Дело №22-2304/2020

Номер дела: 22-2304/2020

Дата начала: 06.07.2020

Суд: Хабаровский краевой суд

Судья: Вергасов Максим Александрович

Статьи УК: 199
Стороны по делу (третьи лица)
Вид лица Лицо Перечень статей Результат
Федяев Сергей Юрьевич Статьи УК: 199 судебный акт ОСТАВЛЕН БЕЗ ИЗМЕНЕНИЯ
ПРОКУРОР Прокуратура Хабаровского края
ПРОКУРОР Прокуратура Центрального района г.Хабаровска
Защитник (адвокат) Рябинин Д.А.
 

Определение

В суде первой инстанции дело рассмотрено судьей Киселевым С.А.

Дело № 22-2304/2020

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ПОСТАНОВЛЕНИЕ

г. Хабаровск              29 сентября 2020 года

Хабаровский краевой суд в составе:

председательствующего судьи Вергасова М.А.,

при секретарях Белозор Д.К., Шеиной О.А.,

с участием

прокуроров Рапанович Т.Б., Журба И.Г.,

защитника – адвоката Рябинина Д.А.,

осужденного Федяева С.Ю.,

рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела с апелляционной жалобой адвоката Рябинина Д.А. в интересах осужденного Федяева С.Ю. на приговор Центрального районного суда г.Хабаровска от 30 апреля 2020 года, которым

Федяев С.Ю., <данные изъяты>, ранее не судимый,

осужден по ч.1 ст.199 УК РФ к штрафу в размере 150 000 рублей.

На основании п.3 ч.1 ст.24 УПК РФ Федяев С.Ю. освобожден от наказания в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.

Приговором разрешен вопрос о вещественных доказательствах.

Заслушав доклад председательствующего, осужденного Федяева С.Ю. и адвоката Рябинина Д.А., поддержавших доводы апелляционной жалобы, мнение прокурора Журба И.Г., полагавшей необходимым приговор суда оставить без изменения, суд

УСТАНОВИЛ:

Федяев С.Ю. осужден за то, что, являясь генеральным директором ООО «Трансстрой-ДВ» в период с 01 октября 2013 года по 16 апреля 2015 года путем включения в налоговые декларации по НДС за 4 квартал 2013 года, 1,3 и 4 квартала 2014 года заведомо ложных сведений, уклонился от уплаты налогов, подлежащих уплате организацией, в крупном размере на общую сумму 39 273 180 рублей.

Преступление совершено в г. Хабаровске при обстоятельствах, изложенных в описательно-мотивировочной части приговора.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней адвокат Рябинин Д.А. указывает, что приговор подлежит отмене ввиду неправильного применения уголовного закона, нарушения уголовно-процессуального закона, допущенного при рассмотрении уголовного дела. Так, в приговоре суда отсутствует оценка каждого доказательства в отдельности, а также всей совокупности доказательств. Обращает внимание, что ст.199 УК РФ предусмотрена уголовная ответственность лишь за совершение умышленных деяний, направленных непосредственно на избежание уплаты законно установленного налога. Решением УФНС России по Хабаровскому краю от 04 декабря 2017 года ООО «Трансстрой ДВ» привлечено к ответственности по ч.1 ст.122 НК РФ за неполную уплату налогов, совершенную по неосторожности. Умышленная неуплата налога обществу не вменялась, в связи с чем, несоблюдение обществом налогового законодательства при осуществлении финансово-хозяйственной деятельности не является достаточным доказательством наличия в действиях Федяева С.Ю. состава преступления, предусмотренного ч.1 ст.199 УК РФ. Кроме того, в ходе рассмотрения дела не было установлено корыстной заинтересованности Федяева С.Ю. на оставление в своем распоряжении денежных средств, предназначенных для уплаты налогов. Отсутствуют сведения о том, кем, когда и на какие цели израсходованы денежные средства, не уплаченные в виде налогов. Из представленных суду доказательств не усматривается ни умысла, ни способа совершения данного преступления. Выводы суда о недобросовестности контрагентов также не могут свидетельствовать об умышленных действиях осужденного, направленных на уклонение от уплаты налогов. Считает предположениями выводы суда о том, что Федяев С.Ю. разработал преступный план, получил в свое распоряжение реквизиты организаций ООО «СМУ-Петровское», ООО «Дальстройдевелопмент», ООО «Стройпром ДВ», получил в свое распоряжение счет-фактуры, содержащие заведомо для него ложные сведения, обеспечил поступление в распоряжение сотрудников бухгалтерии ООО «Трансстрой ДВ» счет-фактур с фиктивными сведениями, а также обеспечил своей электронно-цифровой подписью налоговой декларации с заведомо ложными сведениями, поскольку они не подтверждаются представленными суду доказательствами. Кроме того, судом не указано, как, где и при каких обстоятельствах Федяевым С.Ю. совершены вышеуказанные действия. Кроме того, судом не дана оценка показаниям свидетелей в соответствии со ст.88 УПК РФ. Анализируя показания свидетелей, защитник указывает, что работники налогового органа не дали показаний относительно обстоятельств выполнения работ спорными контрагентами. Представители организаций – заказчиков работ подтвердили факт того, что ООО «Трансстрой ДВ» привлекало субподрядные организации без согласования с заказчиками, ввиду невозможности выполнения работ своими силами в установленный срок. Ряд свидетелей, непосредственно выполняющих работы на объектах строительства, подтвердили наличие сторонних организаций – субподрядчиков, которые выполняли такие же виды работ. Также полагает, что при оценке показаний ряда свидетелей суд проигнорировал их неотносимость к предмету доказывания. Указывает, что ни один из свидетелей, которые дают показания о том, какие работы, на каких объектах и в какие периоды выполнялись, не указал точный период своего нахождения на строительных объектах, что не дает возможности оценить относимость их показаний к предмету доказывания, с учетом коротких периодов работы субподрядчиков. Кроме того, с учетом особенностей строительных участков работники одной организации не могли видеть работников другой организации, например, работающих в другом карьере, расположенном на удалении нескольких километров. Контрагенты спорных организаций (ФИО1, ФИО2) подтвердили факт предоставления в аренду специальной строительной техники. Свидетели ФИО3 и ФИО4 – работники бухгалтерии ООО «Трансстрой ДВ» показали, что Федяев С.Ю. никогда не давал им указаний о включении каких-либо сведений в налоговую декларацию, не выделял организации ООО «СМУ-Петровское», ООО «Дальстройдевелопмент», ООО «Стройпром ДВ» каким-либо специальным образом. Все сведения в налоговые декларации включались на основании первичной бухгалтерской документации, поступающей в распоряжение бухгалтерии централизованным путем в отношении всех контрагентов. Суть показаний свидетелей ФИО5, ФИО6, ФИО7, ФИО8, ФИО9, ФИО10, ФИО11 сводится к тому, что им известны ООО «СМУ-Петровское», ООО «Дальстройдевелопмент», ООО «Стройпром ДВ», и то, каким образом их документы были использованы для получения данными организациями членства в СРО. Сведений относительно Федяева С.Ю., ООО «Трансстрой ДВ», выполнения работ спорными контрагентами они не содержат. Вопреки выводам суда, показания свидетелей ФИО12., ФИО13., ФИО14., ФИО15., ФИО1., ФИО16., ФИО2., ФИО17 подтверждают версию осужденного о том, что спорные конрагенты вели хозяйственную деятельность и выполняли строительные работы. Выводы суда о том, что все работы, выполненные ООО «СМУ-Петровское», ООО «Дальстройдевелопмент», ООО «Стройпром ДВ», фактически были выполнены силами ООО «Трансстрой ДВ» не подтверждаются исследованными в судебном заседании доказательствами. Выводы суда о том, что ООО «СМУ-Петровское», ООО «Дальстройдевелопмент», ООО «Стройпром ДВ» не могли выполнить работы, опровергаются материалами дела и представленными стороной защиты доказательствами. Так, из анализа движения денежных средств на расчетных счетах указанных обществ следует, что организации вели активную хозяйственную деятельность, при этом из назначения платежей видно, что они направлены на ведение хозяйственной деятельности. Руководители данных контрагентов дали показания по всем аспектам хозяйственных взаимоотношений с ООО «Трансстрой ДВ», подтвердили факт выполнения работ своими организациями. Более того, указанные контрагенты в рассматриваемый период являлись членами НП СРО «СРСК ДВ», которая в силу положений ст.55.6 Градостроительного кодекса РФ перед принятием юридического лица в свои члены образует проверку соответствия такого лица, установленным законом требованиям и способности выполнять работы, которые оказывают влияние на безопасность объектов капитального строительства. Также, судом не установлено, что указанные контрагенты являлись аффилированными по отношению к Федяеву С.Ю., что он мог давать им указания и руководить их деятельностью. Не представлено доказательств того, что осужденный изготовил счета-фактуры от имени указанных контрагентов и иные первичные документы. Заключение экономической судебной экспертизы № 2018/110 не содержит выводов, подтверждающих виновность Федяева С.Ю. в совершении инкриминируемого деяния. Считает предположениями выводы суда о фиктивности взаимоотношений межу ООО «Трансстрой ДВ» и ООО «СМУ-Петровское», ООО «Дальстройдевелопмент», ООО «Стройпром ДВ», сделанными на основании отсутствия сведений о субподрядчиках в общем журнале работ, поскольку данный журнал не является документом бухгалтерского учета, и в нем не должны быть отражены субподрядные организации, выполняющие субподрядные работы на строительном объекте. На основании изложенного, просит приговор суда отменить, производство по уголовному делу в отношении Федяева С.Ю. прекратить на основании п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

Проверив материалы уголовного дела, изучив доводы апелляционной жалобы и дополнений к ней, выслушав мнения участников судебного разбирательства, суд апелляционной инстанции приходит к выводу об отсутствии предусмотренных законом оснований для отмены приговора суда.

Вывод суда первой инстанции о виновности Федяева С.Ю. в уклонении от уплаты налогов, подлежащих уплате организацией, путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений в крупном размере сделан судом на основании исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательств.

Судом установлено, что Федяев С.Ю., занимая должность генерального директора ООО «Трансстрой ДВ», используя реквизиты организаций ООО «СМУ-Петровское», ООО «Дальстройдевелопмент» и ООО «Стройпром ДВ», умышленно указал недостоверные сведения в налоговые декларации, путем отнесения сумм НДС в состав налоговых вычетов за 4 квартал 2013 года, 1 квартал 2014 года, 3 и 4 кварталы 2014 года в размере 39 277 347,98 руб., то есть в крупном размере, вследствие неправомерного включения сумм налога, исчисленных со стоимости выполненных подрядных СМР по договорам, заключенным с ООО «Дальстройдевелопмент», ООО «Стройпром ДВ» и ООО «СМУ - Петровское», без реальности осуществления сделок с указанными контрагентами и фактического совершения хозяйственных операций с целью получения необоснованной налоговой выгоды посредством завышения налоговых вычетов по НДС, направив соответствующие налоговые декларации в электронном виде в территориальный орган ИФНС России.

Так, между ООО «Трансстрой-ДВ» и ООО «Стройпром ДВ» заключен договор строительного субподряда от 28 ноября 2014 года, предметом договора явилось выполнение отдельных видов работ по реконструкции объекта «Автомобильная дорога Комсомольск-на-Амуре – Березовый – Амгунь – Могды – Чегдомын на участке км 130-км 162 (с подъездом к п.Герби)».

01 октября 2014 года между ООО «Трансстрой-ДВ» и ООО «Дальстройдевелопмент» заключен договор субподряда, предметом которого явилось выполнение отдельных работ по капитальному ремонту земляного полотна службы пути «Дальневосточной дирекции инфраструктуры – структурного подразделения Центральной дирекции инфраструктуры – филиала ОАО «РЖД».

Между ООО «Трансстрой-ДВ» и ООО «СМУ-Петровское» заключены договоры строительных субподрядов от 25 октября 2013 года, 03 февраля 2014 года, 07 июля 2014 года, 29 октября 2014 года и 28 ноября 2014 года, предметом которых явилось выполнение комплекса работ по разрыхлению скальных грунтов при строительстве выемки на объекте «Реконструкция станции Имбо ДВЖД»; выполнение комплекса работ по разрыхлению скальных грунтов при капитальном ремонте объекта «Капитальный ремонт земляного полотна службы пути Дальневосточной дирекции инфраструктуры»; выполнение работ по реконструкции объекта «Автомобильная дорога Комсомольск-на-Амуре – Березовый – Амгунь – Могды – Чегдомын на участке км 130, км 162 (с подъездом к п. Герби)».

Согласно направленным в налоговый орган за спорный период декларациям, стоимость предъявленных ООО «Дальстройдевелопмент» к оплате СМР в адрес ООО «Трансстрой ДВ» в 2014 году составила 67 305 440 руб. (в т.ч. НДС 18% - 10 266 932 руб.); стоимость предъявленных ООО «Стройпром ДВ» к оплате СМР в адрес «Трансстрой ДВ» в 2014 году составила 10 000 000 руб. (в т.ч. НДС 1 525 423,73 руб.); стоимость предъявленных ООО «СМУ-Петровское» к оплате СМР в адрес ООО «Трансстрой ДВ» в 2014-2015 годы составила 180 179 398,90 руб. (в том числе НДС 18 % - 27 484 992,73 руб.). Указанные суммы НДС отражены руководителем ООО «Трансстрой ДВ» в составе налоговых вычетов по НДС в соответствующем разделе декларации по НДС за 4 кв. 2013 года, за 1, 3, 4 кв. 2014 года.

Актом налоговой проверки № 301 от 27 февраля 2017 года в отношении ООО «Трансстрой-ДВ», установлено, что в 4 квартале 2013 года, 1, 3, 4 кварталах 2014 года Обществом необоснованно включены в состав налоговых вычетов по НДС, уменьшающих общую сумму налога, суммы НДС, исчисленные со стоимости строительно-монтажных работ по сделкам с контрагентами, имеющими признаки недобросовестности, а именно ООО «Дальстройдевелопмент», ООО «Стройпром ДВ», ООО «СМУ-Петровское», что повлекло образование недоимки по НДС в размере 39 277 348 рублей.

По заключению эксперта № 2018/110, сумма налога на добавленную стоимость, не уплаченная в бюджет ООО «Трансстрой ДВ» за 4 квартал 2013 года, 1,3,4 квартал 2014 года по состоянию на 25 марта 2015 года, при условии исключения из состава вычетов сумм налога на добавленную стоимость, предъявленных по сделкам поставщиками (подрядчиками) – ООО «Дальстройдевелопмент», ООО «Стройпром ДВ» и ООО «СМУ-Петровское»,составила 39 273 180 рублей, составляет 22,96% от суммы всех налогов, подлежащих ООО «Трансстрой ДВ» в период 2013 – 2015 годы.

Вывод об отсутствии реальных хозяйственных взаимоотношений ООО «Трансстрой-ДВ» с указанными контрагентами, сделан судом первой инстанции правильно и подтверждается совокупностью следующих доказательств, изученных в ходе судебного следствия.

Так, свидетели ФИО18., ФИО19., ФИО20., ФИО21., ФИО22., ФИО23., ФИО24, ФИО25., ФИО26. подтвердили факт того, что на спорных строительных объектах работала только техника ООО «Трансстрой ДВ» и все работы выполнялись только ими без привлечения сторонних организаций. Все работники ООО «Трансстрой» проживали в строительном городке, работники иных организаций там не проживали. Привлечение ООО «Трансстрой ДВ» в качестве субподрядчиков иных организаций, в том числе ООО «Дальстройдевелопмент», ООО «Стройпром ДВ», ООО «СМУ-Петровское», не осуществлялось.

Кроме того, о фиктивности взаимоотношений ООО «Трансстрой ДВ» с ООО «Дальстройдевелопмент», ООО «Стройпром ДВ», ООО «СМУ-Петровское», также свидетельствуют акт выездной налоговой проверки и решение налогового органа о привлечении юридического лица к налоговой ответственности.

Так, в ходе выездной налоговой проверки, а также в ходе судебного разбирательства установлено следующее:

- опрошенные налоговым инспектором работники ООО «Трансстрой ДВ» (водители, начальник участка, машинисты бульдозера, механики, токари, слесаря по ремонту автомобилей), подтвердили факт выполнения всех работ на спорных объектах, силами ООО «Трансстрой ДВ»;

- представленные ООО «Трансстрой ДВ» документы, свидетельствующие о выполнении ООО «СМУ-Петровское», ООО «Дальстройдевелопмент» и ООО «Стройпром ДВ» работ по договорам субподрядов, такие как счета-фактуры, акты о приемке выполненных работ, справки о стоимости выполненных работ и затрат, подписаны неустановленными лицами, не имеющими полномочий на подписание документов от имени указанных обществ и полномочий на ведение финансово-хозяйственной деятельности;

- обязательным условием договоров строительных субподрядов между ЗАО «СУ-38», ООО «СТ8», ОАО «РЖД», ЗАО «СУ-38» и ООО «Трансстрой ДВ», являлось согласование перечня организаций, допускаемых к строительству объекта. Вместе с тем, привлечение ООО «Трансстрой-ДВ» к выполнению строительно-монтажных работ на спорных строительных объектах ООО «Дальстройдевелопмент», ООО «Стройпром ДВ», ООО «СМУ-Петровское» не согласовывалось, что свидетельствует о фиктивности отношений с фирмами контрагентами;

- исполнительная документация (общие журналы работ формы КС-6, акты освидетельствования скрытых работ), представленная заказчиками объектов № 1, 2, 3, не содержит информацию о выполнении СМР ООО «СМУ-Петровское», в то время, как имеющиеся сведения о выполнении работ самим ООО «Трансстрой ДВ», в указанных журналах, свидетельствует о фиктивности отношений с фирмами контрагентами;

- анализ движения денежных средств, согласно банковским выпискам по расчетным счетам ООО «Стройпром ДВ», указывает на то, что ООО «Трансстрой-ДВ» не имело финансово-хозяйственных взаимоотношений с указанным контрагентом, связанным с получением оплаты за товары (работы, услуги), так как банковские выписки по расчетным счетам указанных организаций не содержат сведений о перечислении денежных средств между ними. Из банковских выписок по расчетным счетам ООО «СМУ-Петровское» и ООО «Дальстройдевелопмент» следует, что перечисленные ООО «Трансстрой» денежные средства не соответствуют суммам, указанным в счет-фактурах, выставленных ООО «Трансстрой», что свидетельствует об отсутствии реального факта выполнения обязательств по договорам субподрядов, заключенным ООО «Трансстрой» с указанными фирмами контрагентами.

Кроме того, установлено, что ООО «СМУ-Петровское», ООО «Дальстройдевелопмент» и ООО «Стройпром ДВ» не располагали собственными, либо арендованными видами техники, необходимой для выполнения работ по договорам, заключенным с ООО «Трансстрой ДВ», а также не имели собственных, либо привлеченных по гражданско-правовым договорам работников, что свидетельствует о невозможности выполнения указанными организациями того объема работ, которые указаны в актах о приемке выполненных работ (форма КС-2), принятых ООО «Трансстрой ДВ».

Довод стороны защиты о том, что ООО «СМУ-Петровское», ООО «Дальстройдевелопмент» и ООО «Стройпром ДВ» в рассматриваемый период являлись членами НП СРО «СРСК ДВ», в связи с чем, имели реальную возможность выполнять ряд строительно-монтажных работ, в том числе по договорам с ООО «Трансстрой ДВ», суд апелляционной инстанции признает несостоятельным, поскольку указанными организациями для приема в члены СРО и получения свидетельства о допуске к определенному виду или видам работ в адрес саморегулируемой организации НП СРО «СРСК ДВ» были представлены недостоверные сведения о работниках, которые в штате данных организаций не состояли, что подтверждается, в том числе, показаниями свидетелей ФИО5., ФИО6., ФИО7ФИО8., ФИО10 не подтвердивших факт трудовых отношений с этими организациями.

Вопреки доводам апелляционной жалобы, показания свидетелей защиты ФИО13., ФИО14. и ФИО15., в части выполнения подрядных работ ООО «СМУ Петровское», не конкретизированы, опровергнуты совокупностью доказательств, признанных судом относимыми, достоверными и допустимыми.

Так, свидетели ФИО13., ФИО14 и ФИО15 показали, что являлись сотрудниками ООО «Трансстрой ДВ», и им известны факты выполнения некоторых работ другими организациями, в числе которых известны общество «СУ № 38 и «СМУ Петровское».

Вместе с тем, очевидцами выполнения либо невыполнения подрядных работ именно ООО «СМУ-Петровское» для ООО «Трансстрой-ДВ» на строительном объекте, указанные свидетели не являлись. Знают об этом со слов иных лиц.

Свидетели ФИО1. и ФИО16., занимающиеся сдачей в аренду строительной техники пояснили, что они не помнят ООО «СМУ-Петровское», ООО «Дальстройдевелопмент» и ООО «Стройпром ДВ».

Показания свидетеля ФИО2., относительно наличия в период 2014-2015 годов хозяйственных отношений с ООО «СМУ-Петровское», связанные с предоставлением в аренду техники, вопреки доводам апелляционной жалобы, не свидетельствуют о том, что техника арендовалась для выполнения СМР по договорам с ООО «Трансстрой-ДВ».

Таким образом, на основании вышеприведенных показаний свидетелей и письменных доказательств достоверно установлено, что фактически работы на спорных строительных объектах выполнялись только силами ООО «Трансстрой-ДВ», либо субподрядными организациями, привлеченными самим заказчиком и генподрядчиком.

Суд первой инстанции в соответствие со ст.17, 87, 88 УПК РФ оценил все исследованные в судебном заседании и приведенные в приговоре доказательства с точки зрения их относимости, допустимости и достоверности, и правильно установив обстоятельства дела, признал их в своей совокупности достаточными для признания Федяева С.Ю. виновным в совершении инкриминируемого деяния.

Кроме того, указанные доказательства в совокупности позволяют сделать вывод о несостоятельности доводов стороны защиты о том, что постановленный в отношении Федяева С.Ю. приговор основан на предположениях.

Существенных противоречий в показаниях свидетелей, как об этом указывает сторона защиты, относительно значимых для дела обстоятельств, в суде первой и апелляционной инстанции не установлено.

С учетом изложенного, суд апелляционной инстанции признает несостоятельными доводы жалобы защитника о противоречивости и ненадлежащей оценке доказательств.

Вопреки доводам апелляционной жалобы о том, что не установлена корыстная заинтересованность Федяева С.Ю., выраженная в оставлении денежных средств в своем распоряжении, суд апелляционной инстанции учитывает, что сам по себе факт уклонения от уплаты налогов, как разновидность уклонения от исполнения имущественной обязанности, свидетельствует о корыстной заинтересованности лица. Вместе с тем, установление фактов расходования неуплаченных денежных средств, не относится к предмету судебного разбирательства, поскольку не относится к признакам объективной стороны преступления, предусмотренного ст.199 УК РФ.

Доводы апелляционной жалобы о том, что решением УФНС России по Хабаровскому краю от 04 декабря 2017 года ООО «Трансстрой ДВ» привлечено к ответственности по ч.1 ст.122 НК РФ за неполную уплату налогов, совершенную по неосторожности, в связи с чем, Федяев С.Ю. не может быть привлечен к уголовной ответственности за совершение умышленного преступления, предусмотренного ч.1 ст.199 УК РФ, являются необоснованными по следующим основаниям.

Выводы суда первой инстанции о наличии у Федяева С.Ю. умысла на совершение инкриминируемого деяния соответствует фактическим обстоятельствам дела и является правильными.

В ходе судебного разбирательства установлено, что строительно-монтажные работы, указанные в первичных документах, фактически были выполнены работниками и специальной строительной техникой самого ООО «Трансстрой ДВ», в силу чего, Федяеву С.Ю. было достоверно известно о незаконности последующих действий по предъявлению в налоговый орган деклараций с отражением в них заведомо недостоверных сведений.

Указанные обстоятельства свидетельствуют о сознательном использовании Федяевым С.Ю. документов от имени контрагентов с целью создания видимости осуществления подрядных работ, получения необоснованной налоговой выгоды путем намеренного включения показателей из этих документов в состав вычетов, уменьшающих сумму НДС, подлежащую уплате в бюджет.

Кроме того, об умышленном характере действий Федяева С.Ю. также свидетельствует и то, что последний являлся налогоплательщиком, на которого возложены обязанности по своевременному и правильному исчислению, удержанию в бюджет налогов, и который должен был определять, как руководитель, приоритетность направления платежей. Вместе с тем, не желая нести расходы, связанные с исполнением обязанностей налогоплательщика, Федяев С.Ю. осуществлял умышленное завышение налоговых вычетов путем документального привлечения организаций, фактически не выполнявших подрядные работы.

Совокупность собранных и проанализированных доказательств, в том числе, показания свидетелей, результаты проведенных почерковедческих экспертиз о недостоверности первичных документов, свидетельствует о том, что Федяев С.Ю., являясь руководителем ООО «Трансстрой ДВ», не мог не осознавать фактический характер своих действий, предвидел возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желал их наступления.

Учитывая правовую позицию Конституционного Суда РФ, изложенную в постановлении от 21 декабря 2011 года № 30-П, факт привлечения Федяева С.Ю. к налоговой ответственности за совершение неумышленного правонарушения (ч.1 ст.122 НК РФ), не может приниматься и учитываться при рассмотрении уголовного дела, как устанавливающий виновность этого лица в совершении уголовно наказуемого деяния, поскольку для уголовного дела преюдициального значения не имеет.

При этом, в уголовном судопроизводстве решается вопрос о виновности лица в совершении преступления и о его уголовном наказании. Имеющими значение будут являться такие обстоятельства, которые подтверждают установленные уголовным законом признаки состава преступления. В связи с этим, уголовно-правовая квалификация действий (бездействия) лица определяется исключительно в рамках процедур, предусмотренных уголовно-процессуальным законом, и не может устанавливаться в иных видах судопроизводства.

Учитывая изложенное, суд апелляционной инстанции полагает, что вина Федяева С.Ю. в совершении уголовно-наказуемого деяния доказана в полном объеме, его действиям судом дана правильная юридическая оценка, не согласиться с которыми, у суда апелляционной инстанции оснований не имеется.

Действия осужденного судом правильно квалифицированы по ч.1 ст.199 УК РФ (в ред. Федерального закона от 03 июля 2016 года № 325-ФЗ), как уклонение от уплаты налогов, подлежащим уплате организацией, путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, совершенное в крупном размере.

При назначении наказания судом учтены характер и степень общественной опасности совершенного Федяевым С.Ю. преступления, данные, характеризующие личность осужденного, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

Обстоятельствами, смягчающими наказание, суд признал наличие несовершеннолетних и малолетних детей, добровольное возмещение ущерба, причиненного преступлением. Отягчающих наказание обстоятельств судом не установлено.

Поскольку Федяев С.Ю. впервые совершил преступление небольшой тяжести, суд первой инстанции правильно указал о том, что ему не может быть назначено наказание в виде лишения свободы, и обоснованно назначил наказание в виде штрафа.

Вместе с тем, суд апелляционной инстанции находит приговор суда подлежащим изменению по следующим основаниям.

Согласно поручениям № 27309, № 27308 и № 27307 от 06.07.2018 на списание и перечисление денежных средств со счетов налогоплательщика (т.15 л.д.119-121) ООО «Трансстрой-ДВ» были уплачены сумма доначисленного налога по НДС в размере 39 277 348 рублей, пени в размере 11 766 928,55 рублей, штраф по п.1 ст.122 НК РФ в размере 300 000 рублей до назначения судебного заседания судом первой инстанции.

Согласно примечания 2 к ст.199 УК РФ лицо, впервые совершившее преступление, предусмотренное настоящей статьей, освобождается от уголовной ответственности, если этим лицом либо организацией, уклонение от уплаты налогов, сборов, страховых взносов которой вменяется этому лицу, полностью уплачены суммы недоимки и соответствующих пеней, а также сумма штрафа в размере, определяемом в соответствии с Налоговым кодексом Российской Федерации.

На основании изложенного, поскольку по смыслу закона приоритет отдается безусловным нереабилитирующим основаниям, не предполагающим наложения на обвиняемого (подозреваемого) мер воздействия либо мер гражданско-правового характера (гражданский иск), Федяев С.Ю. подлежит освобождению от наказания на основании ч.1 ст.28.1 УПК РФ, в связи с возмещением ущерба, являющимся приоритетным (льготным) по отношению к основанию, предусмотренному п.3 ч.1 ст.24 УПК РФ.

Существенных нарушений, влекущих отмену или иное изменение приговора, судом апелляционной инстанции не установлено.

На основании изложенного и руководствуясь ст.389.13, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

ПОСТАНОВИЛ:

Приговор Центрального районного суда г. Хабаровска от 30 апреля 2020 года в отношении Федяева С.Ю. изменить.

Освободить Федяева С.Ю. от назначенного по ч.1 ст.199 УК РФ наказания на основании ч.1 ст.28.1 УПК РФ – в связи с возмещением ущерба.

Апелляционную жалобу адвоката Рябинина Д.А. оставить без удовлетворения.

Апелляционное постановление может быть обжаловано в Девятый кассационный суд общей юрисдикции в порядке, предусмотренном главой 47.1 УПК РФ.

Председательствующий М.А. Вергасов

Рейтинг@Mail.ru

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс».