Дело №33-10668/2020

Номер дела: 33-10668/2020

Уникальный идентификатор: 66RS0024-01-2019-000233-18

Дата начала: 15.07.2020

Суд: Свердловский областной суд

Судья: Лузянин Владислав Николаевич

:
Стороны по делу (третьи лица)
Вид лица Лицо Перечень статей Результат
ОТВЕТЧИК Администрация ГО Верхняя Пышма
ИСТЕЦ Данькова Римма Александровна
ОТВЕТЧИК Министерство по управлению имуществом СО
ОТВЕТЧИК Министерство финансов РФ
ОТВЕТЧИК Министерство финансов СО
ТРЕТЬЕ ЛИЦО ООО "Газпром трансгаз Екатеринбург"
ТРЕТЬЕ ЛИЦО Правительство Свердловской области
ТРЕТЬЕ ЛИЦО Управление федеральной государственной регистрации, кадастра и картографии по Свердловской обл.
ОТВЕТЧИК Федеральное агентство по управлению государственным имуществом
Движение дела
Наименование события Результат события Основания Дата
Передача дела судье 16.07.2020
Судебное заседание Отложено в связи с прочими основаниями 11.08.2020
Судебное заседание Вынесено решение РЕШЕНИЕ оставлено БЕЗ ИЗМЕНЕНИЯ 03.09.2020
Дело сдано в отдел судебного делопроизводства 14.09.2020
Передано в экспедицию 16.09.2020
 

Определение

Судья Вершинина М.П.

дело № 33-10668/2020

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Екатеринбург 03.09.2020

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе:

председательствующего

Рябчикова А.Н.,

судей

Лузянина В.Н.,

Мартыновой Я.Н.,

при ведении протоколирования с использованием средств аудиозаписи помощником судьи Ермакович Е.С., рассмотрела в открытом судебном заседании в порядке апелляционного производства гражданское дело № 2-26/2020 по иску Даньковой Риммы Александровны к городскому округу Верхняя Пышма, Свердловской области, Российской Федерации о взыскании убытков,

по апелляционным жалобам Администрации городского округа Верхняя Пышма, Министерства финансов Российской Федерации, Территориального управления федерального агентства по управлению государственным имуществом в Свердловской области на решение Верхнепышминского городского суда Свердловской области от 20.02.2020.

Заслушав доклад судьи Лузянина В.Н., объяснения представителя истца – Овчинниковой А.В., представителя Администрации городского округа Верхняя Пышма - Лис А.В., представителя Правительства Свердловской области по доверенности от 23.12.2019 Ануфриева А.А., представителя ТУ Росимущества в Свердловской области – Веретенникову К.С., судебная коллегия

установила:

Данькова Р.А. обратилась в суд с указанным иском, в обоснование которого указывала, что является собственником земельного участка с кадастровым номером , площадью 564 кв.м., расположенного по адресу: .... На данном земельном участке расположены постройки в виде жилого дома площадью 11 кв.м., сарая - 3,27 кв.м., теплицы - 19,11 кв.м., теплицы -15,12 кв.м., беседки - 3,52 кв.м., бани - 7,96 кв.м. Поскольку земельный участок и имеющиеся на нем постройки находятся в охранной зоне магистрального газопровода-отвода к Балтымскому кирпичному заводу и газораспределительной станции пос. Садовый, решением Верхнепышминского городского суда Свердловской области от 13.03.2017 удовлетворены исковые требования ООО «Газпром трансгаз Екатеринбург» о возложении обязанности в течение трех месяцев с момента вступления решения суда в законную силу осуществить снос самовольных построек, расположенных на вышеуказанном земельном участке, а также привести земельный участок в состояние, предшествующее началу строительства.

С целью исполнения решения суда и установления затрат связанных со сносом объектов недвижимости и возведению аналогичных объектов недвижимости истец обратилась в ООО «Грант Оценка». Согласно заключению специалиста от 02.10.2018 № 077-18/Н, размер прямых затрат, которые необходимо будет понести при возведении аналогичных объектов недвижимости, а также размер прямых затрат, которые необходимо будет понести при осуществлении сноса существующих построек, составляет 447 000 руб.

С учетом уточнения иска просила взыскать в равных долях с городского округа Верхняя Пышма в лице администрации городского округа Верхняя Пышма, со Свердловской области в лице Министерства финансов Свердловской области, с Российской Федерации в лице Министерства финансов Российской Федерации, Федерального агентства по управлению государственным имуществом в ее пользу убытки в размере 447 000 руб., расходы по оплате государственной пошлины в размере 7 670 руб.

В судебном заседании суда первой инстанции представитель истца требования и доводы иска с учетом уточнений поддержал, настаивал на их удовлетворении в полном объеме. Представитель администрации городского округа Верхняя Пышма возражала против удовлетворения исковых требований, полагала, что истцом не представлено доказательств реального ущерба, поскольку истцом не представлены доказательства исполнения решения суда от 13.03.2017. Кроме того, указала на то, что в материалах дела отсутствует распорядительный акт администрации, как органа местного самоуправления, устанавливающий ограничения по использованию земельного участка истца, выданный в пользу собственника газораспределительных сетей, в связи с чем, полагала применение ст. 57 Земельного кодекса Российской Федерации необоснованным.

Решением Верхнепышминского городского суда Свердловской области от 20.02.2020 требования истца удовлетворены частично. Постановлено: взыскать в равных долях с городского округа Верхняя Пышма за счет казны муниципального образования городской округ «Верхняя Пышма», Российской Федерации в лице Министерства финансов Российской Федерации за счет казны Российской Федерации в пользу Даньковой Р.А. убытки в размере 396 000 руб., в возмещение расходов по оплате государственной пошлины – 6794 руб. 90 коп. В удовлетворении остальной части исковых требований Даньковой Р.А. - отказать.

С решением суда не согласились ответчики администрация городского округа Верхняя Пышма, Министерство финансов Российской Федерации и ТУ Росимущество в Свердловской области.

Администрация городского округа Верхняя Пышма в своей апелляционной жалобе просит отменить решение суда в части удовлетворения требований к городскому округу в лице администрации, полагая, что оснований для взыскания убытков не имеется, судом не определено в чем выражены действия (бездействие) администрации по отношению к истцу, не установлена их незаконность; судом не привлечено в качестве соответчика Финансовое управление городского округа Верхняя Пышма, на которое возложены функции по организации исполнения бюджета городского округа.

Министерство финансов Российской Федерации в своей апелляционной жалобе просит отменить решение суда в части удовлетворения требований к Министерству, полагая, что в данном споре вред причинен гражданину в результате бездействия исполнительного комитета Верхнепышминского городского совета народных депутатов, правопреемником которого является Администрация, а в дальнейшем – бездействием самой Администрации городского округа. Указывает, что суд неверно истолковал ч. 10 ст. 85 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», привлекая Министерство финансов Российской Федерации. Надлежащим ответчиком является главный распорядитель средств федерального бюджета в рамках осуществления государственного земельного надзора – Федеральная служба государственной регистрации, кадастра и картографии Российской Федерации.

ТУ Росимущество в Свердловской области в своей апелляционной жалобе выражает несогласие с исковыми требованиями истца, указавшего на то, что вред причинен в результате бездействия государственного органа. Бездействия со стороны ТУ Росимущество в Свердловской области не подтверждается предоставленными в материалы дела документами. В чем выразилось нарушение прав истца со стороны ТУ Росимущество в Свердловской области, также не установлено. Напротив решением суда о сносе построек установлено, что подлежащие сносу постройки возведены без получения разрешения, да еще и в охранной зоне объекта системы газоснабжения, о чем истец знал. Таким образом, ТУ Росимущество в Свердловской области прав истца не нарушало. Просит решение суда отменить в части касающейся ТУ Росимущество в Свердловской области.

Администрацией городского округа Верхняя Пышма поданы возражения на жалобу Министерства финансов Российской Федерации с просьбой оставить ее без удовлетворения. Правительством Свердловской области и Министерством по управлению государственным имуществом Свердловской области поданы возражения на жалобы с просьбой оставить решение без изменения в части отказа в удовлетворении исковых требований к Свердловской области.

В судебном заседании суда апелляционной инстанции представители Администрации городского округа Верхняя Пышма, ТУ Росимущество в Свердловской области поддержали доводы, изложенные в своих апелляционных жалобах. Представитель истца, представитель Правительства Свердловской области по доверенности полагали решение суда законным и не подлежащим отмене или изменению.

Истец, представители Министерства финансов Российской Федерации, Министерства финансов Свердловской области, Министерства по управлению государственным имуществом Свердловской области, Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Свердловской области в судебное заседание суда апелляционной инстанции не явились, извещались надлежащим образом о месте и времени судебного заседания: истец - путем направления извещений от 21.07.2020 посредством Почты России, почтовый конверт вернулся в суд. Юридические лица в соответствии с положениями ст. 113 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, ст. ст. 14 и 16 Федерального закона от 22.12.2008 № 262-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации», информации о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы размещена на интернет-сайте Свердловского областного суда www.ekboblsud.ru 20.07.2020. С учетом приведенных обстоятельств, руководствуясь ст. 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия определила рассмотреть дело при указанной явке.

Изучив материалы дела, проверив законность и обоснованность оспариваемого решения в пределах доводов апелляционной жалобы в соответствии с ч. 1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия приходит к следующему.

Судом установлено, что истец является собственником земельного участка с кадастровым номером , площадью 564 кв.м., расположенного по адресу: Свердловская область, ГО Верхняя Пышма, в районе ..., категория земель: земли сельскохозяйственного назначения, разрешенное использование: для ведения садоводства.

В соответствии с материалами регистрационного дела и свидетельства о государственной регистрации права от 27.10.2009 66-АГ 791753, её права на земельный участок зарегистрированы 27.10.2009 на основании решения исполнительного комитета Верхнепышминского городского совета народных депутатов от 29.08.1978 № 254, решения исполнительного комитета Верхнепышминского городского совета народных депутатов от 17.05.1990 № 150/8, постановления главы администрации города Верхняя Пышма от 07.08.1992 № 733, постановления главы администрации города Верхняя Пышма от 22.04.1993 № 345, постановления главы администрации городского округа Верхняя Пышма от 12.05.2009 № 102.

На данном земельном участке истцом возведены постройки в виде: жилого дома площадью 11 кв.м., сарая - 3,27 кв.м., теплицы - 19,11 кв.м., теплицы -15,12 кв.м., беседки - 3,52 кв.м., бани - 7,96 кв.м.

В соответствии с материалами регистрационного дела и свидетельства о государственной регистрации права, право собственности истца на жилой дом зарегистрировано 13.05.2015 на основании вышеуказанных постановлений и декларации об объекте недвижимого имущества от 31.07.2015.

Решением Верхнепышминского городского суда Свердловской области от 11.03.2017 по делу № 2-354/2017, удовлетворены исковые требования ООО «Газпром трансгаз Екатеринбург» к Даньковой Р.А. о сносе самовольных построек ввиду установления факта их нахождения в охранной зоне газораспределительных сетей.

В соответствии с преюдициальными выводами ранее состоявшихся судебных актов в границах городского округа Верхняя Пышма расположен магистральный газопровод – отвод к Балтымскому кирпичному заводу (диаметр 168 мм, давление 5,5 МПа) и газораспределительная станция (ГРС) пос. Садового. Указанные объекты приняты в эксплуатацию 30.12.1972. Собственником газопровода и ГРС является ПАО «Газпром», эксплуатирующей организацией - ООО «Гразпром трансгаз Екатеринбург».

В соответствии со ст. 28 Федерального закона «О газоснабжении в Российской Федерации», требованиями строительных норм и правил минимальные расстояния от коллективных садов с садовыми домиками до объектов газоснабжения составляют для газопроводов диаметром до 300 мм. не менее 100 метров. Постройки Даньковой Р.А., расположенные в коллективном саду СНТ «Калининец-8», организованном на земельном участке, предоставленном в 1978 году, полностью расположены в охранной зоне объекта системы газоснабжения. Установив, что возведенные строения расположены в охранной зоне магистрального газопровода, что запрещено строительными нормами, создает угрозу жизни и здоровью граждан, а также препятствует безопасной эксплуатации опасного объекта, суд удовлетворил требования о сносе дома и всех построек. Этим же решением суд указал на наличие права у Даньковой Р.А. на предъявления к виновным лицам требований о возмещении ущерба.

Согласно заключению назначенной по делу оценочной экспертизы от 03.02.2020 № 049/Э размер убытков, в том числе размер стоимости работ по сносу расположенных на земельном участке с кадастровым объектов недвижимости, составляет 79000 руб. Рыночная стоимость расположенных на данном земельном участке строений составляет 317000 руб. Итого 396000 руб. С определенной экспертом рыночной стоимостью объектов, подлежащих сносу, и со стоимостью работ по сносу кто-либо из лиц, участвующих в деле, не спорит.

Согласно ст. 15 Гражданского кодекса Российской Федерации - лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб).

В соответствии со ст. 16 Гражданского кодекса Российской Федерации убытки, причиненные гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, в том числе издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежат возмещению Российской Федерацией, соответствующим субъектом Российской Федерации или муниципальным образованием.

Вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования (ст. 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Судом первой инстанции обоснованно принято во внимание, что местными органами в 1978 году гражданам был осуществлен отвод земельного участка для целей коллективного садоводства, предполагающего возможность осуществления строительства, в границах охранной зоны уже существующего газопровода, о наличии которого было известно; в 1990, 1992, 1993 годах к первичному земельному участку произведены «прирезки» под расширение существующей территории; в 2009 году постановлением главы администрации уточнены границы земельного участка общего пользования, земельные участки, используемые членами СНТ, предоставлены им в собственность.

Согласно выписке из ЕГРН Филиала ФГБУ «ФКП Росреестра» по УРФО от 25.02.2019 № 66/001/015/2019-37101, а также декларации об объекте недвижимого имущества поданной Даньковой Р.А. одноэтажный жилой дом площадью 11 кв.м. расположенный на земельном участке с кадастровым номером , площадью 564 кв.м., по адресу: ..., завершен строительством в 1986 году.

Вопреки доводам жалобы ТУ Росимущество в Свердловской области в это же время, каких-либо сведений о расположении участка в границах охранной зоны, особых условиях его использования и застройки землеотводные документы местных органов не содержали, в Едином государственном реестре недвижимости, в Публичной кадастровой карте, иных общедоступных источниках информации о границах охранной зоны, ограничениях использования размещено в спорный период не было. В федеральных законах от 21.07.1997 № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» и от 02.01.2000 № 28-ФЗ «О государственном земельном кадастре» впервые был провозглашен принцип открытости сведений, содержащихся в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним и в государственном земельном кадастре, но и в этих нормативных правовых актах отсутствовало прямое указание на публичность сведений о границах минимальных расстояний до трубопроводов, в пределах которых запрещено строительство, и включении соответствующей информации в государственный земельный кадастр. Лишь с принятием Федерального закона от 03.08.2018 № 342-ФЗ «О внесении изменений в Градостроительный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» введена комплексная регламентация зон с особыми условиями использования территорий, включая обеспечение публичности сведений о таких зонах. Так Федеральный закон «О государственной регистрации недвижимости» дополнен ст. 71.1 «Особенности внесения в Единый государственный реестр недвижимости сведений о местоположении границ минимальных расстояний до магистральных или промышленных трубопроводов», в силу которой до 01.09.2019 в реестр границ вносятся сведения о местоположении границ минимальных расстояний до магистральных и промышленных трубопроводов, а в дальнейшем - при поступлении от уполномоченного органа государственной власти решения об установлении зоны минимальных расстояний до этих трубопроводов - в Единый государственный реестр недвижимости вносятся сведения о такой зоне и исключаются сведения о границах минимальных расстояний до этих трубопроводов. При этом согласно п. 21 ст. 106 Земельного кодекса Российской Федерации правообладатели земельных участков и расположенных на них объектов недвижимого имущества, находящихся в границах зоны с особыми условиями использования территории, должны быть уведомлены уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти и его территориальными органами (Федеральная служба государственной регистрации, кадастра и картографии, ее территориальные органы) о внесении сведений о данной зоне в Единый государственный реестр недвижимости в порядке, установленном Федеральным законом от 13.07.2015 № 218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости».

В соответствии с подп. 1 п. 17 ст. 51 Градостроительного кодекса Российской Федерации (в редакции по состоянию на 2014 год) строительство на земельном участке, предоставленном для ведения садоводства, дачного хозяйства, не требовало получения разрешения на строительство. В связи с этим на основании правоустанавливающих документов на землю, вид разрешенного использования которой допускал строительства, и декларации об объекте недвижимости истец произвел регистрацию построенного им дома, что допускалось действующим в тот период законодательством о регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

С учетом изложенного вопреки доводам жалобы ТУ Росимущество в Свердловской области, суд пришел к обоснованному выводу о том, что при застройке предоставленного истцу в собственность земельного участка Данькова Р.А. не знала и не могла знать о незаконности строительства, а значит, является добросовестным застройщиком, снос построек которой подлежит соответствующей компенсации.

При распределении имущественной ответственности и определении ответственных лиц суд первой инстанции верно руководствовался разъяснениями Конституционного Суда Российской Федерации, изложенными в Постановлении от 03.07.2019 № 26-П по делу о проверке конституционности ст.ст. 15, 16 и 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации, п. 4 ст. 242.2 Бюджетного кодекса Российской Федерации и ч. 10 ст. 85 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» в связи с жалобой Администрации городского округа Верхняя Пышма, а также ч. 10 ст. 85 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» (в редакции федерального закона, принятого во исполнение вышеуказанного Постановления Конституционного Суда Российской Федерации).

Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 03.07.2019 № 26-П взаимосвязанные положения ст.ст. 15, 16 и 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации и ч. 10 ст. 85 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» признаны не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее ст.ст. 8 (часть 2), 12, 19 (часть 1), 53 и 55 (часть 3), в той мере, в какой они - по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, - предполагают возложение исключительно на муниципальное образование обязанности возместить гражданину за счет местного бюджета ущерб, причиненный этому гражданину в связи со сносом по решению суда построек, возведенных на земельном участке, предоставленном местными органами государственной власти РСФСР для ведения садоводства и расположенном в охранной зоне опасного производственного объекта.

Из разъяснений Конституционного Суда Российской Федерации следует, что местные Советы народных депутатов являлись частью единой системы государственной власти, постепенное формирование органов местного самоуправления и их исключение из системы органов государственной власти происходило в период с 1991 по 1993 год.

На момент выделения земельного участка под коллективное садоводство согласно Земельному кодексу РСФСР 1970 года исполнительные комитеты городских Советов народных депутатов предоставляли земельные участки из земель городов (ст. 13). Государственный же контроль за использованием всех земель осуществлялся Советами народных депутатов всех уровней, их исполнительными и распорядительными органами в соответствии с их компетенцией, а также специально уполномоченными на то государственными органами в порядке, устанавливаемом законодательством Союза ССР.

В дальнейшем полномочия, касающиеся землепользования и градостроительства, контроля и надзора в этой сфере, закреплялись как за органами местного самоуправления, так и за государственными органами.

Необходимые правовые механизмы, обеспечивающие информирование собственников земельных участков о наличии ограничений в пользовании ими, начали функционировать лишь с момента вступления в законную силу Федерального закона от 03.08.2018 № 342-ФЗ «О внесении изменений в Градостроительный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации». Реальные законодательные гарантии эффективности организационно-властного инструментария, позволяющего органам публичной власти на местах отреагировать на планируемое строительство и пресечь его в охранных зонах опасных производственных объектов, в том числе трубопроводов, до недавнего времени не были сформированы в должной мере. В этой связи постановленное судом решение прав ТУ Росимущество в Свердловской области не нарушает.

Действующие механизмы компенсации убытков добросовестным застройщикам (в частности, в соответствии с ч. 41 ст. 26 Федерального закона от 03.08.2018 № 342-ФЗ «О внесении изменений в Градостроительный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации») не решают вопроса о разграничении указанных обязанностей между органами государственной власти и органами местного самоуправления в контексте настоящего Постановления, поскольку названным законоположением не вносятся какие-либо изменения и дополнения в ранее изданные законы, оно не имеет обратной силы и оставляет неурегулированными отношения, связанные с возмещением вреда, причиненного собственникам указанных зданий, сооружений, в случае, когда соответствующий земельный участок был предоставлен не теми органами публичной власти, к которым предъявлен иск о возмещении вреда, а их правопредшественниками, в том числе местными органами государственной власти РСФСР.

В соответствии с выводами Конституционного Суда Российской Федерации, полномочия по предоставлению земельных участков и земельному контролю не могут рассматриваться - ни в действующем законодательстве, ни в правовом регулировании прежних лет - исключительно как связанные с разрешением вопросов местного значения, а значит, орган местного самоуправления не должен в качестве единственного правопреемника нести всю полноту ответственности за действия (бездействие) органов государственной власти РСФСР на местах, при которых были выделены земельные участки для ведения садоводства и не обеспечен контроль за соблюдением ограничений при возведении на их территории построек.

Само по себе возведение гражданами построек в зоне минимальных расстояний до магистральных или промышленных трубопроводов осуществлялось на определенном историческом этапе в условиях неразвитости нормативно-правового регулирования деятельности местных органов власти по предотвращению такого строительства, а также недостаточности законодательно установленных мер по обеспечению публичной доступности в земельных правоотношениях сведений об ограничениях на возведение построек в привязке к конкретным земельным участкам. Ответственность за непринятие таких мер, повлекшее негативные последствия для граждан, не может быть снята с государственных органов, призванных в силу своего особого публично-правового статуса обеспечивать правовую основу для реализации гражданами их прав и обязанностей, включая право собственности и обязанность выполнять нормативные предписания, которые должны быть доведены в надлежащей форме и с необходимыми для исполнения ориентирами до сведения граждан.

Возложение в таких случаях исключительно на муниципальные образования обязанности возместить за счет средств местного бюджета ущерб, причиненный гражданам, не основывается на принципах справедливости, правовой определенности, разумности и соразмерности, не согласуется с существующим разграничением полномочий между уровнями публичной власти, а потому взаимосвязанные положения ст.ст. 15, 16 и 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации и ч. 10 ст. 85 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» в данном аспекте не соответствуют Конституции Российской Федерации, ее ст.ст. 8 (часть 2), 12, 19 (часть 1), 53 и 55 (часть 3).

После издания Постановления Конституционного Суда Российской Федерации вопрос правопреемства государственных органов и органов местного самоуправления в вопросах ответственности за решения, принятые до разграничения публичной власти на государственную и местную, разрешен в ч. 10 ст. 85 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» (в редакции Федерального закона от 27.12.2019 № 521-ФЗ), в соответствии с которой, органы местного самоуправления вновь образованных муниципальных образований являются правопреемниками органов местного самоуправления и должностных лиц местного самоуправления, иных органов и должностных лиц, осуществлявших на территориях указанных муниципальных образований полномочия по решению вопросов местного значения на основании законодательных актов Российской Федерации, с даты, начиная с которой указанные органы местного самоуправления приступают к исполнению полномочий в соответствии с положениями ч. 5 ст. 84 настоящего Федерального закона. При этом органы местного самоуправления вновь образованных муниципальных образований являются правопреемниками по имущественным обязательствам, возникшим вследствие действий (бездействия) местных Советов народных депутатов (районных, городских, районных в городах, поселковых, сельских), их исполнительных комитетов и должностных лиц, в случае, если совершение таких или аналогичных действий относится в соответствии с законодательными актами Российской Федерации к решению вопросов местного значения, осуществлению полномочий органов местного самоуправления муниципальных образований, образованных на территории, на которой ранее действовали местные Советы народных депутатов (районные, городские, районные в городах, поселковые, сельские), их исполнительные комитеты и должностные лица. В случае, если имущественные обязательства, в том числе о возмещении ущерба, возникли вследствие действий (бездействия) как местных Советов народных депутатов (районных, городских, районных в городах, поселковых, сельских), их исполнительных комитетов и должностных лиц, так и иных органов государственной власти и управления РСФСР и их должностных лиц и если на момент предъявления требований по обязательствам совершение таких или аналогичных действий осуществляется органами местного самоуправления и органами государственной власти в соответствии с установленным законодательными актами Российской Федерации разграничением полномочий между органами государственной власти и органами местного самоуправления, требования по указанным обязательствам удовлетворяются органами местного самоуправления и соответствующими органами государственной власти в равных долях, если иное распределение бремени имущественной ответственности между ними не установлено федеральными законами.

Суд первой инстанции, верно приняв во внимание, что выделение земельных участков для ведения садоводства без учета расположения трассы газопровода и без информирования граждан об ограничениях в их использовании произведено исполнительным комитетом Верхнепышминского городского Совета народных депутатов (относящимся к органам государственной власти РСФСР), в дальнейшем в 1990-1993 годах исполнительный комитет, а затем созданные органы местного самоуправления Верхней Пышмы осуществляли расширение существующей территории коллективного сада путем присоединения дополнительных земель из состава охранной зоны, в 2009 году администрацией городского округа Верхняя Пышма участки предоставлены в собственность граждан также без указаний на особый характер использования, и в течение всего этого периода органы местного самоуправления и соответствующие государственные органы не осуществляли контроль за использованием участков, их застройкой, при этом, существующие правоотношения не были длительное время предметом законодательного регулирования, указанные действия и бездействие органов местного самоуправления и государственных органов явились причиной возникновения у истца материального ущерба, обоснованно взыскал ущерб с городского округа Верхняя Пышма и с Российской Федерации за счет соответствующей казны.

Доводы Администрации городского округа Верхняя Пышма об отсутствии вины органов местного самоуправления несостоятельны, поскольку земельный участок под коллективное садоводство окончательно сформирован, его границы уточнены, а участок с кадастровым номером 66:36:3203007:20 предоставлен истцу в собственность для целей застройки уже в период существования органов местного самоуправления, без указания в правоустанавливающих документах условий его особого использования, при том, что о расположении газопровода и его охранной зоне администрации было известно, а трассы магистральных газопроводов были в установленном порядке нанесены на карты землепользования в границах района, которые не носили публичный характер.

Также не соглашается судебная коллегия с доводами Министерства финансов Российской Федерации о возникновении у истца убытков только по вине органов местного самоуправления. Так, первичный землеотвод осуществлен 1978 году, когда органов местного самоуправления не существовало, а местные Советы народных депутатов являлись частью единой системы государственной власти (то есть в отсутствие разделения уровней власти относились к федеральной системе государственной власти). При этом, осуществление государственного земельного, градостроительного контроля, а также полномочия по нормативно-правовому регулированию спорных отношений как ранее, так и в настоящее время в большей степени относятся к полномочиям государственных органов федерального уровня.

Доводы Министерства финансов Российской Федерации о том, что надлежащим ответчиком является главный распорядитель средств федерального бюджета в рамках осуществления государственного земельного надзора – Федеральная служба государственной регистрации, кадастра и картографии Российской Федерации, несостоятельны.

В соответствии с п.п. 14, 16 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 13 от 28.05.2019 «О некоторых вопросах применения судами норм Бюджетного кодекса Российской Федерации, связанных с исполнением судебных актов по обращению взыскания на средства бюджетной системы Российской Федерации» субъектом, обязанным возместить вред по правилам ст. 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации, и, соответственно, ответчиком по указанным искам является Российская Федерация, от имени которой в суде выступает главный распорядитель бюджетных средств по ведомственной принадлежности тех государственных органов (должностных лиц), в результате незаконных действий (бездействия) которых физическому или юридическому лицу причинен вред (п. 3 ст. 125 Гражданского кодекса Российской Федерации, ст. 6, подп. 1 п. 3 ст. 158 Бюджетного кодекса Российской Федерации).

Исходя из содержания подп. 1 п. 3 ст. 158 Бюджетного кодекса Российской Федерации критерием определения главного распорядителя бюджетных средств, выступающего в суде от имени публично-правового образования по искам о возмещении вреда, является ведомственная принадлежность причинителя вреда (органа государственной власти, государственного органа, органа местного самоуправления или должностных лиц этих органов) независимо от источника его финансирования.

Таким образом, по мнению Министерства финансов Российской Федерации, вред истцу причинен в результате действий (бездействия) Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии Российской Федерации, на которую возложены функции по осуществлению государственного земельного надзора.

Вместе с тем, ответчиком не учитывается, что действия (бездействие), которые в конечном итоге привели к причинению имущественного вреда истцу, длились с 1978 года по день вынесения решения суда о сносе, действия (бездействие) были допущены не только в области земельного контроля, но и в рамках распоряжения земельными участками государственной собственности при неосуществлении информирования об охранных зонах, должного градостроительного контроля, а также, в целом, нормативного регулирования спорных отношений. Таким образом, противоправные действия (бездействие) осуществлялись со времени существования РСФСР до настоящего времени как в законодательной, так и исполнительной областях власти, полномочия в которых принадлежали и осуществлялись в разные периоды различными органами, часть которых в настоящее время упразднены, реорганизованы, а определение их сингулярных правопреемников затруднительно. Так, например, на момент выделения земельного участка государственный контроль за использованием всех земель осуществляется Советами народных депутатов, их исполнительными и распорядительными органами в соответствии с их компетенцией, а также землеустроительной службой системы Министерства сельского хозяйства СССР (пункт 2 Положения о государственном контроле за использованием земель, утвержденного постановлением Совета Министров СССР от 14.05.1970 № 325).

С учетом изложенного, суд первой инстанции обоснованно руководствовался п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28.05.2019 № 13 «О некоторых вопросах применения судами норм Бюджетного кодекса Российской Федерации, связанных с исполнением судебных актов по обращению взыскания на средства бюджетной системы Российской Федерации», в соответствии с которым в случае, когда государственный (муниципальный) орган, являвшийся на момент возникновения спорных правоотношений главным распорядителем бюджетных средств тех государственных (муниципальных) органов (должностных лиц), в результате незаконных действий (бездействия) которых физическому или юридическому лицу причинен вред, утратил данный статус (при передаче полномочий иному органу, в связи с ликвидацией), в качестве представителя Российской Федерации, субъекта Российской Федерации, муниципального образования суду следует привлекать орган, наделенный такими полномочиями главного распорядителя бюджетных средств на момент рассмотрения дела в суде. При отсутствии либо невозможности определить орган, наделенный полномочиями главного распорядителя бюджетных средств, от имени Российской Федерации в суде выступает соответственно Минфин России.

Доводы Администрации городского округа Верхняя Пышма о своем ненадлежащем статусе ответчика также несостоятельны, поскольку в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 26.10.1993 №1760 функции местных Советов народных депутатов переданы местной администрации, а значит, администрация, которой переданы полномочия прекратившего свою деятельность органа, в результате незаконных действий (бездействия) которого физическому лицу причинен вред, выступает в суде в качестве надлежащего представителя муниципального образования. В соответствии с подп. 7 п. 11 Положения об Администрации городского округа Верхняя Пышма, утвержденного решением Думы городского округа Верхняя Пышма от 21.12.2017 №67/4, Администрация осуществляет полномочия главного распорядителя бюджетных средство в соответствии с ведомственной структурой расходов бюджета городского округа.

О привлечении в качестве соответчика или третьего лица Финансового управления администрации городского округа Верхняя Пышма ответчик не просил. Резолютивная часть решения о взыскании убытков городского округа Верхняя Пышма за счет казны муниципального образования соответствует закону, прав Администрации или установленного порядка исполнения судебных решений за счет средств местного бюджета не нарушает.

Учитывая, что нормативно-правовое регулирование спорных отношений никогда не находилось в ведении субъектов Российской Федерации, на момент предоставления участка органы власти уровня субъекта не были задействованы, не принимали участие в предоставлении участка в собственность истца, регистрации прав на постройки, не являлись инициаторами сноса самовольных построек, суд первой инстанции отказал в иске к Свердловской области. О несогласии с решением суда в этой части в апелляционных жалобах не указано.

При установленных обстоятельствах доводы апелляционных жалоб, по сути, сводятся к несогласию с выводами суда первой инстанции и не содержат фактов, которые не были бы проверены и не учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела и имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу. Выводы суда достаточно подробно им мотивированы, основаны на имеющихся в деле доказательствах, оснований, предусмотренных ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, к отмене или изменению решения, не имеется.

Руководствуясь п. 1 ст. 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Верхнепышминского городского суда Свердловской области от 20.02.2020 оставить без изменения, апелляционные жалобы Администрации городского округа Верхняя Пышма, Министерства финансов Российской Федерации, Территориального управления федерального агентства по управлению государственным имуществом в Свердловской области – без удовлетворения.

Председательствующий

Рябчиков А.Н.

Судьи

Лузянин В.Н.

Мартынова Я.Н.

Рейтинг@Mail.ru

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс».