинение и разъяснены его права, после чего он активно пользовался своими правами сам и с помощью адвокатов, как в ходе следствия, так и в суде. Судом была предоставлена возможность Дербеневу С.Е. и его адвокату без каких-либо ограничений заявить все имеющиеся у них ходатайства, они активно реализовали своё право на защиту.

Доводы жалоб адвоката Обухова В.А., осужденных Дербенева С.Е. и Дербенева И.С. о необоснованности и противоречивости в выводах экспертов, проводивших комплексную комиссионную экспертизу, неоднократно обсуждались и проверялись в ходе судебного разбирательства, при заявлении соответствующих ходатайств Дербеневыми и их защитниками. Всем им дана оценка в приговоре суда.

Указывая на несправедливость приговора, адвокаты Обухов В.А., Зверева Т.Н. и осуждённые Дербеневы ссылаются на то, что в нарушение требований ст. 252 УПК РФ суд вышел за пределы предъявленного обвинения, признав в качестве обстоятельств, отягчающих наказание Дербеневых, совершение преступления группой лиц по предварительному сговору, а для Дербенева С.Е и особо активную роль в совершении преступления, в соответствии с п.п. «в, г» ч. 1 ст. 63 УК РФ. Полагают, что данное утверждение является ошибочным, так как фабула обвинения, предъявленного Дербеневым, судом в сторону ухудшения их положения никоим образом не изменялась. Размер наказания соответствует характеру и степени опасности совершенного преступления, данным о личности осужденных. Определение Дербеневым вида исправительного учреждения не противоречит требованиям п. «а» ч. 1 ст. 58 УК РФ. Решение по исковым требованиям потерпевших приняты судом в рамках действующего гражданского законодательства, с учётом всех необходимых обстоятельств по делу.

Доводы Дербеневых и их защитников о несоответствии выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, о нарушении требований ст. 252 УПК РФ и прав осужденных на защиту при отводе адвоката Ясыревой И.В., а также при допросе свидетеля и подсудимых во время отсутствия Дербенева С.Е. в суде, несостоятельны.

Взыскание процессуальных издержек с Дербеневых не противоречит закону и ранее вынесенным постановлениям суда об оплате работы адвокатов, защищавших интересы Дербеневых в суде. Каких-либо оснований для освобождения их от возмещения процессуальных издержек не имеется. Своё решение по данному вопросу суд мотивировал в приговоре.

Утверждение адвоката Шильниковой Л.М. о необходимости прекращения уголовного дела в отношении Рослякова Д.Е. в связи с истечением срока давности основано на ошибочном толковании закона. Несостоятельны доводы жалобы адвоката о существенном нарушении уголовно-процессуального закона, выразившемся в продолжении судебного разбирательства в отсутствие Рослякова Д.Е., которому была вручена выписка из протокола судебного заседания за период его отсутствия и предоставлена возможность, в случае необходимости, заявить о повторном вызове лиц, допрошенных в его отсутствие или дополнительном исследовании иных доказательств, представленных суду в его отсутствие.

Доводы жалобы адвоката Постаногова М.В. аналогичны позиции, занимаемой им и его подзащитным Мухутдиновым В.Г., в ходе судебного разбирательства и являются несостоятельными. Считают, что достаточно подробно проанализировав и оценив всю совокупность исследованных доказательств, суд обоснованно пришёл к выводу о доказанности вины каждого из подсудимых. Также суд дал правильную правовую оценку действиям каждого и мотивированно назначил Заку A.M., Ефремовой С.П., Феткулову О.Н., Рослякову Д.Е., Прокопьевой Н.А., Мухутдинову В.Г., Дербеневу С.Е. и Дербеневу И.С. соразмерное и справедливое наказание в соответствии с требованиями закона. Наказание каждому назначено в пределах санкций соответствующих статей, с учётом всех, предусмотренных законом обстоятельств, в размере необходимом для достижения целей наказания, определённых уголовным законом.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб, судебная коллегия считает, что выводы суда о виновности всех осужденных в совершении инкриминируемых им деяний соответствуют фактическим обстоятельствам дела и подтверждаются собранными по делу и исследованными в судебном заседании доказательствами.

Доводы стороны защиты, изложенные в апелляционной жалобе о том, что Зак A.M. не является субъектом преступления, за которое он осужден, что свидетельствует о неправильном применении судом уголовного закона, несостоятельны.

Так, показаниями осужденных, потерпевших, свидетелей и иными материалами уголовного дела установлено, что Зак A.M., являясь владельцем и учредителем кафе «Хромая лошадь», осуществлял организационно-распорядительные и административные функции, руководил сотрудниками кафе, осуществлял полномочия по управлению и распоряжению имуществом, осуществлял контроль за расходованием денежных средств, определял порядок их учета и хранения, формировал кадровый состав, определял трудовые функции работников, то есть непосредственно осуществлял организацию и руководство оказанием услуг общественного питания и досугового культурно-зрелищного характера в кафе «Хромая лошадь».

Выполнение им указанных управленческих полномочий нашло подтверждение в показаниях осужденной Ефремовой С.П. о том, что именно Зак A.M. с Т. пригласили её открыть кафе на базе магазина «***». С их слов она знала, что Зак A.M. дал деньги в размере 50% на реконструкцию помещения, остальные деньги вложили Т. и Б33. На момент открытия клуба, каждая из сторон также вкладывала деньги равными суммами. Зак A.M. предложил назвать клуб «Хромая лошадь», он же предложил работать через существующие ЧП Ч3. и ЧП Б28. Все вопросы по кафе решал Зак A.M.. Т. только присутствовал и поддерживал мнение Зака A.M. Все учредители, в том числе и Зак A.M., принимали участие в деятельности клуба, контролировали все производимые в кафе ремонтные работы. Еженедельно, по понедельникам, владельцы клуба получали прибыль от деятельности кафе. Вопросами пожарной безопасности в клубе никто никогда не занимался. К моменту открытия клуба в 2001 году в зале было столов и стульев на 80-90 посадочных мест, в мае 2002 года Зак A.M. сказал, что нужно пристроить к клубу летнюю веранду. В 2003 году учредители решили присоединить площадь летней веранды к клубу. В 2004 году к клубу было присоединено пустующее соседнее помещение. Потолок в первом зале обработали огнезащитным лаком летом-осенью 2001 года, тогда же обработали мешковину. Возможно в 2004 году этот потолок снова обрабатывали огнезащитным лаком и после этого больше не обрабатывали. Накануне случившегося она спросила арт-директора клуба Феткулова О.Н., что он планирует в программе. Он ей ответил, что все уже обсудил с Заком A.M. и сообщил, что планируется фейерверк.

Показаниями осуждённого Зака A.M., данными в ходе предварительного следствия и признанными судом достоверными установлено, что он предоставлял деньги на организацию деятельности кафе «Хромая лошадь», позиционировался в кафе как учредитель, хозяин, подписывал несколько приказов как учредитель кафе, давал советы по организации деятельности Т. и Ефремовой С.П., в том числе по логотипу клуба, интерьеру, качеству блюд кухни и реализуемой алкогольной продукции, содержанию шоу-программ, выступлению артистов, согласовывал смету и расходы на проведение ремонтных работ, финансировал деятельность клуба и производство ремонтных работ, получал большую часть чистой прибыли от деятельности кафе.

Из показаний осужденного Феткулова О.Н. в ходе предварительного следствия усматривается, что он подтверждал, что Зак A.M. был главным в кафе, ему подчинялись все остальные. Без его ведома и разрешения не принималось ни одного решения. Со слов Зака A.M. знает, что в 2004 году он вкладывает 5 миллионов рублей в расширение и перепланировку кафе «Хромая лошадь». В ноябре 2009 года Зак A.M. сказал, что нужно устроить красочную шоу-программу с применением пиротехники, сообщил, что пригласит артистов из Испании, оформление вечера должно быть на высшем уровне.

Помимо этого роль Зака A.M. так же была установлена:

показаниями потерпевших К23., В1., К27. и других сотрудников кафе, пояснивших, что Зак A.M. являлся одним из учредителей кафе;

показаниями свидетеля Д. - бухгалтера кафе с 2003 года, о том, что Зак A.M. являлся владельцем кафе. Летом 2003 года на собрании коллектива Зак A.M. представил М6. как финансового директора, сказал, что Т. будет заниматься общими вопросами, а все глобальные вопросы они будут решать все вместе. Она вела учет всех выплат для Зака A.M. и для Титлянова А.Е., которые в бухгалтерских документах не отражались. При этом из общей суммы она высчитывала 5 % Ефремовой С.П., а оставшуюся сумму делилась между учредителями: Заку А.М.-50%, М6. и Т. - по 25%;

показаниями свидетеля Б30., пояснившего о том, что в ноябре 2001 года Зак A.M. показывал ему помещение, где впоследствии было

открыто кафе «Хромая лошадь», там уже находилась какая-то мебель, со слов Зака A.M. узнал, что он скоро откроет здесь ночной клуб. Впоследствии Зак A.M. неоднократно говорил ему, что он один из хозяев кафе. Зак A.M. систематически обычно в 13.00 часов уезжал в кафе «Хромая лошадь» и находился там, предупреждая, что если нужно решать какие-то вопросы, то его можно будет найти в кафе;

показаниями свидетеля Б28. - с ноября 2001 года по 2003 год работавшей главным бухгалтером в клубе «Хромая лошадь», пояснившей, что Зак A.M. и Т. являлись учредителями клуба, видела их в клубе каждый день, они решали вопросы по организации клуба. Зак A.M. принимал её на работу и устанавливал ей работу. По понедельникам вся выручка клуба за период с пятницы по воскресенье выдавалась учредителям клуба: 5% -Ефремовой С.П., а из оставшихся 95% половину получал Зак A.M., другая половина делилась между Т. и Б33.. Все вопросы в клубе, в том числе и распределение денежных средств, решал Зак A.M. Без него ни один вопрос никто не решал;

показаниями свидетелей Р4., которая с 2002 года работала в кафе официантом, а с 2009 года - администратором, и К119., бывшего арт-директора, подтвердивших, что учредителями кафе были Зак A.M., Т., М6.. Р4. лично видела подписанные ими как учредителями приказы, которые вывешивались на стене в служебном коридоре.

Согласно приобщенным к делу вещественным доказательствам -приказам - они подписаны Заком A.M. как учредителем предприятия.

Вопреки доводам жалобы адвоката, судом правильно в основу приговора положены показания осужденной Ефремовой A.M. о роли Зака A.M. в кафе, поскольку они подтверждаются совокупностью приведенных выше и других исследованных доказательств.

Ссылки в жалобе на частое пребывание Зака A.M. за пределами России, в связи с чем он якобы не мог осуществлять руководство кафе, не свидетельствуют о его невиновности и опровергаются показаниями той же Ефремовой С.П., свидетелей С17., Д., Б30. о том, что в это время он осуществлял руководство клубом посредством телефонной связи, либо через интернет.

Судом проверялись доводы жалобы о роли Зака A.M. как инвестора в организации Т. кафе, они опровергнуты доказательствами и правильно признаны несостоятельными.

Доводы адвоката об отсутствии доказательств того, что именно по указанию Зака A.M. была начата реконструкция помещения под кафе и получены соответствующие документы, опровергаются совокупностью исследованных доказательств, в частности показаниями свидетеля Б25., подтвердившего, что именно Зак A.M. в 2001 году обратился к нему в просьбой выполнить проект реконструкции части магазина «***» под кафе на 50 посадочных мест. При этом Зак A.M. показал ему помещение, проект был выполнен с учетом его пожеланий. По проекту реконструкции он контактировал только с Заком A.M. и ему как заказчику передал всю документацию по проекту кафе. Официально работа по проекту не оформлялась, Зак A.M. рассчитался с ним наличными деньгами по устной договоренности.

Осужденная Ефремовой С.П. также указала на то, что на реконструкцию кафе Зак A.M. дал 50% денег, остальные 50% вложили Т. и Б33. Зак A.M. пригласил дизайнера проекта, предложил название клуба.

Свидетель Б33. подтвердил показания Ефремовой С.П. относительно согласования между ним, Т. и Заком A.M. всех вопросов расходования денежных средств клуба, их участия в организации реконструкции и ремонта клуба в 2001 году.

Из показаний свидетеля Г2., данных на предварительном следствии и признанных судом достоверными, следует, что в 2001 году он встречался с руководством кафе «Хромая лошадь» Титляновым А.Е. и Заком A.M. по поводу обработки огнезащитным средством ивовых прутьев и мешковины для отделки потолка. При этом именно Зак A.M. торговался с ним о стоимости работ.

Свидетель Б24. пояснил, что в июле - сентябре 2001 года он оформил помещение кафе деревянными конструкциями: потолки из плетеных ивовых палок, деревянные столбы, смонтировали конструкции в помещении. За работу с ними рассчитывался Зак A.M. наличными деньгами. Сроки работ, объемы работ контролировали Зак A.M. и Титлянов А.Е., они же осуществляли приемку работ. В 2002 году их вновь пригласили на изготовление и установку плетеного ограждения снаружи, объемы работ, стоимость обсуждались с Заком A.M., он же оплатил их работу.

На основании этих и других исследованных доказательств, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу, что Зак A.M. является субъектом инкриминируемого ему преступления и правильно указал о том, что преступление совершено Заком A.M., Ефремовой С.П. и Феткуловым О.Н. по предварительному сговору группой лиц, о чем свидетельствуют совместные и согласованные действия между соучастниками, направленные на оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни и здоровья потребителей.

Суд верно в приговоре сослался на требования законодателя по соблюдению правил безопасности жизни и здоровья потребителей, предъявляемые к услугам и указал, что такие правила устанавливаются в стандартах (государственных, отраслей, предприятий, обществ и других), санитарных нормах и правилах, строительных нормах и других нормативных актах, предусматривающих критерии безопасности услуг для потребителей.

Не отвечающими требованиям безопасности признаются товары, работы, услуги, потребительские свойства, качество и результаты которых, а также процесс из выполнения или оказания не соответствуют указанным нормативным документам, и их реализация может повлечь причинение гражданам смерти или вреда здоровью.

Причинная связь между действиями и последствиями предполагает, что вред здоровью или смерть наступили в результате ненадлежащего оказания услуг.

Приведенные в приговоре и согласующиеся между собой доказательства опровергают доводы апелляционной жалобы адвоката о том, что Зак A.M. не осуществляет непосредственное руководство системой пожарной безопасности и не отвечает за нарушения в сфере градостроительного законодательства, в связи с чем не может быть субъектом правоотношений в сфере соблюдения указанных требований в кафе «Хромая лошадь».

Суд пришел к верному выводу, что Зак A.M. осуществляя непосредственное руководство кафе «Хромая лошадь» имея умысел на оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни и здоровья потребителей, оказывая услуги в сфере общественного питания и культурно-зрелищные услуги, заведомо зная о нарушении ст. 7, 10 Федерального закона РФ «О защите прав потребителей», в нарушение СНиП и Правил пожарной безопасности и эти услуги не отвечают требованиям безопасности, 5 декабря 2009 года совместно с Ефремовой С.П. и Феткуловым О.Н. оказывали такие услуги, что повлекло по неосторожности смерть 156 человек, причинение тяжкого вреда здоровью 65 лицам, средней тяжести вреда здоровью 8 лицам и легкого вреда здоровью 7 лицам.

Объективную сторону преступления предусмотренного ст. 238 УК РФ образуют действия по оказанию услуг, не отвечающих безопасности жизни и здоровья. В соответствии с Законом РФ «О защите прав потребителей» оказание услуг осуществляется на основании договора. Исполнитель обязан оказать услугу, качество которой соответствует договору. Потребитель имеет право на то, чтобы услуга была безопасна для жизни и здоровья потребителя. Требования, которые должны обеспечивать безопасность услуги для жизни и здоровья потребителя, являются обязательными и предусматриваются законом, в установленном им порядке (ст.ст. 4,7 Закона РФ) Согласно ст. 10 указанного закона исполнитель обязан своевременно предоставлять потребителю необходимую и достоверную информацию об услугах, обеспечивающую возможность их правильного выбора. При этом информация об услугах в обязательном порядке должна содержать сведения об основных потребительских свойствах услуг, правила и условия эффективного и безопасного использования услуг, информацию о правилах оказания услуг.

Суд установил, что Зак A.M. являясь собственником и руководителем кафе «Хромая лошадь», знал о том, что оказывая услуги в помещении кафе, предназначавшееся для размещения не более 50 посетителей, реконструировал его для нахождения в нем более 250 человек, при этом помещение зала было оборудовано лишь одним эвакуационным выходом, имело отделку потолка горючими материалами: пенопластом, а также низко расположенными древесными прутьями и мешковиной, свойства огнезащитной обработки которых не проверялись более 5 лет, принял решение о проведении шоу-программы с использованием световых пожароопасных эффектов в виде фейерверков, берет на себя обязанность оказания услуг ненадлежащего качества, то есть отвечающих требованиям безопасности жизни и здоровья, и нарушает требования действующего законодательства, так как использование фейерверка в помещении кафе с одним эвакуационным выходом и массовым пребыванием людей запрещено. Следовательно, действовал умышленно, с целью оказания услуги ненадлежащего качества.

Факт оказания услуг с 2001 года, не отвечающих требованиям безопасности для жизни и здоровья потребителей, подтверждается совокупностью доказательств, исследованных в судебном заседании, в том числе:

протоколами осмотра места происшествия - клуба «Хромая лошадь»;

показаниями осужденной Ефремовой С.П. о том, что с 2001 года по 2003 год клуб работал без приемки его в эксплуатацию. Все реконструкции клуба после 2001 года происходили без проекта, разработанного и согласованного в установленном законом порядке. При этом она понимала, что производится самовольная перепланировка помещения. Вопросами пожарной безопасности в клубе никто никогда не занимался. Никто из владельцев клуба никогда никого не назначал ответственным за пожарную безопасность;

заключением эксперта № ** от 12 марта 2010 года, согласно выводам которого фактическое состояние кафе «Хромая лошадь» не соответствует регистрационным документам. Отделочные материалы, в том числе потолочные, не соответствуют строительным нормам и правилам. На момент пожара помещение кафе не было оборудовано противодымной вентиляцией и пожарными гидрантами; в отсутствие проекта (технической документации) не разработаны требования к периодичности замены или восстановления, специальной огнезащитной пропитки отделочных покрытий подвесного потолка, в конструкциях подвесного потолка на путях эвакуации использован горючий материал - пенопласт, заполнение конструкций подвесного потолка выполнено из горючего материала, что способствует скрытому распространению огня, заполнение каркасов подвесных потолков над зрительными залами фактически было выполнено из легкогорючего материала-пенопласта;

заключением технической комиссии по установлению факта нарушения законодательства о градостроительной деятельности, из которого следует, что эксплуатация кафе на 50 посадочных мест площадью 380 квадратных метров начата в декабре 2001 года без разрешения на ввод объекта в эксплуатацию. Разрешение на ввод объекта в эксплуатацию получено 31 декабря 2003 года. При реконструкции 2003-2004 годах нарушены требования нормативных документов, в том числе СНиП 31-01-2003 «Здания жилые многоквартирные» (п.4.10) и СНиП 21-01-97 «Пожарная безопасность зданий и сооружений» (п.4.3,6.12, 6.25) При осуществлении самовольной реконструкции, в том числе на путях эвакуации, использовались отделочные материалы группы горючести ГЗ-Г4 и высокой дымообразующей способности группы ДЗ. Несоблюдение требований градостроительного законодательства при проведении реконструкции и последующих ремонтов привели к не обеспечению безопасности людей в помещениях ресторана (ночного клуба) при пожаре, произошедшем 5 декабря 2009 года, в результате чего причинен вред жизни, здоровью, имуществе физических и юридических лиц;

заключением эксперта, согласно которому:

1. Очаг пожара, произошедшего в кафе, располагался в северо­восточной части зала для посетителей, в непосредственной близости от потолочного перекрытия, над правым (если смотреть из зала) углом сцены.

2,3. Имелся один очаг пожара, признаков других очагов пожара не наблюдается.

4. В очаге пожара находились предметы из ограниченного числа горючих материалов - пенопласт и монтажная пена, рядом с ними находились также древесина, ткань (возможно выполненная из натуральных волокон), по потолку также проходили электропровода с медными жилами и пластмассовой изоляцией.

При этом экспертом сделан вывод о том, что причиной пожара явилось возгорание пенопласта на потолке зала от попавшей в него горящей частицы, выброшенной из сработавшего пиротехнического устройства - наиболее вероятно, фонтана, менее вероятно - «вспышек», изготовленных из заряда дымного пороха. Также отмечено, что возникновению и интенсивному развитию пожара способствовали: конструкция подвесного потолка и потолочного перекрытия; применение в центральной части кафе материалов имеющих высокую пожарную опасность - пенопласт и монтажная пена - и незащищенных негорючими материалами; постоянный подогрев элементов конструкции подвесного потолка и потолочного перекрытия мощной светотехнической аппаратурой; применение пиротехнических изделий с радиусом опасной зоны 5 м и опасными факторами - пламя и разбрасываемые пожароопасные элементы; применение самодельных пиротехнических изделий - «вспышек», изготовленных их зарядов дымного пороха, выстреливаемых из самодельных установок.

протоколами выемки и осмотра документов, вещественными доказательствами и другими, подробно приведенными в приговоре доказательствами.

Кроме того, судом в приговоре подробно перечислены нормативные акты, которыми Зак A.M. должен был руководствоваться, соблюдать их и строго исполнять, не допуская каких-либо нарушений, а также указаны его обязанности как владельца и руководителя кафе и сделан обоснованный вывод о том, что совместными действиями Зака A.M., Ефремовой О.Н., Феткулова О.Н. оказывались услуги не отвечающие требованиям безопасности жизни и здоровья потребителей, повлекшие по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека и смерть двух и более лиц.

Эти выводы суда мотивированы достаточно полно.

Вопреки доводам апелляционной жалобы адвоката Сулимовой О.В., заключение технической комиссии от 5 марта 2010 года приведено в приговоре и оценено в совокупности с другими доказательствами по делу. Указанное заключение само по себе, так и в совокупности с другими доказательствами никоим образом не опровергает выводы суда о виновности осужденного.

Судом правильно дана юридическая оценка действиям Зака A.M., и они верно квалифицированы по ч. 3 ст. 238 УК РФ.

Таким образом, приведенными в приговоре доказательствами виновность осужденного Зака A.M. установлена, а доводы жалобы адвоката о его невиновности - опровергнуты.

Выводы суда о виновности осужденной Ефремовой С.П. в совершении преступления соответствуют фактическим обстоятельствам дела, основаны на доказательствах, проверенных в судебном заседании, проанализированных и изложенных в приговоре, которым дана надлежащая юридическая оценка.

Доказанность вины и правильность квалификации действий Ефремовой С.П. в апелляционной жалобе не оспариваются.

Выводы суда о виновности Феткулова О.Н. в совершении данного преступления соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на доказательствах, исследованных в судебном заседании, которым в приговоре дана надлежащая оценка.

Судом установлено, что в конце октября - начале декабря 2009 года М6., Заком A.M., лицом, дело в отношении которого прекращено в связи со смертью, Ефремовой С.П. и Феткуловым О.Н. было принято решение об организации праздничного мероприятия, посвященного восьмилетию кафе в ночь с 4 декабря 2009 года на 5 декабря 2009 года. Они разработали план-программу по оказанию очередной услуги, не отвечающей требованиям безопасности жизни и здоровья потребителей, в виде организации и проведения праздничного мероприятия с включением в программу пиротехнического шоу - фейерверка в закрытом помещении с массовым пребыванием людей. С целью привлечения большего количества посетителей была организована рекламная компания, в ходе которой в печатных средствах массовой информации и на радио были размещены объявления о предстоящих мероприятиях.

Празднование должно было сопровождаться применением фейерверка и иных световых пожароопасных пиротехнических эффектов в помещении кафе с одним эвакуационным выходом и массовым пребыванием людей, что запрещено п. 50 Правил пожарной безопасности в РФ, в соответствии с которым при организации и проведении новогодних праздников и других мероприятий с массовым пребыванием людей запрещается устраивать фейерверки и другие световые пожароопасные эффекты, которые могут привести к пожару, а также допускать заполнение помещений людьми сверх установленной нормы.

При этом участники группы знали о том, что в ходе рекламной кампании до круга лиц, которые посетят кафе, не будет в полном объеме доведена информация об услугах, которые им будут оказаны, в частности они сокрыли информацию о включении в программу пиротехнического шоу -фейерверка, который будет проводиться в помещении, не отвечающем требованиям пожарной безопасности. Они организовали продажу билетов и обеспечили вход в кафе неограниченному кругу лиц (более 300 человек), при этом Феткулову О.Н. было поручено организовать применение фейерверка и иных световых пожароопасных пиротехнических изделий.

В ходе организации рекламы кафе Феткулов О.Н. дал объявление в журнал «Досуг» и указал несоответствующие действительности сведения о том, что вместимость кафе составляет до 500 человек. В эфире радиостанций «***» и «***» была размещена рекламная информация о проведении в кафе «Хромая лошадь» мероприятий по празднованию «Дня рождения» 3,4,5 декабря 2009 года, при этом о применении фейерверков не упоминалось.

30 ноября 2009 года Феткулов О.Н. предложил генеральному директору ООО «Пиротехническая компания «***» Дербеневу С.Е. установить фейерверки и иные световые пожароопасные пиротехнические изделия и привести их в действие в ночь на 5 декабря 2009 года.

5 декабря 2009 года в нарушение положений п. 50 Правил пожарной безопасности, в 1 час 05 минут, установленные в кафе Дербеневым С.Е. и Дербеневым И.С. пиротехнические изделия были приведены в действие, несмотря на то, что их применение в закрытых помещениях с массовым пребыванием людей, в том числе в кафе «Хромая лошадь», было недопустимо. Вследствие чего в кафе возник пожар, в результате которого в условиях невозможности организованной эвакуации людей, обусловленной конструктивными особенностями помещения и превышением допустимого количества посетителей, от отравления продуктами горения, угарным газом и полученных ожогов наступили последствия в виде гибели 156 человек, причинения 65 лицам тяжкого вреда здоровью, 8 лицам - вреда здоровью средней тяжести, 7 лицам - легкого вреда здоровью, 3 лицам - повреждений с незначительной стойкой утратой трудоспособности.

Доводы осужденного Феткулова О.Н. и стороны защиты, изложенные в апелляционных жалобах, о том, что Феткулов О.Н. не являлся учредителем, руководителем или собственником кафе, в связи с чем не является субъектом преступления, за которое он осужден, что свидетельствует о неправильном применении судом уголовного закона, были проверены и оценены судом.

Суд, проанализировав доказательства по делу, утверждения осужденного и стороны защиты о том, что Феткулов О.Н. не должен нести ответственность за оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни и здоровья потребителей, а указанные последствия наступили не от его действий, обоснованно признал их несостоятельными с приведением мотивов в приговоре.

Субъектом рассматриваемого преступления является физическое вменяемое лицо, достигшее 16 лет, осуществляющее производство, хранение или перевозку в целях сбыта либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей: хранитель, перевозчик, упаковщик, маркировщик, продавец, исполнитель работ или услуг.

В качестве субъекта преступления, предусмотренного ст. 238 УК РФ, совершенного на предприятии общественного питания, выступает собственник или руководитель коммерческой организации (независимо от формы собственности и организационно-правовой формы), индивидуальный предприниматель, а также наемный работник.

Как следует из материалов дела, Феткулов О.Н. являлся арт-директором кафе «Хромая лошадь», обеспечивал рекламу кафе, придумывал её содержание, согласовывая ее с Ефремовой С.П. и учредителями клуба, непосредственно изготавливал рекламные аудиоролики клуба, организацию шоу-программ и увеселительных мероприятий, приглашал артистов для выступлений, распределял оплату между артистами, участвовавшими в шоу-программе, еженедельно составлял смету предстоящих расходов на шоу-программы, согласовывал эти расходы с директором Ефремовой С.П., Заком A.M. и другими собственниками клуба, предлагал им на утверждение кандидатуры на должности сотрудников арт-отдела, руководил сотрудниками арт-отдела клуба, то есть непосредственно осуществлял организацию и руководство оказанием услуг досугового культурно-зрелищного характера, предоставляемых в клубе «Хромая лошадь».

Это подтверждается приведенными в приговоре доказательствами, в том числе:

приказом учредителей клуба от 26 октября 2009 года о соблюдении правил внутреннего трудового распорядка сотрудниками арт-отдела, согласно которому решением вопросов касающихся дисциплины сотрудников, артистов, ведущих, аниматоров - занимаются арт-директор Феткулов О.Н. (и заместитель директора предприятия Т7.);

электронным письмом от 9 января 2009 года Зака A.M. в адрес Ефремовой С.П., в котором он сообщает, что согласен с приемом на работу в клуб Феткулова О.Н.;

показаниями осужденной Ефремовой С.П. о том, что Феткулов О.Н. начал работать арт-директором с января 2009 года, он составлял смету шоу-программы на неделю, её обсуждали с учредителями на собраниях, на которых он также присутствовал. После этого собрания арт-директор проводил собрания с арт-отделом. Феткулов О.Н. получал в бухгалтерии общую сумму на шоу-программу, согласно утвержденной смете на каждую неделю и сам расплачивался с артистами. У клуба был свой сайт в Интернете, информацию на сайт о вместимости клуба размещал арт-директор. При этом вопрос о том, какую вместимость указывать, обсуждался на одном из собраний учредителей в присутствии её и арт-директора;

показаниями свидетеля М17., из которых следует, что по приглашению Феткулова О.Н. в 2009 году в течение 6 месяцев он работал в клубе «Хромая лошадь» в качестве ведущего шоу-программ. Условия работы, заработной платы он обсуждал с Феткуловым О.Н., от него же получал заработную плату. Феткулов О.Н. занимался в клубе составлением программ. Феткулова О.Н. он считал своим непосредственным руководителем;

свидетель Ш7. работал в клубе с 2006 года до лета 2009 года и пояснил, что Феткулов О.Н. с 2009 года работал арт-директором, который организовывал, составлял и утверждал у начальства программы, приглашал артистов, после собрания с начальством доводил до сотрудников арт-отдела замечания по работе;

исследованными в судебном заседании показаниями свидетеля М11. о том, что он с 2005 года выступал в кафе. Феткулов О.Н. сначала был музыкантом в кафе, потом стал арт-директором и организовывал развлекательные мероприятия. Со слов Феткулова О.Н. или его жены ему известно, что он делал рекламные ролики для кафе и для ТК «***» и таким образом рассчитывался с Заком A.M. за аренду помещения;

показаниями свидетеля Н4., которому Зак A.M., представляя Феткулова О.Н., сказал, что он готовит рекламные ролики для клуба «Хромая лошадь» и может сделать рекламные ролики для ТЦ «***»;

осужденный Феткулов О.Н. в своих показаниях не отрицает, а также это подтверждается и показаниями других осужденных и свидетелей И2., И3., К119., К12., Р2., что именно им составлялась программа планируемых развлекательных мероприятий со сметой денежных расходов на эту программу. После её утверждения он сам непосредственно договаривался с артистами и другими участниками программы о выступлениях (работе) в клубе, озвучивая им размер денежного вознаграждения, после проведения программ получал деньги по смете в бухгалтерии и производил расчет с участниками программы. Также не отрицает, что именно он договаривался с Дербеневым С.Е. о применении в клубе в ночь на 5 декабря 2009 года пиротехники;

показаниями осужденного Дербенева С.Е. о том, что 27 ноября 2009 года ему позвонил арт-директор клуба «Хромая лошадь» Феткулов О.Н. и пригласил в клуб поговорить по вопросу использования спецэффектов при праздновании юбилея клуба. При обсуждении этого вопроса, Феткулов О.Н. высказал пожелания: «чтобы сыпалось, блестело, сверкало, хлопало», озвучил располагаемую сумму **-** рублей. На его вопрос о том разрешено ли применение пиротехники в помещении клуба, Феткулов О.Н. ответил, что разрешено, что руководство клуба само предложило применение пиротехники;

показаниями потерпевшего К3. о том, что арт-директор клуба «Хромая лошадь» Феткулов О.Н. пригласил его поработать в качестве аниматора 4 декабря 2009 года. Перед этим днем Феткулов О.Н. проводил собрание аниматоров. О том, что будет фейерверк, не говорил.

показаниями потерпевшей М19 - аниматора клуба, пояснившей, что о трудоустройстве в клуб она разговаривала с арт-директором Феткуловым О.Н., который впоследствии являлся её непосредственным начальником, от него она получала заработную плату. Феткулов О.Н. разрабатывал тематику вечера, координировал анимационную группу, распределял между ними обязанности, в клубе у него был свой кабинет с мебелью, компьютером, там же хранились афиши, плакаты;

показаниями потерпевшего О. - помощника администратора клуба, подтвердившего тот факт, что Феткулов О.Н. занимался организацией развлекательных программ в клубе.

В связи с чем утверждение осужденного и адвоката о том, что Феткулов О.Н. непосредственным оказанием услуг в кафе не занимался, нельзя признать обоснованным.

Доводы жалобы осужденного Феткулова О.Н. об искажении в приговоре показаний свидетелей К3., Ш7., Р4. не соответствуют действительности. Расхождений в содержании показаний указанных свидетелей, зафиксированных в протоколе судебного заседания и при изложении в приговоре, не усматривается. Замечаний на протокол судебного заседания Феткуловым О.Н. не приносилось.

Ссылки осужденного Феткулова О.Н. на то, что он не являлся ответственным за соблюдение правил пожарной безопасности, за техническое состояние помещения, а также не знал о вместимости кафе, не свидетельствуют о его невиновности. Как установлено судом, именно Феткулов О.Н., по указанию Зака A.M., принял решение об использовании в шоу-программе в помещении кафе световых пожароопасных эффектов в виде фейерверка, договорился об их применении с Дербеневым С.Е., согласовав их количество и момент применения, после чего поставил в известность об их использовании директора и других учредителей кафе, убедил их в безопасности данных эффектов.

Так, из показаний осужденной Ефремовой С.П. следует, что на собрании 30 ноября 2009 года при обсуждении программы шоу, Феткулов О.Н. сообщил, что всю программу обсудил с Заком A.M. и планирует фейерверк. На что М6. возразил: «Зачем фейерверк, все так давно обрабатывалось?». Тогда Феткулов О.Н. сказал: «Не волнуйтесь, все будет клёво». После этого 2 декабря 2009 года она обратилась к Феткулову О.Н., спросив: «Может вместо фейерверка обойдемся конфетти?», на что он ответил: «Я уже со всеми все решил».

Показания Ефремовой С.П. в этой части подтвердил М6.

Кроме того, как следует из показаний самого Феткулова О.Н., осужденного Дербенева С.Е., свидетелей - артистов и аниматоров, вопросы безопасности, связанные с использованием пиротехники, практически не обсуждались и никаких мер по обеспечению безопасности не предпринималось.

Утверждение Феткулова О.Н. и стороны защиты о том, что он сам ничего не решал, не освобождает его от ответственности, поскольку он выполнял указания и распоряжения учредителей и директора кафе по оказанию услуг досугового и культурно-зрелищного характера, предоставляемых в клубе, то есть занимался непосредственным оказанием услуг.

Организовывая данное мероприятие, Зак A.M., Ефремова С.П. и Феткулов О.Н. не убедились в полной готовности помещения зала в противопожарном отношении, понимали, что объемно-планировочные и

другие технические решения в помещениях, состояние средств пожарной автоматики, с учетом количества посетителей клуба, намного превышающего установленное нормами проектирования, не позволяют обеспечить безопасность жизни и здоровья посетителей клуба в случае возникновения пожара и не позволяют обеспечить безопасную эвакуацию людей до наступления опасных факторов пожара, в том числе его вторичных проявлений, но самонадеянно рассчитывали на предотвращение таких последствий.

При этом совокупностью исследованных доказательств установлено, что оказываемые в кафе услуги не отвечали требованиям безопасности жизни и здоровья потребителей.

Будучи организатором развлекательных программ в кафе, действуя совместно с другими соучастниками, Феткулов О.Н. знал о том, что, оказывая услуги досугового и культурно-зрелищного характера, он, как арт-директор, принимает на себя обязанность по оказанию услуг надлежащего качества, то есть отвечающих требованиям безопасности жизни и здоровья.

При этом Феткулов О.Н. осознавал, что нарушает требования действующего законодательства, не поставив потребителей в известность о применении фейерверков в помещении кафе, не убедившись в наличии противопожарной безопасности помещения. Следовательно, действовал умышленно, с целью оказания услуг ненадлежащего качества.

Как правильно указано в приговоре, в нарушение ст. 10 Закона «О защите прав потребителей» именно Феткулов О.Н., действуя в соответствии со своей ролью, организовал рекламу праздничного мероприятия, дав объявления в журнале «***» и в эфире радиостанций «***» и «***», не предоставил потребителям необходимую и достоверную информацию о применении фейерверков, то есть умышленно скрыл сведения о свойствах предоставляемой услуги, правила и условия эффективного и безопасного её использования.

Факт сокрытия указанной информации подтвердили потерпевшие У5., Ч4., Т1., К5., И5., К34, В5., С11., М10., Щ1. и другие. Из протокола осмотра рекламных буклетов клуба следует, что в них отсутствует информация о применении фейерверков и других пиротехнических изделий в программе, посвященной дню рождения клуба 4 декабря 2009 года. Из показаний свидетеля П15. - специалиста по полиграфии сувенирной продукции в ООО «***» следует, что фирмой производилось изготовление билетов для кафе «Хромая лошадь» 16-23 ноября 2009 года, при этом информации о проведении в кафе пиротехнического шоу в них не содержалось. Свидетель З8. -дизайнер разработки макетов афиш и рекламной продукции пояснила, что готовила макеты рекламной продукции, в том числе и по поводу празднования Дня рождения клуба (баннер для улицы, афиши, пригласительные билеты, листовки на столы и нанесения изображения на диск). О применении пиротехники в этой продукции не указывалось. Заявка с описанием заказа поступила как обычно по электронной почте. Работа выполнялась без оформления договора, по устной договоренности. Разработанные проекты смотрел сначала Феткулов О.Н., затем Ефремова С.П.

Потерпевшая В1. - сотрудница арт-состава кафе, в судебном заседании пояснила, что текст афиши к празднованию дня рождения клуба придумали они с Феткуловым О.Н., при этом о фейерверке в афише не упоминалось. Затем Феткулов О.Н. согласовал текст с Ефремовой С.П. После чего она заказала афишу и указала такую же информацию на сайте. Согласно протоколу осмотра журнала «***» за декабрь 2009 года на странице 69 размещена реклама ночного клуба «Хромая лошадь». Из содержания рекламы следует указание на адрес клуба, время работы и вместимость до 500 человек. Информация о том, что будут применяться пиротехнические изделия - фейерверки и другие световые пожароопасные эффекты, отсутствует. Такая информация отсутствует и в афишах и рекламной продукции для кафе «Хромая лошадь», изъятых в ООО «***» и в ЗАО «***» при осмотре СД-диска о развлекательных мероприятиях на 3, 4, 5 декабря 2009 года в честь «Дня рождения» кафе.

Ссылки в жалобе осужденного Феткулова О.Н. на показания потерпевших Б6., Б7., М8., Щ., что они знали о наличии в программе фейерверка, сами по себе не свидетельствуют о том, что все потребители были извещены о применении фейерверка, поскольку большинство потерпевших и свидетелей подтвердили обратное.

Так, из показаний потерпевших З6., Б34., Б7., Б27., К5., К34, К24., М10., Ф. и других посетителей кафе следует, что о применении в клубе пиротехники они не были предупреждены.

Из исследованных в судебном заседании показаний свидетеля В2., данных в ходе предварительного расследования, следует, что их -танцоров, о том, что будут использованы фейерверки, поставили перед фактом 4 декабря 2009 года на репетиции, когда они увидели возле сцены установленную пиротехнику. Феткулов О.Н. только сказал Р2., что будет 8 ударов и что нужно будет остаться на площадке.

Исследовав все обстоятельства дела, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Феткулова О.Н. в совершении инкриминируемого ему преступления, в связи с чем доводы жалоб о необоснованности осуждения являются несостоятельными.

С учетом изложенного судебная коллегия приходит к выводу, что приведенные в приговоре доказательства были проверены и исследованы в ходе судебного следствия, суд дал им надлежащую оценку, правильно установил фактические обстоятельства дела и обоснованно пришел к выводу о доказанности вины Феткулова О.Н., квалифицировав его действия по ч. 3 ст. 238 УК РФ.

Доводы жалоб о несогласии с оценкой суда доказательств судебная коллегия считает неубедительными, поскольку выводы суда мотивированы, основаны на требованиях ст.ст. 87, 88 УПК РФ и сомнений не вызывают.

Утверждение в жалобе адвоката Сулимовой О.В. о том, что приговор является копией обвинения (с сохранением стиля), является необоснованным. Приговор соответствует требованиям закона, содержит описание преступного деяния, установленного судом, всесторонний анализ доказательств, на которых суд основал свои выводы, при этом дана оценка всем рассмотренным в судебном заседании доказательствам.

Доводы осужденных Дербенева С.Е. и Дербенева И.С. и их защитников о непричастности к преступлению, предусмотренному ст. 218 УК РФ опровергаются исследованными в судебном заседании доказательствами, подробный анализ и оценка которым дана в приговоре.

Из материалов дела усматривается, что осужденный Дербенев С.Е. вину не признал. Из его показаний в суде следовало, что с января 2001 года он является учредителем и директором ООО «Пиротехническая компания «***», которое осуществляет деятельность по проведению фейерверков с использованием пиротехнических изделий. Он получил специальность пиротехника в ФНПЦ «НИИ Прикладной химии» расположенном в г. Сергиев Посад Московской области. Последнее обучение и переаттестацию прошел в апреле 2007 года, аттестован сроком на 3 года на право обращения с пиротехническими изделиями при их хранении, перевозках, торговле, подготовке и проведении фейерверков, а также на право создания специальных (пиротехнических) сценических эффектов, руководство показами фейерверков. В компании «***» работали сотрудниками его сын - Дербенев И.С, Т4., Г5., Д1., С12.. Его сын - Дербенев И.С, работал в компании в должности пиротехника, прошел обучение в ФГУП «ФНПЦ «НИИ Прикладной химии» по программе обучения безопасным правилам применения пиротехнических изделий и получил удостоверение аттестованного пиротехника. В 2005 и 2008 годах Дербенев И.С. прошел переаттестацию на право обращения с пиротехническими изделиями при хранении, перевозках, торговле, подготовке и проведении фейерверков; на право создания специальных (пиротехнических) сценических эффектов, руководство показами фейерверков.

27 ноября 2009 года ему позвонил арт-директор клуба «Хромая лошадь» Феткулов О.Н. и пригласил в клуб поговорить о возможности использования спецэффектов при праздновании юбилея клуба. 30 ноября 2009 года при встрече Феткулов О.Н. высказал пожелание: «чтобы сыпалось, блестело, сверкало, хлопало». Он спросил у него, разрешено ли применение пиротехники в помещении клуба «Хромая лошадь», на что Феткулов О.Н. ответил, что разрешено и руководство клуба само предложило применение пиротехники. Рассказал, что ранее, при проведении мероприятий в клубе, пиротехника уже применялась другими организациями и лицами. Выйдя на танцпол, осмотрев потолок и место предполагаемого выполнения спецэффектов, он спросил у Феткулова О.Н., имеется ли противопожарная пропитка потолка. Тот ответил утвердительно. Он поверил Феткулову О.Н. на слово. Никаких документов Феткулов О.Н. ему не показывал, а он не просил. Он рассказал Феткулову О.Н. принцип действия пушек конфетти; дымовых «вспышек» в виде звукового эффекта (хлопка) с выбросом небольшого количества дыма, который образуется при сжигании порохового состава в ограниченном объеме; пиротехнических фонтанов, высотой искр 1,5 метра, но не выше 2 метров. Он поднял руку к потолку и определил примерную высоту до подвесного потолка - около 3 м. Что находилось за подвесным потолком, он не видел, так как подвесной потолок, выполненный из прутьев, которые он первоначально принял за бамбук, был непроницаемым, в связи с тем, что прутья были накрыты сверху мешковиной. Он также осмотрел помещение и убедился, что оно имеет хорошую вентиляцию - в клубе были установлены несколько потолочных кондиционеров, вентиляция располагалась над подвесным потолком. Дополнительным подтверждением для него слов Феткулова О.Н. о том, что подвесной потолок пропитан противопожарным составом, явилось наличие в непосредственной близости от него осветительных приборов, размещенных на фермах-трилайтах над танцполом у сцены, имеющих достаточно большую мощность и теплоотдачу. Иначе бы необработанные прутья, имели бы соответствующий цвет обгорания от перегрева осветительными приборами, подвешенными вблизи от подвесного потолка. На сцене клуба он видел огнетушитель. Из помещения клуба имелось несколько выходов - один центральный, другой - через кухню на улицу. Был убежден, на основании информации, сообщенной ему Феткуловым О.Н., а также на основании личного осмотра помещения, зная технические характеристики применяемых пиротехнических изделий, что возможно выполнить спецэффекты и применить в данном помещении пиротехнические фонтаны при организации концертной программы.

В декабре 2008 года, находясь в командировке в г. Москве, на *** рынке он приобрел «с рук» у неизвестного ему продавца, осуществлявшего торговлю в контейнерах, 10 сценических фонтанов, предназначенных для использования в помещениях. Ранее зальные сценические пиротехнические изделия он приобретал в СКТБ «***» г. Санкт-Петербурга. Однако в конце 2008 года у основных поставщиков пиротехники на российский рынок, не было пиротехники как таковой, тем более для помещений, а СКТБ «***» перешел на использование импортного сырья, в основном китайского производства, в связи с чем, зальные пиротехнические фонтаны стали более пожароопасными. Поэтому у него возник интерес к другим производителям сценической пиротехники и пиротехники для использования в помещениях. При покупке сценических фонтанов на Митинском рынке, он обратил внимание, что данные сценические фонтаны классифицируются не выше 3 класса опасности. По прибытию из командировки, он произвел пробный запуск одного из приобретенных фонтанов. Результат полученного эффекта не соответствовал указанным техническим характеристикам, в связи с этим, использование данных фонтанов не представляло интереса и, впоследствии 4 фонтана он подарил в качестве новогоднего подарка своим коллегам по работе. 5 фонтанов, которые были в золотой и серебряной оболочке, у него остались. Именно их он впоследствии использовал в клубе «Хромая лошадь» 4 декабря 2009 года. На этих пиротехнических фонтанах имелась надпись «сценические», разрешалось использовать в помещениях. Впоследствии для выполнения крепления пиротехнических фонтанов к управляемому блоку запуска, наружные этикетки им были сняты, корпуса фонтанов были обернуты металлизированным скотчем для надежной фиксации с блоком запуска.

Так как в наличии у него было всего 5 фонтанов, он понимал, что на второй день у него нет необходимого количества фонтанов, поэтому принял решение установить все фонтаны, заранее зная, что визуальный эффект будет лучше и красивее. Для себя он решил, что при отсутствии на втором мероприятии спецэффектов из пиротехнических фонтанов, он сможет обосновать заказчику, что создаст более интересные спецэффекты, предложив их на второй день вместо пиротехнических фонтанов крио-эффекты с конфетти.

4 декабря 2009 года около 13-14 часов он заехал в гипермаркет по ул. **** в г. Перми в надежде найти аналогичный товар - фонтаны для помещений. Туда же зашел незнакомый молодой человек, который интересовался фонтанами на свадьбу. По договоренности с молодым человеком, они купили один одноцветный фонтан «Рио» и один маленький фонтан, чтобы проверить их на визуальный эффект. Молодой человек зажег эти фонтаны на улице у магазина, а он с продавцом наблюдали из помещения. Покупать эти фонтаны он не стал.

Вечером 4 декабря 2009 года, направляясь в клуб «Хромая лошадь» для установки оборудования, около 19 часов он заехал в магазин фейерверков по ул. **** и купил 6 фонтанов «Рио», которые можно было использовать на предстоящих свадебных мероприятиях. Все оборудование к клубу он привез сам на своей машине. Дербенев И.С, Г5. и Д1. помогли ему занести оборудование в чемоданах и тканевых сумках из его машины в клуб, чтобы создать у работников клуба впечатление их участия и помощи в организации фейерверка, чтобы их запомнили как обслуживающий персонал по выполнению спецэффектов и впоследствии обеспечили беспрепятственный бесплатный допуск в клуб на концертную программу. Купленные им в магазине фонтаны «Рио» остались у него в машине, в клубе он их не устанавливал. Все пиротехническое оборудование в клубе было установлено лично им. Дербенев И.С. пытался ему помочь протянуть по подвешенной ферме провода для конфетти, но делал это неправильно, поэтому он попросил сына не помогать ему и все сделал самостоятельно. Д1., Г5. и Дербенев И.С. находились возле сцены и наблюдали за его действиями. Он установил 3 пушки-конфетти на ферме-трилайте, над краем сценического подиума, справа и слева по краям сцены. На полу, на танцполе перед сценой, справа и слева от центра сцены, он установил «вспышки», которые изготовил сам, с блоками управления: две платформы, на каждой по 8 металлических цилиндрических стаканов с дымовыми «вспышками», сверху стаканы были заклеены скотчем. В стаканах происходит сжигание дымного пороха и из-за разницы давления происходит разрыв скотча, сопровождающийся хлопком и выбросом небольшого количества дыма. Между платформами со вспышками он разместил 5 пиротехнических конусных фонтанов, снизу к которым были прикреплены приемные блоки запуска, работавшие на батарейках. Фонтаны были размещены по ширине танцпола у края сценического подиума. Вспышки и фонтаны приводились в действие с пультов дистанционного управления посредством радиосигнала. Один огнетушитель, имевшийся на сцене, он поставил прямо у стойки ди-джея. Свои принесенные огнетушители он унес обратно в машину, так как в них не было необходимости, с учетом имевшихся в клубе огнетушителей. Программа должна была начаться в час ночи 5 декабря 2009 года. Он сказал, что приедет в клуб и сам запустит фейерверк.

В 0 часов 44 минуты 5 декабря 2009 года ему позвонил Дербенев И.С., спросил, где он. Он сказал сыну, что немного опаздывает, попросил того подготовить к его приезду оборудование, а именно: выдвинуть на танцпол от края сцены пиротехническое оборудование - вспышки и фонтаны. Запускать фейерверк он сына не просил, так как намеревался сделать это сам. Но на автозаправочной станции была очередь, поэтому он задержался и приехал к клубу около 1 часа 10 минут. К этому моменту уже произошел пожар. Он пытался вытаскивать людей из фойе, потом оказывал помощь пострадавшим, делая искусственное дыхание и призывая это делать других людей, помогал выносить людей из клуба, искал сына. Затем узнал, что его сын находится в МСЧ № 9, ездил туда совместно с Г5. и Д1., разговаривал с сыном. Тот сказал, что пожар возник не из-за пиротехники.

Проанализировав имеющиеся в деле доказательства, считает, что пожар в клубе произошел по причине аварийной работы электропроводки (перегрузки в общей электросети) при увеличении нагрузки по мощности, в том числе включении электровентиляции, что привело к значительному нагреву проводов с последующим возгоранием изоляции. С заключением экспертов о том, что возгорание в клубе произошло в результате использования пиротехнических изделий: фонтана, «вспышек», не согласен, считает данное заключение противоречивым, необоснованным. Полагает, что ни им, ни Дербеневым И.С. не было допущено нарушений правил использования пиротехнических изделий и пункта 50 Правил пожарной безопасности (ППБ 01-03), поскольку в клубе были применены пиротехнические изделия, предназначенные для помещений по своим тактико-техническим характеристикам, которые не могут привести к пожару. О нарушениях в клубе «Хромая лошадь» требований пожарной безопасности они с Дербеневым И.С. не знали.

Осужденный Дербенев И.С. вину также не признал. Из его письменных показаний, оглашенных в судебном заседании, следовало, что он был принят в ООО «Пиротехническая компания «***» на должность пиротехника. В 2002 году прошел обучение в ФГУП «ФНПЦ «НИИ Прикладной химии» по программе обучения безопасным правилам применения пиротехнических изделий, получив удостоверение аттестованного пиротехника, а в 2005 и 2008 годах проходил переаттестацию и повышение квалификации, получил право руководить показами фейерверков.

4 декабря 2009 года ему, а также Д1. - главному инженеру компании, Т4. - заведующему складом, и Г5. -пиротехнику компании, позвонил Дербенев С.Е. и сообщил, что вечером будет устанавливать пиротехнику в клубе «Хромая лошадь», так как в клубе будет проходить праздничное мероприятие, посвященное празднованию дня рождения клуба и предложил им прийти и посмотреть, где и как нужно правильно устанавливать пиротехнику, а заодно понаблюдать за работой фейерверка. Они встретились с Дербеневым С.Е., который привез все оборудование сам, помогли его занести в клуб. Все пиротехническое оборудование и оборудование для конфетти было установлено лично Дербеневым С.Е. Он попытался помочь отцу протянуть провода для конфетти по металлической ферме, но, поскольку делал это неправильно, Дербенев С.Е. попросил его не помогать и все сделал сам. Было установлено 3 пушки конфетти на металлической ферме-трилайте под потолком, на полу перед сценой в правом и левом углу отец установил «вспышки» с блоками управления. Между платформами со вспышками размещались 5 конусных фонтанов, от которых шли провода к блокам управления. Фонтаны и вспышки приводились в действие с помощью пультов дистанционного управления. Поскольку огнетушители в клубе имелись, свои огнетушители отец унес в машину. Сказал, что сам приедет в клуб к часу ночи 5 декабря 2009 года и запустит фейерверк.

Примерно в 0 часов 40 минут он позвонил отцу. Тот сказал, что задерживается, но к началу запуска спецэффектов приедет, попросил его подготовить оборудование к работе - выдвинуть на танцпол «вспышки» и фонтаны. Он отодвинул «вспышки» и фонтаны от сцены, как его просил отец, включил питание на блоках управления, подготовив их к использованию, встал на сцене за ди-джеем, ждал отца. Обратил внимание на красноватое мерцание на потолке в правом углу сцены, посередине, над входом в служебное помещение из зала в кухню. Тогда он не придал этому значения, хотя видел, что там проходят электропровода. Из-за опоздания отца сам произвел запуск конфетти. Команду на пуск дал ему стоящий рядом Феткулов О.Н., так как точно момент запуска он не знал. Когда началась поздравительная часть, он принял решение о запуске пиротехники, чтобы не подвести отца. Под счет ведущего он запустил «вспышки», одновременно выстрелив 16 штук парно, по 8 с каждой стороны, после этого он запустил фонтаны. Из пяти фонтанов сработали только три. Подошел Г5. и высказал недовольство по этому поводу. В этот момент в месте мерцания, над подвесным потолком, сквозь прутья он увидел пламя, крикнул: «Горим!», схватил стакан с водой и плеснул со сцены в место возгорания. Он увидел, как пламя по проводам пошло в центр зала и крикнул ди-джею: «Давай огнетушитель». В этот момент заработала вытяжка, и пламя стало распространяться очень быстро. Ведущий на танцполе произнес: «Дамы и господа, мы горим. Прошу выйти из зала». Люди стали медленно выходить. Феткулов О.Н. дал ему огнетушитель, и он стал пытаться тушить. Прозвучал хлопок, потух свет. Потом огнетушитель закончился, потолок начал рушиться, пошел густой дым. Он пытался выйти через центральный вход, пополз, потерял сознание. Очнулся на улице, его поместили в машину «скорой помощи» и доставили в МСЧ № 9, а затем в ГКБ № 36 г. Москвы, где он проходил лечение по поводу ожогов 45% поверхности тела, отравления продуктами горения, термоингаляционного поражения, ожоговой болезни. Он не готовил и не устанавливал «вспышки» и фонтаны, об опасности применяемых пиротехнических изделий не знал, так как со слов отца, пиротехнические изделия, применяемые в клубе, предназначены для помещений, полностью доверял отцу, думает, что тот убедился в безопасности мероприятия. Он не нарушал правила применения пиротехнических изделий, напротив, отодвинул их от сцены и убедился в обеспечении зоны безопасности. О нарушениях требований пожарной безопасности в клубе он не знал, не являлся устроителем и организатором мероприятия с массовым пребыванием людей, не планировался быть исполнителем спецэффектов. Считает, что возгорание в клубе произошло не из-за фейерверка, а в результате короткого замыкания электропроводки. С заключением экспертов не согласен.

Вопреки доводам осужденных Дербенева С.Е. и Дербенева И.С их виновность в совершении инкриминируемого деяния подтверждается собранными доказательствами, полно, всесторонне, объективно исследованными судом и приведенными в приговоре.

Так, согласно протоколу судебного заседания осужденный Феткулов О.Н. пояснял суду, что в ноябре 2009 года он получил указание от руководства подготовить идею проведения праздничных мероприятий на 8-летие клуба и новогодние праздники, то есть художественное оформление, тематику программ. Скорее всего, это указание озвучила Ефремова С.П. В плане аналогичных мероприятий на 2008 год была указана пиротехника. Поэтому он обратился по этому вопросу к Дербеневу С.Е., которого знал как специалиста в этой области. Он созвонился с Дербеневым С.Е., пригласил его в клуб для разговора и попросил украсить шоу спецэффектами. Показал Дербеневу С.Е. зал, сцену, указал время начала шоу, объяснил, в какой момент нужны спецэффекты в виде звуковых взрывов. На его вопрос о спецэффектах, Дербенев С.Е. предложил вспышки, фонтаны, пневмо-хлопушки с конфетти. Осмотрев потолок в зале в районе танцпола и сцены, сказал, что он низкий для спецэффектов, спросил, имеется ли противопожарная пропитка потолка. Он ответил: «Кажется, да», так как в 2008 году слышал какой-то разговор Т. с Ефремовой С.П. о пропитке потолка, когда они обсуждали результаты проверки клуба пожарными. Дербенев С.Е. сказал, что будет делать специальные зальные спецэффекты, которые будут безопасны для людей. Речь в разговоре с Дербеневым С.Е. шла именно о «холодном» фейерверке. Под этими словами он лично понимал спецэффекты, которые безопасны и не сожгут костюмы, декорации, одежду людей. На собрании в присутствии В1., Т7., Е2., М6., Т. он озвучил, что в качестве пиротехники будет использовано 16 вспышек, 3 фонтана и 3 пневмо-хл опушки с конфетти. С этим все согласились. Документально работа с Дербеневым С.Е. в клубе никак не оформлялась, расчет предусматривался наличными. С Дербеневым С.Е. они договорились о работе в клубе два вечера 4 и 5 декабря 2009 года. Он Дербеневу С.Е. сказал, что если руководству понравится его работа, то тот будет работать в клубе и в новогодние праздники. Договорились, что Дербенев С.Е. приедет в клуб 4 декабря 2009 года в 19-20 часов. В указанное время Дербенев С.Е. приехал в клуб, с ним были Г5., Д1. и Дербенев И.С., которых он ранее не знал. Они занесли в клуб ящики, сумки, стали из них выкладывать кабеля, пушки-подставки с 8 железными стаканчиками по 4 в ряд, небольшие фонтанчики - 5 штук, корпуса которых были обмотаны скотчем, были без маркировок и надписей. Дербенев С.Е. сказал, что будет 5 фонтанчиков, без всякой доплаты, в рамках сметы. Как они устанавливали пиротехнику и кто из них конкретно, он не помнит, но все они были возле сцены. После установки Дербенев С.Е. показал ему, что пушки с конфетти были закреплены на металлической ферме сцены: одна справа и две слева; две подставки с трубками - дымовые хлопушки стояли на танцполе, перед сценой, в 1,5 метрах друг от друга вдоль сцены, 5 фонтанов на каких-то подставках стояли на танцполе вдоль сцены и были распределены по все длине сцены. На его вопрос, где должны располагаться танцоры, чтобы не сбили спецэффекты, и чтобы спецэффекты были безопасны и не задели никого из танцоров, Дербенев С.Е. указал расстояние полметра от самих установок. Других указаний по поводу безопасности от Дербенева С.Е. не было. Пиротехники сдвинули все установленные спецэффекты вплотную к сцене, чтобы гости их не задели во время дискотеки. Он еще раз указал Дербеневу С.Е., в какой момент музыки должны запускаться спецэффекты, сказал, что шоу начнется в час ночи. Дербенев С.Е. пообещал приехать за 30-40 минут до начала шоу. В это же время в зале обедал Зак A.M. с испанским артистом и видел, как пиротехники устанавливали оборудование. На их вопрос он сообщил, что это пиротехники готовят спецэффекты на праздник, не помнит, сообщал ли он какие именно спецэффекты будут использованы, но сказал, что со слов Дербенева С.Е. эти спецэффекты безопасны и могут применяться в помещении. Примерно в 0 часов 30 минут к нему в гримерку зашли Дербенев И.С и Г5. С их слов он понял, что Дербенева С.Е. не будет. Он им дал прослушать музыку, сказал, в какой момент музыки какие спецэффекты должны запускаться, сказал, что начало шоу в час ночи. К указанному времени он находился за режиссерским пультом, слева от него был ди-джей У1. за своим пультом, слева от У1. находились пиротехники Дербенев И.С. и Г5. Дербенева С.Е. в клубе не было. Выступили танцоры, в начале их выхода было запущено конфетти, в конце танца прозвучало 8 пиротехнических хлопков. Ведущий К12. считал хлопки в микрофон, находясь на танцполе с левого края сцены, если смотреть лицом. На цифре «8» по счету запустились фонтаны, и К12. вышел на танцпол, поприветствовал гостей, начал чествовать именинников. Через некоторое время он увидел, что Дербенев И.С. побежал к противоположному от них краю сцены, взял стакан с водой с их тумбочки и плеснул водой в район потолка у правого края сцены, если смотреть лицом из зала. В это время К12. сказал в микрофон: «Господа, мы горим, выходим из зала». Он не поверил, так как открытого огня нигде не видел. Затем он услышал слово «огнетушитель». Он взял находившийся справа от него огнетушитель, передал его И. Дербеневу. Тот убежал с ним в правую сторону сцены. Там уже было очень дымно. В клубе было темно, как обычно в такое время, световое и звуковое оборудование сцены в это время продолжало работать. Он спустился со сцены на танцпол, увидел на потолке огонь в правом углу зала, если смотреть лицом на сцену, на большой площади. Погас свет, выключилось все световое и звуковое оборудование сцены. Над сценой стал обрушаться потолок, с потолка падали горящие капли и продолжали гореть на полу, пошел черный дым, стало трудно дышать. Он на ощупь вышел на улицу через служебный выход.

Из показаний осужденной Ефремовой С.П. следовало, что 30 ноября 2009 года на производственном собрании она, Феткулов О.Н., М6., Т., Т7. обсуждали организационные вопросы работы клуба на 4 декабря 2009 года. Феткулова О.Н. спросили, что он планирует в программе. Тот ответил, что всю программу на предстоящие выходные с 3 по 5 декабря 2009 года он уже обсудил с Заком A.M. в ТК «***», также сказал, что планирует фейерверк в клубе на 4 и 5 декабря 2009 года. М6. стал возражать и сказал: «Зачем этот фейерверк, все так давно обрабатывалось». Феткулов О.Н. сказал, что он видел фейерверки, что они по высоте не более 1 метра от пола, что они красивые и «холодные», то есть безопасные.

Около 0 часов 5 декабря 2009 года она за столиком с М6. и Т. выпила чашку чая. Потом вышла в фойе, когда вернулась в зал, уже шла шоу-программа, танцевали танцоры. По окончании танца с потолка посыпались конфетти. Потом помнит клубы светлого дыма перед сценой, а затем стали выстреливать фейерверки. Видела 4 фейерверка. Фейерверк, располагавшийся напротив ди-джея, сработал на высоту 2 метра и был жиденький, следующий фейерверк сработал на высоту 1-1,2 метра и тоже был жиденький. Третий фейерверк сработал у самого пола, а последний фейерверк, расположенный справа, если смотреть лицом на сцену, напротив металлической колонны, на которой крепилось оборудование сцены, сработал до подвесного плетеного потолка. В момент работы этого фейерверка, либо уже после окончания его работы, точно не помнит, выше подвесного плетеного потолка, прямо над тем местом, где работал последний фейерверк, она увидела множество мелких желтых огоньков, похожих на электрическую сетку-гирлянду. В это время световое и звуковое оборудование сцены продолжало работать. До начала работы фейерверка этих огоньков не было, они появились уже после его запуска. Огоньки стали увеличиваться в размерах, она поняла, что это искры, побежала в гардероб за огнетушителем и поволокла его к залу. В зал она не попала, так как из него двигалась толпа людей. Этой толпой её отбросило к гардеробу, затем вынесло в тамбур. Когда она очутилась в тамбуре, света уже не было, был дым, люди падали. Очнулась она на улице, сидящей в 3 метрах от крыльца клуба. М6. стоял у сквера через дорогу, курил. Она подошла, спросила у него, что это такое. Тот ответил: «Это конец».

Показаниями осужденного Зака A.M. установлено, что 4 декабря 2009 года днем, во время обеда в «Хромой лошади», увидев, что на сцене под потолком устанавливают какие-то устройства, он поинтересовался этим у Феткулова О.Н., и тот сообщил, что это будет «холодный» фейерверк для праздника. На его вопрос, не сожжет ли он их, Феткулов О.Н. сказал, что все будет безопасно.

Свидетель К11. показал, что работал менеджером ООО «***», занимающегося оптовой продажей пиротехники. У компании есть розничный магазин пиротехники по ул. ****. 5 декабря 2009 года после пожара в клубе «Хромая лошадь» его вызвали на работу. От старшего продавца розничного магазина пиротехники Р8. узнал, что 4 декабря 2009 года Дербенев С.Е. спрашивал у неё в магазине профессиональные сценические фонтаны, то есть фейерверки для использования в помещении. Такой продукции в магазине не было, и Дербенев С.Е. купил на пробу конусный фонтан «Рио», поджег его на улице, посмотрел, как фонтан работает, поводил рукой над струей искр и ушел, и в тот же день около 19 часов вернулся в магазин и приобрел 2 упаковки фонтанов «Рио». Со слов следователей, приехавших к ним в магазин, он узнал, что Дербенев С.Е. сам указал, что в этом магазине приобрел фонтаны. Р8. ему фамилию Дербенева не называла, но сказала, что этот же человек покупал у неё фонтаны.

Конусный фонтан «Рио» относится ко 2 классу опасности, радиус опасной зоны 5 метров, предназначен исключительно для работы на открытом воздухе. Высота работы фонтанов «Рио» от 1,5 метра до 1,8 метра. На каждом фонтане имеется инструкция по применению с указанием, что изделие предназначено только для использования на улице и указан радиус опасной зоны 5 метров. Это означает, что данный фонтан может разбрасывать горящие искры и другие пожароопасные элементы в этом радиусе. Запуск этих фонтанов дистанционно возможен, но потребуется переделка изделия: нужно удалить замедлитель и вставить электровоспламенитель, либо к замедлителю добавить быстрый фитиль (стопин). Но этим могут заниматься только специализированные организации. В январе-феврале 2010 года следственными органами в розничном магазине пиротехники были изъяты 200 фонтанов «Рио» из той же партии, из которой Р8. были проданы фонтаны 4 декабря 2009 года Дербеневу С.Е.

Из показаний свидетеля Р8. следует, что днем 4 декабря 2009 года в магазин пиротехники на ул. **** в г. Перми, где она работала старшим продавцом, приехал подсудимый Дербенев С.Е. с молодым человеком. Они искали пиротехнические фонтаны для запуска в помещениях на сцене. Таких фонтанов в магазине не было. Она сообщила, что у них есть только уличные фонтаны «Рио», с радиусом опасной зоны 5 метров и высотой потока искр 1,5 метра, но их нельзя запускать на сцене. Они приобрели один такой фонтан «Рио», чтобы посмотреть, на какую высоту он работает. Молодой человек поджег его на улице возле магазина, фонтан сработал на высоту около метра, радиус разброса искр также составил около метра. Молодой человек поводил над ним рукой в районе своего колена, сказал, что искры не горячие, нормально. Она с Дербеневым С.Е. наблюдали за этим из помещения магазина через окно. Дербенев С.Е. сказал, что фонтан ему не нравится, он не производит эффекта. Других покупателей в магазине не было, она больше никакой товар никому не продавала. Через 5 минут после их ухода, молодой человек вернулся в магазин и приобрел 2 коробки с фонтанами «Рио», по 4 штуки в каждой коробке. Вечером в этот же день около 18-19 часов Дербенев С.Е. также пришел в магазин и приобрел 3 фонтана «Рио». На упаковке фонтана «Рио» были указаны условия его использования. 5 декабря 2009 года органы следствия изъяли в магазине фонтаны «Рио» из той же партии, что приобрел Дербенев С.Е.

Свидетель П2. показал, что он работал в должности заместителя начальника ЦБППРиАЗ ГУВД по Пермскому краю. 5 декабря 2009 года в связи с пожаром в клубе «Хромая лошадь» он находился на своем рабочем месте в Центре по борьбе с правонарушениями в области потребительского рынка, расположенном по ул. **** в г. Перми. Около 11 часов 5 декабря 2009 года в Центр прибыл Дербенев С.Е. по приглашению заместителя начальника Центра ***. Он присутствовал при разговоре с Дербеневым С.Е. Разговор он по собственной инициативе записывал на диктофон в своем мобильном телефоне. Впоследствии, эту аудиозапись он выдал органу предварительного следствия. При разговоре с Дербеневым С.Е. присутствовали также Д4. - начальник отдела, инспектор лицензионно-разрешительной системы (ЛРС), периодически заходил и выходил начальник ЛРС К28. В ходе разговора К22. и Д4. спросили Дербенева С.Е., что за пиротехнические изделия были применены в клубе «Хромая лошадь» и где он их приобрел, так как им необходимо было принять меры к изъятию данной продукции из обращения, если она представляла опасность для использования. Дербенев С.Е. сообщил, что пиротехнические изделия, которые использовались в клубе «Хромая лошадь», он приобрел в специализированном магазине пиротехники на ул. **** в г. Перми. У Дербенева С.Е. были при себе образцы этой пиротехники, и он показал им конусообразную пирамидку, на которой типографским способом было напечатано название: «Рио». Со слов Дербенева С.Е. следовало, что изделия с названием «Рио», которые он им показал и которые находились при нем, были использованы в клубе «Хромая лошадь» в ночь на 5 декабря 2009 года. О каких-либо других источниках приобретения пиротехники, использованной в клубе «Хромая лошадь», Дербенев С.Е. не говорил.

Освещение зала поделено на несколько участков, у каждого участка свой защитный автомат.

Анализируя показания Дербенева С.Е. и Дербенева И.С. на предварительном следствии и в судебном заседании, а также основываясь на установленных в судебном заседании обстоятельствах, суд пришел к правильному выводу, что они являются непоследовательными и противоречат другим исследованным доказательствам.

С учетом показаний свидетелей Р8. и П2. были опровергнуты пояснения осужденного Дербенева С.Е. об использовании приобретенных на *** рынке г. Москвы пиротехнических фонтанов, предназначенных для сценического использования.

Кроме того, пояснения Дербенева С.Е. в судебном заседании относительно описания фонтанов, использованных в клубе, и тех, что он приобрел на Митинском рынке в г. Москве, противоречат его показаниям, данным в ходе предварительного следствия (т. 13 л.д. 30-34, 54-63) в которых он описывал и приводил совершенно иные технические характеристики и внешний вид фонтанов, приобретенных им на *** рынке, по сравнению с фонтанами, которые ему вернула С12., фотографии и этикету от которых он представил в судебном заседании (т. 155 л.д. 146-148).

Из показаний осужденного Феткулова О.Н. на предварительном следствии усматривается, что в клуб вместе с Дербеневым С.Е. приехали трое молодых людей, которые постоянно работали с ним. Участие в установке пиротехнического оборудования принимали все, а Дербенев С.Е. контролировал их работу. О наличии нескольких человек, принимавших участие в установке пиротехнических изделий и их применении, указывают также показания и потерпевших О., У1., В1., свидетеля К12.

Также из показаний Феткулова О.Н. и самого Дербенева С.Е. следует, что фактически он не убедился должным образом в соответствующем наличии огнезащитной обработки подвесного потолка в клубе «Хромая лошадь» при использовании в клубе пожароопасных пиротехнических фонтанов, удовлетворившись лишь высказыванием по этому поводу Феткулова О.Н.

При допросах в качестве свидетеля Дербенев И.С. описывал способы приведения в действие пиротехнических изделий, и указывал, что помог Дербеневу С.Е. протянуть провода в клубе, расположив их на полу. В какое время и в какой последовательности необходимо применять спецэффекты, ему сообщил ди-джей в начале развлекательной программы, находясь на сцене (т. 14 л.д. 22-28, 32-38, 39-42, 43-46).

При допросе в качестве обвиняемого, Дербенев И.С. пояснял, что видел, как несколько искр, вылетавших из наиболее отдаленного от него пиротехнического фонтана, доставали до потолка (т. 14 л.д. 53-58). Показания об этом Дербенев И.С давал в присутствии своего адвоката, по окончании допросов они вместе с защитником были ознакомлены с содержаниями протоколов допросов, подписали протоколы, каких-либо замечаний в этой части ими не высказывалось.

Об отсутствии каких-либо неисправностей в работе электрооборудования клуба и нарушений правил его эксплуатации указывают показания свидетелей Н6. и Х., что в совокупности с другими доказательствами не позволило суду принять версию причины пожара вследствие аварийной работы электросети в качестве основной.

Помимо этого, пояснения Дербенева С.Е. и Дербенева И.С. о том, что причиной возгорания пиротехнические изделия не являются, а само оно произошло не в том месте, где располагался фейерверк, были опровергнуты и другими исследованными в судебном заседании доказательствами.

Так, потерпевший У1. пояснял, что в клубе «Хромая лошадь» он работал ди-джеем. 4 декабря 2009 года праздновался День рождения клуба. С 22 часов он находился на сцене, где выступали артисты, в начале второго часа началась шоу-программа. Перед сценой находились пиротехнические установки, он знал, что будет фейерверк. Еще перед началом вечера он спросил у Дербенева И.С. о безопасности пиротехники, тот его уверил в безопасности. Фейерверк устанавливал Дербенев И.С. с еще одним мужчиной. Феткулов О.Н. на репетиции танцоров сообщил, чтобы их номер готовился с учетом фейерверка. Пиротехнические устройства представляли собой блоки из 5-6 трубок и были подключены к пультам управления. Блоков с фейерверками было 4-6 штук, внешне они были все одинаковые. Во время шоу-программы после танцевальных номеров запустили фейерверк. За местом, где он сидел стояли Дербенев И.С. и второй мужчина с пультами в руках. Кто из них запустил пиротехнику он не видел. Раздалось несколько хлопков. Фейерверк, располагавшийся справа от сцены, если смотреть из зала, сработал внештатно, то есть отличался по высоте от других фейерверков, искры били в потолок несколько секунд, все они были бело-желтого цвета, дыма было немного. Остальные фейерверки сработали на высоту полутора метров от пола. Когда фейерверки закончили работать, вышел ведущий К12., после этого минуты через три началось возгорание. Он обратил внимание на потолок, там появился огонь, как раз над тем местом, где внештатно сработал фейерверк. Огонь был над прутьями, которые уже начинали гореть. Феткулов О.Н. взял огнетушитель, пытался потушить огонь. С потолка упал фрагмент горящих прутьев, и началась паника. Горящие прутья упали на танцпол ближе к правому краю сцены, если смотреть на нее из зала. Он побежал к запасному выходу, свет погас, когда он бежал по служебному коридору, в это же время отключилась музыка.

Из показаний свидетеля Ч1. следовало, что он в качестве артиста оригинального жанра участвовал в шоу-программах в клубе «Хромая лошадь». 4 декабря 2009 года он работал в клубе с 23 часов. В этот вечер был юбилей клуба. Отработав, он остался в клубе посмотреть шоу-программу, которая началась около 00 часов. Выступал балет Р2., потом началось пиротехническое шоу - фейерверки, располагавшиеся справа и слева на танцполе перед сценой. Был дым, серебристо-золотистые искры, которые долетали до потолка. Он в это время находился справа от сцены, если смотреть лицом, у выхода, ведущего из зала на кухню. Во время запуска фейерверка на сцене стоял К12., поздравлял клуб с днем рождения, а артисты балета стояли по бокам танцпола и хлопали в ладоши. Фейерверков было несколько. Тот фейерверк, который был прямо перед ним, работал дольше остальных и продолжал бить в потолок, когда другие фейерверки уже погасли. Фейерверк длился секунд 20, может меньше, потом постепенно стал уменьшаться и тоже погас, дым от фейерверков рассеялся. Он заметил, что на потолке, над местом, где стоял ближний к нему фейерверк, справа от сцены, который до этого бил в потолок, появился дым и через некоторое время небольшой очаг огня. Горел не провод, а какая-то ткань на потолке. Он побежал на кухню за водой, так как не знал, где находятся огнетушители. На кухне нашел кастрюлю, набрал воды, сказал, что горим, пожар, подбежал с кастрюлей к двери, ведущей из кухни в зал, открыл дверь, его обдало облаком черного угарного дыма. Он бросил кастрюлю, закрыл дверь, и погас свет. Начались крики, паника в зале. По стене на ощупь он вышел на улицу через служебный выход.

Потерпевший О. показал, что в клубе «Хромая лошадь» он работал помощником администратора. Какие мероприятия были запланированы на 4 декабря 2009 года он не знал. Видел, как устанавливали пиротехнику у сцены, примерно в 19-20 часов, двое или трое мужчин, их он не запомнил. У сцены располагались два фонтана, которые видел ранее и знал, что это фонтаны искр. Фейерверк запустили около часа ночи 5 декабря 2009 года, когда началась шоу-программа. Во время работы фейерверков он находился слева от сцены, а затем справа от нее. Фейерверки были в виде фонтанов искр, идущих снизу вверх, располагались по краям сцены. Искры не доставали до потолка примерно 20 сантиметров. Во время работы фейерверков были хлопки, как от петард, звуки доносились сверху, где было что-то закреплено. Пока работал фейерверк, он зашел в подсобное помещение, минуты через три туда забежали двое охранников, спросили, где находятся огнетушители. Он им показал, где они находятся. Те забрали огнетушители и побежали в зал. Он также выбежал в зал, увидел, что посетители побежали к центральному выходу, увидел возле сцены черный дым, который был ближе к ее правому краю, если стоять к ней лицом, там же был огонь на потолке, что там горело, он не видел.

Из показаний потерпевшей В1., выполнявшей функции помощника арт-директора, усматривается, что 4 декабря 2009 года около 21 часа в гримерной она видела Феткулова О.Н. и двух мужчин, которым тот объяснял в какой момент звучания музыки следует запускать фейерверки. Она решила, что это пиротехники, но их не запомнила. В ее присутствии вопросы безопасности фейерверков никем не обсуждались. Шоу-программа началась в час ночи, она в это время находилась рядом со сценой и смотрела, как проходит танец, не дожидаясь его окончания, вышла в служебное помещение. Как работали фейерверки, она не видела. Находилась в служебном коридоре, когда туда из зала забежали сотрудники клуба, которые искали огнетушители.

Потерпевший К3. пояснил, что работал в качестве аниматора вечером 4 декабря 2009 года. В финале хореографической

постановки был запущен фейерверк в виде фонтанов искр. За его работой он не наблюдал, стоял спиной и полубоком к человеку, который управлял фейерверком. Фонтаны искр били снизу вверх вертикально, некоторые были выше его роста, то есть выше 180 сантиметров. После фейерверков в зал вышел ведущий, пригласил к сцене именинников. Он в это время находился слева от сцены, если стоять к ней лицом, там же находился пульт ди-джея. К сцене вышли три женщины. В это время он увидел над противоположной стороной сцены под потолком какое-то зарево светло-желтого цвета, но не придал этому значения. Через несколько секунд он понял, что это пламя, так как увидел его языки на потолке над прутьями. Посыпались искры, пламя было на площади одного квадратного метра, но не прямо над фейерверком, а немного правее, в сторону зала, сами прутья еще не горели, горело что-то за ними, но что там было, он не видел. С момента окончания фейерверков до того момента, когда он увидел впервые зарево на потолке, прошла примерно одна минута. Он и другие аниматоры ушли в гримерную, стали собирать вещи.

Свидетель К12. показал, что о содержании программы на 4 декабря 2009 года он в окончательном виде узнал 30 ноября 2009 года на собрании арт-отдела. О пиротехнике в программе он узнал еще до 30 ноября 2009 года. 4 декабря 2009 года он пришел в клуб около 21 часа. Видел возле сцены двух человек с проводами и каким-то оборудованием, но за их действиями не наблюдал. При нем Феткулов О.Н. проговаривал, в какой момент и какая пиротехника будет работать. В час ночи 5 декабря 2009 года началась шоу-программа, было антре, затем вышел он, как ведущий, отсчитывал цифры. На цифре 8 должны были сработать фонтаны. Как сработали фонтаны, он не видел, так как находился к ним спиной. Он пригласил на сцену именинников из зала, поздравлял их. За спиной услышал фразу: «Влад, горим». Он обернулся назад, через левое плечо, увидел искрение выше потолка из прутьев, на площади 1-1,5 м. Сами прутья не горели. Искрение было не как от электричества или проводки, а белыми искрами, искрение было «ковровое», а не точечное. Он сказал в микрофон: «Мы горим», попросил людей покинуть зал. Говорил спокойным тоном, чтобы не создавать панику. После чего, он из зала, через служебный коридор, ушел в гримерку. В ночь на 5 декабря 2009 года никаких перебоев в работе светового и звукового оборудования клуба, он не замечал, и не знает об этом. Когда он уходил из зала, свет на сцене работал, музыка звучала. За неделю до 4 декабря 2009 года где-то в районе сцены чувствовался запах плавленой изоляции проводов. Они с Феткуловым О.Н. ходили, искали, смотрели, но ничего не обнаружили. Запах исчез сам собой. Больше этот запах не появлялся с того времени, перебоев в работе электро- и звукового оборудования зала не было.

Из показаний свидетеля М6. следует, что 30 ноября 2009 года на собрании в клубе при обсуждении праздничной программы он высказался против фейерверка, не хотел, чтобы использовался огонь в помещении, где находится много деревянных предметов. Ефремова С.П. также была против, сказала, что не хотелось бы ей видеть этот фейерверк. Феткулов О.Н. уверял всех, что «холодный» фейерверк и им занимаются профессионалы, все будет безопасно. 4 декабря 2009 года с 23 часов он находился в клубе, сидел за столиком, справа от входа, вместе с Т. и Ш8. В зале он видел Зака A.M. с друзьями, также видел Ефремову С.П.. В зале было душно, и они с Ш8. вышли на улицу. Через некоторое время он вернулся в клуб, сел за столик. Потом почувствовал едкий запах, как-будто что-то горит, но огня не видел. Запах был, как от пиротехники, так как он ранее служил и имел дело со снарядами и боеприпасами. Через 2-3 минуты он увидел на потолке, в районе дверного проема, ведущего из зала к кухне, справа от сцены, если смотреть на неё лицом, мерцание и языки пламени. Он начал кричать о пожаре, чтобы все выходили на улицу. Коротких замыканий, возгорания электропроводки в клубе никогда не было. Электрооборудование клуба регулярно обслуживал электрик.

Потерпевшая Л7. пояснила, что около 22 часов 4 декабря 2009 года она и А9. пришли в клуб «Хромая лошадь», сели за барную стойку напротив сцены и смотрели шоу-программу. Потом начался фейерверк. Она увидела на потолке огонь справа от сцены, фейерверк продолжал работать и в этот момент. Огонь был прямо над одним из фейерверков. Фейерверки были в виде фонтанов из искр. Ей показалось, что искры фейерверков не доставали до потолка, но она в этом не уверена. Она увидела, как с потолка стало что-то капать, в этот же момент увидела огонь. От места, где находился огонь, шли по потолку огненные капли на расстоянии одного метра. Она и А9. побежали к двери из зала, через которые заходили. Уже у двери она услышала слова ведущего о пожаре.

Из показаний потерпевшего М10. следует, что 5 декабря 2009 года он пришел в клуб «Хромая лошадь». Около часа ночи запустили фейерверк, и сразу загорелась обшивка потолка в правом углу сцены над фейерверком. Он не обратил внимания, доставали ли искры фейерверка до потолка, но они были выше человеческого роста. Ведущий сказал, что клуб горит и попросил его покинуть. Они направились к выходу, погас свет. Он натянул на лицо ворот свитера, дальнейших событий он не помнит, пришел в себя 7 декабря 2009 года в больнице.

Потерпевшая Б32. пояснила, что 4 декабря 2009 года она с супругом находилась в клубе «Хромая лошадь». Началась шоу-программа. С19. и Щ1., как именинников, ведущий пригласил на сцену. За шоу-программой она не наблюдала, так как ей было плохо видно, но она видела пиротехнические фонтаны, искры от одного из них летели вверх очень высоко до самого потолка. Этот фонтан располагался справа от сцены. Она пошла в туалет и заметила всполохи света, а в правом углу сцены, если стоять к ней лицом, увидела, что загорелся потолок. Огонь распространялся вправо и влево. Что именно горело, она не обратила внимания. Место возгорания было над тем местом, где располагался крайний правый фейерверк. Не может сказать, через какое время после фейерверка она увидела возгорание. Сначала она не поняла, что это пожар. Через несколько секунд ведущий сообщил о пожаре, посетители направились к выходу из зала, через который заходили в зал. Она вышла на улицу. Когда она была у гардероба, пошел черный дым, погасло освещение, началась паника.

Из показаний потерпевшего Щ. следует, что находился в клубе «Хромая лошадь» вместе с супругой и дочерью. В начале второго часа 5 декабря 2009 года супругу вместе с С19. вызвали на сцену, до которой было метров восемь. Ведущий объявил о запуске фейерверков в связи с Днем рождения клуба. Было запущено 7 фейерверков по очереди. Фейерверки были высотой примерно 160 см от пола. После вспышки фейерверк сразу гас. Восьмой фейерверк выстрелил прямо в потолок. Он увидел, как от места, куда попал фейерверк, между ветками и потолком в течение 5 секунд огонь распространился метров на восемь в сторону выхода из зала. Секунд через 15 ведущий сообщил о пожаре и необходимости эвакуироваться. Его супруга и другие люди со сцены сразу вышли из зала. После этого у двери началась давка. С16. кричал, чтобы открыли дверь. Потом он увидел на уровне головы спускающийся черный дым. После этого погас свет, он в этот момент уже вышел в холл, а затем на улицу. Когда он выходил из зала в холл, огня уже не было. С момента возгорания до того, как погас свет, прошло полторы минуты, свет стал гаснуть в разных местах, а потом погас полностью. Считает, что возгорание произошло от попадания фейерверка в потолок.

Потерпевшая Щ1. показала, что в ночь с 4 на 5 декабря 2009 года она с супругом, дочерью, друзьями праздновала день своего рождения в клубе «Хромая лошадь». Ведущий вызвал на сцену именинников. Она и С19. вышли на сцену, с ними вышли еще две женщины, они общались с ведущим. Было очень душно и жарко. Когда они вышли на сцену, стали загораться фейерверки, несколько штук, один за другим, затем ведущий объявил о пожаре. Она не придала его словам значения, так как его тон ей показался несерьезным. Она посмотрела влево, в сторону их столика и увидела, что горит потолок на площади одного метра между сценой и их столиком, справа от сцены, если стоять к ней лицом. Ведущий попросил выходить из зала, она пошла со сцены к выходу из зала. Фейерверки стояли на полу возле сцены, представляли собой искры, идущие снизу вверх на высоту одного метра, как ей показалось. Со слов супруга знает, что тот видел, как один фейерверк стрельнул в потолок.

Показаниями потерпевшей А9. установлено, что с 4 на 5 декабря 2009 года она с Л7. находилась в клубе «Хромая лошадь». Началась развлекательная программа. В конце выступления танцевальной группы были несколько фейерверков в виде фонтанчиков искр. Она посмотрела время на телефоне, было ровно час ночи. Стала собираться уходить из клуба, так как стало много людей. В это время она заметила, как над сценой, где-то по её центру, от светильника на потолке в сторону правого угла зала пошла какая-то рябь. В это время ведущий сказал: «Мы горим», попросил всех эвакуироваться. Как такового огня, она не видела. Она позвала Л7. уйти. Они обошли барную стойку, и она увидела в углу на площади одного квадратного метра горел потолок. Когда она была в шаге от дверного проема, у неё перед глазами резко пробежал огонь и сразу погас свет, стало темно, началась паника. Что происходило дальше, не помнит.

Потерпевшая Б27. пояснила, что она 4 декабря 2009 года около 24 часов вместе с сестрой Б26 и К5. приехали в клуб «Хромая лошадь». Около часа ночи началась шоу-программа, но она на ее особого внимания не обращала. Увидела, что были запущены фейерверки, где точно они располагались, она не может сказать, фейерверки были в виде фонтанов, точно их количество она не помнит. Высота фейерверка была в человеческий рост, но доставал ли он до потолка не знает. Потом ведущий объявил, что в клубе пожар. Сначала не придала этому значения, затем увидела у выхода из зала движение людей. Началась паника, давка, ее толпа вынесла в фойе, погас свет, стало темно и тяжело дышать. Дважды вздохнув, она упала на пол, там уже лежали люди. Она увидела, как из зала в ее сторону по потолку распространяется огонь в сторону выхода. Огонь был красного цвета, прошел над ней и исчез, ей обожгло тело, с потолка на нее что-то капало. Она поползла к выходу, затем ее в тамбуре кто-то за руки вытащил на улицу. Она была госпитализирована. Сестра скончалась в больнице.

Из показаний потерпевшего В5. следует, что находился в ночном клубе «Хромая лошадь». В час ночи 5 декабря 2009 года в клубе началась шоу-программа, через 5 минут после ее начала со сцены выстрелило два фонтана-фейерверка. Искры долетали до потолка, а потом рассыпались. Потом ведущий сказал о возгорании, попросил выйти. После этого над сценой на потолке, прямо над тем местом, где был запущен фейерверк, он увидел огонь. Он и друзья пошли к выходу, сделал 2-3 шага, погас свет, стало совсем темно, началась паника.

Потерпевшая Е1. пояснила, что после часа ночи в клубе началась шоу-программа, и они с подругами подошла ближе к сцене. Там танцевали, поздравляли именинников, был фейерверк. Помнит, что фейерверк был с двух сторон сцены в виде фонтанов из огня и искр. Видела два фонтана, но не помнит, отличались ли они друг от друга по цвету огня. Потом она увидела, что загорелся потолок с правой стороны сцены, если стоять к ней лицом. Ей показалось, что горят прутья, огонь быстро распространялся. Возгорание она увидела после фейерверка. Ведущий сказал о возгорании и необходимости покинуть помещение.

Показаниями потерпевшего З6. установлено, что 4 декабря 2009 года после 23 часов он и Т5. пришли в кафе «Хромая Лошадь». Сели за столик, сделали заказ. Спустя непродолжительное время к ним подошел официант, сказал, что пробовали запустить фейерверк и что-то загорелось, огонь потушат и праздник продолжится, поинтересовался, не откажутся ли они от заказа. Он вышел в фойе, гардеробщик также ему сказал, что сейчас все потушат. Он огня не видел. Потом началась суета. Дальнейшие события не помнит, так как у него была потеря памяти в связи с отравлением дымом.

Потерпевшая И5. пояснила, что 4 декабря 2009 года она, Р3., П4. пришли в клуб «Хромая лошадь». В зале они встали у барной стойки, а затем подошли к сцене, где выступали танцоры. В это же время запустили фейерверк в виде фонтана искр, идущих снизу вверх, их было несколько, но сколько, она не помнит. Искры поднимались до потолка, как она думает. Потом ведущий сообщил о пожаре. Тогда она увидела на потолке огонь, над тем местом, где ранее был фейерверк, правее середины сцены, если стоять к ней лицом. Она направилась к выходу, через который заходила в зал. Погас свет, что происходило дальше, она не помнит.

Из показаний потерпевшей П4. следует, что 4 декабря 2009 около 24 часов она с И5. и И4. пришла в клуб «Хромая лошадь». Встали у барной стойки, которая расположена дальше от входа, потом они переместились ближе к сцене. Когда началось представление, находилась в 3-4 метрах от неё. Сначала выступали артисты, которые танцевали перед подиумом сцены, падало конфетти, затем начали запускать фейерверк. Перед запуском фейерверков она услышала звук хлопка. Фейерверк был в виде потока искр, шедших снизу вверх, как салют. Искры от фейерверка были по высоте 160 сантиметров. Фейерверков было несколько, они располагались вдоль сцены, работали одновременно. Через 1-2 минуты после этого она увидела на потолке пламя в виде языков над правым углом сцены, приблизительно на одном уровне с фейерверком, на площади одного метра. Поняла, что начался пожар и пошла к подругам, люди направились к выходу, началась паника, появился черный дым, а затем погас свет, дышать стало труднее. Она потеряла сознание, очнулась в больнице.

Потерпевший Н2. пояснил, что он находился в клубе «Хромая лошадь». 5 декабря 2009 года около часа ночи началась шоу-программа, запустили фейерверки, искры долетали до прутьев и мешковины на потолке. Потом ведущий объявил о возгорании и необходимости выходить. До объявления ведущего от запуска фейерверка прошло от нескольких секунд до двух минут, он обернулся и увидел, что посетители направились к выходу. Справа от сцены, если стоять к ней лицом, на потолке, он увидел огонь сине-желтого цвета, и пошел к выходу. Огонь на потолке он увидел над тем местом, где ранее запустили фейерверк.

При предъявлении Н2. схемы зала (т. 60 л.д. 44) тот пояснил, что видел только один пиротехнический фонтан, искры которого были белого цвета и долетали до потолка. На фейерверк он смотрел секунды две, огня на потолке тогда не заметил. Когда он увидел огонь, то не помнит, работал ли еще фейерверк. Огонь был на площади одного квадратного метра над работавшим ранее фейерверком, он находился в десяти метрах от этого места, наблюдал за фейерверком боковым зрением.

Потерпевший М18. пояснил, что 4 декабря 2009 года он приехал в клуб «Хромая лошадь». Около часа ночи началась праздничная шоу-программа, которую он наблюдал по монитору, так как сцену закрывала барная стойка. В какой-то момент он увидел, что запустили фейерверки, расположенные по краям сцены, между ними находились артисты. Фейерверки были в виде фонтанов искр, направленных вверх, высотой не менее человеческого роста. После запуска фейерверков прошло какое-то время и ведущий объявил о пожаре, велел выходить из клуба. Они подумали, что это часть шоу и не отреагировали на слова ведущего. Затем по монитору он увидел огонь на потолке справа от сцены, если стоять к ней лицом, поэтому направился к выходу из зала.

Показаниями потерпевшего С16. установлено, что он 5 декабря 2009 года около 0 часов 30 минут с друзьями приехал в кафе «Хромая лошадь». В зале запустили фейерверк, его он увидел, когда обернулся. Видел только его верхнюю часть, это был столб искр, летящих вверх, искры долетали до какой-то ткани, висящей на потолке. Он подумал, что эта ткань специально натянута для гашения искр. Как располагались фейерверки, он не видел. Затем ведущий объявил о том, что кафе горит. Т., взяв стул, стал сбивать им какую-то свисающую с потолка над танцполом тряпку. На потолке был огонь, эта тряпка также горела, был сначала белый дым, а потом дым пошел черного цвета. Горящая тряпка висела над тем местом, где он ранее видел фейерверк. Он пошел на выход. В фойе была давка, его толкнули, он упал, потерял сознание, очнулся в больнице.

Потерпевший С18. пояснил, что 4 декабря 2009 года он пришел в клуб «Хромая лошадь». Когда началась шоу-программа, он и М31. подошли к танцполу, встали с его левой стороны, если стоять к нему лицом, находились в первом ряду. Выступали танцоры, после танца вышел ведущий, сообщил о Дне рождения клуба. Во время слов ведущего были запущены два фейерверка из цилиндров, что стояли у сцены. Левый фейерверк до потолка не доставал, а правый бил в потолок. Фейерверки были в виде бенгальского огня высотой в рост человека и выше, было восемь хлопков, так как их считали. После этого было задымление, дым был светлого цвета, рассеянный с запахом пороха или бенгальского огня. М31. обратил его внимание на потолок. Он увидел огонь на потолке в правой стороне, над тем местом, примерно, где до этого фейерверк бил в потолок. Языки пламени двигались в сторону выхода из зала. Огонь был на небольшом участке, примерно два на два метра. Он помнит, что кто-то со сцены плеснул на огонь какой-то жидкостью. Фейерверки уже в это время не работали. Затем ведущий сообщил о пожаре, попросил выйти из зала.

Потерпевшая Ф2. пояснила, что 5 декабря 2009 года она, Ч5., Т1., К26. приехали в клуб. Когда началась шоу-программа, ведущий вызвал на сцену именинников, поздравил их. Затем на сцену вышли танцоры. Во время выступления танцоров началось пиротехническое шоу, были запущены фейерверки, которые были установлены на танцполе и представляли собой поток искр, направленных вверх на высоту два - три метра выше танцпола. Били ли искры в потолок, она не обратила внимания. Как ей помнится, фейерверков было пять, работали минуты три, но точно она не помнит, других спецэффектов она не видела. После окончания работы фейерверков, минут через четыре- пять, как ей показалось, ведущий объявил о возгорании и о необходимости покинуть помещение. Она посмотрела вверх, увидела, что горит потолок. Пламя было на потолке справа от сцены, если стоять к ней лицом, а также над танцполом.

Она и подруги направились к выходу из зала, через который заходили. Когда они прошли метров пять, в зале полностью погасло освещение. Как ей показалось, в это же время прекратилась музыка, у двери из зала в холл возникла давка, выйти они не смогли, легли на пол, где еще был воздух.

Из показаний потерпевшей Ш1. следует, что 5 декабря 2009 года около часа ночи она пришла в клуб «Хромая лошадь». Через некоторое время в клубе началась шоу-программа, ведущий вызывал на сцену посетителей, по бокам сцены был запущен фейерверк, она на него особого внимания не обращала. Но она видела, что фейерверк состоял из двух трубок, распложенных по краям сцены, высотой 10-15 сантиметров. Фейерверк был в виде искр бело-желтого цвета, он был выше человеческого роста. Доставали ли искры до потолка, она не помнит, но искры выходили потоком в виде столба. Она увидела, что горит потолок справа от сцены, если стоять к ней лицом, огонь, как ей помнится, был немного правее того места, где располагался фейерверк. Момент возгорания она не видела, но огонь она увидела после фейерверка, он был за прутьями. После этого ведущий сообщил о возгорании.

Потерпевший Ш3. пояснил, что 4 декабря 2009 года пришел кафе «Хромая лошадь», сидел за столиком справа от сцены лицом к ней. На танцпол вызвали именинников, туда вышли Щ1., а также С19. Запустили фейерверки в виде фонтанов, бьющих искрами вверх. Фейерверки были установлены вдоль сцены, на танцполе справа и слева, их было не менее двух штук, точное количество назвать не может, так как люди, стоявшие перед сценой, заслоняли ему обзор. Он видел, что от фейерверка, находившегося справа, ближе к их столику, искры доставали до потолка. Когда фейерверки перестали работать, от них шел дым, неприятный по запаху, как от бенгальского огня. Потолок был плетеный, и он увидел на нем очаг возгорания, это было рядом со сценой в полуметре от нее. Огонь занимал 10-15 квадратных сантиметров. Кто-то на сцене стал тушить огонь жидкостью из стакана. Огонь стал увеличиваться. Он сказал, что нужно уходить. Они направились к выходу из зала, к тому, через который заходили в зал, там стал скапливаться народ. Появился черный дым, в это время погас свет. Ему удалось выйти на улицу. Возгорание произошло в том месте, куда долетали искры от фейерверка и возникло почти сразу же после него. Он также видел, что Т. и еще кто-то пытались стулом сбить пламя.

Показаниями потерпевшей К7. установлено, что она с К34 и К20. приехала в кафе «Хромая Лошадь». Находились у барной стойки напротив сцены. На сцене шло шоу, ведущий поздравлял именинников, танцевали артисты, сверху летел серпантин, потом начался фейерверк. Она смотрела на фейерверк, расположенный справа от нее, тот бил в потолок. Увидела, что загорелся потолок. Ведущий сказал, что в кафе пожар и попросил посетителей выйти на улицу.

Из показаний потерпевшей К8.. следует, что в кафе «Хромая лошадь» она работала аниматором-танцовщицей. Перед восьмилетием клуба были собрания и репетиции с хореографом. Р2. со слов Феткулова О.Н. сообщил им о фейерверке, под него подстраивалась программа танца. Она знала, что фейерверк будет расположен возле сцены. На репетициях фейерверк не запускали, также в связи с фейерверком изменили расстановку танцоров, их попросили отойти подальше от фейерверков, чтобы искры не попали на костюмы. Фейерверк должны были запустить по окончании танца. Кто запускал и как работали фейерверки, она не видела, так как стояла к ним спиной. Затем ведущий поздравил всех с Днем рождения, вызвал на сцену именинников. Один из аниматоров предложил посмотреть на потолок. Она увидела на потолке огонь, над местом, где стоял один из фейерверков, у правого угла сцены, если стоять к ней лицом. Огонь был на площади около квадратного полуметра. Она убежала в гримерную. С момента окончания работы фейерверка до того момента, когда она обнаружила огонь, прошло минуты три.

Потерпевший П14. пояснил, что 4 декабря 2009 года он прибыл в кафе «Хромая лошадь» для проведения видеосъемки развлекательных мероприятий, посвященных годовщине открытия кафе. Около часа ночи 5 декабря 2012 года началась шоу-программа. Он находился напротив сцены, справа, если стоять к ней лицом, вел съемку в направлении левой диагонали, немного перемещался, снимал происходящее на сцене. Там шла танцевальная программа, в конце которой раздались хлопки. Затем ведущий пригласил именинников, вышли несколько человек, ведущий с ними разговаривал. Затем он заметил, что посетители кафе стали обращать внимание на правую часть потолка над сценой, которая от него была скрыта колонной. Он направил туда видеокамеру и увидел огонь на потолке на площади около двух квадратных метров. Ведущий К12. в микрофон объявил о возгорании. Люди направились к выходу. В процессе видеосъемки он неоднократно останавливал и возобновлял запись. С момента финала танцевальной программы до слов К12. о возгорании, он запись не приостанавливал. Он не знал, что в клубе будет фейерверк, но он видел у сцены приспособления, подобные тем, из которых запускают фейерверки. Видел, как от пола к потолку из этих приспособлений полетели искры, практически, до потолка. Эти фейерверки располагались по краям сцены. Копию произведенной им видеозаписи он передал следователю.

Из показаний потерпевшей Т1. следует, что 5 декабря 2009 года около 0 часов 30 минут она с подругами пришла в кафе. За столиком сидела боком к сцене, а к выходу лицом. Когда началась шоу-программа, у сцены стояло много людей, что там происходило, она не наблюдала. Видела только единичные искры от фейерверка вверху, которые не доставали до потолка, но были выше человеческого роста. Сам момент возгорания и от чего оно произошло, не видела. Заметила, что загорелся потолок в правом углу над сценой, примерно в том месте, где ранее она видела искры от фейерверка, поэтому у нее сложилось впечатление, что возгорание произошло от фейерверка, как ей показалось, горело что-то над прутьями. Огонь на потолке она увидела уже после фейерверка, секунд через 30 после него. Минуты через 2 ведущий объявил о пожаре и необходимо выйти из клуба. После этого все побежали к выходу из зала. Толпа вытолкнула ее из зала в фойе, в этот момент погас свет, стало темно, прекратила звучать музыка. Почувствовала едкий дым, стало нечем дышать, ее уронили. Дальнейшие события она помнит плохо.

Потерпевший Ч4. пояснил, что с 2007 года он периодически танцует в клубе «Хромая лошадь». Также их танцевальную группу пригласили выступать 4 декабря 2009 года. О том, что будет использоваться пиротехника, узнал перед выступлением. Видел около сцены два блока пиротехнических средств, к ним были подключены провода. Их выступление было в начале программы. После выступления вышел ведущий, были запущены фейерверки, стоявшие около сцены. Они представляли собой поток искр снизу вверх, на высоту полтора - два метра от пола. Всего было 3 блока, из которых выпускалось, как ему показалось, по одному фейерверку. Один сработал на высоту полтора метра, другой на меньшую высоту от пола, а третий, стоявший справа от сцены, на большую высоту - до потолка из деревянных прутьев. Фейерверк длился секунд 15, затем постепенно стала уменьшаться высота фейерверка. Через минуту они ушли в гримерную за сценой. Через две минуты в гримерную пришла девушка, которая выносила бокалы с шампанским участникам конкурса и сказала, что в зале на потолке огонь. Еще секунд через 20 в стене в гримерную пошел дым серого цвета, обрушился подвесной потолок, сверху повалил черный едкий дым, отключился свет. К настоящему времени он не помнит, видел ли он лично, как работает фейерверк, либо он об этом знает после просмотра видеосюжетов в Интернете.

Из показаний потерпевшей С10. следует, что 5 декабря 2009 года она с подругами находилась в клубе. Началась развлекательная программа, в ходе которой сработали два фейерверка, которые находились по бокам сцены клуба. Примерно через минуту после этого на потолке, где стоял правый фейерверк, если смотреть лицом на сцену, за тростником она увидела пламя. Стоящий с ней рядом мужчина сказал, чтобы она с подругой выходили из клуба на улицу.

Свидетель В2. показал, что неоднократно выступал в клубе «Хромая лошадь» со своим танцевальным коллективом, в том числе в ночь на 5 декабря 2009 года выступали в клубе во время антре совместно с балетом Р2. и танцовщицами клуба. Последняя репетиция была в зале клуба 4 декабря 2009 года около 20-21 часов. Он знал, что будет использована пиротехника со слов ведущего, а на репетиции 4 декабря 2009 года видел установленные вдоль сцены на танцполе 2 коробки и 3 фонтана для фейерверка. В конце танца они должны были разойтись и стоять, хлопать в ладоши, а в это время запускается пиротехника: хлопки, затем фонтаны, после чего должен выйти ведущий. Вопросы, связанные с фейерверками, мерами безопасности при этом, не обсуждались. Из-за установленной пиротехники они вынуждены были сместить танец немного вперед от сцены и заменить пару элементов танца. Вечером 4 декабря 2009 года к 23 часам в клубе собралось много народу, практически все места были заняты в зале. Они выступили, похлопали, вышел ведущий и стал поздравлять именинников.

Он в это время стоял слева от сцены, если смотреть лицом. Он видел, как сработали фонтаны фейерверков. Правый фонтан сработал выше остальных, до потолка, декорированного хворостом. Потом они ушли в «гримерку» переодеваться и момент возгорания он не видел.

Из показаний свидетеля Б12. следует, что в ночь на 5 декабря 2009 года он с товарищем находился в клубе «Хромая лошадь». Сидели за барной стойкой, так как мест за столиками не было. Во время шоу-программы он видел фейерверки справа и слева от ведущего. Искры от фейерверков летели практически до подвесного потолка, фейерверки работали секунд 10. Затем он увидел на потолке, справа от ведущего, прямо над тем местом, где работал фейерверк, небольшой огонек, который стал разрастаться, произошло возгорание, пошел дым. Ведущий сказал, что клуб горит и попросил всех пройти к выходу. После этого, они направились к выходу из зала. Когда вышли в фойе, через 3-4 секунды погас свет, стало темно, началась давка. Людским потоком его «выбросило» на улицу. В этот вечер, до пожара, никаких перебоев в работе электрооборудования в клубе не было.

Из показаний свидетеля Б13., данных на предварительном следствии и оглашенных в судебном заседании в порядке, предусмотренном ст. 281 УПК РФ, следует, что 5 декабря 2009 года она с подругой пришла в кафе «Хромая лошадь». В это время в зале клуба находились люди, которые смотрели шоу-программу. Через некоторое время в районе сцены клуба начался фейерверк, который был направлен вверх, то есть в потолок клуба, вследствие чего на потолке возникло пламя, которое начало быстро распространяться по площади потолка (т. 85 л.д. 82-84).

Из показаний свидетеля Ж. следует, что в ночь с 4 на 5 декабря 2009 года она находилась в клубе «Хромая лошадь». Разместилась за барной стойкой. Шоу-программу смотрела по монитору, но не постоянно, периодически отвлекалась, помнит, как ведущий объявил, что клубу 8 лет, выступали танцоры, поздравляли именинников. Был фейерверк в виде фонтанов искр, летевших вверх и в стороны, в количестве 3 штук. Искры летели чуть ли не до потолка, как ей показалось - до штор, обрамлявших сцену сверху и по бокам. Эти шторы загорелись, она увидела огонь на потолке. Ведущий сказал о пожаре. Ей удалось выйти из клуба, уехала домой.

Свидетель Ж4. показала, что в ночь с 4 на 5 декабря 2009 года она с подругами находилась в клубе «Хромая лошадь», за столиком в центре зала, рядом с танцполом. Столик был заказан заранее. Был полный зал народа. На сцене началось представление, был фейерверк в виде фонтана искр, которые долетали до потолка из связанных между собой прутьев. Сколько было фонтанов, точно не помнит. Спустя некоторое время после фейерверка, она почувствовала запах гари, ведущий объявил: «Мы горим».

Из показаний свидетеля К10., данных на предварительном следствии и оглашенных в судебном заседании в порядке, предусмотренном ст. 281 УПК РФ, следовало, что 4 декабря 2009 года он вместе со своими друзьями Е. и Х2. пришли в клуб «Хромая лошадь». Их столик находился справа от входа возле стены, третий от входа. Началась шоу- программа. Во время исполнения танца были запущены фейерверки, где именно они были установлены, он не помнит. Из этих фейерверков вырвались искры, которые были направлены в потолок. Во время запуска фейерверка он увидел, что загорелся декоративный потолок, который был из переплетенных между собой ивовых прутьев, потолок был по всему клубу. Сначала площадь возгорания была около 1 метра, прямо над танцполом. При этом ведущий шоу-программы спокойным голосом сказал, что начался пожар и попросил всех посетителей клуба выйти на улицу. Он сначала подумал, что загоревшийся потолок это часть шоу-программы, но затем огонь начал распространяться по потолку буквально в течение 10-15 секунд. Увидев это, они направились к выходу из клуба, и когда они были уже перед выходом, то в клубе погас свет. Он вместе с друзьями вышли на улицу, после них на улицу успело выйти еще несколько человек.

Свидетель К13. показала, что в ночь на 5 декабря 2009 года находилась в клубе «Хромая лошадь». Во время шоу-программы включили фейерверки. Искры от них в большом объеме летели прямо в подвесной потолок, за прутья. В момент работы фейерверка, как раз над тем местом, где работал фейерверк, она увидела волнообразные отсветы желтого цвета над прутьями подвесного потолка, подумала, что там зажгли какие-то фонари. Её знакомый Т8. посмотрел туда и сказал, что это огонь, начинается пожар. В этот момент ведущий сказал: «Пожар, мы горим». Началась паника, люди рванулись к выходу из зала. Им удалось выйти в фойе, когда они были уже у выхода из фойе в тамбур, погас свет, пошел запах гари.

Показаниями потерпевшей С5. установлено, что 5 декабря 2009 года, около 10 часов 30 минут, ей по телефону позвонил супруг С. и сообщил, что он находится в больнице № 11 с ожогами, которые он получил при пожаре в ночном клубе «Хромая лошадь», попросил ее приехать к нему в больницу, и пояснил, что пошел в клуб с друзьями: Т3. и М10., чтобы отметить окончание сессии в ПГТУ. С его слов она узнала, что пожар в «Хромой лошади» начался после запуска пиротехнических изделий, из-за чего загорелся потолок.

Аналогичные показания об обстоятельствах пожара давала потерпевшая В4..

Допрошенный на предварительном следствии С., впоследствии скончавшийся в больнице, показания которого были оглашены в судебном заседании в порядке, предусмотренном ст. 281 УПК РФ, пояснял, что находился в клубе «Хромая лошадь». Около часа ночи 5 декабря 2009 года началась шоу-программа, танцевали артисты, затем ведущий объявил, что клубу «Хромая лошадь» исполнилось восемь лет. Затем с правого края сцены сверху зажегся фейерверк в виде искр, падающих сверху вниз, и двигался влево в виде горящей линии. В это время он увидел справа от сцены над подвесным потолком из плетеных веток, что началось возгорание. Огонь был желто-оранжевого цвета, плетеные решетки горели и начали падать с потолка. Пошел густой черный едкий дым. Какой-то мужчина говорил в микрофон, что произошел пожар, всем нужно покинуть клуб. Началась паника. Люди стали рваться к выходу. Затем погас свет, ничего не было видно, началась давка. Он дополз до кассы. Там его подхватили и вытащили на улицу.

Аналогичные показания давала допрошенная в ходе предварительного следствия пострадавшая З7., также скончавшаяся в больнице.

Допрошенная в ходе предварительного следствия Ф3., впоследствии скончавшаяся в больнице, показания которой были оглашены в судебном заседании в порядке, предусмотренном ст. 281 УПК РФ, поясняла, что находилась на работе в клубе «Хромая лошадь». Около часа ночи 5 декабря 2009 года на сцене взрывали фейерверк. Ей показалось, что части фейерверка попали на потолок. Сразу же начался пожар. Началась паника. Люди из зала побежали к выходу. Она выбежала через запасной вход.

Допрошенная в ходе предварительного следствия К20., впоследствии скончавшаяся в больнице, показания которой были оглашены в судебном заседании в порядке, предусмотренном ст. 281 УПК РФ, поясняла, что находилась в клубе «Хромая лошадь», сидела у барной стойки, сцену ей было не видно, программу смотрела по телевизору. Представление началось около часа ночи. В конце приветственного представления в помещении зажглось что-то наподобие фейерверка. После этого она услышала, как девушки, с которыми она была, сказали: «Пожар, выходим». Они все направились к выходу. Погас свет, началась паника.

Свидетель Д1. показал, что 4 декабря 2009 года по просьбе Дербенева С.Е. пришел к клубу «Хромая лошадь». Из автомашины Дербенева С.Е. они занесли оборудование в чемоданах в зал кафе. Дербенев С.Е. один установил пиротехническое оборудование. Он спросил у Дербенева С.Е., пропитан ли потолок огнеупорными смесями. Тот ответил, что со слов Феткулова О.Н. потолок пропитан. Также Дербенев С.Е. сказал, что в кафе имеются огнетушители, и нет необходимости брать свои. Где и когда приобреталась установленная в клубе пиротехника, ему неизвестно, проверял ли Дербенев С.Е. эти изделия, не знает. Впоследствии, когда приехал к Дербеневу И.С. в больницу после пожара, с его слов узнал, что пожар произошел из-за короткого замыкания где-то на сцене. Он понял, что пиротехника была запущена Дербеневым И.С., так как Дербенева С.Е. на тот момент в клубе не было. Он не знает, какие «вспышки» и фонтаны были использованы в клубе.

Из пояснений свидетеля Ч2. следует, что он работал в клубе «Хромая лошадь» барменом. С 2007 года в клубе было установлено аварийное освещение - светильники, которые включались при отключении основного освещения в зале. Светильники аварийного освещения были над выходами из зала в фойе и подсобные помещения, над проходом из одного зала в другой. Были таблички «выход» на выходе из зала, при выходе из клуба, при выходе в подсобные помещения. Бывали случаи отключения света в зале клуба, в том числе, когда отключались автоматы защиты, и он их включал, свет снова появлялся. Запаха оплавленной электропроводки в клубе он никогда не ощущал при своей работе. Потолок в клубе был обшит пенопластом. Он видел это во время уборки зала по воскресеньям после дискотек. Пенопласт был везде на потолке в первом зале. Также в клубе существовала приточная и вытяжная вентиляция, которая включалась и выключалась раздельно друг от друга, можно также было переключать мощность вентиляции.

Из показаний свидетеля Д5. следует, что в составе сотрудников 10 отряда ФПС по Пермскому краю по сообщению о пожаре 5 декабря 2009 года в 1 час 17 минут он прибыл к кафе «Хромая лошадь». На улице находились люди с ожогами. В зале на полу также лежали люди без признаков жизни. Открытого пламени не было, было задымление. Декоративный потолок по всей площади зала практически полностью сгорел. Максимальные прогары потолка были в районе сцены.

Кроме того вина осужденных Дербенева С.Е. и Дербенева И.С. была установлена так же показаниями потерпевших А5., 20., Б31., Б17., Ж2., К34, К5., К29., Л3., Л11., М12., М13., М8., М3., М5., М19, М30, Н5., У., У5., У4., П3., П13., Р3., Р1., С11., С15., С13., С14., свидетелей В6., М16., М9., О1., Р2., Т4., Ш6., Ш5., Ш9.

Согласно протоколу осмотра места происшествия от 5 декабря 2009 года, составленного по результатам осмотра места происшествия в кафе «Хромая лошадь», расположенного по адресу: ****, зафиксирована обстановка после пожара, и в частности очаг пожара, из описания которого следует, что потолок, где расположена сцена в зале, выгорел. На расстоянии 50 сантиметров от сцены на полу расположены две установки на восемь петард для запуска фейерверков. Данные приспособления радиоуправляемые, находятся во включенном состоянии, работают индикаторы красного и синего цвета, установки деформированы в результате термического воздействия. В указанном месте стены, потолок, пол наиболее деформированы под воздействием высокой температуры, чем иные участки осматриваемого помещения кафе (т. 2 л.д. 1-68).

Протоколами осмотра места происшествия от 5 декабря и 8 декабря 2009 года зафиксировано изъятие двух устройств для запуска фейерверков с радиоантеннами (т. 2 л.д. 188-221) и фрагментов пиротехнических изделий (т. 5 л.д. 63-78).

По сообщению ФГУП ФНПЦ «НИИ Прикладной химии» Дербенев С.Е. и Дербенев И.С. прошли обучение и переподготовку с продлением действия удостоверения пиротехников (т. 15 л.д. 203-204).

Из документов по классификации пиротехнических изделий бытового назначения и общих требований безопасности при разработке, сертификации, реализации и использовании пиротехнической продукции (НПБ 255-99; ГОСТ Р 51270-99), следует, что фонтаны, в том числе концертные фонтаны (Ф1, ФЗ) со снопом холодных искр золотистого цвета, относятся к бытовым пиротехническим изделиям (БПИ), для применения в помещениях общественного и бытового назначения предназначены лишь БПИ 1 (первой) группы (1 класса по степени потенциальной опасности), радиус опасной зоны которых не более 0,5 м. БПИ с радиусом опасной зоны свыше 0,5 м. но не более 5 м. относятся ко 2 группе БПИ (ко 2 классу по степени потенциальной опасности), которые предназначены для применения только на открытых площадках. Все пиротехнические изделия являются пожароопасными и (или) взрывоопасными. Применять (использовать) пиротехническую продукцию следует в строгом соответствии с требованиями нормативной и технической документации на пиротехнические изделия, правил пожарной безопасности и других норм и правил, оформленных в установленном порядке. Не допускается разборка и доработка (переснаряжение) пиротехнического изделия, не предусмотренные нормативной и технической документацией на пиротехническое изделие, у потребителя (продавца), а также использование не по назначению или в условиях, не предусмотренных эксплуатационной документацией на пиротехническое изделие. Предусмотрено наличие сертификата соответствия требованиям безопасности на пиротехнические изделия (т. 15 л.д. 220-227, т. 16 л.д. 199-204)

Согласно пунктами 19, 50 Правил пожарной безопасности (ППБ 01-03), утвержденных Приказом МЧС России № 313 от 18 июня 2003 года, устроители мероприятий с массовым участием людей (вечера, дискотеки, торжества вокруг новогодней елки, представления и т.п.) должны перед началом этих мероприятий тщательно осмотреть помещения и убедиться в их полной готовности в противопожарном отношении. При организации и проведении новогодних праздников и других мероприятий с массовым пребыванием людей (более 50 человек), запрещается применять дуговые прожекторы, свечи и хлопушки, устраивать фейерверки и другие световые пожароопасные эффекты, которые могут привести к пожару (т. 15 л.д. 228-229).

Из протоколов выемки и осмотра изъятых в магазине пиротехники «***» по ул. **** в г. Перми конусных фонтанов «Рио» и документации на них: сертификата соответствия, технического регламента, следует, что фонтан конусный «Рио» относится ко 2 классу опасности, радиус опасной зоны 5 м., является огнеопасным, предназначен для применения только на открытом воздухе (т. 16 л.д. 2-46, 48-54).

Согласно протоколу выемки у свидетеля У6. диска с фотографиями, сделанными им в клубе «Хромая лошадь» в ночь на 5 декабря 2009 года, а также осмотру данного вещественного доказательства в судебном заседании следует, что искры фонтана, расположенного ближе к правому краю сцены, достают до подвесного потолка. После окончания работы данного фонтана, через некоторое время, примерно в том же месте, где работал этот фонтан, на подвесном потолке зафиксировано горение (т. 16 л.д. 95-104).

Протоколами выемки и осмотра изъятого у П14. DWD-диска с видеозаписью праздничного мероприятия в кафе «Хромая лошадь» в ночь с 4 на 5 декабря 2009 года зафиксировано праздничное мероприятие в кафе, последовательность событий происходящих на танцполе во время шоу-программы, запуск фейерверка, после работы которого примерно через 3 минуты на потолке, в районе правого угла сцены, над местом, где располагался фейерверк, виден огонь над прутьями обрешетки потолка, площадь горения расположена перед металлической конструкцией сцены, чуть левее правой вертикальной металлической конструкции сцены (т. 60 л.д. 149-151, 154-156, т. 106 л.д. 81-88).

Наряду с изложенными доказательствами суд обоснованно принял в основу приговора заключения экспертов.

Так, по заключению эксперта № ** от 2 апреля 2010 года изъятые с места пожара в помещении кафе «Хромая лошадь» объекты являются пиротехническими изделиями или их фрагментами:

-объекты 1.1 (фото 1.1), 2.1 (фото 2, 2.1) - пусковыми установками (мортирами) для запуска пиротехнических изделий, в том числе изделий типа «вспышек», оснащенных 20-канальными радиоуправляемыми исполнительными коммутаторами, предназначенными для дистанционного управляемого процесса инициирования запуска пиротехнических изделий;

- объекты 3.1 (фото 3.3), 4.1.2, 4.2 (фото 4.1, 4.3) – радиоуправляемыми исполнительными блоками, предназначенными для дистанционного управляемого процесса инициирования запуска пиротехнических изделий;

объект 3.5 (фото 3.7) - элементом конструкции (днищем) пиротехнического изделия - «фонтана»;

- объекты 3.2, 3.3., 3.4 (фото 3.4-3.6), 4.1.1, 4.3 (фото 4.1, 4.6) - корпусами сработавших (сгоревших) и не сработавших пиротехнических изделий - «фонтанов».

По внешнему виду, размерам, калибру, конструктивным особенностям две, изъятые на месте происшествия установки (мортиры) для запуска пиротехнических изделий, в том числе изделий типа «вспышек» (объекты 1.1. фото 1.1 и 2.1 фото 2, 2.1), аналогичны установке, представленной в качестве образца (объект 12.1 фото 12-12.3).

По назначению, размерам, конструктивным особенностям, составу снаряжения фрагменты объектов - представляющие собой элементы конструкции пиротехнического изделия типа «фонтана», аналогичны образцам пиротехнических изделий бытового назначения - «огненным фонтанам» «Рио» (п. 10 (фото 10-10.4)).

Все пиротехнические изделия, «фонтаны» и установки со «вспышками», изъятые с места пожара, приводились в действие (воспламенялись) дистанционно по радиоканалу с использованием электровоспламенителей.

Продукты горения дымного пороха (зарядов в мортирах - «вспышек») и пиротехнических фонтанов при попадании на легковоспламеняемые материалы могут явиться источником их воспламенения.

Исходя из маркировки на представленных образцах изделий: «Фонтан» конусный «Рио» дает «эффект: золотые и серебряные искры», «радиус опасной зоны 5 м. Опасные факторы: пламя, разбрасываемые пожароопасные элементы», применение фонтанов «Рио» в помещениях с массовым пребыванием людей, в частности в кафе «Хромая лошадь» - недопустимо.

Применение самодельных пиротехнических изделий - «вспышек», изготовленных из заряда дымного пороха, выстреливаемого из самодельных мортир - недопустимо ввиду того, что ни само пиротехническое изделие, ни устройство отстрела не прошли сертификационных испытаний в соответствии с действующими нормативными документами (т. 77 л.д. 38-91).

Осмотром в судебном заседании вещественных доказательств: фрагментов, изъятых с места происшествия фонтанов и фонтанов «Рио», установлено, что соответствующие размеры фрагментов и образцов, практически идентичны друг другу, различия являются незначительными, и могут быть объяснены деформацией изъятых с места происшествия фрагментов фонтанов, в результате действия пламени и высокой температуры при пожаре в клубе «Хромая лошадь».

Таким образом, вывод суда о том, что Дербенев С.Е. использовал в клубе «Хромая лошадь» фонтаны «Рио», приобретенные им в магазине пиротехники по ул. **** в г. Перми основаны на совокупности исследованных в судебном заседании доказательств и являются обоснованными.

По заключению экспертов **, **, ** (РФЦСЭ при МЮ РФ), 189э (ЭКЦ МВД России) от 29 апреля 2010 года очаг пожара, произошедшего в кафе (ночном клубе) «Хромая лошадь», располагался в северо-восточной части зала для посетителей, в непосредственной близости от потолочного перекрытия, над правым (если смотреть из зала) углом сцены. Судя по свидетельским показаниям и видеосъемке, очаг пожара находился в непосредственной близости от потолочного перекрытия, над слоем подвешенных под потолком связок древесных веток (прутьев). Признаков других очагов пожара не наблюдалось.

Несколько свидетелей обнаружили возгорание на потолке зала для посетителей над правым (если смотреть из зала) углом сцены через несколько десятков секунд после того, как в это место попали искры от сработавшего с наибольшей интенсивностью (по сравнению с другими аналогичными устройствами) пиротехнического устройства («фонтана»). Однако они не известили всех находившихся в зале о возгорании, а попытались самостоятельно потушить его, для чего начали искать огнетушители и воду. В результате огонь несколько минут распространялся по потолку, оставаясь не замеченным остальными присутствующими в зале.

Тот факт, что в момент обнаружения пожара большим количеством свидетелей, находившихся рядом со сценой (ведущим шоу, артистами, находившимися рядом с ними посетителями кафе) площадь пламенного горения на подвесном потолке помещения клуба превысила 6-10 м, что зафиксировано на видеозаписи, объясняется тем, что в течение 3-3,5 минут после первоначального возгорания горение покрывавших потолок листов пенопласта и монтажной пены протекало в скрытом от наблюдения пространстве между железобетонными плитами перекрытия и закрывавшими пенопласт снизу тканью и связками древесных веток (хвороста). Лишь когда пламя, распространившееся за это время по поверхности пенопласта на 2-3 метра в стороны от места возникновения, прожгло ткань, усилившийся огонь стал отчетливо виден с различных направлений и мест зала, и был замечен многими свидетелями.

Позднему обнаружению возгорания большинством присутствовавших в зале способствовало и наличие возле сцены дыма и специфического запаха от сработавших перед этим пиротехнических изделий (дым от пожара, по-видимому, принимался свидетелями за не рассеивающийся дым от пиротехнических составов), а также сопровождавшие шоу световые эффекты (изменения освещенности и цвета прожекторов), на фоне которых небольшое поначалу пламя не привлекало внимания, а также общее отвлечение внимания присутствующих продолжающимся шоу.

Быстрое распространение пламени по поверхности пенопласта и монтажной пены было обусловлено как пожароопасными свойствами этих материалов, так и специфическими условиями его распространения, когда пламя распространялось в стороны без возможности отвода тепла горения с горячими газообразными продуктами горения вверх, что резко увеличило скорость распространения пламени по поверхности этих материалов.

Имевшее место при пожаре сильное задымление зала для посетителей, а также прилегающих к нему помещений могло быть вызвано, и было вызвано, горением на потолке зала больших количеств пенопластов (пенополистирола и пенополиуретана), при горении которых выделяется большое количество дыма, а также древесных веток.

От места первоначального возгорания пламя распространялось во все стороны по нижней поверхности прикрепленных к железобетонным плитам потолочного перекрытия листам пенопласта и монтажной пене. Медленнее горение распространялось вниз - на подвешенную под потолком ткань и закрепленные под ней древесные ветки. Часть горящего пенопласта в виде капель падала вниз, но удерживалась на ткани и ветках, где и догорали, своим пламенем еще усиливая тепловое воздействие снизу на пенопласт. Некоторое количество капель расплавленного пенопласта и фрагментов горящих веток упало вниз - на сцену с полом из деревянных досок, соседний с ней участок пола (из керамической плитки и ламината), деревянные столы и стулья, где и продолжали гореть, что привело к поверхностному выгоранию этих предметов из горючих материалов.

Быстрому развитию пожара и его распространению по зданию способствовало свободное притекание воздуха к зоне горения и отток от нее продуктов горения вследствие того, что вблизи от сцены, а также в сторону главного входа и к середине зала от нее часть потолка не была закрыта снизу гипсокартонными листами, что создавало оптимальные условия для активного горения, продолжавшегося до полного выгорания пенопласта и сильного или полного сгорания ткани и веток. Когда же пламя достигло участков потолка, закрытых гипсокартонными листами, условия для распространения горения резко ухудшились - в замкнутом пространстве между потолком и гипсокартонными листами отток продуктов сгорания был резко затруднен, в результате после снижения в этом пространстве содержания кислорода ниже критического уровня горения, там самопроизвольно затухло.

Возникшее из-за падения вниз капель расплавленного пенопласта и фрагментов горящих веток горение на сцене и на деревянных столах и стульях самопроизвольно затухло из-за понижения содержания кислорода ниже критического уровня вследствие заполнения всего помещения зала очень большим количеством продуктов сгорания пенопласта и древесины, которые не могли свободно истечь из помещения через три имевшиеся двери и небольшие окна, лишь в части из которых были разбиты стекла (их суммарная площадь была явно недостаточна для такого истечения). Именно таким развитием событий объясняется тот факт, что к моменту прибытия пожарных (через 5-10 минут после начала эвакуации людей) в помещениях кафе (ночного клуба) горения уже не наблюдалось.

Общая продолжительность пожара, судя по показаниям свидетелей и данным видеосъемки, составила около 10-15 минут. Динамика развития пожара (в смысле последовательности этапов развития пожара, увеличения площади горения и последующего самопроизвольного затухания горения) изложена в разделе 4.1 исследовательской части.

Пиротехническое изделие «Фонтан конусный «Рио» имеет радиус опасной зоны 5м., что соответствует II классу опасности для пиротехнических изделий. Применение фонтанов «Рио» в помещениях с массовым пребыванием людей, в частности в кафе (ночном клубе) «Хромая лошадь» - недопустимо.

Применение самодельных пиротехнических изделий - «вспышек», изготовленных из зарядов дымного пороха, выстреливаемых из самодельных мортир - недопустимо, ввиду того, что ни само пиротехническое изделие, ни устройство отстрела не прошли сертификационных испытаний в соответствии с действующими нормативными документами.

Возгорание пенопласта, которым был покрыт потолок зала для посетителей кафе (ночного клуба) «Хромая лошадь», произошло от попавшей в него горячей частицы, выброшенной из пиротехнического устройства -наиболее вероятно, «фонтана «Рио», менее вероятно - «вспышек», изготовленных из зарядов дымного пороха, сработавшего примерно за 3,5 минуты до обнаружения многими свидетелями горения потолка на большой площади. Дальнейшее развитие пожара описано в ответах на вопросы 12 и 15.

Пожар в зале для посетителей кафе (ночного клуба) «Хромая лошадь» не мог возникнуть из-за воздействия на имевшиеся в очаге пожара (на потолке зала) твердые горючие материалы тепла, выделившегося при аварийном режиме работы участка электросети кафе (в частности, при коротком замыкании электропровода).

Следов интенсификатора горения (горючих либо легковоспламеняющихся жидкостей или твердых материалов), иных привнесенных источников зажиганий, других признаков внесения кем-либо постороннего открытого источника огня в очаге пожара или на объектах, изъятых в районе очага пожара, не наблюдается. Нет указаний на осуществление таких действий и в показаниях многочисленных свидетелей возникновения пожара.

Причиной возникновения пожара, произошедшего в ночь на 5 декабря 2009 года в зале для посетителей кафе (ночного клуба) «Хромая лошадь», явилось возгорание пенопласта, которым был покрыт потолок зала, от попавшей в него горячей частицы, выброшенной из сработавшего пиротехнического устройства - наиболее вероятно, «фонтана «Рио», менее вероятно - «вспышек», изготовленных из зарядов дымного пороха.

Оплавление медного проводника (объекта № 48) произошло в результате термического воздействия электрического тока вызванного перегрузкой (повышенной токовой нагрузкой) в условиях повышенной температуры окружающей среды при пониженном содержании кислорода в окружающей атмосфере в области скручивания жил и в атмосфере с нормальным содержанием кислорода или при содержании близком к нормальному на участках жил с признаками оплавления примыкающих к области скручивания (т. 78 л.д. 49-247, т. 79 л.д. 1-173).

Вывод о том, что причиной пожара явилось возгорание пенопласта на потолке зала именно от попавшей в него горящей частицы, выброшенной из сработавшего пиротехнического устройства - наиболее вероятно, фонтана, менее вероятно - «вспышек», изготовленных из заряда дымного пороха, и что пожар не мог возникнуть из-за воздействия на имевшиеся в очаге пожара (на потолке зала) твердые горючие материалы тепла, выделившегося при аварийном режиме работы участка электросети кафе, в том числе, в частности, и при коротком замыкании электропровода мотивируется тем, что исследование медных многопроволочных жил электропроводов, изъятых в ходе осмотров места пожара - объекты № № 48, 94, 103, показало, что оплавление указанных медных проводников произошло в результате воздействия электрического тока, вызванного перегрузкой (повышенной токовой нагрузкой), при этом оплавление объекта 103 и объекта 48 в области скручивания жил произошло в условиях повышенной температуры окружающей среды и при пониженном содержании кислорода в окружающей среде; оплавление объекта 94, а также объекта 48 на участках жил с признаками оплавления, примыкающих к области скручивания - в атмосфере с нормальным содержанием кислорода или при содержании близком к нормальному. Диаметр жил объектов 48 и 94 составляет 0,8 и 0,9 мм соответственно. Эксперт считает, что имеющиеся оплавления металла (меди) жил объектов 48, 94, 103 возникли в результате действия токов короткого замыкания в условиях ранее возникшего пожара. Следов короткого замыкания, возникшего до пожара и послужившего причиной его возникновения, не обнаружено. При этом эксперт учитывал общую зажигательную способность проводов таких сечений, которая очень невелика, тонкие жилы очень быстро расплавляются, электрическая цепь размыкается, электрическая дуга исчезает, время существования короткого замыкания невелико, не разогревшаяся за это время изоляция проводов горение не распространяет, из тонких жил провода образуется немного очень мелких искр

расплавленного металла, неспособных зажечь твердые горючие материалы. К тому же на всех линиях электросети, выполненных такими проводами, устанавливаются предохранительные устройства - автоматические выключатели, очень быстро (за 0,2-0,5 с.) размыкающие линию, вследствие чего аварийные участки электросети отключаются еще быстрее, чем при естественном самопроизвольном её размыкании за счет полного расплавления жилы провода. При этом, эксперт ссылается в этих своих выводах на научную работу, посвященную пожароопасности аварийных режимов в электрических сетях (т. 78 л.д. 190-191).

Иных следов аварийного режима работы электросети (повышенной токовой нагрузки), в том числе на проводах больших сечений (2,5 мм и выше), при неоднократных осмотрах места пожара органом предварительного расследования в районе потолка над правым углом сцены в зале для посетителей кафе «Хромая лошадь» обнаружено не было. Не поясняют ничего о наличии какого-либо специфического запаха, характерного для горения пластмассовой изоляции электропроводки, в районе места возгорания в клубе «Хромая лошадь» в ночь на 5 декабря 2009 года и многочисленные очевидцы пожара: потерпевшие, свидетели, в том числе артисты, работники клуба «Хромая лошадь». Каких-либо сбоев в работе электрооборудования зала и сцены не наблюдалось, звуковое и световое оборудование продолжало работать после обнаружения пожара посетителями, в период эвакуации посетителей из зала кафе.

По мнению эксперта, совпадение же во времени и пространстве двух очень маловероятных событий - попадания в потолок помещения раскаленных частиц, выброшенных из работающего пиротехнического устройства (что видели многие очевидцы), и возникновения точно в этом же месте и именно в эти же секунды аварийного режима работы участка электросети, причем аварийного режима настолько мощного и сопровождающегося столь большим выделением тепла, чтобы зажечь твердые горючие материалы, даже теоретически равно нулю. В то же время и теоретически (исходя из конструкции и свойств применяемых материалов, температур разогрева выбрасываемых частиц) и практически (с учетом результатов прямых испытаний по определению высоты выброса горячих частиц и их сравнения с высотой потолка в зале для посетителей кафе (ночного клуба) «Хромая лошадь»), причиной возгорания в очаге пожара могли быть сильно нагретые частицы, выброшенные из пиротехнических устройств, примененных в зале непосредственно перед возникновением пожара. Температуры воспламенения пенопластов, закрепленных на потолке около 310, 325-345 градусов Цельсия, а температуры частиц, выбрасываемых из пиротехнических устройств «Фонтан «Рио», составляли при горении частиц около 1100, 2500 градусов Цельсия, что в 3,5-8 раз превышает температуры возгорания пенопластов. Высота выброса этих горячих частиц (в разных опытах колебавшаяся в достаточно больших пределах) достигала более чем 3 метров, что не меньше высоты размещения горючих материалов на потолке зала для посетителей в кафе (ночном клубе) «Хромая лошадь». То есть все возможности для прямого контакта горячих частиц с горючими материалами на потолке зала имелись. По соотношению температур горячих частиц и порогов воспламенения горючих материалов также имелась полная возможность осуществления зажигания. Кроме того, в результате проведения прямых испытаний было получено зажигание и устойчивое горение пенопласта от горячих частиц, выбрасываемых из пиротехнических устройств, аналогичных использовавшимся в ночь на 5 декабря 2009 года в клубе «Хромая лошадь», уже во втором опыте. Полученная вероятность возгорания (около 50%) является очень высокой. Развитие процесса горения, полученное на экспериментальной сборке в ходе этих испытаний, полностью совпадает с описанием свидетелями развития пожара в кафе (ночном клубе) «Хромая лошадь». Проведенные исследования позволили сделать вывод о том, что причиной возникновения пожара явилось возгорание пенопласта на потолке зала от попавшей в него горячей частицы, выброшенной из сработавшего пиротехнического устройства - наиболее вероятно, «фонтана «Рио», с учетом большой высоты выброса из него таких частиц, менее вероятно - «вспышек», изготовленных из заряда дымного пороха, с учетом меньшей высоты выброса из них горячих частиц пороха и отсутствия в этом пиротехническом составе сильно разогревающихся при срабатывании частиц металлов (алюминия или железа, в зависимости от модификации «фонтана»).

Судом сделан правильный вывод об отсутствии сомнений в обоснованности заключения экспертов. Все экспертные исследования были выполнены с соблюдением установленных законом норм и на основе имеющихся конкретных данных об обстоятельствах происшествия, надлежащим образом зафиксированных и имеющихся в материалах уголовного дела; как отдельные заключения экспертов, так и синтезирующая часть мотивированы, в них указаны содержание исследований, даны обоснованные и объективные ответы на поставленные вопросы и сделаны соответствующие выводы. В приговоре суда надлежащим образом оценена достаточность и последовательность выводов. Оснований сомневаться в компетенции экспертов у суда первой инстанции не имелось, отсутствуют таковые и у судебной коллегии. С учетом данных обстоятельств суд правильно признал заключение комплексной экспертизы достоверным. Оснований для проведения по делу дополнительных или повторных экспертиз не усматривается.

Заключения получили оценку суда в совокупности с другими имеющимися в материалах дела доказательствами. Оснований для переоценки выводов комплексной экспертизы не имеется, а вывод о причинах возгорания пенопласта от попавшей в него горячей частицы, выброшенной из сработавшего пиротехнического устройства - наиболее вероятно, «фонтана», менее вероятно — «вспышек», является обоснованным, мотивированным.

Тот факт, что условия проведения экспертного эксперимента несколько отличались от условий, имевшихся в ночном клубе «Хромая лошадь» в момент пожара, в том числе и в части высоты расположения относительно пола и друг друга конструкций мишени, не ставит под сомнения выводы экспертов, не повлияло существенно на эти выводы и не свидетельствует о необоснованности этих выводов. Как следует из содержания экспертного заключения, свои выводы эксперты сделали не только на результатах экспертного эксперимента, а на основании в том числе других данных и совокупности проведенных исследований, а сами условия эксперимента не были улучшены по сравнению с имевшимися в клубе «Хромая лошадь».

В судебном заседании в порядке, предусмотренном ч. 4 ст. 271 УПК РФ, удовлетворено ходатайство защитника Дербенева С.Е. о допросе свидетеля Б14., который пояснил, что с 2003 до 2010 года он являлся сотрудником ЭКЦ ГУВД по Пермскому краю и занимался проведением пожаротехнических экспертиз. С 5 декабря 2009 года и последующие пять дней он участвовал в осмотрах места происшествия в связи с пожаром в клубе «Хромая лошадь». Его задачей являлась фиксация обстановки и поиск материалов, которые горели. Запах горения в помещении клуба не был характерен для горения древесных прутьев. Присутствовали твёрдые подтеки полимерного характера, у выхода и внешней стены под отделкой был обнаружен пенопласт в неизмененном состоянии. На потолке были видны от него крепежные элементы. В районе сцены находились пусковые устройства для петард, аудио, видео аппаратура. У стены сцены изоляция проводки была оплавлена, но целостность жил сохранилась. В части сцены, которая находится ближе к выходу в зал, провода частично отсутствовали. Без детального осмотра проводов было сложно определить причину оплавления проводов - в результате пожара либо в результате аварийного процесса в электросети. Часть проводов была оборвана в результате обрушения строительных конструкций. Провода в центральной части зала и ближе к улице были сохранены частично с изоляцией. Они не были в стальных трубах, как того требуют правила. Часть проводов были подвязаны на ивовых прутьях, то есть проводка соприкасалась со стенами и потолком. Ближе к окну, на неизмененной части потолка, можно было увидеть толстый слой пыли, не покрытой копотью, которая является пожароопасной. Наиболее горючими веществами в помещении были мешковина и пыль. Основное горение было на уровне прутьев. Площадь горения, где был пенопласт, была меньше. Единый и объемный очаг возгорания находился в районе сцены, так как там было наибольшее выгорание конструкций стен, пола и потолка вплоть до отслоения фрагментов бетона. В центральной части зала потолок представлял собой бетонную плиту перекрытия. К ней впритык подшит пенопласт толщиной порядка 10 сантиметров. На удалении от пенопласта примерно в 50-60 сантиметрах находились верёвочные или металлические подвесы, к которым были прикреплены жерди. На жердях была мешковина наподобие холста серо-коричневого цвета, под ней прутья, которые были связаны типа матов шириной примерно около двух метров. Расстояние между прутьями произвольное, примерно от 0,5 до 1,5 сантиметров, диаметр прута составляет от 1,5 до 2 сантиметров. На уровне прутьев находились светильники. Между подвесным потолком и пенопластом были воздухозаборники из оцинкованного металла и электрические коммуникации. Изъятием электроприборов и проводов он не занимался. По внешнему виду проводов и с учетом электропотребителей сделать суждение о том, насколько верно рассчитана нагрузка на провода, он не может. В помещении, где находилась сцена, было не меньше двух телевизоров большого формата. Над самой сценой была арочная стальная конструкция с осветительными приборами непонятной мощности, место оператора с остатками компьютера и монитора, транзитные провода.

Джут может самовозгореться при температуре 400-500 градусов Цельсия. Но если бросить на него искру, он будет тлеть. Наличие пенопласта и пыли способствовало возникновению и интенсивному развитию пожара. При наличии пыли и попадании на нее искры распространение огня должно быть более быстрым. При попадании искры на пенопласт возгорания не будет, так как он горит при температуре 1200-1400 градусов.

С учетом конструкции подвесного потолка потенциальным источником зажигания может являться аварийная работа электросети либо пиротехнические изделия. В изученном им заключении комплексной экспертизы имеются несоответствия. Так, в одной части экспертизы учитывается вся пожарная нагрузка, в том числе и наиболее горючая ее составляющая как джут и пыль. А в другой части учитываются только прутья и пенопласт. Кроме того, проведенный эксперимент не соответствует требованиям объективности, достоверности и воспроизводимости.

Не учтено, что при монтаже электропроводки была использована скрутка, которая запрещена, так как большое переходное сопротивление может вызвать возгорание мешковины либо пыли. Пояснения, которые он дал в ходе опроса защитнику, подтверждает.

Указанный документ являлся предметом оценки в судебном заседании (т. 156 л.д. 7-21). В нем, помимо разъяснения вопросов возможных причин возникновения пожара, содержатся выводы: об отступлении от методик исследования, необоснованном исключении версии о возникновении пожара вследствие аварийного режима роботы электросети, неверной трактовки результатов металлографического исследования проводников, существенных недостатках в постановке эксперимента по проверке версии о возможности возникновения пожара от пиротехнических изделий.

Оценивая показания Б14. и приведенные в его опросе выводы, судебная коллегия считает, что они не опровергают установленных следствием и судом причин возникновения пожара. Как усматривается из дела причиной возникновения пожара явилось применение пиротехнический изделий с нарушением правил их использования и, этот вывод суда, основан на совокупности исследованных в судебном заседании доказательств, тогда как мнение Б14. о возможности возникновения и развития пожара от аварийной работы электросети основано только на субъективной трактовке отдельно взятого доказательства - заключения комплексной экспертизы и выборочно взятых её составных частей.

Доводы адвоката Обухова В.А. о лишении Дербенева С.Е. права на проверку своей версии причин пожара в связи со снятием следователем И1. с экспертного исследования ряда вопросов являются несостоятельными, так как они были поставлены самим следователем и дублировали уже поставленные ранее вопросы, а возможность аварийного режима работы электросети и электрооборудования клуба была предметом исследования, что нашло отражение в заключении экспертов. Также вопреки доводам жалобы к проведению экспертных исследований причин и условий пожара привлекались специалисты химического факультета Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова, которые участвовали в составлении заключения от 18 апреля 2010 года.

Отсутствие в составе экспертной комиссии по проведению судебной экспертизы научного сотрудника Института синтетических полимерных материалов им. Н.С. Еникалопова РАН (г. Москва) кандидата химических наук Р7. не ставит под сомнение обоснованность выводов комплексной экспертизы.

Свидетель С12. показала, что работает главным бухгалтером ООО «***». Накануне Нового 2009 года директор ООО «***» Дербенев С.Е. делал подарки сотрудникам и подарил ей, в числе прочего, 2 конусных фонтана. Фонтаны она не использовала. В июле 2010 года она нашла эти 2 фонтана дома, позвонила Дербеневу С.Е. и спросила, что с ними делать. Он приехал к ней и забрал эти фонтаны, при этом сказал, что хорошо, что она их нашла, что в «Хромой лошади» использовали такие же фонтаны. Название фонтанов не помнит. Помнит, что в Инструкции к фонтанам было написано, что их можно применять в закрытых помещениях, с использованием какого-то устройства, так как у фонтанов не было фитиля. Такого устройства для запуска у нее не было, поэтому эти фонтаны она не использовала. До июля 2010 года Дербенев С.Е. к ней по поводу этих фонтанов не обращался, их судьбой не интересовался, не выяснял у неё, дарил ли он ей какие-либо фонтаны на Новый год. Она сама к Дербеневу С.Е. по поводу устройства для запуска этих фонтанов, либо за консультацией, как их запускать, также не обращалась.

Анализируя показания указанного свидетеля, суд пришел к обоснованному выводу, что они не подтверждают версию Дербенева С.Е. о возникновении пожара от причин, не связанных с применением пиротехники, поскольку об использовании в клубе якобы таких же фонтанов, как подаренные Дербеневым С.Е., свидетель знает только с его слов. В то же время доводы Дербенева С.Е. в этой части были опровергнуты исследованными в судебном заседании доказательствами, которые свидетельствуют о применении фонтанов типа «Рио». Кроме того, как усматривается из материалов дела, Дербенев С.Е. в период предварительного следствия, ничего не пояснял о том, что часть фонтанов, которые им использовались, он подарил кому-либо, а заявил об этом только в судебном заседании.

Свидетель Г5. показал, что он работал пиротехником в ООО «Пиротехническая компания «***». 4 декабря 2009 года Дербенев С.Е. позвонил ему и сказал, что в связи с годовщиной «Хромой лошади» собирается проводить там фейерверк. Пригласил его поприсутствовать, так как возможно в новогодние праздники кому-тo из них придется работать в этом клубе и запускать фейерверк. Он созвонился с Дербеневым И.С., и они решили съездить в клуб. Подъехали туда около 19 часов. К этому времени им предложил подъехать Дербенев С.Е., чтобы создать видимость, что они тоже что-то делают, чтобы их впустили в клуб. Они взяли из машины Дербенева С.Е. пару чемоданов с инструментами и пиротехникой, занесли их в клуб. В клубе Дербенев С.Е. начал расставлять пиротехническое оборудование. В этот момент к ним подходил Феткулов О.Н., которого Дербенев С.Е. представил арт-директором, а их представил пиротехниками. Дербенев С.Е. установил пушки с конфетти над сценой на металлический каркас, подставки со стаканчиками - «вспышки» установил перед сденой, и 5 конусных фонтанов также установил перед сценой в ряд, на расстоянии около 50 сантиметров друг от друга и в полуметре - метре от сцены. Фонтаны были в виде конусов, без этикеток, к ним скотчем были прикреплены блоки управления и электровоспламенители. Дербенев С.Е. сказал, что это зальные фонтаны. Однако на складе компании на тот момент он не видел пиротехнических изделий для зала. Пиротехника Дербеневым С.Е. была приготовлена заранее, он только располагал её на площадке. Они с Дербеневым И.С. подносили Дербеневу С.Е. чемоданы, инструмент. Про меры безопасности Дербенев С.Е. ничего не говорил. Около 23 часов они с Дербеневым И.С. вернулись в клуб. Дербенев С.Е. позвонил Дербеневу И.С и сказал, что не успевает подъехать. Когда наступил момент феерического шоу, И. Дербенев сам решил действовать, велел ему отойти к сцене и посмотреть, как будут работать фонтаны. Сработала пиротехника: хлопушки, «вспышки», фонтаны. Он смотрел, все было нормально, никакого возгорания там, где работали фонтаны, он не видел. Фонтаны представляли доток искр, поднимавшихся на один метр, а один фонтан, который находился справа от сцены, работал выше остальных, искры почти долетали до потолка. Два фонтана не сработали. Он сказал об этом Дербеневу И.С. В ходе разговора тот крикнул: «Горим». Он повернулся и увидел над сценой с правой стороны, если смотреть лицом, очаг возгорания на потолке. Огонь был выше веток. Перед этим он слышал какой-то хлопок. Место возгорания находилось в полутора метрах от места, где располагался фонтан, работавший выше остальных. Считает, что возгорание произошло не из-за фонтана. Дербенев И.С. взял со стойки ди-джея графин с водой, подошел к месту возгорания и плеснул водой из графина на огонь. Это не помогло. Тогда Дербенев И. взял огнетушитель и побежал тушить огонь. Он услышал, как включилась вытяжка в этот момент, загудела, и огонь стал быстро распространяться. Перед сценой в это бремя находился ведущий, что-то объявлял в микрофон, было музыкальное сопровождение. Выключился свет. Люди из зала побежали к запасному выходу через кухню. Его этой толпой вынесло на улицу.

Показания свидетеля Г5. о том, что возгорание в клубе произошло не от фейерверка, роли Дербенева И.С в установке пиротехнических изделий, а также относительно указанного им места

возгорания получили оценку суда, в результате которой был сделан обоснованный вывод, что в этой части они опровергаются показаниями потерпевших и свидетелей, а также, материалами фото и видеосъемки.

Кроме того, вина осужденных Дербенева С.Е. и Дербенева И.С. была установлена также материалами дела, исследованными в судебном заседании, в частности: заключениями судебно-медицинских экспертов о причинах смерти, характере и степени тяжести телесных повреждений, причиненных потерпевшим, и другими материалами дела.

Таким образом, основываясь на установленных в судебном заседании обстоятельствах, суд пришел к правильному выводу, что версия Дербеневых об их непричастности к происшествию противоречит другим исследованным доказательствам и опровергается ими.

Между их действиями и наступившими последствиями в виде гибели людей, в том числе Т. и Ц., на исключении которых из числа потерпевших настаивает адвокат Обухов В.А., имеется прямая причинно-следственная связь.

Действиям осужденных дана верная квалификация по ст. 218 УК РФ, как нарушение правил использования пиротехнических изделий, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью и смерть человека.

Доводы жалобы адвоката Зверевой Т.Н. о подмене в приговоре суда понятий «фейерверк» и «пиротехническое изделие» являются несостоятельными. В ходе предварительного следствия и в суде установлено, что Дербеневы установили и запустили в клубе несколько видов изделий для создания спецэффектов, в том числе «огненные фонтаны» и «вспышки». В материалах уголовного дела имеется заключение эксперта, которым установлено, что изъятые с места пожара в кафе «Хромая лошадь» объекты, в число которых входят «фонтаны» и «вспышки», являются пиротехническими изделиями. Кроме того, в пункте 50 Правил пожарной безопасности, на который ссылается адвокат, наряду с фейерверками говорится также и о других световых пожароопасных эффектах. Таким образом, никакой подмены понятий не имеется, а вывод адвоката о том, что в указанном пункте правил речь идёт о запрете использования именно фейерверков, а не пиротехники, является ошибочным.

Несостоятельным также является утверждение адвоката о необоснованности вывода суда, что Дербенев И.С. заведомо знал об опасности применения пиротехнических изделий в помещении с массовым пребыванием людей. Из материалов дела усматривается, что он являлся аттестованным пиротехником, проходил соответствующую подготовку и переаттестовывался в ФГУП «ФНПЦ НИИ Прикладной химии». В соответствии с программой обучения и целями самой аттестации он обязан был знать требования безопасности при работе с пиротехническими изделиями. Кроме того, и на этикетке пиротехнических фонтанов «Рио» и даже на этикетке сценического фонтана, приобщённой и осмотренной в суде по ходатайству защиты, прямо указано, что оба эти изделия являются огнеопасными, то есть запрещенными для применения в закрытых помещениях.

Утверждение адвоката Зверевой Т.Н. о декриминализации преступления, за совершение которого осуждён Дербенев И.С. в связи с тем, что на момент постановления приговора Правила пожарной безопасности в РФ, утверждённые Приказом МЧС России № 313 от 18 июня 2003 года, утратили юридическую силу, основно на ошибочном трактовании закона. Действительно, в настоящее время приказ МЧС РФ от 18 июня 2003 № 313 «Об утверждении Правил пожарной безопасности в Российской Федерации (ППБ 01-03)» признан утратившим силу, в соответствии с приказом МЧС РФ № 306 от 31 мая 2012 года. Однако постановлением Правительства РФ от 25 апреля 2012 года утверждены Правила противопожарного режима в РФ, которые по своей сути являются новой редакцией Правил пожарной безопасности в РФ. Данные правила, также как и предыдущие содержат норму хоть и не совсем идентичную по написанию, как указывает в жалобе адвокат, но аналогичную по своему смыслу, также запрещают использование в помещениях пиротехники при проведении мероприятий с массовым пребыванием людей. При этом никаких изменений в диспозицию ст. 218 УК РФ не вносилось.

Вопреки доводам жалоб осужденных Дербеневых и их защитников, несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, не допущено. Не соглашаясь с выводами суда, осужденные противопоставляют свою версию событий совокупности проанализированных судом доказательств и приводят собственные показания, которые объективно исследованными доказательствами не подтверждены. В то же время в приговоре дан подробный анализ и оценка показаний Дербенева С.Е. и Дербенева И.С. и указаны причины, по которым они признаны несостоятельными.

Вопреки доводам апелляционных жалоб осужденных Дербеневых и их защитников, судом не допущено нарушения их права на защиту.

Как следует из материалов уголовного дела, Дербеневу С.Е. и Дербеневу И.С, наряду с другими, в ходе предварительного следствия в соответствии с установленной процедурой было официально предъявлено обвинение и разъяснены права, после чего они активно пользовались своими правами в ходе следствия и в суде, как сами, так и с помощью адвокатов.

Согласно протоколу судебного заседания, интересы Дербеневых в судебном заседании одновременно представляли как по соглашению, так и по назначению профессиональные защитники - адвокаты, которые занимали активную позицию в процессе, а председательствующим предоставлялась возможность адвокатам согласовывать свои позиции с доверителями.

Судом была предоставлена возможность Дербеневым и их защите без каких-либо ограничений заявить все имеющиеся у них ходатайства. После обсуждения ходатайств судом по ним принимались обоснованные мотивированные решения в соответствии с требованиями закона. Сами по себе факты отказов в удовлетворении ряда ходатайств никоим образом не свидетельствуют о нарушении права на защиту.

Как усматривается из материалов уголовного дела и протокола судебного заседания, защиту Дербенева С.Е. осуществлял адвокат по соглашению Голышева Е.Р., а защиту Дербенева И.С. адвокат по соглашению Федотов С.Н. Наряду с этим, защиту обоих Дербеневых осуществляла адвокат по соглашению Ясырева И.В.

8 октября 2010 года государственными обвинителями был заявлен отвод адвокату Ясыревои И.В., который мотивирован тем, что она осуществляет защиту подсудимых Дербенева С.Е. и Дербенева И.С, интересы которых противоречат друг другу, на что указывают показаниях этих лиц в качестве обвиняемых, данных в ходе предварительного следствия, и содержащихся в обвинительном заключении, где Дербенев С.Е. пояснял, что пиротехнические изделия 4 декабря 2009 года он устанавливал в клубе «Хромая лошадь» один, указаний сыну о запуске пиротехнических изделий 5 декабря 2009 года не давал, а Дербенев И.С. пояснял, что помогал Дербеневу С.Е. устанавливать пиротехнические изделия, и 5 декабря 2009 года после телефонного разговора с отцом осуществил запуск пиротехнических изделий, так как отец опаздывал в клуб.

Отвод судом был удовлетворен, при этом подсудимым Дербеневым разъяснено право заключить соглашение с другими адвокатами, в случае если адвокаты Голышева Е.Р. и Федотов С.Н. не смогут принимать участие в судебном заседании более 5 дней, а также право суда назначить им адвокатов. Судебное разбирательство было отложено 21 октября 2010 года. К участию в деле для защиты интересов Дербенева И.С приступила адвокат по соглашению Батеева А.Г. 28 октября 2010 года в судебное заседание не явились адвокаты Дербенева И.С Федотов С.Н. и Батеева А.Г., а также в связи с нетрудоспособностью на период родов адвоката Голышевой Е.Р., представляющей интересы Дербенева С.Е., рассмотрение дела было отложено на 8 ноября 2010 года, Дербеневу С.Е. по инициативе суда назначен адвокат Малюкова Н.С., которая приняла на себя защиту осужденного и знакомилась с материалами дела без ограничения по времени в период с 28 октября по 3 ноября 2010 года. 28 декабря 2010 года в связи с невозможностью явки адвоката Малюковой Н.С. в судебное заседание, она была заменена на адвоката Лабутину Е.С. и рассмотрение дела было отложено для обеспечения возможности ознакомления вновь назначенного адвоката с материалами дела на 25 января 2011 года.

29 августа 2011 года в связи с нахождением адвоката Федотова Д.Н. в очередном отпуске по инициативе суда назначен адвокат Михалева И.Д., которая приняла на себя защиту осужденного и знакомилась с материалами дела без ограничения по времени в период до 12 сентября 2011 года.

Также и в последующем, при замене защитников во всех случаях судом выполнялись требования ч. 4 ст. 231 УПК о своевременном извещении защиты о дате, месте и времени рассмотрения дела и предоставлялось время для подготовки к судебному заседанию.

В случаях, когда Адвокатская палата Пермского края не могла заблаговременно обеспечить участие в деле вновь назначенного защитника, суд принимал решение об отложении судебного заседания для его подготовки к рассмотрению дела, как то было с адвокатом Зверевой Т.Н., которая назначалась для защиты Дербенева И.С. и извещена палатой о необходимости принять участие в рассмотрении дела только 30 июня 2012 года, в выходной день.

Заявление адвоката Лабутиной Е.С. об ознакомлении с материалами дела было судом удовлетворено. Заявлений других адвокатов, назначенных для защиты Дербеневых, о необходимости дополнительного ознакомления с материалами дела, не поступало.

Несостоятельным является и довод Дербенева С.Е. о нарушении его прав на защиту при допросе свидетеля и подсудимых во время его отсутствия в судебном заседании. Из протокола судебного заседания видно, что Дербеневу С.Е. была вручена выписка из протокола судебного заседания с содержанием показаний допрошенных в его отсутствие лиц. После вручения выписки судебное следствие по делу продолжалось ещё на протяжении нескольких месяцев с объявлением достаточно длительных перерывов. При этом Дербенев С.Е. имел возможность ознакомиться с выпиской из протокола судебного заседания и при необходимости задать вопросы допрошенным в его отсутствие лицам. В частности по его ходатайству в суд был повторно вызван свидетель В7., и Дербеневу С.И. предоставлена возможность задать свидетелю свои вопросы. Также он имел возможность задать вопросы и допрошенным в его отсутствие подсудимым, которые в свою очередь вправе были самостоятельно решать, согласиться или отказаться отвечать на его вопросы.

Исходя из этого, доводы жалоб о нарушении их права на защиту являются необоснованными.

Доводы о необходимости признания протоколов допросов Дербенева И.С в качестве обвиняемого с участием адвоката Федотова Д.Н. недопустимыми доказательствами являются несостоятельными.

Обстоятельств, предусмотренных ст. 72 УПК РФ и исключающих участие в производстве по уголовному делу адвоката Федотова Д.Н., который также оказывал юридическую помощь свидетелю Д1., не имелось.

Несостоятельными являются также приведенные осужденными Дербеневыми и адвокатом Обуховым В.А. утверждения о нарушении права Дербенева С.Е. на защиту при описании субъективной стороны преступления и использование при этом противоречивых и взаимоисключающих терминов, указывающих на совершение им преступления как по легкомыслию, так и по небрежности.

Из описательно-мотивировочной части приговора следует, что Дербеневу С.Е. и Дербеневу И.С. предъявлено обвинение, и они осуждены за совершение конкретных действий, являющихся уголовно наказуемыми.

Указание суда на то, что они оба заведомо знали об опасности запуска пиротехнических изделий в помещении с массовым пребыванием людей, сознательно нарушили правила их применения, небрежно относясь при этом к

последствиям использования их в помещении, является правовой оценкой действий осужденных, но не нарушением права на защиту.

Нельзя согласиться и с доводами жалоб о нарушении судом требований ст. 252 УПК РФ. Действительно, суд указал в приговоре фамилии всех погибших и пострадавших в результате пожара в клубе «Хромая лошадь», чего не было сделано в обвинительном заключении. Однако общее количество погибших и лиц, которым был причинен вред здоровью и телесные повреждения, указывалось в предъявленном органами следствия обвинении и обвинительном заключении. Основываясь на исследованных доказательствах, суд лишь конкретизировал в приговоре фамилии пострадавших лиц в том же самом количестве, никоим образом не выходя за рамки предъявленного в ходе предварительного следствия обвинения, не изменяя обвинение в сторону ухудшения и не нарушая права на защиту.

Иные доводы, приведенные Дербеневым С.Е. и Дербеневым И.С., а также их защитниками, не являются основанием для отмены состоявшегося в отношении осужденных приговора.

Выводы суда о виновности Рослякова Д.Е. в халатности при установленных судом обстоятельствах являются правильными, основанными на исследованных в судебном заседании доказательствах, подробно проанализированных судом в приговоре и получивших надлежащую оценку.

Доводы осужденного Рослякова Д.Е. о том, что он преступления не совершал, должностные обязанности исполнил надлежащим образом, всесторонне проверены судом и не нашли своего подтверждения в судебном заседании.

Виновность Рослякова Д.Е. установлена на основании показаний свидетелей З9., М31., С6., Ч2., Г6., материалов дела, а также показаний осужденной Ефремовой С.П. в той части, в которой они не противоречат установленным обстоятельствам.

Как следует из материалов дела, Росляков Д.Е. служил в органах государственного пожарного надзора: с 15 мая 2004 года инспектором ОГПН Ленинского района г. Перми; с 1 января 2005 года инспектором 9 ОГПН г. Перми по Ленинскому району; с 29 декабря 2006 года старшим инспектором 9 отдела государственного пожарного надзора г. Перми по Ленинскому району управления (государственного пожарного надзора) Главного управления МЧС России по Пермскому краю.

В соответствии с приложением к должностной инструкции старший инспектор 9 ОГПН Росляков Д.Е. обязан был осуществлять государственный пожарный надзор, в том числе на объекте кафе «Хромая лошадь».

Согласно заключению эксперта № ** от 12 марта 2010 года конструкции кафе, отделочные материалы и оборудование помещения не соответствовали строительным нормам и правилам (в частности СНиП 21.01-97, его требованиям 4.1, 4.3, 6.12, 7.8, 7.12). На момент пожара кафе «Хромая лошадь» не было оборудовано противодымной вентиляцией и пожарными гидрантами; в отсутствие проекта (технической документации) не

разработаны требования к периодичности замены или восстановления специальной огнезащитной пропитки отделочных покрытий подвесного потолка, в конструкциях подвесного потолка на путях эвакуации использован горючий материал - пенопласт, заполнение конструкций подвесного потолка выполнено из горючего материала, что способствует скрытому распространению огня; заполнение каркасов подвесных потолков над зрительными залами фактически было выполнено из легкогорючего материала пенопласта.

Из показаний свидетеля Ч2. следует, что пенопласт был везде на потолке в первом зале. Это было видно сквозь подвесной потолок, даже если просто стоять на полу, между швами мешковины, и сквозь саму мешковину, так как мешковина была редкая.

Согласно показаниям осужденной Ефремовой С.П. в служебном коридоре было видно, что на потолке прикреплен пенопласт, так как там постоянно не было нескольких плиток подвесного потолка. Также пенопласт был виден на потолке в вентиляционной камере и в электрощитовой, поскольку в этих помещениях он не был никогда ничем закрыт.

Согласно п. 36 Правил пожарной безопасности состояние огнезащитной обработки (пропитки) должно проверяться не реже двух раз в год. Нарушения огнезащитных покрытий горючих отделочных материалов должны немедленно устраняться. Обработанные (пропитанные) деревянные конструкции и ткани по истечении сроков действия обработки (пропитки) и в случае потери огнезащитных свойств составов должны обрабатываться (пропитываться) повторно.

Как видно из актов проверки качества огнезащитной обработки, проведенных 3 июня 2001 года, 28 ноября 2001 года, в 2003 году, 27 августа 2004 года и приемосдаточных актов на выполнение огнезащитных работ за 2001 года, в кафе «Хромая лошадь» были выполнены работы по огнезащитной обработке декоративного подвесного потолка из прутьев, мешковины, элементов декоративных конструкций, деревянных конструкций летней террасы.

Из показаний свидетелей Г2. и М31. следует, что обработка огнезащитным составом подвесного потолка из ивовых прутьев и мешковины проводилась только в 2001 году.

Согласно показаниям Ефремовой С.П. ей неизвестно, проверялось ли состояние огнезащитной обработки подвесного потолка с 2004 по 2009 годы. Сама она это не проверяла и не помнит, чтобы кем-то брались пробы огнезащитной обработки. Не помнит, чтобы Росляков Д.Е. при проверке в 2007 году снимал стружку с декоративного подвесного потолка из прутьев и поджигал ее.

Из заключения эксперта следует, что пенопласт, монтажная пена, древесина, ткань из растительных волокон, древесные ветки являются горючими материалами. В ходе проведенных испытаний мешковины, прутьев из древесины и досок (составные конструктивные части потолка) по определению их пожароопасных свойств не было выявлено влияние какого- либо огнезащитного средства, которым они были бы обработаны до произошедшего пожара. Согласно заключению специалистов от 18 апреля 2010 года разница между температурами воспламенения поверхностных и глубинных фрагментов невелика. Это может быть связано как с тем, что образец подвергался нагреванию в момент пожара, так и с отсутствием огнезащитной обработки (или потерей свойств обработки ввиду ее давности).

Ссылка в жалобе осужденного Рослякова Д.Е. на то, что сроки действия огнезащитной обработки ивовых прутьев к моменту пожара не истекли, противоречит требованиям о периодичности проведения проверок состояния огнезащитной обработки. Кроме того, независимо от такой обработки, не ликвидирующей горючесть материала, отделка путей эвакуации горючими материалами не допускалась.

В соответствии с Правилами пожарной безопасности в РФ системы оповещения о пожаре должны обеспечивать в соответствии с планами эвакуации передачу сигналов оповещения одновременно по всему зданию или выборочно в отдельные его части. Одновременное пребывание 50 и более человек в помещениях с одним эвакуационным выходом не допускается. При эксплуатации эвакуационных путей и выходов должно быть обеспечено соблюдение проектных решений, требований нормативных документов по пожарной безопасности, в том числе по освещенности, количеству, размерам, объемно-планировочным решениям эвакуационных путей и выходов.

Как видно из заключения эксперта, гостевой зал клуба по количеству эвакуационных выходов не соответствовал требованиям, регламентируемым положениями п. 6.11 и п. 6.12 СНиП 21-01-97, п. 42 и п. 50 ППБ 01-03.

В помещениях клуба отсутствовала система оповещения и управления эвакуацией людей при возникновении пожара, предназначенная для своевременного сообщения людям о возникновении пожара, необходимости и путях эвакуации, что является отступлением от требований НПБ 104-03, п. 16 ППБ 01-03.

Из показаний осужденной Ефремовой С.П., свидетелей З9., Г6. следует, что количество посадочных мест с первого дня работы клуба превышало допустимые нормы, то есть было более 50 мест, это было видно визуально. Впоследствии после увеличения площади зала в 2004 году увеличилось количество посадочных мест. Ни столы, ни стулья не убирали, количество посадочных мест не уменьшали.

Доводы Рослякова Д.Е. о том, что он не обязан вести подсчет посадочных мест, опровергаются показаниями свидетеля С6., из которых следует, что, хотя данный вопрос нормативными документами не регламентирован, инспектор самостоятельно определяет, на какое количество человек рассчитано помещение.

Таким образом, суд обоснованно пришел к выводу, что старший инспектор 9 ОГПН г. Перми по Ленинскому району Росляков Д.Е. контроль за состоянием пожарной безопасности на объекте кафе «Хромая лошадь» должным образом не осуществлял, возложенные на него обязанности своевременно и в полной мере исполнять предоставленные ему в соответствии

с законодательством Российской Федерации полномочия по предупреждению, выявлению и пресечению нарушений требований в области пожарной безопасности выполнил ненадлежащим образом.

В соответствии с требованиями ч. 1 ст. 88 УПК РФ суд оценил каждое доказательство с точки зрения относимости, допустимости и достоверности.

Совокупность собранных по делу доказательств признана судом достаточной для постановления обвинительного приговора.

Надлежащую оценку получили в приговоре показания свидетелей В7., П5., С6., У2.

Иные приведенные в жалобах доводы не ставят под сомнение обоснованность принятого судом решения.

Из исследованных судом доказательств следует, что о возникшем пожаре люди узнавали друг от друга, а не через систему оповещения о пожаре, что влекло потерю времени; быстрой и своевременной эвакуации людей препятствовало сильное задымление на путях эвакуации, наличие только одного эвакуационного выхода из обеденного зала и отсутствие информации о наличии еще одного выхода из подсобных помещений кафе, уменьшение ширины проходов между столами, несоответствие размеров окон установленным размерам 0.9x1,2 метра, что препятствовало эвакуации через них.

Несмотря на позицию защитника Шильниковой Л.М. и осужденного Рослякова Д.Е., утверждавшего о своей невиновности, суд первой инстанции на основании совокупности исследованных доказательств, пришел к обоснованному выводу о его виновности в совершении инкриминированного ему преступления и правильно квалифицировал его действия по ч. 3 ст. 293 УК РФ, поскольку он допустил преступную халатность, выразившуюся в ненадлежащем исполнении своих должностных обязанностей вследствие недобросовестного и небрежного отношения к службе, при наличии возможности для надлежащего их исполнения и принятия мер к недопущению нарушений должностными лицами проверяемого им объекта.

Вывод суда о наличии причинно-следственной связи между действиями Рослякова Д.Е. и причинением тяжкого вреда здоровью 65 лиц, наступлением смерти 156 лиц, является правильным, поскольку в случае должного и надлежащего соблюдения Росляковым Д.Е. должностных обязанностей, было бы возможно избежать причинения тяжкого вреда здоровью 65 человек и смерти 156 человек.

С данной судом юридической оценкой действиям Рослякова Д.Е. нельзя не согласиться. При этом квалификация действий одновременно по признакам недобросовестного и небрежного отношения к службе не противоречит закону.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами адвоката Шильниковой Л.М. о нарушении судом требований п. 4 ч. 1 ст. 73, п. 4 ч. 1 ст. 171, ст. 237, ст. 252 УПК РФ.

Указав в приговоре фамилии, имена, отчества и года рождения потерпевших, которым причинен вред здоровью и смерть, суд не вышел за пределы предъявленного Рослякову Д.Е. обвинения, которое содержит все признаки совершенного преступления, включая последствия.

Доводы адвоката Шильниковой Л.М. о том, что у Рослякова Д.Е. не было реальной возможности для надлежащего исполнения своих служебных обязанностей, не подтверждаются материалами дела.

Из показаний Ефремовой С.П. следует, что Рослякову Д.Е. не препятствовали в проведении проверки выполнения индивидуальным предпринимателем требований пожарной безопасности, осуществлении необходимых исследований (обследований, испытаний), экспертиз, оформлении результатов проверки и принятии мер по результатам проведенного мероприятия по контролю. Напротив, Рослякова Д.Е. провели по помещениям, по его просьбе показали, где расположен второй выход (служебный). Все документы, которые были запрошены Росляковым Д.Е., ему предъявили. При этом проверка длилась не более 15 минут.

Судом не установлено, что в период выполнения своих обязанностей по проверке объекта кафе «Хромая лошадь» Росляков Д.Е. не имел необходимого уровня профессиональной подготовки и опыта либо находился в состоянии болезни, препятствующем выполнению служебных функций.

Доводы адвоката Шильниковой Л.М. о нарушении права Рослякова Д.Е. на защиту в период с 26 ноября 2012 года по 5 декабря 2012 года не нашли своего подтверждения.

Из материалов дела следует, что защиту Рослякова Д.Е. в судебном заседании в указанный период осуществляла адвокат Погарцева А.Ю., с участием которой были допрошены свидетели Х1., Б23., Т2., а также осмотрены вещественные доказательства. При этом исследование указанных доказательств производилось на стадии представления доказательств со стороны подсудимых Ефремовой С.П. и Дербенева С.Е. Кроме того, впоследствии Рослякову Д.Е. была вручена выписка из протокола судебного заседания с 26 ноября 2012 года по 5 декабря 2012 года и приобщенные к материалам дела документы, каких-либо ходатайств о повторном допросе названных свидетелей и осмотре вещественных доказательств от подсудимого не поступило.

Не установлено судебной коллегией и нарушения требований ч. 3 ст. 15 УПК РФ. Защитнику Рослякова Д.Е. адвокату Шильниковой Л.М. было предоставлено слово в прениях, суд не ограничивал адвоката в осуществлении защиты подсудимого, вместе с тем обоснованно сделал замечание, так как речь касалась обстоятельств, не имеющих отношения к рассматриваемому уголовному делу и предъявленному Рослякову Д.Е. обвинению, в частности, высказывалось обвинение в адрес лиц, не привлеченных к уголовной ответственности по данному делу. При этом нарушения права на защиту Рослякова Д.Е. допущено не было.

Выводы суда о виновности Мухутдинова В.Г. в совершении преступлений при установленных судом обстоятельствах являются правильными, основанными на исследованных в судебном заседании доказательствах, подробно проанализированных судом в приговоре и получивших надлежащую оценку.

Доводы адвоката Постаногова М.В. об отсутствии состава преступления в действиях Мухутдинова В.Г. всесторонне проверены судом и не нашли своего подтверждения.

Порядок подготовки и выдачи заключений ГПН о соблюдении на объектах соискателей лицензий (сертификатов) требований пожарной безопасности утвержден приказом МЧС России по Пермской области № 10 от 18 января 2005 года и приказом ГУ МЧС России по Пермскому краю № 225 от 25 апреля 2007 года. Этими же приказами разграничены полномочия управления государственного пожарного надзора ГУ МЧС России по Пермскому краю и территориальных отделов, отделений государственного пожарного надзора городов и районов Пермского края по выдаче заключений на отдельные лицензируемые виды деятельности.

Согласно перечню выдача заключений о противопожарном состоянии объекта - соискателя лицензии на деятельность по розничной реализации алкогольной продукции возложена на отдел, отделение (инспекцию) ГПН города или района субъекта РФ.

В соответствии с Порядком к заявлению соискателя лицензии прилагаются, в том числе, акт проверки соблюдения требований пожарной безопасности, предписание государственного пожарного надзора с отметками закрепленного инспектора по результатам внепланового обследования объекта, акты о наличии и исправности оборудования и систем противопожарной защиты (установок автоматического пожаротушения, автоматической пожарной сигнализации, противодымной защиты, молниезащиты, наружного и внутреннего противопожарного водоснабжения, систем оповещения людей о пожаре), проектная документация или выкопировка ЦТИ объекта лицензирования.

Согласно показаниям свидетеля Л8., работавшего в комитете потребительского рынка, начиная с 2006 года существовал Порядок лицензирования розничной продажи алкогольной продукции, утвержденный Указом Губернатора Пермской области. Для получения лицензии на розничную продажу алкогольной продукции соискателю лицензии необходимо было представить, в частности, заключение органов Гспожнадзора о соответствии помещения, где будет осуществляться розничная продажа алкогольной продукции, требованиям пожарной безопасности. Это определено Федеральным законом № 171-ФЗ «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции». Наличие заключения государственного пожарного надзора о соответствии помещения требованиям пожарной безопасности было обязательным для положительного решения вопроса о выдаче лицензии на розничную продажу алкоголя. Отсутствие данного заключения, либо наличие отрицательного заключения органов ГПН, являлось основанием для отказа в выдаче лицензии на розничную продажу алкоголя.

Согласно показаниям свидетеля К21. управлением ГПН ГУ МЧС РФ по Пермскому краю выдавались заключения соискателям лицензии по оптовой продаже алкоголя. Вопросами розничной продажи алкоголя занимались территориальные отделы ГПН. В то же время Управлению ГПН не запрещалось выдавать заключения соискателям лицензии и на розничную продажу алкоголя. Однако при даче заключения обязателен выход сотрудника ГПН на объект. При этом проверяется противопожарное состояние мест хранения и реализации алкогольной продукции.

Из показаний Ефремовой С.П. следует, что она передала Мухутдинову В.Г. заявление о выдаче заключения о соблюдении требований пожарной безопасности для получения лицензии на розничную продажу алкоголя. В заявлении указала адреса кондитерских: ул. ****; ****; и адрес клуба «Хромая лошадь» - ул. ****. Никаких других документов к заявлению она не прикладывала и не привозила. Отдав Мухутдинову В.Г. заявление, она ушла из кабинета. На следующий день или через 1 - 2 дня она в приемной у секретаря забрала три положительных заключения, по одному на каждый объект. Когда приехать за заключениями, ей сразу сказал Мухутдинов В.Г.

Согласно показаниям свидетеля М14., данных им в ходе предварительного расследования, он обратился к Мухутдинову В.Г. для получения заключения о соблюдении на объектах соискателя лицензии о соблюдении на объектах соискателя лицензии (сертификата) требований пожарной безопасности без проведения проверки. В день обращения 4 сентября 2007 года Мухутдинов В.Г. выдал ему заключение о соблюдении на объектах соискателя лицензии (сертификата) требований пожарной безопасности от 4 сентября 2007 года № 60/1/165-з на магазин вина и сыра «***» (далее магазин «***»), расположенный по адресу: ****. Пакет необходимых документов, указанных в заявлении, он не предоставлял.

Из показаний свидетелей К21., К25., Г4., У3., М32., П16., У2., Н., работавших в отделе организации ГПН УГПН ГУ МЧС РФ по Пермскому краю, следует, что сотрудники отдела лично не проводили, а лишь организовывали проверки по заявлениям соискателей лицензии на розничную продажу алкогольной продукции для выдачи заключения о соответствии помещений требованиям пожарной безопасности. Сами проверки для выдачи заключений по заявлениям соискателей лицензий проводились сотрудниками территориальных подразделений органов ГПН. Никто из них проверку кафе «Хромая лошадь» и магазина «***» не проводил и не организовывал.

Свидетель Л10., занимавший должность инспектора 9 ОГПН по Ленинскому району г. Перми, на территории которого находился магазин «***», подтвердил, что в 2007 году внеплановых проверок данного магазина для дачи заключения соискателю лицензии на розничную продажу алкогольной продукции не проводил.

Показания свидетеля У3. о том, что он был на объекте по **** в 2006 году не ставят под сомнение выводы суда о том, что проверка противопожарного состояния кафе «Хромая лошадь» по заявлению на получение лицензии на розничную продажу алкогольной продукции не проводилась.

Из показаний Ефремовой С.П. следует, что с момента подачи заявления и до получения заключения, никто из органов Госпожнадзора в клуб «Хромая лошадь» не приходил, проверку не проводил, как и в кондитерских; клуб «Хромая лошадь» проверялся сотрудником пожарного надзора в 2003 году, других записей о проверках в период с 2004 по 2006 годы в журнале нет, в эти периоды времени при ней проверки не проводились.

Кроме того, из показаний У3. не следует, что он находился на объекте по **** именно в целях проверки соблюдения соискателем лицензии правил пожарной безопасности.

На основании показаний свидетелей К21., О2. суд верно пришел к выводу о том, что заявление Ефремовой С.П. о выдаче заключения о противопожарном состоянии кафе «Хромая лошадь» не было зарегистрировано в Журнале регистрации, а заявление М14. зарегистрировано без приложения и не передано исполнителю.

Вместе с тем на объектах кафе «Хромая лошадь» и магазин «***» имелись нарушения требований пожарной безопасности, которые не позволили бы соискателям лицензии получить положительное заключение органов ГПН о соответствии помещения требованиям пожарной безопасности.

Согласно заключениям экспертов конструкции кафе, отделочные материалы и оборудование помещения, в том числе потолочные, не соответствовали строительным нормам и правилам (п.п. 4.1, 4.3, 6.12, 7.8, 7.12 СНиП 21.01-97); гостевой зал клуба по количеству эвакуационных выходов не соответствовал требованиям, регламентируемым положениями п. 6.11 и п. 6.12 СНиП 21-01-97, п. 42 и п. 50 ППБ 01-03; в помещениях клуба отсутствовала система оповещения и управления эвакуацией людей при возникновении пожара, предназначенная для своевременного сообщения людям о возникновении пожара, необходимости и путях эвакуации, что является отступлением от требований НПБ 104-03, п. 16 ППБ 01-03.

Из показаний Б25. следует, что при проектировании реконструкции в 2001 году магазина «***» в кафе по ул. **** им были учтены рекомендации, подписанные Мухутдиновым В.Г., о соблюдении правил пожарной безопасности в реконструируемом помещении. Кафе было рассчитано на 50 человек.

Впоследствии, как следует из показаний Ефремовой С.П., помещение кафе в 2003 и 2004 годах подверглось реконструкции и стало вмещать около 250 человек, что было видно, исходя из столов и стульев, расположенных в обеденном зале. Потолок отделан пенопластом, мешковиной и ивовыми прутьями.

Судом верно сделан вывод, что Мухутдинову В.Г. было известно о несоответствии конструктивных и объемно-планировочных решений

помещения кафе «Хромая лошадь» его наполняемости, так как, посещая кафе с 2004 года, Мухутдинов В.Г., имея опыт в сфере пожарного надзора, не мог не видеть несоблюдение требований правил пожарной безопасности.

В ходе осмотра магазина «***» были выявлены нарушения требований пожарной безопасности: ширина дверного проема центрального входа составила 72 см.; после центрального входа в помещении магазина имеются раздвижные двери, а при входе в торговый зал - порог; отделка торгового зала произведена деревянными панелями; двери эвакуационных выходов № 1, № 2 заперты на врезные замки; вдоль левой стены, ведущей к эвакуационному входу, расположен вентиляционный короб на высоте 140 см. от пола; перед эвакуационными выходами имеются проемы без дверей, высотой 176 см. от пола; на дверях подсобных помещений, где складированы спиртные напитки, отсутствуют указания на категорию помещений; в подсобных помещениях используется бытовая техника, при этом для утюга не предусмотрена подставка из негорючего материала, то есть имелись нарушения требований п. 6.16, п. 6.27 СНиП 21-01-97, п. 6.10, п. 6.28 СНиП 21-01-97, п. 1.85 СНиП 2.08.02-89, п.п. 53, 52, 60, 33 ППБ 01-03.

Из показаний свидетеля Д6., Д2. следует, что с момента открытия магазина и до момента проверки в 2010 году никаких ремонтов, реконструкций, перепланировок, новых отделочных материалов не появилось.

Доводы жалобы адвоката о необоснованности принятого судом решения о признании заключения главного специалиста межрегионального центра МЧС России З3. недопустимым доказательством неосновательны.

Мотивы принятого судом решения о признании указанного заключения не соответствующим критериям допустимости доказательств в приговоре приведены.

Доводы адвоката Постаногова М.В. о том, что заключение З3. является доказательством, которое очевидно свидетельствует о невиновности Мухутдинова В.Г., не основаны на материалах дела.

Право обвиняемого, подсудимого, их защитников собирать и представлять доказательства, безусловно, является одним из важных проявлений права данных участников процесса на защиту от уголовного преследования.

Этому праву соответствует обязанность органов и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство, рассмотреть каждое ходатайство, заявленное в связи с исследованием доказательств.

При этом уголовно-процессуальный закон исключает возможность произвольного отказа в приобщении к материалам уголовного дела и исследовании представленных стороною защиты доказательств.

Поскольку сторона защиты настаивала на приобщении к материалам дела заключения специалиста З3., полученного по запросу адвоката, и просила оценить его наряду с другими доказательствами, то у суда не было оснований не принимать и не приобщать его к материалам дела.

Суд, приобщив к материалам дела указанное заключение, дал этому документу надлежащую оценку с точки зрения допустимости данного доказательства.

Полученные защитником в результате опроса сведения могут рассматриваться как основание для допроса указанных лиц в качестве свидетелей или для производства других следственных действий, поскольку они должны быть проверены и оценены, как и любые другие доказательства, с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности - с точки зрения достаточности для разрешения уголовного дела.

Как видно из протокола судебного заседания, сторона защиты правом пригласить в судебное заседание для допроса в качестве свидетеля З3., если у нее имелись к нему вопросы по данному уголовному делу, не воспользовалась.

Исследовав все представленные доказательства, суд верно пришел к выводу, что Мухутдинов В.Г., являясь главным государственным инспектором по пожарному надзору, вопреки интересам службы злоупотребил своими полномочиями и выдал заключения о соблюдении правил пожарной безопасности на объектах - кафе «Хромая лошадь» и магазин «***». При этом суд также правильно указал, что Мухутдинов В.Г. действовал из корыстной и иной личной заинтересованности.

Данный вывод основан на показаниях свидетелей Н4., К30., И2., Б30., из которых следует, что у Зака A.M., фактического собственника кафе, и Мухутдинова В.Т. были приятельские отношения, Б30. неоднократно видел Мухутдинова В.Г. в кафе во время обеда, где тот беседовал с Заком A.M., в офисе Зака A.M. в ТК «***», также при нем Зак A.M. договаривался с Мухутдиновым В.Г. о встрече по телефону, оба обращались друг к другу по имени, обменивались подарками; Мухутдинов В.Г. был включен в список «жителей» кафе «Хромая лошадь», то есть уважаемых людей, друзей хозяев заведения, и в список лиц, имеющих золотую карту со скидкой 10%, к этим лицам со стороны персонала было особое отношение и повышенное внимание.

Из показаний Б29. следует, что Зак A.M. как руководитель или собственник магазина «***», а также Т. неоднократно приходили в кабинет Мухутдинова В.Г. в 9 ОГПН. Мухутдинов В.Г. исключал создание проблем со стороны государственного пожарного надзора владельцам кафе «Хромая лошадь» в вопросах эксплуатации кафе.

О дружеских отношениях между Заком A.M. и Мухутдиновым В.Г. свидетельствует также осужденная Ефремова С.П., согласно показаниям которой при решении вопроса о получении лицензии на розничную продажу алкогольной продукции Зак A.M. заверил её, что никаких проблем с пожарными не будет, при ней позвонил Мухутдинову В.Г. и договорился, что она завтра привезет заявление на получение разрешения пожарных для получения лицензии на реализацию алкоголя в розницу на 3 объекта, и сказал,

куда нужно ехать. Также от Зака A.M. она знала, что Мухутдинов В.Г. занимает «генеральскую» должность, главный пожарный в Пермском крае.

Это же подтверждает и протокол осмотра детализации входящих и исходящих соединений телефонных номеров, принадлежащих Заку A.M. и Мухутдинову В.Г., согласно которому зафиксированы неоднократные соединения между ними.

Из показаний М14. следует, что он близко общался с Мухутдиновым В.Г., к которому он обращался за консультациями и который являлся клиентом ресторанов ООО «***», генеральным директором которого был. Заключение получил благодаря хорошим отношениям с Мухутдиновым В.Г.

Кроме того, о наличии корыстной и иной личной заинтересованности свидетельствует наличие у Мухутдинова В.Г. двух подарочных сертификатов магазина «***», которые, согласно тетради учета сертификатов, в числе выданных не числятся, что опровергает довод защитника о возможности приобретения сертификата кем-либо и самим Мухутдиновым В.Г.

Оснований для признания недостоверными показаний Ефремовой С.П., М14., К21., К25., Г4., У3., М32., П16., У2., Н. у суда не имелось. Судом дана оценка в приговоре показаниям М14. в судебном заседании, с которой судебная коллегия соглашается.

В соответствии с Федеральным законом РФ № 171-ФЗ от 22 ноября 1995 года определение порядка лицензирования и выдача лицензий на розничную продажу алкогольной продукции отнесено к полномочиям органов государственной власти субъектов Российской Федерации.

В соответствии с положением о лицензировании розничной продажи алкогольной продукции, утвержденного указом губернатора Пермской области от 17 ноября 2003 года № 217, для получения лицензии на осуществление деятельности по розничной продаже алкогольной продукции соискателем лицензии в лицензирующий орган представляется, в том числе заключение соответствующего территориального органа исполнительной власти о соответствии торговых и складских помещений соискателя лицензии противопожарным нормам и требованиям.

Таким образом, доводы адвоката Постаногова М.В. о том, что при отсутствии складских и производственных помещений соискателю лицензии в любом случае было бы выдано положительное заключение, не состоятельны.

Утверждение адвоката о том, что кафе «Хромая лошадь» не является объектом торговли, нельзя признать обоснованным, поскольку Ефремова С.П., представляя ООО «***», получала лицензию на розничную продажу алкогольной продукции. В кафе имелись барные стойки и другое оборудование для реализации алкогольной продукции и выводы суда о том, что кафе «Хромая лошадь» в данном случае является объектом торговли, судебная коллегия признаёт правильными.

Вывод о доказанности вины Прокопьевой Н.А. в халатности основан на имеющихся в деле и проверенных в судебном заседании доказательствах, содержание которых подробно приведено в приговоре и сторонами не оспаривается. Её действиям дана верная юридическая оценка.

Таким образом, фактические обстоятельства преступлений установлены судом достаточно полно. При этом, всем доказательствам дана надлежащая правовая оценка с точки зрения их относимости, допустимости, достоверности, а в совокупности - достаточности для разрешения дела. В соответствии со ст. 307 УПК РФ суд указал мотивы, по которым в основу выводов положены одни доказательства и отвергнуты другие.

При назначении наказания, суд учел характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, личности виновных, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, роль и степень участия каждого в совершении преступлений, а также влияние назначенных наказаний на исправление осужденных и условия жизни их семей.

Доводы жалоб осужденного Феткулова О.Н. и адвокатов Сулимовой О.В., Маценко В.В. и Чирковой Л.К. о суровости назначенного наказания являются необоснованными.

Наказание осужденным Заку A.M., Ефремовой С.П. и Феткулову О.Н. назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, роли и данных о личности каждого осужденного и всех обстоятельств, а также влияния назначенного наказания на их исправление и условия жизни их семей. Вопреки доводам жалоб в полной мере учтены все имеющиеся смягчающие наказание обстоятельства.

С учетом смягчающих обстоятельств и отсутствия отягчающих, суд применил к Ефремовой С.П. и Феткулову О.Н. требования ч. 1 ст. 62 УК РФ и назначил им наказание не более трех четвертей максимального срока, предусмотренного санкцией статьи.

В отношении Зака A.M. оснований для признания смягчающих обстоятельств, предусмотренных п.п. «и» и «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ судом не усмотрено с приведением мотивов принятого решения, с которыми судебная коллегия соглашается.

Следует признать несостоятельным довод адвоката Сулимовой О.В. о том, что при назначении наказания Заку A.M. нарушен уголовный закон, поскольку незаконно признана отягчающим наказание обстоятельством его особо активная роль в совершении преступления. Рассмотрев дело и правильно определив роль каждого из осужденных, суд усмотрел указанное обстоятельство в действиях Зака A.M. и, в соответствии со ст.63 УК РФ, обоснованно признал его отягчающим.

Оценив совокупность всех обстоятельств, суд сделал правильный вывод о необходимости назначения Заку A.M., Ефремовой С.П. и Феткулову О.Н. наказания в виде реального лишения свободы, надлежаще мотивировав это в приговоре.

Судом обсуждался вопрос о возможности применения к Феткулову О.Н. правил ст. 82 УК РФ, однако с учетом указанной нормы закона, характера и степени общественной опасности совершенного им преступления и всех обстоятельств дела, не нашел оснований для её применения.

Доводы жалобы осужденного Феткулова О.Н. о том, что судом якобы не учтено мнение государственного обвинителя о наказании, судебная коллегия считает несостоятельными, так как суд не связан при разрешении данного вопроса позицией государственного обвинения. Назначение наказания, учет при этом всех обстоятельств, влияющих на его вид и размер является исключительно компетенцией суда.

Наказание осужденным Заку A.M., Ефремовой С.П. и Феткулову О.Н. назначено в полном соответствии с требованием закона, по своему виду и размеру является справедливым и соразмерным содеянному, чрезмерно суровым не является и оснований для его смягчения по доводам жалоб судебная коллегия не усматривает.

Назначая наказание в отношении Дербенева С.Е. и Дербенева И.С суд принял во внимание, что они ранее не судимы, положительно характеризуются.

В качестве смягчающего наказание обстоятельства для каждого из осужденных суд учел состояние здоровья, а для Дербенева И.С. наличие малолетних детей.

Кроме того, судом признано смягчающим обстоятельством поведение Дербенева С.Е после совершения преступления в связи с тем, что он помогал выносить тела пострадавших из помещения клуба, а для Дербенева И.С. принятие им мер к тушению пожара В то же время, указанные смягчающие обстоятельства, обоснованно не признаны судом в качестве предусмотренных п. «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ и дающими основание для применения ч. 1 ст. 62 УК РФ с приведением в приговоре мотивов этого решения, которые судебная коллегия находит убедительными.

Вместе с тем, мотивируя наказание, суд высказал ошибочное суждение о совершении Дербеневым С.Е. и Дербеневым И.С. умышленного преступления. Из диспозиции статьи 218 УК РФ усматривается, она является бланкетной и допускает наступление уголовной ответственности только в случае причинения по неосторожности тяжкого вреда здоровью или смерти человека как последствий нарушения правил учета, хранения, перевозки и использования взрывчатых, легковоспламеняющихся веществ и пиротехнических изделий.

Поскольку совершенное Дербеневым С.Е. и Дербеневым И.С. преступление характеризуется неосторожной формой вины, суждение об этом подлежит исключению из описательно-мотивировочной части приговора.

Это влечет исключение из приговора выводов о наличии в действиях Дербенева С.Е. и Дербенева И.С. такого отягчающего обстоятельства как совершение преступления группой лиц по предварительному сговору, а у Дербенева С.Е., кроме того, особо активной роли в совершении преступления, поскольку по смыслу главы 7 УК РФ указанные обстоятельства могут признаваться отягчающими только при совершении умышленных преступлений.

Однако, учитывая, что категория, а так же тяжесть и общественная опасность совершенного преступления не изменились, принимая во внимание характер наступивших от преступления последствий и отношение к ним со стороны осужденных, судебная коллегия приходит к выводу, что назначенное наказание является справедливым, поскольку их личности представляют высокую общественную опасность и, исходя из этого, оснований для снижения наказания не усматривает, полагая, что в целях исправления Дербенева С.Е. и Дербенева И.С. им обосновано было назначено реальное наказание, с отбыванием его в колонии общего режима, поскольку условия отбывания наказания в колонии-поселении могут не оправдать поставленных перед наказанием задач.

Вопреки доводам жалоб осужденных вид и размер дополнительного наказания им определён правильно. Оснований для применения ч. 6 ст. 15 УК РФ и ст. 73 УК РФ суд в отношении Дербенева С.Е. и Дербенева И.С. не усмотрел, не имеется таковых и по мнению судебной коллегии.

Вместе с тем, судом не учтено, что согласно ч. 3 ст. 72 УК РФ время содержания лица под стражей до судебного разбирательства засчитывается в срок лишения свободы из расчета один день за один день. Однако, в нарушение п. 9 ч. 1 ст. 308 УПК РФ, суд не решил вопрос о зачете времени предварительного содержания Дербенева И.С. под стражей в период со 2 апреля 2010 года по 7 апреля 2010 года.

При назначении наказания Рослякову Д.Е. и Мухутдинову В.Г. судом учтено, что они характеризуются положительно, ранее не судимы.

Смягчающими наказание обстоятельствами обоим осужденным суд признал состояние здоровья и наличие наград за службу в органах МЧС РФ, Рослякову Д.Е., кроме этого, наличие малолетних детей.

Суд не установил исключительных обстоятельств, связанных с целью и мотивами преступления, поведением Рослякова Д.Е. во время и после совершения преступления, и других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления, в связи с чем у суда не имелось оснований для назначения Рослякову Д.Е. наказания с применением ст. 64 УК РФ.

Судебная коллегия также не установила оснований, позволяющих назначить наказание с применением ст.ст. 64 и 73 УК РФ.

Наказание Рослякову Д.Е. и Мухутдинову В.Г. назначено в соответствии с требованиями ст. ст. 6, 60 УК РФ, по своему характеру, виду и размеру является справедливым, оснований считать назначенное наказание чрезмерно суровым либо чрезмерно мягким не имеется. Обоснованно судом назначено дополнительное наказание, мотивы принятия такого решения судом приведены в приговоре.

С учетом изложенного выше доводы потерпевших Г., Л2., М2., Г1., Б. о чрезмерной мягкости назначенного Мухутдинову В.Г. и Ефремовой С.П. наказания не подлежат удовлетворению.

Наказание Прокопьевой Н.А. так же назначено в соответствии со ст. ст. 6, 60 УК РФ с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, смягчающих наказание обстоятельств.

Вместе с тем приговор в отношении Прокопьевой Н.А. и Рослякова Д.Е. подлежит изменению в части назначения ей дополнительного наказания в связи с неправильным применением уголовного закона.

В соответствии с ч. 1 ст. 47 УК РФ лишение права занимать определенные должности состоит в запрещении занимать должности на государственной службе, в органах местного самоуправления.

По смыслу закона конкретный вид таких должностей должен быть указан в приговоре.

При этом в приговоре должен быть указан не перечень, а определенная конкретными признаками категория должностей, на которую распространяется запрет (например, должности, связанные с осуществлением функций представителя власти либо организационно-распорядительных или административно-хозяйственных полномочий).

Данные требования по настоящему делу не выполнены. Как установлено приговором суда, Росляков Д.Е. и Прокопьева Н.А. являлись должностными лицами, осуществляли функции представителя власти, полномочия которой регламентированы Федеральным законом РФ от 21 декабря 1994 года № 69-ФЗ «О пожарной безопасности» и Положением о государственном пожарном надзоре, утвержденном постановлением Правительства Российской Федерации от 21 декабря 2004 года № 820.

В связи с изложенным, судебная коллегия считает необходимым внести в приговор уточнения, направленные на конкретизацию вида должностей, занимать которые осужденной запрещено.

Кроме того, принимая во внимание, что после вынесения приговора в соответствии с п. «б» ч. 1 ст. 78 УК РФ 4 сентября 2013 года истек срок давности привлечения к уголовной ответственности за совершение преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 285 УК РФ, осужденный Мухутдинов В.Г. подлежит освобождению от назначенного ему наказания.

Оснований для освобождения от наказания иных осужденных не имеется.

Ссылки в жалобе осужденного Феткулова О.Н. на необоснованное взыскание с него гражданских исков в пользу сотрудников клуба и их родственников по той причине, что они якобы не являлись потребителями услуг, не основаны на законе. Указанные лица в установленном законом порядке признаны потерпевшими, которым действиями осужденных причинен ущерб, в связи с чем в соответствии со ст.ст. 151, 1064, 1084, 1094, 1099, 1100, 1101 ГК РФ удовлетворены их гражданские иски.

Суд обоснованно для обеспечения взысканий с осужденных денежных средств в возмещение причиненного вреда потерпевших обратил взыскание на имущество, на которое был наложен арест. При этом, нельзя признать обоснованными утверждение стороны защиты Зака A.M. об отмене наложения ареста на имущество, собственником которого является его супруга. На момент наложения ареста имущество осужденного являлось их совместной собственностью. По смыслу статьи 119 Федерального закона «Об исполнительном производстве» при наложении ареста в порядке обеспечения иска или исполнения исполнительных документов на имущество, не принадлежащее должнику, собственник имущества (законный владелец, иное заинтересованное лицо) вправе обратиться с иском об освобождении имущества от ареста.

Также являются несостоятельными доводы жалобы об отмене наложения ареста на жилое помещение по адресу: ****, поскольку, стороной защиты не представлено доказательств того, что указанная квартира является единственным пригодным для постоянного проживания помещением, меры принятые судом в целях обеспечения исков, являются обоснованными и соответствующими закону.

Вместе с тем, суд, прекратив производство по гражданскому иску У1. о взыскании компенсации морального вреда с Феткулова О.Н. (т. 141 л.д. 238) в связи с отказом истца от иска, в резолютивной части приговора взыскал компенсацию морального вреда с Феткулова О.Н. в пользу потерпевшего У1. По указанным основаниям приговор подлежит изменить и исключить из него взыскание с Феткулова О.Н. компенсации морального вреда в пользу У1. 180 000 рублей.

Вопреки доводам жалобы осужденного Феткулова О.Н., в связи с отказом потерпевшей З4. от иска в счет возмещения компенсации морального вреда с Феткулова О.Н. эта компенсация в пользу З4. судом не взыскана.

Гражданские иски потерпевших Ф., Ш1., М5., М3., Б2., Б., Е. разрешены в соответствии с законом.

В соответствии со ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Согласно ст. 1080 ГК РФ лица, совместно причинившие вред, отвечают перед потерпевшим солидарно.

В судебном заседании установлено, что действиями Зака A.M., Ефремовой С.П., Феткулова О.Н., Дербенева С.Е., Дербенева И.С, Рослякова Д.Е., Прокопьевои Н.А. потерпевшей М3. причинен имущественный вред в размере понесенных в связи с лечением расходов 88 010 рублей 39 копеек.

Поэтому решение суда о взыскании с Зака A.M., Ефремовой С.П., Феткулова О.Н., Дербенева С.Е., Дербенева И.С, Рослякова Д.Е., Прокопьевои Н.А. солидарно в счет возмещения имущественного вреда 88 010 рублей 39 копеек является правильным.

В соответствии со ст. 151 ГК РФ если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях,

предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

Решая вопрос о размере компенсации причиненного потерпевшему морального вреда, суду следует руководствоваться требованиями разумности и справедливости. В случае причинения морального вреда преступными действиями нескольких лиц он подлежит возмещению в долевом порядке.

Определяя размер компенсации морального вреда, подлежащей взысканию с ответчиков в пользу истцов, суд принял во внимание то, что потерпевшие Б18., Ф., Е., М3., М5., Ш1. получили телесные повреждения, квалифицируемые как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни, длительное время проходили лечение, перенесли в связи с этим нравственные и физические страдания, в результате получения повреждений существенно было нарушено качество их жизни.

Кроме того, при определении размера компенсации морального вреда суд первой инстанции учел имущественное положение ответчиков, в том числе Зака A.M. и Рослякова Д.Е., их материальное положение, состояние здоровья и наличие малолетних детей на иждивении, что соответствует положениям п. 3 ст. 1083 ГК РФ.

Руководствуясь принципами разумности и справедливости, позволяющими с одной стороны максимально возместить причиненный моральный вред, а с другой стороны - не допустить неосновательного обогащения истцов и не поставить в чрезмерно тяжелое имущественное положение ответчиков, суд первой инстанции правильно определил размер компенсации морального вреда за гибель одного близкого родственника с Зака A.M. 450 000 рублей, с Рослякова Д.Е. 75 000 рублей, за причинение тяжкого вреда здоровью с Зака A.M. 300 000 рублей, с Рослякова Д.Е. 50 000 рублей, за причинение средней тяжести вреда здоровью с Зака A.M. 150 000 рублей, с Рослякова Д.Е. 25 000 рублей, за причинение легкого вреда здоровью с Зака A.M. 60 000 рублей, с Рослякова Д.Е. 10 000 рублей, за причинение вреда здоровью без определения его тяжести с Зака A.M. 15 000 рублей, с Рослякова Д.Е. 2 500 рублей.

С учетом изложенного судебная коллегия полагает, что определенный судом размер компенсации морального вреда, подлежащего взысканию с ответчиков в пользу истцов, соответствует требованиям разумности и справедливости, степени вины ответчиков, степени нравственных страданий истцов и установленным судом обстоятельствам, подлежащим учету при определении размера такой компенсации.

Оснований для увеличения суммы компенсации морального вреда с Зака A.M. до 1 000 000 рублей в связи с тем, что такая сумма взыскана с М6. при тех же обстоятельствах совершения преступления, не имеется. Принятое в отношении М6. решение не является преюдициальным по отношению к решению вопроса о взыскании компенсации морального вреда с Зака A.M..

Принцип возмещения вреда с каждого из осужденных в долевом, а не в солидарном порядке, как о том ставится вопрос в жалобах осужденных Дербеневых и их защитников определен правильно.

Доводы апелляционной жалобы потерпевшего Б2. о том, что он проходил интенсивное лечение, вынужден регулярно проходить профилактическое лечение, ездить на море и прочее для того, чтобы поддерживать свое здоровье, для чего требуются значительные денежные средства, не влекут отмену судебного решения, поскольку определение размера компенсации морального вреда отнесено законом к компетенции суда. При этом указанные обстоятельства не свидетельствуют о неправильности определения судом размера компенсации морального вреда по делу, так как требований о взыскании расходов на лечение к ответчикам в рамках настоящего дела заявлено не было. Взыскание морального вреда в солидарном порядке законом не предусмотрено.

Доводы потерпевшего Е. о нарушении его прав при разрешении гражданского иска нельзя признать обоснованными.

Как видно из протокола судебного заседания потерпевшему Е. разъяснены права, предусмотренные ст. ст. 42 и 44 УПК РФ, в том числе право на предъявление гражданского иска. Также разъяснено, что в случае неявки потерпевшего (гражданского истца) в судебное заседание разбирательство может быть продолжено в его отсутствие.

Потерпевший Е. в судебном заседании 25 марта 2011 года полностью поддержал исковые требования и просил взыскать указанную в исковом заявлении сумму 500 000 рублей со всех виновных лиц.

В соответствии с ч. 3 ст. 196 ГПК РФ суд принимает решение по заявленным истцом требованиям. Однако суд может выйти за пределы заявленных требований в случаях, предусмотренных федеральным законом.

В силу ст. 39 ГПК РФ основание и предмет иска определяет истец. Суд не обладает правом без согласия истца изменять основания или предмет исковых требований, заявленных истцом.

Гражданский кодекс РФ, иные федеральные законы не предусматривают случаев, при которых суд может выйти за пределы заявленного истцом требования о взыскании денежной компенсации морального вреда.

Обстоятельств, препятствующих потерпевшему Е. предъявить исковые требования к ответчикам в большем размере, по делу не установлено.

Приведенные в жалобах осужденных Дербенева С.Е. и Дербенева И.С. доводы о необоснованном взыскании с каждого из них процессуальных издержек, связанных с оплатой труда адвокатов по назначению заслуживают внимания.

Как усматривается из протокола судебного заседания, 28 октября 2010 года в связи с нетрудоспособностью на период родов адвоката Голышевой Е.Р., осуществлявшей по соглашению защиту Дербенева С.Е., при наличии письменного отказа осужденного от адвоката суд по своей инициативе принял меры к обеспечению участия в деле адвоката по назначению.

25 августа 2011 года в связи с уходом адвоката Федотова Д.Н. в очередной отпуск в период с 26 августа 2011 года по 25 сентября 2011 года подсудимому Дербеневу И.С. судом было предложено пригласить другого защитника, и предоставлено время до 29 августа 2011 года. При выходе в судебное заседание Дербенев И.С. пояснил, что не намерен приглашать другого защитника, по причине отсутствия у него денежных средств, поскольку адвокат Федотов Д.Н. не может принимать участие в судебном разбирательстве, просит на период его отсутствия судебное разбирательство отложить. По инициативе суда Дербеневу И.С. назначен адвокат Михалева И.Д. В последующем, в связи с невозможностью участия защитников по назначению в судебных заседаниях, их замена так же осуществлялась по инициативе суда, что в соответствии с ч. 5 ст. 50 УПК РФ влечет возложение расходов по оплате труда адвокатов по назначению за счет средств федерального бюджета.

Помимо этого, приговор суда в части взыскания с Рослякова Д.Е. процессуальных издержек так же подлежит изменению, поскольку он отказывался от участия в деле адвоката по назначению, мотивируя это отсутствием средств.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих в силу ст. 389 УПК РФ отмену приговора не допущено.

Руководствуясь ст. ст. 389 13, 389 15,389 19, 389 20, 389 28,389 33 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Ленинского районного суда г. Перми от 22 апреля 2013 года в отношении Феткулова О.Н., Дербенева С.Е., Дербенева И.С., Рослякова Д.Е., Мухутдинова В.Г., Прокопьевой Н.А. изменить:

исключить из описательно-мотивировочной части приговора указание на совершение Дербеневым С.Е. и Дербеневым И.С. преступления умышленно, а также на наличие у Дербенева С.Е. и Дербенева И.С. обстоятельства, отягчающего наказание — совершение преступления группой лиц по предварительному сговору, а у Дербенева С.Е. и отягчающего наказание обстоятельства - особо активной роли в совершении преступления;

зачесть Дербеневу И.С в срок лишения свободы время содержания его под стражей в период со 2 апреля 2010 года по 7 апреля 2010 года;

уточнить резолютивную часть приговора в отношении Прокопьевой Н.А. и Рослякова Д.Е. в части дополнительного наказания: считать каждого лишенным права занимать должности в Государственной противопожарной службе (пожарной охране, противопожарных и аварийно-спасательных службах) МЧС России, связанные с осуществлением функций представителя власти, организационно-распорядительными и административно- хозяйственными функциями на срок 3 года;

освободить Мухутдинова В.Г. от наказания, назначенного по ч. 1 ст. 285 УК РФ за совершение преступления от 4 сентября 2007 года, в связи с истечением срока давности уголовного преследования на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ;

приговор в части взыскания в пользу У1. в возмещение компенсации морального вреда с Феткулова О.Н. в сумме ста восьмидесяти тысяч рублей отменить;

приговор в отношении Дербенева С.Е. в части взыскания в федеральный бюджет процессуальных издержек, связанных с расходами на оплату труда адвокатов за осуществление по назначению его защиты в размере двухсот пятидесяти семи тысяч восьмисот девяносто двух рублей 85 копеек отменить;

освободить Дербенева С.Е. от уплаты указанных процессуальных издержек в федеральный бюджет;

приговор в отношении Дербенева И.С. в части взыскания в федеральный бюджет процессуальных издержек, связанных с расходами на оплату труда адвокатов за осуществление по назначению его защиты в размере ста восьмидесяти тысяч пятьсот четырех рублей 97 копеек отменить;

освободить Дербенева И.С. от уплаты указанных процессуальных издержек в федеральный бюджет;

приговор в отношении Рослякова Д.Е. в части взыскания в федеральный бюджет процессуальных издержек, связанных с расходами на оплату труда адвокатов за осуществление по назначению его защиты в размере ста пятидесяти семи тысяч восьмиста рублей 58 копеек отменить;

освободить Рослякова Д.Е. от уплаты указанных процессуальных издержек в федеральный бюджет.

В остальной части приговор Ленинского районного суда г. Перми от 22 апреля 2013 года в отношении Феткулова О.Н., Дербенева С.Е., Дербенева И.С., Рослякова Д.Е., Мухутдинова В.Г., Прокопьевой Н.А., а так же этот же приговор в отношении Зака А.М. и Ефремовой С.П. оставить без изменения, а апелляционные жалобы без удовлетворения.

В соответствии со ст. 401 УПК РФ судебное решение может быть обжаловано в суд кассационной инстанции в течение одного года со дня его вступления в законную силу.

Председательствующий

Судьи

Рейтинг@Mail.ru

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс»