Дело №33-20377/2019

Номер дела: 33-20377/2019

Уникальный идентификатор: 61RS0061-01-2019-000726-98

Дата начала: 11.11.2019

Суд: Ростовский областной суд

:
Категория
Трудовые споры / Иные споры, связанные с государственной или муниципальной службой
Стороны по делу (третьи лица)
Вид лица Лицо Перечень статей Результат
ОТВЕТЧИК Батрамеева Ирина Владимировна
ИСТЕЦ государственное унитарное предприятие Ростовской области Ростовоблфармация
ОТВЕТЧИК Коробова Наталья Викторовна
Движение дела
Наименование события Результат события Основания Дата
Судебное заседание Вынесено решение решение (осн. требов.) отменено полностью с вынесением нового решения 02.01.2020
Дело сдано в отдел судебного делопроизводства 02.01.2020
Передано в экспедицию 02.01.2020
 

Определение

Судья: Тютюнников А.С.             дело № 33-20377/2019

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

28 ноября 2019 года                          г. Ростов-на-Дону

Судебная коллегия по гражданским делам Ростовского областного суда в составе председательствующего Татуриной С.В.,

судей Корниенко Г.Ф., Шамрай М.С.

при секретаре Димитровой В.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело № 2560/2019 по иску ГУП Ростовской области «Ростовоблфармация» к Батрамеевой И.В., Коробовой Н.В. о возмещении ущерба, причиненного работниками при исполнении трудовых обязанностей, по апелляционной жалобе Коробовой Н.В. на решение Шолоховского районного суда Ростовской области от 06 сентября 2019 года.

Заслушав доклад судьи Корниенко Г.Ф., судебная коллегия

установила:

Государственное унитарное предприятие Ростовской области «Ростовоблфармация» (далее - ГУП РО «Ростовоблфармация») обратилось в суд с исковым заявлением к Батрамеевой И.В. и Коробовой Н.В. о взыскании денежных средств в сумме 79 913,46 руб., указав в обоснование требований, что Батрамеева И.В. и Коробова Н.В. являлись работниками ГУП РО «Ростовоблфармация», на основании трудовых договоров НОМЕР ОБЕЗЛИЧЕН и НОМЕР ОБЕЗЛИЧЕН осуществляли трудовую деятельность в аптеке №1 по адресу: Ростовская область, Шолоховский р-н, ст. Вешенская, ул. Советская, 1б.

В указанной аптеке 26.10.2017г. на основании приказа от 25.10.2017г. НОМЕР ОБЕЗЛИЧЕН была проведена инвентаризация, которой были выявлены излишки 201,50 руб. и недостача по товару 47 787,97 руб.

01.12.2017г. в аптеке НОМЕР ОБЕЗЛИЧЕН на основании приказа от 28.11.2017г. НОМЕР ОБЕЗЛИЧЕН проведена повторная инвентаризация, по результатам которой были выявлены излишки 15 774, 45 руб. и недостача по товару 48 478,03 руб.

06.12.2017г. на основании приказа от 05.12.2017г. НОМЕР ОБЕЗЛИЧЕН проведена повторная инвентаризация в аптеке №1, в результате которой выявлены излишки 6 981,95 руб. и недостача по товару 13 761,94 руб.

По итогам трех инвентаризаций сумма излишков составила 22 957,09 руб., сумма недостачи - 110 027,94 руб., что было выявлено во время осуществления трудовой деятельности сотрудниками ГУП РО «Ростовоблфармация» консультантами аптеки Батрамеевой И.В. и Коробовой Н.В. В соответствии со служебной запиской ГУП РО «Ростовоблфармация», на основании положений ГК РФ, предприятие произвело взаимозачет сумм недостачи и излишков. Итоговая сумма недостачи составила 98 636,42 руб. Батрамеева И.В. и Коробова Н.В. с результатами инвентаризации были ознакомлены, пояснить возникшую недостачу затруднились, взяли на себя обязательства по возмещению материального ущерба, причиненного ГУП РО «Ростовоблфармация».

У Батрамеевой И.В. из заработной платы была удержана денежная сумма в размере 9 122,00 руб., размер ее задолженности составляет 41 908,21 руб. У Коробовой Н.В. из заработной платы была удержана денежная сумма в размере 11312,96 руб., размер ее задолженности составляет 38 005,25 руб.

Истец просил суд взыскать в пользу ГУП РО «Ростовоблфармация» с Батрамеевой И.В. денежную сумму в размере 41908,21 руб., с Коробовой Н.В. денежную сумму в размере 38005,25 руб. и солидарно -уплаченную государственную пошлину в размере 3159 руб.

Решением Шолоховского районного суда Ростовской области от 06 сентября 2019 года исковые требования удовлетворены частично. Суд взыскал в пользу Государственного унитарного предприятия Ростовской области «Ростовоблфармация» с Батрамеевой И.В. причиненный ущерб в размере 40 196, 21 руб., расходы по оплате государственной пошлины в размере 1405, 89 руб., а всего 41602, 01 руб.; с Коробовой Н.В. - причиненный ущерб в размере 38 005,25 руб., расходы по оплате государственной пошлины в размере 1340,16 руб., а всего 39 345, 41 руб. В остальной части иска отказано.

В апелляционной жалобе Коробова Н.В. просит решение суда отменить, как незаконное и необоснованное, принять по делу новое решение, с учетом нарушений, допущенных руководством ГУП РО «Ростовоблфармация», указывая, что суд при рассмотрении дела не учел, что при устройстве Коробовой Н.В. на работу в ГУП РО «Ростовоблфармация» не была проведена инвентаризация, документов о согласии приступить к работе без проведения инвентаризации подписано не было. Это объяснялось тем, что инвентаризация была проведена месяц назад при увольнении сотрудницы, как отмечало руководство ГУП РО «Ростовоблфармация», претензий и недостачи в ходе ревизии выявлено не было. В дальнейшем апеллянтом были выявлены нарушения при проведении этой инвентаризации, которая была проведена сотрудниками аптеки №1 без присутствия представителей бухгалтерии ГУП РО «Ростовоблфармация». В течение рабочего периода Коробовой Н.В. были выявлены махинации с денежными средствами ее напарницей, о чем было доложено бухгалтеру ФИО17 Напарницей апеллянта несколько раз проводились списания товара аптечным пунктам, которых уже по факту не существовало, что было выявлено бухгалтером. При этом в течение месяца напарница работала одна.

В письменных возражениях на апелляционную жалобу ГУП РО «Ростовоблфармация» просит решение оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

В заседании суда апелляционной инстанции представитель ГУП РО «Ростовоблфармация», действующий на основании доверенности, просил решение суда оставить без изменения, апелляционную жалобу – без удовлетворения.

        Дело рассмотрено в порядке ст. 167 ГПК РФ в отсутствие Коробовой Н.В. и Батрамеевой И.В., извещенных о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы надлежащим образом, о чем имеются в материалах дела отчеты об отслеживании отправлений внутрироссийского почтового идентификатора, размещенного на официальном сайте ФГУП «Почта России» pochta.ru и уведомление (л.д. 111-112, 114).

При этом судебная коллегия отмечает, что ответчик Батрамеева И.В. извещалась судом о времени месте рассмотрения дела по последнему известному суду адресу, однако согласно отметкам на конверте, почтовая корреспонденция была возвращена в суд в связи с истечением срока хранения (л.д.108).

В ч. 4 ст. 113, ч. 2 ст. 117 ГПК РФ указано, что судебное извещение, адресованное лицу, участвующему в деле, направляется по адресу, указанному лицом, участвующим в деле, или его представителем. Адресат, отказавшийся принять судебную повестку или иное судебное извещение, считается извещенным о времени и месте судебного разбирательства.

В соответствии с п. 1 ст. 165.1 ГК РФ, сообщение считается доставленным и в тех случаях, если оно поступило лицу, которому оно направлено (адресату), но по обстоятельствам, зависящим от него, не было ему вручено или адресат не ознакомился с ним.

Согласно разъяснениям, данным в п. 68 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (пункты 67, 68), юридически значимое сообщение считается доставленным и в тех случаях, если оно поступило лицу, которому оно направлено, но по обстоятельствам, зависящим от него, не было ему вручено или адресат не ознакомился с ним (п. 1 ст. 165.1 Гражданского кодекса РФ). Риск неполучения поступившей корреспонденции несет адресат. Положения статьи 165.1 ГК РФ подлежат применению также к судебным извещениям и вызовам, если гражданским процессуальным или арбитражным процессуальным законодательством не предусмотрено иное.

Применительно к п. 35 Правил оказания услуг почтовой связи, утвержденных приказом Минкомсвязи России № 234 от 31.07.2014 г., и ч. 2 ст. 117 ГПК Российской Федерации отказ в получении почтовой корреспонденции, о чем свидетельствует ее возврат по истечении срока хранения, следует считать надлежащим извещением о слушании дела.

Учитывая, что неполучение указанным лицом направляемых судом извещений о времени и месте рассмотрения дела свидетельствует об отказе от реализации своего права на непосредственное участие в судебном разбирательстве дела и иных процессуальных прав, судебная коллегия в соответствии со ст.ст. 167, 327 ГПК РФ находит возможным рассмотреть апелляционную жалобу в отсутствие не явившихся лиц.

Ознакомившись с материалами дела, выслушав представителя истца, обсудив доводы апелляционной жалобы, проверив законность оспариваемого судебного решения, судебная коллегия приходит к выводу о наличии оснований, предусмотренных ст.330 ГПК РФ, для отмены решения суда первой инстанции.

Судом первой инстанции установлено и материалами дела подтверждается, что стороны состояли в трудовых отношениях на основании заключенных в разное время между работодателем ГУП РО «Ростовоблфармация» и работниками - ответчиками трудовых договоров.

Батрамеева И.В. работала в ГУП РО «Ростовоблфармация» с 30.10.2015г. на основании трудового договора от 30.10.2015г. НОМЕР ОБЕЗЛИЧЕН в должности консультанта, место работы – аптека №1 ст-ца Вешенская, регион 3 (л.д.7-10).

Коробова Н.В. работала в ГУП РО «Ростовоблфармация» с 06.07.2017г. на основании трудового договора от 06.07.2017г. НОМЕР ОБЕЗЛИЧЕН в должности консультанта, место работы – аптека №1 ст-ца Вешенская, регион 3 (л.д.54-58).

Между ГУП РО «Ростовоблфармация» и членами коллектива (бригады) Аптеки № 1, расположенной по адресу: ст.Вешенская, ул.Советская, 1б, именуемыми в дальнейшем «Коллектив (бригада)» в лице бригадира Батрамеевой И.В., члена бригады Коробовой Н.В., 06.07.2017г. заключен договор о полной коллективной (бригадной) материальной ответственности, согласно которому коллектив (бригада) принимает на себя коллективную (бригадную) материальную ответственность за ненадлежащее выполнение отдельных видов работ, связанных с хранением, обработкой, продажей (отпуском), перевозкой, применением или иным использованием переданных им ценностей, хранящихся в аптеке №1, расположенной по адресу: ст.Вешенская, ул.Советская, 1 б, а также за ущерб, возникший у работодателя в результате возмещения им ущерба иным лицам. Работодатель обязался создать коллективу (бригаде) условия, необходимые для надлежащего исполнения принятых обязательств по этому договору (л.д.68-70).

Дата подписания договора о полной коллективной (бригадной) материальной ответственности членами коллектива (бригады) в договоре не указана.

При этом в материалах дела отсутствуют сведения о том, каким образом в день приема Коробовой Н.В. на работу и заключения указанного договора о полной коллективной (бригадной) материальной ответственности от 06.07.2017г коллективу (бригаде) были переданы товарно-материальные ценности, отсутствуют акты приема-передачи, инвентаризационная опись.

Как указал истец, работодателем проведены три инвентаризации: 26.10.2017г., 01.12.2017г. и 06.12.2017г.

В материалах дела имеется не заверенная копия акта результатов инвентаризации 26.10.2017г., подписанного председателем и тремя членами инвентаризационной комиссии, без расшифровки подписей, в котором указано, что инвентаризация проведена на основании приказа НОМЕР ОБЕЗЛИЧЕН от 25.10.2017г., согласно акту подлежит взыскать с виновных 47 787,97 руб., оприходовано (излишки) 201,50 руб. (л.д.75). Истцом представлены копии объяснительных от 26.10.2017г. Батрамеевой И.В., которая не смогла объяснить, как все это получилось и Коробовой Н.В., которая объяснила наличие недостачи невнимательностью и отсутствием инвентаризации при приеме на работу (л.д.72, 73).

Акт инвентаризации наличных денежных средств, находящихся по состоянию на 01.12.2017г., в котором имеется подпись материально ответственного лица Батрамеевой И.В., председателя комиссии и всех членов комиссии, с расшифровкой их подписей, согласно которому результаты инвентаризации: излишек и недостачи нет (л.д.76). Представлен акт от 01.12.2017г. об отказе работников Батрамеевой И.В. и Коробовой Н.В. от предоставления объяснений по факту недостачи товара в аптеке №1, выявленной в результате инвентаризации согласно приказа №НОМЕР ОБЕЗЛИЧЕН от 28.11.2017г. (л.д.71).

Копия акта результатов инвентаризации 06.12.2017г., подписанного председателем инвентаризационной комиссии и 4 членами комиссии, без расшифровки подписей, в котором указано, что инвентаризация проведена на основании приказа НОМЕР ОБЕЗЛИЧЕН от 05.12.2017г., согласно акту подлежит взыскать с виновных 13761,94 руб., оприходовано (излишки) 6981,95 руб. (л.д.78). Согласно объяснительной Коробовой Н.В. от 06.12.2017г., что недостача в сумме 13 761,94 руб. образовалась в результате некорректно проведенных ранее инвентаризаций. Принимала аптеку без инвентаризации 06.07.2017г. (л.д.79).

В материалы дела истцом представлено служебное расследование ГУП РО «Ростовоблфармация» от 05.04.2018г. по факту выявленной недостачи ТМЦ в АП №1 (Ростовская область, ст. Вешенская, ул.Советская, 1б) с указанием основания: приказ о создании комиссии для проведения служебного расследования от 04.12.2017г. №10.1-01/041217-8 (л.д.87-88).

Согласно указанному расследованию комиссия пришла к выводу, что Батрамеевой И.В. и Коробовой Н.В. допущено виновное бездействие, выраженное в неисполнении своих должностных обязанностей. Оно послужило причиной утраты материальных ценностей, вверенных работникам. При этом приложениями к заключению указаны копии актов инвентаризации от 26.10.2017г.; от 01.12.2017г.; от 06.12.2017г., копия приказа от 04.12.2-17г. о проведении внутреннего служебного расследования НОМЕР ОБЕЗЛИЧЕН, копии объяснительных Батрамеевой И.В. и Коробовой Н.В. от 26.10.2017г., копии актов об отказе работника предоставить объяснения от 01.12.2017г. и от 06.12.2017г., копия с/з финансового директора ФИО18 от 20.12.2017г., копии трудовых договоров. Согласно объяснительной Батрамеевой И.В. от 23.03.2018г. по поводу недостачи, выявленной в результате инвентаризации, произошел сбой в компьютерной программе (л.д.74).

В расследовании указано, что в соответствии со служебной запиской финансового директора ФИО19 и согласованием директора ГУП РО «Ростовоблфармация» ФИО7 и в соответствии с положениями ТК РФ, предприятие производит взаимозачет сумм недостачи и излишков. Итогом всех результатов инвентаризации перезачету подлежит излишек суммы в размере 13 417,44 руб., а итоговая сумма недостачи составляет 98 636,42 руб., а сумма прочих излишков 11 566,38 руб. будет оприходована на прочие доходы предприятия. В рамках расследования размер ущерба, причиненный каждым работником с учетом степени их вины, длительности работы и других критериев не устанавливался.

Копия служебной записки от 20.12.2017г. приобщена к материалам дела, в ней имеются неоговоренные исправления в суммах, при этом указано, что излишек будет оприходован на прочие доходы, а недостача подлежит взысканию с материально-ответственных лиц (л.д.15).

Разрешая спор в отсутствие ответчиков и удовлетворяя исковые требования ГУП РО «Ростовоблфармация», суд первой инстанции руководствовался ст.ст.238-239, 241-243, 247 Трудового кодекса Российской Федерации, исходя из положений статьи 238 Трудового кодекса Российской Федерации и полагая, что коллективом работников был причинен прямой действительный ущерб работодателю ГУП РО «Ростовоблфармация», которым договор о полной коллективной материальной ответственности, заключен с ответчиками правомерно, факт наличия недостачи товаров подтвержден совокупностью объективных доказательств по делу, пришел к выводу о взыскании с работников, ответчиков по делу, суммы причиненного ими работодателю ущерба, поскольку доказательств отсутствия их вины в причинении ущерба при исполнении трудовых обязанностей при рассмотрении дела ответчиками не представлено, а в добровольном порядке ответчики ущерб не погасили. При этом суд пришел к выводу о том, что истцом неверно рассчитан размер ущерба, подлежащего взысканию, в связи с чем суд счел необходимым удовлетворить заявленные требования частично, произведя самостоятельно расчет размера сумм, подлежащих взысканию.

С такими выводами суда первой инстанции судебная коллегия согласиться не может, считает, что они сделаны судом при неправильном применении и толковании норм материального права, неприменении судом подлежащих применению к спорным правоотношениям норм материального права о коллективной материальной ответственности. Доводы апелляционной жалобы, по мнению судебной коллегии, заслуживают внимания.

Условия наступления материальной ответственности стороны трудового договора установлены ст.233 Трудового кодекса Российской Федерации, в соответствии с которой материальная ответственность стороны трудового договора наступает за ущерб, причиненный ею другой стороне этого договора в результате ее виновного противоправного поведения (действий или бездействия), если иное не предусмотрено данным кодексом или иными федеральными законами. Каждая из сторон трудового договора обязана доказать размер причиненного ей ущерба.

Главой 39 Трудового кодекса Российской Федерации «Материальная ответственность работника» определены условия и порядок возложения на работника, причинившего работодателю имущественный ущерб, материальной ответственности, в том числе и пределы такой ответственности.

В соответствии с ч. 1 ст. 238 Трудового кодекса Российской Федерации Работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб. Неполученные доходы (упущенная выгода) взысканию с работника не подлежат. Под прямым действительным ущербом понимается реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества (в том числе имущества третьих лиц, находящегося у работодателя, если работодатель несет ответственность за сохранность этого имущества), а также необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение, восстановление имущества либо на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам (ч.2 ст.238 ТК Российской Федерации).

За причиненный ущерб работник несет материальную ответственность в пределах своего среднего месячного заработка, если иное не предусмотрено данным кодексом или иными федеральными законами (ст.241 Трудового кодекса Российской Федерации).

Полная материальная ответственность работника состоит в его обязанности возмещать причиненный работодателю прямой действительный ущерб в полном размере (ч.1 ст. 242 Трудового кодекса Российской Федерации).

Частью 2 статьи 242 Трудового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба может возлагаться на работника лишь в случаях, предусмотренных этим кодексом или иными федеральными законами.

Перечень случаев возложения на работника материальной ответственности в полном размере причиненного ущерба приведен в статье 243 Трудового кодекса Российской Федерации.

Так, в соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 243 Трудового кодекса Российской Федерации материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба возлагается на работника в случае недостачи ценностей, вверенных ему на основании специального письменного договора или полученных им по разовому документу.

Статьей 244 ТК РФ в качестве основания для возложения на работников полной материальной ответственности за недостачу вверенных им товарно-материальных ценностей предусмотрено наличие заключенных между этими работниками и их работодателями письменных договоров о полной индивидуальной или коллективной (бригадной) материальной ответственности.

Частями первой и второй статьи 245 ТК РФ определено, что при совместном выполнении работниками отдельных видов работ, связанных с хранением, обработкой, продажей (отпуском), перевозкой, применением или иным использованием переданных им ценностей, когда невозможно разграничить ответственность каждого работника за причинение ущерба и заключить с ним договор о возмещении ущерба в полном размере, может вводиться коллективная (бригадная) материальная ответственность. Письменный договор о коллективной (бригадной) материальной ответственности за причинение ущерба заключается между работодателем и всеми членами коллектива (бригады).

По договору о коллективной (бригадной) материальной ответственности ценности вверяются заранее установленной группе лиц, на которую возлагается полная материальная ответственность за их недостачу. Для освобождения от материальной ответственности член коллектива (бригады) должен доказать отсутствие своей вины (ч.3 ст. 245 ТК РФ).

При добровольном возмещении ущерба степень вины каждого члена коллектива (бригады) определяется по соглашению между всеми членами коллектива (бригады) и работодателем. При взыскании ущерба в судебном порядке степень вины каждого члена коллектива (бригады) определяется судом (часть четвертая статьи 245 ТК РФ).

Согласно части второй статьи 244 ТК РФ перечни работ и категорий работников, с которыми могут заключаться письменные договоры о полной индивидуальной или коллективной (бригадной) материальной ответственности, а также типовые формы этих договоров утверждаются в порядке, устанавливаемом Правительством Российской Федерации.

Такой перечень работ, при выполнении которых может вводиться полная коллективная (бригадная) материальная ответственность за недостачу вверенного имущества, и типовая форма договора о полной коллективной (бригадной) материальной ответственности содержатся в приложениях № 3 и 4 к постановлению Министерства труда и социального развития Российской Федерации от 31.12.2002 г. № 85 «Об утверждении перечня должностей и работ, замещаемых или выполняемых работниками, с которыми работодатель может заключать письменные договоры о полной индивидуальной или коллективной (бригадной) материальной ответственности, а также типовых форм договоров о полной материальной ответственности».

Как следует из содержания типовой формы договора о полной коллективной (бригадной) материальной ответственности, решение работодателя об установлении полной коллективной (бригадной) материальной ответственности оформляется приказом (распоряжением) работодателя и объявляется коллективу (бригаде). Приказ (распоряжение) работодателя об установлении полной коллективной (бригадной) материальной ответственности прилагается к договору о полной коллективной (бригадной) материальной ответственности. Комплектование вновь создаваемого коллектива (бригады) осуществляется на основе принципа добровольности. При включении в состав коллектива (бригады) новых работников принимается во внимание мнение коллектива (бригады). Руководитель коллектива (бригадир) назначается приказом (распоряжением) работодателя. При этом принимается во внимание мнение коллектива (бригады). При смене руководства коллектива (бригадира) или при выбытии из коллектива (бригады) более 50 процентов от его первоначального состава договор должен быть перезаключен.

В пункте 14 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16.11.2006 г. № 52 «О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю» дано разъяснение о том, что, если иск о возмещении ущерба заявлен по основаниям, предусмотренным статьей 245 ТК РФ (коллективная (бригадная) материальная ответственность за причинение ущерба), суду необходимо проверить, соблюдены ли работодателем предусмотренные законом правила установления коллективной (бригадной) материальной ответственности, а также ко всем ли членам коллектива (бригады), работавшим в период возникновения ущерба, предъявлен иск. Если иск предъявлен не ко всем членам коллектива (бригады), суд, исходя из статьи 43 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, вправе по своей инициативе привлечь их к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, на стороне ответчика, поскольку от этого зависит правильное определение индивидуальной ответственности каждого члена коллектива (бригады). Определяя размер ущерба, подлежащего возмещению каждым из работников, суду необходимо учитывать степень вины каждого члена коллектива (бригады), размер месячной тарифной ставки (должностного оклада) каждого лица, время, которое он фактически проработал в составе коллектива (бригады) за период от последней инвентаризации до дня обнаружения ущерба.

Из приведенных норм материального права и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по их применению следует, что коллективная (бригадная) материальная ответственность за причинение ущерба может вводиться только при совместном выполнении работниками отдельных видов работ, связанных с хранением, обработкой, продажей (отпуском), перевозкой, применением или иным использованием переданных им ценностей, когда невозможно разграничить ответственность каждого работника за причинение ущерба и заключить с ним договор о возмещении ущерба в полном размере. Решение работодателя об установлении полной коллективной (бригадной) материальной ответственности оформляется приказом (распоряжением) работодателя. При этом коллективная (бригадная) материальная ответственность за причинение ущерба наступает лишь в случае, когда все члены коллектива (бригады) добровольно принимают на себя такую ответственность. Одним из оснований для возложения на коллектив работников материальной ответственности в полном размере за ущерб, причиненный работодателю, является наличие единого письменного договора о коллективной (бригадной) материальной ответственности, заключенного со всеми членами коллектива (бригады) работников в соответствии с типовой формой договора о полной коллективной (бригадной) материальной ответственности, утвержденной постановлением Министерства труда и социального развития Российской Федерации от 31.12.2002 г. № 85.

Обязанность доказать наличие оснований для заключения договора о коллективной (бригадной) материальной ответственности за причинение ущерба и соблюдение правил заключения такого договора возложена законом на работодателя. Невыполнение работодателем требований трудового законодательства о порядке и условиях заключения договора о коллективной (бригадной) материальной ответственности является основанием для освобождения работника от обязанности возместить причиненный по его вине ущерб в полном размере, превышающем его средний месячный заработок.

При взыскании с коллектива (бригады) работников причиненного работодателю материального ущерба в судебном порядке суду необходимо проверить, соблюдены ли работодателем предусмотренные законом правила установления коллективной (бригадной) материальной ответственности, а также определить степень вины в причинении ущерба работодателю каждого члена коллектива (бригады) работников.

Таким образом, к обстоятельствам, имеющим значение для правильного разрешения настоящего спора, обязанность доказать которые возлагается на работодателя, относятся: наличие прямого действительного ущерба у работодателя - ГУП РО «Ростовоблфармация» и его размер; наличие оснований для привлечения работников ГУП РО «Ростовоблфармация» к ответственности в полном размере причиненного ущерба; соблюдение работодателем предусмотренных законом правил установления коллективной (бригадной) материальной ответственности коллектива аптеки №1, расположенной по адресу: Ростовская область, ст. Вешенская, ул.Советская, 1б; противоправность действий или бездействия работников ГУП РО «Ростовоблфармация», входящих в состав коллектива (бригады) работников названного магазина, с которым работодателем был заключен договор о полной коллективной (бригадной) материальной ответственности; причинная связь между поведением этих работников, в том числе Коробовой Н.В. и наступившим у ГУП РО «Ростовоблфармация» ущербом; степень вины каждого члена коллектива (бригады) работников в причинении ущерба ГУП РО «Ростовоблфармация».

Судом первой инстанции не учтены нормы трудового законодательства, регулирующие условия и порядок возложения на работника ответственности за имущественный вред, причиненный работодателю работником при исполнении трудовых обязанностей, в том числе нормы о коллективной (бригадной) ответственности работников, вследствие чего не были установлены названные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения данного спора, и, соответственно, не установлены обязательные условия для возложения на коллектив (бригаду) работников ГУП РО «Ростовоблфармация», в том числе на Коробову Н.В., материальной ответственности за ущерб, наступивший у ГУП РО «Ростовоблфармация».

Суд первой инстанции не проверил, соблюдены ли правила заключения договора о полной коллективной (бригадной) материальной ответственности, и не принял во внимание, что имеющаяся в материалах дела копия договора о полной коллективной (бригадной) материальной ответственности от 06.07.2017г. (л.д.68-70) не соответствует требованиям, установленным постановлением Министерства труда и социального развития Российской Федерации от 31.12.2002 г. №85, а именно: из содержания договора невозможно установить, кто из работников и когда включался в состав коллектива (бригады) и исключался из него; каким образом осуществлялся прием, хранение и передача имущества. В договоре также не установлены способы распределения ответственности между членами коллектива, не определены способы погашения возникшего обязательства по недостаче или порче имущества, порядок выявления степени виновности каждого члена коллектива, не отражены адреса участников коллектива (бригады).

Отсутствует в деле и решение работодателя ГУП РО «Ростовоблфармация» об установлении полной коллективной (бригадной) материальной ответственности коллектива работников аптеки №1, оформленное приказом (распоряжением) работодателя и являющееся обязательным приложением к договору о полной коллективной (бригадной) материальной ответственности в соответствии с п.2.1 Договора о полной коллективной (бригадной) материальной ответственности от 06.07.2017г.

Кроме того, согласно п.2.3 указанного договора руководство коллективом (бригадой) возлагается на бригадира Батрамееву И.В. Руководитель коллектива (бригадир) назначается приказом (распоряжением) работодателя. При этом принимается во внимание мнение коллектива (бригады). Однако, в материалы дела истцом, в нарушение требований Постановления Министерства труда и социального развития Российской Федерации от 31.12.2002 г. № 85 и условий договора, не представлен приказ работодателя, в котором бы была отражена информация о формировании коллектива (бригады), о назначении руководителя коллектива (бригады), о заключении договора о полной коллективной (бригадной) материальной ответственности, а также не представлены сведения об ознакомлении с данным приказом ответчиков.

Не исполнена судом первой инстанции и предусмотренная ч. 4 ст.245 ТК РФ обязанность по определению степени вины каждого члена коллектива (бригады) работников в причинении ущерба работодателю, что в итоге повлияло на определение размера ущерба, подлежащего возмещению каждым из ответчиков.

Судебная коллегия находит обоснованными доводы апелляционной жалобы о нарушениях, допущенных работодателем при передаче товарно-материальных ценностей и при проведении инвентаризации товарно-материальных ценностей, учитывая при этом, что судом первой инстанции не проверялось соблюдение работодателем требований закона во время проведения инвентаризации товарно-материальных ценностей, находящихся в аптеке №1.

Разрешая спор и соглашаясь с доводами истца, суд первой инстанции исходил из того, что работник заключил договор о коллективной (бригадной) ответственности, в связи с чем, работодателю следовало доказать размер причиненного ущерба, что было подтверждено результатами инвентаризации, а работнику - отсутствие вины в причиненном ущербе, доказательств чему представлено не было.

Принимая в качестве доказательств наличия прямого действительного ущерба, причиненного ответчиками ГУП РО «Ростовоблфармация», а также размера этого ущерба представленные истцом в суд первой инстанции копию акта инвентаризации от 26.10.2017г., служебной записки главного бухгалтера ФИО6 от 20.12.2017г., служебное расследование ГУП РО «Ростовоблфармация» от 05.04.2018г. по факту выявленной недостачи ТМЦ в АП №1 (Ростовская область, ст. Вешенская, ул.Советская, 1б), и объяснения Батрамеевой И.В. от 26.10.2017г. и от 23.03.2018г. о том, что недостача произошла в результате сбоя программы, объяснение Коробовой Н.В. от 26.10.2017г. которая пояснила факт недостачи своей невнимательностью и отсутствием инвентаризации при приеме на работу, суд первой инстанции не проверил соблюдение работодателем порядка проведения 26.10.2017г., 01.12.2017г. и 06.12.2017г. инвентаризаций товарно-материальных ценностей, находящихся в аптеке №1, расположенной по адресу: Ростовская область, ст. Вешенская, ул.Советская, 1б, при том, что факт недостачи может считаться подтвержденным только при условии выполнения в ходе инвентаризации всех необходимых проверочных мероприятий, результаты которых должны быть оформлены документально в установленном законом порядке.

Согласно п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 52 от 16.11.2006 г. «О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю», при оценке доказательств, подтверждающих размер причиненного работодателю ущерба, суду необходимо иметь в виду, что в соответствии с частью первой статьи 246 Трудового кодекса Российской Федерации при утрате и порче имущества он определяется по фактическим потерям, исчисляемым исходя из рыночных цен, действующих в данной местности на день причинения ущерба, но не ниже стоимости имущества по данным бухгалтерского учета с учетом степени износа этого имущества.

В соответствии с п. 1 ст. 9 Федерального закона от 06.12.2011г. № 402ФЗ «О бухгалтерском учете» (далее - Федеральный закон от 06.12.2011г. №402-ФЗ) каждый факт хозяйственной жизни подлежит оформлению первичным учетным документом.

Согласно части 2 статьи 11 Федерального закона от 06.12.2011 г. №402ФЗ при инвентаризации выявляется фактическое наличие соответствующих объектов, которое сопоставляется с данными регистров бухгалтерского учета.

В части 3 статьи 11 Федерального закона от 06.12.2011 г. № 402-ФЗ определено, что случаи, сроки и порядок проведения инвентаризации, а также перечень объектов, подлежащих инвентаризации, определяются экономическим субъектом, за исключением обязательного проведения инвентаризации. Обязательное проведение инвентаризации устанавливается законодательством Российской Федерации, федеральными и отраслевыми стандартами.

Выявленные при инвентаризации расхождения между фактическим наличием объектов и данными регистров бухгалтерского учета подлежат регистрации в бухгалтерском учете в том отчетном периоде, к которому относится дата, по состоянию на которую проводилась инвентаризация (часть 4 статьи 11 Федерального закона от 06.12.2011 г. № 402-ФЗ).

Приказом Министерства финансов Российской Федерации от 29.07.1998г. № 34н утверждено Положение по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в Российской Федерации, пунктом 27 которого установлено, что проведение инвентаризации является обязательным в том числе при смене материально-ответственных лиц, при выявлении фактов хищения, злоупотребления или порчи имущества.

В соответствии с пунктами 26, 28 названного положения инвентаризация имущества и обязательств проводится для обеспечения достоверности данных бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности, в ходе ее проведения проверяются и документально подтверждаются наличие, состояние и оценка указанного имущества и обязательств. При этом выявленные при инвентаризации расхождения между фактическим наличием имущества и данными бухгалтерского учета отражаются на счетах бухгалтерского учета.

Приказом Министерства финансов Российской Федерации от 13.06.1995г. № 49 утверждены Методические указания по инвентаризации имущества и финансовых обязательств (далее - Методические указания).

Пунктом 1.5 Методических указаний предусмотрено, что в соответствии с Положением о бухгалтерском учете и отчетности в Российской Федерации проведение инвентаризации является обязательным в том числе при смене материально ответственных лиц (на день приемки-передачи дел) и при установлении фактов хищений или злоупотреблений, а также порчи ценностей.

До начала проверки фактического наличия имущества инвентаризационной комиссии надлежит получить последние на момент инвентаризации приходные и расходные документы или отчеты о движении материальных ценностей и денежных средств. Материально ответственные лица дают расписки о том, что к началу инвентаризации все расходные и приходные документы на имущество сданы в бухгалтерию или переданы комиссии и все ценности, поступившие на их ответственность, оприходованы, а выбывшие списаны в расход. Проверка фактического наличия имущества производится при обязательном участии материально ответственных лиц (пункты 2.4, 2.8 Методических указаний).

Описи подписывают все члены инвентаризационной комиссии и материально ответственные лица. В конце описи материально ответственные лица дают расписку, подтверждающую проверку комиссией имущества в их присутствии, об отсутствии к членам комиссии каких-либо претензий и принятии перечисленного в описи имущества на ответственное хранение. При проверке фактического наличия имущества в случае смены материально ответственных лиц принявший имущество расписывается в описи в получении, а сдавший - в сдаче этого имущества (пункт 2.10 Методических указаний).

Из системного толкования названных норм и приведенного выше разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации следует, что реальный ущерб выражается в уменьшении того имущества, которое находилось у заявителя и размер такого ущерба должен определяться по фактическим потерям на основании данных бухгалтерского учета. Кроме того, право определять, в каких случаях необходимо проводить инвентаризацию, а также устанавливать порядок и сроки ее проведения, принадлежит работодателю, за исключением случаев, когда проведение инвентаризации обязательно в соответствии с законодательством РФ, федеральными и отраслевыми стандартами.

Как усматривается из материалов дела, в нарушение данных нормативных положений, при приеме Коробовой Н.В. на работу (т.е. при смене материально-ответственных лиц) и при заключении договора о полной коллективной (бригадной) материальной ответственности от 06.07.2017г. инвентаризация товарно-материальных ценностей не проводилась

В нарушение Методических указаний при проведении ГУП РО «Ростовоблфармация» инвентаризаций товарно-материальных ценностей, находящихся в аптеке №1, у материально ответственных лиц не были отобраны расписки о том, что к началу инвентаризации все расходные и приходные документы на имущество сданы в бухгалтерию или переданы комиссии и все ценности, поступившие под их ответственность, оприходованы; в нарушение пункта 2.8 Методических указаний инвентаризации проводились в отсутствие проверяемых материально ответственных лиц. Однако данные обстоятельства судом первой инстанции оставлены без внимания и соответствующей правовой оценки по правилам статьи 67 ГПК РФ. В материалах дела инвентаризационные описи и сличительные ведомости отсутствуют, поскольку истцом не представлены, в связи с чем невозможно проверить достоверность и правильность сумм недостачи, указанных в актах результатов инвентаризации от 26.10.2017г. и от 06.12.2017г. Кроме того, допустимые и достоверные доказательства ознакомления ответчиков – материально-ответственных лиц с результатами инвентаризаций в материалах дела отсутствуют.

Нормы Федерального закона от 06.12.2011г. № 402-ФЗ «О бухгалтерском учете», Положения по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в Российской Федерации, утвержденного приказом Министерства финансов Российской Федерации от 29.07.1998 г. №34н, а также Методические указания, предусматривающие основания и порядок проведения инвентаризации имущества и финансовых обязательств в организации, судом первой инстанции при рассмотрении дела применены не были.

Делая вывод о том, что ГУП РО «Ростовоблфармация» подтвержден факт наличия ущерба у работодателя и размер этого ущерба, суд не учел, что истцом не представлены документы, свидетельствующие о количестве и стоимости товарно-материальных ценностей, вверенных ответчикам при заключении с ними договора о коллективной (бригадной) материальной ответственности, а также документы, содержащие сведения о результатах предыдущих инвентаризаций, и документы, подтверждающие размер недостачи, в том числе первичные учетные документы и отчеты о движении материальных ценностей и денежных средств.

Ссылки истца о подтверждении недостачи результатами трех инвентаризаций, проведенных в октябре и декабре 2017г., судебной коллегией признаются несостоятельными в связи с нарушением порядка проведения инвентаризации и порядка приема-сдачи товарно-материальных ценностей.

Ввиду изложенного вывод суда первой инстанции о доказанности истцом размера причиненного ущерба нельзя признать соответствующим требованиям закона.

Трудовое законодательство (статья 247 Трудового кодекса Российской Федерации) обязывает работодателя не только устанавливать размер причиненного ему ущерба, но и причины его возникновения, для чего работодатель обязан провести соответствующую проверку с обязательным истребованием у работника, причинившего ущерб, объяснений в письменной форме. В случае отказа или уклонения работника от представления указанного объяснения работодатель обязан составить соответствующий акт.

Эти положения закона при разрешении спора по иску ГУП РО «Ростовоблфармация» о взыскании с работников (ответчиков по делу) материального ущерба судом первой инстанции применены не были.

В представленном истцом служебном расследовании ГУП РО «Ростовоблфармация» от 05.04.2018г. по факту выявленной недостачи ТМЦ в АП №1 (Ростовская область, ст. Вешенская, ул.Советская, 1б) отсутствует информация об установлении в ходе расследования причин возникновения ущерба, причинной связи между поведением работников и наступившим у ГУП РО «Ростовоблфармация» ущербом, степени вины каждого члена коллектива (бригады) работников в причинении ущерба ГУП РО «Ростовоблфармация».

Судебная коллегия, не может согласиться и с механизмом расчета работодателем суммы недостачи к удержанию с ответчиков, поскольку он противоречит положениям ч.4 ст. 245 Трудового кодекса Российской Федерации, п. 14 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 16.11.2006 г. № 52, которыми предусмотрен расчет исходя из долевой ответственности каждого работника. В соответствии с п. 7.3 Указаний, подлежащий возмещению ущерб, причиненный бригадой предприятию, распределяется между ее членами пропорционально месячной тарифной ставке (должностному окладу) и фактически проработанному времени за период от последней инвентаризации до дня обнаружения ущерба.

Суд первой инстанции, производя самостоятельно расчет подлежащих взысканию сумм в порядке ч.4 ст. 245 ТК РФ, рассчитывал их исходя из равной ответственности и при отсутствии надлежащих доказательств о суммах, удержанных работодателем с работников в счет возмещения ущерба. При таких обстоятельствах удовлетворение исковых требований в определенных судом суммах не соответствует требованиям ст. 238 ТК РФ.

Судебная коллегия полагает, что истцом не доказаны обстоятельства, необходимые для возложения на ответчиков обязанности по возмещению ущерба работодателю. Представленные в материалы дела истцом документы, не свидетельствуют о выявленном работодателем в ходе инвентаризации прямом действительном ущербе в размере 79 913,46 руб.

Суду не представлено надлежащих доказательств, свидетельствующих о выполнении работодателем при проведении инвентаризации требований приказов Министерства финансов Российской Федерации от 13.06.1995г. № 49 «Об утверждении Методических указаний по инвентаризации имущества и финансовых обязательств» и от 29.07.1998г. № 34н «Об утверждении Положения по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в Российской Федерации». Судебная коллегия полагает, что в нарушение положений ст. 247 ТК РФ, работодателем не проведена в установленном законом порядке процедура установления вины ответчиков, не была установлена причинная связь между виновным поведением ответчиков и наступившим ущербом.

Поскольку работодателем нарушены правила проведения инвентаризации, порядка приема-сдачи товарно-материальных ценностей, судебная коллегия, с учетом, установленных по делу обстоятельств, на основании представленных в материалы дела доказательств, руководствуясь положениями ст.ст. 238 - 248 ТК Российской Федерации, пришла к выводу об отсутствии оснований для возложения на ответчиков материальной ответственности в размере установленной по результатам инвентаризаций, поскольку истцом не доказан факт наличия прямого действительного ущерба, причиненного ответчиками в заявленных истцом суммах, его размере, не представлено надлежащих доказательств, подтверждающих причины образования недостачи, причинную связь между поведением работников и наступившим ущербом, противоправность поведения работников и наличие в их действиях вины. Таким образом, судебная коллегия полагает, что судом первой инстанции при разрешении данного спора не была дана надлежащая оценка представленным доказательствам, неправильно применены нормы материального права.

Выводы суда не основаны на имеющихся в деле доказательствах, а потому доводы апелляционной жалобы подлежат удовлетворению, постановленное судом решение подлежит отмене с вынесением нового решения об отказе в удовлетворении иска ГУП Ростовской области «Ростовоблфармация».

Руководствуясь ст.ст. 327-330 ГПК Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Шолоховского районного суда Ростовской области от 06 сентября 2019 года отменить.

    Принять по делу новое решение, которым в удовлетворении исковых требований ГУП Ростовской области «Ростовоблфармация» к Батрамеевой И.В., Коробовой Н.В. о возмещении ущерба, причиненного работниками при исполнении трудовых обязанностей, отказать.

Председательствующий

Судьи

Мотивированное апелляционное определение изготовлено 06.12.2019г.

Рейтинг@Mail.ru

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс».