Дело №33-7321/2019

Номер дела: 33-7321/2019

Дата начала: 15.08.2019

Суд: Саратовский областной суд

Судья: Щипунова М.В.

 

Определение

Судья Андреева С.Ю.                                                                  № 33-7321/2019

                                                                                                                 

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

01 октября 2019 года                                                 город Саратов

Судебная коллегия по гражданским делам Саратовского областного суда в составе:

председательствующего Рябихина О.Е.,

судей Щипуновой М.В., Аршиновой Е.В.,

при секретаре Черновой К.В.

             рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по исковому заявлению заместителя прокурора Саратовской области, действующего в интересах Российской Федерации к Кошелеву О.Ю., Кошелевой Н.А., Кошелевой М.О. об обращении в доход государства Российской Федерации объекта недвижимости, по апелляционному представлению заместителя прокурора Саратовской области в защиту интересов Российской Федерации на решение Октябрьского районного суда Саратовской области от 31 мая 2019 года, которым в удовлетворении исковых требований отказано.

Заслушав доклад судьи Щипуновой М.В., объяснения представителя истца Серебрякова А.А., поддержавшего доводы апелляционного представления, объяснения ответчика Кошелевой Н.А., ее представителя, а также представителя Кошелева О.Ю. Власенко Е.В., представителя ответчика Кошелевой М.О. Альжановой А.Б., возражавших против апелляционного представления, обсудив доводы апелляционного представления, возражений на него, исследовав материалы дела, судебная коллегия

установила:

заместитель прокурора Саратовской области, действующий в защиту интересов Российской Федерации обратился с иском к Кошелеву О.Ю., Кошелевой Н.А. Кошелевой М.О. об обращении в доход государства Российской Федерации объекта недвижимости.

              В обоснование исковых требований указано, что ответчик Кошелев О.Ю. является государственным гражданским служащим Саратовской области, в результате осуществления контроля за его расходами и расходами членов его семьи супруги Кошелевой Н.А. и совершеннолетней дочери Кошелевой М.О., установлено, что на основании договора купли-продажи от <дата> супругой Кошелева О.Ю. - Кошелевой Н.А. и его совершеннолетней дочерью Кошелевой М.О. совершена сделка по приобретению в собственность по Ѕ доле в праве собственности на квартиру по адресу: г<адрес> Стоимость приобретенного имущества составила 11 550 000 рублей.

              Таким образом, сумма сделки превышает доходы ответчиков в период с    2014 года по 2016 год. Сумма подтвержденного совокупного дохода Кошелева О.Ю. и Кошелевой Н.А. за период с 2014 года по 9 месяцев 2017 года составила        7 257 594 рубля 55 копеек.

                  Помимо этого в отчетный период 25 декабря 2015 года Кошелевой Н.А. приобретен автомобиль Mitsubishi, стоимостью 1 183 990 рублей.

                  В ноябре 2018 года Ѕ доля в праве собственности на спорную квартиру на основании договора дарения передана Кошелевой М.О., которая стала ее единственным собственником. Однако в <дата> годах Кошелева М.О. являлась школьницей, по мнению истца, участия в приобретении квартиры не принимала, поскольку не имела собственного дохода. Представленные доказательства о наличии у нее денежных средств не свидетельствуют о реальном их наличии и расходовании на приобретение квартиры, в связи с чем истец просил обратить в доход государства Российской Федерации объект недвижимости квартиру - площадью кв. м., расположенную по адресу: <адрес> приобретенную на основании договора купли-продажи от <дата> года.

                  Решением Октябрьского районного суда города Саратова от 31 мая 2019 года в удовлетворении исковых требований заместителю прокурора Саратовской области отказано.

В апелляционном представлении истец просит решение суда отменить, принять по делу новое решение об удовлетворении исковых требований.

В доводах апелляционного представления указывает, что суд неверно сделал вывод о том, что расходы совершеннолетней дочери Кошелевой М.О. не могут контролироваться. Считает, что Кошелева М.О. фактически никакого участия в приобретении квартиры не принимала.

Также судом при вынесении решения, необоснованно учтены:

- денежные средства Кошелевой Н.А. находящиеся на расчетном счете в      АО «НВК - Банк» в размере 1 383 103 рубля 78 копеек, поскольку 700 000 рублей поступили на расчетный счет ответчика 14 июня 2017 года т.е. в день продажи квартиры в г. Саратове, оставшаяся часть получена из других источников, которые учтены судом.;

- доход от продажи 22 августа 2017 года Кошелевой Н.А. 28 800 долларов США на общую сумму 1 691 658 рублей, поскольку указанная сумма образовалась за счет конвертации ранее получаемых ею доходов в иностранную валюту;

- совокупный доход супругов Кошелева О.Ю. и Кошелева Н.А. по основному месту работы за 2006-2013 г.г. на общую сумму 5 402 502 рубля 82 копейки, так как факт накопления указанной суммы за столь длительный период, а также их использование для приобретения спорной квартиры не подтвержден.

Также, по мнению истца, судом неправильно оценены источники происхождения средств, на которые приобреталась квартира, в частности ряд гражданско-правовых сделок по займу и дарению денежных средств, между ответчиками и их родственниками.

Истец считает, что ответчиками не представлено суду доказательств получения денежных средств от родственников и использования их для приобретения спорного имущества, а имеющиеся в деле документы не подтверждают реальность получения ответчиками указанных денежных сумм.

Ответчики в письменных возражениях просят оставить решение суда без изменения.

Иные лица, участвующие в деле, в заседание судебной коллегии не явились, о времени и месте рассмотрения дела извещены надлежащим образом, ходатайств об отложении рассмотрения дела не представили. При указанных обстоятельствах, учитывая положения ст. 167 ГПК РФ, судебная коллегия определила рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц, участвующих в деле.

Проверив законность и обоснованность решения суда в соответствии с ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ в пределах доводов, изложенных в апелляционном представлении, судебная коллегия приходит к следующему.

     Одной из форм противодействия коррупции является осуществление контроля за расходами лиц, замещающих должности, включенные в перечни, установленные нормативными правовыми актами Российской Федерации или нормативными актами Центрального банка Российской Федерации, а также за расходами их супруги (супруга) и несовершеннолетних детей, в случаях и в порядке, которые установлены Федеральным законом от 3 декабря 2012 года                                  № 230-ФЗ «О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам» (далее - Федеральный закон), иными нормативными правовыми актами Российской Федерации и нормативными актами Центрального банка Российской Федерации (ст. 8.1 Федерального закона от 25 декабря 2008 г. № 273-ФЗ «О противодействии коррупции»).

    Согласно ч. 1 ст. 3 Федерального закона лицо, замещающее (занимающее) одну из должностей, указанных в п. 1 ч. 1 ст. 2 настоящего Федерального закона, обязано ежегодно в сроки, установленные для представления сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, представлять сведения о своих расходах, а также о расходах своих супруги (супруга) и несовершеннолетних детей по каждой сделке по приобретению земельного участка, другого объекта недвижимости, транспортного средства, ценных бумаг, акций (долей участия, паев в уставных (складочных) капиталах организаций), совершенной им, его супругой (супругом) и (или) несовершеннолетними детьми в течение календарного года, предшествующего году представления сведений (далее - отчетный период), если общая сумма таких сделок превышает общий доход данного лица и его супруги (супруга) за три последних года, предшествующих отчетному периоду, и об источниках получения средств, за счет которых совершены эти сделки.

Достаточная информация о том, что лицом, замещающим (занимающим) одну из должностей, указанных в п. 1 ч. 1 ст. 2 данного Федерального закона, его супругой (супругом) и (или) несовершеннолетними детьми в течение отчетного периода совершены указанные сделки (сделка), является основанием для принятия решения об осуществлении контроля за расходами такого лица, его супруги (супруга) и несовершеннолетних детей (ч. 1 ст. 4 Федерального закона).

Если в ходе осуществления контроля за расходами выявлены обстоятельства, свидетельствующие о несоответствии расходов лица, в отношении которого осуществляется такой контроль, его супруги (супруга) и несовершеннолетних детей их общему доходу, соответствующие материалы в трехдневный срок после его завершения направляются лицом, принявшим решение об осуществлении контроля за расходами, в органы прокуратуры Российской Федерации (ч. 3 ст. 16 Федерального закона).

В соответствии с ч. 1 ст. 17 данного Федерального закона Генеральный прокурор Российской Федерации или подчиненные ему прокуроры в течение четырех месяцев со дня получения материалов, предусмотренных ч. 3 ст. 16 настоящего Федерального закона, рассматривают их в пределах своей компетенции, после чего в порядке, предусмотренном законодательством о гражданском судопроизводстве, обращаются в суд с заявлением об обращении в доход Российской Федерации земельных участков, других объектов недвижимости, транспортных средств, ценных бумаг, акций (долей участия, паев в уставных (складочных) капиталах организаций), в отношении которых лицом, замещающим (занимающим) одну из должностей, указанных в           п. 1 ч. 1 ст. 2 настоящего Федерального закона, не представлено сведений, подтверждающих их приобретение на законные доходы, или об обращении в доход Российской Федерации денежной суммы, эквивалентной стоимости такого имущества, если его обращение в доход Российской Федерации невозможно.

В силу пп. 8 п. 2 ст. 235 Гражданского кодекса РФ принудительное изъятие у собственника имущества не допускается, кроме случаев, когда по основаниям, предусмотренным законом, производится обращение по решению суда в доход Российской Федерации имущества, в отношении которого не представлены в соответствии с законодательством Российской Федерации о противодействии коррупции доказательства его приобретения на законные доходы.

Судом первой инстанции установлено и из материалов дела следует, что Кошелев О.Ю. является заместителем начальника экспертно-аналитического отдела Управления обеспечения безопасности жизнедеятельности населения Правительства Саратовской области. Занимаемая им должность включена в перечень должностей государственной гражданской службы в Управлении обеспечения безопасности и жизнедеятельности населения Правительства Саратовской области, утвержденный приказом начальника Управления от 27 декабря 2016 года №108.

Кошелев О.Ю. состоит в зарегистрированном браке с Кошелевой Н.А., от данного брака имеют дочь Кошелеву М.О., <дата> года рождения.

В связи с занимаемой должностью ответчик обязан представлять сведения о своих доходах, расходах, имуществе и обязательствах имущественного характера, а также сведения о доходах, расходах, имуществе и обязательствах имущественного характера в отношении супруги, несовершеннолетних детей.

04 октября 2017 года Кошелевой Н.А. и Кошелевой М.О. приобретена в собственность квартира в городе Москве, по Ѕ доли в праве общей долевой собственности. Стоимость квартиры составила 11 550 000 рублей.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции принял во внимание, что супругой Кошелева О.Ю. Кошелевой Н.А. была приобретена в собственность лишь Ѕ доля спорного жилого помещения, стоимость которой составила 5 775 000 рублей, действующее законодательство не предусматривает возможность осуществления контроля за расходами совершеннолетнего ребенка лица, в отношении которого осуществляется контроль за расходами. Имущество, полученное по таким сделкам, не может быть обращено в доход Российской Федерации, в силу пп. 8 п. 2 ст. 235 ГК РФ.

При вынесении решения суд первой инстанции также исходил из того, что законность доходов супругов, потраченных на приобретение Ѕ доли в праве собственности на квартиру, подтверждена материалами дела.

Судебная коллегия с указанными выводами соглашается, поскольку они не противоречат обстоятельствам дела, основаны на правильном применении норм материального права.

Постановлением Конституционного Суда РФ от 29.11.2016 № 26-П положения подпункта 8 пункта 2 статьи 235 ГК Российской Федерации и статьи 17 Федерального закона «О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам» признаны не противоречащими Конституции Российской Федерации в той мере, в какой, допуская обращение в порядке гражданского судопроизводства в доход Российской Федерации принадлежащих лицу, замещающему должность государственной (муниципальной) службы, его супруге (супругу) и несовершеннолетним детям земельных участков, других объектов недвижимости, транспортных средств, ценных бумаг, акций (долей участия, паев в уставных (складочных) капиталах организаций), в отношении которых таким лицом не представлено сведений, подтверждающих их приобретение на законные доходы, а также денежных средств, полученных от продажи такого имущества, эти положения по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования: предполагают необходимость учета при определении оснований применения данной меры государственного принуждения всего объема законных доходов, которые были получены указанными лицами и могли быть использованы для приобретения соответствующего имущества, в том числе законных доходов, не отраженных в представленных государственным (муниципальным) служащим сведениях о доходах, и позволяют указанным лицам представлять доказательства законности происхождения своих доходов; не препятствуют суду принимать любые допустимые ГПК Российской Федерации доказательства, представленные как государственным (муниципальным) служащим, так и его супругой (супругом) и - с особенностями, установленными данным Кодексом, - несовершеннолетними детьми в подтверждение законного происхождения средств, позволивших приобрести соответствующее имущество, которые подлежат оценке судом по его внутреннему убеждению с учетом правовых позиций, выраженных Конституционным Судом Российской Федерации в настоящем Постановлении; не препятствуют суду при выявлении незначительного расхождения размера доходов, законность происхождения которых подтверждена, и размера расходов на приобретение соответствующего имущества с учетом фактических обстоятельств конкретного дела определить ту его часть, которая приобретена на доходы, законность происхождения которых не доказана, и потому подлежит обращению в доход Российской Федерации (либо денежные средства, полученные от реализации такого имущества), а также определить порядок исполнения своего решения с учетом особенностей этого имущества.

Бремя доказывания законного источника происхождения средств, позволивших приобрести такое имущество, возлагается на ответчиков. При этом суд вправе принимать любые допустимые ГПК РФ доказательства, представленные как лицом, в отношении которого осуществляется контроль за расходами, так и его супругой (супругом) и - с особенностями, установленными данным кодексом, - несовершеннолетними детьми в подтверждение законного происхождения средств, затраченных на приобретение спорного имущества, независимо от того, когда эти средства были получены, отражены ли они в соответствующей справке (декларации) или были обнаружены государственными органами в ходе проведения контрольных мероприятий.

Помимо заработной платы супруги Кошелевы в спорный период также получили доходы от продажи квартиры, расположенной в городе Саратове, от сдачи по договору аренды принадлежащего им недвижимого имущества. Из объяснений ответчиков также следует, что на покупку Ѕ доли в праве собственности на квартиру были израсходованы денежные средства, размещенные на банковских вкладах.

Истец в исковом заявлении указал, что признает доказанной совокупность законных доходов супругов Кошелевых, в размере 7 257 594 рубля 55 копеек за период с 2014 года и 9 месяцев 2017 года.

Из указанной суммы подлежат исключению расходы на приобретение автомобиля в размере 1 183 990 рублей.

Оставшаяся сумма доходов составляет 6 073 604 рубля 55 копеек, что превышает стоимость приобретенной Кошелевой Н.А. Ѕ доли спорной квартиры.

       Не смотря на то, что действующее законодательство не предусматривает возможность осуществления контроля за расходами совершеннолетнего ребенка лица, в отношении которого осуществляется контроль за расходами, в обоснование законности источника происхождения средств, на которые была приобретена совершеннолетней Кошелевой М.О. Ѕ доля в праве собственности на квартиру ответчики представили: договор дарения от <дата> года, согласно которому Кошелева Г.П. и Кошелев Ю.П. подарили Кошелеву О.Ю. денежные средства на сумму 1 400 000 рублей; договор дарения от <дата> года, согласно которого Кобаненко А.М. подарила Кошелевой Н.А. денежные средства - 1 550 000 рублей; договор дарения <дата> года, согласно которого Кобаненко М.А. подарила Кошелевой Н.А. денежные средства - 1 100 000; договор займа денежных средств от <дата> года, на сумму 1 500 000 рублей, заключенный между Кобаненко М.А. и Кошелевой М.О.

Из объяснений ответчиков и свидетелей следует, что все деньги по указанным сделкам предназначались Кошелевой М.О., были переданы ей и израсходованы на приобретение жилья.

Допрошенные в суде первой инстанции свидетели Кобаненко А.М.,         Кошелев Ю.П. и Кобаненко М.А., подтвердили передачу денежных средств в дар Кошелевой М.О. для приобретения квартиры и подтвердили у них наличие финансовой возможности для этого.

Вопреки доводам апеллянта представленные ответчиками договоры дарения и займа не признаны в установленном порядке недействительными.

Кроме того, из материалов дела следует, что у Кошелевой М.О. имелся банковский вклад, на котором хранились денежные средства - 700 000 рублей.

Учитывая изложенное, судебная коллегия отклоняет доводы апелляционного представления.

        Таким образом, обжалуемое решение, постановленное в соответствии с установленными в суде обстоятельствами и требованиями закона, подлежит оставлению без изменения, а апелляционное представление, доводы которого сводятся к несогласию с выводами суда первой инстанции, подлежит оставлению без удовлетворения, поскольку не содержит предусмотренных ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оснований для отмены решения суда первой инстанции.

Каких-либо нарушений норм процессуального права, влекущих отмену решения суда первой инстанции в соответствии с ч. 4 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия не усматривает.

Учитывая изложенное, руководствуясь ст. ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Октябрьского районного суда города Саратова от 31 мая 2019 года - оставить без изменения, апелляционное представление - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Рейтинг@Mail.ru

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс»