Дело №55-302/2020

Номер дела: 55-302/2020

Уникальный идентификатор: 64OS0000-01-2019-001037-20

Дата начала: 07.05.2020

Суд: Четвертый апелляционный суд общей юрисдикции

Судья: Афанасьева Татьяна Ивановна

Статьи УК: 105, 162
Стороны по делу (третьи лица)
Вид лица Лицо Перечень статей Результат
Бердников Михаил Юрьевич Статьи УК: 105, 162 судебный акт ОСТАВЛЕН БЕЗ ИЗМЕНЕНИЯ
Информация скрыта Статьи УК: 105, 162 ОПРЕДЕЛЕНИЕ (постановление) ОТМЕНЕНО
 

Определения

Ч Е Т В Ё Р Т Ы Й АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

Дело № 55-302/2020

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Нижний Новгород                                                                    15 июня 2020 года

Судебная коллегия по уголовным делам Четвертого апелляционного суда общей юрисдикции в составе председательствующего Волкова Н.Г.,

судей Афанасьевой Т.И., Печерицы Ю.А.,

с участием прокурора отдела Генеральной прокуратуры Российской Федерации Лукоянова С.В.,

защитника оправданного Бердникова М.Ю. – адвоката Островской М.А.,

при секретаре судебного заседания Лебедевой М.И.,

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению государственных обвинителей Иванова А.А., Дунай Н.А. на приговор Саратовского областного суда от ДД.ММ.ГГГГ, которым

Бердников Михаил Юрьевич, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженец <адрес>, не судимый,

оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступлений, предусмотренных п.п. «а, в, з» ч. 2 ст. 105, п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ, на основании п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ за его непричастностью к совершению этих преступлений, с признанием права на реабилитацию.

Заслушав доклад судьи Афанасьевой Т.И., выступления прокурора, поддержавшего доводы апелляционного представления, адвоката, просившей оправдательный приговор оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

Бердников М.Ю. обвинялся в убийстве, сопряженном с разбоем, двух лиц: Г.Т.А., а также Г.В.В., заведомо для него находившегося в беспомощном состоянии, совершенном в ночь с ДД.ММ.ГГГГ в поселке <адрес>, при обстоятельствах, изложенных в обвинительном заключении.

Приговором суда Бердников М.Ю. оправдан в связи с его непричастностью к совершению этих преступлений, с признанием права на реабилитацию.

В апелляционном представлении и дополнении к нему государственные обвинители Иванов А.А., Дунай Н.А. считают приговор суда незаконным, необоснованным и несправедливым, просят его отменить в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона, несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела, уголовное дело возвратить прокурору Саратовской области в порядке п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ.

Считают, что судом при вынесении приговора нарушены требования ст. 305 УПК РФ, необоснованно отклонено ходатайство о возвращении уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ, поскольку, приводя в приговоре доказательства наличия самого события преступления, у суда возникли сомнения в достаточности доказательств, представленных стороной обвинения, а совокупность других доказательств не позволяла суду сделать однозначный вывод о том, что именно Бердников М.Ю. лишил жизни <Г.> похитив принадлежавшее им имущество и денежные средства.

Указывают, что игнорирование судом конституционной обязанности о необходимости обеспечения восстановления нарушенных преступлением прав и законных интересов, поспешное решение о признании ряда доказательств недопустимыми и, как следствие, оправдание подсудимого может привести к невозможности восстановления права потерпевшего на доступ к правосудию, а также достижению социальной справедливости.

Считают, что, принимая решение о необходимости оправдания подсудимого, суд изложил в приговоре противоречивые доводы, касающиеся оценки представленных стороной обвинения доказательств.

Акцентируют внимание на том, что допросы Бердникова М.Ю. в качестве подозреваемого и обвиняемого проведены с соблюдением требований уголовно - процессуального закона, а по его заявлению о применении недозволенных методов ведения следствия была проведена необходимая проверка.

Считают, что Бердников М.Ю. подходил под разосланную в отделы полиции ориентировку.

Указывают, что, высказывая свою позицию о сомнительных обстоятельствах составления административного материала в отношении Бердникова М.Ю., суд привел заявление государственного обвинителя Дунай Н.А. о фальсификации данного материала, в то время как последняя сообщала в суде лишь о возможности такой фальсификации, которая требовала соответствующей проверки.

Считают, что суд необоснованно сослался на нарушение требований ч. 1.1 ст. 144 УПК РФ при принятии явки с повинной от Бердникова М.Ю., поскольку о психическом заболевании подозреваемого органу расследования стало известно только после проведения соответствующей экспертизы.

Полагают, что вывод суда о невозможности признать допустимыми доказательствами протокол и явку с повинной Бердникова М.Ю., является необоснованным, а некоторые противоречия между ними и показаниями свидетеля К.А.Ф. вполне объяснимы наличием у Бердникова М.Ю. вышеуказанного заболевания, и не могут являться безусловным основанием для оценки вышеуказанных доказательств недопустимыми.

Не оспаривая доводы суда о том, что признательные показания Бердникова М.Ю. и представленные доказательства содержат ряд перечисленных в приговоре противоречий и нестыковок с предъявленным обвинением, считают, что судом необоснованно отказано в возвращении дела прокурору либо в назначении по инициативе суда проверки новых доводов Бердникова М.Ю. в порядке ст. ст. 144-145 УПК РФ, которые ранее на следствии не проверялись, при этом обращают внимание на отказ суда в удовлетворении ходатайства о проведении компьютерно-технической экспертизы фотографий, приобщенных к материалам дела потерпевшим Г.Э.В. и неадекватное поведение Бердникова М.Ю. в начале судебного следствия, которое, по мнению авторов представления, требовало дополнительной оценки его психического состояния.

Полагают, что суд необоснованно отверг показания оперативного сотрудника Г.А.Ю., которому Бердников М.Ю. ДД.ММ.ГГГГ в ходе беседы неожиданно заявил, что в дом заходил, но бабушку с дедушкой не убивал; что механизм причинения и локализация телесных повреждений, указанные в заключениях судебно-медицинских экспертиз трупов убитых, соответствуют показаниям подсудимого об обстоятельствах, при которых он нанес телесные повреждения потерпевшим <Г.>, а показания Бердникова М.Ю., в которых о не заявлял о применении им предмета при удушении <Г.>, и не обнаружение на месте происшествия тряпки, которую он использовал в качестве кляпа, не могут безусловно свидетельствовать о том, что Бердников М.Ю. убийств не совершал. Кроме того, обращают внимание, что на месте преступления на полу было найдено полотенце.

Ссылаются на показания свидетеля Б.В.Н., психиатра Ш.А.А., эксперта П.А.А., как на доказательства, подтверждающие виновность Бердникова М.Ю.

Выражают согласие с выводом суда, что стороной обвинения не опровергнуты показания Бердникова М.Ю. об отсутствии у него мотива нападения на <Г.>, а также невозможность оправданного в короткий промежуток времени преодолеть расстояние в 29,2 км от <адрес>, где его высадил попутный автомобиль, до <адрес>, где совершено преступление.

Авторы представления обращают внимание, что Бердников М.Ю. работал пастухом, давал показания о том, что преодолел упомянутое расстояние за 5 часов; что все свои вещи, включая сумку с едой, оставил в лесополосе у <адрес>; полагают несостоятельным вывод суда, что изъятая у Бердникова М.Ю. кофта потерпевшей не принадлежала, из чего делают вывод, что мотивом убийства потерпевших явилось хищение их имущества.

Указывают, что возможности принять меры к устранению возникших в ходе судебного рассмотрения дела сомнений путем возвращения уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ суд стороне обвинения не предоставил, необоснованно указав, что государственные обвинители посчитали судебное следствие проведенным с достаточной полнотой.

В возражениях на апелляционное представление государственных обвинителей Иванова А.А. и Дунай Н.А. адвокат Степнов Р.П. высказывает несогласие с доводами апелляционного представления, считает его необоснованным. Полагает, что апелляционное представление содержит неубедительные доводы, по которым обвинение оспаривает приговор, не содержит обоснованных аргументов о нарушениях закона при оправдании его подзащитного. Просит апелляционное представление оставить без удовлетворения, приговор Саратовского областного суда от ДД.ММ.ГГГГ - без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационном представлении и в возражениях на представление, судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным, а кассационное определение - не подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым, а признается он таковым, если постановлен в соответствии с требованиями УПК РФ и основан на правильном применении уголовного закона.

Данным требованиям приговор в отношении Бердникова М.Ю. соответствует.

Выводы суда о непричастности Бердникова М.Ю. к совершению вменяемых ему преступлений основаны на всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании доказательствах, получивших в приговоре надлежащую с точки зрения их относимости, допустимости и достоверности оценку и полностью соответствуют установленным по делу фактическим обстоятельствам.

В основу обвинения были положены показания Бердникова М.Ю., данные им в ходе предварительного следствия, о том, что именно он совершил убийство супругов <Г.> ДД.ММ.ГГГГ, похитил из их дома денежные средства в сумме 2000 рублей, половину буханки хлеба и женскую кофту.

Вместе с тем, как правильно указал суд в приговоре, признание обвиняемым своей вины в совершении преступления может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении его виновности совокупностью имеющихся по уголовному делу допустимых доказательств, что закрепляет дополнительную гарантию против самооговора, безотносительно к причинам, которыми он может быть вызван.

По делу, бесспорно, установлено, что признательные показания Бердникова М.Ю., на которых строилось его обвинение и от которых он в суде отказался, ссылаясь на физическое и психическое воздействие на него со стороны неизвестных сотрудников полиции, являются недостоверными, поскольку не соответствуют фактическим обстоятельствам преступления, противоречат другим доказательствам и, к тому же, получены при обстоятельствах, не исключающих возможности оказания на Бердникова М.Ю. незаконного постороннего воздействия.

Так, суд обоснованно не согласился с показаниями свидетелей А.М.Г., Е.Р.В. и Ш.А.А. – сотрудников ДПС ГИБДД, доставивших Бердникова М.Ю. в отдел полиции в связи с соответствием его внешности фотороботу преступника, поскольку внешность Бердникова М.Ю. полностью не соответствует данным фоторобота.

Обоснованно суд подверг сомнению и показания сотрудников ОУР, в т.ч. Г.А.Ю., на которые ссылаются авторы апелляционного представления, поскольку в силу правовой позиции Конституционного Суда РФ, выраженной в определениях от ДД.ММ.ГГГГ № 44-О и от ДД.ММ.ГГГГ N 71-О-О, положения, подлежащие применению в системной связи с другими нормами уголовно-процессуального законодательства, не дают оснований рассматривать их как позволяющие суду допрашивать сотрудников правоохранительных органов о содержании показаний, данных в ходе досудебного производства подозреваемым или обвиняемым, и как допускающие возможность восстановления содержания этих показаний вопреки закрепленному в пункте 1 части второй статьи 75 УПК Российской Федерации правилу, согласно которому показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде, относятся к недопустимым. Тем самым закон, исходя из предписания статьи 50 (часть 2) Конституции Российской Федерации, исключает возможность любого, прямого или опосредованного, использования содержащихся в них сведений.

Нет оснований у судебной коллегии не согласиться с выводом суда о признании недопустимыми доказательствами протокола явки с повинной и явки с повинной Бердникова М.Ю. от ДД.ММ.ГГГГ в связи со следующим.

Как правильно указал суд, явку с повинной от Бердникова М.Ю., страдающего психическим расстройством в виде олигофрении легкой дебильности, органы расследования приняли без соблюдения требований ч. 1.1 ст. 144 УПК РФ. Довод апелляционного представления о том, что о психическом заболевании подозреваемого органу расследования стало известно только после проведения соответствующей экспертизы, является неубедительным, поскольку еще при написании явки с повинной задержанный пояснял, что по ночам он слышит звуки и у него бывают галлюцинации.

Кроме того, данный документ имеет неоговоренные исправления, в т.ч. в датах, противоречит протоколу явки с повинной в части мотива нападения на потерпевших и хищении их имущества, а также показаниям свидетеля К.А.Ф., в хозяйстве которого ранее работал Бердников М.Ю., о дате отъезда Бердникова М.Ю. от данного свидетеля.

С выводом суда о противоречии явки с повинной и протоколу допроса Бердникова М.Ю. в качестве свидетеля от ДД.ММ.ГГГГ, где об убийстве <Г.> он ничего не сообщал, судебная коллегия также согласна, как и с выводом о том, что фактически Бердников М.Ю. еще с ДД.ММ.ГГГГ имел статус подозреваемого, поскольку с ним проводились различного рода следственные действия, проверялась его причастность к убийству <Г.>. Вместе с тем, права Бердникова М.Ю., как подозреваемого, в т.ч. конституционно закрепленное право на получение квалифицированной юридической помощи, не соблюдались.

Не опровергнуты, вопреки доводам апелляционного представления, и данные о возможном применении к Бердникову М.Ю. физического либо психического насилия, поскольку он без законных на то оснований удерживался в различных кабинетах отдела полиции в общей сложности почти сутки, после чего ему мировым судьей было назначено административное наказание в виде административного ареста по ст. 20.21 КоАП РФ. Мнение гособвинителя Дунай Н.А. по вопросу проверки обоснованности привлечения Бердникова М.Ю. к административной ответственности, на что указывают авторы представления, не влияет на правильность выводов суда, сделанных в приговоре.

Как правильно указано в приговоре, необнаружение у Бердникова М.Ю. телесных повреждений и отказ в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников правоохранительных органов по заявлению оправданного, сделанному еще на предварительном следствии, не опровергают доводы Бердникова М.Ю. о возможном применении к нему физического либо психического воздействия.

Вопреки апелляционному представлению, сведения, указанные Бердниковым М.Ю. в своих показаниях в качестве подозреваемого и обвиняемого, содержат ряд существенных противоречий между собой и с иными доказательствами, которые в ходе судебного разбирательства стороной обвинения устранены не были, в связи с чем судебная коллегия разделяет вывод суда о сомнении в их достоверности.

Так, суд первой инстанции обоснованно сослался в приговоре на несоответствие сообщенных Бердниковым М.Ю. при проверке показаний на месте ДД.ММ.ГГГГ сведений о месте расположения трупов <Г.>, указание на способ и процесс их волочения, поскольку они противоречат протоколу осмотра от ДД.ММ.ГГГГ и выводам судебно-медицинских экспертиз об отсутствии на трупах следов волочения и ином взаиморасположении трупов при их обнаружении.

Противоречат, как правильно отражено в приговоре, показания Бердникова М.Ю. о том, что он открывал кран в ванной, а, помыв руки, вытерся полотенцем, висевшим на веревке над ванной, протоколу осмотра места происшествия, в соответствии с которым все полотенца обнаружены либо на полу, либо на двери на крючке, а также заключению генетической экспертизы о том, что на изъятых вентилях крана биологический материал Бердникова М.Ю. отсутствует.

Не нашли подтверждения в ходе судебного разбирательства доводы стороны обвинения о том, что до задержания подозреваемого на двери и крышке от холодильника (морозильника), а также на полотенце, изъятых, якобы, ДД.ММ.ГГГГ, имелись следы биологического происхождения, которые произошли от потерпевших <Г.> и Бердникова М.Ю., выявленные экспертами-биологами.

Судебная коллегия согласна с выводами суда о том, что не опровергнуты какими-либо доказательствами в ходе судебного разбирательства доводы Бердникова М.Ю., что принадлежащие ему следы биологического происхождения, обнаруженные в доме <Г.>, попали туда после его задержания.

Так, у судебной коллегии нет оснований не согласиться с выводами суда, что Бердников М.Ю. ДД.ММ.ГГГГ дважды вывозился в дом, где было совершено убийство, а именно: днем, где под влиянием ранее оказанного на него давления сотрудников полиции был вынужден с их подсказок рассказать об обстоятельствах, якобы, совершенного им убийства, дотрагиваясь при этом до различных вещей, в т.ч. морозильника и полотенца, а также ночью, но уже с участием следователя, защитника и понятых, где под видеозапись повторил показания, которых ранее добились от него полицейские.

Факт того, что Бердников М.Ю. дважды был вывезен на место происшествия, подтвердили потерпевший Г.Э.В., свидетели Б.В.Н. и С.Е.А.

Кроме того, участники осмотра места происшествия от ДД.ММ.ГГГГ эксперты А.И.М. и Р.А.А. не подтвердили факт своего присутствия при изъятии двери и крышки от холодильника (морозильника), а также полотенца; не обнаружено было изъятие указанных вещественных доказательств при производстве данного следственного действия и на осмотренных судом снимках с места осмотра. Напротив, представленные потерпевшим Г.Э.В. снимки, сделанные им ДД.ММ.ГГГГ в доме <Г.>, свидетельствуют о том, что все эти предметы продолжали находиться на своих местах.

О том, что указанные предметы, признанные вещественными доказательствами, не были изъяты до задержания Бердникова М.Ю., свидетельствует, по выводам суда, назначение по ним органами следствия генетических экспертиз и направление их на экспертизы только 4 и ДД.ММ.ГГГГ.

Кроме того, обоснованно суд указывает в приговоре и на нарушения требований ч. 1.1 ст. 170 УПК РФ, допущенные органами предварительного следствия при осмотре ДД.ММ.ГГГГ места происшествия, выразившиеся в том, что при проведении данного следственного действия в отсутствие понятых, не были зафиксированы на фото моменты изъятия полотенца, крышки и дверцы морозильника, признанные в дальнейшем вещественными доказательствами.

Исходя из изложенного, судебная коллегия согласна с признанием недопустимыми доказательствами протокола осмотра места происшествия от ДД.ММ.ГГГГ в части изъятия предметов, признанных вещественными доказательствами по уголовному делу, и заключения судебно-генетических экспертиз об обнаружении на полотенце, крышке и дверце морозильника биологических следов, происходящих от Бердникова М.Ю.

Мотивированно не согласился суд и с показаниями следователей Р.В.В. и М.Д.Е., а также эксперта П.А.Ю. об изъятии перечисленных вещественных доказательств ДД.ММ.ГГГГ, указав при этом, что органами предварительного расследования оставлены без внимания выводы проведенных по делу дактилоскопических экспертиз об отсутствии в доме следов пальцев рук, принадлежащих Бердникову М.Ю. и, напротив, обнаружении пригодных для идентификации личности следов пальцев рук, изъятых с двери в ванную комнату, а также в коридоре квартиры <Г.>, оставленных не потерпевшими, не Бердниковым М.Ю., а другими лицами.

Вопреки доводам апеллянтов, не нашли в суде первой инстанции и выводы следствия об имевшемся у Бердникова М.Ю. корыстном мотиве нападения на <Г.>, т.к. наличие у задержанного денежных средств в размере 1348 рублей и большое количество продуктов питания и носильных вещей объясняется не их хищением, а получением от своих бывших работодателей К.А.Ф. и Т.В.П., допрошенных в качестве свидетелей, денег за выполненную им работу.

Тот факт, что изъятая у Бердникова М.Ю. кофта не принадлежит погибшим, подтвержден показаниями потерпевшего Г.Э.В. и его брата Г.А.В., а также заключением генетической экспертизы, согласно которой следов биологического происхождения, принадлежащих потерпевшим, на кофте не обнаружено. Не сообщал об этой кофте Бердников М.Ю., как о похищенной, и в своей явке с повинной.

Кроме того, как пояснили в судебном заседании потерпевший и свидетель <Г.>, в доме родителей после их смерти ими было обнаружено более 120000 рублей, а на диване, из-под которого, по показаниям Бердникова М.Ю. на предварительном следствии, тот похитил 2000 рублей, находилось два мобильных телефона родителей.

Не может согласиться судебная коллегия и с доводами представления о том, что показания Бердникова М.Ю., в которых он не заявлял о применении им предмета при удушении <Г.>, и необнаружение на месте происшествия тряпки, которую он использовал в качестве кляпа, не могут безусловно свидетельствовать о том, что Бердников М.Ю. убийств не совершал, поскольку эти доводы фактически сводятся к переоценке имеющихся доказательств, которые уже были оценены судом первой инстанции и с данной судом оценкой судебная коллегия согласна, а довод представления о найденном на полу в комнате потерпевших полотенце лишь подтверждает вывод суда о том, что показания оправданного о месте нахождения полотенца после убийства не соответствуют протоколу осмотра места происшествия от ДД.ММ.ГГГГ.

Также судебная коллегия согласна с оценкой, данной судом показаниям свидетеля Б.В.Н., экспертов Ш.А.А. и П.А.А., на которые ссылаются гособвинители в апелляционном представлении.

Доводы апелляционного представления о несогласии с выводом суда о невозможности Бердникова М.Ю. оказаться на месте преступления в короткий промежуток времени, преодолев большое расстояние от трассы до места преступления, поскольку Бердников М.Ю. работал пастухом, регулярно преодолевал большие расстояния и мог использовать попутные машины, являются несостоятельными, потому что в их основе лежат лишь домыслы, предположения и общие, не основанные на материалах дела, рассуждения, а ссылка при этом на показания Бердникова М.Ю. о том, что расстояние между <адрес>, где его высадил попутный автомобиль, и <адрес>, где совершено преступление, он преодолел примерно за 5 часов, двигаясь со скоростью около 5 км/час., противоречит как протоколу допроса Бердникова М.Ю. в качестве обвиняемого, на который указывается в представлении, так и протоколу судебного заседания, поскольку таких показаний Бердников М.Ю. не давал.

Согласна судебная коллегия с приговором в части того, что иные показания свидетелей, заключения экспертиз, протоколы следственных действий с учетом обстоятельств, подлежащих доказыванию, относятся к установлению события преступления, а не виновности Бердникова М.Ю. в его совершении.

Ссылка авторов представления на нарушение председательствующим по делу, отказавшим в ходатайстве государственного обвинителя о возвращении уголовного дела прокурору области, прав потерпевшего на доступ к правосудию, а также достижение социальной справедливости, является несостоятельной.

Согласно Постановлениям Конституционного Суда РФ N 16-П от ДД.ММ.ГГГГ, N 18-П от ДД.ММ.ГГГГ, N 2-П от ДД.ММ.ГГГГ и N 7-П от ДД.ММ.ГГГГ часть 1 ст. 237 УПК РФ признана не противоречащей Конституции Российской Федерации, поскольку содержащиеся в ней положения не исключают правомочие суда по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвратить уголовное дело прокурору для устранения препятствий к его рассмотрению судом в случаях, когда в досудебном производстве были допущены существенные нарушения закона, которые не могут быть устранены в судебном производстве, если возвращение дела не связано с восполнением неполноты проведенного дознания или предварительного следствия.

При этом Конституционный Суд РФ также указал, что, направляя уголовное дело прокурору, суд не осуществляет уголовное преследование, он лишь указывает на существо ущемляющих права участников уголовного судопроизводства нарушений, которые не могут быть устранены в судебном заседании и препятствуют разрешению уголовного дела судом, и тем самым не подменяет сторону обвинения.

Однако в данном случае суд первой инстанции не нашел оснований для возвращения настоящего уголовного дела прокурору по заявленным доводам государственного обвинителя и привел достаточные обоснования, не обязывающие суд, исходя из вышеприведенных требований закона, удовлетворять ходатайство обвинителя в указанной связи, поскольку препятствий разрешения настоящего дела по существу не имелось, о чем свидетельствует и постановленный оправдательный приговор в отношении Бердникова М.Ю.

Выводы суда об этом также достаточно мотивированы и сомнений у судебной коллегии не вызывают.

Каких-либо нарушений норм уголовно-процессуального закона, которые могли бы повлиять на постановление законного и обоснованного приговора либо повлечь безусловную отмену или изменение приговора, при рассмотрении дела в судебном заседании допущено не было.

Судебное следствие проведено с соблюдением принципа состязательности сторон. Как видно из протокола судебного заседания, соответствующего требованиям ст. 259 УПК РФ, председательствующий создал сторонам все необходимые условия для исполнения ими процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

Вопрос о вещественных доказательствах судом разрешен в соответствии с положениями статьи 81 УПК РФ.

Оснований для отмены приговора в отношении Бердникова М.Ю. по доводам апелляционного представления судебная коллегия не находит.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Саратовского областного суда от ДД.ММ.ГГГГ в отношении Бердникова Михаила Юрьевича оставить без изменения, апелляционное представление государственных обвинителей Иванова А.А., Дунай Н.А. – без удовлетворения.

Апелляционное определение может быть обжаловано в кассационном порядке по правилам, установленным главой 47.1 УПК РФ, в Верховный Суд Российской Федерации.

Председательствующий:

Судьи:

Рейтинг@Mail.ru

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс».