Дело №8Г-25180/2020

Номер дела: 8Г-25180/2020

Уникальный идентификатор: 50RS0028-01-2018-008328-58

Дата начала: 28.09.2020

Суд: Первый кассационный суд общей юрисдикции

Судья: Гольман С.В.

:
Стороны по делу (третьи лица)
Вид лица Лицо Перечень статей Результат
ТРЕТЬЕ ЛИЦО Администрация городского округа мытищи М.О.
ТРЕТЬЕ ЛИЦО АО "Мосводоканал"
ИСТЕЦ Межрайонная природоохранная прокуратура Московской области
ТРЕТЬЕ ЛИЦО Московско-Окское бассейновое водное управление Росводресурсов
ОТВЕТЧИК Пушнев Александр Викторович
ТРЕТЬЕ ЛИЦО ТУ «Росимущества»
ТРЕТЬЕ ЛИЦО Управление роспотребнадзора
ТРЕТЬЕ ЛИЦО Управление Росреестра М.О.
ТРЕТЬЕ ЛИЦО ФГБУ ФКП Росреестра
Движение дела
Наименование события Результат события Основания Дата
Судебное заседание Жалоба / представление ОСТАВЛЕНО БЕЗ УДОВЛЕТВОРЕНИЯ 11.11.2020
 

Определения

ПЕРВЫЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД

ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

№ 88-24636/2020 (№ 2-429/2019)

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г.Саратов                                                                                      11 ноября 2020 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Первого кассационного суда общей юрисдикции в составе

председательствующего Асатиани Д.В.,

судей                                 Гольман С.В., Князькова М.А.,

    рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску Межрайонной природоохранной прокуратуры Московской области в интересах Российской Федерации в лице Московско-Окского бассейнового водного управления Росводоресурсов и неопределённого круга лиц к Пушневу А. В. о признании незаконными действий, демонтаже строений, обязании прекратить строительство, истребовании из чужого незаконного владения земельного участка

    по кассационной жалобе Пушнева А. В.

    на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 4 марта 2020 г.,

    заслушав доклад судьи Гольман С.В., выслушав Пушнева А.В. и представителя Кирсанову В.А., поддержавших кассационную жалобу, представителя Грищенко О.А. по доверенности Ниряна Р.А., согласившегося с кассационной жалобой, возражения прокурора Никоноровой О.Е.,

    установила:

Межрайонная природоохранная прокуратура Московской области в интересах Российской Федерации в лице Московско-Окского бассейнового водного управления Росводресурсов, Управления Роспотребнадзора по Московской области и неопределённого круга лиц обратилась в суд с иском к Пушневу А.В. о признании незаконным строительства и размещения фундаментов, навеса с бетонной площадкой, навалов 4 куб.м грунта, отработанного бетона, капитального забора, берегоукрепления, причального сооружения. Септика, расположенных на земельном участке с кадастровым номером в 20-метровой береговой полосе Клязьминского водохранилища, 100-метровой полосе 2 пояса санитарной охраны источника питьевого водоснабжения г.Москвы – Клязьминского водохранилища, о понуждении к демонтажу фундамента, навеса с бетонной площадкой, капитального забора, берегоукрепления, причального сооружения и септика в течение двух месяцев с даты вступления решения суда в законную силу, к прекращению строительства на территории земельного участка, рекультивации земельного участка, предусматривающей вывоз навалов                 4 куб.м грунта, отработанного бетона, об истребовании из чужого незаконного владения Пушнева А.В. в пользу Российской Федерации земельного участка, указании в решении суда, что оно является основанием для внесения записи о прекращении прав.

Решением Мытищинского городского суда Московской области от                2 апреля 2019 г. исковые требования удовлетворены частично. Признаны незаконными строительство и размещение Пушневым А.В. фундаментов, навеса, с бетонной площадкой, навалов 4 куб. м. грунта, отработанного бетона, капитального забора, берегоукрепления, причального сооружения, септика, расположенных на земельном участке с кадастровым номером в 20-метровой береговой полосе Клязьминского водохранилища, 100-метровой полосе 2 пояса санитарной охраны источника питьевого водоснабжения г. Москвы – Клязьминского водохранилища; на Пушнева А.В. возложена обязанность демонтировать фундамент, навес с бетонной площадкой, капитальный забор, берегоукрепление, причальное сооружение, септик в течение двух месяцев с даты вступления решения в законную силу; на Пушнева А.В. возложена обязанность прекратить строительство на территории земельного участка с кадастровым номером , произвести рекультивацию земельного участка с кадастровым номером , предусматривающую вывоз навалов 4 куб. м. грунта, отработанного бетона. В удовлетворении требований об истребовании из незаконного владения Пушнева А.В. земельного участка с кадастровым номером в пользу Российской Федерации, внесении в ЕГРН записи о прекращении права Пушнева А.В. на данный земельный участок отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 4 марта 2020 г. решение Мытищинского городского суда Московской области от 2 апреля 2019 г. отменено в части отказа в удовлетворении требований об истребовании из незаконного владения Пушнева А.В. земельного участка с кадастровым номером в пользу Российской Федерации, внесении в ЕГРН записи о прекращении права Пушнева А. В. на данный земельный участок. По делу в отменённой части принято новое решение, которым постановлено истребовать из незаконного владения Пушнева А.В. в пользу Российской Федерации земельный участок с кадастровым номером , прекратить право собственности Пушнева А.В. на земельный участок с кадастровым номером . Указано, что настоящее решение является основанием для внесения изменений в сведения ЕГРН и снятия с кадастрового учета земельного участка с кадастровым номером . В остальной части решение Мытищинского городского суда Московской области от                  2 апреля 2019 года оставлено без изменения.

    В кассационной жалобе Пушнев А.В. просит об отмене апелляционного определения как незаконного и необоснованного, оставлении в силе решения суда первой инстанции, ссылается на нарушение судом второй инстанции норм материального и процессуального права.

    Проверив законность обжалуемого судебного акта в пределах доводов, содержащихся в кассационной жалобе, судебная коллегия не находит оснований для его отмены.

В соответствии с частью 5 статьи 379.5 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, находя участвующих в деле лиц извещёнными о времени и месте судебного заседания согласно требованиям главы 10 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и статьи 165.1 Гражданского кодекса Российской Федерации, судебная коллегия рассматривает дело в отсутствие неявившихся в судебное заседание участвующих в деле лиц.

В силу статьи 379.6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации кассационный суд общей юрисдикции проверяет законность судебных постановлений, принятых судами первой и апелляционной инстанций, в пределах доводов, содержащихся в кассационных жалобе, и в той части, в которой они обжалуются, не находя оснований для выхода за пределы доводов кассационных жалобы.

Исследовав материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

Согласно части 1 статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Таких нарушений по доводам кассационной жалобы не усматривается.

                    Из материалов дела следует и судами установлено, что Пушневу А.В. на праве собственности принадлежит земельный участок с кадастровым номером , категория земель – земли населённых пунктов, вид разрешённого использования – для ведения личного подсобного хозяйства, находящийся по адресу: <адрес>, – что подтверждается записью в ЕГРН от 22 декабря 2017 г. . Земельный участок поставлен на кадастровый учёт 26 октября 2017 г., его границы установлены.

                    Отказывая в удовлетворении требования истца об истребовании земельного участка из чужого незаконного владения, суд первой инстанции, ссылаясь на нормы статей 301, 302 Гражданского кодекса Российской Федерации, исходил из того, что отсутствуют основания полагать, что владение земельным участком осуществляется ответчиком незаконно, поскольку он владеет земельным участком на основании договора купли-продажи (купчей) доли в праве общей собственности на земельный участок от 16 августа 2017 г., заключённого с Грищенко О.А. государственная регистрация права собственности произведена в установленном законом порядке и, как и договор, не оспаривались и не признаны недействительными, а часть 8 статьи 27 Земельного кодекса Российской Федерации устанавливает запрет на приватизацию земельных участков в пределах береговой полосы, не применимый в силу возникновения права собственности ответчика на основании возмездной сделки.

                    Суд апелляционной инстанции с данными выводами суда первой инстанции не согласился, отменив решение суда в части отказа в удовлетворении требования об истребовании земельного участка из чужого незаконного владения и внесении изменений в ЕГРН.

                    Установив, что земельный участок входит в границу 20-метровой береговой полосы общего пользования Клязьминского водохранилища, был предоставлен правопредшественникам ответчика постановлением Главы администрации Жостовского сельского Совета Мытищинского района Московской области от 28 августа 1992 г., и исходя из пункта 8 статьи 27 Земельного кодекса Российской Федерации, части 6 статьи 6 Водного кодекса Российской Федерации, пункта 52 статьи 102 Земельного кодекса Российской Федерации, пункта 8 статьи 28 Федерального закона от                      21 декабря 2001 г. № 178-ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества», положений Водного кодекса РСФСР, является федеральной собственностью, не подлежал формированию и передаче в частную собственность, с учётом чего формирование и предоставление спорного участка органом местного самоуправления противоречит требованиям как ранее действовавшего, так и норма действующего законодательства, свидетельствует о выбытии имущества из владения собственника помимо его воли, суд апелляционной инстанции, руководствуясь положениями статей 12, 301, 302 Гражданского кодекса Российской Федерации, пришёл к правомерному выводу об истребовании земельного участка с кадастровым номером из владения Пушнева А.В., что является основанием для внесения соответствующих изменений сведений в ЕГРН.

                    Выводы суда апелляционной инстанции отвечают установленным по делу обстоятельствам, основанными на оценке представленных в дело доказательств с соблюдением правил статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, правовая квалификация спорных правоотношений произведена правильно, юридически значимые обстоятельства по делу установлены полно, подлежащий применению закон, судом определён и применён правильно, и существенных нарушений норм процессуального права при постановлении апелляционного определения не допущено, в связи с чем объективные основания сомневаться в законности и обоснованности апелляционного определения отсутствуют.

Пунктом 5 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации установлена презумпция добросовестности участников гражданских правоотношений и разумности их действий.

В силу пункта 6 статьи 8.1 данного Кодекса зарегистрированное право может быть оспорено только в судебном порядке. Лицо, указанное в государственном реестре в качестве правообладателя, признаётся таковым, пока в установленном законом порядке в реестр не внесена запись об ином.

В соответствии со статьей 301 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения.

Пунктом 1 статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.

В пункте 39 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 10/22 от 29 апреля 2010 г. «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» разъяснено, что, по смыслу пункта 1 статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации, собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения независимо от возражения ответчика о том, что он является добросовестным приобретателем, если докажет факт выбытия имущества из его владения или владения лица, которому оно было передано собственником, помимо их воли. Недействительность сделки, во исполнение которой передано имущество, не свидетельствует сама по себе о его выбытии из владения передавшего это имущество лица помимо его воли. Судам необходимо устанавливать, была ли воля собственника на передачу владения иному лицу.

Кроме того, согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в постановлении от 22 июня                 2017 г. № 16-П, при регулировании гражданско-правовых отношений между публично-правовым образованием (его органами) и его добросовестным приобретателем справедливым было бы переложение неблагоприятных последствий в виде утраты имущества на публично-правовое образование, которое могло и должно было предпринимать меры по его установлению и надлежащему оформлению своего права.

Из приведённых норм материального права и актов их толкования следует, что добросовестность участников гражданского оборота и достоверность сведений государственного реестра прав собственности на недвижимое имущество предполагаются.

Для истребования имущества из чужого незаконного владения необходимо установить наличие у истца права на это имущество, факт владения этим имуществом ответчиком и незаконность такого владения.

Кроме того, для истребования имущества у лица, приобретшего его возмездно и добросовестно, необходимо установление факта утраты этого имущества собственником помимо его воли.

Нарушение порядка предоставления земельных участков гражданину государственными или муниципальными органами, порядка издания, регистрации и хранения документов, ведения делопроизводства само по себе не означает выбытие имущества из владения помимо воли собственника.

Между тем, установленные обстоятельства формирования земельного участка и перехода прав на спорный земельный участок правильно квалифицированы судом апелляционной инстанции как свидетельствующие о выбытии имущества из владения помимо воли собственника. Указаний на факты, которые бы подтверждали наличие волеизъявления Российской Федерации на распоряжение земельным участком и которые были бы оставлены без внимания судом, кассационная жалоба и материалы дела не содержат.

Означенные обстоятельства в совокупности с наличием у публичного образования, в интересах которого в том числе обратился в суд прокурор с настоящим иском, вещного права, фактом владения этим имуществом ответчиком, приобретшим земельный участок по возмездной сделке, и незаконностью такого владения, установленные судом, свидетельствуют о наличии законных оснований для истребования спорного земельного участка у ответчика.

    Доводы кассационной жалобы о нарушении судом апелляционной инстанции норм материального права со ссылками на то, что истец в приватизации земельного участка не участвовал подлежат отклонению как основанные на неправильном толковании норм материального права.

Несогласие стороны с оценкой судом доказательств и установленными судом обстоятельствами само по себе не может служить основанием для пересмотра судебных постановлений в кассационном порядке, поскольку в соответствии с частью 3 статьи 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации кассационный суд общей юрисдикции не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими.

    Доводы ответчика о пропуске срока исковой давности подлежат отклонению, поскольку о данных обстоятельствах ответчиком в суде первой инстанции, как следует из материалов дела, не было заявлено.

    Доводы кассационной жалобы о незаконности восстановления пропущенного процессуального срока на подачу апелляционного представления также отвергаются, потому что соответствующее определение суда вступило в законную силу, является самостоятельным актом и в рамках настоящей кассационной жалобы пересмотру не подлежит.

Иных доводов, которые бы свидетельствовали о существенных нарушениях норм материального или процессуального права, допущенных судами первой и апелляционной инстанции при вынесении оспариваемых судебных актов, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов, о противоречии выводов судов первой и апелляционной инстанции установленным по делу обстоятельствам, кассационная жалоба не содержит.

Предусмотренных частью 4 статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации нарушений судом апелляционной инстанции не допущено.

Руководствуясь статьями 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Первого кассационного суда общей юрисдикции

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 4 марта 2020 г. оставить без изменения, кассационную жалобу Пушнева А. В. – без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи:

Рейтинг@Mail.ru

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс».