Дело №22-2180/2020

Номер дела: 22-2180/2020

Уникальный идентификатор: 64RS0003-02-2020-000028-16

Дата начала: 14.08.2020

Суд: Саратовский областной суд

Судья: Чаплыгина Т.А.

Статьи УК: 109
Стороны по делу (третьи лица)
Вид лица Лицо Перечень статей Результат
Дронова Ольга Алексеевна Статьи УК: 109 судебный акт ОСТАВЛЕН БЕЗ ИЗМЕНЕНИЯ
Защитник (адвокат) Володина Светлана Юлиановна
ПРОКУРОР прокурор Турковского района Саратовской области
 

Определение

Судья: Киреева В.В.

Дело № 22-2180/2020

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ПОСТАНОВЛЕНИЕ

10 сентября 2020 года

г. Саратов

Саратовский областной суд в составе председательствующей судьи Чаплыгиной Т.А.,

при секретаре – помощнике судьи Склеминой Ю.А.,

с участием прокурора Зорина С.С.,

защитника Неволиной М.А., представившей удостоверение адвоката и ордер от 9 сентября 2020 года,

рассмотрел в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению государственного обвинителя Евграшина А.С., апелляционной жалобе потерпевшего Потерпевший №1 на приговор Аркадакского районного суда Саратовской области от 10 июля 2020 года, которым

ФИО1, <дата> года рождения, уроженка р.<адрес>,

оправдана по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 109 УК РФ на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, в связи с отсутствием в деянии состава преступления.

Заслушав доклад судьи Чаплыгиной Т.А., выступление прокурора Зорина С.С., поддержавшего доводы апелляционного представления об отмене приговора, мнение защитника Неволиной М.А., полагавшей приговор суда законным и обоснованным, суд апелляционной инстанции

установил:

Органами предварительного следствия ФИО1 обвиняется в причинении по неосторожности смерти двум лицам - ФИО2, <дата> г.р. и ФИО3, <дата> г.р. Приговором суда ФИО1 оправдана по предъявленному обвинению в связи с отсутствием в ее действиях состава преступления.

В апелляционном представлении государственный обвинитель Евграшин А.С. считает приговор суда подлежащим отмене в связи с допущенными судом нарушениями уголовно-процессуального закона, несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела, неправильным применением уголовного закона. В доводах анализирует показания ФИО1, данные в ходе предварительного следствия в качестве подозреваемой и обвиняемой, подтвержденные ею в части в судебном заседании, показания свидетелей, заключения экспертиз, а также иные собранные по делу доказательства и указывает, что вина ФИО17 в инкриминируемом преступлении полностью доказана. Ссылается на то, что суд в нарушение требований ч. 5 ст. 246, ч. 2 ст. 252, ч. 1 ст. 305 УПК РФ, оставил без оценки мнение государственного обвинителя о том, что источником огня могли быть не только спички и зажигалка, но и подожженная бумага от работающего газового котла. Считает, что судом неверно исключена ссылка на ст. 63 Семейного кодекса РФ. Указывает, что в нарушение ч. 4 ст. 304 УПК РФ во вводной части приговора неверно указано место жительства ФИО1 Просит приговор суда отменить, уголовное дело направить на новое судебное разбирательство.

В апелляционной жалобе потерпевший Потерпевший №1 выражает несогласие с приговором. В доводах указывает, что его погибшие дети ФИО2 и ФИО3 много раз устраивали пожар в доме из-за того, что спички и зажигалки были в свободном доступе в доме, поскольку ФИО1 злоупотребляла спиртными напитками, и их не убирала. Считает, что дети погибли из-за того, что ФИО1 спала в состоянии алкогольного опьянения и не следила за ними. Просит приговор суда отменить.

В возражениях на апелляционную жалобу потерпевшего Потерпевший №1 и апелляционное представление государственного обвинителя защитник Володина С.Ю. в интересах ФИО1 их доводы считает необоснованными, просит приговор суда оставить без изменения.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционного представления и апелляционной жалобы, представленных возражений, выслушав участников процесса, суд апелляционной инстанции не находит оснований к отмене оправдательного приговора.

Из материалов уголовного дела следует, что ФИО9 было предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 109 УК РФ –причинение по неосторожности смерти двум лицам.

Согласно обвинению, 13 ноября 2019 года ФИО1 в состоянии алкогольного опьянения, находясь в своем доме, расположенном по адресу: <адрес>, р.<адрес>, совместно со своими малолетними детьми – ФИО2, <дата> г.р., и ФИО3, <дата> г.р., проявив преступную небрежность, оставив своих малолетних детей без какого-либо присмотра, легла спать. При этом в кухне дома в доступном для детей месте находились спички, которыми ее малолетние дети имели возможность воспользоваться. ФИО1 было достоверно известно, что ранее имели место случаи использования оставленными без контроля малолетними ФИО2 и ФИО3 источников открытого огня (спичек) и поджигание ими горючих материалов в их доме. ФИО1 должна была и могла осознавать, что ее малолетние дети могли воспользоваться оставленными ею без присмотра спичками, к которым имели доступ, и воспламенить сгораемые предметы и материалы, в результате чего могут наступить общественно-опасные последствия в виде смерти ее малолетних детей. Таким образом, ФИО1, без достаточных оснований не предвидела возможности наступления в результате своих действий общественно-опасных последствий в виде смерти ФИО2 и ФИО3, хотя при проявлении должной внимательности и предусмотрительности должна была предвидеть эти последствия. ФИО1 будучи в состоянии алкогольного опьянения легла спать. После этого, 13 ноября 2019 года, в примерный период времени с 17 часов до 19 часов 14 минут, малолетние ФИО2 и ФИО3, будучи оставленные ФИО1 без присмотра в детской комнате <адрес> р.<адрес>, использовав находившиеся в кухне дома спички, воспламенили в детской комнате горючие материалы, что привело к возникновению пожара в данном доме. Из-за преступной небрежности ФИО1, приведшей к возгоранию и задымлению внутренней части дома, дети, в силу своего малолетнего возраста и беспомощного состояния, не имели возможности выбраться из указанного дома. В результате отравления окисью углерода наступила смерть малолетних детей - ФИО2 и ФИО3

Суд первой инстанции, исследовав все представленные сторонами доказательства, оценив их в совокупности, пришел к обоснованному выводу, что стороной обвинения не представлено достаточно доказательств, подтверждающих вину ФИО1 в совершении инкриминируемого преступления.

Так, органами следствия не представлено доказательств того, что спички хранились в доступном для детей месте и, именно в результате ненадлежащего присмотра за детьми, начался пожар. Сама ФИО1 и свидетели Свидетель №1, Свидетель №2, Свидетель №3 пояснили, что спички и зажигалка хранились в недоступном месте, и дети не могли воспользоваться ими и устроить пожар в доме. Потерпевший Потерпевший №1 в своих показаниях, данных в ходе предварительного следствия и оглашенных в судебном заседании в соответствии со ст. 281 УПК РФ, также подтвердил, что зажигалка и спички убирались в недоступное для детей место.

Свидетель ФИО10 ( сотрудник ПДН ОП) в судебном заседании пояснила, что ей неизвестны факты того, что ФИО1 оставляла детей без присмотра, во время профилактических бесед последняя вела себя адекватно, ей разъяснялись правила пожарной безопасности, ранее ФИО1 хранила спички и зажигалку около газового котла, но после того как ей сделали замечание по этому поводу, она стала убирать их в недоступное место.

Указанные обстоятельства в судебном заседании опровергнуты не были, поэтому суд обоснованно принял их во внимание, признавая ФИО1 невиновной в совершении преступления.

Кроме того, как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании ФИО1 поясняла, что сначала уложила детей спать, и только убедившись, что дети уснули, сама легла спать. Эта версия ФИО1 также не опровергнута органами следствия.

Из заключения судебной пожарно-технической экспертизы от 9 декабря 2019 года не следует, что пожар начался именно в результате того, что дети воспламенили в комнате горючие материалы.

Ссылка стороны обвинения, как на доказательства на протоколы допроса ФИО1 в ходе предварительного следствия, в которых она вину признала полностью, не может быть принята во внимание. Суд правильно указал, что анализ признательных показаний ФИО1, подтверждает осознание ею вины в гибели детей с позиции норм морали и не является доказательством совершения инкриминируемого ей преступления.

Допрошенные в судебном заседании свидетели и исследованные письменные материалы дела, в том числе заключения экспертиз, не свидетельствуют о виновности ФИО1 в причинении по неосторожности смерти двум ее малолетним детям.

При таких обстоятельствах суд пришел к обоснованному выводу, что обвинение, предъявленное ФИО1 о том, что она оставила малолетних детей без присмотра и легла спать, при этом в доступном для детей месте находились спички, которыми они воспользовались, подожгли горючие материалы и начался пожар, основан на предположениях и не подтверждается доказательствами, исследованными в судебном заседании. Суд верно установил, что стороной обвинения не представлено доказательств того, что нахождение ФИО1 в состоянии алкогольного опьянения находится в прямой причинно-следственной связи с возникновением пожара и смертью детей.

Приговор суда соответствует требованиям ст. 305 УПК РФ, суд изложил установленные им обстоятельства дела, дал оценку всем исследованным в судебном заседании доказательствам, при этом привел основания оправдания ФИО1 и доказательства, подтверждающие ее невиновность, а также мотивы, по которым суд отверг доказательства, представленные стороной обвинения.

При этом суд обоснованно учел требования ч.1 ст. 28 УК РФ о том, что лицо признается невиновным, если не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий, и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть.

Доводы потерпевшего о том, что его погибшие дети ФИО2 и ФИО3 ранее устраивали пожар в доме из-за того, что спички и зажигалки были в свободном доступе в доме, не свидетельствуют о совершении ФИО1 инкриминируемого преступления. Как следует из показаний ФИО1, свидетелей, а также самого потерпевшего ранее дети действительно поджигали в доме спички, после чего ФИО1 стала убрать спички и зажигалку в недоступное для детей место.

Таким образом, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о том, что доказательств, бесспорно подтверждающих обвинение ФИО1 в совершении инкриминируемого ей преступления, сторона обвинения не представила, и постановил в отношении нее оправдательный приговор.

В соответствии с требованиями ч. 3 ст. 15 УПК РФ судом были созданы все необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. В судебном заседании стороны в полной мере реализовали свои права на представление доказательств в обоснование своей позиции, а также в опровержение доказательств другой стороны, без каких-либо ограничений со стороны суда. Судебное следствие проведено в соответствии с требованиями ст. ст. 273-291 УПК РФ.

С учетом вышеизложенного, выводы суда о невиновности оправданной суд апелляционной инстанции находит законными и обоснованными, а доводы представления о несоответствии выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции – несостоятельными. Доводы стороны обвинения, изложенные в апелляционном представлении, носят оценочный характер и не опровергают вывод суда об отсутствии состава преступления в действиях ФИО1

Довод апелляционного представления о неверном указании места жительства ФИО1 не влияет на законность приговора. В вводной части приговора и в обвинительном заключении указан адрес ФИО1: <адрес>, р.<адрес>, в судебном заседании ФИО1 указала также этот адрес.

Нарушений уголовно-процессуального и уголовного закона, влекущих отмену обжалуемого судебного решения, не установлено.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 389.13, 389.20, 389.28 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

постановил:

Приговор Аркадакского районного суда <адрес> от 10 июля 2020 года в отношении ФИО1 оставить без изменения, апелляционное представление, апелляционную жалобу потерпевшего Потерпевший №1 – без удовлетворения.

Председательствующая

 

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс».