Дело №33-4284/2020

Номер дела: 33-4284/2020

Уникальный идентификатор: 78RS0023-01-2017-006353-03

Дата начала: 22.01.2020

Суд: Санкт-Петербургский городской суд

Судья: Бармина Екатерина Андреевна

:
Стороны по делу (третьи лица)
Вид лица Лицо Перечень статей Результат
ИСТЕЦ Григорьева Анна Борисовна
ОТВЕТЧИК ООО Яношка Павловск
Движение дела
Наименование события Результат события Основания Дата
Передача дела судье 22.01.2020
Судебное заседание Отложено в связи с прочими основаниями 18.02.2020
Судебное заседание Отложено в связи с прочими основаниями 09.04.2020
Судебное заседание Отложено в связи с прочими основаниями 14.05.2020
Судебное заседание Вынесено решение РЕШЕНИЕ оставлено БЕЗ ИЗМЕНЕНИЯ 16.06.2020
Дело сдано в отдел судебного делопроизводства 25.06.2020
Передано в экспедицию 26.06.2020
 

Определение

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

Рег. № 33-4284/2020

Судья: Мончак Т.Н.

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

Председательствующего Барминой Е.А.
судей Козловой Н.И.
Ягубкиной О.В.
с участием прокурора Турченюк В.С.
при секретаре Чернышове М.М.

рассмотрела в открытом судебном заседании 16 июня 2020 г. гражданское дело № 2-2549/2019 по апелляционным жалобам Григорьевой Анны Борисовны, ООО «Яношка Павловск» на решение Фрунзенского районного суда Санкт-Петербурга от 09 апреля 2019 г. по иску Григорьевой Анны Борисовны к ООО «Яношка Павловск» о признании незаконным увольнения, восстановлении на работе, признании незаконным приказа об увольнении, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, обязании создать безопасные условия труда на рабочем месте.

Заслушав доклад судьи Барминой Е.А., выслушав представителя истца Григорьевой А.Б. – Оленичева М.В., прокурора Турченюк В.С., судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Григорьева А.Б. обратилась в суд с иском к ООО «Яношка Павловск», в котором просила признать свое увольнение с должности печатника глубокой печати в ООО «Яношка Павловск» незаконным, дискриминационным по половому признаку, восстановить ее на работе в прежней должности, признать незаконным приказ № 16 от 17.07.2017 об увольнении, взыскать с ответчика в свою пользу компенсацию морального вреда в размере 50 000 руб., утраченный заработок за время вынужденного прогула в размере 177 877 руб. 52 коп. за период с 17.07.2017 по 16.09.2017, а также с 17.09.2017 по день вынесения решения из расчета 88938 руб. 76 коп. в месяц, обязать ООО «Яношка Павловск» создать безопасные условия труда на рабочем месте печатника участка глубокой печати в соответствии с установленными законодательством Российской Федерации требованиями в области труда женщин на указанной работе.

В обоснование заявленных требований истец ссылалась на то, что в период с 12.07.2005 состояла в трудовых отношениях с ООО «Яношка Павловск». Приказом работодателя от 17.07.2017 уволена с должности печатника глубокой печати на основании ч. 1 п. 13 ст. 83 Трудового кодекса Российской Федерации по обстоятельствам, не зависящим от воли сторон. Поводом для прекращения трудовых отношений послужило то, что до 03.07.2017 Григорьева А.Б. имела паспорт гражданина Российской Федерации на имя Григорьева Н.Б. и указание в документе на мужской пол данного лица. В связи с проведенной коррекцией пола, истцу 04.07.2017 выдан паспорт гражданина Российской Федерации на имя Григорьевой А.Б. с указанием в этом документе сведений о женском поле названного лица. При предъявлении нового паспорта в ООО «Яношка Павловск» работодателем издан приказ от 10.07.2017 об отстранении истца от работы на рабочем месте печатника участка глубокой печати с 10.07.2017 до выяснения возможности перевода, а 17.07.2017 произведено увольнение в связи с невозможностью перевода на иное место работы и изменением указания на женский пол в документах. Ссылаясь на необоснованность таких действий работодателя, не обеспечившего создание безопасных условий труда, Григорьева А.Б. обратилась в суд с настоящим иском.

Решением Фрунзенского районного суда Санкт-Петербурга от 08.11.2017 в удовлетворении заявленных требований отказано.

Апелляционным определением судебной коллеги по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 05.04.2018, решение суда оставлено без изменения.

Постановлением Президиума Санкт-Петербургского городского суда от 19.12.2018 решение Фрунзенского районного суда от 08.11.2017 и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 05.04.2018 отменены, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции в ином составе суда.

При новом рассмотрении дела стороной истца были уточнены исковые требования, а именно п. 5 просительной части иска: об обязании ООО «Яношка Павловск» создать безопасные условия труда на рабочем месте – печатник участка глубокой печати в соответствии с результатами СОУТ от 06.10.2016, а именно, для обеспечения возможности работы женщин на указанном рабочем месте организовать рациональные условия режима труда и отдыха, автоматизировать рабочий процесс, рационализировать рабочее место и рабочую позу, не допустив превышения предельно допустимой нормы разового подъема тяжестей женщинами без их перемещения – не более 15 кг, перемещения тяжестей – 10 кг, при постоянной разгрузке или погрузки в течение всей рабочей смены – 7 кг.

Решением Фрунзенского районного суда Санкт-Петербурга от 09.04.2019 исковые требования Григорьевой А.Б. удовлетворены частично; суд признал незаконным увольнение истца с должности печатника участка глубокой печати ООО «Яношка Павловск»; признал незаконным приказ ООО «Яношка Павловск» №16 от 17.07.2017 об увольнении Григорьевой А.Б. с должности печатника участка глубокой печати; восстановил истца на работе в прежней должности – печатника участка глубокой печати; с ответчика в пользу истца взыскана заработная плата за время вынужденного прогула за период с 17.07.2017 по 09.04.2019 в размере 1849920 руб. 64 коп., компенсация морального вреда в размере 10000 руб.; в удовлетворении остальной части иска отказано. Также судом указано на немедленное исполнение решения суда в части восстановления на работе.

В апелляционной жалобе истец Григорьева А.Б. просит решение суда изменить, удовлетворить исковые требования в полном объеме, ссылаясь на необоснованный отказ в удовлетворении требований о признании факта дискриминации истца по половому признаку, основанной на гендерных стереотипах, обязании ответчика создать безопасные условия труда на рабочем месте печатника участка глубокой печати в соответствии с результатами СОУТ от 06.10.2016, обеспечить возможность работы женщин на указанном рабочем месте: организовать рациональные условия режима труда и отдыха, автоматизировать рабочие процессы, рационализировать рабочее место и рабочую позу, не допустив превышения предельно допустимой нормы разового подъема тяжестей женщинами без их перемещения – не более 15 кг, перемещения тяжестей – 10 кг, при постоянной разгрузке или погрузки в течение всей рабочей смены – 7 кг., а также взыскании компенсации морального вреда в полном объеме.

Решение суда также обжалуется ответчиком ООО «Яношка Павловск», который в апелляционной жалобе, а также в представленных дополнениях к апелляционной жалобе ставит вопрос об отмене решения суда ввиду его незаконности и необоснованности, принятии по делу нового решения об отказе в удовлетворении исковых требований в полном объеме, ссылаясь на нарушение судом первой инстанции норм материального и процессуального права, отсутствие нарушений трудовых прав истца Григорьевой А.Б.

Со стороны истца Григорьевой А.Б. представлен отзыв на апелляционную жалобу, по доводам которых истец просит апелляционную жалобу ответчика оставить без удовлетворения.

Стороны на рассмотрение дела в суд апелляционной инстанции не явились, о времени и месте проведения судебного заседания извещались надлежащим образом по правилам ст. 113 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, путем направления судебных извещений посредством почтовой связи, ходатайств об отложении слушания дела и документов, подтверждающих уважительность причин своей неявки, в судебную коллегию истцом не представлено, в судебном заседании присутствует представитель истца Григорьевой А.Б. – Оленичев М.В., ходатайство ответчика об отложении судебного заседания ввиду нахождения представителя ответчика за пределами Российской Федерации, закрытием границ оставлено судебной коллегией без удовлетворения ввиду отсутствия доказательств невозможности явки в судебное заседание иного представителя, а также с учетом категории спора, в связи с чем, руководствуясь положениями ст. 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия полагает возможным рассмотреть дело в отсутствие указанных лиц.

Изучив материалы дела, выслушав участников процесса, обсудив доводы апелляционных жалоб, проверив в порядке ч. 1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации законность и обоснованность решения суда в пределах доводов апелляционных жалоб, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Согласно п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 23 от 19.12.2003 «О судебном решении», решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 - 61, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

В соответствии с положениями ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются: неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела; несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Таких оснований для отмены или изменения обжалуемого судебного постановления в апелляционном порядке по доводам апелляционных жалоб, изученным материалам дела, не имеется.

Как следует из материалов дела, и было установлено судом первой инстанции, Григорьев Н.Б. 12.07.2005 принят на работу в ООО «Яношка Павловск» на должность оператора гравировальной машины.

На основании приказа № 84 от 31.10.2014 Григорьев Н.Б. переведен на должность печатника глубокой печати участка с 01.01.2015.

Согласно карте № 13 специальной оценки условий труда от 06.10.2016 на рабочем месте печатника глубокой печати в ООО «Яношка Павловск» нет возможности применения труда женщин. С результатами специальной оценки условий труда Григорьев Н.Б. ознакомлен 30.10.2016, о чем свидетельствует его подпись в данном документе.

<...>

На основании решения Фрунзенского районного суда Санкт-Петербурга <...> истцом получен новый паспорт.

10.07.2017 Григорьева А.Б. обратилась к работодателю с заявлением о внесении соответствующих изменений в свои персональные данные, в связи с получением нового документа, удостоверяющего личность.

Приказом № 30 от 10.07.2017 работодатель отстранил Григорьеву А.Б. от работы на рабочем месте печатника глубокой печати до выяснения возможности перевода.

17.07.2017 приказом № 42 ООО «Яношка Павловск» прекращено действие трудового договора с данным работником в соответствии с п. 13 ч. 1 ст. 83 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с возникновением обстоятельств, исключающих возможность занятия работником видом трудовой деятельности, определенной трудовым договором. С приказом Григорьева А.Б. ознакомлена в этот же день 17.07.2017.

На момент прекращения трудового договора в ООО «Яношка Павловск» отсутствовали свободные вакансии в связи с укомплектованностью штатного расписания; от заключения соглашения о расторжении договора по соглашению сторон с выплатой компенсации в размере трехкратного месячного оклада Григорьева А.Б. отказалась.

Прекращая действие трудового договора с истцом в соответствии с п. 13 ч. 1 ст. 83 Трудового кодекса Российской Федерации, работодатель исходил из установленной на основании документа, удостоверяющего личность истца и содержащего сведения о юридическом факте смены пола и невозможности исполнения истцом трудовых обязанностей по занимаемой должности печатника глубокой печати.

Установив указанные обстоятельства, оценив представленные в материалах дела доказательства в их совокупности, суд первой инстанции пришел к выводу о наличии оснований для частичного удовлетворения заявленных исковых требований, поскольку увольнение Григорьевой А.Б. является незаконным, в связи с чем, подлежит признанию незаконным приказ о ее увольнении с восстановлением истца в прежней должности, взысканием заработной платы за время вынужденного прогула, а также компенсации морального вреда в связи с нарушением трудовых прав истца. В остальной части оснований для удовлетворения иска суд первой инстанции не усмотрел.

Судебная коллегия соглашается с данными выводами суда первой инстанции, поскольку они основаны на правильном применении норм материального права, соответствуют представленным сторонами доказательствам, оценка которым дана судом в соответствии с положениями ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

В соответствии со ст. 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации правосудие в Российской Федерации по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон, при этом в соответствии со ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений.

В силу ст. 253 Трудового кодекса Российской Федерации, ограничивается применение труда женщин на работах с вредными и (или) опасными условиями труда, а также на подземных работах, за исключением нефизических работ или работ по санитарному и бытовому обслуживанию.

Запрещается применение труда женщин на работах, связанных с подъемом и перемещением вручную тяжестей, превышающих предельно допустимые для них нормы.

Перечни производств, работ и должностей с вредными и (или) опасными условиями труда, на которых ограничивается применение труда женщин, и предельно допустимые нормы нагрузок для женщин при подъеме и перемещении тяжестей вручную утверждаются в порядке, установленном Правительством Российской Федерации с учетом мнения Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений.

Согласно п. 13 ч. 1 ст. 83 Трудового кодекса Российской Федерации, трудовой договор подлежит прекращению по следующим обстоятельствам, не зависящим от воли сторон, в том числе, при возникновении установленных указанным Кодексом, иным федеральным законом и исключающих возможность исполнения работником обязанностей по трудовому договору ограничений на занятие определенными видами трудовой деятельности.

Прекращение трудового договора по основаниям, предусмотренным пунктами 2, 8, 9, 10 или 13 части первой данной статьи, допускается, если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья. При этом работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности. Предлагать вакансии в других местностях работодатель обязан, если это предусмотрено коллективным договором, соглашениями, трудовым договором.

В частности, такие ограничения предусмотрены положениями статьей 331 Трудового кодекса Российской Федерацией, указывающей, что к педагогической деятельности не допускаются лица, имеющие или имевшие судимость, подвергавшиеся уголовному преследованию (за исключением лиц, уголовное преследование в отношении которых прекращено по реабилитирующим основаниям) за преступления против жизни и здоровья, свободы, чести и достоинства личности (за исключением незаконной госпитализации в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, и клеветы), половой неприкосновенности и половой свободы личности, против семьи и несовершеннолетних, здоровья населения и общественной нравственности, основ конституционного строя и безопасности государства, мира и безопасности человечества, а также против общественной безопасности, за исключением случаев, предусмотренных частью третьей настоящей статьи, а также положениями статьи 351.1 Трудового кодекса РФ, вводящей ограничения на занятие трудовой деятельностью в сфере образования, воспитания, развития несовершеннолетних, организации их отдыха и оздоровления, медицинского обеспечения, социальной защиты и социального обслуживания, в сфере детско-юношеского спорта, культуры и искусства с участием несовершеннолетних.

Иными федеральными законами также вводятся ограничения на занятия определенными видами трудовой деятельности, к числу которых не относится деятельность истца, работающей у ответчика с 2005 года сначала в должности оператора гравировальной машины, а затем в должности печатника глубокой печати.

Судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции о том, что применение положений ст. 253 Трудового кодекса Российской Федерации в данном случае неправомерно, поскольку Григорьева А.Б., принята на работу к ответчику в 2005 году без каких-либо предусмотренных законом нарушений, а увольнение по указанному основанию допускается при наличии возникновения законных ограничений, исключающих возможность исполнения работником обязанностей по трудовому договору и только по определенным видам трудовой деятельности, только в случаях, предусмотренных Трудовым кодексом Российской Федерации и иными федеральными законами, а потому доводы апелляционной жалобы ответчика со ссылками на положения указанной статьи подлежат отклонению судебной коллегией.

Вопреки доводам апелляционной жалобы ответчика, сводящихся к правомерности произведенного увольнения Григорьевой А.Б., судебная коллегия отмечает, что при сложившейся ситуации (смена пола) работодатель не имел правовых оснований для увольнения истца по основаниям, предусмотренным п. 13 ч. 1 ст. 83 Трудового кодекса Российской Федерации, поскольку случаи возникновения определенных ограничений должны, согласно указанной норме, быть предусмотрены либо Трудовым кодексом Российской Федерации, либо иными федеральными законами, однако, как было указано выше, деятельность, осуществляемая истцом, под данные основания не подпадает.

При таких обстоятельствах, увольнение истца было осуществлено работодателем в нарушение действующих норм трудового законодательства, в связи с указанием в качестве основания увольнения нормы закона, не подлежащей применению к возникшим трудовым отношениям.

<...>

Так, по ходатайству представителя истца по делу была назначена судебная комиссионная медицинская экспертиза. Согласно заключению ФБУН «СЗНЦ ГИГИЕНЫ И ОБЩЕСТВЕННОГО ЗДОРОВЬЯ» у Григорьевой А.Б. не имеется медицинских противопоказаний к выполнению работы в должности (по профессии) печатник глубокой печати в соответствии с п.4.1 Приложения №1, п.10 Приложения № 2 к Приказу Минздравсоцразвития №302Н от 12.04.2011.

Согласно разъяснениям, изложенным в п. 7 Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28.01.2014 № 1 «О применении законодательства, регулирующего труд женщин, лиц с семейными обязанностями и несовершеннолетних», части первая и третья статьи 253 ТК РФ предусматривают ограничения использования труда женщин на работах с вредными и (или) опасными условиями труда, а также на подземных работах, т.е. в условиях, оказывающих неблагоприятное влияние на женский организм, установленные в целях защиты здоровья женщины от воздействия вредных и (или) опасных производственных факторов.

Под вредными и опасными условиями труда в силу статьи 209 ТК РФ понимается совокупность факторов производственной среды и трудового процесса, воздействие которых на работника может привести к его заболеванию и (или) травме.

Отказ в заключении трудового договора с женщиной на выполнение названных работ не является дискриминационным, если работодателем не созданы безопасные условия труда, и это подтверждено результатами проведения специальной оценки условий труда в порядке, предусмотренном Федеральным законом от 28.12.2013 № 426-ФЗ «О специальной оценке условий труда», а также заключением государственной экспертизы условий труда.

Если в нарушение требований трудового законодательства указанные лица были допущены к тем работам, на которых они не могли быть использованы, трудовой договор с такими лицами на основании статьи 84 ТК РФ прекращается при отсутствии возможности перевести работника с его письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую он может выполнять. При этом работнику выплачивается выходное пособие в размере среднего месячного заработка.

Вместе с тем, в нарушение требований действующего законодательства при увольнении истца работодателем сама норма права, регулирующая основания прекращения трудового договора с ней, была применена неправильно, при сложившейся ситуации Григорьева А.Б. не могла быть уволена по основаниям, предусмотренным п. 13 ч. 1 ст. 83 Трудового кодекса Российской Федерации, а потому увольнение истца правомерно было признано судом первой инстанции незаконным.

Представленное ответчиком в суд апелляционной инстанции заключение Государственной экспертизы условий труда Комитета по труду и занятости населения Ленинградской области № 002/20ФУТ от 13.05.2020, согласно выводам которой работники ответчика осуществляют свою трудовую функцию на рабочем месте во вредных условиях труда, где применение труда женщин невозможно, не свидетельствует об ошибочности выводов суда первой инстанции, установившего неверно примененные работодателем нормы трудового законодательства при увольнении работника.

В силу ст. 394 Трудового кодекса Российской Федерации, в случае признания увольнения или перевода на другую работу незаконными работник должен быть восстановлен на прежней работе органом, рассматривающим индивидуальный трудовой спор.

Орган, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, принимает решение о выплате работнику среднего заработка за все время вынужденного прогула или разницы в заработке за все время выполнения нижеоплачиваемой работы.

В случаях увольнения без законного основания или с нарушением установленного порядка увольнения либо незаконного перевода на другую работу суд может по требованию работника вынести решение о взыскании в пользу работника денежной компенсации морального вреда, причиненного ему указанными действиями. Размер этой компенсации определяется судом.

Согласно разъяснениям, изложенным в п. 60 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», работник, уволенный без законного основания или с нарушением установленного порядка увольнения, подлежит восстановлению на прежней работе.

В соответствии со ст. 234 Трудового кодекса Российской Федерации, работодатель обязан возместить работнику не полученный им заработок во всех случаях незаконного лишения его возможности трудиться. Такая обязанность, в частности, наступает, если заработок не получен в результате незаконного отстранения работника от работы, его увольнения или перевода на другую работу.

При указанных обстоятельствах, судом обоснованно удовлетворены исковые требования о признании незаконным приказа ООО «Яношка Павловск» №16 от 17.07.2017 об увольнении Григорьевой А.Б. с должности печатника участка глубокой печати, восстановлении истца на работе в прежней должности – печатника участка глубокой печати, а также взыскании заработной платы за период вынужденного прогула.

При этом, произведенный судом расчет взыскиваемой суммы среднего заработка за время вынужденного прогула, сторонами в апелляционных жалобах не оспаривается, контррасчет не приведен.

Доводы апелляционной жалобы ответчика об отсутствии волеизъявления истца на восстановление на работу, отсутствии у нее намерений возвращаться на работу, ссылки на интервью в средствах массовой информации, а также доводы о том, что судом было отказано в вызове и допросе истца в судебном заседании, не могут быть приняты во внимание судебной коллегии, поскольку вышеуказанных выводов суда первой инстанции о неправомерности увольнения Григорьевой А.Б. по п. 13 ч. 1 ст. 83 Трудового кодекса Российской Федерации не опровергают.

Доводы апелляционной жалобы ответчика о том, что истец не была уволена, а с ней был прекращен трудовой договор, отклоняются судебной коллегией как несостоятельные, поскольку основаны на собственной трактовке понятия увольнения – как расторжения трудового договора по инициативе одной из сторон, вместе с тем, понятия «прекращение трудового договора» и «увольнение» являются аналогичными и используются как в Трудовом кодексе Российской Федерации, так и вышеизложенных разъяснениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

Вопреки доводам апелляционной жалобы ответчика о том, что судом не была назначена техническая экспертиза рабочего места истца, а также о несогласии с проведенной медицинской экспертизой также не могут быть приняты во внимание судебной коллегией, поскольку с учетом вышеизложенных обстоятельств, такие доводы ответчика юридически значимые обстоятельства не подтверждают.

В силу положений ст. 3 Трудового кодекса Российской Федерации, каждый имеет равные возможности для реализации своих трудовых прав.

Никто не может быть ограничен в трудовых правах и свободах или получать какие-либо преимущества в зависимости от пола, расы, цвета кожи, национальности, языка, происхождения, имущественного, семейного, социального и должностного положения, возраста, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности или непринадлежности к общественным объединениям или каким-либо социальным группам, а также от других обстоятельств, не связанных с деловыми качествами работника.

Не являются дискриминацией установление различий, исключений, предпочтений, а также ограничение прав работников, которые определяются свойственными данному виду труда требованиями, установленными федеральным законом, либо обусловлены особой заботой государства о лицах, нуждающихся в повышенной социальной и правовой защите, либо установлены указанным Кодексом или в случаях и в порядке, которые им предусмотрены, в целях обеспечения национальной безопасности, поддержания оптимального баланса трудовых ресурсов, содействия в приоритетном порядке трудоустройству граждан Российской Федерации и в целях решения иных задач внутренней и внешней политики государства.

Судебная коллегия находит обоснованными доводы апелляционной жалобы ответчика в части того, что работодателем не была допущена дискриминация в отношении Григорьевой А.Б., поскольку, вопреки ошибочным выводам суда первой инстанции, нарушение работодателем порядка увольнения, неправильное применение им норм трудового законодательства при выборе основания увольнения истца не свидетельствуют о дискриминации по отношению к истцу, а потому доводы апелляционной жалобы истца о необходимости отражения указанных выводов суда первой инстанции, признанных ошибочными судебной коллегией, подлежат отклонению как несостоятельные.

Согласно Постановлению Правительства Российской Федерации от 25.02.2000 № 162 «Об утверждении перечня тяжелых работ и работ с вредными или опасными условиями труда, при выполнении которых запрещается применение труда женщин», работодатель может принимать решение о применении труда женщин на работах (профессиях, должностях), включенных в настоящий перечень, при условии создания безопасных условий труда, подтвержденных результатами аттестации рабочих мест, при положительном заключении государственной экспертизы условий труда и службы госсанэпиднадзора субъекта Российской Федерации.

Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 22.03.2012 № 617-О-О указал, что реализация принципа юридического равенства не может осуществляться без учета общепризнанной социальной роли женщины в продолжении рода, что обязывает государство устанавливать дополнительные гарантии для женщин, в том числе в сфере трудовых отношений, направленные на охрану материнства. При этом в соответствии с международно-правовыми актами принятие специальных мер, направленных на охрану материнства, не считается дискриминационным (пункт 2 статьи 4 Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин); меры, принятые для защиты женщин на определенных видах работ с учетом физиологических особенностей их организма, не должны считаться дискриминационными (пункт 3 статьи 10 Декларации о ликвидации дискриминации в отношении женщин от 07.11.1967); не считается также дискриминацией всякое различие, исключение или предпочтение, основанные на специфических требованиях, связанных с определенной работой (пункт 2 статьи 1 Конвенции МОТ № 111 относительно дискриминации в области труда и занятий).

Части первая и третья статьи 253 Трудового кодекса Российской Федерации ограничивают использование труда женщин на тяжелых работах, работах с вредными и (или) опасными условиями труда, а также на подземных работах, т.е. в условиях, оказывающих неблагоприятное влияние на женский организм, и имеют целью оградить репродуктивное здоровье женщины от воздействия вредных производственных факторов.

Устанавливая Перечень производств, работ и должностей с вредными и (или) опасными условиями труда, на которых ограничивается применение труда женщин, Правительство Российской Федерации действовало на основе оценки условий труда, степени и последствий их воздействия на организм работающей женщины и принимало во внимание факторы профессионального риска для женщин вследствие направленного действия некоторых производственных факторов на репродуктивную функцию, таких как общая вибрация, опасные химические вещества и пр. («СанПиН 2.2.0.555-96. 2.2. Гигиена труда. Гигиенические требования к условиям труда женщин. Санитарные правила и нормы", утверждены постановлением Госкомсанэпиднадзора Российской Федерации от 28.10.1996 № 32), то есть на основании объективных критериев, что исключает произвольное ограничение использования труда женщин на работах, включенных в Перечень, и является гарантией их права на справедливые условия труда (статья 2 Трудового кодекса Российской Федерации).

Одновременно пунктом 1 примечания к Перечню установлено, что труд женщин может применяться на указанных в Перечне работах (профессиях, должностях), если работодателем будут созданы безопасные условия труда, что должно быть подтверждено результатами аттестации рабочих мест, а также положительным заключением государственной экспертизы условий труда и службы госсанэпиднадзора субъекта Российской Федерации.

Таким образом, как статья 253 Трудового кодекса Российской Федерации, так и Перечень производств, работ и должностей с вредными и (или) опасными условиями труда, на которых ограничивается применение труда женщин, не устанавливают абсолютного запрета применения труда женщин на указанных в Перечне видах работ, а ограничивают его применение до устранения на конкретном рабочем месте производственных факторов, вредных для женского организма.

25 февраля 2016 г. Комитет по ликвидации дискриминации в отношении женщин по сообщению Медведевой С.В. принял Мнение со следующими рекомендациями в адрес Российской Федерации: «a) В отношении автора сообщения: возместить автору понесенный ущерб и выплатить надлежащую компенсацию, сопоставимую с серьезностью нарушения прав автора, и обеспечить ей доступ к работам, для выполнения которых она имеет соответствующую квалификацию. b) В целом: i) пересмотреть и внести изменения в статью 253 Трудового кодекса и периодически пересматривать и вносить изменения в ограничительный перечень специальностей и отраслей, установленный Постановлением № 162, с тем чтобы он включал лишь ограничения, необходимые для охраны материнства в строгом смысле этого понятия и создания особых условий для беременных женщин и кормящих матерей, и не затруднял доступ женщин к видам занятости и получению вознаграждения в силу гендерных стереотипов; ii) после сокращения ограничительного списка специальностей и отраслей поощрять и упрощать трудоустройство женщин в ранее запрещенных областях профессиональной деятельности путем улучшения условий труда и принятия надлежащих временных специальных мер» (пункт 13 Мнения).

Вопреки доводам апелляционной жалобы истца, в удовлетворении заявленных требований о создании безопасных условий труда на рабочем месте – печатник участка глубокой печати в соответствии с результатами СОУТ от 06.10.2016, а именно, для обеспечения возможности работы женщин на указанном рабочем месте организовать рациональные условия режима труда и отдыха, автоматизировать рабочий процесс, рационализировать рабочее место и рабочую позу, не допустив превышения предельно допустимой нормы разового подъема тяжестей женщинами без их перемещения – не более 15 кг, перемещения тяжестей – 10 кг, при постоянной разгрузке или погрузки в течение всей рабочей смены – 7 кг, судом первой инстанции отказано правомерно, поскольку как следует из материалов дела, работодателем при осуществлении истцом трудовой деятельности условия труда не менялись, при принятии на работу нарушений условий труда установлено не было. Доказательств того, что Григорьева А.Б. в настоящее время не может выполнять работу по занимаемой должности именно в связи со спецификой сложившейся ситуации (в силу физиологических изменений после смены пола) в материалах дела не представлено.

Кроме того, в материалах дела не представлено доказательств, возможности изменения технологического процесса, с учетом специфики организации ответчика, таким образом, чтобы создать требуемые истцом условия труда. Напротив, согласно представленному ответчиком в суд апелляционной инстанции экспертному заключению ООО «Нева» № 3-УТ от 20.03.2020, возможности переоборудования рабочего места печатника глубокой печати для возможности работы женщины на рабочем месте печатника глубокой печати в ООО «Яношка Павловск» не имеется.

Судебная коллегия отмечает, что требования истца о создании особых условий рабочего места в настоящее время утратили свою актуальность, поскольку в ходе рассмотрения дела судом апелляционной инстанции из пояснений представителей сторон следует, что после немедленного исполнения решения суда в части восстановления истца на работе, она была повторно уволена из организации, и последнее увольнение в судебном порядке не оспаривает, в связи с чем, трудовые отношения между сторонами в настоящее время прекращены.

Установив факт нарушения трудовых прав истца, выразившийся незаконном увольнении Григорьевой А.Б., руководствуясь положениями ст. 237 Трудового кодекса Российской Федерации, суд первой инстанции пришел к выводу о необходимости взыскания в пользу истца компенсации морального вреда.

При этом, факт нарушения трудовых прав работника, который был установлен в ходе рассмотрения дела, является безусловным основанием для взыскания в пользу истца компенсации морального вреда в порядке ст. 237 Трудового кодекса Российской Федерации.

Согласно разъяснениям, изложенным в п. 63 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», учитывая, что Кодекс не содержит каких-либо ограничений для компенсации морального вреда и в иных случаях нарушения трудовых прав работников, суд в силу статей 21 (абзац четырнадцатый части первой) и 237 Кодекса вправе удовлетворить требование работника о компенсации морального вреда, причиненного ему любыми неправомерными действиями или бездействием работодателя, в том числе и при нарушении его имущественных прав (например, при задержке выплаты заработной платы).

Определяя сумму, подлежащую взысканию с ответчика в качестве компенсации морального вреда, судом первой инстанции учтена степень вины работодателя, нарушившего права работника, принципы разумности и справедливости, длительность нарушения трудовых прав работника. Принимая во внимание указанные обстоятельства, суд первой инстанции пришел к выводу о необходимости взыскания с ответчика в пользу истца компенсации морального вреда в размере 10000 руб.

Вопреки доводам апелляционной жалобы истца о необходимости взыскания компенсации морального вреда в полном объеме в размере 50000 руб., судебная коллегия соглашается с указанным размером компенсации морального вреда, полагает, что он определен с учетом фактических обстоятельств дела, свидетельствующих о незаконном увольнении. Указанная сумма компенсации морального вреда, по мнению судебной коллегии, будет способствовать восстановлению баланса прав и законных интересов сторон.

Доводы апелляционной жалобы ответчика о том, что во вводной части решения суда не указано, присутствовали ли другие лица кроме судьи, секретаря и прокурора в судебном заседании, не указаны нормы права, на основании которых истец была восстановлена на работе и в ее пользу подлежат взысканию денежные средства, указания в решении суда на то, что суд руководствовался нормами ст. 194-199 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации - не свидетельствуют о наличии оснований для отмены решения суда, а кроме того, судебная коллегия отмечает, что в силу ч. 3, 6 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, нарушение или неправильное применение норм процессуального права является основанием для изменения или отмены решения суда первой инстанции, если это нарушение привело или могло привести к принятию неправильного решения, а правильное по существу решение суда первой инстанции не может быть отменено по одним только формальным соображениям.

При этом, предусмотренных ч. 4 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации безусловных оснований для отмены решения суда первой инстанции, в данном случае не усматривается.

Вопреки доводам апелляционной жалобы решение принято судом первой инстанции в пределах заявленных требований в порядке ст. 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

По сути, все доводы, содержащиеся в апелляционных жалобах, повторяют позицию сторон, изложенную при рассмотрении дела судом первой инстанции, основаны на неверном толковании положений законодательства, направлены на переоценку доказательств, не содержат фактов, которые не были проверены и не учтены судом при рассмотрении дела и имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли бы на обоснованность и законность судебного решения, либо опровергали бы изложенные выводы, в связи с чем, не могут служить основанием для отмены решения суда.

Нарушений норм материального и процессуального права, повлекших вынесение незаконного решения, судебной коллегией не установлено.

При таком положении судебная коллегия полагает, что решение суда первой инстанции является законным, обоснованным, оснований для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке, предусмотренных ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, не усматривает.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Фрунзенского районного суда Санкт-Петербурга от 09 апреля 2019 г., - оставить без изменения, апелляционные жалобы, - без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи:

Рейтинг@Mail.ru

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс».