Дело №2-216/2020

Номер дела: 2-216/2020

Уникальный идентификатор: 73RS0001-01-2019-007932-81

Дата начала: 03.12.2019

Суд: Ленинский районный суд г. Ульяновск

Судья: Карабанов А. С.

:
Категория
Имущественные споры / Споры о собственности / Споры, связанные с наследованием имущества
Результат
ОТКАЗАНО в удовлетворении иска (заявлении, жалобы)
Стороны по делу (третьи лица)
Вид лица Лицо Перечень статей Результат
Мастеренко Г.Г.
Зыкина А.Э.
Коньшин И.И.
Прокурор Ленинского района г. Ульяновска
Движение дела
Наименование события Результат события Основания Дата
Регистрация иска (заявления, жалобы) в суде 03.12.2019
Передача материалов судье 03.12.2019
Решение вопроса о принятии иска (заявления, жалобы) к рассмотрению Иск (заявление, жалоба) принят к производству 09.12.2019
Вынесено определение о подготовке дела к судебному разбирательству 09.12.2019
Вынесено определение о назначении предварительного судебного заседания 09.12.2019
Предварительное судебное заседание Назначено судебное заседание 09.12.2019
Судебное заседание Объявлен перерыв 23.12.2019
Судебное заседание Вынесено решение по делу ОТКАЗАНО в удовлетворении иска (заявлении, жалобы) 17.01.2020
Изготовлено мотивированное решение в окончательной форме 31.01.2020
Дело сдано в отдел судебного делопроизводства 31.01.2020
 

Решение

№ 2-216/20

Р Е Ш Е Н И Е

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

24 января 2020 года                                                                          г. Ульяновск

Ленинский районный суд г.Ульяновска в составе:

судьи Карабанова А.С.,

при секретаре Минеевой Т.Г.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Мастеренко Г.В. к Коньшину И.И. Зыкиной А.Э. о взыскании материального ущерба и компенсации морального вреда, причиненного вредом здоровью, и судебных расходов,

УСТАНОВИЛ:

Мастеренко Г.Г. обратилась в суд с иском к Коньшину И.Г., Зыкиной А.Э. о взыскании материального ущерба и компенсации морального вреда, причиненного вредом здоровью.

Исковые требования мотивированы тем, что ДД.ММ.ГГГГ, находясь на первом этаже подъезда <адрес> в <адрес>, Мастеренко Г.Г. ожидала лифт. В момент открытия дверей из лифта стал выходить гражданин Коньшин И.Г. со своей собакой породы овчарка, которая была без намордника и короткого поводка. При выходе из лифта собака неожиданно двинулась вперед и громко залаяла, в результате чего Мастеренко Г.Г. от испуга двинулась назад и упала на бетонный пол. В результате падения истица получила сложный оскольчатый перелом левого бедра со смещением.

С полученной травмой Мастеренко Г.Г. была доставлена в ГУЗ «Ульяновский областной клинический центр специализированных видов медицинской помощи имени заслуженного врача России Е.М. Чучкалова», где ей была проведена операция по установке металлоконструкции.

В связи с причиненном вредом здоровью истица понесла расходы на приобретение металлоконструкции в сумме 65 000 руб., расходы на проведение операции по установке указанной металлоконструкции в сумме 24 882 руб., расходы на оплату услуг сиделки в условиях стационара в сумме 45 000 руб. и расходы на приобретение лекарственных препаратов в сумме 39 070 руб. 10 коп., а всего 173 952 руб. 10 коп.

По мнению Мастеренко Г.Г., в результате не обеспечения ответчиками безопасных условий выгула собаки истице был причинен вред здоровью.

В этой связи Мастеренко Г.Г. просила суд с учетом уточнения исковых требований взыскать с Коньшина И.Г. и Зыкиной А.Э. в ее пользу материальный ущерб в сумме 173 952 руб. 10 коп., компенсацию морального вреда в размере 300 000 руб. и судебные расходы.

Истец Мастеренко Г.Г. в судебном заседании не участвовала, доверила представлять свои интересы представителям по доверенности и по ордеру, которые исковые требования поддержали в полнм объеме, привели доводы аналогичные, изложенным в исковом заявлении.

Ответчик Коньшин И.И. в судебном заседании в удовлетворении иска просил отказать, пояснив, что проживает в гражданском браке с Зыкиной А.Э., у них действительно имеется собака порода овчарка по кличке «Герд». Между тем, ДД.ММ.ГГГГ самого Коньшина И.И. не было в городе, поскольку он, находясь в отпуске, уехал на рыбалку в <адрес>. Со слов Зыкиной А.Э. ему стало известно о том, что в этот день в их доме произошел несчастный случай с соседкой по подъезду Мастеренко Г.Г., однако о том, что их собака причинила истице какой-либо вред ему неизвестно, и данные обстоятельства он оспаривает.

Ответчик Зыкина А.Э. в судебном заседании возражала против удовлетворения иска, указав, что, действительно, ДД.ММ.ГГГГ она спускалась на лифте вместе с собакой, чтобы выгулять ее, при этом собака была в наморднике и на коротком поводке. На первом этаже дома, при выходе из лифта она увидела гр. Мастеренко Г.Г., которая попросила ее убрать собаку, потому что боялась ее. В этой связи Зыкина А.Э. поднялась на лифте обратно на свой этаж, и, выйдя из лифта услышала крик. Заведя собаку домой, она спустилась на первый этаж, чтобы выяснить, что случилось. Там она увидела Мастеренко Г.Г., лежащей на полу, которая пояснила, что ее напугал какой-то мужчина с собакой, в результате чего она упала. Со своей стороны пояснила, ее собака на Мастеренко Г.Г. не кидалась. В этой связи полагала, что основания для взыскания с нее материального ущерба и компенсации морального вреда отсутствуют.

Выслушав стороны, опросив свидетелей, изучив материалы дела, суд приходит к следующему.

Каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

В соответствии со ст. 67 ГПК РФ суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы. Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Как установлено судом, ДД.ММ.ГГГГ, находясь на первом этаже подъезда <адрес> в <адрес>, Мастеренко Г.Г. упала на бетонный пол, в результате чего получила сложный оскольчатый перелом левого бедра со смещением.

С полученной травмой Мастеренко Г.Г. была доставлена в ГУЗ «Ульяновский областной клинический центр специализированных видов медицинской помощи имени заслуженного врача России Е.М. Чучкалова», где ей была проведена операция по установке металлоконструкции.

В связи с полученным вредом здоровью истица понесла расходы на приобретение металлоконструкции в сумме 65 000 руб., расходы на проведение операции по установке указанной металлоконструкции в сумме 24 882 руб., расходы на оплату услуг сиделки в условиях стационара в сумме 45 000 руб. и расходы на приобретение лекарственных препаратов в сумме 39 070 руб. 10 коп., а всего 173 952 руб. 10 коп.

Обращаясь в суд с иском о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда, причиненного вредом здоровью, Мастеренко Г.Г. указывает, что вред ее здоровью был причинен в результате не обеспечения ответчиками Коньшиным И.Г. и Зыкиной А.Э. безопасных условий выгула собаки, которая напугала истицу, отчего последняя и упала.

В силу ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда. Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда.

Для наступления ответственности вследствие причинения вреда, предусмотренной ст. 1064 ГК РФ необходимо наличие состава правонарушения, включающего в себя: наступление вреда, противоправность поведения причинителя вреда, причинно-следственную связь между наступлением вреда и действиями причинителя вреда, вину причинителя вреда.

В силу ч. 1 ст. 1085 ГК РФ при причинении гражданину увечья или ином повреждении его здоровья возмещению подлежит утраченный потерпевшим заработок (доход), который он имел либо определенно мог иметь, а также дополнительно понесенные расходы, вызванные повреждением здоровья, в том числе расходы на лечение, дополнительное питание, приобретение лекарств, протезирование, посторонний уход, санаторно-курортное лечение, приобретение специальных транспортных средств, подготовку к другой профессии, если установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не имеет права на их бесплатное получение.

Согласно разъяснениям, содержащимся в абзаце 2 пункта 11 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26.01.2010 г. № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» установленная статьей 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации презумпция вины причинителя вреда предполагает, что доказательства отсутствия его вины должен представить сам ответчик. Потерпевший представляет доказательства, подтверждающие факт увечья или иного повреждения здоровья (например, факт причинения вреда в результате дорожно-транспортного происшествия с участием ответчика), размер причиненного вреда, а также доказательства того, что ответчик является причинителем вреда или лицом, в силу закона обязанным возместить вред.

В соответствии со ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

В соответствии с п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями или бездействием, посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага - жизнь, здоровье, достоинство личности, деловую репутацию, неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну и т.п. Также это действия, нарушающие его личные неимущественные права - право на пользование своим именем, право авторства и др. либо нарушающие имущественные права.

Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий, и др.

Как следует из разъяснений, содержащихся в п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 г. № 10, в соответствии с действующим законодательством одним из обязательных условий наступления ответственности за причинение морального вреда является вина причинителя. Исключение составляют случаи, прямо предусмотренные законом.

Согласно ст. 1100 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда: вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности; вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ; вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию; в иных случаях, предусмотренных законом.

Таким образом, без учеты вины компенсация морального вреда, причиненного вредом здоровью, взыскивается только в том случае, когда вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности. Во всех остальных случаях необходимо установление вины причинителя вреда.

Согласно ст. 137 ГК РФ к животным применяются общие правила об имуществе, поскольку законом или иными правовыми актами не установлено иное.

В силу ст. 210 ГК РФ собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества, если иное не предусмотрено законом или договором.

При этом согласно разъяснениям, изложенным в п. 18 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26.01.2010 г. № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» по смыслу статьи 1079 ГК РФ, источником повышенной опасности следует признать любую деятельность, осуществление которой создает повышенную вероятность причинения вреда из-за невозможности полного контроля за ней со стороны человека, а также деятельность по использованию, транспортировке, хранению предметов, веществ и других объектов производственного, хозяйственного или иного назначения, обладающих такими же свойствами.

Учитывая, что названная норма не содержит исчерпывающего перечня источников повышенной опасности, суд, принимая во внимание особые свойства предметов, веществ или иных объектов, используемых в процессе деятельности, вправе признать источником повышенной опасности также иную деятельность, не указанную в перечне.

При этом надлежит учитывать, что вред считается причиненным источником повышенной опасности, если он явился результатом его действия или проявления его вредоносных свойств. В противном случае вред возмещается на общих основаниях.

В рассматриваемом случае, по мнению суда, речь не идет о причинении здоровью истицы вреда источником повышенной опасности. Ответчиками оспаривался факт причинения их собакой по кличке «Герд» вреда здоровью Мастеренко Г.Г.

По утверждению истца, ее падение произошло в результате испуга от собаки ответчиков.

В этой связи на Мастеренко Г.Г. в силу ст. 1064 ГК РФ лежит бремя доказывания противоправности поведения ответчиков как причинителей вреда.

В силу ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений.

Таким образом, суд рассматривает дело по имеющимся в деле доказательствам.

Как установлено судом, ответчикам Коньшину И.И. и Зыкиной А.Э. принадлежит собака породы овчарка по кличке «Герд», что ими не оспаривается.

По утверждению истицы, ДД.ММ.ГГГГ, находясь на первом этаже подъезда <адрес> в <адрес>, Мастеренко Г.Г. ожидала лифт. В момент открытия дверей из лифта стал выходить гражданин Коньшин И.Г. со своей собакой породы овчарка, которая была без намордника и короткого поводка. При выходе из лифта собака неожиданно двинулась вперед и громко залаяла, в результате чего Мастеренко Г.Г. от испуга двинулась назад и упала на бетонный пол.

По данному факту дочь истицы Белых Т.А. ДД.ММ.ГГГГ обратилась с заявлением в органы полиции (КУСП от ДД.ММ.ГГГГ).

В ходе проведения доследственной проверки по заявлению Белых Т.А. были опрошены Мастеренко Г.Г. и Белых Т.А., из объяснений которых следует, что ДД.ММ.ГГГГ около 18.00 Мастеренко Г.Г. возвращалась домой из магазина. Зайдя в свой подъезд, она ожидала на первом этаже лифт. Когда двери лифта открылись, оттуда неожиданно прыгнула и залаяла собака, которая была без намордника со своим хозяином Коньшиным И.И. От неожиданности и сильного испуга Мастеренко Г.Г. упала и почувствовала сильную боль.

В ходе судебного разбирательства установлено, что в период с ДД.ММ.ГГГГ Коньшин И.И. находился в ежегодном дополнительном отпуске.

При этом из пояснений Коньшина И.И., данных им в судебном заседании и его объяснений, имеющихся в материале проверки КУСП от ДД.ММ.ГГГГ, показаний свидетеля и детализации услуг связи следует, что ДД.ММ.ГГГГ. данный ответчик находился в <адрес>.

В свою очередь, из пояснений ответчика Зыкиной А.Э. и ее объяснений, данных в ходе доследственной проверки, следует, что ДД.ММ.ГГГГ около 18.00 она отправилась выгуливать свою собаку по кличке «Герд». Спустившись на первый этаж, она стала выходить из лифта и увидела истицу Мастеренко Г.Г., которая попросила ее убрать собаку, в связи с чем Зыкина А.Э. с собакой вернулась на свой этаж. При этом факт нападения собаки на истицу она оспаривала, равно, как и оспаривала факт падения Мастеренко Г.Г. от испуга, вызванного появлением ее собаки.

Таким образом, материалы дела и собранные по делу доказательства не позволяют утверждать о наличии в действиях ответчиков Коньшина И.И. и Зыкиной А.Э. каких-либо о противоправных действий (бездействия), а также о наличии причинно-следственной связи между действиями (бездействием) ответчиков и причинением истцу повреждения здоровья и ущерба.

Напротив, как указывает истец в иске и в объяснениях, содержащихся в материалах проверки КУСП, телесные повреждения возникли в результате падения, а не в результате нападения на нее собаки, какое-либо физическое воздействие на нее животное не оказывало.

В связи с отсутствием допустимых доказательств, предусмотренных ст. 55 ГПК РФ, причинения вреда именно в результате действий (бездействия) ответчиков суд приходит к выводу об отсутствии правовых оснований для удовлетворения исковых требований в полном объеме.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 194-198 ГПК РФ, суд

Р Е Ш И Л:

В удовлетворении исковых требований Мастеренко ГВ. к Коньшину И.И., Зыкиной А.Э. о взыскании материального ущерба, компенсации морального вреда и судебных расходов отказать.

Решение может быть обжаловано в Ульяновский областной суд через Ленинский районный суд г. Ульяновска в течение месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме.

Судья                                     А.С. Карабанов

<данные изъяты> <данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

Рейтинг@Mail.ru

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс».