Дело №7У-523/2020 - (7У-3192/2019) [77-115/2020]

Номер дела: 7У-523/2020 - (7У-3192/2019) [77-115/2020]

Уникальный идентификатор: 59RS0005-01-2019-003175-37

Дата начала: 24.12.2019

Суд: Седьмой кассационный суд общей юрисдикции

Судья: Завьялов Андрей Владимирович

:
Результат
ВЫНЕСЕНО РЕШЕНИЕ ПО СУЩЕСТВУ ДЕЛА
Стороны по делу (третьи лица)
Вид лица Лицо Перечень статей Результат
Филиппова Светлана Александровна ОТМЕНЕН ОПРАВДАТЕЛЬНЫЙ приговор
ПРОКУРОР Прокурор пятнадцатого отдела Генеральной прокуратуры Российской Федерации с дислокацией в г. Челябинске
Представитель потерпевшего Сачихин Андрей Викторович
Защитник (адвокат) Тиунов Павел Андреевич
Движение дела
Наименование события Результат события Основания Дата
Судебное заседание ВЫНЕСЕНО РЕШЕНИЕ ПО СУЩЕСТВУ ДЕЛА 14.02.2020
 

Постановления

    № 77-115/2020

    КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

    г. Челябинск     14 февраля 2020 года

    Судебная коллегия по уголовным делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции в составе:

    председательствующего Зайдуллиной А.Н.,

    судей Завьялова А.В. и Фархутдиновой Н.М.

    при секретаре Большаковой А.В.,

    рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационной жалобе потерпевшей <данные изъяты> и её представителя - адвоката Сачихина А.В., кассационному представлению прокурора Пермского края Юмшанова А.А. на приговор Мотовилихинского районного суда г. Перми от 4 сентября 2019 года и апелляционное постановление Пермского краевого суда от 24 октября 2019 года в отношении

    Филипповой Светланы Александровны, <данные изъяты>, несудимой,

    оправданной по ч. 3 ст. 264 УК РФ на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ, в связи с отсутствием состава преступления.

    За Филипповой С.А. признано право на реабилитацию.

    Гражданский иск потерпевшей Кононовой И.В. оставлен без рассмотрения. Отменен арест, наложенный на имущество Филипповой С.А.

    В апелляционном порядке приговор оставлен без изменения, апелляционная жалоба представителя потерпевшей – адвоката Кононовой И.В. и апелляционное представление государственного обвинителя Шкаредной Е.Д. – без удовлетворения.

    О дате, времени и месте рассмотрения кассационной жалобы лица, чьи интересы затрагиваются жалобой, извещены в установленный законом срок.

    Заслушав доклад судьи Седьмого кассационного суда общей юрисдикции Завьялова А.В. об обстоятельствах дела, содержании судебных решений и доводах кассационных жалобы и представления; мнение прокурора Волосникова А.И., поддержавшего доводы кассационного представления, потерпевшей Кононовой И.В. и её представителя - адвоката Сачихина А.В., поддержавших доводы кассационной жалобы, выступление оправданной Филипповой С.А. и адвоката Тиунова П.А., просивших судебные решения оставить без изменения, судебная коллегия

    установила:

    органами предварительного расследования Филиппова С.А. обвиняется в совершении 20 февраля 2018 года в г. Перми преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 264 УК РФ.

    Судом в отношении Филипповой С.А. постановлен оправдательный приговор.

В кассационном представлении прокурор предлагает приговор Мотовилихинского районного суда г. Перми от 4 сентября 2019 года и апелляционное постановление Пермского краевого суда от 24 октября 2019 года в отношении Филипповой С.А. отменить, в связи с существенным нарушением уголовного и уголовно-процессуального закона, повлиявшим на исход дела, передать уголовное дело в суд первой инстанции на новое судебное рассмотрение. Указывает, что вывод суда о том, что Филиппова С.А. не знала и не должна была знать об установке стекла, не предусмотренного конструкцией транспортного средства, наличие которого, в том числе, повлияло на образование телесных повреждений у потерпевшего, а её обязанность обеспечить надлежащее техническое состояние транспортного средства была исполнена после осмотра автобуса в полном объеме, противоречит фактическим обстоятельствам дела. Считает, что инкриминируемое Филипповой С.А. деяние предполагает установление вины в виде преступной небрежности, при которой её виновность в совершении преступления имеет место, несмотря на не предвидение ею возможности причинения вреда пассажиру автобуса под её управлением фрагментом остекления, не предусмотренного конструкцией транспортного средства, в результате дорожно-транспортного происшествия. При проявлении ею необходимой для водителя автобуса внимательности и предусмотрительности она должна была предвидеть такие последствия, имела для этого реальную возможность. Управляя автобусом, именно Филиппова С.А. была обязана в силу пункта 2.3.1 Правил дорожного движения Российской Федерации обеспечить его исправное техническое состояние, но не сделала этого. Считает, что указание в приговоре на то, что обязанность Филипповой С.А. обеспечить надлежащее техническое состояние транспортного средства была исполнена в объеме, предусмотренном пунктом 2.5 должностной инструкции, является нарушением принципа непосредственности судебного разбирательства, поскольку в судебном заседании не исследовались доказательства того, что Филиппова С.А. выполнила такие требования инструкции, так как оправданная отказалась от дачи показаний. Суд не принял во внимание пункт 2.3 должностной инструкции, устанавливающий обязанность водителя автобуса проверить его исправность и подготовку к работе на линии. В связи с тем, что оправданная не давала показания, утверждение суда о том, что Филиппова С.А. отрицала свою осведомленность о несоответствии заднего левого стекла требованиям безопасности, является необоснованным. По мнению прокурора, на очевидность различий между закаленным стеклом и полимерным материалом на основе поликарбоната указывало подавляющее большинство свидетелей, в том числе <данные изъяты> В нарушение п. 3 ст. 389 УПК РФ, суд в приговоре не указал, по каким основаниям он отверг показания вышеуказанных лиц, приняв во внимание показания тех свидетелей, из которых следует лишь то, что они до дорожно-транспортного происшествия не обращали должного внимания на остекление автобуса Филипповой С.А., а потому не видели различия в остеклении. Об отсутствии в действиях Филипповой С.А. должной внимательности и предусмотрительности, то есть о проявлении ею преступной небрежности, свидетельствуют и многократные факты совершения административных правонарушений за управление ею автобусом, имеющим технические неисправности и привлечение её в связи с этим к административной ответственности. Считает, что установление приговором Мотовилихинского районного суда г. Перми от 20 марта 2019 года виновности <данные изъяты> в преступлении, предусмотренном ч. 3 ст. 264 УК РФ, допустившего в нарушении требований пункта 10.1 Правил дорожного движения Российской Федерации столкновение с автобусом под управлением Филипповой С.А., не исключает виновность последней в инкриминируемом преступлении, поскольку именно на управляемом ею автобусе был установлен в качестве остекления фрагмент полимерного материала на основе поликарбоната, не являющегося безопасным стеклом, без которого эксплуатация автобуса запрещена. Ссылается на положения Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 09 декабря 2008 года № 25 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения», в соответствии с которыми, в тех случаях, когда нарушения правил дорожного движения были допущены двумя или более участниками дорожного движения, содеянное каждым из них влечет уголовную ответственность по ст. 264 УК РФ, если их действия по управлению транспортным средством находились в причинной связи с наступившими последствиями. Считает, что в данном случае имеется прямая причинно-следственная связь между действиями каждого в отдельности водителя и наступившими последствиями - причинением по неосторожности в результате дорожно-транспортного происшествия смерти <данные изъяты> Обращает внимание на то, что материалами дела установлено, что <данные изъяты> нарушив правила дорожного движения, допустил столкновение с автобусом, при управлении которым Филипповой С.А. допущены нарушения правил эксплуатации - наличие стекла, не являющегося безопасным для перевозки пассажиров. В результате столкновения именно фрагментом указанного стекла <данные изъяты> были причинены телесные повреждения, повлекшие его смерть.

В кассационной жалобе потерпевшая <данные изъяты> и её представитель - адвокат Сачихин А.В. просят судебные решения в отношении Филипповой С.А. отменить, направить уголовное дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Оспаривают вывод суда об отсутствии причинно-следственной связи между действиями Филипповой С.А. по управлению автобусом, не оборудованным предусмотренным конструкцией данного транспортного средства боковым стеклом, и причинением смерти <данные изъяты> Считают необоснованным вывод суда о том, что Филипповой С.А., как водителем, была исполнена обязанность, предусмотренная п. 2.5 должностной инструкции, по обеспечению надлежащего технического состояния транспортного средства. Филипповой С.А. инкриминировано преступление, совершенное в форме небрежности, следовательно Филиппова С.А. исходя из фактических обстоятельств могла и должна была предвидеть возможность наступления последствий своих действий. Указывают на то, что Филиппова С.А. должна была выявить указанное выше обстоятельство до выезда на линию, чего ею сделано не было. Считают необоснованными выводы судов первой и апелляционной инстанции о том, что Филиппова С.А. не была обязана проверять все неисправности автобуса, перечисленные в Правилах дорожного движения, препятствующие его эксплуатации, только лишь исходя из того, что это не было отражено в её должностной инструкции, что, по мнению потерпевшей стороны, противоречит требованиям ст. 16 ФЗ № 196-ФЗ «О безопасности дорожного движения», в соответствии с которыми техническое состояние и оборудование транспортных средств, участвующих в дорожном движении, должны обеспечивать безопасность дорожного движения. Обращают внимание на то, что обязанность по поддержанию транспортных средств, участвующих в дорожном движении, в технически исправном состоянии возлагается на владельцев транспортных средств либо на лиц, эксплуатирующих транспортные средства. Ссылаются на положения ч. 1 ст. 19 ФЗ № 196-ФЗ «О безопасности дорожного движения», в соответствии с которой запрещается эксплуатация транспортных средств при наличии у них технических неисправностей, создающих угрозу безопасности дорожного движения. Указывают на то, что в соответствии с п. 2.3.1. Правил дорожного движения РФ, именно водитель транспортного средства обязан перед выездом проверить и в пути обеспечить исправное техническое состояние транспортного средства в соответствии с основными положениями по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностями должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения. Приводят положения п.7.1 «Перечня неисправностей транспортных средств и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств» Приложения к «Основным положениям по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностям должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения», в соответствии с которыми запрещается эксплуатация автомобилей, автобусов в отсутствие стекла, предусмотренного конструкцией транспортного средства. На основании изложенного, делают вывод о том, что именно на водителе транспортного средства лежит обязанность по проверке его технического состояния, включая проверку соответствия параметров установленных в нём стекол. Ссылаясь на положения ч.3 ст.26 УК РФ, указывают, что виновность Филипповой С.А. в совершении преступления заключается не в том, что она достоверно знала об установке в управляемом ею транспортном средстве бокового стекла, не предусмотренного его технической конструкцией, а в том, что она при проявлении необходимой для водителя внимательности и предусмотрительности могла и должна была выявить это обстоятельство, имела для этого реальную возможность, следовательно, могла предотвратить причинение вреда <данные изъяты>., повлекшего его смерть. Из материалов уголовного дела следует, что установленное в автобусе под управлением Филипповой С.А. боковое стекло, разрушенное в результате столкновения с автобусом под управлением <данные изъяты>., послужило непосредственным орудием причинения смерти пострадавшему, не соответствовало техническим параметрам, предусмотренным конструкцией данного транспортного средства. Обращают внимание на то, что указанное стекло было установлено вручную и закреплено «саморезами», что не допускается с технической точки зрения и является препятствием для использования транспортного средства в целях перевозки пассажиров. Считают, что ссылка суда апелляционной инстанции на показания свидетелей <данные изъяты> о том, что никто из них не утверждал, что водитель Филиппова С.А. подвергалась административному наказанию именно в связи с наличием в управляемом ею автобусе остекления из оргстекла, является несостоятельной, поскольку показаниями указанных лиц установлены иные значимые по делу обстоятельства. Указывают на то, что в суде сотрудники ГИБДД <данные изъяты> подтвердили ранее данные ими показания о том, что отличия кустарно установленного стекла, тем более изготовленного из поликарбоната, от заводского, могут быть обнаружены по его внешнему виду, прозрачности и характеру материала. Указанное следует и из показаний свидетелей <данные изъяты> Ссылаются на показания свидетелей: <данные изъяты> пояснивших, что на заводских боковых стеклах автобуса имеются штампы, которые можно обнаружить визуально; <данные изъяты> давшего аналогичные показания и указавшего, что прикручивать стекла на саморезы не разрешено; <данные изъяты> пояснившего, что установленное в автобусе стекло внешне отличается от стандартного. На основании изложенного, приходят к выводу о том, что ссылки апелляционной инстанции на показания свидетелей <данные изъяты> и <данные изъяты> которым не было известно о замене бокового стекла в автобусе, а также на показания свидетелей <данные изъяты> который не увидел замены стекла, показания свидетеля <данные изъяты> который проводил предрейсовый осмотр автобуса и не заметил имевших место технических несоответствий, в качестве доказательств, оправдывающих Филиппову С.А., являются несостоятельными. Считают, что Филиппова С.А., полагаясь на мнение иных лиц, не выполнила установленных требований, допустила небрежность. Обращают внимание на то, что ранее Филиппова С.А. неоднократно допускала аналогичное пренебрежительное отношение к исполнению своих профессиональных обязанностей, о чем свидетельствует то, что в период с 2015 года и до 22 февраля 2018 года она неоднократно подвергалась административным взысканиям в связи с наличием технических неисправностей управляемого ею транспортного средства. Ссылаются на п. 2.3 должностной инструкции, в котором установлена её обязанность проверять исправность автобуса и подготовку его к работе на линии, а также на трудовой договор Филипповой С.А., в соответствии с которым она обязана сообщать работодателю о возникших ситуациях, представляющих угрозу жизни и здоровью людей. Считают, что поведение Филипповой С.А. в сложившейся дорожной ситуации очевидно свидетельствует о наличии в её действиях причинно-следственной связи с совершением дорожно-транспортного происшествия. В обоснование своего вывода ссылаются на показания свидетелей: <данные изъяты> в соответствии с которыми, автобус под управлением Филипповой С.А. сначала ехал медленно, потом начал резко набирать обороты, затем резко начал тормозить; <данные изъяты> пояснившего, что перед столкновением Филиппова С.А. нажала на газ, увела автобус. Считают, что факт увеличения скорости движения транспортного средства, находящегося под управлением Филипповой С.А. в момент обнаружения опасности, т.е. непосредственно перед столкновением автобусов подтверждается пояснениями Филипповой С.А., данными ею при проверке показании на месте. Приходят к выводу о том, что в случае снижения Филипповой С.А. скорости автобуса, последствия столкновения с автобусом под управлением <данные изъяты> могли бы не привести к трагическим результатам, в связи с чем поведение Филипповой С.А. в момент обнаружения ею опасности не соответствовало требованиям п. 10.1 Правил дорожного движения. Считают необоснованным вывод суда апелляционной инстанции о том, что указанные выше доводы не подлежат рассмотрению, так как нарушение п.10.1 Правил дорожного движения не вменялось Филипповой С.А., поскольку указанные обстоятельства свидетельствуют не о причинах дорожно-транспортного происшествия, а о причинно-следственной связи между неправомерными действиями Филипповой С.А. по увеличению скорости автобуса в сложившейся дорожной ситуации и наступившими последствиями в виде причинения смерти <данные изъяты>

В возражениях на кассационную жалобу потерпевшей <данные изъяты> и действующего в её интересах адвоката Сачихина А.В., а также кассационное представление прокурора, представитель оправданной – адвокат Тиунов П.А. просит судебные решения в отношении Филипповой С.А. оставить без изменений. Указывает, что в кассационной жалобе и представлении отсутствуют сведения о существенных нарушениях судами первой и апелляционной инстанций закона, повлиявших на исход дела. Обращает внимание на то, что в кассационной жалобе и представлении ставятся вопросы о доказанности вины Филипповой С.А. в совершении инкриминируемого ей деяния, однако данные вопросы не являются предметом рассмотрения суда кассационной инстанции. Считает, что стороной обвинения не представлено доказательств вины оправданной Филипповой С.А. в совершении инкриминируемого ей преступления. В материалах дела отсутствуют доказательства, подтверждающие то, что Филиппова С.А. знала об установке на эксплуатируемом ею автобусе стекла, не соответствующего требованиям безопасности. Указывает на то, что за нарушение Правил дорожного движения РФ, повлекшее причинение смерти <данные изъяты>., приговором Мотовилихинского районного суда от 20 марта 2019 года осужден <данные изъяты> Ссылается на апелляционное постановление Пермского краевого суда от 13 мая 2019 года, которым указанный выше приговор оставлен без изменений. Приводит вывод суда апелляционной инстанции о том, что доводы стороны защиты о наступлении смерти <данные изъяты> в связи с наличием в автобусе, в котором ехал погибший, в оконном проёме оргстекла, вместо закаленного стекла являются предположением, так как смерть <данные изъяты> наступила от тупой сочетанной травмы тела, сопровождавшейся переломами костей черепа, множественными переломами шейных и грудных позвонков с полной травматической ампутацией головы и шеи, множественными разрывами внутренних органов. На основании изложенного, приходит к выводу о том, что судами установлено, что смерть потерпевшего наступила в результате преступных действий <данные изъяты> Указывает на то, что Филиппова С.А. при выезде из автопарка 20 февраля 2018 года имела на руках диагностическую карту о прохождении автобусом технического осмотра. Кроме того, автобус перед выездом был осмотрен автомехаником, подтвердившим техническую исправность данного автобуса.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационного представления, кассационной жалобы и возражений на них, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Согласно ч.1 ст. 401.15 УПК РФ, основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

В соответствии с положениями ст. 401.6 УПК РФ, пересмотр в кассационном порядке приговора, определения, постановления суда по основаниям, влекущим ухудшение положения осужденного, оправданного, лица, в отношении которого уголовное дело прекращено, допускается в срок, не превышающий одного года со дня вступления их в законную силу, если в ходе судебного разбирательства были допущены повлиявшие на исход дела нарушения закона, искажающие саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия.

Судебная коллегия считает, что при вынесении оправдательного приговора в отношении Филипповой С.А. судом были допущены существенные нарушения уголовного и уголовно-процессуального закона, подпадающие под названные критерии.

В силу ст. 297 УПК РФ, приговор должен быть законным, обоснованным и справедливым, то есть он должен соответствовать требованиям УПК РФ и должен быть основан на правильном применении уголовного закона.

Приговор, постановленный по настоящему уголовному делу, указанным выше требованиям ст. 297 УПК РФ не соответствует.

Так, органами предварительного следствия Филиппова С.А. обвинялась в том, что в период по 20 февраля 2018 года, являясь водителем автобуса на регулярных городских пассажирских маршрутах, управляла механическим транспортным средством - автобусом «SCANIA» г.н. <данные изъяты> регион, и достоверно знала о том, что в управляемом ею механическом транспортном средстве в качестве остекления восьмого оконного проёма левой боковой стороны пассажирского салона был установлен фрагмент полимерного материала на основе поликарбоната, что являлось нарушением п. 7.1 «Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств», в соответствии с которым эксплуатация автобусов запрещается в случае отсутствия стекла, предусмотренного конструкцией транспортного средства. Филиппова С.А., осознавая, что указанное стекло не является безопасным, нарушая требования Правил дорожного движения и Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации продолжала эксплуатацию неисправного транспортного средства - автобуса. 20 февраля 2018 года Филиппова С.А., нарушая п. 2.3.1 Правил дорожного движения, управляла указанным автобусом и ехала по маршруту 68 единой сети маршрутов регулярных перевозок пассажирского транспорта общего пользования г. Перми. Около 7 часов этих же суток автобус под управлением Филипповой С.А. стал участником дорожно-транспортного происшествия на ул. Уинской, вблизи перекрёстка с улицами Тургенева и Макаренко г. Перми. В момент столкновения автобуса «SCANIA» г.н. <данные изъяты> регион под управлением <данные изъяты> с задней левой боковой частью автобуса под управлением Филипповой С.А. произошел разлом элемента остекления восьмого оконного проёма левой боковой стороны пассажирского салона автобуса под управлением Филипповой С.А., малолетнему <данные изъяты> причинена тупая сочетанная травма тела в виде: полной травматической ампутации головы и шеи на уровне седьмого шейного и первого грудного позвонков, закрытой черепно-мозговой травмы, закрытой травмы груди, закрытой травмы живота, закрытого оскольчатого перелома костей, формирующих левый локтевой сустав, кровоподтеков и ссадин на шее. Указанные повреждения, составляющие тупую сочетанную травму, квалифицируются как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни и повлекли смерть потерпевшего <данные изъяты> на месте.

Указанные выше действия Филипповой С.А. органы предварительного следствия квалифицировали по ч. 3 ст. 264 УК РФ, как нарушение лицом, управляющим механическим транспортным средством, правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности смерть человека.

Вывод органов предварительного следствия о причинении <данные изъяты> телесных повреждений, повлекших его смерть, в результате воздействия оконного стекла, разлом которого произошел, в том числе вследствие несоответствия его требованиям безопасности, то есть вывод о наличии причинной связи между эксплуатацией транспортного средства, не соответствующего требованиям безопасности, и наступившими последствиями в приговоре под сомнение не поставлен.

В обоснование оправдания Филипповой С.А. суд сослался на недоказанность её виновного поведения к указанному нарушению, в связи с чем пришел к выводу об отсутствии в её действиях состава преступления.

При этом суд мотивировал своё решение следующим образом. Подсудимая является наемным работником и, управляя автобусом в момент ДТП, выполняла трудовую функцию. В её обязанности не входит проверка автобуса на наличие всех неисправностей, указанных в Правилах дорожного движения РФ, препятствующих эксплуатации транспортного средства. Представленными доказательствами не подтверждается, что Филиппова С.А. знала или должна была знать об установке в управляемом ею автобусе стекла, не предусмотренного конструкцией. Обязанность Филипповой С.А. как наемного работника обеспечить надлежащее техническое состояние транспортного средства, принадлежащего её работодателю, была исполнена после осмотра автобуса в объеме, предусмотренном должностной инструкцией, а также путем получения путевого листа с отметкой уполномоченного лица, подтвердившего отсутствие технических неисправностей, препятствующих выходу автобуса в рейс. Доказательств того, что стекло из поликарбоната в автобус под управлением Филипповой С.А. 20 февраля 2018 года было вставлено после выезда, но до ДТП, не имеется.

С такими выводами, признанными правильными судом апелляционной инстанции, суд кассационной инстанции согласиться не может. Судебная коллегия считает заслуживающими внимания доводы кассационного представления прокурора, кассационной жалобы потерпевшей и её представителя о нарушении судом уголовного закона и требований уголовно-процессуального закона при оценке доказательств по делу, что повлекло принятие незаконного, необоснованного и несправедливого решения по делу.

Согласно уголовному закону, виновным в преступлении признается лицо, совершившее деяние умышленно или по неосторожности (ч. 1 ст. 24 УК РФ); преступлением, совершенным по неосторожности, признается деяние, совершенное по легкомыслию или небрежности (ч. 1 ст. 26 УК РФ); преступление признается совершенным по легкомыслию, если лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий (ч. 2 ст. 26 УК РФ); преступление признается совершенным по небрежности, если лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия (ч. 3 ст. 26 УК РФ).

В соответствии с предъявленным обвинением, по отношению к смерти <данные изъяты> оправданная Филиппова С.А. действовала с неосторожным умыслом в форме небрежности.

Суд сделал вывод о том, что Филиппова С.А. не знала и не должна была знать об установке в управляемом ею автобусе стекла, не предусмотренного конструкцией транспортного средства.

При этом судом допущено нарушение уголовного закона, так как, указывая на то, что Филиппова С.А. не должна была знать об установке в управляемом ею автобусе стекла, не предусмотренного конструкцией транспортного средства, суд сослался только на положения её должностной инструкции и не проанализировал её действия с точки зрения соблюдения ею п.2.3.1 Правил дорожного движения РФ, положения которого обязывают водителя транспортного средства перед выездом проверить и в пути обеспечить исправное техническое состояние транспортного средства в соответствии с Основными положениями по допуску транспортных средств к эксплуатации, а также п. 7.1 Перечня неисправностей и условий, при которых запрещена эксплуатация транспортных средств, в том числе при отсутствии в автобусе стёкол, предусмотренных конструкцией транспортного средства.

Суд, обосновывая свою позицию по делу в приговоре указанными выводами, не дал какой-либо оценки сведениям о том, что Филиппова С.А., а также другие водители, управлявшие этим же автобусом посменно с оправданной, ранее неоднократно привлекались к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.5 КоАП РФ ввиду отсутствия в автобусе стекла, предусмотренного конструкцией транспортного средства.

Отвергая доводы стороны обвинения об этом, суд апелляционной инстанции указал, что ни один из сотрудников ГИБДД, а именно: <данные изъяты> составлявших протоколы об административных правонарушениях, не утверждал, что правонарушения были связаны с остеклением окна автобуса полимерным материалом. В то же время суд оставил без внимания показания указанных свидетелей о том, что выявленные правонарушения могли быть связаны либо с отсутствием стекла в целом, либо с несоответствием остекления конструкции, а также показания свидетелей <данные изъяты> утверждавших, что боковые стёкла автобуса не могут иметь трещин, так как они изготовлены из материала, который сразу же разрушается на мелкие осколки. При этом, наличие в автобусе под управлением Филипповой С.А. до совершения ДТП всех стёкол во всех оконных проёмах не оспаривалось, как и не установлено при осмотре указанного автобуса после ДТП несоответствия конструкции остекления других окон автобуса.

Согласно требованиям уголовно-процессуального закона, доказывание состоит в собирании, проверке и оценке доказательств в целях установления обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК РФ.

Каждое из доказательств, представленное стороной обвинения, в соответствии со ст. 87 УПК РФ, должно быть проверено судом путем сопоставления его с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле, установления их источников, получения иных доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство.

В силу ст. 88 УПК РФ, каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела. Согласно ст. 17 УПК РФ, суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью.

Перечисленные требования закона при постановлении судом оправдательного приговора в отношении Филипповой С.А. не выполнены.

Делая вывод о том, что Филиппова С.А. не могла знать об установке в управляемом ею автобусе стекла, не предусмотренного конструкцией транспортного средства, суд указал, что из исследованных доказательств однозначно не следует очевидность этой неисправности, поскольку часть свидетелей сообщили о том, что органическое стекло по внешнему виду не отличается от закаленного стекла, а часть свидетелей, описывая свойства органического стекла, указывали, что оно более мутное, менее прозрачное, даёт другой звук при простукивании. Никто из свидетелей не сообщал о том, что имеющееся на момент ДТП в автобусе Филипповой С.А. стекло отличалось от закаленного стекла настолько, что это было очевидно при визуальном осмотре.

При этом суд не оценил доказательства каждое в отдельности, как того требует закон, в том числе с точки зрения незаинтересованности или, напротив, заинтересованности свидетелей в исходе дела.

Из материалов дела следует, что подавляющее большинство свидетелей, пояснивших об отсутствии различий указанных стёкол, являются сотрудниками организации, либо владеющей автобусом, которым управляла Филиппова С.А., либо организации, ответственной за ремонт и техническое состояние данного автобуса.

Устранившись от анализа и оценки каждого доказательства, суд в приговоре не привел мотивов, по которым им фактически отдано предпочтение показаниям именно этих свидетелей.

Ссылаясь на недоказанность того, что фактически установленное в автобусе стекло не отличалось от закаленного стекла настолько, что это было очевидно при визуальном осмотре, суд оставил без внимания и оценки показания свидетеля <данные изъяты>., пояснившей в судебном заседании, что в автобусе, которым управляла Филиппова С.А., последнее заднее левое стекло отличалось от остальных, оно было более мутным. Кроме того, свидетели <данные изъяты> показали, что стекло, предусмотренное конструкцией автобуса, отличается от органического стекла даже визуально.

Учитывая, что допущенные судом существенные нарушения правил проверки и оценки доказательств влияют на исход дела, указание апелляционной инстанции на необходимость толкования сомнений в пользу обвиняемого является преждевременным. В соответствии с требованиями закона, в пользу обвиняемого, подсудимого могут быть истолкованы лишь неустранимые сомнения в их виновности (ст. 49 Конституции РФ).

Другие мотивы к оправданию Филипповой С.А., кроме изложенных, в приговоре не приведены. Ссылки в апелляционном определении на установление ранее состоявшимся приговором виновности в преступлении, последствием которого явилась смерть <данные изъяты> второго участника ДТП Тайсина Р.Т. сделаны без учета разъяснений, данных в п. 5 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 09 декабря 2008 года № 25 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения», согласно которым в тех случаях, когда нарушения правил дорожного движения были допущены двумя или более участниками дорожного движения, содеянное каждым из них влечет уголовную ответственность по ст. 264 УК РФ, если их действия по управлению транспортным средством находились в причинной связи с наступившими последствиями. По результатам рассмотрения уголовного дела в отношении <данные изъяты> судом в силу закона не могли быть сделаны выводы о виновности других лиц. Между тем, доказательства, подтверждающие несоответствие состояния автобуса под управлением Филипповой С.А. требованиям безопасности, судом в приговоре в отношении <данные изъяты> не опровергнуты.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, судебное решение подлежит пересмотру, если выявленные существенные нарушения, допущенные в ходе предыдущего разбирательства, неоспоримо свидетельствуют о наличии судебной ошибки, поскольку такое решение не отвечает требованиям справедливости. При этом, исключения из общего правила о запрете поворота к худшему допустимы лишь в качестве крайней меры, когда не исправление судебной ошибки искажало бы саму суть правосудия, смысл приговора как акта правосудия, разрушало необходимый баланс конституционно-защищаемых ценностей, в том числе прав и законных интересов осужденных и потерпевших.

Нарушения, допущенные Мотовилихинским районным судом г.Перми при постановлении приговора, не позволяют признать этот приговор актом правосудия, обеспечивающим справедливую защиту прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства, в данном случае потерпевшей. Несоблюдение требований закона к оценке доказательств, проявленная при этом односторонность повлекли нарушение принципа равноправия сторон.

Приговор и апелляционное постановление, как не соответствующие требованиям законности, подлежат отмене, а уголовное дело - направлению на новое судебное разбирательство в тот же суд первой инстанции со стадии судебного разбирательства иным составом суда.

При новом рассмотрении уголовного дела суду первой инстанции необходимо учесть изложенное в настоящем кассационном определении и соблюсти все требования уголовно-процессуального закона, регламентирующие судопроизводство.

Руководствуясь ст.ст.401.14, 401.15 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

    приговор Мотовилихинского районного суда г. Перми от 4 сентября 2019 года и апелляционное постановление Пермского краевого суда от 24 октября 2019 года в отношении Филипповой Светланы Александровны отменить. Уголовное дело передать на новое рассмотрение в тот же суд первой инстанции иным составом.

Председательствующий

Судьи:

 

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс».