Дело №22-6663/2019

Номер дела: 22-6663/2019

Дата начала: 02.09.2019

Суд: Санкт-Петербургский городской суд

Судья: Матвеева Татьяна Юрьевна

Статьи УК: 161, 162
Стороны по делу (третьи лица)
Вид лица Лицо Перечень статей Результат
Солопахо Александр Сергеевич Статьи УК: 161, 162 судебный акт ОСТАВЛЕН БЕЗ ИЗМЕНЕНИЯ
ПРОКУРОР Кривенцова К.Н.
Защитник (адвокат) Палагина Н.Г.
Защитник (адвокат) Пастухова С.В.
Представитель учреждения (компетентного органа) Управление ЗАГС Правительства Санкт-Петербурга Отдел информирования, хранения, учета и использования архивных документов регистрации актов кражданского состояния
 

Определение

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

Дело №1-57/19                                                       Судья: Павлова Ю.В.

Рег. №22-6663/19

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

    Санкт-Петербург                                                      24 октября 2019 года

    Судебная коллегия по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

          председательствующего Матвеевой Т.Ю.,

          судей Ивановой Л.В., Азовцевой О.А.

     с участием прокурора отдела прокуратуры Санкт-Петербурга

Воробьева В.А.

осужденного Солопахо А.С. посредством видеоконференц-связи

защитника : адвоката Палагиной Н.Г., представившей удостоверение

№... и ордер №...

представителя потерпевшей П2- Богдановой Ю.В.

при секретаре Егоренко М.К.

     рассмотрела в открытом судебном заседании 24 октября 2019 года материалы уголовного дела № 1-57/19 по апелляционным жалобам    осужденного Солопахо А.С. и адвоката Палагиной Н.Г. на приговор Московского районного суда Санкт-Петербурга от 28 марта 2019 года, которым

СОЛОПАХО АЛЕКСАНДР СЕРГЕЕВИЧ, <...>, гражданин Российской Федерации, с высшим образованием, <...>, официально не трудоустроенный, <...>, ранее не судимый,

осужден: по п.п. «в, г» ч.2 ст.161 УК РФ (по преступлению, совершенному 01.08.2014 года в отношении потерпевшего П9) в виде лишения свободы сроком на 2 (два) года;

по п.п. «в, г» ч.2 ст.161 УК РФ (по преступлению, совершенному 18.09.2014 года в отношении потерпевшей П3) в виде лишения свободы сроком на 2 (два) года;

по п.п. «в, г» ч.2 ст.161 УК РФ (по преступлению, совершенному 22.10.2014 года в отношении потерпевшей П7) в виде лишения свободы сроком на 2 (два) года;

по п.п. «в, г» ч.2 ст.161 УК РФ (по преступлению, совершенному 03.03.2015 года в отношении потерпевшего П6) в виде лишения свободы сроком на 2 (два) года;

по п.п. «в, г» ч.2 ст.161 УК РФ (по преступлению, совершенному 20.03.2015 года в отношении потерпевшей П1) в виде лишения свободы сроком на 2 (два) года;

по п. «г» ч.2 ст.161 УК РФ (по преступлению, совершенному в конце мая 2015 года в отношении потерпевшей П3) в виде лишения свободы сроком на 1 (один) год 10 (десять) месяцев;

по ч.3 ст.162 УК РФ (по преступлению, совершенному 02.07.2015 года в отношении потерпевшей П8), с применением ст.64 УК РФ, в виде лишения свободы сроком на 4 (четыре) года;

по ч.3 ст.162 УК РФ (по преступлению, совершенному 11.08.2015 года в отношении потерпевшей П10), с применением ст.64 УК РФ, в виде лишения свободы сроком на 4 (четыре) года;

по п.п. «в, г» ч.2 ст.161 УК РФ (по преступлению, совершенному 14.08.2015 года в отношении потерпевшей П12) в виде лишения свободы сроком на 2 (два) года;

по п.п. «в, г» ч.2 ст.161 УК РФ (по преступлению, совершенному 20.08.2015 года в отношении потерпевшей П4) в виде лишения свободы сроком на 2 (два) года;

по п.п. «в, г» ч.2 ст.161 УК РФ (по преступлению, совершенному в начале сентября 2015 года в отношении потерпевшей П2) в виде лишения свободы сроком на 2 (два) года;

по ч.3 ст.162 УК РФ (по преступлению, совершенному 04.12.2015 года в отношении потерпевшей П5), с применением ст.64 УК РФ, в виде лишения свободы сроком на 4 (четыре) года;

по ч.3 ст.162 УК РФ (по преступлению, совершенному 19.02.2016 года в отношении потерпевшей П11), с применением ст.64 УК РФ, в виде лишения свободы сроком на 4 (четыре) года.

На основании ч.3 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначить Солопахо А.С. наказание в виде лишения свободы сроком на 5 (пять) лет 6 (шесть) месяцев, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

В соответствии с п. «а» ч.3.1 ст.72 УК РФ (в редакции Федерального закона от 03.07.2018 года №186-ФЗ) время содержания под стражей Солопахо А.С. с момента фактического задержания с 01.03.2016 года по день вступления приговора в законную силу (включительно) зачесть в срок лишения свободы из расчета один день за один день отбывания наказания в исправительной колонии строгого режима.

Гражданские иски потерпевших П6, П5,П11 удовлетворены

Взыскано с осужденного Солопахо А.С. в счет причиненного материального ущерба : в пользу потерпевшего П6 50 000 (пятьдесят тысяч) рублей, в пользу потерпевшей П5 124 000 (сто двадцать четыре тысячи) рублей, в пользу потерпевшей П11 85 000 (восемьдесят пять тысяч) рублей.

       Заслушав доклад судьи Матвеевой Т.Ю., объяснения осужденного Солопахо А.С. и действующей в его защиту адвоката Палагиной Н.Г., поддержавших доводы апелляционных жалоб и просивших об отмене приговора, мнение прокурора Воробьева В.А. просившего апелляционные жалобы оставить без удовлетворения, а приговор как законный и обоснованный без изменения, судебная коллегия,

                                                                УСТАНОВИЛА:

       Приговором Московского районного суда Санкт-Петербурга от 28 марта 2019 года Солопахо А.С. признан виновным и осужден за совершение преступления, предусмотренного п. «г» ч.2 ст.161 УК РФ, восьми преступлений, предусмотренных п.п. «в,г» ч.2 ст.161 УК РФ и четырех преступлений, предусмотренных ч.3 ст.162 УК РФ

      Преступление совершены при обстоятельствах установленных судом и подробно изложенных в приговоре.

       На приговор суда поданы апелляционные жалобы осужденным Солопахо А.С. и защитником Палагиной Н.Г.

       В апелляционной жалобе адвокат Палагина Н.Г. считает приговор незаконным и необоснованным, просит его отменить, указывая, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела и не подтверждаются доказательствами, исследованными в судебном заседании, основаны на полученных с нарушением уголовно-процессуального закона, недопустимых и недостаточных доказательствах.

       В обоснование доводов апелляционной жалобы, адвокат Палагина Н.Г. излагая позицию Солопахо А.С., заявившего о непричастности к совершению преступлений и о том, что предварительное расследование проведено с нарушениями уголовно-процессуального закона, а также с нарушением его права на защиту, обращает внимание на то, что согласно показаниям осужденного, нарушения закона начались с момента задержания Солопахо А.С. 01.03.2016 года, когда сотрудники полиции С2, С7 и С9 применили к нему физическую силу, избили, приставляли к голове пистолет, силой затолкали в автомобиль, где продолжили избиение и заставили что-то писать под диктовку. Указанные в протоколе личного досмотра вещи: нож, стяжка и т.п. были подброшены Солопахо А.С. сотрудниками полиции до прихода понятых. Основания для недоверия показаниям Солопахо А.С. о том, что шапка, которая находилась при нем в момент задержания, использовалась им в повседневной жизни, не имеется.

Суд необоснованно отверг показания Солопахо А.С. об оказании на него физического и психологического давления со стороны оперуполномоченного С9 с целью получения от него выгодных следствию признательных показаний при допросах в качестве подозреваемого и обвиняемого.

Далее адвокат ссылается на показания Солопахо А.С. о том, что при проведении проверки показаний на месте, ему была представлена адвокат Кириченко И.Н., от услуг которой он отказался, поскольку она никакой юридической помощи ему не оказывала, при этом он настаивал, чтобы его защищала адвокат Пастухова С.В. К месту проверки показаний Солопахо А.С. ехал в машине с оперативными сотрудниками, которые продолжали его избивать, адвокат ехала в другой машине. Проверка показаний на месте сводилась к фотографированию различных адресов, по которым Солопахо А.С. находился впервые и на которые указывал не он, а следователь, при этом оперативные сотрудники часто отводили его в сторону без адвоката и применяли к нему физическую силу, заставляя таким образом дать нужные следствию показания. Двери в подъезды открывал своими ключами С9, адвокат фактически не участвовала в проверке показаний, поскольку в квартиры не заходила, оставаясь на улице. Никто из потерпевших Солопахо А.С. так и не опознал.

Также адвокат указывает, что обыск в квартире Солопахо А.С. был проведен фактически без понятых С3 и С1, поскольку при изъятии предметов в квартире они не находились, а лишь передали паспорта перед началом обыска и подписали протокол после. Обращает внимание на показания Солопахо А.С. о том, что никаких квитанций, стяжек, ножей в квартире не было, происхождение указанных предметов ему не известно. В протоколе обыска указано на изъятие каких-то непонятных документов, однако нет указаний на изъятие квитанций об оплате коммунальных услуг, так же как и не отображены надписи на бутылке ликера, изъятой в ходе обыска, которая принадлежала ему (Солопахо).

Показания Солопахо А.С. в суде необоснованно оценены в приговоре критически, поскольку данные показания последовательны согласуются с показаниями свидетеля понятого С3 в той части, что С3 пояснил суду, что присутствовал в начале и в конце обыска, с разрешения следователя выходил из квартиры где проводился обыск на 15-20 минут, что происходило в это время не знает, о том, что понятые не все время находились в квартире где проходил обыск, указывала в своих показаниях и свидетель С6

Указанное свидетельствует о проведении обыска фактически без понятых, поскольку С3 в нарушение ст.ст.60,170 УПК РФ не мог удостоверить факт обыска, его ход и результаты, поскольку отлучался из квартиры, где проводился обыск на неопределенное время. Судом не был допрошен второй понятой С1, необоснованно отклонено ходатайство Солопахо А.С о вызове данного свидетеля. Свидетель понятой С8 суду пояснил, что при проведении проверки показаний на месте Солопахо А.С. не мог указать маршрут, по которому необходимо было двигаться, на месте не ориентировался, вели по проверяемым адресам сотрудники полиции, что свидетельствует о проведении указанного следственного действия с нарушением требований ст. 194 УПК РФ, согласно которой обвиняемый самостоятельно воспроизводит на месте обстоятельства исследуемого события и демонстрирует определенные действия, а какое-либо вмешательство в ход проверки других лиц недопустимо.

Поскольку указанные следственные действия (проверка показаний на месте и обыск) проведены с нарушением УПК РФ, то все полученные в ходе данных следственных действий доказательства также являются недопустимыми.

Кроме того, суд необоснованно оценил показания Солопахо А.С. на предварительном следствии как достоверные, допустимые и положил их в основу приговора. Солопахо А.С. в ходе судебного следствия не подтвердил показания данные им на следствии и пояснил, что признательные показания получены под физическим и психологическим давлением сотрудников полиции.

Судом нарушены требования Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.11.2016 № 55 «О судебном приговоре», не проверены доводы Солопахо А.С. о получении признательных показаний под физическим и психологическим давлением сотрудников полиции, суд не направил выписку из протокола судебного заседания, в котором было зафиксировано устное заявление подсудимого о применении к нему недозволенных методов ведения расследования, руководителю соответствующего органа предварительного расследования для проведения проверки в порядке ст.144 УПК РФ.

Таким образом, в ходе судебного разбирательства доводы Солопахо А.С. о даче им признательных показаний под воздействием недозволенных методов ведения расследования не опровергнуты, в связи с чем, показания Солопахо А.С, данные им на предварительном следствии не могут быть использованы в доказывании.

Полагает, что неоспоримые доказательства причастности Солопахо А.С. к совершению инкриминируемых ему деяний, не представлены стороной обвинения и не установлены в ходе исследования доказательств судом.

Имеющиеся показания свидетелей и материалы дела, устанавливают лишь обстоятельства и факт совершения неустановленным лицом преступлений в отношении ряда потерпевших, в то время как сами потерпевшие никогда не указывали на Солопахо А.С., как на лицо, совершившее в отношении них преступления.

С учетом перечисленного адвокат Палагина Н.Г. просит обвинительный приговор в отношении Солопахо А.С. отменить и вынести оправдательный приговор в связи с его непричастностью к совершению преступлений на основании ч.1 п.1 ст. 27 УПК РФ.

       В апелляционной жалобе и дополнениях к ней, осужденный Солопахо А.С. считает приговор незаконным и необоснованным, указывает на наличие оснований для его отмены.

      В обоснование доводов апелляционной жалобы Солопахо А.С., цитируя положения ст.15, 87, 303, 307 УПК РФ, ст.123 Конституции РФ и Постановлений Конституционного Суда РФ от 19.04.2011 года № 17-П и от 08.12.2003 года     №18-П, нормы международного права, указывает, что судом эти требования закона не были соблюдены.

        Судом нарушен принцип объективности, протокол судебного заседания не соответствует обстоятельствам, имевшим место в зале суда, в нем изменены показания некоторых участников процесса, поданные им замечания на протоколы судебного заседания необоснованно судом отклонены, считает незаконными постановления суда от 08.02.2019 года, от 06.03.2019 года, от 29.03.2019 года по результатам рассмотрения его замечаний на протоколы.

      Указывает на нарушение судом требований ст.15 УПК РФ. Указывает, что приговор обоснован недостоверными показаниями свидетелей сотрудников полиции, являющихся заинтересованными в исходе дела лицами. Ссылается на необъективность суда при рассмотрении уголовного дела, предвзятое к нему отношение судьи и односторонность оценки показаний свидетелей. Полагает, что судом необъективно оценены показания его матери С6, в том числе суд необоснованно оценил критически ее показания относительно проведения обысков в ночь на 02.03.2016 года и 12.04.2016 года. Указывает на нарушение уголовно-процессуального закона, в частности ст.182 УПК РФ, при проведении обыска и составлении протокола данного следственного действия, поскольку согласно показаниям понятого С3, он покидал помещение где проводился обыск, его мать С6 находилась в другой комнате, в протоколе отсутствует указание об участии в производстве обыска сотрудника полиции С2, не содержится подробного описания изъятого, в частности перечисления документов, содержащихся в изъятой папке зеленого цвета. Судом не допрошен важный свидетель- понятой С1, ходатайства о вызове которого он заявлял неоднократно. Судом приведены в приговоре доказательства, которые он не имеет возможности оспорить по иным основаниям, в частности показания всех без исключения потерпевших.

      Полагает, что имелись основания для возвращения уголовного дела прокурору для устранения выявленных нарушений закона.

     Далее Солопахо А.С. указывает на нарушение его права на защиту, гарантированного ст.16 УПК РФ. Утверждапет, что в ходе предварительного следствия 01.03.2016 и 16.06.2016 года он был допрошен в отсутствии адвоката, ему не были разъяснены его права ; на следственные действия, предусмотренные ст.174 УПК РФ его вывезли вопреки его желанию не давать показания, не было учтено его нежелание работать с адвокатом Кириченко И.С. В следственном действии «проверка показаний на месте» не приняли участие потерпевшие П9, П6, П7, П1 и П2 ввиду их отсутствия, они его не видели, каких-либо замечаний в отношении него сделать не смогли. Отрицает тот факт, что он самостоятельно и добровольно указывал адреса и квартиры потерпевших. Указывает, что четверо лиц на тот момент не имели правового статуса «потерпевший», заявления от П10, П11, П2, П5 поступили только 10.03.2016 года, а уголовные дела возбуждены лишь 15.03.2016 года. Опознание его потерпевшими не проводилось. Доказательства полученные до возбуждения уголовного дела в силу закона являются недопустимыми, а, следовательно, недопустимым доказательством является протокол проверки показаний месте от 03.03.2016 года. Указывает на необъективную оценку судом показаний свидетеля понятого С8, полагает, что оснований для доверия его показаниям не имеется, ввиду того, что С8 является наркозависимым лицом ранее привлекавшимся к уголовной ответственности, а медицинских документов подтверждающих адекватное состояние С8 на момент проведения следственного действия «проверка показаний на месте» в суд представлено не было, экспертиза судом в отношении Трофимова не назначалась и не проводилась.

      Судом не принято во внимание его ( Солопахо А.С.) заявление о том, что сотрудники полиции С9 и С7 применяли к нему недозволенные методы - меры физического и психологического давления, запрещенные ст.9, 164 УПК РФ а также то, что в следственных действиях участвовали лица, не указанные в протоколах. Обращает внимание, что следователь Д. не отрицала факта изъятия в ходе повторного обыска 12.04.2016 года предметов, не имеющих отношения к уголовному делу ( в частности коллекции монет, которая в полном объеме не возвращена), чем был нарушен уголовно-процессуальный закон. Судом не устранены противоречия в его (Солопахо) показаниях и показаниях потерпевших, очные ставки не проводились ; нарушены требования ч.3 ст.14 УПК РФ. О составе следственной группы, назначении судебных экспертиз, о возбуждении уголовных дел он уведомлен не был. Вопреки требованиям ст.75 УПК РФ и ст.50 Конституции РФ приговор основан на недопустимых, полученных с нарушением закона доказательствах. Судом необоснованно положен в основу приговора протокол его допроса в качестве подозреваемого от 01.03.2016 года, поскольку он был допрошен без участия защитника, с защитником Пастуховой С.В. он встретился только после проведения допроса ; во время допроса в кабинете следователя находился сотрудник полиции С9, что не было отражено в протоколе. Обращает внимание, что в протоколе его допроса от 16.06.2016 года отсутствует какое-либо упоминание о вмешательстве в процесс допроса адвоката, что по мнению осужденного, свидетельствует о том, что адвокат отсутствовала при его допросе, право вносить в протоколы допроса замечания ему не разъяснялось. Выполнение требований ст.217 УПК РФ проводилось в ненадлежащих условиях- в подвальном помещении ИВС Московского района Санкт-Петербурга, без участия адвоката Пастуховой С.В., в ходе выполнения данного следственного действия в нарушение требований УПК РФ, неустановленный сотрудник полиции взял у него пробу на ДНК и заставлял что-то подписать.

       Также Солопахо А.С., не соглашаясь с оценкой суда показаний свидетеля С3, указывает на противоречивость его показаний, обращает внимание на показания С3 о том, что тот покидал место обыска и не смог пояснить отсутствие отметки в протоколе факта его отсутствия и замечаний с его стороны по этому поводу, не смог указать какое время он отсутствовал и что было изъято в его отсутствие.

      Указывает на нарушение его права на защиту при первом судебном разбирательстве    по уголовному делу.

      Просит приговор отменить, уголовное дело в отношении него прекратить, признать за ним право на реабилитацию в соответствии с главой 18 УПК РФ.

       Суд апелляционной инстанции, проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, а также доводы приведенные в выступлениях сторон в заседании суда апелляционной инстанции, выслушав мнения участников судебного разбирательства, считает, что приговор правильно постановлен как обвинительный.

      Рассмотрение дела судом имело место в соответствии с положениями глав

36-39 УПК РФ, определяющих общие условия судебного разбирательства, процедуру рассмотрения уголовного дела, с соблюдением правил о подсудности.

      Постановленный судом приговор соответствует требованиям уголовно-процессуального закона, предъявляемым к его содержанию. В нем отражены обстоятельства подлежащие доказыванию в соответствии со ст.73 УПК РФ, проанализированы подтверждающие их доказательства, получившие надлежащую оценку с приведением ее мотивов, аргументированы выводы, относящиеся к вопросу квалификации преступлений, разрешены иные вопросы, имеющие отношение к делу, из числа предусмотренных ст.299 УПК РФ.

      Доводы апелляционных жалоб об обвинительном уклоне предварительного следствия и суда, о постановлении приговора на основе противоречивых показаний потерпевших и свидетелей, сфальсифицированных и недопустимых доказательств, об оговоре его свидетелями сотрудниками полиции, а также утверждения осужденного о том, что изъятые у него в ходе личного досмотра и обыска в жилище предметы, принадлежащие потерпевшим, а также квитанции на оплату коммунальных услуг ему не принадлежат, Судебная коллегия находит несостоятельными.

      Проанализировав и дав надлежащую оценку всем исследованным материалам дела, проверив доводы подсудимого о недозволенных методах ведения предварительного следствия, об оговоре его свидетелями, о недопустимости некоторых доказательств, в том числе доводы, аналогичные указанным в апелляционных жалобах, суд мотивировал в приговоре, почему он, с одной стороны, принял те или иные доказательства в качестве допустимых и достоверных, признал их в своей совокупности достаточными для разрешения дела, а с другой – критически оценил и отверг показания подсудимого и выдвинутые им аргументы в свою защиту.

      Оснований сомневаться в данной судом оценке доказательств и для их пересмотра, о чем по существу ставится вопрос в апелляционных жалобах, у судебной коллегии не имеется.

         Не смотря на занятую подсудимым позицию по отношению к предъявленному обвинению, суд пришел к обоснованному выводу о его виновности в совершении инкриминируемых ему преступлений, который подтверждается достаточной совокупностью допустимых и достоверных доказательств, собранных в ходе предварительного и судебного следствия, исследованных в судебном заседании с участием сторон, подробно изложенных в приговоре и получивших надлежащую оценку судом в соответствии с требованиями ст.ст.87, 88 УПК РФ.

В частности вывод суда о виновности Солопахо А.С. в совершении 01.08.2014 года, 18.09.2014 года, 22.10.2014 года, 03.03.2015 года, 20.03.2015 года, 14.08.2015 года, 20.08.2015 года и в сентябре 2015 года грабежей, то есть открытых хищений чужого имущества, с незаконным проникновением в жилище, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья в отношении потерпевших П9, П3, П7, П6, П1, П12, П4, П2 ; в совершении в конце мая 2015 года грабежа, то есть открытого хищения чужого имущества, с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья в отношении потерпевшей П3; в совершении 02.07.2015 года, 11.08.2015 года, 04.12.2015 года, 19.02.2016 года разбойных нападений в целях хищения чужого имущества, с угрозой применения насилия опасного для жизни и здоровья, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище в отношении потерпевших П8, П10, П5, П11 суд обосновал показаниями потерпевших П1, П2, П3, П4, П5, П6, П7, П8, П9, П11, П12, П10 об обстоятельствах совершения преступлений и завладения их имуществом, данных на предварительном следствии и оглашенных в соответствии со ст.281 УПК РФ УПК РФ, показаниями представителя потерпевшего П9- П9, показаниями свидетеля С7 об обстоятельствах проведения оперативной работы по раскрытию преступлений, связанных с квартирными нападениями на пожилых людей на территории Московского района Санкт-Петербурга и задержания Солопахо А.С. 01.03.2016 года около дома №... по пр. Космонавтов в Санкт-Петербурге, показаниями свидетелей С2, С4, С8, С9, С10, С3 в том числе по обстоятельствам проведения личного досмотра Солопахо А.С., обысков в его жилище, проверки показаний на месте, а также протоколами заявлений потерпевших в которых изложены обстоятельства совершенных в отношении них преступлений и из которых следует, в частности, что Солопахо А.С. незаконно проникал в их жилища, применяя к ним физическую силу, обыскивал их квартиры, после чего похищал принадлежащее им имущество и денежные средства ; протоколами осмотра мест происшествия - квартир потерпевших у которых были совершены хищения имущества и денежных средств; протоколом личного досмотра Солопахо А.С. от 01.03.2016 года, согласно которому у него был изъят ряд предметов, использовавшихся при совершении преступлений, в том числе: пластиковые стяжки, шапка-маска, нож, ключи для открывания дверей, рукописные записи с адресами и фамилиями жертв, за которыми Солопахо А.С. вел предварительное наблюдение, мобильный телефон «Нокиа» с разобранной аккумуляторной батареей, похищенный в квартире у потерпевшей П12, что подтверждается его IMEI номером, установленным в ходе предварительного расследования; протоколом осмотра предметов, изъятых в ходе личного досмотра Солопахо А.С., протоколом проверки показаний на месте от 03.03.2016 года с фототаблицей к нему, согласно которым подозреваемый Солопахо А.С. в присутствии защитника Кириченко И.Н. и понятых указал места куда необходимо следовать, подробно описывал каким образом совершал преступления в отношении каждого потерпевшего; протоколом обыска по месту жительства Солопахо А.С. от 02.03.2016 года, из которого следует, что в комнате Солопахо А.С. были изъяты сотовый телефон «Нокиа», фотоаппарат «Олимпус», нож, наручники из металла черного цвета,шкатулка с медалями и орденами, файл-папка зеленого цвета с документацией, шкатулка из металла с документацией, ликер «Ванна Таллин» в тубе бежевого цвета с дарственной надписью, стяжки нейлоновые и т.п.; протоколом осмотра от 08.04.2016 года предметов и документов, изъятых в ходе обыска в жилище Солопахо А.С. 02.03.2016 года, согласно которому были осмотрены в том числе счета-квитанции на оплату коммунальных услуг и «Ростелеком» на имя потерпевших ; заключениями судебно-медицинских экспертиз №... от 17.12.2014 года, в отношении потерпевшей П3, №... от 23.03.2015 года в отношении потерпевшей П7, №... от 20.04.2015 года в отношении потерпевшей П1, согласно которым у потерпевших установлены телесные повреждения, не повлекшие кратковременного расстройства здоровья: у П3 ссадина лица, ушиб лица, ссадины передней поверхности запястий, которые могли образоваться при связывании рук; у П7 закрытая тупая травма шеи – гематомы шеи по передней поверхности, ссадины лица, которые образовались по механизму тупой травмы, гематома гортанной части глотки, рвано-ушибленная рана подъязычной области, которые могли образоваться от действия кляпа ; у П1 ссадины и гематомы лица (в т.ч. ссадина слизистой оболочки нижней губы, которая образовались от действия тупого твердого предмета (предметов) по механизму удара, давления, могла образоваться от сдавливания кулаком), гематомы обоих предплечий, которые образовались по механизму удара, давления, могли образоваться от связывания рук;    протоколом опознания потерпевшим П6 похищенной у него 03.03.2015 года медали «Ветеран труда» по изготовленным на ее задней стороне цифрам «1933», постановлениями о признании вещественными доказательствами предметов изъятых в ходе личного досмотра Солопахо А.С. и обыска в его жилище, а также совокупностью иных исследованных доказательств полно и правильно приведенных в приговоре.

Проведенный судом анализ и оценка исследованных доказательств соответствует требованиям ст.88 УПК РФ. Каких-либо существенных противоречий в этих доказательствах, которые могли бы повлиять на решение вопроса о виновности осужденного в содеянном, судебная коллегия не усматривает.

     Доводы апелляционных жалоб о том, что приговор основан на недопустимых доказательствах являются необоснованными. Ни одно доказательство юридическая сила которых вызывала бы сомнение, не было положено в обоснование тех или иных выводов.

       Нарушении норм УПК РФ при собирании и закреплении в ходе предварительного следствия и в судебном заседании доказательств, требований стст.11, 14 УПК РФ, ч.3 ст. 49 Конституции РФ, влекущих отмену приговора, не допущено.

       Не допущено судом и нарушения требований ст.240 УПК РФ. В основу обвинительного приговора в подтверждение виновности осужденного Солопахо А.С. судом положены лишь те доказательства, которые были исследованы в судебном заседании.

Показания потерпевших П9 и П6 исследованы путем их оглашения в порядке, предусмотренном с п.1 ч.2 ст.281 УК РФ, а потерпевших П1, П2, П3, П4, П5, П7, П8, П11, П12, П10 в порядке, предусмотренном п. 2 ч.2 ст.281 УПК РФ, ввиду их глубоко пожилого возраста и тяжелой болезни, препятствующей их явке в суд, что подтверждено соответствующими медицинскими документами ( т.10 л.д.118-120).

Обстоятельств порочащих показания потерпевших на предварительном следствии из материалов дела не установлено, оснований для недоверия их показаниям у суда не имелось.

      Уголовное дело возбуждено и расследовано в соответствии с УПК РФ. Признаков, свидетельствующих о фальсификации органами предварительного расследования материалов уголовного дела после непосредственного их исследования в ходе судебного следствия, судом не установлено.

Содержание апелляционных жалоб о недоказанности обвинения и необоснованности осуждения    по существу повторяют процессуальную позицию Солопахо А.С. в судебном заседании, которая была в полном объеме проверена при рассмотрении дела и отвергнута как несостоятельная после исследования всех юридически значимых обстоятельств.

Судом проанализированы показания Солопахо А.С. данные им как в судебном заседании, так и на предварительном следствии, при этом обоснованно признаны недостоверными его показания данные в судебном заседании, как опровергающиеся совокупностью исследованных доказательств и положены в основу приговора его показания данные в качестве подозреваемого от 01.03.2016 года и обвиняемого от 16.06.2016 года, как полученные в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, поскольку при проведении следственных действий защитой он был обеспечен надлежащим образом, указанные допросы были произведены с участием адвоката Пастуховой С.В., что исключает оказание какого-либо давления на Солопахо А.С. в ходе его допросов, права, предусмотренные ст.ст.46, 47 УПК РФ и ст.51 Конституции РФ, включая право не свидетельствовать против самого себя ему были разъяснены, они ему были понятны, в том числе ему было разъяснено, что при согласии дать показания, его показания могут быть использованы в качестве доказательств, в случае его последующего отказа от них. Как следует из протоколов допросов, каких-либо заявлений и замечаний по ведению допросов, содержанию протоколов допросов, в том числе об отсутствии возможности личного прочтения протоколов, от Солопахо А.С. и защитника Пастуховой С.В. не поступало, достоверность содержания протоколов подтверждена подписями Солопахо А.С. и защитника Пастуховой С.В..

Так, из исследованных в судебном заседании показаний Солопахо А.С., данных им на стадии предварительного следствия, следует, что с 2011 года у него начались финансовые проблемы, связанные с невыплатой кредитных обязательств и в то время он проживал на денежные средства своей матери, а в 2013 году мать вышла на пенсию и денег ему стало не хватать, в связи с чем он решил совершать разбойные нападения на пожилых людей в квартирах, для чего периодически выходил из дома с целью розыска пожилых людей и хищения ценностей из их квартир, приобрел 4 ключа от домофонных дверей «Визит» и «Метроном», которые всегда носил с собой и использовал для открытия входных дверей в подъезды жертв. В подъезде изучал почтовые ящики, доставал из них квитанции ЖКХ, изучал с целью установления количества зарегистрированных в квартире лиц, выслеживал потерпевших, проверял живут ли они в квартире одни. 01.08.2014, наблюдая за квартирой П9 в подъезде и увидев, как тот возвращается в квартиру, надел маску, перчатки, куртку, а после того, как П9 вошел в квартиру, он зашел вслед за ним, в комнате из шкафа забрал пакет с деньгами и вышел из квартиры, предупредив П9 не обращаться в полицию. 18.09.2014 г около 12 часов находился возле дверей квартиры П3 и когда та вышла из квартиры, он толкнул ее обратно, одновременно надевая маску и перчатки, закрыв дверь, провел П3 к кровати, надел ей на руки стяжки, осмотрел ее вещи и взял из сумки 27000 рублей, осмотрев комнаты больше ничего не нашел, перед выходом сказал П3 никому не звонить, забрал ее мобильный телефон, перерезал ножом провода домашнего телефона и скрылся. В конце 2014 года он находился в подъезде №1 <адрес> в Санкт-Петербурге, где на протяжении нескольких месяцев наблюдал за кв.№..., где проживала пожилая женщина            ( П7), в дневное время он увидел, как та входит в свою квартиру, надел маску, перчатки и куртку, зашел в квартиру следом за ней, закрыл за собой входную дверь, закрыл рукой рот потерпевшей, отчего она упала на пол. Когда женщина перестала кричать, он прошел в комнату, где в шкафу нашел деньги в сумме 110 000 рублей, которые убрал себе в карман, после чего из ее сумки забрал еще 4 000 рублей и скрылся. На протяжении нескольких месяцев наблюдал за кв.№... <адрес> где проживал пожилой мужчина – П6 Около 12 часов 00 минут 03.03.2015 года он находился подъезде выше этажом, увидел, что П6 откуда-то возвращается и вошел в свою квартиру. Далее он, Солопахо А.С., надел перчатки, маску, куртку, зашел следом за потерпевшим и закрыл входную дверь, после чего потребовал отдать ему деньги. П6 достал свой кошелек и передал ему 24 500 рублей, которые он забрал и положил себе в карман. Также в комнате он забрал из тумбочки орден «Знак Почета» и бутылку «Скотча», после чего скрылся. 20.03.2015 года он находился в подъезде №1 <адрес> в Санкт-Петербурге, где на протяжении нескольких месяцев наблюдал за кв.№56, где проживала пожилая женщина – П1 Около 15 часов 00 минут 20.03.2015 года он находился в подъезде выше этажом, увидел, что П1 откуда-то возвращается и входит в свою квартиру. Он ( Солопахо А.С.) надел перчатки, маску, куртку, зашел за ней следом и закрыл входную дверь. П1 начала кричать, он закрыл ей рот рукой, достал из-за пояса стяжку и затянул ей руки, после чего стал осматривать квартиру, нашел в сумке П1 5 000 рублей, а в шкафу – фотоаппарат, после чего снял стяжки с рук П1 и с похищенным скрылся. В мае 2015 года он находился в подъезде №1 <адрес> в Санкт-Петербурге, уже знал, что в кв.№... проживает П3, из квартиры которой ранее он уже похищал денежные средства. Находясь на лестничной площадке, увидел в окно, что П3 заходит в подъезд, надел маску с прорезями для глаз и рта, перчатки. В тот момент, когда П3 открыла дверь ключом, он подбежал к ней со спины, выхватил из рук сумку и убежал, в сумке нашел денежные средства в сумме около 1 500 рублей, паспорт. 02.07.2015 года около 11 часов 30 минут он (Солопахо)находился в подъезде №3 <адрес> в Санкт-Петербурге, где на протяжении нескольких месяцев наблюдал за кв.№..., где проживала П8, увидел, что П8 выходит из квартиры выбросить мусор. Выходя из квартиры, П8 не закрыла со собой дверь, и он решил этим воспользоваться, проник в квартиру и начал искать деньги, в трюмо увидел кошелек с деньгами и забрал их себе, деньги он также нашел и в шкафу. Когда П8 зашла в квартиру, он пытался уйти, забрал у нее ключи от квартиры, перерезал ножом, который достал из-за пояса, телефонные провода, после чего ушел. 11.08.2015 года около 11 часов 15 минут он (Солопахо) находился в подъезде №3 <адрес> в Санкт-Петербурге, где на протяжении нескольких месяцев наблюдал за кв.№..., где проживала П10, увидел, что П10 выходит из квартиры, успел надеть перчатки и маску, проник в квартиру, потребовал от потерпевшей деньги. П10 достала из-под стола 20 000 рублей и отдала ему, он забрал деньги, прошелся по комнатам, более ничего не нашел, после чего покинул квартиру. 14.08.2015 года он находился в подъезде <адрес> в Санкт-Петербурге, где на протяжении нескольких месяцев наблюдал за кв.№..., где проживала пожилая женщина – П12, около 12 часов 00 минут увидел, что П12 возвращается домой, тогда он надел на голову маску, на руки– перчатки, зашел за следом за потерпевшей в квартиру и закрыл за собой дверь, потерпевшую он втолкнул в квартиру, отчего она упала и стала кричать, а он закрыл ей рот рукой. Когда П12 падала, у нее выпал мобильный телефон, который он поднял и забрал себе. После он обыскал ее сумку, достал оттуда кошелек, забрав себе из него денежные средства и скрылся. Денежные средства потратил на собственные нужды, похищенным телефоном впоследствии пользовался и обзванивал с него потенциальных жертв. 20.08.2015 года он находился в подъезде д.<адрес> в Санкт-Петербурге, где на протяжении нескольких месяцев наблюдал за кв.№..., где проживала пожилая женщина – П4, около 13-00 часов увидел, что П4 заходит в свою квартиру, надел маску, перчатки, зашел в квартиру вслед за потерпевшей, закрыл за собой дверь. В квартире П4 упала на пол, стала кричать, он закрыл ей рот рукой, затем поднял ее и провел по комнатам, откуда забрал себе найденные денежные средства и другие ценности. В начале сентября 2015 года около 11 часов 30 минут он, напав на П2, проник в ее квартиру по адресу: <адрес>, откуда похитил принадлежащие ей денежные средства. В начале декабря 2015 года он находился в подъезде д.<адрес> в Санкт-Петербурге, где на протяжении нескольких месяцев наблюдал за кв.№..., где проживала пожилая женщина – П5, в дневное время он увидел, что потерпевшая выходит из квартиры, толкнул ее обратно, надевая на ходу маску и перчатки, закрыл ей рот рукой. Затем провел ее в комнату, где она ему показала на шкаф, где лежали деньги, он забрал деньги в размере 123 000 рублей, после чего снял с нее стяжки, которые ранее надел, и скрылся с похищенным. 19.02.2016 года он совершил преступление в отношении потерпевшей П11 по адресу: Санкт-Петербург, <адрес>, проник в ее квартиру, где надел на нее наручники, обыскал квартиру, забрал ценные вещи- ювелирные украшения и деньги из рюкзака, после чего перерезал телефонные провода и скрылся.

Вопреки доводам апелляционных жалоб, тщательно исследовав обстоятельства проведения допросов Солопахо А.С. суд обоснованно отверг версию Солопахо А.С. об оказании на него давления со стороны сотрудников правоохранительных органов при даче показаний, а также о неверном отражении его показаний в протоколах, как неподтвердившуюся.

Правдивость показаний    осужденного о способе совершения преступлений, проникновения в квартиры и нападения на потерпевших, являющихся глубоко пожилыми людьми, характере угроз, применении ножа, стяжек, причинении телесных повреждений потерпевшим, о размере причиненного ущерба и местонахождении денежных средств и имущества, последующих действий по оставлению мест происшествия, данных на стадии предварительного следствия, подтверждена совокупностью исследованных доказательств, в том числе показаниями потерпевших об обстоятельствах их ограблений, результатами осмотров мест происшествия, заключениями судебно-медицинских экспертиз о характере, локализации степени тяжести причиненных потерпевшим П3, П7, П1, результатами личного досмотра Солопахо А.С. и обыска в его жилище.

Эти же показания Солопахо А.С. подтвердил и в ходе проверки показаний на месте 03.03.2016 года, указав места куда необходимо следовать, подробно описывал как совершал подготовку к совершению преступлений, каким образом совершал преступления в отношении каждого потерпевшего (нападения на потерпевших в их квартирах и возле них ), какие предметы при этом использовал, поясняя последовательность своих действий и откуда и что он похищал.

Доводы о необходимости признания недопустимым доказательством протокола проверки показаний на месте, аналогичные приведенным в суде первой инстанции, судом проверены и справедливо признаны необоснованными и не подлежащими удовлетворению по мотивам с которыми судебная коллегия полностью соглашается. Как правильно указал суд, следственное действие «проверка показаний на месте» произведено в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, с участием понятых и защитника Кириченко И.С. и без нарушения требований ст.194 УПК РФ. Как следует из протокола проверки показаний на месте, права предусмотренные ст.ст.46,47 УПК РФ и ст.51 Конституции РФ ему были разъяснены, достоверность содержания протокола удостоверена подписями Солопахо А.С. и его защитника, а также подписями понятых, не указавших на какие -либо нарушения при производстве данного следственного действия, замечания от участников данного следственного действия в протоколе отсутствуют.

Факт участия защитника Кириченко И.С. в проведении следственного действия проверка показаний на месте подтвержден как наличием ордера, так ее и подписями в протоколе данного следственного действия, составленного в соответствии с требованиями ст.166 УПК РФ, при этом заявлений о несогласии    Солопахо А.С. на проведение данного следственного действия с участием адвоката Кириченко И.С., отказа от данного адвоката, ходатайств о замене адвоката Кириченко И.С. в связи с ненадлежащим оказанием ему юридической помощи или по каким-либо иным основаниям, в протоколе не содержится. Более того, в материалах дела имеется собственноручное заявление Солопахо А.С. о том, что он не возражает против осуществления его защиты адвокатом Кириченко И.С. ( т. 6 л.д.121,122) Таким образом, довод Солопахо А.С. о нарушении его права на защиту в связи с тем, что он не был согласен на проведение данного следственного действия с участием адвоката Кириченко И.Н., является беспочвенным. Оснований исключающих участие адвоката Кириченко И.С. в данном уголовном деле, препятствующих осуществлению ею защиты Солопахо А.С. материалами уголовного дела не установлено.

Факт проведения данного следственного действия подтвердил свидетель понятой С8, также он указал, что данное следственное действие проводилось с участием двух понятых, полностью подтвердил достоверность содержания протокола проверки показаний на месте от 03.03.2016 года, не содержащего указаний о каких-либо нарушениях, подтвердил наличие в протоколе его ( С8) подписей. Доводы Солопахо А.С. о его принудительном     ( помимо его воли) участии в проверке показаний на месте и о том, что он следовал за сотрудниками полиции и давал показания под их воздействием и подсказкой судом проверены и мотивированно отвергнуты как несостоятельные. В опровержение данных доводов суд обоснованно сослался как на показания свидетеля С8, так и на показания потерпевших П8, П11, П5, П10, П12 пояснивших, что в их присутствии и в присутствии понятых Солопахо А.С. уверенно показал места, откуда он похищал принадлежащее им имущество и денежные средства. Таким образом, судом бесспорно установлена добровольность участия Солопахо А.С. в проведении данного следственного действия, а доводы осужденного об обратном, являются голословными, объективного подтверждения не находят.

Что касается доводов Солопахо А.С. о том, что в следственном действии «проверка показаний на месте» не приняли участие потерпевшие П9, П6, П7, П1 и П2, то они не свидетельствуют о невиновности осужденного в совершении преступлений в отношении этих потерпевших при наличии совокупности приведенных в приговоре доказательств, равно как не свидетельствуют о незаконности проведения данного следственного действия и не являются основанием для признания протокола данного следственного действия недопустимым доказательством.

Доводы в апелляционных жалобах об отсутствии оснований для доверия показаниям свидетеля С8, ввиду того, что являясь наркозависимым лицом, он мог при проведении следственного действия находиться в состоянии наркотического опьянения, судом проверены и получили надлежащую оценку в приговоре, оснований не согласиться с которой у судебной коллегии не имеется. В опровержение данных доводов суд правомерно сослался на показания С8 категорически отрицавшего данное обстоятельство и пояснившего, что напротяжении около пяти лет он не только не употребляет наркотических средств, но и не курит.

Вопреки доводам осужденного, оснований для назначения и проведения в отношении С8 наркологической экспертизы, у суда не имелось.

Суд первой инстанции дал оценку в приговоре и доводам осужденного и стороны защиты о том, что проверка показаний на месте была произведена по ряду эпизодов, уголовные дела по которым на тот момент не были возбуждены. Как правильно указал суд данное следственное действие было проведено без нарушения уголовно-процессуального закона, в рамках возбужденного уголовного дела, надлежащим должностным лицом- следователем в производстве которого находилось уголовное дело. При этом, на основе анализа исследованных доказательств, судом установлено и обоснованно указано в приговоре, что добровольно указанные Солопахо А.С. адреса и названные им потерпевшие впоследствии проверялись следственным путем и при проведении следственных действий нашли объективное подтверждение.

Нельзя не согласиться и с выводом суда о том, что то обстоятельство, что заявления о совершенных преступлениях были поданы в правоохранительные органы рядом потерпевших спустя некоторое время после совершения в отношении них преступлений, учитывая их возраст и состояние здоровья, не влияют на выводы о виновности Солопахо А.С. в совершении этих преступлений.

Не имелось оснований у суда и для признания недопустимым доказательством протокола личного досмотра Солопахо А.С., который положен в основу обвинительного приговора. При этом судом дана оценка в приговоре, как доводам Солопахо А.С. об оказании на него давления сотрудниками полиции и применения в отношении него физического насилия, так и его доводам о нарушении порядка личного обыска в части, касающейся участия понятых ( о том, что перед началом личного досмотра сотрудники полиции разложили ему по карманам вещи, заставив его предварительно написать что-то на листах бумаги от руки). Суд пришел к обоснованному выводу о том, что нарушений уголовно-процессуального закона, которые являлись бы основанием для признания в соответствии со ст. 75 УПК РФ данного протокола недопустимым доказательством, не имеется. Доводы в апелляционных жалобах Солопахо А.С. и защитника Палагиной Н.С. в этой части, фактически сводятся к оспариванию выводов суда, которые судебной коллегией признаются правильными. Личный досмотр произведен с участием понятых, протокол личного досмотра содержит подробное описание обнаруженных и изъятых у Солопахо А.С. предметов и не содержит сведений о каких-либо нарушениях, правильность его содержания удостоверена подписями понятых и самого досматриваемого Солопахо А.С., от которых каких-либо замечаний, заявлений и ходатайств не поступило.

Как следует из содержания протокола личного досмотра, у Солопахо А.С. от 01.03.2016 года, были изъяты бумажные листы с записями адресов, имен и телефонов потерпевших, квитанции и извещения ЖКХ и «Ростелеком», письмо на имя П12, мобильный телефон «Нокиа»,несколько ключей от домофонов и квартир, пластиковые стяжки, вязаная маска с прорезями для глаз и рта, два ножа. По поводу изъятого Солопахо А.С. пояснил, что указанные предметы и вещи необходимы ему для совершения преступлений.

Изъятые в ходе личного досмотра у Солопахо А.С. рукописные записи содержащие указание на фамилии и адреса потерпевших П9, П3, П10, П4, как правильно указал суд, также свидетельствуют о тщательной подготовке Солопахо А.С. к совершению каждого из совершенных им преступлений.

        В судебном заседании всесторонне и полно проверялись выдвинутые в защиту подсудимого Солопахо А.С. доводы о применении к нему недозволенных методов ведения следствия, которые получили надлежащую оценку в приговоре, оснований не согласиться с которой у судебной коллегии не имеется.

       В противовес доводам Солопахо А.С. о незаконности задержания в связи с применением к нему насилия сотрудниками полиции, судом приведены показания свидетелей С9, С7, С2, которые в судебном заседании категорически отрицали факты применения в отношении Солопахо А.С. физической силы и оказания на него какого-либо давления, равно как и отрицали тот факт, что кто-либо из них раскладывал задержанному Солопахо А.С. по карманам какие-либо предметы и вещи. Основания для недоверия показаниям данных свидетелей, у суда отсутствовали.

       Вопреки доводам апелляционных жалоб, нахождение свидетелей С9, С7, С2 на службе в оперативном подразделении УМД России по Московскому району Санкт-Петербурга и исполнение ими своих служебных обязанностей, сами по себе, не являются основаниями для недоверия показаниям данных свидетелей и для признания их недопустимыми доказательствами, поскольку исходя из требований ст.ст. 87,88 УПК РФ, показания сотрудника полиции, как и каждое другое доказательство, подлежит оценке наравне с иными доказательствами, полученными в установленном законом порядке. Оснований для оговора указанными свидетелями Солопахо А.С. судом не установлено, равно как не установлено наличия неприязненных отношений между ними и Солопахо. В связи с этим, доводы в апелляционных жалобах осужденного и защитника в этой части, являются несостоятельными.

      В правильности установленных судом обстоятельств дела, выводов о законности задержания и виновности осужденного не дают повода усомниться и содержащиеся в материалах дела документы, в том числе справка из ИВС УМВД России по Московскому району Санкт-Петербурга от 06.12.2016 года, согласно которой в журнале первичного опроса и регистрации задержанного Солопахо А.С., поступившего в ИВС, за 02.03.2016 года имеется запись о том, что Солопахо А.С. здоров, жалоб нет, а кроме того, при этапировании 04.03.2016 года в ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области Солопахо А.С. в указанном журнале поставил собственноручную запись о том, что претензий к содержанию не имеет, жалоб нет.

      Таким образом, никаких показаний Солопахо А.С., законность которых могла быть поставлена под сомнение по причине их дачи в результате применения недозволенных методов ведения следствия, приговор не содержит. Не имеется таких показаний и в материалах дела.

Судом исследован с участием сторон и обоснованно проложен в основу обвинительного приговора протокол обыска по месту жительства Солопахо А.С. по    адресу :Санкт-Петербург<адрес> от 02.03.2016 года, согласно которого в комнате Солопахо А.С. были обнаружены и изъяты ряд предметов также указывающих на совершение осужденным грабежей и разбойных нападений, в частности : сотовый телефон «Нокиа», фотоаппарат «Олимпус», нож, наручники из металла черного цвета, шкатулка с медалями и орденами, файл-папка зеленого цвета с документацией, шкатулка из металла с документацией, ликер «Ванна Таллин» в тубе бежевого цвета с дарственной надписью, стяжки нейлоновые и т.п.

       Как правильно указал суд, то обстоятельство, что в протоколе обыска не отражена каждая изъятая квитанция на оплату коммунальных услуг, не является основанием для признания протокола обыска недопустимым доказательством по делу, учитывая, что в протоколе отражено изъятие зеленой папки-файла и шкатулки с документацией и поскольку все изъятое в ходе обыска, в том числе и эти предметы, были упакованы, опечатаны в присутствии всех участников данного следственного действия и скреплены подписями, в том числе двух понятых, от которых заявлений и замечаний по данному факту не поступило.

      Согласно протоколу осмотра от 08.04.2016 года предметы и документы, изъятые в ходе обыска в жилище Солопахо А.С. 02.03.2016 года в значительном объеме, в том числе каждый документ, содержащийся в зеленой папке-файле и металлической шкатулке и в частности: счета-квитанции на оплату коммунальных услуг и «Ростелеком» на имя жертв, в том числе П3, П7, П1, П8, П10, П12, П4, П2, П5, П11, а также медаль «Ветеран труда» и орден «Знак Почета», похищенные из квартиры П6, фотоаппарат «Олимпус», похищенный из квартиры П1, часы с надписью «За оборону Ленинграда», похищенные из квартиры П4, бутылка ликера «Ванна Таллин» с дарственной надписью, похищенная из квартиры П11, были осмотрены, подробно описаны и сфотографированы, соответствующим постановлением следователя признаны вещественными доказательствами и приобщены к делу. Как следует из протокола осмотра и фототаблицы к нему, упаковка предметов изъятых в ходе обыска в жилище Солопахо, к началу производства осмотра нарушена не была (т.4 л.д. 45-122).

       Каких-либо нарушений, ставящих под сомнение как факт, так и законность    проведения 02.03.2016 года обыска в жилище Солопахо А.С., а также полученные в ходе проведения данного следственного действия доказательства, судом не установлено. Тщательно исследовав основания и обстоятельства проведения обыска в жилище Солопахо А.С., суд пришел к обоснованному выводу о том, что проведение обыска без судебного решения было обусловлено объективными причинами. Неотложный обыск в жилище Солопахо произведен оперуполномоченным С5 на основании поручения следователя СУ УМВД России по Московскому району Санкт-Петербурга К. в рамках возбужденного уголовного дела ( т.4 л.д. 35) Законность проведения данного обыска проверялась судом и постановлением Московского районного суда Санкт-Петербурга от 02.03.2016 года производство неотложного обыска в жилище Солопахо А.С. признано законным. Нарушения требований ст.ст.184,166 УПК РФ при проведении обыска и составлении протокола данного следственного действия не установлено. Как следует из протокола, обыск в жилище Солопахо А.С., расположенном по адресу: Санкт-Петербург, <адрес> произведен в период времени с 00 часов 00 минут до 01 часа 20 минут 02 марта 2016 года с участием как самого Солопахо А.С. и его матери С6, так и понятых С3 и С1, замечаний и заявлений от которых не поступило. Кроме того, свидетель С5 и свидетель    понятой С3 подтвердили законность выполненных с их участием следственных действий и достоверность содержания составленного протокола, удостоверенных их подписями. Вопреки доводам осужденного, из показаний свидетелей участвовавших в проведении обыска, в том числе и С3, не следует, что обыск производился в отсутствии понятых, не заявлял о таких нарушениях и сам Солопахо А.С. при производстве обыска, о чем свидетельствует отсутствие в протоколе обыска каких-либо заявлений и замечаний по этому поводу, а показания свидетеля С3 о том, что он с разрешения сотрудников полиции ненадолго отлучался из квартиры обоснованно расценены судом как не влекущие признание протокола обыска недопустимым доказательством, с учетом длительности проведения обыска         ( 1 час 20 минут). Свидетель С3 пояснил, что все указанные в протоколе предметы и документы изымались в его присутствии. Оснований для оговора подсудимого Солопахо А.С. свидетелем    С3 и его заинтересованности в исходе дела судом не установлено, не приведено таких оснований и в апелляционных жалобах.

      Ссылка в апелляционной жалобе осужденного Солопахо А.С. о том, что в приговоре искажены показания свидетеля С3 и на противоречивость показаний данного свидетеля является необоснованной, поскольку противоречит протоколу судебного заседания. Все противоречия в показаниях данного свидетеля судом устранены.

      То обстоятельство, что судом не был допрошен второй понятой Кириллов, не повлияло на выводы суда, на законность и обоснованность приговора, поскольку свидетель понятой С3 не указал на какие-либо нарушения уголовно-процессуального закона при проведении обыска, которые могли бы повлечь признание протокола обыска недопустимым доказательством в соответствии со ст. 75 УПК РФ.

Неуказание в протоколе обыска на присутствие при проведении данного следственного действия сотрудника полиции С2 не повлияло на допустимость протокола обыска как доказательства.

       Судом проверены показания свидетеля С6 ( матери осужденного) по обстоятельствам проведения обыска в жилище 02.03.2016 года, данные ею как на предварительном следствии, так и в судебном заседании и обоснованно отвергнуты ее показания, данные в судебном заседании, по мотивам не согласиться с которыми оснований у судебной коллегии не имеется, правомерно положены в основу приговора показания свидетеля С6 данные на предварительном следствии, как полученные в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и в полной мере согласующиеся с совокупностью всех иных доказательств.

        В противовес доводам осужденного следует указать, что судом тщательно исследовались обстоятельства проведения допросов свидетеля С6 в досудебном производстве по уголовному делу и не установлено каких-либо нарушений, влекущих признания недопустимыми доказательствами протоколов ее допроса, показаниям С6 судом в приговоре дана объективная оценка с которой судебная коллегия согласна.

       Анализируя позицию осужденного Солопахо А.С. и стороны защиты, как на стадии судебного разбирательства, так и в суде апелляционной инстанции, судебная коллегия отмечает, что версия о непричастности осужденного к ряду инкриминируемых преступлений основана прежде всего, на сопоставлении информации о содеянном, изложенной самим Солопахо А.С., представленными иными доказательствами по делу, в чем по его мнению, усматриваются противоречия, опровергающие выводы суда о его виновности.

        Между тем, судом правильно отмечены факты намеренного искажения Солопахо А.С. и сокрытия им значительного количества фактических обстоятельств, в том числе и в судебном заседании, что обоснованно оценено, как стремление осужденного уменьшить степень своей ответственности либо избежать ее полностью.

      Оценив изложенные показания потерпевших и свидетелей, судом не установлено данных, указывающих на их стремление оговорить осужденного, либо исказить известную им информацию, а напротив показания потерпевших и свидетелей подтверждают события, изложенные осужденным на стадии предварительного следствия о совершении им преступлений, процедуре производства процессуальных действий с его участием, в связи с чем, судом обоснованно, вопреки доводам осужденного, сделан вывод о достоверности свидетельских показаний и показаний потерпевших.

      Ссылка осужденного на то, что органами предварительного следствия не проводилось его опознание потерпевшими, не свидетельствует о невиновности Солопахо А.С., поскольку совокупность собранных и исследованных в ходе предварительного и судебного следствия доказательств, обоснованно признана судом достаточной для установления его вины.

     Что касается доводов апелляционных жалоб о незаконности производства повторного обыска, проведенного в жилище Солопахо А.С. 12.04.2016 года, то следует указать, что протокол данного следственного не был положен в основу обвинительного приговора, как не имеющий правового значения для выводов о виновности Солопахо А.С. в совершении инкриминируемых ему преступлений и квалификации его действий.

     Оснований для расширения круга подлежащих доказыванию обстоятельств, так же как и для истребования дополнительных доказательств, вызова новых свидетелей, назначения новых экспертных исследований, у суда не имелось.

      Собранные по делу доказательства, вопреки доводам стороны защиты, полно отражают обстоятельства происшедшего и являются достаточными для правильного формирования вывода о причастности Солопахо А.С. к совершенным преступлениям.

      Судом бесспорно установлен умысел Солопахо А.С. на совершение ограблений потерпевших П9, П3, П7, П6, П1, П12, П4, П2, П11 и разбоев в отношении потерпевших П8, П10, П5, П11

      Действия Солопахо А.С. в конкретных случаях охватываются объективной стороной инкриминируемых преступлений и являются формой осуществления определенно направленного умысла – хищение имущества и денежных средств потерпевших.

      Вмененные Солопахо А.С. квалифицирующие признаки « с применением насилия не опасного для жизни и здоровья в отношении потерпевших П9, П3, П7, П6, П1, П12, П4, П2, с угрозой применения насилия опасного для жизни и здоровья, с применением предмета используемого в качестве оружия в отношении потерпевших П8, П10, П5, П11, с незаконным проникновением в жилище по всем преступлениям за исключением эпизода в отношении П3 в конце мая 2015 года, полностью доказаны совокупностью исследованных и приведенных в приговоре доказательств.

      Так, из показаний П9, П3, П7, П6, П1, П12, П4, П2 судом установлено, что похищая у каждого из них имущество, Солопахо А.С. применял к ним физическую силу, связывая руки, закрывая рот различными предметами, нанося удары и толкая, отчего они падали и получали телесные повреждения, таким образом, в целях подавления их воли, чтобы они не могли препятствовать похищению у них денежных средств и имущества, совершал в отношении них насильственные действия связанные с причинением физической боли, то есть применял к ним насилие, не опасное для жизни и здоровья. Кроме того, согласно заключениям судебно-медицинских экспертиз в отношении П3, П7, П1, каждой из них были причинены ссадины и ушибы, образовавшиеся по механизму тупой травмы и часть телесных повреждений могла образоваться от связывания рук.

       Мотивируя свои выводы суд обоснованно сослался на показания потерпевших П8, П10, П5, П11 о том, что при совершении нападения на них 02.07.2015 года, 11.08.2015 года, 04.12.2015 года и 19.02.2016 года, Солопахо А.С. демонстрировал потерпевшим предмет похожий на нож( которым могли быть причинены смерть или вред здоровью и применение которого создавало реальную угрозу для жизни или здоровья потерпевших), направлял его на потерпевших, высказывая угрозы убийством и причинением тяжкого вреда здоровью, свидетельствующие о намерении применить физическое насилие и потерпевшие воспринимали угрозы нападавшего как реальные, поскольку были напуганы внезапностью и агрессивностью его действий, сопротивления не оказывали, выполняя требования подсудимого, в том числе о передаче ему денег и имущества.

      Суд апелляционной инстанции находит приведенные судом первой инстанции мотивы оценки доказательств убедительными. Какие-либо не устраненные судом существенные противоречия в доказательствах, в том числе в показаниях свидетелей в той части, в которой они признаны достоверными, требующие их истолкования в пользу осужденного, по делу отсутствуют.

       Оснований полагать, что уголовное дело было возбуждено и расследовалось в результате незаконных, с целью оговора, действий со стороны потерпевших и свидетелей, судом первой инстанции обоснованно не усмотрено, как объективно не подтвердившееся в ходе судебного разбирательства и не имеющего подтверждения в материалах представленного суду уголовного дела.

       Иные версии стороны защиты, фактически повторенные авторами апелляционных жалоб, судом справедливо признаны несостоятельными и выдвинутыми с целью избежать уголовной ответственности за содеянное в предъявленном объеме.

      Содержание исследованных судом доказательств изложено в приговоре в той части, которая имеет значение для подтверждения либо опровержения значимых для дела обстоятельств; фактов свидетельствующих о приведении в приговоре показаний допрошенных лиц либо содержания иных доказательств и документов таким образом, чтобы это искажало существо исследованных доказательств и позволяло им дать иную оценку, чем та, которая дана в приговоре, Судебной коллегией не установлено.

      Иная позиция осужденного и защитника на этот счет основана ни на чем ином, как собственной интерпретации исследованных доказательств и признания их важности для дела без учета установленных в ст.ст.87, 88 УПК РФ правил оценки доказательств, которыми в данном случае руководствовался суд.

       Что касается имеющихся в показаниях свидетелей некоторых расхождений и неполноты, отмеченных защитником и осужденным в жалобах, на которые они ссылались в суде первой инстанции, они вполне объяснимы особенностями восприятия тем или иным участником происходивших событий, их эмоциональным состоянием и степенью запоминания, длительностью прошедшего времени с момента событий, очевидцами и участниками которых они являлись ( более 2 лет после совершения Солопахо А.С. противоправных действий, проведения следственных и процессуальных действий направленных на изобличение Солопахо А.С. в совершении указанных преступлений ). Эти расхождения не носят характер существенных и не позволяют усомниться в последовательности показаний потерпевших и свидетелей на досудебной стадии и при рассмотрении дела в суде о том, что Солопахо А.С. совершал целенаправленные действия на завладение имуществом и денежными средствами потерпевших, о том, что этими лицами     или с их участием проводились те или иные следственные действия. Несогласие авторов жалоб с оценкой их доводов в этой части в приговоре, не ставит под сомнение законность и обоснованность приговора и выводы суда о виновности Солопахо А.С., которые судебная коллегия находит правильными, поскольку они основаны на материалах дела.

           Нельзя согласиться с обоснованностью доводов осужденного и защитника об односторонности и обвинительном уклоне судебного разбирательства

         Объективных данных свидетельствующих о предвзятом отношении судьи к осужденному Солопахо А.С. и личной заинтересованности последней в осуждении Солопахо А.С. в материалах дела не содержится и в апелляционных жалобах не приведено. Более того, до постановления приговора по делу не усматривали такой заинтересованности ни сам осужденный, ни его защитник, о чем можно судить на основе отсутствия с их стороны заявлений об отводе по этим причинам судьи.

          Исходя из смысла закона, неудовлетворенность той либо иной стороны по делу принятым судом решением по вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства дела, не является поводом для уличения судьи в утрате объективности и беспристрастности.

       Анализ материалов судебного следствия позволяет судебной коллегии сделать вывод о том, что принцип состязательности сторон судом не нарушен, каких-либо преимуществ стороне обвинения, по сравнению со стороной защиты, не предоставлялось. Необоснованных отказов осужденному и его защитникам в исследовании доказательств, которые могли иметь существенное значение для дела, нарушения процессуальных прав участников и норм уголовно-процессуального закона, которые могли бы повлиять на постановление законного и обоснованного приговора, либо влекущих безусловную отмену или изменение приговора, судом при рассмотрении дела в судебном заседании допущено не было. Сторона обвинения и сторона защиты активно пользовались правами предоставленными им законом, в том числе исследуя предоставляемые доказательства, участвуя в разрешении процессуальных вопросов. Основанные за законе мнения и возражения сторон, судом принимались во внимание.

           Как следует из протоколов судебных заседаний, все ходатайства, заявленные сторонами в ходе судебного разбирательства, в том числе осужденным Солопахо А.С. и защитником Палагиной Н.Г., были рассмотрены судом в полном соответствии с положениями ст.ст.121, 122 УПК РФ, по каждому из них судом вынесены постановления с соблюдением требований ст. 256, 271 УПК РФ, в которых приведены надлежащие мотивировки принятых решений, с учетом представленных по делу доказательств, наличия либо отсутствия реальной необходимости в производстве заявленных процессуальных действий с целью правильного разрешения дела и с учетом положений ст.252 УПК РФ, и не выходят за рамки судебного усмотрения, применительно к нормам ст.ст. 7, 17 УПК РФ. Сведений о нерассмотренных ходатайствах протокол судебного заседания не содержит.

           Таким образом, доводы апелляционных жалоб о нарушении ст.15 УПК РФ, предвзятости и необъективности председательствующего судьи при рассмотрении уголовного дела, утверждения о том, что суд встал на сторону обвинения, являются необоснованными.

Рассмотрение уголовного дела в отсутствие неявившихся свидетелей, указанных в апелляционных жалобах не могло помешать суду всесторонне исследовать дело, не повлекло и не могло повлиять, при наличии приведенных в приговоре доказательств, на выводы суда о виновности осужденного Солопахо А.С.,на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора.

Основания для возвращения уголовного дела прокурору в соответствии со ст.237 УПК РФ у суда отсутствовали.

       Протоколы судебного заседания составлены с соблюдением требований ст. 259 УПК РФ, показания допрошенных лиц в них отражены полно и правильно. Все протоколы судебных заседаний были вручены Солопахо А.С., что подтверждается имеющимися в материалах дела расписками, ограничений, в связи с этим, права на защиту Солопахо А.С., судебная коллегия не усматривает. Замечания на протоколы судебных заседаний были рассмотрены судом в соответствии с требованиями ст.260 УПК РФ и отклонены, о чем вынесены соответствующие постановления (т. 9 л.д.230-232, т.10 л.д.34-36, т.10 л.д.204-205, т.11 л.д. 240-241). В связи с чем, все доводы в жалобах о неполноте протоколов судебного заседания и недостоверном отражении в них происходящего в судебном заседания и показаний свидетелей, являются неосновательными. Судебная коллегия не может согласиться с утверждениями о незаконности постановлений суда от 08.02.2019 года, от 06.03.2019 года от 29.03.2019 года, поскольку они надлежащим образом мотивированны и отвечают требованиям ч.4 ст.7 УПК РФ.

       Следует отметить, что факт рассмотрения замечаний на протокол судебного заседания без вызова сторон, не противоречит требованиям уголовно-процессуального закона, в частности ст. 260 УПК РФ, закон не возлагает на суд обязанность о рассмотрении замечаний на протокол судебного заседания с обязательным участием сторон, в том числе лица, подавшего замечания.

       В противовес доводам Солопахо А.С. следует указать, что со всеми постановлениями о возбуждении уголовных дел, назначении экспертиз по уголовному делу он был ознакомлен, что подтверждено его подписями на указанных постановлениях о возбуждении уголовных и в протоколах ознакомления обвиняемого и защитника с назначением экспертиз, равно как он был ознакомлен и с постановлением о производстве предварительного следствия следственной группой от 10.05.2016 года ( т.1 л.д. 31-32). Таким образом доводы осужденного в апелляционной жалобе в этой части являются необоснованными.

       Постановлением Президиума Санкт-Петербургского городского суда от 05.09.2018 года приговор Московского районного суда Санкт-Петербурга от 20.12.2016 года в отношении Солопахо А.С. был отменен. Аргументы осужденного о нарушении его права на защиту при первом судебном разбирательстве не влияют на законность и обоснованность обжалуемого приговора от 28 марта 2019 года.

       Как видно из материалов дела и отмечено выше, все допросы Солопахо А.С. во время предварительного следствия и судебное заседание проводились с участием защитников. Защиту Солопахо А.С. во время предварительного следствия, в том числе при выполнении требований ст.ст. 215, 217 УПК РФ, выполняла адвокат по назначению следователя Пастухова С.В. и все допросы Солопахо А.С. проводились с ее участием, доводы осужденного об обратном, являются беспочвенными, опровергаются материалами уголовного дела. С материалами уголовного дела Солопахо А.С. был ознакомлен в полном объеме с участием защитника, при этом, каких-либо ходатайств, заявлений о каких-либо ограничениях во времени он не указал, равно как не указывала об этом и адвокат Пастухова С.В., не заявлялось ими также и наличии каких-либо иных обстоятельств, препятствующих качественному ознакомлению с материалами дела ( т.6 л.д. 202-203). Отводов адвокату Пастуховой С.В. обвиняемым Солопахо А.С. не заявлялось, равно как не делалось им никаких заявлений о ненадлежащем осуществлении указанным адвокатом его защиты и оказании некачественной юридической помощи. Обстоятельств препятствующих осуществлению адвокатом Пастуховой С.В. своих профессиональных обязанностей, не имелось. Таким образом, сведений о ненадлежащем исполнении адвокатом Пастуховой С.В. обязанностей защитника в деле не имеется, а доводы    осужденного о том, что адвокат появлялась лишь в конце выполнения следственных действий утверждения о том, что его допросы и ознакомление с материалами дела практически производились без защитника и он не получал квалифицированной юридической помощи, являются надуманными, объективного    подтверждения не нашли.

      Согласно ст.73 УПК РФ, судом установлены все обстоятельства, подлежащие доказыванию, в том числе : события преступлений, время место его совершения, виновность лица в совершении преступления, форма вины осужденного и мотивы.

      Требования закона по соблюдению презумпции невиновности, свободы оценки доказательств и правил их оценки, судом выполнены, в связи с чем, доводы жалобы в этой части, не могут быть признаны судебной коллегией обоснованными.

Все иные доводы, изложенные в апелляционных жалобах осужденного и защитника Палагиной Н.Г. были тщательно проверены судом и получили правильную оценку в приговоре в соответствии со ст.ст. 75, 87, 88 УПК РФ, все они сводятся к переоценке доказательств, к чему оснований у судебной коллегии не имеется.

      Приговор постановлен в соответствии с требованиями ст.ст.302,307,308 УПК РФ.

      Нарушений уголовно-процессуального закона, которые могли повлиять на объективность выводов суда о виновности осужденного Солопахо А.С., отразиться на правильности квалификации его действий, допущено не было.

Тщательный анализ и основанная на законе оценка доказательств полно и правильно приведенных в приговоре, позволили суду правильно установить фактические обстоятельства дела и обоснованно придти к выводу о доказанности вины Солопахо А.С. в совершении инкриминируемых ему преступлений. Оснований для отмены или изменения приговора по доводам апелляционных жалоб и приведенным осужденным и защитником    в судебном заседании апелляционного суда доводам, прекращения уголовного дела в отношении Солопахо А.С., для переквалификации его действий, у судебной коллегии не имеется.

      Юридическая квалификация действий осужденного Солопахо А.С. является правильной.

Наказание осужденному Солопахо А.С. назначено с соблюдением принципов законности и справедливости. При определении вида и размера наказания Солопахо А.С., судом в соответствии со ст.ст.6, 60 УК РФ, учтены характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, обстоятельства совершения преступлений, данные о личности виновного и иные обстоятельства, влияющие на назначение наказания в соответствии с главой 10 УК РФ.

В соответствии с требованиями ст. 307 ч.1 п.4 УК РФ суд привел в приговоре мотивы решения всех вопросов, относящихся к назначению уголовного наказания Солопахо А.С.

Суд всесторонне, полно и объективно исследовал данные о личности осужденного Солопахо А.С. и в соответствии с п. «и» ч.1 ст.61 УК РФ в качестве смягчающего обстоятельства по каждому преступлению учел активное способствование раскрытию и расследованию преступлений, что подтверждено его последовательными показаниями, данными в ходе предварительного следствия, признанными судом правдивыми. Кроме того,    суд учел в приговоре то, что ранее Солопахо А.С. не судим и впервые привлекается к уголовной ответственности, страдает рядом тяжелых хронических заболеваний, имеет на иждивении несовершеннолетнего ребенка, являющегося инвалидом, осуществляет уход за матерью пенсионеркой, что признано судом обстоятельствами, смягчающими наказание в соответствии с ч.2 ст.61 УК РФ.

Также судом учтены все другие данные характеризующие личность осужденного : возраст, социальное положение, то, что на учетах в наркологическом и психоневрологическом диспансерах он не состоит.

Отягчающих наказание обстоятельств, предусмотренных ст.63 УК РФ по уголовному делу не установлено.

Вместе с тем, судом обоснованно учтено, что Солопахо А.С. совершены четыре особо тяжких и девять тяжких преступлений ( ст.15 УК РФ) в отношении глубоко пожилых людей, представляющих высокую общественную опасность.

С учетом данных о личности Солопахо А.С., его отношения к содеянному, характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, фактических обстоятельств их совершения, влияния наказания на исправление осужденного и условия жизни его семьи, в целях предупреждения совершения им новых преступлений, суд обоснованно пришел к выводу о наличии оснований для назначения Солопахо А.С. наказания в виде лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима в соответствии со ст. 58 УК РФ, отсутствии оснований для применения положений ст.73 УК РФ, а также ч.6 ст.15 УК РФ. Соответствующие выводы, в том числе о том, что никакое иное наказание, кроме реального лишения свободы, не будет способствовать достижению целей наказания, установленных ст. 43 УК РФ, надлежаще мотивированны в приговоре, оснований не согласиться с ними у судебной коллегии не имеется, поскольку они основаны на материалах дела и являются объективными.

Проанализировав совокупность смягчающих обстоятельств, данные о личности Солопахо А.С., его материальное положение, при отсутствии отягчающих обстоятельств, суд пришел к выводу о применении в отношении осужденного положений ч.1 ст.62 УК РФ, а также о применении ст.64 УК РФ при назначении наказания за совершение преступлений, предусмотренных ч.3 ст.162 УК РФ, о неназначении осужденному дополнительного наказания, предусмотренного санкциями ч.2 ст.161 и ч.3 ст.162 УК РФ – штрафа, ограничения свободы, а также о применении принципа частичного, а не полного сложения наказаний при назначении наказания по совокупности преступлений в соответствии с ч.3 ст.69 УК РФ, с чем суд апелляционной инстанции соглашается.

Вопреки доводам осужденного, суд пришел к правильному выводу о том, что установленные судом фактические обстоятельства, при которых Солопахо А.С. были совершены преступления, степень общественной опасности данных преступлений, данные о личности осужденного, исключают возможность применения к осужденному положений ч.6 ст.15 УК РФ об изменении категории преступления и ст.73 УК РФ –назначения ему условного осуждения, о чем обоснованно указал в приговоре. Оснований сомневаться в объективности суда не имеется. Все установленные по делу смягчающие и заслуживающие внимание обстоятельства, данные о личности осужденного, известные суду, в том числе те, на которые ссылались осужденный и защитник, учтены и приняты во внимание в приговоре в полной мере, оснований для их повторного учета и для переоценки выводов суда, не имеется.

Никаких других обстоятельств, которые не были исследованы судом и могли повлиять на правильность выбора вида и размера наказания, свидетельствующих о чрезмерной суровости назначенного наказания, по делу не имеется.

Судом выполнены требования об индивидуальном подходе при назначении наказания и в достаточной степени учтено влияние наказания на исправление осужденного и условия жизни его семьи.

Медицинских документов, свидетельствующих о том, что Солопахо А.С. не может по состоянию здоровья отбывать назначенное ему наказание в виде реального лишения свободы, судам первой и апелляционной инстанции не представлено.

Нарушений требований Общей части Уголовного Кодекса РФ, судом не допущено, общие принципы и начала назначения наказания, предусмотренные ст. ст. 6, 60 УК РФ судом соблюдены.

Таким образом, судебная коллегия находит назначенное Солопахо А.С., как за совершение каждого преступления, так и по совокупности преступлений наказание справедливым и соразмерным содеянному, соответствующим общественной опасности совершенного им преступления и личности виновного, закрепленным в уголовном законодательстве Российской Федерации принципам гуманизма и справедливости ( ст.ст.6,7 УК РФ) и полностью отвечающим задачам исправления осужденного и предупреждения совершения им новых преступлений.

Вид исправительного учреждения, в котором Солопахо А.С. надлежит отбывать назначенное наказание, определен судом в строгом соответствии с ч.1 ст. 58 УК РФ

На основании ч.3.2 ст.72 УК РФ период и размер зачета времени содержания под стражей осужденного, судом указаны верно. У суда апелляционной инстанции не имеется оснований не соглашаться с выводами суда.

При таких обстоятельствах, оснований для смягчения наказания осужденному, судебная коллегия не усматривает.

Гражданские иски потерпевших П5, П6 П11 рассмотрены судом в соответствии с требованиями законодательства.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 389.13, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, судебная коллегия

                                             О П Р Е Д Е Л И Л А:

     Приговор Московского районного суда Санкт-Петербурга от 28 марта 2019 года в отношении СОЛОПАХО АЛЕКСАНДРА СЕРГЕЕВИЧА оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденного Слопахо А.С. и адвоката Палагиной Н.Г. – без удовлетворения.

                      Председательствующий:

                                               Судьи:

Рейтинг@Mail.ru

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс».