Дело №3а-286/2020

Номер дела: 3а-286/2020

Уникальный идентификатор: 58OS0000-01-2020-000281-29

Дата начала: 05.10.2020

Суд: Пензенский областной суд

Судья: Шелахаева Евгения Михайловна

:
Стороны по делу (третьи лица)
Вид лица Лицо Перечень статей Результат
АДМИНИСТРАТИВНЫЙ ИСТЕЦ Богородицкий Александр Андреевич
АДМИНИСТРАТИВНЫЙ ОТВЕТЧИК Губернатор Пензенской области
ПРОКУРОР Прокуратура Пензенской области
Движение дела
Наименование события Результат события Основания Дата
Регистрация административного искового заявления 05.10.2020
Передача материалов судье 05.10.2020
Решение вопроса о принятии к производству Административное исковое заявление принято к производству 06.10.2020
Вынесено определение о подготовке дела к судебному разбирательству 06.10.2020
Вынесено определение о назначении предварительного судебного заседания 06.10.2020
Предварительное судебное заседание Объявлен перерыв 27.10.2020
Предварительное судебное заседание Объявлен перерыв 10.11.2020
Предварительное судебное заседание Назначено судебное заседание 12.11.2020
Судебное заседание Объявлен перерыв 25.11.2020
Судебное заседание Объявлен перерыв 26.11.2020
Судебное заседание Объявлен перерыв 02.12.2020
Судебное заседание Вынесено решение по делу ОТКАЗАНО в удовлетворении административного иска 03.12.2020
Изготовлено мотивированное решение в окончательной форме 14.12.2020
Дело сдано в отдел судебного делопроизводства 21.12.2020
Дело оформлено 21.12.2020
 

Решение

УИД 58OS0000-01-2020-000281-29              Дело № 3а-286/2020

Р Е Ш Е Н И Е

Именем Российской Федерации

3 декабря 2020 года                 город Пенза

Пензенский областной суд в составе

председательствующего судьи Шелахаевой Е.М.,

при секретаре Юнусовой Ю.А.,

с участием прокурора Гук Е.П.,

рассмотрев в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению Богородицкого Александра Андреевича к Губернатору Пензенской области об оспаривании постановления Губернатора Пензенской области от 16 марта 2020 года № 27 «О введении режима повышенной готовности на территории Пензенской области» в части,

у с т а н о в и л:

16 марта 2020 года Губернатором Пензенской области принято постановление № 27 «О введении режима повышенной готовности на территории Пензенской области» (далее также - постановление Губернатора Пензенской области от 16 марта 2020 года № 27, оспариваемое постановление), пунктами 1 и 2 которого установлено ввести с 16 марта 2020 года режим повышенной готовности для органов управления и сил Пензенской территориальной подсистемы единой государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций на территории Пензенской области (пункт 1). Установить региональный уровень реагирования (пункт 2).

Постановлениями Губернатора Пензенской области от 23 марта 2020 года № 33, от 25 марта 2020 года № 34, от 27 марта 2020 года № 39, от 30 марта 2020 года № 40, от 31 марта 2020 года № 46, от 1 апреля 2020 года № 48, от 3 апреля 2020 года № 50, от 4 апреля 2020 года № 51, от 7 апреля 2020 года № 54, от 8 апреля 2020 года № 55, от 8 апреля 2020 года № 56, от 14 апреля 2020 года № 62, от 15 апреля 2020 года № 65 (в редакции от 17 апреля 2020 года), от 17 апреля 2020 года № 66, от 23 апреля 2020 года № 68, от 27 апреля 2020 года № 70, от 30 апреля 2020 года № 72, от 30 апреля 2020 года № 74, от 8 мая 2020 года № 75 (в редакции от 8 мая 2020 года), от 15 мая 2020 года № 85, от 21 мая 2020 года № 90, от 31 мая 2020 года № 101, от 1 июня 2020 года № 103, от 4 июня 2020 года № 107, от 11 июня 2020 года № 113, от 19 июня 2020 года № 118, от 25 июня 2020 года № 121, от 30 июня 2020 года № 122, от 30 июня 2020 года № 125, от 9 июля 2020 года № 131, от 10 июля 2020 года № 133, от 11 июля 2020 года № 134, от 21 июля 2020 года № 141, от 24 июля 2020 года № 146, от 27 июля 2020 года № 148, от 30 июля 2020 года № 151, от 12 августа 2020 года № 155, от 26 августа 2020 года № 165, от 8 сентября 2020 года № 174, от 16 сентября 2020 года № 177, от 30 сентября 2020 года № 190, от 13 октября 2020 года № 199, от 28 октября 2020 года № 209, от 10 ноября 2020 года № 217, от 10 ноября 2020 года № 219, от 25 ноября 2020 года № 229 в указанный выше нормативный правовой акт вносились изменения (том 1 л.д. 110-215, том 2 л.д. 1-254, том 3 л.д. 1-42, 163-164, 195-204).

Так, 10 ноября 2020 года постановлением Губернатора Пензенской области в оспариваемое постановление внесены изменения, подпунктом 3.11.1 пункта 3 которого установлено, что на территории Пензенской области по 26 ноября 2020 года включительно на граждан возложена обязанность обеспечить ношение гигиенических масок для защиты органов дыхания в местах массового пребывания людей, при посещении организаций, учреждений, в общественном транспорте, такси, на парковках, в лифтах.

Подпунктами 1.1.1 и 1.1.2 пункта 1 постановления Губернатора Пензенской области от 25 ноября 2020 года № 229 «О внесении изменений в постановление Губернатора Пензенской области от 16 марта 2020 года № 27 (с последующими изменениями)» внесены изменения в оспариваемое постановление: в абзаце первом слова «по 26.11.2020 включительно» заменены словами «по 10.12.2020 включительно»; в пункте 3 в подпункте 3.11.1 слова «граждан обеспечить ношение гигиенических масок» заменены словами «граждан обеспечить ношение средств индивидуальной защиты (гигиенических масок)».

Таким образом, на момент рассмотрения дела подпункт 3.11.1 пункта 3 постановления Губернатора Пензенской области от 16 марта 2020 года № 27 действует в следующей редакции: на территории Пензенской области по 10 декабря 2020 года включительно обязать граждан обеспечить ношение средств индивидуальной защиты (гигиенических масок) для защиты органов дыхания в местах массового пребывания людей, при посещении организаций, учреждений, в общественном транспорте, такси, на парковках, в лифтах.

Богородицкий А.А. обратился в Пензенский областной суд с административным исковым заявлением, после неоднократного уточнения которого просил признать недействующим с момента принятия подпункт 3.11.1 постановления Губернатора Пензенской области от 16 марта 2020 года № 27 «О введении режима повышенной готовности на территории Пензенской области» в редакции изменений, внесённых постановлением Губернатора Пензенской области от 10 ноября 2020 года № 217 и от 25 ноября 2020 года № 229 в той части, в которой на граждан возлагается обязанность по ношению гигиенических масок в случае непредставления их органами исполнительной власти Пензенской области, органами местного самоуправления и/или организациями, деятельность которых не приостановлена после введения режима повышенной готовности.

Административный истец полагает, что указанное выше положение оспариваемогопПостановления противоречит подпункту «в» пункта 3 Правил поведения, обязательных для исполнения гражданами и организациями при введении режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации, утверждённых постановлением Правительства Российской Федерации от 2 апреля 2020 года № 417, которым обязанность использовать средства коллективной и индивидуальной защиты и другое имущество возложена на граждан только в случае их предоставления органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления и организациями, и порождает правовую неопределённость.

Также, по мнению административного истца, оспариваемое положение постановления Губернатора Пензенской области от 16 марта 2020 года № 27 противоречит подпункту «б» пункта 6 указанных выше Правил, которым установлена обязанность организаций по предоставлению работникам и иным гражданам, находящимся на их территориях, имеющиеся средства коллективной и индивидуальной защиты и другое имущество, предназначенное для защиты населения от чрезвычайных ситуаций, принятию других необходимых мер по защите от чрезвычайной ситуации работников и иных граждан, находящихся на их территориях.

Использование в подпункте 3.11.1 пункта 3 постановления Губернатора Пензенской области от 16 марта 2020 года № 27 понятия «средство индивидуальной защиты» применительно к гигиеническим маскам Богородицкий А.А. полагает противоречащим техническому регламенту Таможенного союза «О безопасности средств индивидуальной защиты», принятому решением Комиссии Таможенного союза от 9 декабря 2011 года № 878.

Административный истец считает, что оспариваемое постановление в указанной части нарушает его права на получение средств индивидуальной защиты, обязательность использования которых установлена органом государственной власти субъекта РФ, от органов исполнительной власти субъекта РФ, органов местного самоуправления, организаций, при введении режима повышенной готовности, а также на неиспользование средств индивидуальной защиты в случае их непредставления указанными органами. Кроме этого, фактически оспариваемым положением на граждан возлагается обязанность покупать за свой счёт определённый товар (маски или материалы для их изготовления).

В судебном заседании административный истец Богородицкий А.А. поддержал заявленные требования с учётом их уточнения; на продолжение судебного заседания после перерыва не явился, изложил речь в прениях в письменном виде, поддержал требования административного искового заявления, дополнительно указав на то, что разъяснения Роспотребнадзора, доведённые в форме рекомендаций, не являются обязательными для исполнения гражданами и организациями и не могут изменить правового регулирования, установленного в области технического регулирования и/или в области противодействия чрезвычайным ситуациям, в том числе не могут повлечь правовых последствий (том 4 л.д. 27-28).

Его представитель адвокат Богородицкий А.А., будучи надлежаще и своевременно извещённым о времени и месте рассмотрения дела, в судебное заседание не явился, в предварительном судебном заседании поддержал требования административного искового заявления, указывая на нарушение порядка вступления в законную силу постановления Губернатора Пензенской области от 10 ноября 2020 года № 217 ввиду ошибочного указания на вступление его в силу со дня его официального опубликования без установленного пунктом 4 постановления Губернатора Пензенской области от 15 декабря 2004 года № 393 «О Порядке опубликования и вступления в силу актов Губернатора Пензенской области» десятидневного срока.

Представители административного ответчика – Губернатора Пензенской области Шапкина О.В. и Красюкова Л.А., действующие на основании двух доверенностей, просили суд отказать в удовлетворении заявленных требований по основаниям, изложенным в письменных возражениях на административное исковое заявление и дополнениях к ним, ссылаясь на то обстоятельство, что оспариваемое постановление с учётом всех внесённых в него изменений принято в пределах предоставленных полномочий, не противоречит федеральному законодательству и не нарушает права и законные интересы Богородицкого А.А., поскольку не содержит нормы, возлагающей на него обязанность по приобретению гигиенических масок (том 2 л.д. 165-174, 191-194).

Выслушав объяснения участников процесса, исследовав материалы дела, заслушав заключение прокурора Гук Е.П., полагавшей административные исковые требования Богородицкого А.А. не подлежащими удовлетворению, суд приходит к следующему.

Согласно пунктам «б» и «з» части 1 статьи 72, частям 2, 5 статьи 76 Конституции Российской Федерации в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации находятся защита прав и свобод человека и гражданина; обеспечение законности, правопорядка, общественной безопасности; осуществление мер по борьбе с катастрофами, стихийными бедствиями, эпидемиями, ликвидация их последствий. По предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации. Законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации не могут противоречить федеральным законам. В случае противоречия между федеральным законом и иным актом, изданным в Российской Федерации, действует федеральный закон.

В соответствии с подпунктом 24 пункта 2 статьи 26.3 Федерального закона от 6 октября 1999 года № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» (далее - Федеральный закон от 6 октября 1999 года № 184-ФЗ) к полномочиям органов государственной власти субъекта Российской Федерации по предметам совместного ведения, осуществляемым данными органами самостоятельно за счёт средств бюджета субъекта Российской Федерации (за исключением субвенций из федерального бюджета) относится решение вопросов предупреждения чрезвычайных ситуаций межмуниципального и регионального характера, стихийных бедствий, эпидемий и ликвидации их последствий, реализации мероприятий, направленных на спасение жизни и сохранение здоровья людей при чрезвычайных ситуациях.

Отношения, возникающие в процессе деятельности органов государственной власти Российской Федерации, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, а также предприятий, учреждений и организаций независимо от их организационно-правовой формы и населения в области защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций, регулируются Федеральным законом от 21 декабря 1994 года № 68-ФЗ «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» (далее – Федеральный закон от 21 декабря 1994 года № 68-ФЗ).

В соответствии с частью 1 статьи 1 названного Федерального закона (в редакции Федерального закона от 30 декабря 2008 года № 309-ФЗ) чрезвычайная ситуация - это обстановка на определённой территории, сложившаяся в результате аварии, опасного природного явления, катастрофы, стихийного или иного бедствия, которые могут повлечь или повлекли за собой человеческие жертвы, ущерб здоровью людей или окружающей среде, значительные материальные потери и нарушение условий жизнедеятельности людей.

Частью 1 статьи 1 Федерального закона от 21 декабря 1994 года № 68-ФЗ (в редакции Федерального закона от 1 апреля 2020 года № 98-ФЗ) к чрезвычайной ситуации также отнесено распространение заболевания, представляющего опасность для окружающих.

Под предупреждением чрезвычайных ситуаций согласно части 2 данной статьи понимается комплекс мероприятий, проводимых заблаговременно и направленных на максимально возможное уменьшение риска возникновения чрезвычайных ситуаций, а также на сохранение здоровья людей, снижение размеров ущерба окружающей среде и материальных потерь в случае их возникновения.

Органы управления и силы единой государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций функционируют в режиме повышенной готовности - при угрозе возникновения чрезвычайной ситуации (подпункт «б» пункта 6 статьи 4.1 Федерального закона от 21 декабря 1994 года № 68-ФЗ).

В силу подпунктов «а», «б», «м», «н», «у», «ф» пункта 1, пункта 1.1 статьи 11 Федерального закона от 21 декабря 1994 года № 68-ФЗ органы государственной власти субъектов Российской Федерации принимают в соответствии с федеральными законами законы и иные нормативные правовые акты в области защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций межмуниципального и регионального характера; осуществляют подготовку и содержание в готовности необходимых сил и средств для защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций, а также подготовку населения в области защиты от чрезвычайных ситуаций; принимают решения об отнесении возникших чрезвычайных ситуаций к чрезвычайным ситуациям регионального или межмуниципального характера, вводят режим повышенной готовности или чрезвычайной ситуации для соответствующих органов управления и сил единой государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций; устанавливают региональный уровень реагирования в порядке, установленном пунктом 8 статьи 4.1 настоящего Федерального закона; устанавливают обязательные для исполнения гражданами и организациями правила поведения при введении режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации в соответствии с подпунктом «м» настоящего пункта; с учётом особенностей чрезвычайной ситуации на территории субъекта Российской Федерации или угрозы её возникновения во исполнение правил поведения, установленных в соответствии с подпунктом «а.2» статьи 10 настоящего Федерального закона, могут устанавливать дополнительные обязательные для исполнения гражданами и организациями правила поведения при введении режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации в соответствии с подпунктом «а.1» статьи 10 настоящего Федерального закона. В случае установления Правительством Российской Федерации обязательных для исполнения гражданами и организациями правил поведения, предусмотренных подпунктом «а.2» статьи 10 настоящего Федерального закона, правила поведения, устанавливаемые органами государственной власти субъекта Российской Федерации в соответствии с подпунктами «у» и «ф» пункта 1 настоящей статьи, не могут им противоречить.

В целях реализации указанных выше положений Федерального закона на территории Пензенской области принят Закон Пензенской области от 12 июля 1999 года № 162-ЗПО «О защите населения и территории Пензенской области от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» (далее – Закон Пензенской области от 12 июля 1999 года № 162-ЗПО), в соответствии со статьёй 9 которого органы государственной власти Пензенской области принимают в соответствии с федеральными законами законы и иные нормативные правовые акты в области защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций межмуниципального и регионального характера; устанавливают региональный уровень реагирования в порядке, установленном пунктом 8 статьи 4.1 Федерального закона «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера»; устанавливают обязательные для исполнения гражданами и организациями правила поведения при введении режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации в соответствии с подпунктом «м» пункта 1 статьи 11 Федерального закона «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера»; с учётом особенностей чрезвычайной ситуации на территории Пензенской области или угрозы её возникновения во исполнение правил поведения, установленных в соответствии с подпунктом «а.2» статьи 10 Федерального закона «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера», могут устанавливать дополнительные обязательные для исполнения гражданами и организациями правила поведения при введении режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации в соответствии с подпунктом «а.1» статьи 10 Федерального закона «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» (пункты «а», «м», «т», «у»).

Согласно части 5 статьи 4 Закона Пензенской области от 12 июля 1999 года № 162-ЗПО режим повышенной готовности или чрезвычайной ситуации для органов управления и сил областной подсистемы вводится Губернатором Пензенской области. При введении режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации, а также при установлении уровня реагирования для соответствующих органов управления и сил областной подсистемы Губернатор Пензенской области может определять руководителя ликвидации чрезвычайной ситуации, который несёт ответственность за проведение этих работ в соответствии с законодательством Российской Федерации и законодательством Пензенской области, а также принимать дополнительные меры по защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Отношения, возникающие в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, регулируются Федеральным законом от 30 марта 1999 года № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» (далее – Федеральный закон от 30 марта 1999 года № 52-ФЗ).

К полномочиям субъектов Российской Федерации в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения отнесены в числе прочего введение и отмена на территории субъекта Российской Федерации ограничительных мероприятий (карантина) на основании предложений, предписаний главных государственных санитарных врачей и их заместителей. (статья 6 Федерального закона от 30 марта 1999 года № 52-ФЗ).

Под ограничительными мероприятиями (карантином) понимаются административные, медико-санитарные, ветеринарные и иные меры, направленные на предотвращение распространения инфекционных заболеваний и предусматривающие особый режим хозяйственной и иной деятельности, ограничение передвижения населения, транспортных средств, грузов, товаров и животных (статья 1 Федерального закона от 30 марта 1999 года № 52-ФЗ).

В целях предупреждения возникновения и распространения инфекционных заболеваний и массовых неинфекционных заболеваний (отравлений) должны своевременно и в полном объёме проводиться предусмотренные санитарными правилами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации санитарно-противоэпидемические (профилактические) мероприятия, в том числе мероприятия по осуществлению санитарной охраны территории Российской Федерации, введению ограничительных мероприятий (карантина), осуществлению производственного контроля, мер в отношении больных инфекционными заболеваниями, проведению медицинских осмотров, профилактических прививок, гигиенического воспитания и обучения граждан (пункт 2 статьи 29 Федерального закона от 30 марта 1999 года № 52-ФЗ).

Ограничительные мероприятия (карантин) вводятся (отменяются) на основании предложений, предписаний главных государственных санитарных врачей и их заместителей решением Правительства Российской Федерации или органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации, органа местного самоуправления, а также решением уполномоченных должностных лиц федерального органа исполнительной власти или его территориальных органов, структурных подразделений, в ведении которых находятся объекты обороны и иного специального назначения (пункт 2 статьи 31 Федерального закона от 30 марта 1999 года № 52-ФЗ).

По решению Всемирной организации здравоохранения от 30 января 2020 года эпидемиологической ситуации, вызванной вспышкой новой коронавирусной инфекции (COVID-2019) присвоен уровень международной опасности, 11 марта 2020 года ситуация признана пандемией.

Указом Президента Российской Федерации от 2 апреля 2020 года № 239 «О мерах по обеспечению санитарно-эпидемиологического благополучия населения на территории Российской Федерации в связи с распространением новой коронавирусной инфекции (COVID-19)», действие которого впоследствии было продлено Указом Президента Российской Федерации от 28 апреля 2020 года № 294, высшим должностным лицам (руководителям высших исполнительных органов государственной власти) субъектам Российской Федерации было поручено обеспечить разработку и реализацию комплекса ограничительных и иных мероприятий с учётом положений данного Указа, исходя из санитарно-эпидемиологической обстановки и особенностей распространения коронавирусной инфекции (COVID-19) в субъекте Российской Федерации, в том числе определить в границах соответствующего субъекта Российской Федерации территории, на которых предусматривается реализация комплекса ограничительных и иных мероприятий, направленных на обеспечение санитарно-эпидемиологического благополучия населения (далее - соответствующая территория), в том числе в условиях введения режима повышенной готовности, чрезвычайной ситуации (подпункт «в» пункта 2 Указа).При этом установлено, что ограничительные и иные мероприятия могут реализовываться в различные периоды времени в пределах общего срока, установленного Указом Президента Российской Федерации (пункт 3).

Постановлениями Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 24 января 2020 года № 2, от 31 января 2020 года № 3, от 2 марта 2020 года № 5 предписано высшим должностным лицам субъектов Российской Федерации (руководителям высшего исполнительного органа государственной власти субъектов Российской Федерации) обеспечить организацию и проведение мероприятий, направленных на предупреждение завоза и распространения, своевременное выявление и изоляцию лиц с признаками новой коронавирусной инфекции (2019-nCoV). С учётом складывающейся эпидемиологической ситуации в регионе и прогноза её развития своевременно вводить ограничительные мероприятия.

Постановлением Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 16 октября 2020 года № 31 «О дополнительных мерах по снижению рисков завоза и распространения новой коронавирусной инфекции (2019-nCoV)» постановлено лицам, находящимся на территории Российской Федерации, обеспечить ношение гигиенических масок для защиты органов дыхания в местах массового пребывания людей, в общественном транспорте, такси, на парковках, в лифтах.

Из положений подпункта 8 пункта 1, пункта 2 статьи 51 Федерального закона от 30 марта 1999 года № 52-ФЗ следует, что Главный государственный санитарный врач Российской Федерации обладает полномочиями вносить в органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органы местного самоуправления предложения о введении (отмене) ограничительных мероприятий (карантина).

27 октября 2020 года руководитель Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Пензенской области представил рекомендации об использовании гигиенических масок (в транспорте, в общественных местах, при любом выходе на улицу (том 3 л.д. 155-156).

Судом также принято во внимание положение пункта 7 Методических рекомендаций «МР 3.1.0178-20.3.1. Профилактика инфекционных болезней. Методические рекомендации. Определение комплекса мероприятий, а также показателей, являющихся основанием для поэтапного снятия ограничительных мероприятий в условиях эпидемического распространения COVID-19», утверждённых Главным государственным санитарным врачом Российской Федерации 8 мая 2020 года, согласно которому на всех этапах профилактики соблюдаются условия использования гигиенических масок (в транспорте, в общественных местах, при любом выходе на улицу).

Кроме того, согласно Методическим рекомендациям «МР 3.1.0173-20.3.1. Профилактика инфекционных болезней. Организация противоэпидемических мероприятий в период пандемии COVID-19. Методические рекомендации», утверждённым Главным государственным санитарным врачом Российской Федерации 21 апреля 2020 года, введение масочного режима в общественном транспорте, общественных местах, на предприятиях и в организациях во второй и третьей фазах рекомендуется использование масок для всех, находящихся в помещении.

В связи с угрозой распространения в Пензенской области новой коронавирусной инфекции COVID-19, в соответствии с Федеральным законом от 21 декабря 1994 года № 68-ФЗ, Федеральным законом от 30 марта 1999 года № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» (с последующими изменениями), постановлением Правительства Российской Федерации от 30 декабря 2003 года № 794 «О единой государственной системе предупреждения ликвидации чрезвычайных ситуаций» (с последующими изменениями), учитывая рекомендации Федеральной службы по надзору в сфере прав потребителей и благополучия человека, постановлением Губернатора Пензенской области 16 марта 2020 года № 27 введён режим повышенной готовности.

Губернатор Пензенской области является высшим должностным лицом Пензенской области, возглавляет высший исполнительный орган государственной власти Пензенской области (часть 3 статьи 7, часть 1 статьи 36 Устава Пензенской области, часть 1 статьи 1 Закона Пензенской области от 10 апреля 2006 года № 1005-ЗПО «О Губернаторе Пензенской области (далее Закон Пензенской области от 10 апреля 2006 года № 1005-ЗПО).

В силу части 2 статьи 38 Устава Пензенской области Губернатор Пензенской области на основании и во исполнение Конституции Российской Федерации, федеральных законов, нормативных актов Президента Российской Федерации, постановлений Правительства Российской Федерации, настоящего Устава и законов Пензенской области издаёт постановления и распоряжения. Порядок принятия, опубликования и вступления в силу актов Губернатора Пензенской области устанавливается Губернатором Пензенской области. Акты Губернатора Пензенской области, принятые в пределах его полномочий, обязательны к исполнению на всей территории Пензенской области. Указанные акты не должны противоречить Конституции Российской Федерации, федеральным законам, принятым по предметам ведения Российской Федерации и предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, указам Президента Российской Федерации, постановлениям Правительства Российской Федерации, настоящему Уставу и законам Пензенской области.

В пределах своих компетенции и полномочий Губернатор Пензенской области издаёт постановления и распоряжения, обязательные для исполнения на территории Пензенской области, которые не должны противоречить Конституции Российской Федерации, федеральным законам, указам Президента Российской Федерации, постановлениям Правительства Российской Федерации, Уставу Пензенской области и законам Пензенской области. Акты, имеющие нормативный характер, издаются в форме постановлений Губернатора Пензенской области. Акты, не имеющие нормативного характера, издаются в форме распоряжений Губернатора Пензенской области. Порядок принятия, опубликования и вступления в силу актов Губернатора Пензенской области устанавливается Губернатором Пензенской области. Постановления Губернатора Пензенской области, за исключением постановлений, содержащих сведения, составляющие государственную тайну, или сведения конфиденциального характера, подлежат официальному опубликованию. Постановления Губернатора Пензенской области, в том числе затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, вступают в силу не ранее чем через 10 дней после дня их официального опубликования, если самими актами не установлено иное (пункты 1-4 статьи 4 Закона Пензенской области от 10 апреля 2006 года № 1005-ЗПО).

В соответствии с пунктами 2, 4 постановления Губернатора Пензенской области от 15 декабря 2004 года № 393 (в редакции от 05 июля 2018 года) «О Порядке опубликования и вступления в силу актов Губернатора Пензенской области» официальным опубликованием акта считается первая публикация его полного текста в газете «Пензенские губернские ведомости» либо газете «Издательский дом «Пензенская правда», либо первое размещение (опубликование) его полного текста на «Официальном интернет-портале правовой информации» (www.pravo.gov.ru), на официальном сайте Правительства Пензенской области в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет». Акты Губернатора, в том числе по вопросам защиты прав и свобод человека и гражданина, вступают в силу одновременно на всей территории Пензенской области по истечении десяти дней после дня их первого официального опубликования. Акты, содержащие сведения, составляющие государственную тайну, или конфиденциального характера, вступают в силу со дня их подписания. Данный порядок является общим и применяется во всех случаях, если самими актами не установлен другой порядок вступления их в силу (том 1 л.д. 88-92).

Оспариваемое постановление в первоначальной редакции подписано Губернатором Пензенской области Белозерцевым И.А. (том 1 л.д. 95-99), вступившим в должность на основании постановления Законодательного Собрания Пензенской области пятого созыва от 21 сентября 2015 года № 704-29/5 ЗС (том 1 л.д. 70) после проведения процедуры согласования (том 1 л.д. 93-94), размещено 16 марта 2020 года на официальном сайте Правительства Пензенской области (том 1 л.д. 104-105), опубликовано в газете «Пензенские губернские ведомости» от 25 марта 2020 года № 18 (1393) (том 1 л.д. 101-103), размещено 16 марта 2020 года на официальном интернет-портале правовой информации http://www.pravo.gov.ru (том 1 л.д. 106-107) и в соответствии с пунктом 4 Порядка опубликования и вступления в силу актов Губернатора Пензенской области вступило в законную силу с 27 марта 2020 года - по истечении десяти дней после дня его первого официального опубликования.

Постановление Губернатора Пензенской области от 10 ноября 2020 года № 217 «О внесении изменений в постановление Губернатора Пензенской области от 16.03.2020 № 27 (с последующими изменениями)» подписано Симоновым Н.П. (том 3 л.д. 195-204), исполняющим обязанности Губернатора Пензенской области на основании распоряжения Губернатора Пензенской области от 5 ноября 2020 года № 33-к «О возложении обязанностей» (том 3 л.д. 249), в связи с поступившими письмами руководителя Управления Роспотребнадзора по Пензенской области от 2 и 3 ноября 2020 года (том 3 л.д. 258-261), после проведения процедуры согласования (том 3 л.д. 252-253), размещено 11 ноября 2020 года на официальном сайте Правительства Пензенской области (том 3 л.д. 250-251), 11 ноября 2020 года - на официальном интернет-портале правовой информации http://www.pravo.gov.ru (том 3 л.д. 257) и в соответствии с пунктом 18 указанного Постановления вступило в силу со дня его официального опубликования.

Постановление Губернатора Пензенской области от 25 ноября 2020 года № 229 «О внесении изменений в постановление Губернатора Пензенской области от 16.03.2020 № 27 (с последующими изменениями)» подписано Губернатором Пензенской области Белозерцевым И.А. (том 2 л.д. 234-235), вступившим в должность на основании постановления Законодательного Собрания Пензенской области шестого созыва от 21 сентября 2020 года № 639-34/6 ЗС (том 1 л.д. 71), после проведения процедуры согласования (том 3 л.д. 237-238), размещено 25 ноября 2020 года на официальном сайте Правительства Пензенской области (том 3 л.д. 236), на официальном интернет-портале правовой информации http://www.pravo.gov.ru (том 4 л.д. 19) и в соответствии с пунктом 2 указанного Постановления вступило в силу со дня его официального опубликования.

Таким образом, оспариваемый нормативный правовой акт с учётом внесённых в него изменений издан высшим должностным лицом Пензенской области – Губернатором Пензенской области в пределах компетенции, установленной приведёнными выше нормами федерального и регионального законодательства, подписан надлежащим должностным лицом, принят с соблюдением формы (вида), процедуры принятия, правил введения в действие, в том числе порядка его опубликования и вступления в силу.

Оспариваемые административном истцом нормы постановления Губернатора Пензенской области от 16 марта 2020 года № 27 приняты с соблюдением норм федерального законодательства и при наличии к тому правовых оснований, предусмотренных законодательством о защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера и санитарно-эпидемиологическом благополучии населения.

Довод представителя административного истца относительно иной даты вступления в законную силу постановления Губернатора Пензенской области от 10 ноября 2020 года № 217 «О внесении изменений в постановление Губернатора Пензенской области от 16.03.2020 № 27 (с последующими изменениями)» - по истечении десяти дней со дня официального опубликования опровергается текстом самого оспариваемого Постановления, установившего дату вступления в законную силу – со дня его официального опубликования, а также возможностью установления другого порядка вступления в силу указанных актов помимо общего, предусмотренной статьёй 4 Закона Пензенской области от 10 апреля 2006 года № 1005-ЗПО и абзацем 3 пункта 4 Порядка опубликования и вступления в силу актов Губернатора Пензенской области.

При проверке довода административного истца о несоответствия оспариваемого нормативного правового акта постановлению Правительства Российской Федерации от 2 апреля 2020 года № 417, суд приходит к следующему.

Пунктом 1.1 статьи 11 Федерального закона от 21 декабря 1994 года № 68-ФЗ предусмотрено, что в случае установления Правительством Российской Федерации обязательных для исполнения гражданами и организациями правил поведения, предусмотренных подпунктом «а.2» статьи 10 настоящего Федерального закона, правила поведения, устанавливаемые органами государственной власти субъекта Российской Федерации в соответствии с подпунктами «у» и «ф» пункта 1 настоящей статьи, не могут им противоречить.

Согласно подпункту «а.2» пункта «а» статьи 10 Федерального закона от 21 декабря 1994 года № 68-ФЗ (в редакции Федерального закона от 1 апреля 2020 года № 98-ФЗ) Правительство Российской Федерации устанавливает обязательные для исполнения гражданами и организациями правила поведения при введении режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации.

Во исполнения названных положений постановлением Правительства Российской Федерации от 2 апреля 2020 года № 417 утверждены Правила поведения, обязательные для исполнения гражданами и организациями, при введении режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации (далее также - Правила), в числе прочего предусматривающие, что при введении режима повышенной готовности на территории, на которой существует угроза возникновения чрезвычайной ситуации, граждане обязаны выполнять законные требования должностных лиц, осуществляющих мероприятия по предупреждению чрезвычайных ситуаций; при угрозе возникновения чрезвычайной ситуации гражданам запрещается осуществлять действия, создающие угрозу собственной безопасности, жизни и здоровью, а также осуществлять действия, создающие угрозу безопасности, жизни и здоровью, санитарно-эпидемиологическому благополучию иных лиц, находящихся на территории, на которой существует угроза возникновения чрезвычайной ситуации (подпункт «б» пункта 3, подпункты «в», «г» пункта 4 Правил).

Оспариваемые положения постановления Губернатора Пензенской области не противоречат указанной выше норме федерального закона и Правилам поведения, утверждённым постановлением Правительства Российской Федерации от 2 апреля 2020 года № 417, так как ограничительные меры, как указано выше, введены при наличии к тому правовых и фактических оснований, предусмотренных законодательством о защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера и о санитарно-эпидемиологическом благополучии населения, в том числе в части ношения средств индивидуальной защиты (гигиенических масок).

Согласно подпункту «в» пункта 3 указанных выше Правил при введении режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации на территории, на которой существует угроза возникновения чрезвычайной ситуации, или в зоне чрезвычайной ситуации граждане обязаны при получении инструкций (указаний) от уполномоченных должностных лиц, в том числе через средства массовой информации или операторов связи, эвакуироваться с территории, на которой существует угроза возникновения чрезвычайной ситуации, или из зоны чрезвычайной ситуации и (или) использовать средства коллективной и индивидуальной защиты и другое имущество (в случае его предоставления органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления и организациями), предназначенное для защиты населения от чрезвычайных ситуаций.

Административный истец полагает, что оспариваемая им норма противоречит подпункту «в» пункта 3 Правил, поскольку возлагает на граждан обязанность по ношению гигиенических масок без указания на необходимость их предоставления органами исполнительной власти, органами местного самоуправления, организациями, то есть фактически возлагает на граждан имущественную обязанность по их приобретению.

Вместе с тем, из буквального толкования приведённого пункта Правил следует, что лишь при возложении на граждан обязанности по использованию иного имущества при введении режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации на территории, на которой существует угроза возникновения чрезвычайной ситуации, или в зоне чрезвычайной ситуации, установлен источник предоставления средств - органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления и организации, в то время как обязанность по использованию средств коллективной и индивидуальной защиты возложена на граждан безотносительно от источника их предоставления.

Довод административного истца о том, что оспариваемым постановлением на граждан возложена имущественная обязанность по приобретению гигиенических масок признаётся судом несостоятельным, так как указанное правило поведения направлено на предотвращение передачи коронавирусной инфекции, не возлагая имущественной обязанности и не устанавливая способа получения этих средств.

Кроме того, указанными выше Правилами при введении режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации на органы государственной власти не возложена обязанность по обеспечению граждан средствами индивидуальной защиты; при этом не исключена возможность нормативного закрепления исполнительным органом государственной власти субъекта Российской Федерации правила, направленного на предотвращение возникновения чрезвычайной ситуации, в том числе предусматривающего требование об обязательном использовании средств индивидуальной защиты при угрозе возникновения чрезвычайной ситуации.

Судом исследовался довод административного истца о противоречии постановления Губернатора Пензенской области от 16 марта 2020 года № 27 подпункту «б» пункта 6 указанных выше Правил, предусматривающему обязанность организаций предоставлять работникам и иным гражданам, находящимся на их территориях, имеющиеся средства коллективной и индивидуальной защиты и другое имущество, предназначенное для защиты населения от чрезвычайных ситуаций

Вместе с тем, из буквального толкования подпункта «б» пункта 6 Правил следует, что предусмотренные в названном положении средства и имущество предоставляются организациями при их наличии, в то время как исполнение гражданами обязанности по использованию средств коллективной и индивидуальной защиты, предусмотренное подпунктом «б» пункта 3 Правил, не обусловлено каким-либо их предоставлением. Оспариваемое административным истцом постановление не противоречит данным положениям.

Судом признан несостоятельным также и довод административного истца о противоречии оспариваемого постановления техническому регламенту Таможенного союза «О безопасности средств индивидуальной защиты», утверждённому решением Комиссии Таможенного союза от 9 ноября 2011 года № 878, поскольку указанный технический регламент не регулирует спорные правоотношения, что следует из иной области его применения, а также перечисленных в Приложении № 1 типов средств, на которые распространяется его действие.

Кроме того, из Информации, размещённой Федеральным агентством по техническому регулированию и метрологии «Требования к лицевым маскам: обзор стандартов» следует, что прочие лицевые маски относятся к санитарно-гигиеническим изделиям, единых требований к которым не установлено.

При этом письмом Минпромторга России от 30 марта 2020 года № ЦС-22040/15 «О производстве и реализации масок гигиенических» определены варианты исполнения маски (повязки) гигиенической, которые не содержат требований, установленных в указанном выше техническом регламенте.

Согласно разъяснению, данному в пункте 35 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года № 50 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов и актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами», проверяя содержание оспариваемого акта или его части, необходимо также выяснять, является ли оно определённым.

Положения оспариваемого постановления вопреки доводам Богородицкого А.А. являются ясными и определёнными. Какого-либо противоречия положения нормативного правового акта не содержат.

В силу пункта 2 части 2 статьи 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации по результатам рассмотрения административного дела об оспаривании нормативного правового акта судом принимается решение об отказе в удовлетворении заявленных требований, если оспариваемый полностью или в части нормативный правовой акт признаётся соответствующим иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу.

Учитывая соблюдение Губернатором Пензенской области порядка принятия, опубликования и введения в действие оспариваемого нормативного акта, соответствие его положений нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, отсутствие в региональном акте признаков неопределённости и нарушений прав, свобод и законных интересов административного истца, руководствуясь пунктом 2 части 2 статьи 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, суд приходит к выводу о наличии оснований для отказа Богородицкому А.А. в удовлетворении заявленных административных исковых требований.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 175-180, 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, суд

решил:

в удовлетворении административного искового заявления Богородицкого Александра Андреевича к Губернатору Пензенской области об оспаривании постановления Губернатора Пензенской области от 16 марта 2020 года № 27 «О введении режима повышенной готовности на территории Пензенской области» в части - отказать.

        Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Четвёртый апелляционный суд общей юрисдикции через Пензенский областной суд в течение одного месяца со дня его принятия в окончательной форме.

    Мотивированное решение изготовлено 14 декабря 2020 года.

Судья:                               Е.М. Шелахаева

Рейтинг@Mail.ru

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс».