Дело №66а-463/2020

Номер дела: 66а-463/2020

Уникальный идентификатор: 73OS0000-01-2019-000394-75

Дата начала: 10.02.2020

Суд: Четвертый апелляционный суд общей юрисдикции

Судья: Бушмина Анна Евгеньевна

:
Результат
РЕШЕНИЕ оставлено БЕЗ ИЗМЕНЕНИЯ
Стороны по делу (третьи лица)
Вид лица Лицо Перечень статей Результат
АДМИНИСТРАТИВНЫЙ ОТВЕТЧИК Губернатор Ульяновской области
АДМИНИСТРАТИВНЫЙ ОТВЕТЧИК Законодательное собрание НО
ПРОКУРОР Прокурор Ульяновской области
ПРЕДСТАВИТЕЛЬ Пысенков А.И.
АДМИНИСТРАТИВНЫЙ ИСТЕЦ Слепов Р.А.
Движение дела
Наименование события Результат события Основания Дата
Передача дела судье 11.02.2020
Судебное заседание Вынесено решение РЕШЕНИЕ оставлено БЕЗ ИЗМЕНЕНИЯ 12.03.2020
Дело сдано в отдел судебного делопроизводства 09.04.2020
Передано в экспедицию 13.04.2020
 

Определения

    Судья: Пулькина Н.А.     Дело №66а-463/2020    (номер дела в суде первой инстанции    3а-377/2019)

ЧЕТВЕРТЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

    г. Нижний Новгород     12 марта 2020 года

Судебная коллегия по административным делам Четвертого апелляционного суда общей юрисдикции в составе

председательствующего Кузьмичева В.А.,
судей Бушминой А.Е., Калугина Д.М.
при секретаре ФИО6

рассмотрела в открытом судебном заседании с использованием систем видеоконференц-связи административное дело по административному исковому заявлению Слепова Руслана Александровича о признании недействующим статьи 4.1 Закона Ульяновской области от 28 февраля 2011 года № 16-ЗО «Кодекс Ульяновской области об административных правонарушениях», Закона Ульяновской области от 8 августа 2011 года № 121-ЗО «О некоторых мерах по обеспечению покоя граждан и тишины на территории Ульяновской области» по апелляционной жалобе Слепова Руслана Александровича на решение Ульяновского областного суда от 23 декабря 2019 года, которым в удовлетворении административного искового заявления Слепова Руслана Александровича отказано.

Заслушав доклад судьи Четвертого апелляционного суда общей юрисдикции Бушминой А.Е., объяснения представителя административного истца Слепова Руслана Александровича - ФИО8, представителя административного ответчика Законодательного <адрес> ФИО9, представителя административного ответчика Губернатора Ульяновской области ФИО7, заключение прокурора отдела Генеральной прокуратуры Российской Федерации Дмитриева М.С., судебная коллегия по административным делам ФИО2 апелляционного суда общей юрисдикции,

УСТАНОВИЛА:

24 февраля 2011 года Законодательным Собранием Ульяновской области принят Закон Ульяновской области №16-ЗО «Кодекс Ульяновской области об административных правонарушениях», который 28 февраля 2011 года подписан Губернатором Ульяновской области, 4 марта 2011 года официально опубликован в газете «Ульяновская правда» № 23.

28 июля 2011 года Законодательным Собранием Ульяновской области принят Закон Ульяновской области № 121-ЗО «О некоторых мерах по обеспечению покоя граждан и тишины на территории Ульяновской области», который 8 августа 2011 года подписан Губернатором Ульяновской области (далее – Закон Ульяновской области от 08 августа 2011года № 121-ЗО), 12 августа 2011 года официально опубликован в газете «Ульяновская правда» № 89.

28 июля 2011 года Законодательным Собранием Ульяновской области принят Закон Ульяновской области № 122-ЗО «О внесении изменений в Кодекс Ульяновской области об административных правонарушениях», который 8 августа 2011 года подписан Губернатором Ульяновской области, 12 августа 2011 года опубликован в газете «Ульяновская правда» № 89, которым Кодекс Ульяновской области об административных правонарушениях дополнен статьей 4.1 «Нарушение требований в сфере обеспечения покоя граждан и тишины в ночное время».

Административный истец Слепов Р.А. обратился в Ульяновский областной суд с вышеуказанным административным исковым заявлением, в обоснование которого указал, что он привлечен к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 4.1 Кодекса Ульяновской области об административных правонарушениях.

Административный истец считает, что правоотношения, указанные в приведенных оспариваемых им правовых нормах, охватываются федеральным законодательством, включая Федеральный закон от 30 марта 1999 года № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», указанные нормы приняты с превышением полномочий субъекта Российской Федерации, нарушают права, свободы и законные интересы административного истца, поскольку административная ответственность за нарушение тишины установлена статьей 6.4 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушения (далее – КоАП РФ), в связи с чем принятие оспариваемых норм влечет двойную ответственность. Оспариваемые нормы не учитывают требования санитарных норм и правил, в соответствии с которыми установлены допустимые уровни шума в ночное время, который не должен превышать 45 дБ и не указывают на допустимые уровни шума в ночное время, устанавливая ответственность за любой шум, независимо от уровня шума, установленного федеральным законодательством, указанные нормы, содержащие перечень действий, которые могут нарушить спокойствие граждан, являются неопределенными.

Административный истец Слепов Р.А. просил суд признать недействующими статью 4.1 Закона Ульяновской области от 28 февраля 2011 года № 16-ЗО «Кодекс Ульяновской области об административных правонарушениях», Закон Ульяновской области от 8 августа 2011 года № 121-ЗО «О некоторых мерах по обеспечению покоя граждан и тишины на территории Ульяновской области».

Решением Ульяновского областного суда от 23 декабря 2019 года в удовлетворении административного искового заявления Слепова Р.А. о признании недействующими статьи 4.1 Закона Ульяновской области от 28 февраля 2011 года № 16-ЗО «Кодекс Ульяновской области об административных правонарушениях», Закона Ульяновской области от 8 августа 2011 года № 121-ЗО «О некоторых мерах по обеспечению покоя граждан и тишины на территории Ульяновской области» отказано.

В апелляционной жалобе Слепов Р.А. просил решение Ульяновского областного суда от 23 декабря 2019 года отменить и принять по делу новое решение, которым удовлетворить заявленные требования.

Законодательное Собрание Ульяновской области представило возражения относительно апелляционной жалобы, в которых просило решение Ульяновского областного суда от 23 декабря 2019 года оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Прокуратура Ульяновской области представила возражения относительно апелляционной жалобы, в которых просила решение суда оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения

В судебном заседании суда апелляционной инстанции представитель административного истца Слепова Р.А. - ФИО8, участвующий в судебном заседании путем использования систем видеоконференц-связи, доводы апелляционной жалобы поддержал.

В судебном заседании суда апелляционной инстанции представитель административного ответчика Законодательного Собрания Ульяновской области ФИО9, участвующий в судебном заседании путем использования систем видеоконференц-связи, против удовлетворения апелляционной жалобы возражал.

В судебном заседании суда апелляционной инстанции представитель административного ответчика Губернатора Ульяновской области ФИО10, участвующая в судебном заседании путем использования систем видеоконференц-связи, против удовлетворения апелляционной жалобы возражала.

В судебном заседании суда апелляционной инстанции прокурор отдела Генеральной прокуратуры Российской Федерации Дмитриев М.С. полагал решение суда первой инстанции подлежащим оставлению без изменения,

Другие лица, участвующие в деле, в судебное заседание суда апелляционной инстанции не явились, о времени и месте судебного заседания извещены в соответствии с требованиями положений главы 9 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации.

Учитывая требования статьи 150 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации (далее – КАС РФ), положения статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, гарантирующие равенство всех перед судом, в соответствии с которыми неявка лица в суд есть его волеизъявление, свидетельствующее об отказе от реализации своего права на непосредственное участие в разбирательстве, а потому не является преградой для рассмотрения дела, судебная коллегия считает возможным рассмотреть дело в отсутствие не явившихся лиц.

Заслушав явившихся лиц, заключение прокурора, оценив имеющиеся в деле доказательства, проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, возражений относительно апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

В силу части 1 статьи 308 КАС РФ суд апелляционной инстанции рассматривает административное дело в полном объеме и не связан основаниями и доводами, изложенными в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

Положениями статей 208 и 215 КАС РФ лица, в отношении которых применен нормативный правовой акт, а также лица, которые являются субъектами отношений, регулируемых оспариваемым нормативным правовым актом, вправе обратиться в суд с административным исковым заявлением о признании такого нормативного правового не действующим полностью или в части, если они полагают, что этим актом нарушены или нарушаются их права, свободы и законные интересы.

Нормативный правовой акт может быть признан судом недействующим полностью или в части, если установлено его противоречие (несоответствие) иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу.

В пунктах 28, 35 Пленума Верховного Суда Российской Федерации в постановлении от 25 декабря 2018 года № 50 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов и актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами» разъяснено, что при проверке соблюдения компетенции органом или должностным лицом, принявшим нормативный правовой акт, суд выясняет, относятся ли вопросы, урегулированные в оспариваемом акте или его части, к предмету ведения Российской Федерации, полномочиям Российской Федерации или полномочиям субъектов Российской Федерации по предметам совместного ведения, к ведению субъектов Российской Федерации или к вопросам местного значения. При этом следует иметь в виду, что законодатель субъекта Российской Федерации по вопросам совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов вправе самостоятельно осуществлять правовое регулирование при отсутствии соответствующего регулирования на федеральном уровне.

В указанных случаях суду необходимо проверять, приняты ли оспариваемый акт или его часть в пределах усмотрения субъекта Российской Федерации, предоставленного ему при решении вопросов, отнесенных к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов.

Если судом будет установлено, что оспариваемый акт или его часть приняты по вопросу, который не мог быть урегулирован нормативным правовым актом данного уровня, или приняты с нарушением полномочий органа, издавшего этот акт, то оспариваемый акт или его часть признаются недействующими.

Проверяя содержание оспариваемого акта или его части, необходимо также выяснять, является ли оно определенным. Если оспариваемый акт или его часть вызывают неоднозначное толкование, оспариваемый акт в такой редакции признается не действующим полностью или в части с указанием мотивов принятого решения.

В соответствии с пунктом «к» части 1 статьи 72 Конституции Российской Федерации административное, административно-процессуальное законодательство находится в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

По предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации, которые не могут противоречить федеральным законам. В случае противоречия между федеральным законом и иным актом, изданным в Российской Федерации, действует федеральный закон (части 2 и 5 статьи 76 Конституции Российской Федерации).

Согласно подпункту «н» пункта 2 статьи 5 Федерального закона от 6 октября 1999 года № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» (далее - Федеральный закон от 6 октября 1999 года № 184-ФЗ) законами субъектов Российской Федерации регулируются вопросы, относящиеся в соответствии с Конституцией Российской Федерации, федеральными законами, конституциями (уставами) и законами субъектов Российской Федерации к ведению и полномочиям субъектов Российской Федерации.

В части 1 статьи 1.3 КоАП РФ установлено, что к ведению Российской Федерации в области законодательства об административных правонарушениях относится установление: 1) общих положений и принципов законодательства об административных правонарушениях; 2) перечня видов административных наказаний и правил их применения; 3) административной ответственности по вопросам, имеющим федеральное значение, в том числе административной ответственности за нарушение правил и норм, предусмотренных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации; 4) порядка производства по делам об административных правонарушениях, в том числе установление мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях; 5) порядка исполнения постановлений о назначении административных наказаний.

К ведению субъектов Российской Федерации в области законодательства об административных правонарушениях на основании пункта 1 части 1 статьи 1.3.1. КоАП РФ, подпункта 39 пункта 2 статьи 26.3 Федерального закона от 6 октября 1999 года № 184-ФЗ относится установление законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях административной ответственности за нарушение законов и иных нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации, нормативных правовых актов органов местного самоуправления.

Таким образом, вопросы установления административной ответственности за нарушение норм и правил, предусмотренных федеральным законодательством, отнесены к ведению Российской Федерации. Органы государственной власти субъектов Российской Федерации вправе устанавливать административную ответственность за нарушение норм и правил, предусмотренных актами указанных публично-правовых образований, а также актами органов местного самоуправления.

Вместе с тем региональное правовое регулирование вопросов административной ответственности не может быть произвольным, законодатель субъекта Российской Федерации, устанавливая административную ответственность за те или иные административные правонарушения, не вправе вторгаться в сферы общественных отношений, регулирование которых составляет предмет ведения Российской Федерации, а также предмет совместного ведения при наличии по данному вопросу федерального регулирования, а также не учитывать общие положения административной ответственности.

Положениями статей 2.1 и 2.2 КоАП РФ определяются понятия административного правонарушения, вины и ее формы, из системного толкования которых следует, что правовые нормы, предусматривающие административную ответственность за нарушение законов и иных нормативных правовых актов, должны содержать конкретные признаки действия (бездействия), образующие состав административного правонарушения. При этом материальное основание административной ответственности должно быть конкретизировано непосредственно в законе об административных правонарушениях. Данное требование относится к законам и иным нормативным актам, принимаемым субъектом Российской Федерации.

Полномочия регионального законодателя по правовому регулированию в сфере административной ответственности ограничены тем, что такая ответственность может быть предусмотрена за нарушение конкретных требований регионального законодательства или муниципальных правовых актов путем установления в диспозиции статьи конкретных противоправных действий (бездействия), исключающих совпадение признаков объективной стороны административного правонарушения, установленного законом субъекта Российской Федерации, с административным правонарушением, административная ответственность за совершение которого предусмотрена КоАП РФ.

Статья 1 Закона Ульяновской области от 08 августа 2011года № 121-ЗО устанавливает периоды времени, в течение которых должны обеспечиваться покой граждан и тишина: с 13 часов до 15 часов ежедневно; с 23 часов до 7 часов дня, не являющегося субботой, воскресеньем или нерабочим праздничным днем в Российской Федерации, и до 9 часов дня, являющегося субботой, воскресеньем или нерабочим праздничным днем в Российской Федерации, соответственно.

Статьей 2 Закона Ульяновской области от 08 августа 2011года № 121-ЗО установлено, что покой граждан и тишина в течение периодов времени, указанных в статье 1 данного Закона, должны обеспечиваться: 1) в жилых помещениях и помещениях вспомогательного использования, предназначенных для удовлетворения гражданами бытовых и иных нужд, связанных с их проживанием в жилых помещениях, номерах гостиниц и иных средствах размещения; 2) в помещениях общего пользования и нежилых помещениях в многоквартирных домах, в помещениях общего пользования в гостиницах и иных средствах размещения; 3) на придомовых территориях, парковках, детских и спортивных площадках; 4) на улицах, площадях, в скверах, парках, на территориях, предназначенных для отдыха, занятий физической культурой и спортом; 5) в помещениях и на территориях больниц, диспансеров, санаториев и других медицинских организаций, домов отдыха, пансионатов, организаций, осуществляющих образовательную деятельность по образовательным программам дошкольного образования и (или) основным общеобразовательным программам, в которых обеспечивается одновременное проживание или нахождение в них обучающихся, домов-интернатов для детей, престарелых граждан и инвалидов; 6) в границах территорий ведения гражданами садоводства или огородничества для собственных нужд и территорий гаражных (гаражно-строительных) кооперативов.

В статье 3 Закона Ульяновской области от 08 августа 2011года № 121-ЗО установлено, что не допускается осуществление следующих действий (бездействия) в течение периодов времени, указанных в статье 1 данного Закона, если они влекут нарушение покоя граждан и тишины на объектах, указанных в статье 2 данного Закона: использование звуковоспроизводящих устройств, а также устройств звукоусиления, в том числе установленных в транспортных средствах, на объектах торговли, общественного питания, организации досуга, повлекшее нарушение покоя граждан и тишины; непринятие владельцем транспортного средства мер по отключению неоднократно срабатывающей звуковой охранной сигнализации, установленной на транспортном средстве, либо использование неисправной звуковой охранной сигнализации, повлекшие нарушение покоя граждан и тишины; игра на музыкальных инструментах, крики, свист, громкое пение, а также иные подобные действия, сопровождающиеся звуками, повлекшие нарушение покоя граждан и тишины; выполнение ремонтных, строительных, погрузочно-разгрузочных и подобных работ, повлекшее нарушение покоя граждан и тишины. А также установлены действия, на которые указанные положения не распространяются.

Статья 4.1 Кодекса Ульяновской области об административных правонарушениях устанавливает административную ответственность за нарушение требований в сфере обеспечения покоя граждан и тишины:

1. Нарушение требований в сфере обеспечения покоя граждан и тишины, установленных Законом Ульяновской области от 8 августа 2011 года № 121-ЗО «О некоторых мерах по обеспечению покоя граждан и тишины на территории Ульяновской области», - влечет предупреждение или наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи до двух тысяч рублей; на должностных лиц - от пяти тысяч до десяти тысяч рублей; на юридических лиц - от пятнадцати тысяч до тридцати тысяч рублей.

2. Повторное совершение административного правонарушения, предусмотренного частью 1 настоящей статьи, - влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от трех тысяч до пяти тысяч рублей; на должностных лиц - от пятнадцати тысяч до тридцати тысяч рублей; на юридических лиц - от семидесяти тысяч до ста тысяч рублей.

Под составом административного правонарушения понимается установленная законодателем совокупность признаков, при наличии которых соответствующее деяние считается административным правонарушением. Состав любого административного правонарушения включает в себя четыре обязательных элемента его характеристики: объект, объективная сторона, субъект и субъективная сторона административного правонарушения.

Объектом административного правонарушения являются общественные отношения, на которые посягает соответствующее деяние (действие или бездействие).

Объективная сторона административного правонарушения выражается в конкретном противоправном действии (бездействии), запрещенном нормами права, и в наступивших вредных последствиях в связи с совершением такого действия (бездействия), то есть объективная сторона административного правонарушения представляет собой систему признаков, характеризующих содержательную сторону конкретного правонарушения как антиобщественного акта внешнего поведения нарушителя норм права, влекущего административную ответственность и выражающегося в действии или бездействии и в наступившем результате.

Из диспозиции статьи 4.1 Кодекса Ульяновской области об административных правонарушениях следует, что объективной стороной данного административного правонарушения является совершение действий, перечисленных в статье 3 Закона Ульяновской области от 8 августа 2011 года № 121-ЗО, нарушающих спокойствие граждан, то есть совершение различных действий, повлекших указанные последствия и непосредственно указанных в Законе Ульяновской области от 8 августа 2011 года № 121-ЗО, тем самым законодатель учел многообразие проявлений объективной стороны конкретного состава административного правонарушения.

Административный истец оспаривает статью 4.1 Кодекса Ульяновской области об административных правонарушениях и Закон Ульяновской области от 8 августа 2011 года № 121-ЗО, так как указанные нормативные правовые акты применялись к нему, поскольку постановлением мирового судьи судебного участка N 1 Ленинского судебного района города Ульяновска от 30 сентября 2019 г. Слепову Р.А. было назначено административное наказание за совершение административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 4.1 Кодекса Ульяновской области об административных правонарушениях, а именно громкую игру на гитаре и распевание песен в ночное время в жилом помещении многоквартирного дома.

Оспариваемая статья 4.1 Кодекса Ульяновской области об административных правонарушениях устанавливает ответственность за нарушение требований в сфере обеспечения покоя граждан и тишины в определенное время, что не находится в исключительном ведении Российской Федерации и по своему характеру не относится к вопросам, имеющим исключительно федеральное значение, обозначенным в статье 1.3 КоАП РФ, при этом КоАП РФ не содержит нормы, аналогичной ст.4.1 Кодекса Ульяновской области об административных правонарушениях.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований суд первой инстанции исходил из того, что законодатель Ульяновской области, осуществляя правовое регулирование в области законодательства об административных правонарушениях, не вышел за рамки полномочий, предоставленных ему законом.

Также правомерно суд первой инстанции пришел к выводу о непротиворечии оспариваемой нормы требованиям действующего законодательства.

В силу части 3 статьи 17 Конституции Российской Федерации осуществление прав и свобод гражданина и человека не должно нарушать права и свободы других лиц.

Часть 4 статьи 17 Жилищного кодекса Российской Федерации предусматривает, что пользование жилым помещением осуществляется с учетом соблюдения прав и законных интересов проживающих в этом жилом помещении граждан, соседей, требований пожарной безопасности, санитарно-гигиенических, экологических и иных требований законодательства, а также в соответствии с правилами пользования жилыми помещениями, утвержденными уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти.

Согласно части 4 статьи 30 Жилищного кодекса Российской Федерации собственник жилого помещения обязан поддерживать данное помещение в надлежащем состоянии, не допуская бесхозяйственного обращения с ним, соблюдать права и законные интересы соседей, правила пользования жилыми помещениями, а также правила содержания общего имущества собственников помещений в многоквартирном доме.

В соответствии с пунктом 6 Правил пользования жилыми помещениями, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 21 января 2006 года № 25, пользование жилым помещением осуществляется с учетом соблюдения прав и законных интересов проживающих в жилом помещении граждан и соседей.

Таким образом, право на отдых и досуг предполагает, что каждый, находясь в своем жилище, вправе пользоваться тишиной и покоем как в ночное, так и в дневное время, при этом пользование жилым помещением, осуществляемое гражданином, не должно нарушать прав и законных интересов других граждан, в частности соседей, а сам перечень действий (бездействий), нарушающих тишину и покой граждан, не может являться исчерпывающим.

Оспариваемой статьей 4.1 Кодекса Ульяновской области об административных правонарушениях установлена административная ответственность за нарушение требований в сфере обеспечения покоя граждан и тишины в определенное время, установленных Законом Ульяновской области от 8 августа 2011 года № 121-ЗО.

Суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу, что оспариваемая административным истцом статья 4.1 Закона Кодекса Ульяновской области об административных правонарушениях и Закон Ульяновской области от 8 августа 2011 года № 121-ЗО согласуются положениями статей 1.1 и 1.3 КоАП РФ, согласно которым законодательство Российской Федерации об административных правонарушениях состоит из КоАП РФ и принимаемых в соответствии с ним законов субъектов об административных правонарушениях; к ведению Российской Федерации в области законодательства об административных правонарушениях относится установление административной ответственности за нарушение правил и норм, предусмотренных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Также суд первой инстанции правомерно отклонил доводы административного истца о несоответствии оспариваемых им правовых норм положениям Федеральный закон от 30 марта 1999 года № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», поскольку он направлен на обеспечение санитарно-эпидемиологического благополучия населения как одного из основных условий реализации конституционных прав граждан на охрану здоровья и благоприятную окружающую среду и не регулирует правоотношения в сфере обеспечения соблюдения прав граждан на покой и тишину.

Кроме того, суд первой инстанции правильно указал в решении, что отсутствии указаний на допустимые уровни шума в ночное время, установленные СанПиН не могут являться основанием для признания недействующими оспариваемых нормативных правовых актов, поскольку ответственность за нарушение действующих санитарных правил, а также за нарушение санитарно-эпидемиологических требований к эксплуатации жилых помещений предусмотрена федеральным законодательством, - статьями 6.3 и 6.4 КоАП РФ, и в силу статьи 1.3 КоАП РФ данный вопрос относится к ведению Российской Федерации в области законодательства об административных правонарушениях.

Указанные выводы суда первой инстанции являются обоснованными, соответствуют материалам дела, сделаны с учетом оценки представленных доказательств и основаны на правильном применении законодательства, регулирующего спорные правоотношения.

Судебная коллегия соглашается с выводами суд первой инстанции о том, что оспариваемые статья 4.1 Кодекса Ульяновской области об административных правонарушениях и Закон Ульяновской области от 8 августа 2011 года № 121-ЗО приняты административными ответчиками в пределах предоставленных федеральным законодателем полномочий и не противоречат иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу.

В апелляционной жалобе административный истец указал, что за одно и тоже действие лицо можно привлечь к административной ответственности по двум статьям, а именно по статье 6.4 КоАП РФ за игру на музыкальном инструменте свыше уровня шума, установленного Федеральный закон от 30 марта 1999 года № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» и по статье 4.1 Кодекса Ульяновской области об административных правонарушениях за игру на музыкальном инструменте. Кроме того, критерии местного законодательства, которые определяют предмет нарушения нигде не отражены и могут толковаться очень широко.

Судебная коллегия с данными доводами апелляционной жалобы согласиться не может, поскольку, как правильно указал суд первой инстанции отклоняя данные доводы административного истца, состав административного правонарушения, установленного статьей 4.1 Кодекса Ульяновской области об административных правонарушениях связан не с определенным уровнем шума, а с нарушением спокойствия граждан в определенное время и в определенном месте, поскольку именно это, а не сам по себе сильный шум, громкое звучание музыки и тому подобное приводит к ущемлению прав других лиц на отдых и досуг. При этом федеральным законодательством административная ответственность за нарушение покоя граждан и тишины в ночное и иное определенное время в жилых помещениях и иных местах, указанных в статье 2 Закона Ульяновской области от 08 августа 2011года № 121-ЗО не установлена.

Другие доводы апелляционной жалобы аналогичны доводам, заявлявшимся административным истцом в суде первой инстанции, которым в соответствии со статьей 84 КАС РФ в решении суда дана надлежащая правовая оценка, оснований для несогласия с которой судебная коллегия не усматривает.

Нормы материального права, регулирующие спорные правоотношения применены судом правильно. Нарушений норм процессуального права, влекущих отмену или изменение решения, судом допущено не было.

Оснований для отмены или изменения решения суда не имеется.

Судебная коллегия по административным делам Четвертого апелляционного суда общей юрисдикции, руководствуясь статьями 309, 311 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации,

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Ульяновского областного суда от 23 декабря 2019 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Слепова Руслана Александровича - без удовлетворения.

Определение суда апелляционной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в соответствии с главой 35 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации в кассационном порядке в Шестой кассационный суд общей юрисдикции (г. Самара) через Ульяновский областной суд.

Председательствующий

Судьи

Рейтинг@Mail.ru

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс».