Дело №33а-22504/2019

Номер дела: 33а-22504/2019

Уникальный идентификатор: 78RS0016-01-2018-006566-42

Дата начала: 21.08.2019

Суд: Санкт-Петербургский городской суд

Судья: Стахова Татьяна Михайловна

:
Категория
Споры, вытекающие из публично-правовых отношений / Жалобы на неправомерные действия (бездействия) / Об оспаривании решений, действий (бездействия) государственных служащих (кроме судебных приставов-исполнителей)
Стороны по делу (третьи лица)
Вид лица Лицо Перечень статей Результат
АДМИНИСТРАТИВНЫЙ ОТВЕТЧИК Главное управление МЮ РФ по СПб
АДМИНИСТРАТИВНЫЙ ИСТЕЦ ЧОУ АДЕЛАНТЕ
Движение дела
Наименование события Результат события Основания Дата
Судебное заседание 17.09.2019
Судебное заседание Вынесено решение РЕШЕНИЕ оставлено БЕЗ ИЗМЕНЕНИЯ 23.07.2020
Дело сдано в отдел судебного делопроизводства 23.07.2020
Передано в экспедицию 23.07.2020
 

Определение

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

Рег. № 33а-22504/2019

Судья: Кондратьева Н.М.

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Санкт-Петербург 17 сентября 2019 года

Судебная коллегия по административным делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего

Стаховой Т.М.

судей

Головкиной Л.А., Ивановой Ю.В.

при секретаре

Чернышове А.А.

рассмотрела в судебном заседании административное дело № 2а-1266/2019 с апелляционной жалобой представителя Главного управления Министерства юстиции Российской Федерации по Санкт-Петербургу на решение Октябрьского районного суда Санкт-Петербурга от 11 апреля 2019 года по административному иску Частного образовательного учреждения дополнительного профессионального образования «АДЕЛАНТЕ» к Главному управлению Министерства юстиции Российской Федерации по Санкт-Петербургу об оспаривании отказа в государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы.

Заслушав доклад судьи Стаховой Т.М., объяснения представителей Главного управления Министерства юстиции Российской Федерации по Санкт-Петербургу – Мокеровой А.А. и Бондаревой-Раполовой З.В., представителя административного истца – Дворянского Д.А., Судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Частное образовательное учреждение дополнительного профессионального образования «АДЕЛАНТЕ» (далее – ЧОУ ДПО «Аделанте») обратилось в суд с административным исковым заявлением к Главному Управлению Министерства юстиции Российской Федерации по Санкт-Петербургу о признании незаконным отказ, оформленный уведомлением № 78/07-12936 от 29 августа 2018 года и распоряжением № 2066-р от 29 августа 2018 года в государственной регистрации изменений, вносимых в устав учреждения, утвержденный решением собственника от 21 мая 2018 года № 2/2018.

В обоснование административного иска указав, что в связи со вступлением в законную силу изменений, внесенных в Федеральный закон от 29 декабря 2012 года № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации», в соответствии с которыми в уставе образовательной организации в обязательном порядке должна содержаться информация о видах образовательных программ с указанием уровня образования и (или) направленности, решением собственника ЧОУ ДПО «Аделанте» утверждена новая редакция устава.

Оспариваемым решением в государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы учреждения отказано на основании подпункта 1 пункта 1 статьи 23.1 Федерального закона от 12 января 1996 года № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» - учредительные и иные представленные для государственной регистрации документы некоммерческой организации противоречат Конституции Российской Федерации и законодательству Российской Федерации.

В обоснование отказа в государственной регистрации изменений административным ответчиком указано на несоответствие наименования организации требованиям пункта 1 статьи 5 Федерального закона от 8 августа 2001 года № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», пункта 6 статьи 1, пункта 2 статьи 3 Федерального закона от 1 июня 2005 года № 53-ФЗ «О государственном языке Российской Федерации», поскольку оно не содержит транслитеризации с указанием перевода на русский язык слова «Аделанте», а также на несоответствие новой редакции устава п. 4 ст. 50 Гражданского кодекса Российской Федерации и пп. 1 и 2 ст. 24 Федерального закона от 12 января 1996 года № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях», поскольку пункты устава организации не содержат указания на конкретные виды приносящей доход деятельности, что допускает осуществление организацией деятельности, не предусмотренной уставом, поскольку предполагает открытый перечень видов деятельности.

Полагая вышеприведенные основания для отказа необоснованными, ЧОУ ДПО «Аделанте» обратилось с настоящим административным иском в суд, в качестве мер по восстановлению нарушенного права просил возложить на административного ответчика обязанность произвести государственную регистрацию изменений, вносимых в устав ЧОУ ДПО «Аделанте», утвержденный решением собственника от 21 мая 2018 года № 2/2018.

Решением Октябрьского районного суда Санкт-Петербурга от 11 апреля 2019 года в удовлетворении административного иска отказано.

В апелляционной жалобе представитель административного ответчика, не согласившись с решением суда в части выводов о необоснованности отказа по мотиву несоответствия наименования учреждения законодательству Российской Федерации, просит решение суда в указанной части изменить, как постановленное при неправильном определении обстоятельств, имеющих значение для разрешения дела.

В суде апелляционной инстанции представители административного ответчика - МокероваА.А., Бондарева-Раполова З.В., каждый в отдельности, на удовлетворении апелляционной жалобы настаивали.

Представитель ЧОУ ДПО «Аделанте» против удовлетворения апелляционной жалобы возражал.

Судебная коллегия, выслушав объяснения участников судебного разбирательства, проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, не находит оснований для отмены обжалуемого решения.

При рассмотрении дела судом первой инстанции установлено и материалами дела подтверждается, что некоммерческая организация ЧОУ ДПО «АДЕЛАНТЕ» создано 25 февраля 2005 года ОГРН 1057810097509, прежнее наименование – Негосударственное образовательное учреждение дополнительного образования «Аделанте» (л.д. 68, 52 70-76).

В качестве основного вида деятельности указана деятельность по дополнительному профессиональному образованию, не включенная в другие группировки (код 85.42.9).

Комитетом по образованию Правительства Санкт-Петербурга ЧОУ ДПО «АДЛЕАНТЕ» предоставлена бессрочная лицензия на осуществление образовательной деятельности № 1922 от 9 июня 2016 года (л.д.48-50).

Согласно п. 1.4 Устава учреждения, утвержденного решением собственника от 26 ноября 2014 года № 1/2014, зарегистрированного Главным Управлением Министерства юстиции Российской Федерации по Санкт-Петербургу 29 декабря 2014 года (л.д. 24, 75 обороты), полное официальное наименование Учреждения на русском языке - Частное образовательное учреждение дополнительного профессионального образования «АДЕЛАНТЕ». Сокращенное наименование на русском языке – ЧОУ ДПО «АДЕЛАНТЕ». Учреждение имеет исключительное право на использование своего наименования (л.д. 51-56).

Решением собственника Учреждения от 21 мая 2018 года № 2/2018 утверждена новая редакция Устава ЧОУ ДПО «АДЕЛАНТЕ».

Заявление генерального директора Учреждения и иные документы для государственной регистрации новой редакции Устава ЧОУ ДПО «АДЕЛАНТЕ» приняты Главным управлением Министерства юстиции Российской Федерации по Санкт-Петербургу 16 августа 2018 года вх. № 22477-1.

Уведомлением № 78/07-12936 за подписью начальника Главного управления Министерства юстиции Российской Федерации по Санкт-Петербургу представитель ЧОУ ДПО «АДЕЛАНТЕ» извещен об отказе распоряжением № 2066-р от 29 августа 2018 года в государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы Учреждения, на основании подпункта 1 пункта 1 статьи 23.1 Федерального закона от 12 января 1996 года № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях», так как учредительные документы противоречат законодательству Российской Федерации.

В обоснование отказа в государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы, административным ответчиком указано на выявленные несоответствия:

1) наименование организации, указанное в п. 1.4.1 Устава в новой редакции не содержит транслитерации с указанием перевода на русский язык слова «Аделанте», что противоречит положениям Федерального закона от 01.06.2005 № 53-ФЗ «О государственном языке Российской Федерации», Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей»;

2) в нарушение п. 4 ст. 50 Гражданского кодекса Российской Федерации и пп. 1 и 2 ст. 24 Федерального закона от 12 января 1996 года № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях», пункт 8.9 Устава предусматривает формирование имущества Организации за счет такого источника как приносящая доход деятельность, перечисленная в п. 3.5 Устава, тогда как данный пункт Устава предусматривает виды предпринимательской деятельности, таким образом, Устав не содержит указания на конкретные виды приносящей доход деятельности, что допускает осуществление Организацией деятельности, не предусмотренной Уставом, поскольку предполагает открытый перечень видов деятельности.

Разрешая заявленные требования, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу, что у административного ответчика не имелось оснований для отказа в государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы административного истца по мотиву противоречия законодательству Российской Федерации положений Устава в части фирменного наименования организации.

В силу ч. 1 ст. 4 Федерального закона от 12 января 1996 года № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях», некоммерческая организация имеет наименование, содержащее указание на ее организационно-правовую форму и характер деятельности.

В соответствии с вышеприведенной нормой, наименование организации Частное образовательное учреждение дополнительного профессионального образования «АДЕЛАНТЕ» содержит указание на ее организационно-правовую форму и характер деятельности, выполняя тем самым требования к наименованию некоммерческой организации.Ссылку регистрирующего органа на то обстоятельство, что наименование ЧОУ ДПО «АДЕЛАНТЕ» противоречит положениям Федерального закона «О государственном языке Российской Федерации», суд первой инстанции правомерно отверг как несостоятельную.

Действительно, в соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 3 Федерального закона «О государственном языке Российской Федерации» государственный язык Российской Федерации подлежит обязательному использованию, в том числе в наименованиях организаций всех форм собственности.

Как указано в п. 3 ст. 1473 Гражданского кодекса Российской Федерации наименование юридического лица на русском языке может содержать иноязычные заимствования в русской транскрипции, за исключением терминов и аббревиатур, отражающих организационно-правовую форму юридического лица.

Под транслитерацией понимается способ замены разных графических систем, используемых разными языками мира, т.е. побуквенная передача текста или отдельных слов, записанных с помощью одной графической системы, средствами другой графической системы.

В «Толковом словаре русского языка» под редакцией Ушакова Д.Н. указывается, что транслитерация происходит от латинских слов «trans» (через) и «littera» (буква), и дается определение указанного термина: «Написание путем передачи букв одного алфавита буквами другого алфавита» (6, с. 409).

Из редакции Устава ЧОУ ДПО «АДЕЛАНТЕ», представленной для регистрации изменений, вносимых в учредительные документы, следует, что наименование Организации написано на русском языке, буквами русского алфавита, т.е. в данном случае использованное в наименовании иноязычное слово исполнено в русской транскрипции, не содержит букв иностранного алфавита, что соответствует вышеприведенным требованиям.

Как обоснованно указано судом первой инстанции, отказывая в государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы ЧОУ ДПО «Аделанте», административный ответчик, указывая на то, что наименование Организации, указанное в п. 1.4.1 Устава в новой редакции, не содержит транслитерации с указанием перевода на русский язык слова «АДЕЛАНТЕ», не разделяет понятия «транслитерация» и «перевод», которые не являются тождественными, поскольку под переводом иностранного слова понимается преобразование устного или письменного текста с одного языка в текст (устный или письменный) на другом языке.

Обязательность подобного перевода иностранных слов при их использовании в наименовании учреждаемых на территории Российской Федерации организаций, действующим нормативным правовым регулированием в сфере отношений, возникающих в связи с государственной регистрацией юридических лиц при их создании, реорганизации и ликвидации, при внесении изменений в их учредительные документы, не предусмотрена.

С учетом изложенного, Судебная коллегия соглашается с выводом суда о необоснованности оспариваемого решения Министерства юстиции Российской Федерации по Санкт-Петербургу об отказе в государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы ЧОУ ДПО «АДЕЛАНТЕ», по мотиву противоречия законодательству Российской Федерации положений Устава в части фирменного наименования организации.

Вместе с тем, оснований для удовлетворения административного иска и признания оспариваемого решения незаконным, судом обоснованно не усмотрено, поскольку иные выявленные уполномоченным в сфере регистрации некоммерческих организаций органом несоответствия представленного для государственной регистрации Устава в новой редакции, в силу подпункта 1 пункта 1 статьи 23.1 Федерального закона от 12 января 1996 года № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» не позволяли произвести государственную регистрацию изменений.

Выводы суда первой инстанции являются верными, поскольку основаны на правильном применении к спорным правоотношениям положений ст.ст. 50, 52 Гражданского кодекса Российской Федерации, ст. 25 Федерального закона от 29 декабря 2012 года № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации», ст. 24 Федерального закона от 12 января 1996 года № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях», и подтверждаются исследованными доказательствами, которым судом дана оценка по правилам, установленным ст. 84 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации.

Так, пунктом 3.5 Устава, утвержденного решением № 2/2018 собственника учреждения от 21 мая 2018 г. <...> (л.д. 57-67) предусмотрено, что учреждение в соответствии с Федеральным законом «Об образовании в Российской Федерации» может осуществлять предпринимательскую деятельность постольку, поскольку это служит достижению уставных целей, ради которых оно создано, соответствует этим целям и указано в уставе. Такой деятельностью признается:

торговля покупными товарами, оборудованием, книгами по образовательной тематике учреждения;

оказание консультационных услуг по образовательной тематике учреждения;

дополнительные платные услуги по образовательным программам, реализуемым учреждением, а именно: репетиторство, индивидуальные занятия с обучающимися, консультации, прием квалификационных экзаменов по заявкам предприятий и организаций, преподавание специальных циклов и курсов дисциплин, организация и проведение культурно-массовых мероприятий на иностранных языках, организация летнего отдыха для обучающихся с общением на иностранных языках, курсы подготовки по иностранным языкам для поступления в ВУЗы.

В соответствии с п. 8.9 Устава одним из источников формирования имущества учреждения в денежной и иных формах является приносящая доход деятельность, перечисленная в п. 3.5 устава.

Из смысла названных положений следует, что некоммерческая организация может осуществлять предпринимательскую и иную приносящую доход деятельность лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых она создана, при условии, что такая деятельность указана в ее учредительных документах.

Пунктом 3.1 устава определено, что основной целью деятельности учреждения является реализация программ дополнительного профессионального образования (переподготовка, повышение квалификации, стажировка) по направлениям, предусмотренным разделом 4 устава.

Дополнительными целями деятельности учреждения являются:

- удовлетворение потребностей личности и общества в получении знаний по направлениям, предусмотренным разделом 4 устава, путем осуществления образовательной деятельности;

- реализация программ дополнительного образования детей и взрослых: дополнительных общеобразовательных программ, по направлениям, предусмотренным разделом 4 устава;

- реализация программ дополнительного образования детей и взрослых: дополнительных общеобразовательных программ – дополнительных предпрофессиональных программ;

- реализация программ дополнительного образования детей и взрослых в области культуры.

В отношении некоммерческих организаций предусмотрено, что они могут осуществлять предпринимательскую и иную, приносящую доход деятельность лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых она создана и соответствует указанным целям, при условии, что такая деятельность указана в его учредительных документах. При этом законодатель явно разграничивает данные понятия, при которых предпринимательская деятельность не всегда совпадает с иной деятельностью, приносящей доход. В таком случае, в ситуации, при которой законодатель разграничивает понятие предпринимательской и иной, приносящей доход деятельности, с учетом императивного правила о необходимости указания в учредительных документах видов деятельности, приносящей доход, некоммерческие организации обязаны указывать в своих учредительных документах как виды предпринимательской деятельности, так и виды деятельности, приносящей доход.

С учетом изложенного, принимая во внимание, что устав ЧОУ ДПО «АДЕЛАНТЕ» не содержит указания на приносящие доходы виды деятельности, что противоречит требованиям ст.ст. 50, 52 Гражданского кодекса Российской Федерации, ст. 24 Федерального закона от 12 января 1996 года № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях», административный ответчик на основании пп. 1 п. 1 ст. 23.1 Федерального закона «О некоммерческих организациях» правомерно отказал в государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы ЧОУ ДПО «Аделанте».

Таким образом, разрешая спор, суд правильно определил юридически значимые обстоятельства дела, применил закон, подлежащий применению, дал надлежащую правовую оценку собранным и исследованным в судебном заседании доказательствам и постановил решение, отвечающее нормам материального права при соблюдении требований процессуального законодательства. Оснований для отмены решения суда, предусмотренных ст. 310 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Судебная коллегия не усматривает. Доводы апелляционной жалобы не опровергают выводов решения суда и не могут служить основанием к отмене этого решения.

Руководствуясь пунктом 1 статьи 309 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

решение Октябрьского районного суда Санкт-Петербурга от 11 апреля 2019 года оставить без изменения, апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи:

Рейтинг@Mail.ru

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс».