Дело №8Г-5569/2020

Номер дела: 8Г-5569/2020

Уникальный идентификатор: 54RS0002-01-2019-002688-36

Дата начала: 26.02.2020

Суд: Восьмой кассационный суд общей юрисдикции

:
Стороны по делу (третьи лица)
Вид лица Лицо Перечень статей Результат
ПРЕДСТАВИТЕЛЬ адвокат Ковалева Ольга Викторовна
ПРОКУРОР Восьмой отдел (кассационный) (с дислокацией в г.Кемерово) апелляционно-кассационного управления Главного гражданско-судебного управления Генеральной прокуратуры Российской Федерации
ОТВЕТЧИК ФГАОУ ДПО "Новосибирский ЦППК"
ОТВЕТЧИК Федеральное дорожное агентство (Росавтодор)
ИСТЕЦ Христенко Игорь Борисович
Движение дела
Наименование события Результат события Основания Дата
Судебное заседание Жалоба / представление ОСТАВЛЕНО БЕЗ УДОВЛЕТВОРЕНИЯ 09.06.2020
 

Определения

ВОСЬМОЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

№ 88-9351/2020

О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

г. Кемерово                                                                          9 июня 2020 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции в составе

председательствующего Лавник М.В.,

судей Богдевич Н.В., Новожиловой И.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело            по иску ФИО1 к Федеральному дорожному агентству (РОСАВТОДОР), Федеральному государственному автономному образовательному учреждению дополнительного профессионального образования «Новосибирский центр профессиональной подготовки и повышения квалификации кадров Федерального дорожного агентства» (ФГАОУ ДПО «Новосибирский ЦППК») о защите трудовых прав,

по кассационной жалобе ФИО1 на решение Железнодорожного районного суда г. Новосибирска от 13 сентября 2019 г., апелляционное определение Новосибирского областного суда от 3 декабря 2019 г.,

заслушав доклад судьи Восьмого кассационного суда общей юрисдикции Богдевич Н.В., судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции,

установила:

ФИО1 (далее- Христенко И.Б., истец) обратился в суд с иском к Федеральному дорожному агентству (РОСАВТОДОР) (далее-РОСАВТОДОР), Федеральному государственному автономному образовательному учреждению дополнительного профессионального образования «Новосибирский центр профессиональной подготовки и повышения квалификации кадров Федерального дорожного агентства» (далее- ФГАОУ ДПО «Новосибирский ЦППК») о защите трудовых прав.

В иске указал, что с 1 августа 2018 г. работал в <данные изъяты> ФГАОУ «Новосибирский ЦППК». Срок действия трудового договора составлял 1 год. В период работы нареканий со стороны работодателя не поступало. 4 марта 2019 г. на основании пункта 2 статьи 278 Трудового кодекса Российской Федерации (далее- ТК РФ) он уволен по инициативе работодателя. С приказом об увольнении его не ознакомили, приказ не выдали. Приказ об увольнении противоречит статье 81 ТК РФ. С 26 февраля 2019 г. он находился на больничном. О нарушении права ему стало известно 5 июня 2019 г. Заработная плата за февраль 2019 года выплачена в июне. 10 июня 2019 г. работодателю подано заявление о выдаче документов, которые поступили 30 июня 2019 г.

Просил суд, с учетом уточнений, признать причину пропуска процессуального срока для обращения в суд уважительной и восстановить и срок на обращение в суд с иском; признать приказ от 4 марта 2019 г. /к об увольнении незаконным, в связи с принятием данного приказа в период временной нетрудоспособности; признать трудовой договор от 13 июня 2018 г. расторгнутым 31 июля 2019г., в связи с истечением срока трудового договора; обязать ФГАОУ ДПО «Новосибирский ЦППК» внести в трудовую книжку истца запись об увольнении на основании положений статьи 79 ТК РФ, в связи с истечением срока действия трудового договора; взыскать с ФГАОУ ДПО «Новосибирский ЦППК» в пользу Христенко И.Б. пособие по временной нетрудоспособности за период с 4 апреля 2019 г. по 3 июля 2019 г. в размере 114 846,49 рублей, заработную плату за время вынужденного прогула за период с 4 июля 2019 г. по 31 июля 2019г. в размере 46 721,74 рублей, денежную компенсацию за неиспользованный отпуск за период с 1 августа 2018 г. по 31 июля 2019 г. в размере 16 825 рублей (с учетом ранее выплаченной компенсации), проценты за нарушение установленного срока выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и других выплат в размере 9 098,97 рублей, итого взыскать 187 492,2 рублей, взыскать с ФГАОУ ДПО «Новосибирский ЦППК» в пользу Христенко И.Б. компенсацию морального вреда в размере 3 500 000 рублей.

Решением Железнодорожного районного суда г. Новосибирска от 13 сентября 2019 г. в удовлетворении исковых требований Христенко И.Б. о защите трудовых прав отказано.

Апелляционным определением Новосибирского областного суда от 3 декабря 2019 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Истец обратился с кассационной жалобой в Восьмой кассационный суд общей юрисдикции, в которой просит отменить судебные постановления суда первой и апелляционной инстанций как незаконные.

В судебное заседание суда кассационной инстанции не явились надлежаще извещенные о времени и месте рассмотрения дела участвующие в деле лица, не сообщившие о причинах неявки.

Судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции, руководствуясь пунктом 5 статьей 379.5 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее также – ГПК РФ), считает возможным рассмотреть дело в отсутствии лиц, участвующих в деле.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции находит жалобу неподлежащей удовлетворению, поскольку не имеется оснований для отмены в кассационном порядке обжалуемого судебного постановления.

Согласно статье 379.7 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда содержащихся в обжалуемом судебном постановлении фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального или норм процессуального права.

Судом первой инстанции установлено и подтверждается материалами дела, что Христенко И.Б. состоял в <данные изъяты> ФГАОУ ДПО «Новосибирский ЦППК» на основании приказа Росавтодор от 18 июля 2018 г. /к 13 июля 2018 г. с Христенко И.Б. был заключен трудовой договор № РС-126А на срок 1 год - с 1 августа 2018 г. по 31 июля 2019 г. Местом работы истца являлось учреждение по адресу: <адрес>.

4 марта 2019 г. работодателем Росавтодор издан приказ /к, в соответствии с которым с истцом прекращен трудовой договор 4 марта 2019г., в связи с принятием решения о прекращении трудового договора (пункт 2 статьи 278 ТК РФ).

Согласно представленным истцом в материалы дела листкам временной нетрудоспособности, Христенко И.Б. в период с 26 февраля 2019 г. по 3 июля 2019 г. был временно нетрудоспособен.

Отказывая Христенко И.Б. в удовлетворении иска, суд первой инстанции руководствовался правовой позицией Конституционного Суда РФ, изложенной в постановлении -П от 15 марта 2005 г., в пункте 2 статьи 278, статьи 279, статьи 392 ТК РФ, разъяснениями пункта 10 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июня 2015 г. «О некоторых вопросах, возникших у судов при применении законодательства, регулирующего труд руководителя организации и членов коллегиального исполнительного органа организации», разъяснениями пунктами 50, 27, 3, 5 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. «О применении судами Российской Федерации Трудового Кодекса Российской Федерации», статьёй 5, части 3 статьи 13 Федерального закона от 29 декабря 2006 № 255-ФЗ «Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством», пунктами 61, 57 Порядка выдачи листков нетрудоспособности, утв. приказом Минздравсоцразвития России от 29 июня 2011 г. н, и пришел к выводу, что увольнение Христенко И.Б. по пунктам 2 статьи 278 ТК РФ произведено на законном основании и в установленном законом порядке.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции, поскольку они основаны на исследованных судом доказательствах, которым дана аргументированная правовая оценка, при этом мотивы, по которым суд первой инстанции пришел к указанным выводам, исчерпывающим образом изложены в решении суда и являются обоснованными.

При этом суд апелляционной инстанции указал следующее.

Доводы Христенко И.Б. сводятся к нарушению работодателем процедуры увольнения, а именно увольнения истца в нарушение требований части 6 статьи 81 ТК РФ в период его временной нетрудоспособности. Кроме того, истец не согласен с выводом суда о наличии в его действиях злоупотребления правом.

Из материалов дела следует и установлено судом, что пунктом 9 заключенного с Христенко И.Б. трудового договора предусмотрена обязанность истца информировать работодателя о своей временной нетрудоспособности, а так же об отсутствии на работе по уважительным причинам.

Данная обязанность Христенко И.Б. исполнена не была.

Доводы Христенко И.Б. о своевременном уведомлении о своей нетрудоспособное работодателя со ссылкой на издание приказа о временном исполнении обязанностей руководителя учреждения, судом первой инстанции не приняты во внимание, поскольку материалами дела не подтверждено, что указанный приказ был доведен на дату его издания до работодателя.

Провести проверку наличия или отсутствия листка нетрудоспособности, с учетом конфиденциальности информации, Росавтодор не мог без наличия воли самого истца.

Также судом установлено и следует из материалов дела, что 4 марта 2019 г. в адрес и.о. директора учреждения было направлено письмо об увольнении истца и необходимости ознакомить его с приказом в соответствии с действующим законодательством.

Учреждением письмом от 4 марта 2019 г. в адрес истца посредством организации почтовой связи направлено письмо по месту жительства и приказ об увольнении. Указанная почтовая корреспонденция истцом не получена.

5 марта 2019 г. работодателем в адрес истца направлялась телеграмма, в которой предложено явиться для ознакомления с приказом об увольнении и получением трудовой книжки.

Учитывая вышеизложенное, наличие разногласии между истцом и работодателем, неисполнение истцом обязанности по уведомлению работодателя о своей временной нетрудоспособности, при том, что 26 февраля 2019 г. он прибыл на работу, совершал определенные указанные выше действия имел возможность уведомить работодателя о своей нетрудоспособности, изыскал такую возможность, находясь на больничном после издания работодателем соответствующего приказа, суд апелляционной инстанции признал правильным вывод суда о злоупотреблении правом со стороны Христенко И.Б., скрывшего от работодателя факт своей временной нетрудоспособности, в связи с чем, у ответчика не имелось оснований предполагать, что на момент расторжения трудового договора с истцом последний являлся временно нетрудоспособным.

Судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции соглашается с приведенными выводами судов, находя их должным образом мотивированными, соответствующими фактическим обстоятельствам и материалам дела, основанными на правильном применении норм материального и процессуального права.

В части 6 статьи 81 ТК РФ, предусматривающей, что не допускается увольнение работника по инициативе работодателя (за исключением случая ликвидации организации либо прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем) в период его временной нетрудоспособности и в период пребывания в отпуске.

В пункте 27 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» разъяснено, что при реализации гарантий, предоставляемых Кодексом работникам в случае расторжения с ними трудового договора, должен соблюдаться общеправовой принцип недопустимости злоупотребления правом, в том числе и со стороны самих работников. В частности, недопустимо сокрытие работником временной нетрудоспособности на время его увольнения с работы. При установлении судом факта злоупотребления работником правом суд может отказать в удовлетворении его иска о восстановлении на работе (изменив при этом по просьбе работника, уволенного в период временной нетрудоспособности, дату увольнения), поскольку в указанном случае работодатель не должен отвечать за неблагоприятные последствия, наступившие вследствие недобросовестных действий со стороны работника.

Из изложенного следует, что к юридически значимым обстоятельствам при разрешении спора о законности увольнения работника в период его временной нетрудоспособности по инициативе работодателя относится установление факта наличия или отсутствия в действиях такого работника злоупотребления правом, выражающегося в использовании таким работником в противоправных (неправомерных) целях предоставленных ему при увольнении гарантий в том числе путем сокрытия факта временной нетрудоспособности, представления документов о нетрудоспособности, выданных в отсутствие предусмотренных на то оснований или без соблюдения установленного законом порядка.

Из материалов дела следует, что в период с 26 февраля 2019 г. по 3 июля 2019 г. Христенко И.Б. был временно нетрудоспособен. Увольнение истца по пункту 2 ст. 278 ТК РФ на основании приказа /к от 04.03.2019 г. имело место в период нетрудоспособности Христенко И.Б.

В п. 50 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового Кодекса Российской Федерации» разъяснено, что принимая во внимание, что статья 3 Кодекса запрещает ограничивать кого-либо в трудовых правах и свободах в зависимости от должностного положения, а также учитывая, что увольнение руководителя организации в связи с принятием уполномоченным органом юридического лица либо собственником имущества организации, либо уполномоченным собственником лицом (органом) решения о досрочном прекращении трудового договора по существу является увольнением по инициативе работодателя и глава 43 Кодекса, регулирующая особенности труда руководителя организации, не содержит норм, лишающих этих лиц гарантии, установленной частью шестой статьи 81 ТК РФ, в виде общего запрета на увольнение работника по инициативе работодателя в период временной нетрудоспособности и в период пребывания в отпуске (кроме случая ликвидации организации либо прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем), трудовой договор с руководителем организации не может быть прекращен по пункту 2 статьи 278 Кодекса в период его временной нетрудоспособности или пребывания в отпуске.

Проверяя соблюдение данной гарантии - запрета увольнения работника в период временной нетрудоспособности, судебные инстанции пришли к выводу о том, что указанные права истца нарушены не были, в действиях Христенко И.Б. имеет место злоупотребление правом.

С данными выводами судов соглашается суд кассационной инстанции.

Исходя из разъяснений пункта 27 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 г. № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового Кодекса Российской Федерации» при рассмотрении дел о восстановлении на работе следует иметь в виду, что при реализации гарантий, предоставляемых Кодексом работникам в случае расторжения с ними трудового договора, должен соблюдаться общеправовой принцип недопустимости злоупотребления правом, в том числе и со стороны работников. В частности, недопустимо сокрытие работником временно нетрудоспособности на время его увольнения с работы.

При установлении судом факта злоупотребления работником правом суд может отказать в удовлетворении его иска о восстановлении на работе, поскольку в указанном случае работодатель не должен отвечать за неблагоприятные последствия, наступившие вследствие недобросовестных действий со стороны Работника

Доводы кассационной жалобы основаны на неправильном толковании норм действующего законодательства, а потому не могут быть приняты во внимание судебной коллегией.

В целом жалоба не содержит ссылку на обстоятельства, ставящие под сомнение выводы судебных инстанций, свидетельствующие о незаконности обжалуемых судебных постановлений, доводы заявителя сводятся к несогласию с произведенной оценкой судами доказательств по делу, оснований для переоценки которых, у суда кассационной инстанции не имеется.

Оснований не согласиться с выводами суда апелляционной инстанции судом кассационной инстанции не усматривается, поскольку они мотивированы и соответствуют обстоятельствам дела, предоставленным доказательствам, основаны на приведенных нормах процессуального закона.

С учетом изложенного, обжалуемые судебные постановления следует признать законными, оснований для их отмены в кассационном порядке не имеется.

Руководствуясь статьями 379.7, 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции,

определила:

решение Железнодорожного районного суда г. Новосибирска от 13 сентября 2019 г., апелляционное определение Новосибирского областного суда от 3 декабря 2019 г. оставить без изменения, кассационную жалобу ФИО1 - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Рейтинг@Mail.ru

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс».