Дело №22-2535/2019

Номер дела: 22-2535/2019

Дата начала: 30.07.2019

Суд: Саратовский областной суд

Судья: Васина С.В.

:
Категория
1 - Дело с обвинительным актом / постановлением
Стороны по делу (третьи лица)
Вид лица Лицо Перечень статей Результат
Дементьев Павел Юрьевич Статьи УК: 306 судебный акт ОСТАВЛЕН БЕЗ ИЗМЕНЕНИЯ
 

Постановление

Судья Кучко В.В. Дело № 22-2535

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ПОСТАНОВЛЕНИЕ

27 августа 2019 года город Саратов

         Саратовский областной суд в составе:

председательствующего судьи судебной коллегии по уголовным делам Васиной С.В.,

при секретаре Аношкине А.В.,

с участием прокурора Нефедова С.Ю.,

защитника - адвоката Исаевой Т.А.,

рассмотрел в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе потерпевшего.. Ф., апелляционному представлению государственного обвинителя Плетнева Б.Б. на приговор Волжского районного суда
г. Саратова от 17 июня 2019 года, которым

Дементьев П.Ю., судимый:

07 декабря 2015 года Ленинским районным судом г. Саратова по ч.1
ст.222 УК РФ, ст.73 УК РФ, к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года;

03 февраля 2017 года Ленинским районным судом г. Саратова по
ч.1 ст.222, ч.1 ст.105, ч.1 ст.166, с применением ч.3 ст.69, ч.5 ст.74, ст.70 УК РФ, с частичным присоединением не отбытого наказания по приговору Ленинского районного суда г. Саратова от 07 декабря 2015 года к 13 годам лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год, с отбыванием наказания в виде лишения свободы в исправительной колонии строгого режима,

оправдан по обвинению в совершении преступления, предусмотренного
ч.2 ст.306 УК РФ, на основании п.3 ч.2 ст.302 УПК РФ за отсутствием в его деянии состава преступления. На основании ст.134 УПК РФ признано за Дементьевым П.Ю. право на реабилитацию.

Заслушав доклад судьи Васиной С.В., выступления защитника Исаевой Т.А., полагавшей приговор законным и обоснованным, а также мнение прокурора Нефедова С.В. об отмене оправдательного приговора, суд апелляционной инстанции

УСТАНОВИЛ:

Приговором Волжского районного суда г. Саратова от 17 июня 2019 года Дементьев П.Ю. оправдан по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.306 УК РФ, на основании п.3 ч.2 ст.302 УПК РФ за отсутствием в его деянии состава преступления.

Органами предварительного следствия Дементьев П.Ю. обвинялся в заведомо ложном доносе, соединенном с обвинением лица в совершении тяжкого преступления, а именно в том, что он, будучи осужденным за совершение ряда преступлений, из неприязненных отношений к следователю.. Ф., расследовавшему уголовное дело в отношении него, подал в следственное Управление Следственного комитета РФ по Саратовской области заявление о привлечении. Ф. к уголовной ответственности за причинение ему, Дементьеву П.Ю. телесных повреждений, однако по результатам проверки, проведенной по данному заявлению, было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела ввиду отсутствия события преступления, предусмотренного п. «а» ч.3 ст.286 УК РФ.

В апелляционной жалобе потерпевший. Ф. выражает несогласие с приговором, считает его незаконным, необоснованным, постановленным с нарушением требований уголовно-процессуального закона. В доводах указывает, что в ходе предварительного расследования по уголовному делу в отношении
Дементьева П.Ю., по которому тот был осужден по ч.1 ст.222, ч.1 ст.105,
ч.1 ст.166 УК РФ, и на стадии рассмотрения дела судом, утверждения
Дементьева П.Ю. о причинении ему телесных повреждений сотрудниками правоохранительных органов были проверены и оценены судом при постановлении в отношении него обвинительного приговора. Отмечает, что сообщаемые
Дементьевым П.Ю. сведения были проверены тщательным образом и им дана оценка в постановлениях об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников полиции, а также в приговоре суда. Полагает, что Дементьев П.Ю. с целью защиты своих интересов от уголовного преследования воспользовался своим правом и обжаловал обвинительный приговор суда, который был оставлен без изменения и вступил в законную силу. Указывает, что, несмотря на данные обстоятельства, Дементьев П.Ю. использовал способ защиты в виде ложного доноса в отношении него, чем причинил ему моральный вред. Обращает внимание, что судом не учтены показания свидетелей, из которых следует, что телесные повреждения Дементьеву П.Ю. никто в следственном отделе не причинял, следователем.. Ф. никто, кроме него Дементьеву П.Ю. не представлялся, локализация имевшихся у Дементьева П.Ю. телесных повреждений, установленных на основании заключения эксперта, не соответствует его показаниям о применении им насилия. Отмечает, что совокупность собранных доказательств позволяет сделать вывод о том, что Дементьев П.Ю. осознавал его должностное положение и процессуальный статус, указывая на конкретные статьи уголовного закона, а также в своих объяснениях и показаниях указывал на него, как на лицо, причинившее ему телесные повреждения, и только в ходе очной ставки с ним изменил свои показания. Полагает, что с учетом изложенного, Дементьев П.Ю., зная об отсутствии противоправных действий с его стороны, из чувства мести и неприязненных отношений к нему как к лицу, принимавшему участие в расследовании уголовного дела в отношении Дементьева П.Ю., обратился в правоохранительные органы с заявлением о привлечении его к уголовной ответственности. Просит приговор отменить, рассмотреть дело по существу в суде апелляционной инстанции.

В апелляционном представлении государственный обвинитель Плетнев Б.Б., выражая несогласие с приговором, считает его незаконным и необоснованным, подлежащим отмене. В доводах указывает, что Дементьев П.Ю. в своем заявлении от 13 сентября 2018 года сообщил о полученных им телесных повреждениях, которые нанес ему следователь. Ф., тогда как факт непричастности. Ф. к совершению в отношении Дементьева П.Ю. преступления был достоверно установлен. Полагает, что суд первой инстанции, оправдывая Дементьева П.Ю., дал неверную правовую оценку его действиям, расценив их как средство защиты своих интересов, используемое им ранее в рамках уголовного дела, по которому
Дементьев П.Ю. был осужден к лишению свободы. Считает, что выводы суда в этой части не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным судом. Ссылается на то, что постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела от
16 ноября 2018 года установлено отсутствие события преступления, о совершении которого Дементьевым было написано соответствующее заявление. Указывает, что иных телесных повреждений помимо тех, которые зафиксированы в заключениях судебно-медицинских экспертиз от 23 декабря 2015 года и 29 июля 2016 года у
Дементьева П.Ю. не обнаружено, обстоятельствам получения Дементьевым П.Ю. телесных повреждений в момент его задержания в 2015 году давалась правовая оценка, отраженная в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела от 04 октября 2016 года. Полагает, что заявление Дементьева П.Ю. о совершении следователем Ильиным С.Ф. в отношении него преступления являлось заведомо ложным, в судебном заседании он неоднократно изменял свои показания относительно событий совершенного в отношении него преступления, и сообщил, что Ильина С.Ф. он не узнал. Ссылается на то, что доводы Дементьева П.Ю. о том, что он впервые на очной ставке увидел. Ф., а телесные повреждения ему нанес человек, представившийся.. Ф., опровергаются показаниями самого потерпевшего, постановлениями об отказе в возбуждении уголовного дела от 04 октября 2016 года, от 16 ноября 2018 года, показаниями свидетелей
.А.,.. В.,.. В.,.. С.-А.,. Ю.,. С. и письменными материалами уголовного дела: заключениями экспертов от 23 декабря 2015 года и от 29 июля 2016 года о том, что у Дементьева П.Ю. имеются повреждения в области плеча, предплечья и поясничной области и другими доказательствами. Отмечает, что оценка доводам Дементьева П.Ю. о применении к нему насилия следователем. С.Ф. в приговоре суда от 03 февраля 2017 года не давалась, так как Дементьевым П.Ю. они в ходе судебного разбирательства не заявлялись. Полагает, что при таких обстоятельствах, выводы суда о том, что Дементьевым П.Ю. ранее приводились доводы о применении к нему насилия следователем. Ф., являются ошибочными и противоречат имеющимся в деле доказательствам. Ссылается на то, что выводы суда сделаны преждевременно, без изучения материалов уголовного дела, материалов проверки, а также контрольного производства по обращениям Дементьева П.Ю. Считает, что версия Дементьева П.Ю. о том, что он не был знаком лично с Ильиным С.Ф., опровергается материалами уголовного дела и материалами проверок. Ссылаясь на Определение Конституционного суда Российской Федерации от 04 апреля 2013 года № 661-О и Постановление Конституционного суда РФ от 15 января 1999 года № 1-П, выражает несогласие с выводами суда о том, что действия Дементьева П.Ю. являются средством и способом защиты своих интересов, не образуя состав инкриминированного преступления, поскольку приговор суда от 03 февраля
2017 года вступил в законную силу и поводов для продолжения подобной защиты своих прав у Дементьева П.Ю. не имелось. Просит приговор отменить, постановить в отношении Дементьева П.Ю. обвинительный приговор.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционных представления и жалобы, заслушав участников судебного разбирательства, суд апелляционной инстанции находит приговор законным, обоснованным, не подлежащим изменению либо отмене.

Вопреки доводам представления прокурора и апелляционной жалобы потерпевшего, выводы суда об отсутствии в действиях Дементьева П.Ю. состава инкриминируемого ему преступления основаны исключительно на доказательствах, непосредственно исследованных судом в судебном заседании, представленных сторонами в условиях состязательного процесса, подробное изложение которых отражено в приговоре.

Согласно ч.4 ст.302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении инкриминируемого ему преступления подтверждена совокупностью исследованных доказательств.

В соответствии с ч.2 ст.302 УПК РФ оправдательный приговор постановляется в случае, если в деянии подсудимого отсутствует состав преступления.

Согласно требованиям ст.73 УПК РФ при производстве по уголовному делу подлежат доказыванию, в том числе: событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления); виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы; характер и размер вреда, причиненного преступлением.

На основе анализа исследованных доказательств суд первой инстанции, правильно установив фактические обстоятельства дела, обоснованно пришел к выводу о невиновности Дементьева П.Ю. в инкриминированном преступлении, оценив все доказательства по делу с точки зрения их относимости, допустимости и достоверности, а в совокупности - их достаточности для правильного разрешения дела. Оснований не согласиться с данными выводами не имеется.

В соответствии с требованиями ст.305 УПК РФ суд в приговоре указал существо предъявленного Дементьеву П.Ю. обвинения, обстоятельства уголовного дела, установленные судом, основания его оправдания и доказательства, их подтверждающие. Формулировок, ставящих под сомнение невиновность оправданного, не допущено.

В приговоре также отражены мотивы, по которым суд отвергает доказательства, представленные стороной обвинения и мотивы принятого решения.

     Проанализировав исследованные доказательства, суд обоснованно признал, что стороной обвинения не представлено относимых, достоверных и в своей совокупности достаточных для разрешения уголовного дела и неопровержимых доказательств, бесспорно подтверждающих виновность Дементьева П.Ю. в предъявленном ему обвинении.

К такому выводу суд пришел на основе исследованных доказательств, в частности, показаний оправданного Дементьева П.Ю. о том, что в ночь с 22 на 23 декабря 2015 года в следственном отделе по Ленинскому району г. Саратова СУ СК России по Саратовской области мужчина, который представился ему следователем И., избил его, в результате чего он вынужден был дать признательные показания по делу, и на основании этих показаний его осудили за убийство, которого он не совершал. До доставления в следственный отдел его избили сотрудники полиции, о чем он неоднократно, начиная с 2015 года, сообщал в различные инстанции. Обнаруженные у него при проведении экспертизы телесные повреждения были ему причинены сотрудниками полиции и лицом, представившимся следователем Ильиным, с целью дачи им признательных показаний.

Согласно показаниям Дементьева П.Ю., данным в ходе предварительного следствия по настоящему делу, он также утверждал, что телесные повреждения ему были причинены сотрудниками полиции и человеком, представившимся следователем Ильиным С.Ф.

Судом первой инстанции были проанализированы и оценены все представленные обвинением доказательства и верно установлено, что они не содержат объективно подтвержденных сведений об обстоятельствах, подлежащих доказыванию по делу, в том числе, об обстоятельствах, которые свидетельствовали бы о наличии у Дементьева П.Ю. прямого умысла на заведомо ложный донос в отношении следователя Ильина С.Ф.

Доводы апелляционного представления и жалобы сводятся к иной оценке исследованных судом доказательств, которые, по мнению стороны обвинения, в достаточной степени подтверждают виновность Дементьева П.Ю. в совершении инкриминируемого преступления.

Однако с такими доводами стороны обвинения согласиться нельзя.

     Как верно указано судом, согласно закону, субъективная сторона заведомо ложного доноса характеризуется только прямым умыслом. Лицо может быть привлечено к уголовной ответственности за ложный донос, только если оно заведомо знало о невиновности того, на кого доносит.

Между тем, в судебном заседании суда первой инстанции было установлено, что в ходе предварительного расследования, будучи допрошенным в качестве подозреваемого и обвиняемого, Дементьев П.Ю. указывал, что он просил привлечь к уголовной ответственности лицо, представившееся следователем.. Ф., при этом отмечая, что это лицо находилось среди лиц, его задержавших.

Вместе с тем, следователь.. Ф. в судебном заседании пояснил, что он никаких следственных действий с участием Дементьева П.Ю. не проводил, при задержании не участвовал. При этом Дементьев П.Ю. сообщил, что он также не помнит, чтобы видел. Ф.

Указанные обстоятельства, по мнению суда апелляционной инстанции, свидетельствуют об отсутствии у Дементьева П.Ю. умысла на заведомо ложный донос именно в отношении.. Ф.

Более того, как видно из материалов дела, Дементьев П.Ю. обращался с заявлением о возбуждении уголовного дела, полагая, что из-за действий лица, называвшего себя следователем И., был постановлен незаконный, по его мнению, приговор, которым он был осужден; эти же доводы Дементьев П.Ю. приводил в свою защиту в ходе предварительного расследования и судебного разбирательства по указанному уголовному делу.

Последовательные обращения Дементьева П.Ю. на протяжении длительного периода времени с 2015 по 2018 годы в правоохранительные органы с заявлениями о применении к нему сотрудниками полиции физического насилия в ходе предварительного расследования уголовного дела, по результатам рассмотрения которого он был осужден, по мнению суда апелляционной инстанции, свидетельствует о его стремлении доказать свою невиновность в совершении преступлений, за которые он был осужден приговором суда.

Факт вступления этого приговора в законную силу, вопреки доводам апелляционного представления и жалобы, не свидетельствует о возникновении у Дементьева П.Ю. умысла на заведомо ложный донос в отношении следователя. Ф., поскольку указанное обстоятельство не является препятствием для последующего обжалования Дементьевым П.Ю. приговора в вышестоящих инстанциях и не лишает его права доказывать свою невиновность.

Согласно позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Определении от 4 апреля 2013 года N 661-О, по делам о заведомо ложном доносе суды на основе анализа всех собранных доказательств устанавливают, служат ли сообщаемые осужденным сведения средством защиты своих интересов, не содержат ли они признаков оговора или доноса, являются ли заведомо ложными или связаны с субъективным либо объективным заблуждением осужденного, не находятся ли в причинно-следственной связи с примененным к нему насилием - имея при этом в виду, что принятые органами предварительного расследования решения об отказе в возбуждении уголовного дела по обстоятельствам, изложенным в такого рода сообщениях, могут быть обусловлены невозможностью доскональной проверки соответствующих сведений по ряду причин, в том числе, в связи утратой доказательств и т.п.

Анализ представленных материалов, собранных по результатам проверки сообщения Дементьева П.Ю. о применении к нему насилия, не позволяет однозначно утверждать, что по его сообщению проведена доскональная проверка, и что в последующем исключено установление новых обстоятельств, которые могут повлиять на принятие решения по сообщению Дементьева П.Ю. Указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что сообщаемые Дементьевым П.Ю. сведения, вопреки доводам прокурора, служат исключительно средством защиты им своих интересов.

Кроме того, исходя из доводов подсудимого, которые он приводил в свою защиту при рассмотрении уголовного дела, по результатам рассмотрения которого он был осужден, а также доводов, приводимых при обжаловании приговора, и доводов при рассмотрении настоящего уголовного дела, в которых он указывает, что приговор в отношении него был постановлен незаконно, поскольку в отношении него применялись недозволенные методы расследования, суд пришел к правильному выводу, что анализ всех собранных доказательств, вопреки доводам представления и жалобы, позволяет установить, что в настоящем конкретном случае сообщаемые Дементьевым П.Ю. сведения служат средством защиты своих интересов, в связи с чем, написание им заявления о совершении преступления следователем
Ильиным С.Ф. не содержит признаков уголовно наказуемого деяния.

При указанных обстоятельствах суд пришел к обоснованному выводу об отсутствии в действиях Дементьева П.Ю. состава преступления, предусмотренного ч.2 ст.306 УК РФ.

Доводы прокурора и потерпевшего о неверной оценке представленных доказательств, о несоответствии выводов суда, изложенных в приговоре, обстоятельствам дела, суд апелляционной инстанции находит несостоятельными, поскольку всем приведенным в приговоре и исследованным судом в установленном порядке доказательствам суд дал надлежащую оценку, в соответствии с положениями
ст.ст. 87, 88 УПК РФ проверил и сопоставил их между собой. Судом первой инстанции правильно установлены на основе анализа представленных доказательств фактические обстоятельства происшедшего; выводы суда им соответствуют.

Несостоятельными суд апелляционной инстанции считает доводы потерпевшего Ильина С.Ф. о том, что судом не приняты во внимание показания свидетелей, согласно которым телесные повреждения Дементьеву П.Ю. никто в следственном отделе не причинял, следователем. Ф. никто, кроме него,
Дементьеву П.Ю. не представлялся, а также что локализация имевшихся у Дементьева П.Ю. телесных повреждений, установленных на основании заключения эксперта, не соответствует его показаниям о применении насилия, поскольку они не влияют на выводы суда об отсутствии в действиях Дементьева П.Ю. состава преступления и не свидетельствуют о его умысле на заведомо ложный донос.

Доводы апелляционного представления о том, что постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела от 16 ноября 2018 года установлено отсутствие события преступления, о совершении которого Дементьевым было написано соответствующее заявление, суд апелляционной инстанции полагает необоснованными, поскольку указанный процессуальный документ также не опровергает выводы суда об отсутствии в действиях Дементьева П.Ю. состава заведомо ложного доноса.

Суд апелляционной инстанции не соглашается с доводами апелляционного представления о том, что заявление Дементьева П.Ю. о совершении следователем Ильиным С.Ф. преступления являлось заведомо ложным, в связи с тем, что в судебном заседании он неоднократно изменял свои показания, а также, что исследованными доказательствами опровергнуты утверждения Дементьева П.Ю. о его знакомстве со следователем. Ф. впервые на очной ставке и о том, что телесные повреждения ему нанес человек, представившийся.. Ф., что, по мнению прокурора, свидетельствует о виновности Дементьева П.Ю. в совершении преступления, поскольку каких-либо противоречий в показаниях Дементьева П.Ю. и других доказательствах, влияющих на выводы суда о его невиновности в совершении инкриминированного преступления, не имеется.

Доводы апелляционного представления о том, что оценка утверждениям Дементьева П.Ю. о применении к нему насилия следователем Ильиным С.Ф. в приговоре суда от 03 февраля 2017 года не давалась, так как Дементьевым П.Ю. они в ходе судебного разбирательства не заявлялись, суд апелляционной инстанции находит неосновательными, поскольку они не основаны на материалах дела и опровергаются приговором Ленинского районного суда г. Саратова от 03 февраля 2017 года, согласно которому доводы Дементьева П.Ю. о применении к нему насилия являлись предметом проверки и оценки со стороны суда.

Доводы прокурора о том, что действия Дементьева П.Ю. не могут являться средством и способом защиты своих интересов, в связи с тем, что приговор суда от
03 февраля 2017 года вступил в законную силу и поводов для продолжения подобной защиты своих прав у Дементьева П.Ю. не имелось, являлись предметом рассмотрения суда первой инстанции, и обоснованно признаны несостоятельными.

При таких обстоятельствах, аналогичные доводы прокурора, изложенные в апелляционном представлении, суд апелляционной инстанции признает несостоятельными и не находит оснований для того, чтобы давать иную оценку установленным судом обстоятельствам.

Исследованные в суде апелляционной инстанции по ходатайству прокурора материалы уголовного дела, рассмотренного Ленинским районным судом г. Саратова, материалы процессуальных проверок следственного отдела по Ленинскому району
г. Саратова СУ СК РФ по Саратовской области, а также контрольное производство по обращениям Дементьева П.Ю., вопреки доводам прокурора, не могут поставить под сомнение обоснованность принятого судом решения об оправдании Дементьева П.Ю. в совершении инкриминированного деяния.

В связи с изложенным суд апелляционной инстанции находит несостоятельными доводы апелляционного представления и жалобы о ненадлежащей оценке доказательств обвинения и о необоснованности приведенных в приговоре выводов суда.

По существу доводы стороны обвинения направлены на иную оценку доказательств, оцененных судом первой инстанции, что является недопустимым и не может служить основанием для отмены приговора.

Нарушений уголовно-процессуального закона, ограничивших права участников судопроизводства и способных повлиять на правильность принятого судебного решения, в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства по настоящему делу не допущено. Сторонам была предоставлена возможность в реализации своих прав как на предоставление доказательств, так и на участие в их исследовании. Суд, в соответствии с требованиями ст.271 УПК РФ, разрешил все заявленные сторонами ходатайства и мотивировал принятые по ним решения.

Суд апелляционной инстанции не находит нарушений прав на защиту оправданного и потерпевшего, а также нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих безусловную отмену приговора, в том числе, по доводам апелляционного представления и апелляционной жалобы потерпевшего.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.389.13, 389.20, 389.28 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

ПОСТАНОВИЛ:

Приговор Волжского районного суда г. Саратова от 17 июня 2019 года в отношении Дементьева П.Ю. оставить без изменения, апелляционное представление государственного обвинителя Плетнева Б.Б., апелляционную жалобу потерпевшего Ильина С.Ф. – без удовлетворения.    

Председательствующий

Рейтинг@Mail.ru

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс».