Дело №33-11978/2020

Номер дела: 33-11978/2020

Уникальный идентификатор: 03RS0003-01-2019-012354-02

Дата начала: 24.07.2020

Суд: Верховный Суд Республики Башкортостан

Судья: Низамова Алиса Рифовна

:
Стороны по делу (третьи лица)
Вид лица Лицо Перечень статей Результат
ИСТЕЦ Аббасов В.О.
ОТВЕТЧИК Адвокатская палата РБ
ОТВЕТЧИК Квалификационная комиссия АП РБ
ПРЕДСТАВИТЕЛЬ Представитель истца Аббасова В.О.
ПРЕДСТАВИТЕЛЬ Представитель ответчика Адвокатская палата РБ
ОТВЕТЧИК Совет адвокатской палаты Республики Башкортостан
ТРЕТЬЕ ЛИЦО Управление Министерства юстиции РФ по РБ
Движение дела
Наименование события Результат события Основания Дата
Передача дела судье 27.07.2020
Судебное заседание Вынесено решение РЕШЕНИЕ оставлено БЕЗ ИЗМЕНЕНИЯ 25.08.2020
Дело сдано в отдел судебного делопроизводства 09.09.2020
Передано в экспедицию 10.09.2020
 

Определение

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

№ 33-11978/2020

по делу № 2-902/2020

25 августа 2020 года                     город Уфа

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан в составе

председательствующего судьи            Гадиева И.С.

судей                             Низамовой А.Р.

                                Нурисламовой Э.Р.

при ведении протокола судебного заседания

секретарем                            Фатхлисламовой А.И.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционным жалобам представителей Негосударственной некоммерческой организации «Адвокатская палата Республики Башкортостан» Муртазиной Ч.Р., Насырова А.Н., Киселева Д.А., представителя Негосударственной некоммерческой организации «Адвокатская палата Республики Башкортостан», Квалификационной комиссии Адвокатской палаты Республики Башкортостан, Совета Адвокатской палаты Республики Башкортостан Мамяшева А.Р. на решение Кировского районного суда г. Уфы от 21 мая 2020 года.

Заслушав доклад судьи Низамовой А.Р., судебная коллегия

установила:

Аббасов В.А. обратился (с учетом уточнений, дополнений) с иском к Негосударственной некоммерческой организации «Адвокатская палата Республики Башкортостан» (далее – Адвокатская палата Республики Башкортостан), Квалификационной комиссии Адвокатской палаты Республики Башкортостан, Совету Адвокатской палаты Республики Башкортостан о признании заключения Квалификационной комиссии Адвокатской палаты Республики Башкортостан от 25 ноября 2019 года незаконным, необоснованным и о его отмене, о признании решения Совета Адвокатской палаты Республики Башкортостан от 23 ноября 2019 года о привлечении к дисциплинарной ответственности с лишением статуса адвоката незаконным, его отмене, прекращении дисциплинарного производства, о восстановлении статуса адвоката с обращением решения суда к немедленному исполнению.

В обоснование иска указано, что Аббасов В.О. является адвокатом Адвокатской палаты Республики Башкортостан, состоит в реестре адвокатов Республики Башкортостан (реестровый №...).

По обращениям от группы адвокатов Республики Башкортостан о совершении Аббасовым В.О. действий для срыва работы Внеочередной конференции Адвокатской палаты Республики Башкортостан, прошедшей 24 июня 2019 года, Вице-президентом Адвокатской палаты Республики Башкортостан Киселевым Д.А. 05 ноября 2019 года на имя Президента Адвокатской палаты Республики Башкортостан Юмадилова Б.Г. внесено представление о возбуждении в отношении истца дисциплинарного производства.

06 ноября 2019 года распоряжением Врио Президента Адвокатской палаты Республики Башкортостан Махмутова И.Ш. в отношении истца возбуждено дисциплинарное производство, материалы переданы на рассмотрение в Квалификационную комиссию Адвокатской палаты Республики Башкортостан.

25 ноября 2019 года Квалификационная комиссия по результатам рассмотрения дисциплинарного производства по фактам действий истца в ходе Внеочередной конференции Адвокатской палаты Республики Башкортостан 24 июня 2019 года пришла к выводу о том, что в действиях истца имеются нарушения требований п. 4 ч. 1 ст. 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и п. 1 ст. 4, п. 1, пп.1 п. 2 ст. 15, п. 1 ст. 17 Кодекса профессиональной этики адвоката.

Решением Совета Адвокатской палаты Республики Башкортостан от 23 декабря 2019 года истец привлечен к дисциплинарной ответственности в виде прекращения статуса адвоката.

С такими решениями Совета и Комиссии истец не согласен.

Комиссия установила, что истец нарушил п. 5.6, п. 5.7. Регламента Конференции Адвокатской палаты Республики Башкортостан следующими действиями:

- самостоятельный выход на сцену для организации срыва работы конференции (убирались столы, стулья, таблички компьютер в президиуме);

- после открытия неоднократно выкрикивал, агитировал срыв работы конференции с места;

-осуществил очередной выход на сцену, физическое завладение трибуной, микрофоном председательствующей на конференции с призывами рассмотрения иных вопросов, не входящих в повестку конференции. Блокировал работу собрания адвокатов путем препятствования председательствующей вести собрание.

Заключение Комиссии не основано на доказательствах, исследованных в ходе заседания Комиссии, в нарушение п. 2, п. 14 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката.

В заключении комиссии указано, что доводы Аббасова В.О. опровергаются объективными данными, такими как видеозапись Внеочередной конференции от 24 июня 2019 года, обращения адвокатов – участников данной конференции, что Квалификационная комиссия изучила представленные видеоматериалы и обращения адвокатов, по результатам пришла к выводу о соответствии доводов, изложенных в представлении и распоряжении о возбуждении дисциплинарного производства.

Между тем, видеозапись Квалификационной комиссией не исследовалась, что следует из протокола заседания квалификационной комиссии, истцу, его представителям было необоснованно отказано в исследовании доказательств.

Также в нарушение пп. 7 п. 2 ст. 20 Кодекса профессиональной этики адвоката обращения группы адвокатов не отвечали признакам допустимости для возбуждения дисциплинарного производства, так как в обращениях отсутствовали доказательства, подтверждающие изложенные в них обстоятельства.

Не допускал истец и нарушения Регламента Адвокатской палаты Республики Башкортостан ввиду ничтожности самого Регламента от 12 октября 2018 года по основаниям п. 1 ст. 181.5 Гражданского кодекса Российской Федерации, так как вопрос об утверждении Регламента Конференции Адвокатской палаты Республики Башкортостан в повестку дня Шестнадцатой ежегодной конференции Адвокатской палаты Республики Башкортостан 12 октября 2018 года не был включен. Данный вопрос рассмотрен вне повестки дня. При этом в Конференции не принимали участие все члены Адвокатской палаты Республики Башкортостан. Об указанном Регламенте истцу не известно. Указанный документ также отсутствует на официальном сайте ответчика.

Действия истца не могут быть расценены как нарушение Регламента, содержание которого не доводилось до истца, не размещено в общем доступе.

Истец во время внеочередной Конференции реализовал свое право на участие в конференции, высказал мнение, что президиум необходимо избрать, а не назначать заведомо, а председательствующий на конференции должен быть избран на альтернативной основе из числа делегатов. Поскольку микрофон был только на трибуне, то туда направилась часть делегатов, однако их стали выталкивать и не допускать к микрофону, после чего истец вышел на сцену и стал призывать к спокойствию, ведению конференции цивилизованно, предоставлении возможности всем высказаться. При этом микрофон выключили, истец выступал без микрофона. Истец фактически привлечен к ответственности за высказанное мнение.

В настоящее время Следственным Управлением Следственного Комитета Российской Федерации по Республике Башкортостан расследуется возбужденное 03 июня 2019 года уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 Уголовного кодекса Российской Федерации в отношении руководства Адвокатской палаты Республики Башкортостан (мошенничество, совершенное с использованием своего служебного положения, в особо крупном размере), по факту хищения денежных средств из бюджета негосударственной некоммерческой организации «Адвокатская палата Республики Башкортостан».

Дисциплинарное производство возбуждено в отношении истца по надуманным основаниям, его целью является оказание давления на него как на свидетеля по вышеуказанному уголовному делу, в качестве мести за дачу показаний им по уголовному делу, которые противоречат показаниям ФИО8, ФИО14, мести за общественную деятельность, за выступление на конференции, не совпадающее с точкой зрения президента Адвокатской палаты Республики Башкортостан ФИО8, его окружения.

При этом решение о лишении его статуса адвоката было фактически принято руководством Адвокатской палаты Республики Башкортостан уже 19 декабря 2019 года, то есть за несколько дней до заседания и принятия Советом Адвокатской палаты Республики Башкортостан обжалуемого Аббасовым В.О. решения, что объективно подтверждается протоколом осмотра доказательств, заверенным нотариусом.

В заседании Квалификационной комиссии Адвокатской палаты Республики Башкортостан при рассмотрении материалов дисциплинарных производств в отношении Аббасова В.О. участвовали члены Квалификационной комиссии Адвокатской палаты Республики Башкортостан ФИО8, ФИО9, ФИО10, ФИО11, ФИО12, ФИО13 В заседании Совета Адвокатской палаты Республики Башкортостан при рассмотрении материалов дисциплинарных производств в отношении Аббасова В.О. участвовали члены Совета Адвокатской палаты Республики Башкортостан ФИО8, ФИО14, ФИО15, ФИО16, ФИО17, ФИО18, ФИО19, в отношении которых имелись обоснованные и подтвержденные доказательствами заявления об отводе ввиду наличия сомнений в их беспристрастности и подтвержденных заявлений о нелигитимности избрания некоторых из них.

Однако данные заявления были необоснованно отклонены Комиссией Адвокатской палаты Республики Башкортостан и Советом Адвокатской палаты Республики Башкортостан со ссылкой на отсутствие права на заявление отвода при рассмотрении материалов дисциплинарного производства в положениях Кодекса профессиональной этики адвоката, хотя в п. 3 ст. 19 Кодекса профессиональной этики адвоката предусмотрено, что дисциплинарное производств должно обеспечить своевременное, объективное и справедливое рассмотрение жалоб, представлений..

Комиссией Адвокатской палаты Республики Башкортостан, Советом Адвокатской палаты Республики Башкортостан нарушены положения норм международного права, требующих обеспечения рассмотрения дисциплинарных производств в отношении адвокатов беспристрастным органом, что предполагает в частности, возможность заявления отвода членам соответствующих органов адвокатского сообщества.

Ни Комиссией Адвокатской палаты Республики Башкортостан, ни Советом Адвокатской палаты Республики Башкортостан не дана оценка доводам истца о том, что инициирование привлечения истца к дисциплинарной ответственности является спланированной акцией в отношении него. Заявления от адвокатов, которые явились поводом для возбуждения дисциплинарного производства, имеют шаблонный текст, одинаковые ошибки, поданы одной датой, поданы в Совет, не уполномоченный органом по возбуждению дисциплинарного производства.

Совет Адвокатской палаты при наличии обоснованного ходатайства Аббасова В.О. не направил материалы дисциплинарного производства снова на разбирательство в Квалификационную комиссию, данный вопрос не обсуждал, на обсуждение не ставил, чем нарушил ч. 3 ст. 19 и ч. 3 ст. 20 Кодекса профессиональной этики адвоката.

Вывод Совета адвокатской палаты Республики Башкортостан о том, что размещение записи с конференции в сети «Интернет», то есть придание гласности, и, как следствие, подрыв авторитета адвокатуры Республики Башкортостан, формирование негативного мнения, приведен без учета того, что в сети «Интернет» видео размещено неизвестными лицами, данные действия Аббасов В.О. не совершал, эти действия ему не вменялись, «широкий негативный резонанс» не установлен на исследованных доказательствах.

Никакие действия не могли быть расценены как совершенные по умыслу или грубой неосторожности. Назначенное наказание в виде прекращения статуса адвоката не соответствует тяжести проступка, факт совершения которого истец оспаривает, не признает. Советом Адвокатской палаты Республики указано на имевшие место ранее дисциплинарные производства, их прекращения, хотя материалы тех производств не приобщены к настоящему материалу, выводов при изложении фактов возбуждения ранее дисциплинарных производств не сделано.

Решением Кировского районного суда г. Уфы Республики Башкортостан от 21 мая 2020 года постановлено:

иск Аббасова В. О. к Адвокатской палате Республики Башкортостан, Квалификационной комиссии Адвокатской палаты Республики Башкортостан, Совету Адвокатской палаты Республики Башкортостан о признании заключения Квалификационной комиссии Адвокатской палаты Республики Башкортостан незаконным, его отмене, о признании решения Совета Адвокатской палаты Республики Башкортостан о привлечении к дисциплинарной ответственности с лишением статуса адвоката незаконным, его отмене; о восстановлении статуса адвоката удовлетворить.

Признать заключение Квалификационной комиссии Адвокатской палаты Республики Башкортостан от 25 ноября 2019 года по дисциплинарному производству в отношении адвоката Аббасова В. О. незаконным, отменить.

Признать решение Совета Адвокатской палаты Республики Башкортостан от 23 декабря 2019 года о признании адвоката Аббасова В. О. к дисциплинарной ответственности с лишением статуса адвоката незаконным, отменить.

Восстановить статус адвоката Аббасова В. О. (реестровый №...).

Взыскать с Адвокатской палаты Республики Башкортостан в пользу Аббасова В. О. расходы по оплате государственной пошлины в размере 300 рублей.

В удовлетворении остальной части иска Аббасова В. О. отказать.

Не согласившись с решением суда, представители Адвокатской палаты Республики Башкортостан Муртазина Ч.Р., Насыров А.Н., Киселев Д.А., Мамяшева А.Р. подали апелляционные жалобы.

Не согласившись с решением суда, представитель Адвокатской палаты Республики Башкортостан, Совета Адвокатской палаты, Квалификационной комиссии Мамяшев А.Р. также подал апелляционную жалобу.

В обоснование жалоб указано на неверные выводы суда о не исследовании непосредственно во время заседания Квалификационной комиссии видеофайлов, так как рассматриваемые видеофайлы были изучены каждым членом комиссии и члены комиссии обладали полной информацией, задавали вопросы, разрешали заявления и ходатайства. Сами по себе видеофайлы были сопутствующим доказательством, так как основным доказательством были обращения 66 адвокатов и они были озвучены. Представитель Аббасова В.О. – Ахмадуллин Р.Ф. указал письменно и подтвердил на заседании, что ознакомился с материалами в полном объеме, в том числе с видеофайлами, которые открылись. Остальные представители могли своевременно ознакомиться с материалами. Члены Квалификационной комиссии Давлетшина Г.Р., Зайдуллина А.У. пояснили, что все доказательства были изучены и оглашены в полном объеме. В заключении прямо указано, что «квалификационная комиссия, изучив представленные видеоматериалы и обращения адвокатов…». Вывод суда о том, что на дату возбуждения дисциплинарного производства на 06 ноября 2019 года видеоматериал отсутствовал, неправильный, видеоматериал был в полном объеме, в последующем была произведена их замена вырезками по фактам, относящимся к Аббасову В.О. для удобства просмотра. По данному факту даны объяснения представителем ответчика Киселевым Д.А. Тем более из письменного заявления представителя истца Ахмадуллина Р.Ф. видно, что уже на 18 ноября 209 года он был ознакомлен с материалами дисциплинарного производства. Суд дал неправильную оценку, указав, что Аббасов В.А. на конференции 24 июня 2019 года как не совершал действий, описанных в дисциплинарном производстве, тогда как из видеофайлов видно, что он завладел трибуной, призывал всех выйти на сцену, срывая работу конференции, грубо высказывался в адрес других адвокатов, повышая голос, выкрикивал с места, перебивал выступающих, создал конфликтную ситуацию. Суд нарушил принципы независимости, самоуправления, корпоративности адвокатуры, вошел в обсуждение меры дисциплинарного воздействия, принимаемого исключительно Советом и только на основании заключения комиссии. То есть суд подменил собою решение Совета Адвокатской палаты Республики Башкортостан. Решение о прекращении статуса адвоката может быть обжаловано в суд в связи с нарушением процедуры его принятия, отдельного обжалования заключения квалификационной комиссии не предусмотрено. Как ранее указывал Конституционный Суд Российской Федерации, основания, повод, порядок привлечения к дисциплинарной ответственности адвоката прямо отнесены к компетенции органов адвокатского сообщества. Совет, руководствуясь ст. 18 Кодекса профессиональной этики адвоката, не установил и не признал существенными обстоятельствами награды, заслуги, названная норма не обязывает учитывать личные и характеризующие данные. Они могут быть учтены, об этом указано в разъяснении 03/18 Комиссии Федеральной палаты адвокатов по этике и стандартам от 15 мая 2018 года, однако Совет и комиссия руководствуются законом об адвокатуре и Кодексом профессиональной этики адвоката. Суд указал, что не учтено отсутствие дисциплинарных взысканий, однако установлено, что Аббасов В.О. ранее привлекался к дисциплинарной ответственности (два дисциплинарных производства), заключениями в отношении него установлены нарушения норм закона об адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката. Однако Советом эти дисциплинарные производства были прекращены в связи с истечением сроков привлечения к дисциплинарной ответственности и именно эти обстоятельства при настоящем дисциплинарном производстве были учтены как значимые, о чем указано на листе №... дисциплинарного производства. Соответственно выбрана единственная мера воздействия, соразмерная допущенному нарушению. Аббасов В.О. не просил признать принятую меру как несоразмерную, суд вышел за пределы исковых требований, дав оценку принятой мере. Требований не подавалось соответствующих, представитель истца Рагулин А.В. пояснял, что подал только разъяснение, а не требование. Однако суд расценил это разъяснение как дополнение и перешел к обсуждению соразмерности примененной меры воздействия. Обсуждая вопрос о соразмерности дисциплинарного воздействия, суд тем самым признал наличие нарушения норм законодательства об адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката в действиях истца.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, выслушав представителей Адвокатской палаты Республики Башкортостан Насырова А.Н., Зайдуллину А.У., Киселева Д.А., Якупова Т.С., Махмутова И.Ш., Шарафутдинова Т.Т., Хазиева А.М., представителя Адвокатской палаты Республики Башкортостан и Квалификационной комиссии Адвокатской палаты Республики Башкортостан Давлетшину Г.Р., представителя Адвокатской палаты Республики Башкортостан, Квалификационной комиссии Адвокатской палаты Республики Башкортостан, Совета адвокатской палаты Республики Башкортостан Мамяшева А.Р., истца Аббасова В.О., его представителей Южакова Е.Г., Шайгарданова Р.Р., Ахмадуллина Р.Ф., судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии с ч. 1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

В соответствии с п. 2 ст. 4 Федерального закона от 31 мая 2002 года № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» принятый в порядке, предусмотренном настоящим Федеральным законом, Кодекс профессиональной этики адвоката устанавливает обязательные для каждого адвоката правила поведения при осуществлении адвокатской деятельности, а также основания и порядок привлечения адвоката к ответственности.

В силу пп. 4 п. 1 ст. 7 названного Федерального закона, п. 6 ст. 15 Кодекса профессиональной этики адвоката, принятого первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 года (далее – Кодекс), соблюдение этого Кодекса и исполнение адвокатом решений органов адвокатской палаты и органов Федеральной палаты адвокатов, принятых в пределах их компетенции, является его прямой обязанностью. За неисполнение либо ненадлежащее исполнение своих профессиональных обязанностей адвокат несет ответственность, предусмотренную настоящим Федеральным законом (п. 2 этой же статьи).

Согласно п. 1 ст. 18 Кодекса, нарушение адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, совершенное умышленно или по грубой неосторожности, влечет применение мер дисциплинарной ответственности, предусмотренных законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре и настоящим Кодексом.

На основании п. 6 ст. 18 Кодекса мерами дисциплинарной ответственности могут являться: замечание, предупреждение, прекращение статуса адвоката.

Судом установлено, что 24 июня 2019 года состоялась Внеочередная конференция Адвокатской палаты Республики Башкортостан.

28 июня 2019 года в адрес Адвокатской палаты Республики Башкортостан поступили обращения группы адвокатов (ФИО30, ФИО31, ФИО32 и др.), где указывалось о том, что адвокат Аббасов В.О. своими действиями дезорганизовал работу Внеочередной конференции Адвокатской палаты Республики Башкортостан от 24 июня 2019 года, совершил попытку ее срыва, пытался навязать делегатам собственное мнение относительно существа обсуждаемых вопросов, допуская грубые оценочные характеристики других адвокатов и членов их семей. Заявители просили указанное поведение Аббасова В.О. поставить на обсуждение на заседании Совета Адвокатской палаты Республики Башкортостан с передачей соответствующих материалов для рассмотрения дисциплинарной комиссией и привлечения к дисциплинарной ответственности.

По представлению первого вице-президента Адвокатской палаты Республики Башкортостан ФИО16 от 05 ноября 2019 года распоряжением Врио Президента Адвокатской палаты Республики Башкортостан ФИО7 от 06 ноября 2019 года в отношении адвоката Аббасова В.О. возбуждено дисциплинарное производство №..., материалы которого переданы в Квалификационную комиссию Адвокатской палаты Республики Башкортостан.

Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Республики Башкортостан по результатам изучения материалов дисциплинарного производства пришла к выводу о том, что адвокатом Аббасовым В.О. нарушены п. 4 ч. 1 ст. 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», п. 1 ст. 4, п. 1, пп.1 п. 2 ст. 15, п. 1 ст. 17 Кодекса профессиональной этики адвоката.

Заключение квалификационной комиссии Адвокатской палаты Республики Башкортостан от 25 ноября 2019 года с материалами дисциплинарного производства переданы на рассмотрение в Совет Адвокатской палаты Республики Башкортостан.

По результатам рассмотрения материалов дисциплинарного производства, 23 декабря 2019 года Совет Адвокатской палаты Республики Башкортостан вынес решение, которым признал в действиях адвоката Аббасова В.О. нарушение требований п. 4 ч. 1 ст. 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», п. 1 ст. 4, п. 1, пп.1 п. 2 ст. 15, п. 1 ст. 17 Кодекса профессиональной этики адвоката и прекратил статус адвоката Аббасова В.О.

Разрешая исковые требования и удовлетворяя иск частично, суд правильно исходил из того, что ответчиком нарушен принцип непосредственного исследования в заседании Квалификационной комиссии материалов дисциплинарного производства, установленный ч. 2 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката. Из пояснений представителей ответчиков, а также показаний допрошенной судом в качестве свидетеля Давлетшиной Г.Р. – члена Квалификационной комиссии Адвокатской палаты Республики Башкортостан, следует, что видеофайлы с Внеочередной конференции Адвокатской палаты Республики Башкортостан от 24 июня 2019 года Квалификационной комиссией в заседании 25 ноября 2019 года не исследовались.

Вопреки доводам апелляционных жалоб, не подтверждается, что каждый член Квалификационной комиссии был ознакомлен с видеофайлами заранее. То обстоятельство, что часть членов квалификационной комиссии являлись делегатами на конференции, видели сами поведение Аббасова В.О., не свидетельствует о том, что иные члены квалификационной комиссии знали о существе вменяемого Аббасову В.О. нарушения, а также не исключает обязанность выполнения требования о непосредственном исследовании доказательств на заседании Квалификационной комиссии.

В соответствии с п. 2 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката Квалификационная комиссия должна дать заключение по возбужденному дисциплинарному производству в том заседании, в котором состоялось разбирательство по существу, на основании непосредственного исследования доказательств, представленных участниками производства до начала разбирательства, а также их устных объяснений.

Письменные доказательства и документы, которые участники намерены представить в комиссию, должны быть переданы ее секретарю не позднее десяти суток до начала заседания. Квалификационная комиссия может принять от участников дисциплинарного производства к рассмотрению дополнительные материалы непосредственно в процессе разбирательства, если они не могли быть представлены заранее. В этом случае комиссия, по ходатайству участников дисциплинарного производства, может отложить разбирательство для ознакомления с вновь представленными материалами.

Ответчик неверно трактует данную норму как исключающую обязанность непосредственного исследования в заседании Квалификационной комиссии доказательств. Указание «до начала» относится к представлению доказательств, а не исследованию.

Доказательств, подтверждающих факт непосредственного изучения членами Квалификационной комиссии видеозаписи Внеочередной конференции Адвокатской палаты Республики Башкортостан от 24 июня 2019 года, ответчиком не представлено, данный факт не нашел своего подтверждения в ходе судебного разбирательства.

Судом первой инстанции при изучении в судебном заседании материалов дисциплинарного производства в отношении Аббасова В.О. №... (подлинника) установлено, что носитель с видеофайлами, на который имеется ссылка в представлении первого вице-президента Адвокатской палаты Республики Башкортостан Киселева Д.А. от 05 ноября 2019 года, в материалах отсутствует.

Ссылка ответчика в жалобе на общедоступность видеозаписи отклоняется, так как неясно какие эпизоды в размещенной в общем доступе записи были расценены как нарушение, соответственно ни Аббасов В.О. не мог давать пояснения по существу вменяемого нарушения, ни члены Квалификационной комиссии не могли убедиться в правильности обращений группы адвокатов, либо в правильности возражений Аббасова В.О.

При этом в заключении Квалификационной комиссии от 25 ноября 2019 года указывается о том, что доводы Аббасова В.О. опровергаются объективными данными, такими как видеозапись Внеочередной конференции Адвокатской палаты Республики Башкортостан от 24 июня 2019 года, хотя данную видеозапись члены квалификационной коллеги на заседании не исследовали.

Суд первой инстанции при просмотре видеофайлов с записями Внеочередной конференции Адвокатской палаты Республики Башкортостан от 24 июня 2019 года указал, что большинство действий, указанных в заключении Квалификационной комиссии от 25 ноября 2019 года, Аббасовым В.О. не совершались, а именно такие как: «убирал столы, стулья, таблички, компьютер в президиуме». Отсутствуют доказательства того, что «после открытия неоднократно истец выкрикивал и агитировал срыв работы конференции с места», «осуществил физическое завладение трибуной».

Что касается того, что видеозапись не являлась основным доказательством, основным доказательством являлись обращения адвокатов, где были изложены обстоятельства нарушений, допущенных Аббасовым В.О., и которые были изучены членами Квалификационной комиссии, то на данный довод апелляционной жалобы следует указать следующее.

Согласно подп. 6, 7 п. 2 ст. 20 Кодекса профессиональной этики адвоката жалобы (обращения) адвокатов признаются допустимым поводом к возбуждению дисциплинарного производства, если в них указаны, в том числе, конкретные действия (бездействие) адвоката, в которых выразилось нарушение им профессиональных обязанностей; обстоятельства, на которых лицо, обратившееся с жалобой, представлением, сообщением, основывает свои требования и доказательства, подтверждающие эти обстоятельства.

Разбирательство в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта Российской Федерации осуществляется на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства (п. 1 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката).

Аббасов В.О. отрицал доводы обращений о своем ненадлежащем поведении. С тем, чтобы Квалификационная комиссия оценила то или иное поведение, податели жалобы (обращений) обязаны указать на конкретные факты такого ненадлежащего поведения.

Обращения адвокатов не содержат установленные Квалификационной комиссией факты о перерыве трансляции ФИО33, о выходе именно адвокатов Гильдии Российских адвокатов по Республике Башкортостан на сцену, ведя себя вызывающе.

То есть Квалификационная комиссия опиралась не только на обращения (жалобы) группы адвокатов.

Аббасов В.О. и его представители настаивали неоднократно перед членами Квалификационной комиссии на просмотре видеозаписи для дачи оценки правильности доводов обращения.

Как пояснял Аббасов В.О., микрофон он брал призвать всех успокоиться, так как началась потасовка. Эти пояснения не опровергнуты.

Доводы апелляционных жалоб о том, что правом оценки действий адвоката Аббасова В.О. наделены только органы адвокатского сообщества, тогда как суд вправе проверить только процедуру привлечения к ответственности, принимаются во внимание, однако суд не давал оценки действиям Аббасова В.А. с точки зрения характера и степени нарушения, суд правильно проверил был ли сам факт проступка, оценить который в целях избрания меры ответственности действительно вправе только Совет Адвокатской палаты республики.

Как отметил Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 17 июня 2013 года № 907-О, возложение на адвоката обязанности соблюдать Кодекс профессиональной этики адвоката и решения органов адвокатской палаты, а также наделение адвокатской палаты правом прекращения статуса адвоката направлены на обеспечение адвокатуры квалифицированными специалистами, обладающими высокими профессиональными и морально-нравственными качествами.

В связи с чем, наделяя адвокатские палаты контрольными полномочиями в отношении адвокатов, законодатель тем самым признает, что именно адвокатские палаты должны оценивать степень и характер нарушений, допущенных адвокатами, и определять в пределах своих полномочий меру их дисциплинарной ответственности (в частности, указанная позиция сформулирована Конституционным Судом Российской Федерации в отношении полномочий нотариальных палат при рассмотрении вопросов деятельности адвокатуры и нотариата (Определение от 8 декабря 2011 года № 1714-О-О).

То есть решение Совета адвокатской палаты при соблюдении процедуры, в частности процедуры созыва Совета, ознакомления с материалами, высказывания мнения, голосования, тем не менее, не должно быть произвольным в части выводов о совершении тех или иных действий. Квалификация действий адвоката со ссылкой на правила, которые нарушены, является обязанностью Совета адвокатской палаты.

То есть суд, не оценивая характер (качественную сторону) и степень (количественную сторону) нарушения, а также не решая вопрос о применяемой мере ответственности, все же вправе проверить наличие действий, которые восприняты как нарушения.

Суд, вопреки доводам жалобы, не подменил собой Совет Адвокатской палаты Республики Башкортостан, приходя к выводу о неподтвержденности вменяемых Аббасову В.О. действий, так как не указал о применении или неприменении меры дисциплинарной ответственности, не исследовал новые доказательства, не дал оценку характеру и степени нарушения.

Суд первой инстанции, учитывая пункт 5 статьи 17 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», а также требования Кодекса профессиональной этики адвоката о том, что решение Совета должно быть мотивированным, ссылку на правила при квалификации действий адвоката, проверил совершение действий, которые квалифицированы Советом как порядка принятия решения.

Следовательно, доводы апелляционных жалоб о том, что суд нарушил принципы независимости, самоуправления, корпоративности адвокатуры, вошел в обсуждение меры дисциплинарного воздействия, принимаемого исключительно Советом и только на основании заключения комиссии, основаны на неверном толковании норм материального права.

На основании положений ст. 45 Конституции Российской Федерации государственная защита прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации гарантируется, каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом, а согласно положениям ст. 46 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод.

В силу п. 3 ст. 19 Кодекса профессиональной этики адвоката дисциплинарное производство должно обеспечить своевременное, объективное и справедливое рассмотрение жалоб, представлений, обращений в отношении адвоката, их разрешение в соответствии с законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре и настоящим Кодексом, а также исполнение принятого решения.

Доводы жалоб о том, что исковое заявление Аббасова В.О. не содержит требований об оценке соразмерности назначенного Аббасову В.О. дисциплинарного наказания, опровергаются содержанием уточненного искового заявления, в котором указано на отсутствие вины в виде умысла или грубой неосторожности.

При определении меры дисциплинарной ответственности должны учитываться тяжесть совершенного проступка, обстоятельства его совершения, форма вины, иные обстоятельства, признанные Советом существенными и принятые во внимание при вынесении решения (пункт 18 Кодекса профессиональной этики адвоката).

В силу положений статьи 25 Кодекса профессиональной этики адвоката решение Совета должно быть мотивированным.

Согласно позиции Европейского суда по правам человека, изложенной в постановлении от 16 октября 2018 года дело «Шкицкий и Водорацкая против Российской Федерации», при применении дисциплинарного взыскания как адвокатская палата, так и суд Российской Федерации должны оценить адекватность наложенной дисциплинарной санкции, предоставив основания, оправдывающие их решение о применении наиболее сурового наказания, учитывая доступность альтернативных мер (пункт 31).

Что касается права обжалования заключения квалификационной комиссии, то ни в Федеральном законе «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», ни в Кодексе профессиональной этики адвоката не установлено препятствий к обжалованию в судебном порядке заключения Квалификационной комиссии.

Заключение квалификационной комиссии по итогам рассмотрения жалоб, представлений нарушает права Аббасова В.А., так как в заключении установлен факт нарушений законодательства об адвокатуре Кодекса профессиональной этики адвоката, тогда как положениями ч. 4 ст. 24 Кодекса установлено, что Совет Адвокатской палаты не вправе пересматривать выводы Квалификационной комиссии в части установления ею фактических обстоятельств, считать установленными не установленные ею фактические обстоятельства, а равно выходить за пределы сообщения и заключения комиссии.

Вместе с тем, как это указано выше, Квалификационной комиссией фактические обстоятельства установлены не на основании непосредственно исследованных доказательствах.

Иные доводы апеллянта не влекут отмену решения суда в части, которой иск удовлетворен.

Решение суда в части отказа в удовлетворении исковых требований сторонами не обжалуется, в связи с чем судебной коллегией не проверяется.

Руководствуясь ст.ст. 327-330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Кировского районного суда г. Уфы от 21 мая 2020 года оставить без изменения, апелляционные жалобы представителей Негосударственной некоммерческой организации «Адвокатская палата Республики Башкортостан» Муртазиной Ч.Р., Насырова А.Н., Киселева Д.А., представителя Негосударственной некоммерческой организации «Адвокатская палата Республики Башкортостан», Квалификационной комиссии Адвокатской палаты Республики Башкортостан, Совета Адвокатской палаты Республики Башкортостан Мамяшева А.Р. – без удовлетворения.

Председательствующий                 И.С. Гадиев

Судьи                             А.Р. Низамова

                                Э.Р. Нурисламова

Справка: судья Рамазанова З.М.

Рейтинг@Mail.ru

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс».