Дело №33-1284/2019

Номер дела: 33-1284/2019

Дата начала: 08.04.2019

Суд: Томский областной суд

Судья: Уварова Виктория Владимировна

:
Результат
РЕШЕНИЕ оставлено БЕЗ ИЗМЕНЕНИЯ
Стороны по делу (третьи лица)
Вид лица Лицо Перечень статей Результат
ОТВЕТЧИК ООО ЧОП "Роснефть-Охрана-Томск"
ИСТЕЦ Сысоев И.А. (ж)
Движение дела
Наименование события Результат события Основания Дата
Судебное заседание Вынесено решение РЕШЕНИЕ оставлено БЕЗ ИЗМЕНЕНИЯ 26.04.2019
Дело сдано в отдел судебного делопроизводства 24.05.2019
Передано в экспедицию 24.05.2019
 

Определение

Судья Бакулина Н.В. Дело № 33-1284/2019

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 апреля 2019 года

Судебная коллегия по гражданским делам Томского областного суда в составе:

председательствующего Черемисина Е.В.,

судей: Уваровой В.В., Емельяновой Ю.С.,

при секретаре Пензиной О.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Томске гражданское дело по иску Сысоева Игоря Анатольевича к обществу с ограниченной ответственностью Частное охранное предприятие «РН-Охрана-Томск» о признании трудовых отношений заключенными на неопределенный срок, оформления на работу по срочному трудовому договору вынужденным, восстановлении на работе, оплате вынужденных прогулов в размере среднего заработка, взыскании недовыплаченной заработной платы за отработанные обеденные часы, оплаты за отработанную сверх установленной планом норму рабочего времени, стоимости форменного обмундирования, компенсации морального вреда,

по апелляционной жалобе истца Сысоева Игоря Анатольевича на решение Колпашевского городского суда Томской области от 21 февраля 2019 года.

Заслушав доклад судьи Уваровой В.В., объяснения истца Сысоева И.А., поддержавшего доводы жалобы, заключение помощника прокурора отдела по обеспечению участия прокуроров в гражданском и арбитражном процессе Прокуратуры Томской области Кофман Е.Г., полагавшей апелляционную жалобу не подлежащей удовлетворению, судебная коллегия

установила:

Сысоев И.А. обратился в Колпашевский городской суд Томской области с иском к обществу ограниченной ответственностью Частное охранное предприятие «РН-Охрана-Томск» (далее - ООО ЧОП «РН-Охрана-Томск»), в котором с учетом уточнения требований просил признать трудовые отношения заключенными на неопределенный срок, оформление на работу по срочному трудовому договору вынужденным, восстановить на работе в должности охранника по прежнему месту работы с 1 января 2019 года с оплатой вынужденных прогулов в размере среднего заработка, взыскать невыплаченную заработную плату за отработанные обеденные часы в количестве 1662 часа за период с мая 2008 года по май 2017 года в размере /__/ руб., оплату за отработанную сверх установленной планом норму рабочего времени 615 часов за период с 2009 по 2016 год включительно в размере /__/ руб., стоимость форменного обмундирования, удержанной в 2012 году, в размере 2260 руб., компенсацию морального вреда в размере 80000 руб.

В обоснование заявленных исковых требований указал, что он трудоустроился в ООО ЧОП «Вымпел-Томск» в мае 2008 года. В этом же году организация была переименована в ООО ЧОП «РН-Охрана-Томск», где он работал охранником вахтовым методом (месяц через месяц), с ним ежегодно заключались договоры с 1 января по 31 декабря на каждый календарный год. Приказом директора ООО ЧОП «PH-Охрана» он был уволен по п.2 ч.1 ст.77 Трудового кодекса Российской Федерации, в связи с истечением срока трудового договора 31 декабря 2018 года без возможности его пролонгации. В то же время, ему было предложено подписать предупреждение об ознакомлении о предстоящем увольнении 31 декабря 2018 года, в момент нахождения на вахте (с 11.11 по 11.12.2018 года). На его претензию в адрес руководства по предстоящему увольнению был получен ответ о том, что договорные отношения с заказчиком охранных услуг с АО ТН ВНК «Томскнефть» ограничены одним годом, однако ему известно, что годичный гражданско-правовой договор с заказчиком заключается с марта текущего года по конец марта будущего года и не может служить достаточным основанием для отказа охраннику в приеме на работу с 1 января 2019 года. Считал, что в части нормы приоритетного трудоустройства его права грубо нарушены, поскольку на его место принят другой сотрудник. В трудовом договоре указано, что работник обязуется возместить работодателю остаточную стоимость формы в случае увольнения до истечения срока, однако он заявление на увольнение не писал, равно, как и заявление на просьбу удержать стоимость с зарплаты, поэтому считал, что условия договора с его стороны выполнялись добросовестно. Кроме того, имеют место различные недовыплаты заработной платы за отработанное время. Так, до июня 2017 года в оплату рабочего времени охранника не включалась оплата обеденного времени, не отражалось фактически затраченное время и в графиках дежурств, табелях учета рабочего времени, и, как следствие, не оплачивалось. Начиная с июня, учитывая многочисленные жалобы охранников в вышестоящую инстанцию, ЧОПу дано указание производить оплату за обеденный час и час ужина, так как охранник находится на вверенном посту непрерывно, однако перерасчет за фактически отработанное время произведен не был и компенсацию ЧОП за это не выплачивал. Недоплата за фактически отработанные годы с мая 2008 года по май 2017 года составляет /__/ руб. в количестве 1662 часов. Также просит взыскать неоплаченную переработку рабочего времени в количестве 615 часов за период с 2009 по май 2017 года в сумме /__/ руб., поскольку имеют место случаи переработки графика учета рабочего времени на рабочем месте, а именно: дежурства в ожидании прибытия на работу напарника либо сменщика в связи с дальней дорогой, во время перевахтовки смены вахт, которые находят отражение в табелях учета отработанного времени, расчетных листках. В связи с перенесенным стрессом, связанным с увольнением, просил взыскать компенсацию морального вреда в сумме 80000 руб.

В судебном заседании истец Сысоев И.А. заявленные исковые требования, с учетом их уточнения, поддержал в полном объеме по основаниям, изложенным в иске, дополнительно пояснил, что он длительное время отработал в ООО ЧОП «РН-Охрана-Томск». Окончательный расчет с ним в день увольнения не был произведен, что дало ему право предположить, что с него удержана стоимость обмундирования. Пост, на котором он работал, существует и его занимает другой человек. В трудовом договоре 2018 года, выданном ему на руки, нет конкретного места работы, в отличие от ранее заключаемых. В трудовой книжке нет отражения уточнения, что он принят на очередной год по срочному договору, а с приказами об увольнении и приеме на работу его никто и никогда не знакомил, со дня начала работы в организации. Считал неправомерным увольнение по истечении срока действия договора. В 2012 году его вынудили написать заявление об увольнении, непременным сопровождением которого работодатель требует написание заявления о выдаче трудовой книжки с просьбой удержать стоимость специальной одежды. На просьбу возвратить денежные средства за форменное обмундирование, руководство ЧОП просьбу проигнорировало. В части оплаты переработки обращает внимание на то, что оплата за эти дни начинается лишь в 2018 году, за предыдущие годы этой оплаты нет.

В судебном заседании представитель ответчика ООО ЧОП «РН-Охрана-Томск» Коникова Н.А. исковые требования не признала, дополнительно пояснила, что оказание услуг контрагентам осуществляется на основании гражданско-правовых договоров, заключаемых заказчиками охранных услуг с ответчиком сроком на 1 год. В соответствии с условиями заключаемых ответчиком договоров на оказание охранных услуг, каждая из сторон вправе досрочно расторгнуть договор путем направления другой стороне письменного уведомления не позднее чем за 2 месяца до даты расторжения. Также заказчик может в одностороннем порядке расторгнуть договор на оказание охранных услуг по своей инициативе, с возмещением фактически оказанных услуг, поэтому определить окончание оказания охранных услуг затруднительно, так как неизвестно, когда будет прекращена охрана объекта. В соответствии со ст. 15.1. Закона РФ «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» ответчик не может осуществлять иную деятельность, кроме охранной. Таким образом, деятельность предприятия зависит от количества заключенных договоров с заказчиками охранных услуг, которые не являются постоянной величиной. Так, с 2007 года по настоящее время количество заказчиков охранных услуг значительно уменьшилось, что подтверждает нестабильность деятельности ООО ЧОП «PH- Охрана-Томск». Основным заказчиком охранных услуг является АО «Томскнефть» ВНК, которое заключает договоры об оказании охранных услуг с ответчиком только на 1 год ввиду отсутствия пункта о пролонгации договора. Истец принят на рабочее место не для обеспечения хозяйственной деятельности работодателя, а для выполнения работ по заключенному работодателем с третьим лицом договору оказания услуг на определенный срок. Договор с истцом не мог быть заключен на неопределенный срок, поскольку работа Сысоева И.А. носила временный характер и связана сроком действия договора оказания охранных услуг, его односторонним расторжением, по причине зависимости ответчика от объемов охранных услуг, количества охраняемых объектов и срока заключенного договора с заказчиком. Истец, осуществляющий трудовую деятельность на условиях срочного трудового договора, имеет все права и обязанности, гарантии и компенсации, предусмотренные законодательством Российской Федерации, а также соответствующие тому, как если бы он работал по договору, заключенному на неопределённый срок, что отражено в локально-нормативных документах ООО ЧОП «РН-Охрана-Томск», с которыми истец был ознакомлен. В связи с тем, что работы по охране объекта заканчивались 31.12.2018, истцу было вручено уведомление о прекращении срочного трудового договора в связи с истечением срока его действия, что подтверждается распиской истца от 13.11.2018. Трудовой договор № 551 от 01.01.2018 между истцом и ответчиком был прекращен по основаниям п. 2 ч.1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации по истечении срока трудового договора. Трудовая книжка, а также иные документы, связанные с прекращением трудовых отношений, по заявлению истца были направлены путем почтового отправления. При расторжении срочного трудового договора с истца никакие удержания не производились, что подтверждается расчетным листком за декабрь 2018 года. Просила к требованиям о возмещении недоплаты за фактически отработанные часы за период с 2008 года по 2017 год применить нормы ч. 2 ст. 392 Трудового кодекса Российской Федерации, как предъявленные с пропуском срока обращения в суд. В части требований о взыскании переработки указывал, что в соответствии с положением «Об оплате труда и социальной защищенности работников ООО ЧОП «РН-Охрана-Томск»», положением «Правила внутреннего трудового распорядка» для работников, непосредственно занятых на охране объектов, применяется суммированный учет рабочего времени. Истцу при прекращении срочного трудового договора за 2018 год была произведена оплата за 10 часов сверхурочной работы, что подтверждается отчетом по учету сверхурочного времени и расчетными листками. Кроме того, за все предыдущие годы (2009-2017) ему также по окончании учетного периода производилась выплата за часы сверхурочной работы. Считала необходимым к требованиям об оплате сверхурочной работы также применить ч.2 ст. 392 Трудового кодекса Российской Федерации. В части требований Сысоева И.А. о компенсации морального вреда полагала, что истцом не представлено доказательств подтверждения физических и нравственных страданий, кроме того, не установлена причинно-следственная связь между возникновением стресса, нервного потрясения, уходом на больничный, связанный с госпитализацией истца, и увольнением истца в связи с истечением срока действия трудового договора. Истцом срочный трудовой договор заключен 01 января 2018 года, при подписании которого истцу было известно, что с ним заключен трудовой договор на определенный срок. Считала, что истцом пропущен 3-х месячный срок обращения в суд за защитой нарушенного права о признании трудового договора заключенным на неопределенный срок, поскольку истец узнал о предполагаемом нарушении своего права с момента подписания договора - 01.01.2018, и имел возможность оспорить его заключение в суде в течение трех месяцев, начиная с даты заключения договора. Полагала, что срок обращения в суд об оспаривании срочности заключения срочного трудового договора подлежит исчислению с момента заключения такого договора, а не с момента его прекращения.

Представитель ответчика ООО ЧОП «РН-Охрана-Томск» Малина А.В. возражал относительно заявленных требований. Дополнительно пояснила, что ООО ЧОП «РН-Охрана-Томск» является дочерним обществом компании «Роснефть». Сторонних заказчиков у ответчика не существует. Заказчик ежегодно согласует объем и количество имеющихся объектов, которые передаются под охрану, потом ООО ЧОП «РН-Охрана-Томск» предоставляет заказчику расчеты и готовится к заключению договора на будущий год. В случае, если бы с заказчиком заключались более длительные договоры, то с работниками предприятия заключались бы договоры на аналогичный срок. На сегодняшний момент в связи с организационными мероприятиями, проводимыми с 2019 года, произошли некоторые изменения в части оптимизации затрат предприятия. Работников из г.Томска до п. Пионерный доставляли самолетом. На сегодня этот рейс отсутствует. Иным способом доставить истца на это закрытое месторождение не представляется возможным. Все сэкономленные денежные средства направлены на увеличение заработной платы охранникам. Для рассмотрения возможности приема на работу истца, в 2019 году он должен был в установленном порядке написать заявление о приеме на работу, чтобы его заявление было рассмотрено, но с таковым он не обращался. Таким образом, основания для заключения с истцом срочного трудового договора согласно нормам Трудового кодекса у предприятия не имелись, более того, истец с 2013 года является пенсионером по возрасту.

Прокурор Малащук А.А. в своем заключении полагал иск не подлежащим удовлетворению.

Решением Колпашевского городского суда Томской области от 21 февраля 2019 года в удовлетворении исковых требований отказано в полном объеме.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней истец Сысоев И.А. просит решение суда отменить в части отказа о признании увольнения неправомерным в связи с истечением трудового договора, оформления на работу по срочному трудовому договору вынужденным, восстановлении на работе в связи с незаконным увольнением по истечении срока трудового договора, признании трудовых отношений заключенными на неопределенный срок, оплате вынужденных прогулов с 01.01.2019 по день вынесения решения суда в размере среднего заработка, компенсации морального вреда.

В обоснование апелляционной жалобы, ссылаясь на кассационное определение Санкт-Петербургского суда от 22.08.2012 № 33-12240, указывает, что поскольку доказательств ликвидации ООО ЧОП «РН-Охрана-Томск» в материалы не представлено, а деятельность на рабочем месте истца продолжает осуществляться, что подтверждается очередным договором №7ф/2019 от 01.12.2018 с АО «Томскнефть ВНК», то увольнение истца в связи с истечением срока договора нельзя признать правомерным.

Судом не дана оценка однотипности, многократности заключения истцом срочный трудовых договоров более 11 лет, что, по мнению апеллянта, свидетельствует о продолжительных трудовых отношениях.

Выражает несогласие со ссылкой ответчика на отсутствие заявления о приеме на работу в 2019 году, поскольку истцом было направлено письмо, в котором выражено желание заключить трудовые отношения с ответчиком.

Отмечает, что в день увольнения с истцом не был произведен окончательный расчет, трудовая книжка вовремя не выдана, также не выданы расчетные листки по заработной плате.

В возражениях на апелляционную жалобу прокурор Малащук А.А., представитель ответчика ООО ЧОП «РН-Охрана-Томск» директор Малина А.В. просят решение Колпашевского городского суда Томской области от 21 февраля 2019 года оставить без изменения, апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Судебная коллегия, руководствуясь статьей 167, частью 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, пришла к выводу о возможности рассмотрения дела в отсутствие лиц участвующих в деле, надлежащим образом извещенных о времени и месте рассмотрения дела и не явившихся в судебное заседание.

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, возражений на нее, проверив законность и обоснованность принятого судом решения по правилам части 1 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия приходит к следующему.

Разрешая спор по существу и отказывая в удовлетворении требований Сысоеву И.А., суд первой инстанции исходил из того, что основанием для заключения срочного трудового договора № 551 от 01.01.2018 с истцом явилась необходимость выполнения работ по договорам на оказание охранных услуг, заключенным ответчиком с ОАО «Томскнефть» Восточной Нефтяной Компании срок по 31.12.2018 включительно. Следовательно, срочный характер трудового договора, заключенного между истцом и ответчиком был обусловлен периодом договорных отношений между ООО ЧОП «РН-Охрана-Томск» и ОАО «Томскнефть» Восточной Нефтяной Компании, заключаемого на срок не более одного года. В связи с чем, ООО ЧОП «РН-Охрана-Томск» с учетом характера предстоящей работы, связанной с заведомо временным (до одного года) расширением объема оказываемых услуг, в силу абз. 6 ст. 59 Трудового кодекса Российской Федерации был вправе заключить с работником срочный трудовой договор. При этом расширение оказываемых услуг осуществлялось ответчиком в той сфере деятельности предприятия ответчика, для которой оно создано, т.е. обеспечение общественного порядка и безопасности, деятельность частных охранных служб, предусмотренная ст. 3 Закона Российской Федерации от 11.03.1992 № 2487-1 (ред. от 05.12.2017) «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации».

Судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции по следующим основаниям.

Судом первой инстанции установлено и подтверждено материалами дела, что 09.12.2017 Сысоев И.А. обратился к генеральному директору ООО ЧОП «РН-Охрана-Томск» с заявлением о принятии его в отдел вахтовой охраны объектов северного блока на должность охранника по срочному трудовому договору с 01.01.2018 по 31.12.2018 (т. 1, л.д. 251).

На основании указанного заявления 01.01.2018 между обществом с ограниченной ответственностью частное охранное предприятие «РН-Охрана-Томск» и Сысоевым И.А. заключен срочный трудовой договор № 551, согласно которому последний был принят на должность старшего охранника (вахтовый метод работы) для выполнения работ по всей территории производственной деятельности работодателя, на которой находятся объекты, с которыми заключены договоры на охрану объектов.

Пунктом 6.1 указанного договора предусмотрен срок его действия с 1 января 2018 года по 31 декабря 2018 года, до истечения срока действия договора на оказание охранных услуг на 2018 год, в соответствии со ст. 58, п. 7 ч. 1 ст. 59 Трудового кодекса Российской Федерации. Досрочное расторжение договора охранных услуг влечет за собой досрочное прекращение настоящего договора с обязательным предварительным уведомлением работника в письменной форме не менее чем за три календарных дня до дня увольнения. Второй экземпляр трудового договора получен истом, в подтверждение чего имеется подпись истца на договоре от 01.01.2018 (л.д. 64-68, т. 2).

Согласно положениям ст. 58 Трудового кодекса Российской Федерации трудовые договоры могут заключаться на неопределенный срок и на определенный срок не более пяти лет (срочный трудовой договор), если иной срок не установлен настоящим Кодексом и иными федеральными законами.

Срочный трудовой договор заключается, когда трудовые отношения не могут быть установлены на неопределенный срок с учетом характера предстоящей работы или условий ее выполнения, а именно в случаях, предусмотренных ч. 1 ст.59 Трудового кодекса Российской Федерации.

Так, ч. 1 ст. 59 Трудового кодекса Российской Федерации предусмотрена возможность заключения срочного трудового договора с лицами, принимаемыми для проведения работ, выходящих за рамки обычной деятельности работодателя (реконструкция, монтажные, пусконаладочные и другие работы), а также работ, связанных с заведомо временным (до одного года) расширением производства или объема оказываемых услуг (абзац 6).

При заключении 01.01.2018 срочного трудового договора работодатель руководствовался временным объемом оказываемых услуг (1 год) на основании заключенного договора с заказчиком ОАО «Томскнефть» Восточной Нефтяной Компании. Согласно указанному договору № 07/2018ф на оказание охранных услуг частной охранной организацией, являющейся обществом группы ООО ЧОП «РН-Охрана», от 27.12.2017, заключенному ответчиком (исполнитель) с ОАО «Томскнефть» Восточной Нефтяной Компании, исполнитель обязуется оказывать заказчику предусмотренные договором охранные услуги, которые заказчик обязуется принимать и оплачивать.

В договоре указан объем услуг, перечень объектов охраны, количество, виды, режим работы, вооруженность постов и т.д.

Так, в приложении № 1 к договору, в котором содержится перечень объектов, передаваемых под охрану исполнителю, в числе объектов охраны, значится пункт подготовки сбора нефти УПН «Малореченское» со стационарным постом в количестве 2 человек на постах в смену круглосуточно, общее число часов за весь срок оказания услуг которых определено в количестве 17520 (л.д.141-147, т.2).

Пунктом 9.1 договора срок его действия определен с 01.01.2018 по 31.12.2018 включительно. Кроме того, согласно п. 9.2 договора каждая из сторон вправе досрочно расторгнуть данный договор путем направления другой стороне письменного уведомления не позднее чем за 2 месяца до даты расторжения (л.д. 123- 147, т.2).

Истец Сысоев И.А. был ознакомлен с тем, что трудовой договор № 551 заключается с ним на один год, 09.12.2017 написал заявление о приеме на работу по срочному трудовому договору на период с 01.01.2018 по 31.12.2018.

Согласно п. 6.1 договора срочность обусловлена сроком действия договора на оказание охранных услуг на 2018 год, в соответствии со ст. 58, п. 7 ч. 1 ст. 59 Трудового кодекса Российской Федерации (т.е. абз. 8 ч. 1 ст. 59 Трудового кодекса Российской Федерации).

А именно, ч. 1 ст. 59 Трудового кодекса Российской Федерации предусмотрена возможность заключения срочного трудового договора с лицами, принимаемыми для выполнения заведомо определенной работы в случаях, когда ее завершение не может быть определено конкретной датой (абзац 8).

Как следует из экземпляра срочного трудового договора, представленного ответчиком, истец Сысоев И.А. подписал его 01.01.2018.

То есть, истец принят на рабочее место не для обеспечения хозяйственной деятельности работодателя, а для выполнения работ по заключенному работодателем с третьим лицом договору оказания услуг на определенный срок.

Приказом ООО ЧОП «РН-Охрана-Томск» № 1104 от 29.12.2017 с 01.01.2018 истец Сысоев И.А. закреплен за объектом УПН «Малореченское» (л.д. 76-78, т. 2).

Из материалов дела следует, что с 2008 года по 2018 год Сысоев И.А. принимался на работу к ответчику вахтовым методом по срочному трудовому договору каждый год сроком на один год на должность охранника.

Имеющиеся в материалах дела срочные трудовые договоры за период с 2008 по 2018 годы также имели ссылку на ст. 58, п. 5 ч. 1 ст. 59 Трудового кодекса Российской Федерации (т.е. абз. 6 ч. 1 ст. 59 Трудового кодекса Российской Федерации), были обусловлены сроком действия договоров по оказанию охранных услуг, заключенных между ответчиком и ОАО «Томскнефть» Восточной Нефтяной Компании, о чем указано в каждом из срочных трудовых договорых.

Согласно разъяснениям Верховного Суда Российской Федерации, изложенным в п. 13 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 № 2, решая вопрос об обоснованности заключения с работником срочного трудового договора, следует учитывать, что такой договор заключается, когда трудовые отношения не могут быть установлены на неопределенный срок с учетом характера предстоящей работы или условий ее выполнения, в частности в случаях, предусмотренных частью первой статьи 59 Трудового кодекса Российской Федерации, а также в других случаях, установленных Кодексом или иными федеральными законами (часть вторая статьи 58, часть первая статьи 59 Трудового кодекса Российской Федерации).

Если судом при разрешении спора о правомерности заключения срочного трудового договора будет установлено, что он заключен работником вынужденно, суд применяет правила договора, заключенного на неопределенный срок.

Согласно разъяснениям Верховного Суда Российской Федерации, изложенным в п. 14 того же постановления, если срочный трудовой договор был заключен для выполнения определенной работы в случаях, когда ее завершение не может быть определено конкретной датой (абзац восьмой части первой статьи 59 Трудового кодекса Российской Федерации), такой договор в силу части второй статьи 79 Кодекса прекращается по завершении этой работы.

При установлении в ходе судебного разбирательства факта многократности заключения срочных трудовых договоров на непродолжительный срок для выполнения одной и той же трудовой функции суд вправе с учетом обстоятельств каждого дела признать трудовой договор заключенным на неопределенный срок.

Суд первой инстанции пришел к верному выводу о том, что доводы Сысоева И.А. о необоснованности заключения с ним срочного трудового договора несостоятельны.

Действительно, трудовые отношения не могли быть установлены на неопределенный срок с учетом характера выполняемой работы и условий ее выполнения, обусловленных наличием заказчиков на охранные услуги, заключением с ними работодателем гражданско-правовых договоров возмездного оказания услуг с годичным сроком действия.

Согласно данным ЕГРЮЛ основным видом деятельности ООО ЧОП «РН-Охрана-Томск» является деятельность частных охранных служб.

Как следует из отзыва ответчика и материалов дела, объем оказания охранных услуг напрямую зависит от количества заключенных договоров с заказчиками охранных услуг и срока их действия. Вследствие этого все охранники принимаются ответчиком на срок один год на период действия договора оказания охранных услуг, равно как и истец Сысоев И.А.

Факт многократности заключения срочных трудовых договоров для выполнения одной и той же трудовой функции в данном конкретном случае не свидетельствует о наличии оснований для признания трудового договора заключенным на неопределенный срок, так как действия работодателя при заключении договоров с указанием конкретного срока их действия были обусловлены сроками действия договоров на оказание охранных услуг.

Именно поэтому доводы апеллянта о нарушении его трудовых прав, при том, что ответчик ООО ЧОП «РН-Охрана-Томск» продолжает свою деятельность, судебной коллегией отклоняются.

Доводы истца о понуждении к подписанию срочного трудового договора в нарушение ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации доказательствами не подтверждены. Истец не был введен в заблуждение относительно характера работы, выполняемых им трудовых функций, места работы, характера работы, ее временности.

При приеме на работу Сысоев И.А. условия о том, что заключаемый с ним трудовой договор является срочным по вышеуказанным причинам, доведены до истца, что не оспаривалось последним.

Эти условия отражены в трудовом договоре от 01.01.2018, который Сысоев И.А. подписал лично. Также истец обращался с письменными заявлениями к работодателю о приеме его на работу сроком на один год.

Истец, давая согласие на заключение трудового договора на определенный срок, знал о возможности его прекращения по истечении срока, на который он был заключен, поскольку лично подписывал данный договор и согласился на исполнение трудовых обязанностей на оговоренных в срочном трудовом договоре условиях. Данные обстоятельства свидетельствуют о наличии соглашения сторон при заключении договоров.

В соответствии со ст. 79 Трудового кодекса Российской Федерации срочный трудовой договор прекращается с истечением срока его действия. О прекращении трудового договора в связи с истечением срока его действия работник должен быть предупрежден в письменной форме не менее чем за три календарных дня до увольнения.

Доводы истца о том, что в день увольнения с ним не был произведен окончательный расчет, трудовая книжка вовремя не выдана, также не выданы расчетные листки по заработной плате, опровергается представленными в материалы дела доказательствами.

29.12.2018 генеральным директором ООО ЧОП «РН-Охрана-Томск» истцу в связи с увольнением 31.12.2018 предложено явиться за трудовой книжкой в офис предприятия либо предоставить письменное согласие на ее пересылку по указанному истцом адресу (т. 1, л.д.111).

Согласно выписке из приказа № 933 лс от 21.12.2018 Сысоев И.А. уволен 31.12.2018 в связи с истечением срока действия трудового договора, п. 2 ч. 1 ст. 77 ТК РФ (т.1 л.д. 115).

Разрешая требования истца Сысоева И.А. о признании трудовых отношений заключенными на неопределенный срок, оформления на работу по срочному трудовому договору вынужденным, восстановлении на работе в должности охранника по прежнему месту работы с 1 января 2019 года с оплатой вынужденных прогулов в размере среднего заработка, суд первой инстанции правильно сослался на положения ст. 392 Трудового кодекса Российской Федерации.

Как установлено в судебном заседании, истец Сысоев И.А. трудовую книжку и приказ об увольнении получил по почте 05 февраля 2019 года(198-200, т. 1).

С исковым заявлением в суд Сысоев И.А. обратился 31 января 2019 года, что свидетельствует о том, что месячный срок обращения в суд в отношении требования о восстановлении на работе истцом соблюден.

Вместе с тем, обращаясь в суд с требованием о признании трудового договора заключенным на неопределенный срок, поскольку днем, когда истец узнал о нарушении своего права, а именно о заключении с ним трудового договора на определенный срок, является 01 января 2018 года и, обратившись в суд с иском 31.01.2019, Сысоев И.А. пропустил трехмесячный срок обращения в суд, установленный статьей 392 Трудового кодекса Российской Федерации, что является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении исковых требований.

Разрешая исковые требования Сысоева И.А. о взыскании недовыплаченной заработной платы за отработанные обеденные часы в количестве 1662 часов за период с мая 2008 года по май 2017 года в размере 158733 рублей, оплаты за отработанные сверх установленной планом нормы рабочего времени 615 часов за период с 2009 по 2016 год включительно в размере 54120 рублей, стоимости форменного обмундирования в размере 2 260 рублей, удержанной с него в 2012 году, судом учтено, что спорные суммы истцу начислены не были, и последний знал о нарушении своего права в момент получения заработной платы и расчетных листов, как и знал о произведенном удержании в апреле 2012 года стоимости форменного обмундирования, с указанными требованиями обратился в суд лишь 31.01.2019, после его увольнения.

Судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции о пропуске истцом срока обращения в суд, установленного положениями ст. 392 Трудового кодекса Российской Федерации, в отношении требований о взыскании недовыплаченной заработной платы за отработанные обеденные часы в количестве 1662 часов за период с мая 2008 года по май 2017 года в размере /__/ рублей, оплаты за отработанную сверх установленной планом норму рабочего времени 615 часов за период с 2009 по 2016 год включительно в размере /__/ рублей, стоимости форменного обмундирования в размере 2 260 рублей, удержанной с него в 2012 году.

Оснований для применения в споре разъяснений, изложенных в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», судебная коллегия не усматривает, так как спорные суммы (недовыплаченной заработной платы за отработанные обеденные часы и оплата за отработанную сверх установленной планом норму рабочего времени) истцу Сысоеву И.А. никогда не начислялись.

На основании изложенного, судебная коллегия приходит к выводу, что, разрешая заявленные требования, суд первой инстанции согласно ст. ст. 12, 55, 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации правильно определил юридически значимые обстоятельства дела, распределил между сторонами бремя доказывания, всесторонне и полно исследовал представленные доказательства, дал им надлежащую правовую оценку. Нормы материального права судом первой инстанции применены верно и приведены в решении.

Нарушений норм процессуального права, являющихся основанием к отмене судебного акта, судебная коллегия не усматривает.

Доводы апелляционной жалобы сводятся к субъективному толкованию норм материального права, по существу повторяют изложенную ответчиком позицию по делу, которая была предметом исследования и оценки суда первой инстанции, в связи с чем не могут служить основанием к отмене решения суда.

С учетом приведенных обстоятельств решение суда следует признать законным и обоснованным, а доводы апелляционной жалобы - несостоятельными.

Руководствуясь пунктом 1 статьи 328, статьей 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Колпашевского городского суда Томской области от 21 февраля 2019 года оставить без изменения, апелляционную жалобу истца Сысоева Игоря Анатольевича – без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи:

Рейтинг@Mail.ru

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс».