Дело №33-8377/2020

Номер дела: 33-8377/2020

Уникальный идентификатор: 42RS0010-01-2020-000735-64

Дата начала: 21.09.2020

Суд: Кемеровский областной суд

Судья: Пастухов Сергей Александрович

:
Стороны по делу (третьи лица)
Вид лица Лицо Перечень статей Результат
ИСТЕЦ Куликова Любовь Григорьевна
ОТВЕТЧИК МП КГО Спецбюро
ОТВЕТЧИК Мухарев Юрий Вячеславович
ОТВЕТЧИК Управление жилищно-коммунального хозяйства Киселёвского г/о
ПРЕДСТАВИТЕЛЬ Шипилов Виктор Григорьевич
Движение дела
Наименование события Результат события Основания Дата
Передача дела судье 22.09.2020
Судебное заседание Вынесено решение РЕШЕНИЕ оставлено БЕЗ ИЗМЕНЕНИЯ 13.10.2020
 

Определение

Судья: Улитина Е.Ю. Дело № 33-8377/2020 (2-731/2020)

Докладчик: Пастухов С.А.

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

13 октября 2020 года г. Кемерово

Судебная коллегия по гражданским делам Кемеровского областного суда

в составе председательствующего: Карасовской А.В.,

судей: Пастухова С.А., Пискуновой Ю.А.,

при секретаре: Легких К.П.,

заслушала в открытом судебном заседании по докладу судьи Пастухова С.А.

    гражданское дело по апелляционной жалобе Куликовой Любови Григорьевны на решение Киселевского городского суда Кемеровской области от 23 июля 2020 года

по иску Куликовой Любови Григорьевны к Мухареву Юрию Вячеславовичу, Муниципальному предприятию Киселёвского городского округа «Спецбюро», Управлению жилищно-коммунального хозяйства Киселёвского городского округа о перезахоронении усопшего, признании незаконным захоронения, взыскании материального ущерба и компенсации морального вреда,

УСТАНОВИЛА:

Куликова Л.Г. обратилась с иском к Мухареву Ю.В., Муниципальному предприятию Киселёвского городского округа «Спецбюро» (далее МП КГО «Спецбюро»), Администрации Киселёвского городского округа, о перезахоронении усопшего, признании незаконным захоронения, взыскании материального ущерба и компенсации морального вреда.

Определением Киселевского городского суда от 25 июня 2020 года (л.д. 125-126) на основании ходатайства представителя Администрации Киселёвского городского округа Кулаковой Т.С., с согласия истца и её представителя, была произведена замена ненадлежащего ответчика - Администрации Киселёвского городского округа, на надлежащего – Управление жилищно-коммунального хозяйства Киселёвского городского округа (далее УЖКХ КГО).

Требования мотивировала тем, что 01.09.2019 на кладбище в районе «Афонино» в ритуальной оградке, где расположена могила её сестры – ФИО1, умершей в ДД.ММ.ГГГГ, было обнаружено захоронение ФИО2, умершего ДД.ММ.ГГГГ. Захоронение ФИО2 было произведено его сыном (ответчиком Мухаревым Ю.В.) ДД.ММ.ГГГГ. Ритуальные услуги по оформлению документации и проведению похорон оказывал ритуальный комплекс «Реквием».

ФИО2 до ДД.ММ.ГГГГ являлся супругом ФИО1, ответчик Мухарев Ю.В. является их сыном. Свидетельством о расторжении брака подтверждается, что брак между ФИО2 и ФИО1 был расторгнут в ДД.ММ.ГГГГ, на момент захоронения ФИО2 он не являлся родственником ФИО1 Соответственно, его захоронение в одной оградке с ФИО1, без получения разрешения истца, являющейся ответственным лицом за захоронение ФИО1, является незаконным.

Истец и её брат ФИО17 неоднократно обращались с жалобами по данному вопросу, прокуратурой города Киселёвска была проведена проверка деятельности Администрации Киселёвского городского округа по вопросу о погребении и похоронном деле, по результатам проверки направлено представление об устранении нарушений требований закона, на имя Главы Киселёвского городского округа.

На территории Киселёвского городского округа полномочия в области погребения и похоронного дела возложены на УЖКХ КГО и МП КГО «Спецбюро», согласно ст. 55 Устава Киселёвского городского округа, Положения «О погребении и похоронном деле на территории Киселёвского городского округа», утвержденного Постановлением Киселёвского городского Совета народных депутатов от 22.06.2005 №153. Проведенная прокуратурой города Киселёвска проверка показала, что на территории Киселёвского городского округа порядок деятельности общественных кладбищ органами местного самоуправления не определен. Одной из обязанностей МП «Спецбюро» является выделение земельных участков под захоронение умерших. Норма выделяемого земельного участка под захоронение умершего составляет 5 кв.м. Вблизи с местом (участком) захоронения умершего отводится 4 кв.м. для сохранения возможности погребения рядом умершего супруга или умершего родственника (пункт 4.4 Положения). Согласно п.4.3 Положения захоронение умерших производится на основании свидетельства о смерти, полученного в органах записи актов гражданского состояния и пропуска на кладбище, выданного «Управлением по благоустройству» г.Киселёвска. Однако, указанное положение в должной мере не регулирует вопросы отвода земельных участков под захоронение умерших, в том числе вопросы отвода земельных участков для погребения супруга или умерших близких родственников вблизи с местом захоронения. Так, при выделении МП «Спецбюро» земельных участков под захоронение умерших отсутствует четкий порядок по оказанию данной услуги, в том числе, предприятием не ведется учет свободных земельных участков, размер выделяемого земельного участка в документах не отражается, удостоверение о захоронении не разработано и не выдается. В Положении не содержится указаний, каким образом должно проверяться родство умерших граждан и не установлен перечень документов, необходимых для захоронения умершего супруга или умерших родственников рядом с местом захоронения умершего. Отсутствие утвержденного порядка деятельности общественных кладбищ и порядка предоставления услуг по вышеуказанным вопросам может привести к негативным последствиям в виде незаконного захоронения, чем нарушается требование п.5 ст.16 Федерального закона от 12.01.1996 № 8-ФЗ «О погребении и похоронном деле», а также может привести к злоупотреблению правами заказчиков услуги по захоронению умерших со стороны сотрудников МП «Спецбюро» и создать предпосылки к наличию коррупционной составляющей в действиях сотрудников МП «Спецбюро».

Уточнив требования (л.д. 138, 140-142), просила признать захоронение ФИО2 незаконным, обязать МП КГО «Спецбюро» произвести перезахоронение усопшего ФИО2, погребенного на территории кладбища района «Афонино» 20.08.2019, расходы по перезахоронению возложить на ответчика Мухарева Ю.В., взыскать солидарно с УЖКХ КГО и Мухарева Ю.В. в пользу истца компенсацию морального вреда в размере 100 000 руб., взыскать с Мухарева Ю.В. в пользу истца материальный ущерб в размере 41 500 руб. и расходы по оплате государственной пошлины в размере 600 руб.

В судебном заседании истец Куликова Л.Г. и её представитель Шипилов В.Г. поддержали иск.

Ответчик Мухарев Ю.В. и его представитель Попов А.В. не признали иск. Ответчиком Мухаревым Ю.В. заявлено письменное ходатайство о взыскании с Куликовой Л.Г. в его пользу расходов по оплате услуг представителя в размере 10 000 руб. (л.д.155).

Представитель ответчика МП КГО «Спецбюро» - Жилин Р.Ю., не признал иск.

Представитель ответчика УЖКХ КГО - Фирсова М.В., не признала иск.

Решением Киселевского городского суда Кемеровской области от 23.07.2020 постановлено (л.д. 185-193):

В удовлетворении исковых требований Куликовой Любови Григорьевны к Мухареву Юрию Вячеславовичу, Муниципальному предприятию Киселёвского городского округа «Спецбюро», Управлению жилищно-коммунального хозяйства Киселёвского городского округа о перезахоронении усопшего, признании незаконным захоронения, взыскании материального ущерба и компенсации морального вреда - отказать.

Взыскать с Куликовой Любови Григорьевны в пользу Мухарева Юрия Вячеславовича расходы по оплате услуг представителя в размере 10000 (десять тысяч) рублей.

В апелляционной жалобе Куликова Л.Г. просит отменить решение суда (л.д. 205-208).

Указывает, что вывод суда о самовольном занятии земельного участка для погребения является несостоятельным, поскольку отвод участка осуществлялся после личного осмотра смотрителем захоронения и обозначения границ участка, размер которого соответствовал размеру установленному п. 4.4. Положения «О погребении и похоронном деле на территории Киселевского городского округа», утвержденным Постановлением Киселевского городского Совета народных депутатов от 22.06.2005 № 153, претензий от администрации кладбища относительно размера занятого участка не поступало.

Вопреки выводу суда у Куликовой Л.Г., как у лица, ответственного за захоронение ФИО1 существует право самостоятельно принимать решение о дальнейшем погребении лиц на выделенном земельном участке. Отсутствие у Куликовой Л.Г. удостоверения о месте захоронения, оформление которого в обязательном порядке не предусмотрено законодательством, не может служить основанием для лишения ее статуса лица, ответственного за место захоронения.

Захоронение в ритуальной оградке Космыниной А.Г. ее бывшего мужа ФИО2, произведенное Мухаревым Ю.В., без получения на такие действия согласия лица, ответственного за место захоронения, является незаконным в виду нарушения права Куликовой Л.Г. на дальнейшее использование места захоронения, а также правил установленных Положением «О погребении и похоронном деле на территории Киселевского городского округа», утвержденным Постановлением Киселевского городского Совета народных депутатов от 22.06.2005 № 153.

Также Мухаревым Ю.В. не представлено разрешение администрации кладбища на указанное захоронение.

Мухарев Ю.В. в течение трех лет не ухаживал за могилой своей матери.

Куликова Л.Г. привлекала ФИО14 для выполнения работ по благоустройству земельного участка, предоставленного под захоронение ФИО1

Утверждение Мухарева Ю.В. о том, что он, будучи сыном ФИО1., не был допущен Куликовой Л.Г. и ФИО14 до организации похорон своей матери, не соответствует действительности в виду отсутствия возможности чинить ему такие препятствия.

Действиями по незаконному подзахоронению Мухарев Ю.В. причинил Куликовой Л.Г. моральный вред, выраженный в унижении ее достоинства, обиды от сознания того, что Мухарев Ю.В. воспользовался результатами ее труда, предварительно даже не поставив ее об этом в известность, а также от понимания того, что из-за действий Мухарева Ю.В. ни Куликова Л.Г., ни ее брат, не смогут быть похоронены рядом с сестрой ФИО1

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, заслушав истца Куликову Л.Г., поддержавшую доводы апелляционной жалобы и просившую решение суда отменить, проверив законность и обоснованность решения суда, в соответствии с ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ, в пределах доводов, изложенных в апелляционной жалобе, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда.

Как видно из материалов дела и установлено судом первой инстанции, истец Куликова Л.Г. 14.12.2016 произвела захоронение сестры ФИО1 на территории кладбища района «Афонино» Киселевского городского округа на бесплатно предоставленном земельном участке размером 5 кв.м., размер которого Куликовой Л.Г. впоследствии был увеличен до 8,16 кв.м. установленной оградкой размером 2,4 м. х 3,4 м. (л.д. 133-134).

Причиной предъявления настоящего иска послужило то, что рядом с Космыниной А.Г., в пределах установленной Куликовой Л.Г. оградки, ответчиком Мухаревым Ю.В., являющимся сыном ФИО1, 20.08.2019 был захоронен его отец ФИО2, с которым ФИО1 состояла в браке с ДД.ММ.ГГГГ до ДД.ММ.ГГГГ, и в связи с чем на надгробии была указана фамилия ФИО1 как «ФИО19».

В соответствии с абзацем 2 ст. 1 Федерального закона от 12.01.1996 № 8-ФЗ «О погребении и похоронном деле» настоящий Федеральный закон регулирует отношения, связанные с погребением умерших, и устанавливает, в том числе, гарантии погребения умершего с учетом волеизъявления, выраженного лицом при жизни, и пожелания родственников.

Законодательство Российской Федерации о погребении и похоронном деле состоит из настоящего Федерального закона и принимаемых в соответствии с ним других федеральных законов, иных нормативных правовых актов Российской Федерации, а также законов и иных нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации (статья 2).

В соответствии с п. 1 ст. 4 приведенного закона под местами погребения понимаются отведенные в соответствии с этическими, санитарными и экологическими требованиями участки земли с сооружаемыми на них кладбищами; захоронения тел (останков) умерших, стенами скорби для захоронения урн с прахом умерших (пеплом после сожжения тел (останков) умерших), крематориями для предания тел (останков) умерших огню, а также иными зданиями и сооружениями, предназначенными для осуществления погребения умерших.

В силу ч. 3 ст. 5 Федерального закона № 8-ФЗ, в случае отсутствия волеизъявления умершего право на разрешение действий, указанных в пункте 1 настоящей статьи, имеют супруг, близкие родственники (дети, родители, усыновленные, усыновители, родные братья и родные сестры, внуки, дедушка, бабушка), иные родственники либо законный представитель умершего, а при отсутствии таковых иные лица, взявшие на себя обязанность осуществить погребение умершего.

В соответствии со ст. 18 приведенного закона общественные кладбища предназначены для погребения умерших с учетом их волеизъявления либо по решению специализированной службы по вопросам похоронного дела. Общественные кладбища находятся в ведении органов местного самоуправления. Порядок деятельности общественных кладбищ определяется органами местного самоуправления.

В соответствии с п. 5 ст. 16 приведенного закона размер бесплатно предоставляемого участка земли на территориях кладбищ, за исключением военного мемориального, для погребения умершего устанавливается органом местного самоуправления таким образом, чтобы гарантировать погребение на этом же участке земли умершего супруга или близкого родственника.

В соответствии со ст. 21 приведенного закона гражданам Российской Федерации могут предъявляться участки земли на общественных кладбищах для создания семейных (родовых) захоронений в соответствии с законодательством Российской Федерации и законодательством субъектов Российской Федерации.

Статьей 5 приведенного закона определено право любого лица на выражение волеизъявления быть погребенным на том или ином месте, по тем или иным обычаям и традициям, рядом с теми или иными ранее умершими. Действия по достойному отношению к телу умершего должны осуществляться в полном соответствии с волеизъявлением умершего, если не возникли обстоятельства, при которых исполнение волеизъявления умершего невозможно, либо иное не установлено законодательством Российской Федерации. Волеизъявление лица о достойном отношении к его телу после смерти - пожелание, выраженное в устной форме в присутствии свидетелей или в письменной форме. В случае отсутствия волеизъявления умершего право на разрешение действий, указанных в пункте 1 настоящей статьи, имеют супруг, близкие родственники (дети, родители, усыновленные, усыновители, родные братья и родные сестры, внуки, дедушка, бабушка), иные родственники либо законный представитель умершего, а при отсутствии таковых иные лица, взявшие на себя обязанность осуществить погребение умершего.

Согласно п. 2 ст. 25 Федерального закона от 12.01.1996 №8-ФЗ «О погребении и похоронном деле», п. 22 ч. 1 ст. 14 Федерального закона от 06.10.2003 № 131 «Об общих принципах организации местного самоуправления» организация ритуальных услуг и содержание мест захоронения отнесены к вопросам местного значения.

Решением Совета народных депутатов Киселёвского городского округа № 12-н от 30.04.2020 «О внесении изменений и дополнений в Устав Киселёвского городского округа», полномочия в области погребения и похоронного дела в соответствии с Федеральным законом от 12.01.1996 №8-ФЗ «О погребении и похоронном деле» возложены на УЖКХ КГО (л.д.114-122).

В соответствии с Положением «О погребении и похоронном деле на территории Киселёвского городского округа», утвержденным Постановлением Киселёвского городского Совета народных депутатов от 22.06.2005 № 153, на территории г. Киселёвска действует специализированное предприятие по вопросам похоронного дела – муниципальное предприятие «Спецбюро», которое подведомственно УЖКХ КГО.

В числе нормативно-рекомендательных документов, необходимых для работников ритуальных служб всех уровней, руководителей субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления, а также граждан России, на федеральном уровне с 2002 года действуют Рекомендации о порядке похорон и содержании кладбищ в Российской Федерации МДК 11-01.2002, рекомендованные Протоколом НТС Госстроя Российской Федерации от 25.12.2001 N 01-НС-22/1 (далее - Рекомендации о порядке похорон и содержании кладбищ в Российской Федерации, Рекомендации).

Пунктом 2 Рекомендаций определено, что родственная могила - могила, в которой уже захоронен родственник умершего; семейные (родовые) захоронения - участки земли на общественных кладбищах, предоставленные в соответствии с законодательством Российской Федерации или субъектов Российской Федерации для семейных (родовых) захоронений.

В соответствии с пунктом 4.4. Рекомендаций о порядке похорон и содержании кладбищ в Российской Федерации, погребение рядом с умершими при наличии на этом месте свободного участка земли или могилы ранее умершего близкого родственника либо ранее умершего супруга оговаривается в волеизъявлении умершего. В случае отсутствия волеизъявления умершего право на разрешение действий, указанных в пункте 1 настоящей статьи, имеют супруг, близкие родственники (дети, родители, усыновленные, усыновители, родные братья и родные сестры, внуки, дедушка, бабушка), иные родственники либо законный представитель умершего, а при отсутствии таковых - иные лица, взявшие на себя обязанность осуществить погребение умершего.

Согласно пункту 4.8 указанных Рекомендаций в случае, когда волеизъявление излагают лица, указанные в пункте 3 статьи 5 Федерального закона «О погребении и похоронном деле», приоритет между ними устанавливается в следующей последовательности: оставшийся в живых супруг, дети; родители (если они сохраняют родительские права), усыновленные; усыновители, родные братья и сестры (по взаимному уговору); внуки (по взаимному уговору), дедушка и бабушка; иные родственники или законный представитель умершего, лицо, взявшее на себя обязанность осуществить погребение.

Лицу, осуществляющему погребение, предоставляется право быть ответственным за могилу, нишу, иное место захоронения останков или праха с выдачей соответствующего удостоверения. Данное право включает в себя возможность быть в дальнейшем похороненным в этой могиле как в родственной, а также разрешать через установленный нормативными документами период времени захоронение в эту могилу родственников или близких умершего (пункт 4.11 Рекомендаций).

В соответствии с п. 4.3-4.4 Положения «О погребении и похоронном деле на территории Киселёвского городского округа», утвержденного Постановлением Киселёвского городского Совета народных депутатов от 22.06.2005 № 153, захоронение умерших производится на основании свидетельства о смерти, полученного в органах записи актов гражданского состояния, и пропуска на кладбище, выданного МКУ города Киселевска "Управление по благоустройству" (далее - Управление). Для захоронения гроба с телом (останками) умершего безвозмездно отводится участок площадью 5 кв.м. Вблизи с местом (участком) захоронения умершего отводится 4 кв.м. для сохранения возможности погребения рядом умершего супруга или умершего родственника.

Согласно п. 8.1, п. 8.3., п. 8.5 указанного Положения традиционное - индивидуальные могилы с холмами, мемориалами, плитами, памятниками, религиозными символами, небольшими столиками, лавочками, установленными в пределах бесплатно предоставленного участка земли. Семейное (родовое) - создаются по волеизъявлению умершего или близких родственников на специально выделенных по договору участках земли с установкой памятников, оградок, скульптур, символов, склепов, религиозных символов с холмами и без них. Максимальный размер участка земли для семейного (родового) захоронения и захоронения по индивидуальному заказу устанавливается в размере 25 кв.м.

Согласно СанПиН 2.1.2882-11 «Гигиенические требования к размещению, устройству и содержанию кладбищ, зданий и сооружений похоронного назначения», утвержденных постановлением Главного государственного санитарного врача от 28.06.2011 № 84, эксгумация и перезахоронение останков умерших производится в случаях и порядке, установленных действующим законодательством. Соответствующие случаи перезахоронения предусмотрены ст. 4 Закона РФ «Об увековечивании памяти погибших при защите Отечества» и ст. 22 Федерального закона «О погребении и похоронном деле» (перезахоронение останков военнослужащих, жертв массовых репрессий и т.д.).

Отказывая в иске, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что истец Куликова Л.Г. не является собственником или иным законным владельцем земельного участка, на котором захоронен ФИО2, поэтому она не вправе оспаривать законность его захоронения или требовать перезахоронения, с чем судебная коллегия соглашается.

Так, из материалов дела следует, что ответчик Мухарев Ю.В. о смерти отца ФИО2 никому не сообщал, самостоятельно принял решение о погребении отца рядом с матерью, подтвердив, что является сыном ФИО2 и ФИО1 (ранее ФИО19) ФИО1. (на надгробии фамилия ФИО1 указана как «ФИО19»), получил в МП «Спецбюро» пропуск на копку могилы на кладбище в районе «Афонино».

Прокуратурой г. Киселевска была проведена проверка по обращению ФИО14, являющегося братом истца, по вопросу захоронения ФИО2 в ритуальной оградке сестры (л.д. 16-17).

Как следует из пояснений директора МП «Спецбюро», и аналогичных пояснений агентом ритуального агентства «Реквием» ФИО15 (л.д.12), данных в ходе проведения прокурорской проверки (л.д.132), 20.08.2019 агентом ритуального агентства «Реквием» ФИО15 был оформлен заказ на копку могилы для умершего ФИО2 Со слов агента, заказчиком услуги являлся сын умершего, он просил захоронить своего отца рядом с матерью, захороненной в 2016 году, на могиле которой на надгробье значилась фамилия ФИО19, в связи с чем при выделении места у смотрителя кладбища вопросов не возникло. О том, что умершие не являлись супругами на момент смерти, сведений не имелось. В журнале захоронений отмечено захоронение ФИО1, согласно свидетельству о смерти, а на надгробье указана фамилия ФИО19. В журнале захоронений сведений об умершей ФИО16 не имелось, поэтому не было установлено лицо, ответственное за могилу ФИО16 (л.д. 134).

Также из пояснений директора МП «Спецбюро», данных в ходе проведения прокурорской проверки, следует, что отведением земельных участков под захоронения занимаются смотрители кладбищ, которые числятся в штатном расписании МП «Спецбюро». Места для захоронения они определяют по наличию свободного места и желанию заказчика. Границы земельного отвода под захоронение выделяются в соответствии с Положением «О погребении и похоронном деле на территории Киселёвского городского округа», утвержденным Постановлением Киселёвского городского Совета народных депутатов от 22.06.2005г. № 153, и составляют 5 кв.м. (+4 кв.м. для подзахоронения родственников). В пропуске на кладбище, выдаваемом заказчику, отметки о количестве квадратных метров отведенного земельного участка не делаются. В пропуске указываются номер пропуска, номер кладбища, ФИО умершего, год рождения умершего, дата захоронения, подпись лица, выдавшего пропуск, печать. Кладбище в районе «Афонино» относится к старым кладбищам, на которых межевание территории не проводилось, номера участкам захоронений не присваивались. Заказчику услуги иные документы, кроме пропуска, не выдаются, в том числе не выдается и удостоверение о захоронении, его форма только разрабатывается в настоящее время. Данные о лице, взявшем на себя обязательство по захоронению, отражаются в книге учета захоронений, где указываются ФИО данного лица и адрес регистрации. Захоронение умерших производится на основании свидетельства о смерти и пропуска на кладбище (л.д. 135).

Таким образом, для захоронения ФИО1 был бесплатно выделен земельный участок размером 5 кв.м., в то время как оградка размером 2,4 м. х 3, 4 м. была установлена истцом Куликовой Л.Г. за пределами отведенного земельного участка, поэтому захоронение ФИО2 было произведено на самовольно занятом земельном участке родственниками захороненной ФИО1, вопреки указанию в апелляционной жалобе на обратное.

Утверждение стороны истца о выделении рядом с участком размером 5 кв.м. дополнительного участка размером 4 кв.м. для захоронения в будущем других родственников, ничем не подтверждено.

Из всех документов, подтверждающих организацию истцом похорон своей сестры Космыниной А.Г., в материалах дела имеются лишь квитанции об оплате ритуальных услуг (л.д. 15).

При этом сторонами не оспаривалось, что удостоверение о захоронении ФИО1 истцу не выдавалось, договор на семейное (родовое) захоронение в соответствии со ст. 21 Федерального закона от 12.01.1996 №8-ФЗ «О погребении и похоронном деле» в отношении захоронения ФИО1 с администрацией кладбища не оформлялся.

Более того, по книге учета захоронений значилась умершая ФИО1 в то время как на надгробии памятника, не поставив об этом в известность смотрителей кладбища, была указана фамилия умершей как «ФИО19», в нарушение требований п. 4.10 Положения «О погребении и похоронном деле на территории Киселёвского городского округа», утвержденного Постановлением Киселёвского городского Совета народных депутатов от 22.06.2005 № 153 о том, что при захоронении на могильном холме устанавливается памятник (крест), знак с указанием фамилии, имени, отчества умершего, даты его смерти и регистрационного номера.

Поскольку законодательство не предусматривает получение разрешения (согласия) на подзахоронение умершего в родственное захоронение ни у кого, кроме как у Администрации кладбища, суд пришел к верному выводу о том, что ответчик Мухарев Ю.В. занимался организацией похорон своего отца в соответствии с требованиями ст. 5 Федерального закона от 12.01.1996 №8-ФЗ «О погребении и похоронном деле», и как, близкий родственник умершего, имел право на определение места захоронения умершего рядом с ранее захороненной ФИО1, в то время как истец, вопреки доводам апелляционной жалобы, в которой указано на то, что истец является лицом ответственным за указанное место захоронения, не правомочна самостоятельно принимать решения о дальнейшем погребении лиц на данном участке, и не вправе оспаривать законность захоронения ФИО2 или требовать его перезахоронения.

Полномочия в области погребения и похоронного дела в соответствии с Федеральным законом от 12.01.1996 № 8-ФЗ «О погребении и похоронном деле» были возложены на Управление жилищно-коммунального хозяйства Киселевского городского округа лишь с 30.04.2020, в связи с чем получение разрешения Мухаревым Ю.В. на захоронение у Администрации кладбища соответствовало действующему законодательству на момент захоронения ФИО2, в то время как ответчик Мухарев Ю.В. занимался организацией похорон своего отца ФИО2 в соответствии с требованиями ст. 5 Федерального закона от 12.01.1996 № 8-ФЗ «О погребении и похоронном деле», и как, близкий родственник умершего, имел право на определение места захоронения умершего рядом с ранее захороненной ФИО1 (матерью ответчика).

При этом следует учесть, что семейное (родовое) захоронение в отношении могилы ФИО1 истцом Куликовой Л.Г. с установленной законодательством процедурой выделения земельного участка под семейное (родовое) захоронение оформлено не было, что подтверждается информацией МП КГО «Спецбюро» (л.д. 133-134).

Также следует учесть, что установленная Куликовой Л.Г. оградка захоронения имеет размеры 2,4 м. х 3,4 м., то есть 8,16 кв.м., что не соответствуют требованиям п. 4.4 Положения «О погребении и похоронном деле на территории Киселёвского городского округа», утвержденного Постановлением Киселёвского городского Совета народных депутатов от 22.06.2005 № 153 о том, что для захоронения гроба с телом (останками) умершего безвозмездно отводится участок площадью 5 кв.м., в связи с чем для захоронения ФИО2 не требовалось письменного согласия истца Куликовой Л.Г.

Судом правильно указано на отсутствие оснований для понуждения ответчиков к перезахоронению ФИО2, поскольку место захоронения ФИО2 не было отнесено к семейным захоронениям (ответственного лица Куликовой Л.Г.) в установленном порядке, в связи с чем отсутствие родственных связей у ФИО1 с ФИО2 не может являться основанием для перезахоронения, и при этом само по себе отсутствие родственных связей не является основанием для перезахоронения по требованию истца, в соответствии с положениями СанПиН 2.1.2882-11 «Гигиенические требования к размещению, устройству и содержанию кладбищ, зданий и сооружений похоронного назначения», утвержденных постановлением Главного государственного санитарного врача от 28.06.2011 № 84, учитывая, что захоронение ФИО2 произведено в специально отведенном месте, указанном Мухаревым Ю.В., занимавшимся организацией похорон ФИО2, а обязанность перезахоронения в силу одного лишь волеизъявления заинтересованных лиц законом не предусмотрена.

Учитывая отсутствие правовых оснований для признания захоронения ФИО2 незаконным и возложения на ответчиков обязанности по перезахоронению ФИО2, суд правильно указал на отсутствие оснований для взыскания с ответчиков материального ущерба и компенсации морального вреда.

Доводы, изложенные в апелляционной жалобе, по существу сводятся к несогласию с постановленным решением по основаниям, которые были предметом судебного рассмотрения, эти доводы направлены на иную оценку норм материального права и обстоятельств, установленных и исследованных судом первой инстанции по правилам ст. ст. 12, 56 и 67 ГПК РФ, на иное толкование закона, а потому не могут служить поводом к отмене данного решения.

Иных доводов, которые могли бы опровергнуть выводы суда и являться основанием к отмене судебного решения, жалоба не содержит.

Руководствуясь ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия,

О П Р Е Д Е Л И Л А:

                

Решение Киселевского городского суда Кемеровской области от 23 июля 2020 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Куликовой Любови Григорьевны – без удовлетворения.

    

Председательствующий:

Судьи:

 

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс».